Автор рисунка: Siansaar
Удар ответный. Возвращение.

Время разочарования.

Когда некому доверять.

— Империя вечна! – снова вскинул копыто Принц.

Ответа опять не последовало — Император все также сидел на троне и всматривался в серо-зеленый камень, висящей в воздухе перед его глазами. И, судя по выражению его лица, видел там что-то нехорошее.

Пегас нервно дернул крыльями.

Может уйти?

Нет.

Он должен знать точно.

Молодой жеребец подошел ближе и слегка дрожащим голосом произнес:

— Ваше величество, разрешите обратится?

Старик дернулся и чуть не уронил свою игрушку, после чего, наконец, взглянул на посетителя:

— А, это ты. Прости, что-то я отвлекся – камень завис перед глазами – знаешь, что это такое?

— Думаю, какой-то ауг – наконец высказался будущий Император, закончив разглядывать переливающуюся вещицу.

— Верно, но особый – пони на троне вздохнул – перед тобой висит мой сын. Первый Принц Империи.

Пегас отшатнулся. Ничего себе признаньице.

— Вижу в твоих глазах вопрос – как можно так обойтись с собственным ребенком? – еще один грустный вздох – тебе просто не понять, каково это, когда надежда гаснет и мечта, уже было воплотившаяся в реальность, рушится. В таком состоянии становишься способен на ужаснейшие вещи…

Император встал с трона и подошел к столу.

-…не знаю, на что я тогда надеялся — наверное, это просто была какая-то глупая мысль, порожденная шоком и нежеланием верить – камень исчез в золотой шкатулке – той самой, чье содержание так интересовало Принца в детстве – впрочем, мне всегда казалось, что преобразование тела в ауг есть возможность и после смерти послужить обществу и потому я совершенно не разделяю нынешнее отношение к этому процессу.

Повелитель Империи повернулся к посетителю.

— Прости, ты ведь пришел явно не для того, чтобы послушать старческое брюзжание. Чем могу помочь?

Пегас встряхнулся.

— Канцлер сообщил мне о некоем мероприятии, которые вы намерены осуществить по прошествии празднеств – он изо всех сил старался говорить ровно – скажите, это правда?

— А, про раздачу слонов – с легкой улыбкой, будто обращаясь к несмышленышу, произнес Император – они, конечно, будут, но шоколадные и в масштабе сто к одному. Ты можешь получить одного уже сейчас.

Принц возвел очи к потолку:

— Нет, я имел в виду обширную реформу государственного устройства, которая, в числе прочего, сильно ущемляет полномочия наместников и даже самого Императора.

— А, ты об этой секретной, не подлежащей разглашению реформе – собеседник притянул к себе со стола чашку и отпил – про слонов интереснее.

— Так это правда? – все-таки не смог сдержать нетерпение жеребец.

— Естественно, ведь это Канцлер — разве может быть кто-то более достойный доверия? – старик облизал губы.

— Н-но к-как ж-же т-так?! – он аж начал заикаться от волнения, однако быстро взял себя в копыта – зачем?

— Так надо – улыбнулся полукаменный пони – ты ведь понимаешь, что я делаю это не просто так? И поверь мне – сам потом спасибо скажешь, что на тебя не была взвалена вся та полнота ответственности, которая столько лет отягощала мой хребет.

Пегас с трудом удержался от поспешного ответа и, досчитав про себя до пятидесяти, вытянулся по струнке и произнес:

— Верю и понимаю, что недостаточно опытен для осознания всей картины.

— Очень рад это слышать – кивнул старик и подошел вплотную – что-нибудь еще?

Принц собрался с мыслями.

— Скажите, а та часть «Великого Дела», что касается лично меня – тоже правда?

— Разумеется.

— А это действительно необходимо? – помимо его воли, в голосе появились просящие нотки.

— Всем нам приходится чем-то жертвовать – с сочувствием произнес старик – нашему государству нужен правитель, способный существовать и проводить единую политику значительно дольше, чем обычный пони.

— Но я не хочу – по-детски выразился Наместник, уже сейчас отвечающий за тысячи жизней.

— Этот довод никогда не брался в расчет – с грустной улыбкой произнес слуга народа, возвращаясь к трону – я тоже не хотел многого. Это просто наш долг.

— Ведь есть другие пути – безнадежно возразил пегас.

— Да, но этот – лучший. По многим причинам – старик достал какие-то документы – как тебе должно быть известно, мне пришлось пережить тоже самое, правда, при иных обстоятельствах. Уверяю тебе – это не так плохо, а если повезет – то ты и сам не сможешь поверить собственному счастью.

— У меня есть хоть какая-нибудь возможность изменить ваше решение? – в последний раз попытался Принц.

— Нет. Все уже подготовлено. Ты прекратишь быть просто собой уже в конце месяца.

-
Хороший парень.

Жаль, что приходится так с ним поступать.

Хотя, с другой стороны большинство бы душу продало лишь бы оказаться на его месте.

У многих из них был шанс – Государственная Программа Воспитания Принца в свое время собрала тысячи жеребят со всей Империи.

Разумеется, это была уже совсем не та подготовка, которую проходил я – времена изменились и мы изменились вместе с ними. Командная работа больше не была настолько важна, а почти все предметы микроменеджмента сократились раз в десять. Как-никак мы готовили не инженеров, а руководителей высшего звена. Впрочем, каждый из них должен был выбрать одну специализацию, по которой его бы гоняли по полной. Нынешний Принц является гидрологом.

Император улыбнулся, вспомнив свою озадаченность, когда по итогам промежуточных экзаменов лучшим из лучших оказался пегас. Еще более странным было узнать, что крылатый выбрал себе такую профессию. Помнится, тогда он даже сначала не поверил и решил, будто тут какая-то ошибка или, что намного хуже, подтасовка. Однако результаты дополнительного расследования показали, что все правильно и более того – за него просто некому было подтасовывать.

Судьба не была благосклонна к этому малышу. Совсем еще несмышленышем он потерял родителей. Как – доподлинно неизвестно: сам пегасик ничего рассказать не мог, а никакой записки или личных данных при сдаче его в детский дом обнаружено не было. Наиболее популярной и, в общем-то, уже принятой населением как факт версией является теория о том, что Принц был вынесен каким-то беженцем из Северо-Западной во время расправы над тамошним имперским населением. Безвестный герой просто выполнил свой долг и, вполне возможно, сразу отправился обратно – далеко не всем детям повезло выжить в те дни.

Вероятно, Принц происходит из уважающей традиции семьи – судя по всему, его называли Инно Минис. Во всяком случае он на это отзывался. Впрочем, сомневаюсь, что ему стоит жалеть о так и не данном настоящем имени – ведь сам Единый предназначил ему стать Императором.

Каюсь – я слишком долго не хотел признавать этого. Непривычно было даже думать о пегасе, как о государственном деятеле, а не воине или исследователе. Старикам сложно отказываться от своих иллюзий, даже когда они сами видят их полную несостоятельность.

Пожалуй, сейчас это кажется мне справедливым – хватит уже править земным пони да единорогам. Однако в тот момент меня буквально воротило от этой мысли. По счастью, эмоции не помешали мне выполнить долг – Инно был направлен вместо с остальными выдающимися крылатыми на «стажировку» к единственному в то время высокопоставленному пегасу-управленцу – генерал-губернатору Фламенду.

Скорей всего, именно его рекомендации сыграли решающую роль в выборе преемника. Хотя я все равно вряд ли бы поступил так, не привези он с собой того изменившего мою жизнь подарка…

Это все впереди.

А пока что нас ждала очередная эпоха восстановления. Худшая из всех – в народе больше не было искры. Он устал от превозмогания. Однако любому очевидно, что «под лежачий камень вода не течет» и сама жизнь заставляла разочаровавшихся пони идти вперед. Мы клонились то в одну сторону, то в другую, падали и вставали, а когда не могли встать – ползли.

Коррупция достигла невиданных высот, областные правители то и дело скатывались в самоуправство, предприниматели нагло нарушали трудовое законодательство. Имперцы более не верили в светлое будущее и чуть ли не каждый четвертый мечтал только о том, как бы урвать кусок побольше и сбежать в благополучную Эквестрию – благо в те времена мы как раз осуществляли взаимные попытки начать диалог и восстановить отношения. Они даже сняли с нас все санкции и возобновили торговый обмен, что в условиях нашей разваленной промышленности выглядело скорее как попытка экономического поглощения.

Я терпел – даже моему окаменевшему сердцу хотелось верить в дружбу. До тех пор, пока почти случайно не вскрылся крупнейший в нашей истории заговор, включавший в себя очень высоких должностных лиц с обеих сторон. Против меня, естественно. В нем участвовали многие, пользовавшиеся моим доверием.

Необходимость реформ стала очевидна. Даже хорошо, что в тот момент Император был больше аугом, чем пони. Оставшиеся послабления Золотого Века были свернуты. Предприятия – национализированы, гражданские права – ущемлены. Все вновь стали моими рабами. Естественно, государственные служащие очень этому обрадовались. Зря.

Следующим этапом стало нанесения визита моему первому инструменту. Каменный гость пришел, как всегда, не вовремя…

-
— Покиньте нас – чейнджлинг пулей вылетел из опочивальни.

Император остался наедине с Наместницей.

— Вы ведь в курсе, что сейчас полдень? – направляясь к ближайшему сиденью, произнес земной пони – и более того – вас ведь предупредили о моем прибытии еще два часа назад. Извольте объяснится.

— А что тут может быть непонятного? – нагло не вставая с постели, поинтересовалась Диана – просто выполняю приказ – увеличиваю количество чейнджлингов собственными силами.

— И скольких же вы родили?

— Ни одного – мгновенно последовал гордый ответ – неужели ты думаешь, что я настолько жестока к собственным детям?

— С каких это пор вы стали считать, что небытие лучше бытия? – глаз-камень вспыхнул.

— С тех самых, как ты стал ломать свои игрушки – она начала спокойно одеваться – и у меня нет никакого желания обеспечивать тебе новые.

— Забавно, а мне всегда казалось, что это вы написали имена тех, кто…- его прервал брошенный нож, а сразу после него ударил зеленый луч.

Через пару минут Наместница уже извивалась в магических кандалах, выкрикивая проклятья в адрес посетителя. Потом Императору надоело это слушать и он просто вставил ей кляп.

— Во-первых: я сейчас больше артефакт, чем существо из плоти и крови, поэтому со мной стоит обращаться осторожно – он встал и начал расхаживать по комнате – во-вторых: Свиток действительно был благодеянием для вашего народа – я позволил вам самим выбрать виновных и даже не стал настаивать на увеличении их количества. В-третьих: для вас есть новое задание. Готовы слушать?

— Сдохни – слово сопроводилось плевком.

— Неверный ответ – кляп вернулся на место, а саму Диану пронзила небольшая порция боли – вы ведь осознаете, что являлись одной из руководительниц восстания и неоднократно покушались на мою жизнь? По закону – хлеборезка вас уже заждалась. Что можете сказать на это?

— Изверг – снова пришлось провести разъяснительную работу.

— Вижу, что конструктивного диалога не получается – Император покачал головой – тогда буду краток. Автономия ликвидируется. Отныне все вы являетесь собственностью государства. В течении ближайших двух недель все чейнджлинги должны пройти регистрацию и клеймение. Непрошедших ждет яркое, но недолгое существование с последующим превращением в ауг. В конце месяца жду полный отчет. Поскольку вы не проявили должного усердия в деле повышения рождаемости, я вынужден привлечь сторонних специалистов – они прибудут послезавтра. Вопросы?

— Мы все для тебя животные, не так ли? – с каким-то незнакомым выражением спросила Диана – которых нужно случать и получать приплод, а затем посылать на убой. Неужели ты всегда так думал?

— Возможно – пожал плечами земной пони – просто не хотел себе в этом признаваться. Хотя должен сказать, что очень удивился, когда вы проявили сочувствие. Но и палка стреляет раз в сто лет – не брать же ее после этого на вооружение. Королева в полной мере показала сущность вашего народа. Раз вы понимает только силу – что ж, не стоит и стараться говорить с вами по-другому.

— Ты монстр – тем же странным тоном произнесла скованная кобылка.

— Я Император и спаситель своего народа.

-
Все-таки надо признать – мое поведение было чрезмерно жестко: поголовное клеймение, содержание всей женской части популяции в заложниках и принудительные копуляции под воздействием «лучей любви» ни в коей мере не красят Империю. Не говоря уже об экспериментах по ускорению роста и внедрению контролирующих алгоритмов. Но результат был достигнут – армия идеальных дознавателей было в полной моей власти. Именно благодаря им в народе до сих помнят пословицу: «если ты, глядя в замочную скважину, не видишь там глаза, значит, ты и есть шпион».

Впрочем, как оказалось их количество просто так не увеличить – чейнджлинги оказались подвержены чему-то вроде «биологических циклов», требовали специального эмоционального фона и даже в лучшем случае могли приносить не более одного ребенка за раз. Вообще именно тогда и началось конкретное исследование этого народца – ведь до этого у них была автономия. Мы почерпнули довольно много интересных идей: объемные изображения, методы разведения ларв, зелень как отделочный материал – нужно же было извлекать хоть какую-то прибыль из остающихся в городе кобылок.

Пожалуй, самое интересное открытие – это анабиозные камеры. Увы, они были слишком завязаны на биологию перевертышей, но зато на их основе удалось создать новый способ консервации продуктов. А то старый был слишком затратным и лишал пищу вкуса.

И это не говоря уже о том, что для облегчения их содержания под стражей был впервые применен «розовый щит». Тогда же его и переименовали в «драконий» — так оно солидней и лучше передает его главное свойство – создание ощущения присутствия звероящера. Потом правда пришлось отказаться от постоянного его поддержания– загон плохо действовал на население.

Как ни странно, но чейнджлинги не очень-то и сопротивлялись – они были как овцы без пастыря. С изгнанием Королевы у них как будто вырвали хребет. А единственная, кто мог бы ее заменить моими усилиями ассоциировалась с предательством и массовыми казнями.

Все-таки я был слишком жесток к Диане и ее народу. Но разве у меня был выбор?

Старик вздохнул.

Да.

Просто не захотел рисковать.

То, что сейчас чейнджлингов ненавидит, в сущности, все населения Империи – моя вина. Как впрочем, и тот факт, что теперь они куда больше похожи на животных, чем до моего прихода. Агрессивная демографическая политика, подавление национального самосознание, разрушение традиционного уклада жизни и наши эксперименты сделали свое дело. Если обращаться с кем-то по-скотски, то он либо сломает свою клетку, либо действительно станет скотом. Единственное сколь-либо значимое восстание было успешно подавлено, а сотни существ имеющих с ним хоть какие-то связи отправлены на ауги.

Ничего – еще не вечер.

Все можно будет исправить.

Надеюсь.

Ведь они действительно многое сделали для нашей Империи и будет воистину не правильно, если единственное, чем мы отплатим им – это картины на Стене.

Именно благодаря им удалось победить расцветшую после Реставрации коррупцию, причем чейнджлингам явно нравилось отправлять на переработку зарвавшихся имперцев. Тем самым они дали Империи вздохнуть свободно и вселили ее гражданам мысль о неизбежности наказания – то есть преуспели там, где не справилась Община.

Она кстати тоже пыталась возбухнуть – после того как мои агенты вскрыли прямо-таки завораживающие злоупотребления. Даже попыталась впасть в «ересь чистых», то есть объявить всех перевертышей слугами Возгордившегося с для всех понятными последствиями. Только тогда я, наконец, в полной мере осознал, во что превратилась Несущая свет миру. Новые Последователи готовы были уничтожить целый народ ради собственного спокойствия. Причем их ненависть не ограничивалась только чужими – пытавшихся противостоять этому копролитовому бреду Служителей также ждала крайне неприглядная участь.

Тут уж Имератор не стерпел и прямо указал иерархам на их место. Они не послушались. Противостояние было кратким – первую группу наглецов посадили, а пришедших сразу после них фанатиков, смевших открыто призвать народ на борьбу с «прогневившим небеса» Императором ждала казнь. Их преемники были уже тем, что мы имеем сейчас – хапуги и карьеристы. Ворошить этот гнойник дальше было уже слишком опасно.

Мне тогда хватило того, что чейнджлинги были официально оправданы.

Только любить их от этого больше не стали.