Автор рисунка: MurDareik
Шанс. Потери и приобретения.

Ради Нее и Эквестрии.

Чтобы быть приведенным в движением реакцией.
Я понимаю, что можно было бы сказать намного больше, но это все-таки не новый могучий опус.
2 сезон 24 эпизод — портрет некого седого орденоносца тесно общается с Рэрити. Нарекаю его Стальным. Ну, или кем-то очень похожим.

Он вряд ли бы признался в этом даже супруге, но генерал больше всего жалел не о гибели своей Принцессы, а о другой жертве этого монстра.

Ха, «генерал». Даже он сам себя иначе почти не называет. Все видят в нем бесстрашного бойца и командира. Пони со стальными нервами и острым, как наконечник копья, умом.

А сердце у него из гранита. Ведь разве может чувствовать что-то солдат, видевший в своей жизни столько битв? Хорошо хоть, большая часть из них была не в Эквестрии.

Когда-то и он так думал о своих героях. Тех седых ветеранах, что произносили речь перед строем зеленых кадетов. Их уже никто не помнит. Но тогда они казались титанами в шкурах пони. Совершенными солдатами, вовсе не знающими, что такое эмоции.

А ведь они у них были. Почти наверняка.

Хотя – тут он усмехнулся в усы – возможно, это просто время нынче иное. Все измельчали и даже у генералов появились чувства. Куда катится мир?

Но юнцы все те же. Вращаются в своих маленьких мирках с выдуманными идеалами и преувеличенными проблемами. И не думают о том, что есть те, кто тревожиться за них и лучше понимает, как устроен мир.

Вот и тогда. Снова спор с сыном. То же самое, что и десять лет назад.

Потом ссора с женой. Казалось, любви уже нет и она никогда не вернется.

Как все сторонились мрачного старика, когда он уходил из своего дома. Не важно куда. Просто подальше.

На главной площади было какое-то празднество. Они никогда не нравились Стальному, а в тот момент и подавно. Он свернул и оказался в библиотеке. Это место ему подходило. Тихо и спокойно.

Старик сел у окна с видом на реку и погрузился в свои невеселые думы.

А потом к нему подошла эта девочка со смешным произношением. Спросила, не нужно ли чего и почему ему так грустно. С той же улыбкой на миловидном лице, которое немного портил маленький шрам, выслушала не самый вежливый ответ. И заговорила снова.

Как-то так получилось, что он, Стальной генерал, рассказал этой незнакомой кобылке все. О сыне, жене, долге. О тех, кто погиб, про предателей и благородных врагов. Всю свою жизнь. Несколько раз ему становилось стыдно за подобное проявление слабости и перекладывание своих проблем на эту юную душу. Но она только улыбалась и начинала задавать вопросы. Они говорили долго. А когда закончилась его история, она рассказала свою. Про далекую страну, где не было аликорнов, семью, друга, который стал ближе брата и в будущем должен был принять на себя бремя власти. И о Том, Кто всегда любил ее. Сущности, любящей всех и ждущей их.

Старик выслушал, но про себя только посмеялся над наивной девочкой. Они тепло попрощались и разошлись. Она пригласила его приходить еще.

Снова семья, чтения в академии, посвящения и представительства. Но он помнил об этой встрече и все-таки пришел еще раз. Снова они пообщались и опять она рассказала ему о Едином. В этот раз было уже не так смешно.

Говорят, на войне атеистов нет. И правда – когда-то и он взывал к Высшим Силам о помощи. Тот факт, что кадет не только выжил, но и стал генералом, мог бы показать, что его мольбы были услышаны. А может и нет и он достиг всего только благодаря своему труду и слепой удаче. Однако Сили рассказывала ему о другой вере и другом божестве.

Не только взывать в трудную минуту, но жить по Его заветам и общаться и Ним. Видеть во всем проявления и волю Создателя, Абсолюта.

Они встречались еще не раз. Эта юная кобылка показывала ему мир с других сторон.

Как его жена каждый раз страдала и боялась, когда он просто махал ей шляпой, уходя на фронт.

Как сын с трепетом перебирал донесения о погибших и его сердце каждый раз замирало, прежде чем открыть нужную страницу.

И как он сам раз за разом приносил в семью армию и ее порядок, когда нужно было показать свои чувства.

Ему открылось многое из прежде непостижимого, хотя на деле оно все это время лежало на поверхности.

Ссора, длившаяся многие годы, закончилась благодаря этой девочке.

Нельзя сказать, что генерал поверил в Единого. Но он хотел бы.

У его супруги это получилось.

В их последнюю встречу она была задумчива. Рассказала, что сама Принцесса зовет ее в экспедицию к ее родному Городу. Но там что-то неладно. В итоге кобылка улыбнулась и сказала: «да будет все по воле Его».

И вот ее нет.

Селестия прожила больше тысячи лет. Ему же за семьдесят. А Сили была почти ребенком.

Это неправильно, когда молодые умирают раньше стариков.

Он горестно вздохнул и поднял глаза.

Его дом был оцеплен.

-
-…тем самым становится очевидно, что хоть сам уважаемый генерал и не был чэйнджлингом, но все это время находился под влиянием одного из них, прикинувшегося его женой – закончила объяснение Твайлайт.

— Я…не могу ничего возразить против доказательства – с тяжелым вздохом произнес старик – когда твоя жена превращается в монстра на глазах свидетелей – что уж тут скажешь. Но моя позиция по поводу атаки непреложна.

— Вероятно, вы все еще находитесь под его влиянием – снисходительно заметила фиолетовая единорожка и обратилась ко всем – монстр НЕ ХОЧЕТ, чтобы мы атаковали его и не стесняется в средствах. Перед его бегством из чэйнджлинга удалось вытянуть приказы по действиям, долженствующим облегчить захват нашей родины. Враг собирается уничтожить нас, но пока что он слаб. Мы ДОЛЖНЫ атаковать.

Снова началось обсуждение.

Принцесса посмотрела на склонившегося генерала, потом на любимицу своей сестры, затем на столицу Эквестрии.

И приняла решение.

-
— Великолепно – кивнула Диана — все вышло в соответствии с планом.

— Да – мрачно подтвердила Твайлайт, завершая заклятие.

— Ты сама понимаешь, что ей не стоит сейчас появляться на публике, а то она может рассказать о том, сколь недолго отсутствовала – пожала плечами Защитница.

— Понимаю – согласилась единорожка, осматривая свой труд – тебе, кстати, тоже лучше не попадаться на глаза.

— Естественно – усмехнулся чэйнджлинг – мы же не хотим тупых вопросов. Перед ними будет обыкновенная земная кобылка.

Она тут же превратилась.

— Это был…очень коварный план – произнесла волшебница, направляясь к выходу.

— У меня был хороший учитель – еще шире оскалилась Наследница – без тебя ничего бы не вышло. Твоя телепортация действительно очень удобная вещь. Честно говоря, я весьма удивлена тем, что ты приняла участие в моем маленьком заговоре. Не скажешь, почему?

— Я должна была сделать это. Ради Нее и Эквестрии – твердо ответила Твайлайт, закрывая проход.

— Забавно, мне это что-то напоминает…

В темноте осталась лежать старая кобыла. Магический сон окутывал ее, не давая ни умереть, ни проснуться. Любимица Принцессы позаботилась о том, чтобы ее видения были приятны.

-
Кокон раскрылся и Первый выпал из него в потоке зеленоватой жидкости.

Он изменился не сильно. По крайней мере, внешне.

Чешуйки приобрели иную форму и стали массивнее.

Крылья немного утолстились.

Костяные щитки и черты лица несколько скруглились.

Что же произошло внутри?

Сам Лентус почти ничего не почувствовал, а вот остальные братья…

Хорошо хоть в те дни на них никто не напал.

Зато теперь, по их словам, связь между ними стала еще крепче.

Учитывая, как точно они предсказали окончание процесса, сомневаться в этом не приходилось.

Он помог Первому встать, протер глаза.

— А, это ты – он осторожно переступил с ноги на ногу – а то я не мог понять, что чувствую. Скоро будет Ставрос.

-
— Результаты положительные – подвел итог Силин – первый этап трансформации прошел успешно, хотя мы и по-разному его восприняли. В любом случае – мы стали частью Семьи.

На его устах появилась мечтательная улыбка.

— Я чувствую их всех, больших и малых. Пусть слабо, подобно дуновению, но все же – линг у его ног снова стал бегать геометрическими фигурами – теперь у меня появилось ПОНИМАНИЕ. Ну и, естественно, ими стало намного проще управлять. Колосс потратил на нас очень много сил и нам пока не стоит совершенствоваться дальше. Однако, благодаря нам со Ставросом, Малышу в данный момент не придется рождать биреров и он сможет сконцентрироваться на более могучих творениях. Ведь все мы помним о том, что нас ждет впереди.

— Да, хотя не могу сказать, что безоговорочно верю в эту угрозу – заметил Волькен.

— В любом случае – у нас и так есть, чем им ответить – беспечно заявил Унвер, с умилением глядя на успокоившегося зверя.

— В этот раз это вряд ли будет одна самка – покачал головой Первый – мы должны быть готовы к худшему. Второго шанса не будет.

— Мы справимся – положил ему копыто на плечо Лентус – кто будет следующим?

— Волькен и его восьмерка – мгновенно ответил Силин – процесс уже отработан и должен пройти быстрей. Затем Унвер и только после него – ты.

— Ясно – без удовольствия произнес бывший полководец – я стану таким же уродом как он – кивок в сторону молчащего Ставроса.

— Весьма своеобразное мнение – усмехнулся преобразованный – ведь мы с Первым теперь почти одинаковы.

— Ага, только у тебя рога слишком выросли – заметил бывший Старейшина.

— А я-то, дурак, надеялся, что после развода смогу, наконец, с ними распрощаться – с горестным видом начал качать головой бывший торговец.

-
— Итак, мы на месте – произнесла Луна обращаясь к командирам – величайшая армия, которую собирала Эквестрия за последнюю сотню лет. Наш враг хитер, силен, безжалостен. Но мы победим. Маги уверены, что смогут скрывать нас и в дальнейшем?

— Да. Связь, объединяющая этих существ, может быть отслежена и мы просто не дадим кому-либо из них подойти к лагерю – заявил единорог – особая благодарность за это лучшей ученице Принцессы Селестии.

Указанная кобылка поклонилась.

 — Хорошо – ночная кобыла обвела присутствующих взглядом – выступаем завтра. Подготовьтесь к страшнейшей битве нашего века. Все свободны.

— Твайлайт, постой – окликнула она фиолетовую единорожку – я хочу извинится перед тобой. Ты была права. Враг сейчас слаб. Не найди ты того чэйнджлинга, мы бы встретили куда более мощную армию и наши шансы были бы куда меньше.

— Мы еще не знаем, что там – заметила волшебница, глядя в пол.

— Но их уже намного больше, чем предполагалось и не возникает сомнений, что эта тенденция только продолжилась бы – Принцесса улыбнулась – не знаю, что будет завтра. Но думаю, что ты вновь спасла Эквестрию, доверяя своим инстинктам.

— Благодарю, Ваше Величество – не поднимая глаз, произнесла Твайлайт – могу я попросить вас кое о чем?

— Разумеется.

— Я хочу отправится в разведку…

-
До чего же приятно снова расправить крылья и полететь.

Как я только выживал без них?

Ставрос с наслаждением слушал свист ветра и чувствовал его на лице.

Нельзя сказать, что он был так уж рад своему преображению в аликорна.

В первую очередь потому, что его не спросили, хочет ли этого былой глава серебряных.

Тогда ему казалось, что жизнь и так почти совершенна.

Золото, власть, влиятельные друзья, перспективы. Изысканная еда.

Но Силин показал ему, сколь убог был его кругозор.

Пламя, вырывающееся из твоей пасти.

Магия, текущая по венам.

Крылья, поднимающие в небеса.

Несчастные земные пони.

Почему мир так несправедлив?

Почему он и его сородичи были этого лишены?

Может Первый действительно прав и их мироздание нуждается в улучшении?

В любом случае, хорошо, что удалось убедить его отказаться от этой бойни.

Чужая кровь – последнее, на чем стоит строить новый мир.

И его последний дар лишь подтверждает это.

Семья.

Ставрос никогда не думал, насколько много может значить это слово.

Он любил свою мать, уважал отца, лелеял сестер.

Но никогда в жизни не чувствовал себя таким…полным? Просветленным? Нужным?

В его жизни появилась любовь, не выдерживающая никакого сравнения с той страстью, что когда-то вынудила его связать жизнь с некой охочей до денег кобылкой.

И цель. Большая, чем власть, богатство или даже еда.

Вероятно, именно это и чувствовал Принц, когда задвигал им о Высшем Благе.

Аликорн на миг очнулся от своих грез и огляделся.

Далеко же он улетел. Его восьмерка еще не оправились после преображения и потому он оставил их дома.

Вечный лес. Такой грозный и страшный в его прошлой жизни.

Ныне он казался песочницей.

Ставрос хотел еще полетать.

Он немного углубился в заросли.

Посбивал вершины сосен, поймал и поджарил какую-то странным образом пережившую лингов и охотников зверушку. Выкупался в ручье. Развалился на траве.

Как же прекрасна жизнь.

Все-таки Ферос прав. Там, наверху, кто-то есть. И Он любит их.

В прошлой жизни Ставрос почти стал частью Общины.

Обстоятельства помешали ему принять Погружение.

Надо это исправить.

Прям завтра. Ведь Последователи живы и действенны.

А пока что – спасибо Тебе, Создатель.

-
Рык, полный боли, чуть не заставил Лентуса подпрыгнуть.

Силин упал на землю, схватившись за грудь.

Раздался стон.

Бывший полковник кинулся к своему лидеру и помог ему встать.

Но Первого вновь пронзила боль и он опустился на колени.

У него как будто началась агония.

Лентус не смог его удержать, но присмотрел за тем, чтобы несчастный не повредил себе.

Наконец, аликорн успокоился. С трудом встал и, отвергнув помощь Второго, вышел из помещения.

По Городу разнесся горестный, исполненный боли и чувства утраты вой, на который тут же ответили другие братья.

И чем дольше он длился, тем больше становилось в нем ненависти.

— Все. Тихо – успокаивающе произнесла Диана, отпуская дрожащую Твайлайт – у меня для тебя есть две новости. Во-первых: он мертв…

Она оглянулась на расчлененное и обгорелое тело врага. Да, вряд ли даже Он мог выжить после такого.

Непередаваемое облегчение снизошло на душу единорожки. Селестия теперь свободна. Она отомстила.

Вместе с ним на нее свалилась нереальная усталость – не стоило так перенапрягаться. Она не выдержала и упала в объятия ожидавшей этого Дианы.

-…а во-вторых: это не он – заявила она, укладывая волшебницу на траву, предварительно выбрав место с наименьшим количеством брызгов крови – пусть Силин и не Принц, но они довольно похожи. И уж свою-то главную цель я запомнила накрепко. Это не он.

Увидев выражение ее глаз, чэйнджлинг торопливо добавила:

— Уничтожить одного из них – в любом случае большое достижение, пусть мы и застали его врасплох. Их всех сейчас, наверное, неслабо корежит – до нее вдруг тоже дошло – значит, они…

— Проклятие – произнесла Твайлайт и потеряла сознание.

-
— Отнесите Мисс Спаркл к лекарям – велела Принцесса и повернулась к ее спутнице – значит, вы уничтожили напавшего на вас аликорна?

— Это все она – кивнула земная кобылка на бессознательную единорожку – от меня, по понятным причинам вообще толку не было. Удивлена, что даже у нее это получилось – зверюга была удивительно…

— Ясно – нетерпеливо прервала ее Луна – можешь идти с ней. Командиров ко мне. СРОЧНО!

У Твайлайт истощение. Наше сильнейшее средство – магия Дружбы — стало недоступно и враг наверняка знает, что мы здесь.

На ночную кобылу начала накатывать паника.

Операция летит в Тартар.

Может, бежать?

Догонят.

Все рушится, зачем они вообще…

Вдруг уносимая волшебница пробормотала, видно в бреду:

— Ради Нее и Эквестрии.

Когда в шатер ворвался задыхающийся седой генерал, Принцесса была уже спокойна и сосредоточена.