Автор рисунка: Siansaar
Время разочарования. Не Югом единым.

Возвращение.

Вот как надо чистить.

Все плохое рано или поздно заканчивается.

Но вряд ли кто-то может гарантировать, что сразу после него наступит что-то хорошее.

Наша Империя в очередной раз отстроилась, окрепла и снова начала испытывать сырьевой голод — северные колонии и собственные месторождения не могли обеспечить должного притока материалов.

По счастью, это было спрогнозировано уже довольно давно и правительство успело подготовиться к тому моменту, когда до той же мысли дозрел народ.

Еще за несколько лет до проявления нехватки мы уже сплавали к архипелагу и подняла затопленное при Исходе золото. Там, кстати, кто-то явно успел покопаться до нас – недосчитались несколько тонн металла. Подозреваю, что с этим связана целая история, наверняка полная пиратской романтики…

Не суть.

Куда важнее, что возвращенные в Империю активы позволили лучше подготовится к неизбежному – возвращению на Южный Материк. Собирались армии, производилось оружие, создавались новые средства массового уничтожения. Сложно передать всю глубину моего удивления от вида, представшего перед нашими глазами, когда первый исследовательский корабль подплыл к берегу нашей былой колонии.

Вместо пусть слегка потрепанного, но возродившегося Блистательного Царства или, на худой конец, отдохнувших от иноземного владычества небольших государств мы узрели пустынный, обильно покрытый руинами берег.

Я лично там, естественно, не присутствовал, но благодаря аугами видел сквозь глаз-камень лидера экспедиции. Первый город даже не был должным образом разграблен – золотые побрякушки валялись прямо на улице, вперемешку с щебенкой. От замечательных садов, уходящих за горизонт полей и величественных парков не осталось и следа. Единственную маленькую рощу взрослых деревьев удалось обнаружить во внутреннем дворе замка на холме.

Судно дошло до руин Есталона, которые, кстати, были отлично обработаны – ни одного куска золота или целого здания. Даже прошло немного по проливу.

Ничего.

Только пустая, покрытая травой степь, уходящая вдаль.

«Инициатива» помародёрствовала в оставленных городах и вернулась домой. Помимо традиционных ценностей, они искали что-либо, могущее пролить свет на это таинственное исчезновение, но бумага почти вся была уничтожена, а сама катастрофа произошла слишком быстро, чтобы местные жители успели высечь сведения на камне. Как ни странно, лучше всего сохранился результат вандализма – множество безобразных надписей на стенах, кричащих о «божественном гневе» и «очищении».

В итоге оказалось, что ответ был у нас под носом – в виде множества беженцев с Южного материка, нашедших не так давно приют в ныне зависимых от нас приморских странах. Впрочем, они бежали не только туда – Эквестрия тоже успела принять немало южан.

Их рассказы были отрывочны и различны, как множество лоскутков, из которых нам после долгих усилий все-таки удалось создать внятную картину, пусть неполную, но читаемую.

Возможно, Червь действительно является посланцем Небес, но и на земле был кто-то, способный руководить им. Уверенного ответа касательно его имени нам не дали, но этот некто был частью одного из древнейших Великих Домов, вероятно, с какой-то птицей на гербе. Чаще всего говорили о «Лето». Странное имя. Вообще истории очень своеобразная – там вроде было несколько группировок, как-то связанных с пустыней…

Не суть.

Факты просты. После нашего отплытия некий вельможа заявил, что был избран Небесами для выполнения священной миссии – очищения земли от «черной саранчи» и ее приспешников. И как-то получилось, что все, несогласные принять этого самого Очистителя в качестве своего нового владыки, автоматически становились нашими приспешниками.

Наглые дураки кончились быстро, однако долго просидеть на троне ему не удалось – говорят, Великий чем-то подавился. Вставший на его место продолжил конструктивную политику предшественника и Червь все так же радостно ползал по Южному материку, пожирая все на своем пути.

Далее сведения расходятся: кто-то говорит, что и этого вельможу убили и его потомки передрались между собой, другие считают, что он сам начал скармливать своей зверюшке все подряд ради каких-то идиотских планов. Так или иначе, совсем скоро народ обнаружил полное безразличие чудовища к политической ориентации местного населения – ВСЕ подвергалось опустошению.

Посольства к Очистителям не возвращались назад, мольбы не помогали, Культ Великого Пожирателя был захомячен им же во время первого «богослужения», а об огромном количестве попыток просто отвадить его магией и оружием не стоит и упоминать.

Итог – огромный материк, бывший домом множества великих и древних цивилизаций, за какой-то жалкий десяток лет оказался опустошен. Все, кто мог, сбежал – монстр не преследовал их через море. Среди беженцев ходили слухи о спасшихся в горах, которые, как мы узнали в будущем, оказались правдивыми.

Но это потом, а в тот момент перед нашими глазами предстал огромный пустой кусок суши, буквально набитый богатствами и охраняемый мощнейшим существом в мире.

Как драгоценный брильянт, оберегаемый драконом.

При этом мысль о, вероятно, величайшей трагедии в истории нашего мира в общем-то не задержалась в головах имперцев – ведь это произошло где-то там, да еще и не с «правильными» существами, а со злобными предателями. Хотя скорее наш разум был просто не способен вообразить катастрофу таких масштабов – МИЛЛИОНЫ погибших до сих пор даже мне кажутся чем-то нереальным.

Весь Южный материк, в сущности, превратился в гигантское кладбище .

Честно говоря, я собирался все так и оставить – риск слишком велик.

Но незадолго до того воссозданный Совет смог меня переубедить. Инициатором, как ни странно, оказался Фламенд – этот жеребец никогда не боялся политических последствий и мои пояснения, что это выглядит как попытка исправить свою ошибку ценой тысяч жизней ничего не дали – генерал только улыбнулся и признался в собственном понимании данной ситуации.

Впрочем, не он один выступал за «возвращение» — Канцлер, глава реформированной Компании, ряд министров также жаждали вернуть нашу потерянную колонию.

В конце концов, и мне пришлось согласится с тем, что путь Империи лежит «пер аспера ад астра».

Тем более, что имперцы не были беззащитны. Мы всегда понимали, что простое признание непобедимости Червя – не вариант и потому многие годы готовились к встрече с ним. Не то чтобы очень, естественно – у нас было множество более насущных проблем – но все же какая-никакая теоретическая база была. Причем вновь благодаря народу Дианы.

Наши корабли, сбегая с Южного материка, взяли с собой не только самое ценное – граждан, но и кое-какие другие полезные вещи, в том числе некоторое количество законсервированных симбионтов Червя, добытых с колоссальным риском для жизни. Их исследовали, однако не смогли сделать сколь-либо значимых для войны выводов. Но вот пришла пора экспериментов над чейнджлингами и в чью-то светлую голову ни с того ни с сего стукнула мысли сличить жутких тварей юга с таинственными существами севера.

Хотя, вероятно, я передергиваю – это вполне могло быть долгое и тщательное расследование и вообще плод гениальных раздумий, как мне и заявил ректор Университета Иных. Но это не важно: главное, что у нас появилось опора, от которой можно оттолкнуться. Не говоря уже об огромной куче теорий, могущих наконец объяснить столь резкую смену курса современных перевертышей – от нормальных магически обоснованных технологий в какую-то странную биократию.

Они ведь действительно отбросили очень многое во время «познания Истины» несколько столетий назад – архитектуру, голографию, мануфактурную промышленность, валюту и в общем-то половину того, что мы называем «цивилизацией». Да и с магией у них сейчас как-то не очень: судя по истории, когда-то они имели предсказателей, артефакторов, заклинателей…

Не сейчас.

Вернемся к нашим Червям. Увы, практические результаты все еще были скромны – все-таки это далеко не идентичные организмы, однако пара опытов дала надежду на успех некоторых наших изобретений. В дальнейшем оказалось, что она была не тщетна.

Но это потом, а в тот момент Империя, в сущности, посылала чуть ли не смертников – главным приоритетом было исследование и недопущение монстра в Империю, а никак не выживание. Естественно, по большей части это были добровольцы. Хотя в отличие от имперцев прошлого, большая их часть пошла на это не во славу Империи и Единого, а ради своего кошелька. Что ж – жадность тоже не худший побудительный мотив.

Несчастный Есталон был в очередной раз заселен и стал базой для дальнейших операций: в основном, разведывательных – при приближении Червя всему персоналу надлежало свернуть свою активность и уплыть, оставив ауги-наблюдатели. Попутно они очищали все встреченные руины от ценностей – их набралось так много, что пришлось дважды гонять туда-сюда «Золотой флот». Собственно сырье не было их целью – масштабы не те, да и месторождения были слишком далеко от берега.

На вторую неделю мародерства им наконец-то встретились аборигены – маленькое сообщество, живущее в скалах дальше в заливе. Новость о возвращении «Кайц-ера» привела выживших в настоящее неистовство — они немедленно потребовали увести их с «Проклятых земель» в качестве компенсации за «призыв Зверя». Так что первые «языки» пошли в наш лагерь совершенно добровольно и более того – сами подгоняли моих подданных.

Старик вздохнул.

Рассказ их лидера был прост и ужасен одновременно.

Этот газел был обыкновенным стражником в одном из маленьких городов в глубине материка, который долгое время оставался нетронутым. Когда всем стало очевидно, что выпущенная против «нечистых слуг Ока» непобедимая зверюшка твердо намерена слопать все живое, этот достойный южанин не стал изображать из себя героя, а просто сбежал вместе с семьей в ближайший порт. Значимая часть остальных жителей также последовала за ним.

Как и следовало ожидать, к моменту прибытия беженцев из внутренних регионов на побережье нормальных кораблей для них уже не осталось. Строящиеся в бешеном темпе буквально из ничего посудины, помимо очень низких шансов на благополучное пересечение моря, отличались прямо-таки полубожественной недоступностью – их пассажир либо должен был быть частью строящего судно клана или объединения либо заплатить несусветную сумму.

У абсолютного большинства новоприбывших ни того ни другого не было. Добавьте к этому просто дикую толкотню и почти полное отсутствие как пищи так и законности.

Любой поймет бесперспективность пребывания в подобном месте, но и выбраться из города не так-то легко – всякого, кто не мог за себя постоять ждало ограбление и обращение в рабство – рабочие копыта никогда не бывают лишними, особенно если учесть, что ни кормить ни лечить ни как-либо по-другому заботиться о них не надо – рабов всегда можно заменить новыми бедолагами. Там он потерял двух дочерей – их просто оттеснила во время давки толпа, когда работорговцы в очередной раз напали на занятый беженцами квартал.

А вскоре по городу разнесся слух о приближении Зверя.

Дезертировавший стражник смог выбраться как раз вовремя – через два дня он уже наблюдал как Червь спокойно прошел сквозь огромный каменный город, закусив брошенными «во умилостивление» рабами, а также не успевшими отойти достаточно далеко кораблями и беженцам – симбионты пришли первыми и среди них были летающие. Затем направился за основной группой беглецов, шедших вдоль побережья. Он, конечно, медленный, но не нуждается в отдыхе – почти все были сожраны на третий день, после чего тварь подкорректировала курс в сторону следующего крупного населенного пункта.

Семья отправилась к ближайшим горам. Вскоре они вновь оказались посреди огромной кучи народа с теми же самыми устремлениями и проблемами, только теперь к ним добавилась жажда и вместо обращения в рабство южане начали использовать друг друга в качестве бурдюков с живительной жидкостью. Они с сыном были достаточно крепки, чтобы не только защищаться, но и нападать на такие же маленькие кучки несчастных – одиночек в большинстве своем уже перебили. Как-то ночью его отпрыск не выдержал и заснул. Выпитый труп матери так и остался лежать на скорбном пути.

Уже недалеко от гор толпа встретила новое препятствие – предыдущие «переселенцы» скушали почти все и подножье было, в сущности, опустынено. Как же все южане были в тот момент рады, что не одни. Хотя поначалу большую часть вполне естественно рвало. Ничего: они же не звери — ко всему могут приспособится. К тому времени бывший стражник уже вступил в организованную группировку, так что добыча пищи стала делом коллективным. Впрочем, не только она – самки были сокращены до минимума и также обобществлены. «Натуральные потребности», чего уж там.

А дойдя до вожделенных камней беглецы обнаружили вполне ожидаемую картину – импровизированные крепости и жрущих друг друга сограждан. Его банде удалось прорваться на еще не полностью занятые места выше, но там была новая радость – совершенно непривычный для южан холод. Они нашли еще одну приятную черту в окружающих существах.

Так и жили несколько месяцев – в непрекращающейся борьбе за собираемые «нижними» и приносимые новыми группами беженцев ресурсы, самок и шкуры. Такое вот единение с природой.

Но все хорошее рано или поздно кончается – Червь каким-то таинственным образом узнал о большей куче еды в горах и пришел к ним. Расчет беженцев оказался верным – сам он не полез бодаться со скалой и начал просто нарезать круги вокруг невысокого хребта. Вместо него наверх стали карабкаться его симбионты.

Его группировку выбили со ставших столь вожделенными льдистых высот более многочисленные и сытые соперники. Ему вновь пришлось бежать.

С тех самых пор бедолага бегал с одного места на другое, нигде надолго не задерживаясь. Сына съел симбионт, когда они вместе с очередной, пусть уже намного меньшей, толпой беженцев прятались в каком-то каньоне. Дезертир в итоге стал лидером очень маленькой группки и ревностно следил за тем, чтобы она не становилась больше – он не сомневался, что стоит ей превысить какой-то неизвестный рубеж, как Зверь узнает об этом и сочтет их достаточной добычей для сбора. Тогда за ними придет Звереныш – особо крупный симбионт, начавший появляться на поздних стадиях опустошения.

В тот момент бывший стражник начал перечислять все свои обиды на «Кайц-ера», в числе которых был и призыв монстра на это уже ставшую почти безопасной землю с помощью привоза большого количества пищи. Впрочем, он нисколько не сомневался, что само пришествие чудовища также лежит на моей совести.

Надо признать – в этом есть доля правды. Я и моя Империя действительно являемся частично виновными в гибели миллионов не то чтобы очень виноватых существ.

Хотя сейчас, вспоминая эти глаза, оставшиеся совершенно спокойными после перечисления десятков лично убитых, изнасилованных и съеденных созданий, меня куда больше интересует другое – неужели и мои подданные такие же?

Отбросят ли они само звание разумного существа, не говоря уже о чести имперца и воле Единого?

Впрочем, тогда я задавался тем же вопросом.

И ответ не изменился: многие – вполне вероятно.

Но не все. Далеко не все.

А значит — Империя существует не зря.