Автор рисунка: Devinian
Старые знакомые. Ради Нее и Эквестрии.

Шанс.

Маховик остановился.
В Эквестрии есть регулярная армия и никто в-общем-то не был удивлен или шокирован предстоящему нападению. Значит там не все так мирно. Следовательно, там есть воинские традиции и преемственность, а значит есть старые генералы на пенсии, служащие эталоном и примером для подражания. Я не думаю, что детализация необходима в этой концовке.

— Знаешь, я был удивлен, когда увидел тебя здесь – подсел к ней Шайнинг – обычно ты в это время работаешь.

Твайлайт не реагировала.

— Ну, вообще-то ты в последнее время всегда работаешь – снова попытался он начать диалог.

Она все так же, не отрываясь, смотрела на статую Дискорда.

— Ну, вот я и говорю – странно это – в голосе появились просящие нотки.

Тишина.

— Послушай – он обнял ее за плечи – произошедшее ужасно, но это же не конец света.

— А что тогда конец? – сестра сбросила его копыто и наконец, повернулась к нему – что может быть хуже этого? Разве есть что-то, чем можно утешиться?

— Ты еще жива – улыбнулся ей брат.

— Да, а Она — нет – не надо было быть гением, чтобы понять, о ком говорит любимая ученица Селестии – Он тоже жив. Я это исправлю.

— Нельзя концентрироваться на мести – покачал головой брат – это чувство убивает обоих. Ведь ты же сама знаешь, что Селестия хотела бы…

— Тебя там не было! – как плетью хлестнула Твайлайт – ты не видел как этот…этот…монстр убивает ее и сотни других ни в чем не повинных пони. Но он не просто убил ее…

На глазах единорожки выступили слезы.

-…он пожрал ее дух, ее сущность. Я видела это в его глазах…– Шайнинг обнял сестру и в этот раз она не отстранилась -…Селестия растила меня, обучала, была для меня всем. Что мне осталось, кроме мести?

— Не знаю, ЧТО тебе осталось – ободряюще улыбнулся капитан гвардии – но точно знаю, КТО: я, родители, твои друзья, Луна, Кэйденс, вся Эквестрия. Мы не бросим тебя, Твайлайт и всегда будем рядом.

Она не ответила – только всхлипнула и слезы полились потоком.

Они какое-то время сидели молча, как когда-то в детстве общаясь без слов.

Наконец поток высох. Сестра отняла голову:

— Спасибо, Шайни — на ее губах играла благодарная улыбка – мне действительно было это нужно.

— Ну! – гордо вскинул он голову – я же твой брат и знаю, в чем нуждается моя сестренка.

— Ага, всегда знал – она снова ткнулась ему в грудь и встала – что ж, пора возвращаться к работе. И тебе, скорее всего, тоже – я не поверю, что собирать ополчение со всей Эквестрии – легкое занятие.

— И правильно сделаешь – кивнул капитан – даже поддержание защитного заклинания одновременно со свадьбой было не настолько тяжелым. Мы потеряли столько обмундирования в том походе, но ведь и это не самое…

-
— Приветствую тебя, новый брат – Силин подал ему копыто – как мне называть тебя?

— Как и прежде – тот принял ее и выбрался из резервуара – будет жаль, если имя Унлехреров исчезнет из этого мира.

— Ты свободен – кивнул Первый.

— Жаль, что так вышло – заметил Второй, глядя на тело Крисалис – она была бы полезней.

— Согласен – он также посмотрел на Королеву – к тому же, мне не пришлось бы лишать тебя драконьей части – у нас и так был бы руководитель чэйнджлингов.

— Не волнуйся – я вполне удовлетворен – Лентус рассматривал новообретённые крылья – а почему, кстати, ты не дал мне драконьей крови? У тебя же еще есть?

— Там сокрыта часть меня. Она привела бы тебя к подчинению мне – покачал тот головой – в то время как я нуждаюсь в ком-то понимающем меня и способном судить. Чтобы он смог указать мне на ошибки и тем самым спасти от самого себя. Принц тоже мечтал о таком, но в итоге у него был только кот.

— Тебе виднее – он встал в стойку – какие будут приказы?

— Пока что расквартируй свою новую армию – у нее большой потенциал – Первый развернулся -
дай им попить хомяков, но немного – они нам еще пригодятся. Подождем, пока колосс восстановит с ними связь, а потом…

Он дернул крыльями. Как Лентус успел заметить, это было признаком того, что у Силин какая-то новая волнующая идея.

-…у меня большие планы.

-
— ЧТО? – не удержавшись, стукнула по столу Твайлайт – вы ОТКАЗЫВАЕТЕСЬ?

Генерал недовольно посмотрел на нее и вновь уставился на Принцессу.

— Выразите свою мысль более подробно – спокойно сказала она.

— Я никогда бы не посмел ослушаться прямого приказа Вашего Величества – вновь опустился на одно колено седой ветеран – прикажите выпить яду – и я сделаю это без колебаний. Однако опыт последней компании показывает, что посылать армию на этот «Город» — все равно, что обречь ее на смерть…

Фиолетовая единорожка стиснула зубы, а Стальной меж тем продолжал:

-…враг великолепно использует условия местности и более того – смог привлечь на свою сторону лесных тварей. Наши войска потерпели поражение даже не дойдя до цели и не убив ни одного из солдат противника – он глубоко вздохнул и продолжил – и хотя я, как и все, жажду отомстить за нашу Принцессу, которой я служил большую часть жизни, но Высшим Благом и главной задачей для меня всегда было благополучие Эквестрии.

Внезапно пегас выпрямился и посмотрел Принцессе прямо в глаза:

— Месть не вернет Селестию, но может погубить то, чему она отдала себя всю – ее страну. И потому я говорю – он обвел взглядом всех присутствовавших – если этот монстр придет сюда – мы уничтожим его. Если же нет – пусть гниет в своем Вечносвободном. Небеса покарают его в любом случае. Я закончил.

Начался яростный спор. Все шумели, обвиняли, доказывали друг другу что-то.

Лишь двое были спокойны – генерал и Луна.

-
— Хватит! – Рейнбоу наконец смогла отшвырнуть единорожку от корчащейся гостьи – что с тобой такое? Ей же больно!

— В этом весь смысл – фиолетовая волшебница вскочила ноги — ты сама сказала, что она служит Ему. Отойди.

— Я сказала, что раньше Диана путешествовала с нами – заслонила пегаска новоприбывшую – я не позволю тебе пытать ее. Ты не в себе.

— Да, дорогая, твоя реакция несколько…излишня – Рэрити положила копыто на плечо Твайлвйт – давай хотя бы выслушаем ее.

Не обращая более внимания на единорожек, Даш повернулась и помогла гостье встать:

— Прости, я не знаю, что на нее нашло. Она совсем не такая.

— Жаль – произнесла чэйнджлинг – эта боль – ничто по сравнению с тем, что Он сделал с моим Народом и Королевой. Я бы хотела, чтобы Его враг был таким, как она.

-
Кокон раскрылся из него выполз первый Завершенный.

Сейчас совсем слабый, помятый, весь в слизи и скорлупе.

Но будущее его прекрасно.

Силин протер ему глаза и прочитал в них готовность служить.

Как и должно быть.

Малыш тоже радуется.

Первое потерянное дитя вернулось в Семью.

Это только начало.

Хотя, может все-таки стоит оставить сколько-то в качестве шпионов?

Все-таки Завершенные уже не столь коварны и хитры.

Они, скорее боевые разведчики и диверсанты и слабо подходят для столь неприглядных дел как агитация или шпионаж.

Аликорн снова взглянул на пытавшегося встать перерожденного.

Он чувствовал его счастье. Ощущение полноты.

Нет. Я не вправе лишать этого других.

Они все возвратятся к Семье.

Станут единым целым.

Обретут цель.

Силин вновь почувствовал это странное, непонятное ощущение.

Нагзаанрев говорит, что это зависть.

-
— Итак, монстр стал повелевать твоими соплеменниками и убил еще одного аликорна – подытожила Твайлайт – наверняка, чтобы породить нового. Он стал еще сильнее. Теперь Принцесса должна прислушаться и изменить свое решение.

— Сомневаюсь – покачала головой Рэрити – конечно, чэйнджлинги – это очень неприятно, но нас успели предупредить и теперь им вряд ли удастся нанести нам сколь-либо значимый ущерб.

— К тому же Стальной все равно будет против, а к его мнению все прислушиваются – заметила Рейнбоу, высматривая при этом Пинки, чтобы предупредить всех в случае ее прихода.

На какое-то время все замолчали, обдумывая ситуацию. Этим воспользовалась Диана:

— Я правильно поняла: вы отказались от мести из-за протеста какого-то старого труса? Неужели эквестрийцам настолько плевать на собственную Принцессу?

— Заткнись! – кажется у Твайлайт полыхнул хвост – Луна была готова идти, но эта выжившая из ума старая развалина…- она заскрипела зубами.

— Старина Стальной защищал Эквестрию задолго до нашего рождения и уже тогда о нем ходили легенды – возмущенно напомнила пегаска.

— Не говоря уже о том, что нам не пристало опускаться до оскорблений – поддержала ее Рэрити – к тому же не вызывает сомнений, что сей достойный генерал желает нашей родине только добра.

— И откуда же такая уверенность? – ехидно поинтересовалась новоприбывшая – когда это нежелание идти в бой стало доблестью?

— Он никогда не боялся битвы – отрезала Рейнбоу – и никто не смеет сомневаться в его храбрости.

— Если это все еще Стальной – с искрами в глазах произнесла Твайлайт – скажи-ка, Диана, а не мог ли кто-либо из твоих собратьев добраться сюда раньше тебя?

-
— Как было сказано всем пришедшим до вас – я все тот же Лентус Унлехрер, просто в новом обличье, которое облегчит мое посредничество между Городом и Силином – улыбаясь, произнес дырявый аликорн.

— К-каак скаж-жите – заикаясь, ответил глава строителей.

После чего беседа пошла в более традиционной обстановке. К ее окончанию гражданин уже настолько освоился, что даже начал спорить с «ужасным монстром» о смете и предоставлении «тварей» для работ по очистке и создании смеси.

А ведь всего несколько месяцев назад их воротило от одного вида любимцев Силина! Пони ко всему привыкают.

Может, в этой идее «нового мира» действительно что-то есть?

Когда последний посетитель вышел, Лентус попытался откинуться в своем любимом сиденье. Не получилось. Оно стало слишком маленьким, да и крылья мешают.

Какое-то время он пытался приспособить свое новое тело к старому интерьеру. Не получилось.

Как мне уместится здесь? – задал он сам себе вопрос, усевшись прямо на пол напротив стола.

А превратится не судьба? – неожиданно ехидно спросил внутренний голос.

Самое странное, что он был женским.

-
— Исследование закончено, генерал чист – вынес вердикт маг и вышел.

Старик стоял спокойно. Но взгляды, бросаемые им на ту, по чьей милости он подвергся этой унизительной процедуре, были весьма красноречивы.

— Как видите, Твайлайт Спаркл, ваше обвинение оказалось беспочвенным – спокойно произнесла Принцесса – генерал, вы вправе потребовать официальных извинений или даже возмещения морального вреда, но хочу заметить, что эта единорожка неоднократно проявляла себя с самой положительной стороны и ее теперешнее состояние объясняется в первую очередь до сих пор не прошедшей скорбью по нашей общей утрате. Уверяю вас – интересы Эквестрии всегда на первом месте в ее сердце.

— Что ж, разве я могу не поверить своей Владычице? – глаза заметно потеплели – не нужно ни извинений ни компенсации. Я лишь прошу разрешения вернуться к своим обязанностям.

— Даю вам его – когда старый солдат вышел, Луна повернулась Твайлайт – что с тобой происходит?

— Что с вами происходит? – неожиданно дерзко ответила единорожка – неужто вы отказались от мщения за свою родную сестру из-за мнения этого старого…

— Я сделала то, чего хотела бы Селестия – ударила она копытом – потому, что генерал прав. Месть не вернет ее, но может погубить Эквестрию. Правитель не должен идти на поводу своих чувств. Твое же поведение становится все более недостойным. Знай – еще одна подобная выходка – и ты будешь удалена от двора. Ясно?

— Да – склонила голову Твайлайт.

Луна мгновенно остыла и даже смутилась.

— Послушай, нам все тяжело – она обняла единорожку крылом – но прошло уже много месяцев. Мы должны жить дальше. Ты должна жить дальше. Если не ради себя, то ради Нее и Эквестрии.

— Да – повторила волшебница и подняла глаза. В них не было и следа слез – ради Нее и Эквестрии.

— Именно – улыбнулась Принцесса – может теперь расскажешь, с чего ты решила искать чэйнджлингов?

-
— А вот и Лентус – произнес Унвер и только минуту спустя до него дошло – что с тобой?!

— А разве что-то не так? – он оглядел себя.

Все аликорны, кроме Первого, пораженно уставились на вошедшего единорога.

— Одет не по уставу – ехидно подсказал догадавшийся Волькен – посмотри вокруг.

Новоприбывший еще пару минут недоумевающе оглядывался, а затем улыбнулся и принял истинный вид.

— Так лучше – кивнул Силин – рад видеть, что ты уже освоил свою новую возможность.

— Внутренний голос подсказал – пожал плечами дырявый аликорн.

— Понимаю – кивнул Первый – к делу.

Он обвел присутствующих взглядом, в котором чувствовалось предвкушение, и произнес:

— Мы не будем уничтожать Эквестрию.

Пару минут – молчание. Затем поднялся ор. Младшие начали спорить. Сперва – в своих девятках, а затем – в тройке. Двое старших в это время обсуждали свои проблемы. Точнее – голоса.

— Самое важное – помнить, кто главный – подытожил Силин – хотя к их мнению порой все-таки стоит прислушаться. В общем-то, именно Селестия помогла мне понять, что то жгучее желание, которое преследовало моего родителя в момент смерти, было порождено отчаяньем. Теперь я вижу, что для Принца справедливость была далеко не самым важным.

— Ага, так вот по чьей просьбе ты отменил свое правосудие – ухмыльнулся Лентус – уверен, Принцесса просто счастлива. Откровенно говоря, я тоже рад этому.

— Да, она довольна – кивнул Первый – но причин было куда больше, как и советчиков. К примеру, Ставрос. Главным же было то, что я смог увидеть новый путь, не требующий уничтожения Эквестрии для построения нового мира.

— Кстати об этом – влез в их диалог Волькен – а тебе не приходила в голову мысль, что они сами нападут на нас? Ну, понимаешь, как в прошлый раз?

— Не считай своих непобежденных противников глупцами – с усмешкой ответил Силин – только идиоты, безумцы или фанатики полезут в Вечный лес после нашего представления. Один из моих внутренних голосов убежден, что Эквестрией правят не они.

— Ладно – явно разочарованно кивнул бывший полководец — что же мы намерены делать в случае, если наша основная цель отменена? Какой у нас план?

Остальные также выжидательно смотрели на своего безусловного лидера.

— Стать совершеннее…