Автор рисунка: MurDareik
Возвращение. Синеглазенькая.

Не Югом единым.

Каждому свое.

Император облокотился на спинку трона и мрачно размышлял о том, что количество награждаемых «за спасение юга» от раза к разу становится все больше.

Впрочем, это же хорошо – ведь новички не просто так «примазываются», а действительно совершенствуют «драконий щит».

Во всяком случае, я на это надеюсь, потому как проверить экспериментально все эти новинки вряд ли получится – Червь как не подползал к столбам так и не подползает.

Однако пессимисты правы – не стоит надеяться, что так будет продолжаться вечно. Ведь наши аппетиты растут, а его охотничьи угодья сокращаются, следовательно, рано или поздно интересы Зверя и Империи вновь станут антагонистичными.

Ничего, надеюсь, к тому времени мы что-нибудь придумаем – тем более, что помимо обильных сырьевых богатств Юга у нас теперь есть и довольно-таки неплохой объем знаний об этом существе.

Но это сейчас.

А тогда у нас были только предположения и непроверенные технологии вкупе с предупреждением о скором прибытии сборщика по нашу душу. Тому дезертиру кстати, сразу сказали, что никуда не повезут – такой мрази нам на родине не надо, а вот на Южном материке его опыт мог пригодится. Он оказался действительно ценным источником информации и жив до сих пор – работает консультантом по выживанию за Рубежом. У него снова есть жена и дети.

Однако в тот момент бывший стражник был готов глотку нам перегрызть и долго призывал Небеса покарать нечестивцев. Как ни странно, его услышали – Звереныш явился и сходу попытался слопать наш аванпост. Так мы получили первый стоящий образец. Цена – двести с лишним граждан Империи, чьи семьи теперь получают пол процента от всех операций Компании – никак не сопоставима с прибылями.

Мы нашли их слабое место: тварь боялась «щита» и обходила его стороной несмотря ни на какой голод или количество еды за ним. Уже умирая от бескормицы, чудовищу все-таки удалось убить еще десяток пони, но дело было мутным и до сих пор неизвестно, преодолело ли оно страх или просто что-то было не так с аппаратом.

Так или иначе, но путь на юг был открыт.

Сначала мы оградили лишь довольно небольшой участок вокруг Есталона – за столбами необходимо было наблюдать и ухаживать. Полевой эксперимент подтвердил данные – еще несколько сборщиков ушли восвояси, после того как не смогли найти свободный от драконьего присутствия проход к мясу. После этого Звереныши начали покидать бывшую имперскую колонию – видимо с их точки зрения вокруг стало слишком много звероящеров.

Страшно вспомнить, что началось на родине после опубликования данных о «спасении юга». Помимо вполне ожидаемой волны переселенцев, в первую очередь из тех, кто прежде там уже жил, правительству пришлось рассматривать целый вал юридических обращений касательно пересмотра распределения земель и возвращения «законным хозяевам» собственности в восстановленной колонии, а также выслушать весьма значительное количество скептиков и паникеров.

Подозреваю, что именно тогда и произошел явный раскол нашего общества на «южных» и «северных», что так терзает нас сейчас. А неявно все это булькало небось еще во времена Доминиона.

Суть в том, что наше общество разделилось во взглядах на то, как должен выглядеть «правильный» путь развития Империи.

Южные – экспансионисты. Верят в захват новых территорий, расширение производств, включение в состав страны иных народов с их мудростью и знаниями, просвещение и превращение в союзников дикарей. Они считают, что останавливаться и задумываться о постороннем просто нет времени — мир перегонит нас и вновь ввергнет в пучину. Именно мое «нерешительное» поведение во время Золотого века эти пони называют главной причиной краха. Вполне логично, что их предводители – это наши «главные по югу»: представитель Императора на Южном континенте генерал Фламенд Цертус и глава Компании. Поддержка – торговцы, часть промышленников, Община и большая часть населения. Их еще называют красными – в честь внешней «радужки» моего Знака.

Северные – интенсивисты. «Нужно остановится и задуматься», «мы теряем самих себя», «культура умирает», ну и, естественно, «понаехали». На деле – не такие уж и плохие ребята, искренне верящие в необходимость не затыкать проблемы государства новыми приобретениями, указывая на Ледяную кампанию, а сперва создать устойчивое, сбалансированное, самодостаточное и эффективное общество на родине и лишь потом заниматься экспансией. Бесспорным лидером является министр Просвещения, хотя Вайс тоже явно сочувствует их взглядам. Однако помимо ученых, представителей высокотехнологичных отраслей и прочих достойных личностей, на их стороне заодно расисты и просто недовольные всех мастей. Они пытались взять себе золотой, но в итоге им пришлось ограничится черным. Думаю, так даже лучше, ибо значимая часть регулярной армии также с ними – ведь это именно им придется умирать за новые завоевания.

Добавьте сюда еще конфликт поколений, левые группы, иностранное влияние и общую дифференциацию нашего общества по множеству аспектов.

И вот бедный-несчастный Император вынужден фланировать между двумя группами верноподданных, каждая из которых пытается перетянуть одеяло на себя, пользуясь моей невездесущностью. Хотя на деле политический спектр современной Империи больше. НАМНОГО больше, просто остальные не такие крупные.

Слава Единому, что и там и там сидят патриоты, причем готовые на сотрудничество и компромисс. По крайней мере, в достаточной степени.

Хотя все равно – что бы пони на троне ни сделал, всегда кто-то остается недоволен и старается перетянуть меня на свою сторону.

Старик усмехнулся.

Ничего, совсем скоро я им всем подложу такую свинью…

Впрочем, в итоге все будут счастливы.

А пока продолжим наслаждаться представлением.

Почему ни одно наше поколение не может дожить до двадцати, не поучаствовав в войне? Ведь мы всегда хотим мира. За всю нашу историю Империя по-настоящему напала лишь однажды – во время Юзландской кампании. Ледяную можно не считать – по идее, государства-противника не было. Пока мне не пришлось захватить…

Не важно.

Хотя, если так рассуждать, то получается что нынешние юнцы тоже пока не воевали – ведь приморцы с нашей точки зрения были всего-навсего повстанцами.

Император откинулся на спинку – этот жест считался у ораторов нейтральным.

У них были неплохие шансы – поддержка, моральная и не только, других государств, в первую очередь, Эквестрии. Всеобщий ажиотаж вокруг нового расширения «сферы имперской защиты» на Южном. Переброска войск туда же. Эффект неожиданности. Кое-какие украденные разработки и даже сочувствовавшие в нашем командовании.

Но момент был упущен – Империя вновь была на вершине и размазала их, едва заметив, хотя конечно потом их летучие бригады попортили еще немало крови гарнизонам. В итоге они лишь дали нам повод захватить остатки Северного Союза и получить сухопутную границу с большим количеством рынков сбыта, не говоря уже об уничтожении пиратских баз и возможности обкатать новые виды вооружений.

Чего стоит только ауговая связь на любом расстоянии!

Помню страх в глазах эквестрийского посланника, пришедшего потребовать немедленного прекращения агрессии против «нейтральных» государств. Истинным наслаждением для меня в тот момент было прямо сказать ему, что боевых действий уже не ведется – все приморье уже под нашим контролем. Тактика «мгновенной войны» вполне себя оправдала, как и технология «сухопутных броненосцев», которую когда-то пытались использовать против нас Принцессы.

Сама история показала, что военной мощью Империю не победить.

Но наш враг, кем бы он ни был, явно тоже это понял и пошел другим путем...

Хотя, возможно я просто стараюсь обелить своих подданных? В конце концов, не следует приписывать злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью. И даже если «звездная пыль» действительно является изобретением наших неведомых злопыхателей, то я искренне сомневаюсь, что они прямо-таки с ножом у горла заставляют наших граждан ее принимать.

Впрочем, их вполне можно понять: для большинства, к которому, скорее всего, отношусь и я, главная цель в жизни – счастье. Просто мне ради его достижения обычно необходимо сделать что-то хорошее для Империи, да и то не далеко не всегда этого хватает, а нормальным пони хватает и таких вещей как сладости, теплый ветерок на лице и любимое существо рядом.

Думаю, они бы удивились, узнав, что Император им завидует…

Не важно.

Я когда-то взял на себя бремя и донесу его до конца. Тем более, что он уже не далек.

В любом случае – ничто не заставит меня притронуться к этой мерзости даже после того как Институт Активных Веществ доказал отсутствие физического привыкания. Ведь нашей подлой природы никто не отменял и однажды познав радость, ее захочется попробовать снова. А эта дрянь настолько хороша, что все остальное теряет значимость и единственной целью существования становится добыть еще немного «пыли».

Так пони становятся рабами собственных похотей, причем без всяких физиологических причин.

Вероятно, на этом гнилом фундаменте вполне возможно построить целое общество.

Это была еще одна пощечина государственной Общине и довод в пользу сохранения власти государственных шпионов. Вспомнить противно, как тяжело было потом избавится от привычки чуть что опираться на чейнджлингов.

Старик вздохнул.

Слава Единому, что нам это все-таки удалось, как и побороть «звездную эпидемию»

Однако в тот момент эти проблемы настолько отвлекли мое внимание от Юга, что генерал Фламенд решил лично приехать на родину дабы обсудить интересующие его вопросы.

Единый не благословил своего верного Служителя семейным счастьем – его первая жена прославилась как далеко не лучшая представительница прекрасного пола и в итоге бросила его, сбежав с каким-то музыкантом. У второй не было приданного или высокого положения, да и по родословной не все ладно: отец-эквестриец. Однако это была одна из самых достойных кобылок, что встречались мне в жизни.

Хорошая у них была история, очень романтичная и…правильная? Я даже чуть-чуть в ней поучаствовал. Но тем печальней конец – она погибла во времена Реставрации.

Детей они не нажили, причем, насколько мне известно, из-за Фламенда. Так или иначе, но он больше не женился, тем более что за род можно было не беспокоится – его братья уже были дедушками.

Так что мое удивление от его прихода на аудиенцию со спутницей вполне понятно…

-
Малый зал. Двое гостей с юга. Вернее, гостья одна, а другой, по идее, местный житель.

Ну-ну.

— Генерал Фламенд Цертус приветствует Императора! — статный, высокий пегас в самом расцвете сил, лишь немного тронутый сединой и аугами вскинул копыто в воинском приветствии – позвольте мне выразить…

— В моем доме попрошу не выражаться – с хмурой иронией произнес пони на троне – оставь это для тех, кому больше сказать нечего. Лучше представь мне свою спутницу – ты ведь не просто так привел никогда прежде не виденную мной кобылку в зал для ближнего круга?

— Разумеется, Ваше Величество – кивнул крылатый с улыбкой – но прежде все-таки позвольте мне пройтись по хотя бы сокращенному регламенту – не зря же я все это повторял по дороге.

— Валяйте – махнул копытом владыка Империи, а сам стал рассматривать незваную гостью.

Маленькая, хрупкая кобыка-южанка, скорее даже жеребенок. Изящная. Одета в нечто тонкое и белое. Ничего интересного.

Кроме глаз. Точнее, плотной вуали, утяжеленной крупными монетами, скрывавшей их.

Конечно, Император мог бы просто посмотреть сквозь нее, благодаря своим аугам, но это было бы во-первых: не вежливо, а во-вторых: не интересно.

— Генерал, вы испытываете мое терпение – поторопил оратора пони на троне.

— Все — уже закончил – его губы расплылись в улыбке – спасибо, ваше величество: благодаря вашему нетерпению я завтра получу билеты на любые театральные представления Столицы в этом сезоне.

— Ага, пари, значит – мрачно усмехнулся повелитель – ну наконец-то и на меня кто-то поставил. Только не рекомендую с этим заигрывать – азарт, знаете ли.

— Ну что вы – улыбка стала шире – никаких вероятностей, только четкие расчеты и предварительный анализ.

— Дело ваше – полукаменный пони пожал плечами – итак, вы все-таки откроете мне тайну вашей спутницы или она здесь просто для выигрыша?

— Напротив – это выигрыш для нее. Сам-то я театры не то чтобы очень…- генерал понял, что уже слишком долго использует императорское время и вытянулся по струнке – я зову ее Каси, ну а полное свое имя она сможет назвать и сама.

Кобылка сделала нечто вроде реверанса и пошла вперед танцевальным шагом.

Однако вместо вполне логичного в тот момент танца гостья совершила, вероятно, самый нелогичный поступок из возможных.

Она подошла вплотную и ударила меня ножом в грудь.

-
Скажем прямо – я не люблю, когда меня пытаются зарезать. Причем эта нелюбовь основывается на весьма внушительном опыте. За время моего правления было совершено более СОТНИ покушений и это только те, что собственно дошли до той стадии, когда имело смысл сообщать мне об этом.

Но в тот момент в голове не пролетело ни тени гнева или хотя бы раздражения.

Я был заинтригован.

Вот так просто прийти и пырнуть Императора. Не обращая внимания на мою частично каменную шкуру и немалую собственную магию, не говоря уже о куче наложенных заклятий и гвардейцев. Они, кстати, в тот момент сплоховали – так же, как и мы с Фламендом стояли и смотрели на подобную нереальную глупость раскрыв рты целых десять секунд.

Ну, потом понятно, что было.

Цертуса освободили сразу – у меня и мысли не возникло о его предательстве. Тот попытался этому воспротивится и стал требовать срочной встречи с приведенной гостьей, однако на мой взгляд это могло подождать – он был слишком возбужден и испуган за нее для конструктивных действий. Я заверил его, что без разбирательства и волос с ее головы не упадет и обещал вызвать через час.

Сам же призвал неудавшуюся убийцу в кабинет.

Первая же ее фраза слегка выбила меня из колеи…

-
— А что у вас с ногами? – голос исполнен детской непосредственности.

Император машинально посмотрел на упомянутые конечности. Все вроде в порядке. Зеленые, полупрозрачные ауги из неразумных существ – уже к ставший традиционным материал для протезирования. Как всегда…

Стоп.

— Юная леди, вы только что совершили попытку убийства, вероятно, самого могущественного пони в мире и вас волнуют мои ноги?

— Нууууу — забавный звук – он же никогда не ошибается. Значит, раз сказал, что все будет хорошо, то и волноваться не о чем. А все-таки: что? Они так сияют…

Части тела снова подверглись осмотру. Нет. Никакого свечения.

— И вообще, вы весь такой интересный, переливающийся, только грустный – без малейшей тени смущения продолжила неудавшаяся убийца – а почему вы грустите?

Появились ростки раздражения.

— Не люблю, когда мне пытаются заговорить зубы безглазые…- вдруг пришла новая мысль – а как ты меня видишь через эту штуку?

— Тренировки! – копыто патетично поднялось вверх, вызвав заметное оживление среди игнорируемых ею гвардейцев – но могу и без нее.

Еще одно излишне резкое в данное ситуации движение – и вуаль сдвинута.

Миловидного лица я не заметил, потому что меня сразу буквально заворожили глаза.

Синие, как море в сказках, но совсем не грозные или чуждые.

Император, переживший немало поколений собственных подданных стоял и не мог отвести взгляда, будто какой-то влюбленный жеребчик.

Маг забеспокоился и провел сверкающую белую черту между нами.

Я наконец-то смог отвести глаза, а странная гостья и не думала прекращать бесцеремонное разглядывание августейшей особы.

Все молчали.

Наконец Каси испустила восхищенный вздох:

— Какой же вы красивый…

Так началось знакомство, приведшее к совершенно неожиданным результатам.