Автор рисунка: MurDareik
Огонь созидающий и пожирающий. Превозмогание.

Кровавая заря.

Почему не стоит огорчать Императора.
Я, конечно, понимаю, что ждать отзывов — это наглость. У меня, максимум, тридцать читателей и вообще их надо благодарить за сам факт внимания к моей сказке.
Поэтому, почти без иронии, пишу вам: спасибо. Я действительно ценю ваше старание.
Но все же, быть может, кто-нибудь прокомментирует хотя бы общее направление?

Наша главная цель изначально была преступной – уничтожение правящей семьи и максимально возможного количества высокопоставленных чиновников ради создания опасной пустоты в их властных кругах. Предполагалось целенаправленное убийство сотен существ, многие из которых о нас даже не слышали и несли лишь косвенную вину за преступления Царства. Плюс запугивание населения, спасение наших пони, захват максимально возможного количества ценностей, уничтожения того, что нельзя унести и прочие мелочи.

Уже в голове этот план выглядел отвратно, а воплощение его в жизнь вовсе оказалось кровавым кошмаром.

Солдаты-то понятно – без жертв в принципе было не обойтись. До сих пор неизвестно, сколько их было в тех казармах. Тысячи? Десятки тысяч? Несчастные рабы, запертые в великолепных крепостях и видящие как кожа слезает с лиц и выплевываются внутренности. Хотя это уже, конечно, перебор – столицу обороняли не абы кто и, как минимум, большая часть уничтоженных войск принадлежала к титульной нации и была свободной. Но это не оправдание для нас, тем более, когда в те же заполненные убийственными облаками каменные коробки начали запихивать гражданских.

Тактически это было оправдано – у нас было слишком много целей и эти камеры, заполненные сперва кислотной взвесью, а потом ее пылью, были чуть ли не единственным средством для массового уничтожения. Мы, естественно, предполагали, что в Столице будет много важных созданий, но не могли и представить, что их будет СТОЛЬКО. Оказалось, что наш приезд приурочили к какому-то значимому местному празднику – не помню уж, что это было. Какая-то победа.

Наместники, магнаты, полководцы, жрецы, члены правящей фамилии и правительства. Тысячи граждан, которых стоило уничтожить, хотя большую часть верхушки мы ликвидировали еще на крыше дворца, использовав их тела в качестве противовеса для знамени, а смерти – для создания Ока. Однако, раз начав бойню – ее не остановить. Да я и не хотел это прекращать: еще перед первой казнью мной был принят стимулятор — «для храбрости» — и последующие дни также были проведены на ногах и под химией. Холодному и логичному разуму было очевидно, что подобного шанса более не представиться и мы должны сделать как можно больше.

Прости меня Единый.

Снова дуновение мысли.

— Все хорошо, Вайс – просто вспоминаю былое – успокоил его старик.

Это было звездный час нашего лучшего поколения – жалкие десять тысяч пони взяли в заложники миллионный город. И начали уничтожать назначенные цели методично, рационально и с присущей нашему народу смекалкой. Все-таки, с точки зрения местного зрителя, когда группу чиновников ведут на плаху – это одно, а когда их же ведут в городские казармы, совмещенные с тюрьмой – это совсем другое. Сложно представить чувства горожан, когда они после нашего ухода нашли не тысячи живых узников, а горы обезображенных трупов. Их было так много, что пришлось еще несколько раз запускать внутрь облака. Однако и этого не хватало – мы нагружали пленными корабли, выводили на глубину и поджигали. И это не говоря уже о бесчисленных одиночных казнях.

Конечно, нам пытались сопротивляться – солдаты, бывшие во время начала бойни на дежурстве, моряки, полиция, ополчение. Даже нечто вроде местной организованной преступности. Но они действовали несогласованно и неумело. Немногие укрепленные районы и здания легко «вскрывались» шкуродером и гранатами.

По счастью, самая непредсказуемая проблема – магия – была решена за нас. Сиятельный, хоть и был укрыт толстым коконом различных заклятий, все равно весьма опасался магов и запретил им находится в Столице. Кроме тех, естественно, кто служил непосредственно ему. Видимо, большая их часть была на том пиру. Во всяком случае, у нас не было особых проблем с волшебством во время зачистки.

На второй день сопротивление было подавлено – властьпредержащие бежали или прятались. Первых перехватывали в воротах или за стенами, а вторых выдавали местные жители – укрывателей ждала та же судьба, что и укрываемых.

Мы терроризировали несчастный город несколько дней, когда Царство, наконец, опомнилось и попыталось нас остановить: вражеский флот из другого порта перекрыл нам путь к бегству, а дальние разведчики сообщили о выступившей армии. Адмирал попытался помимо блокады отбить у нас захваченные корабли, но мы были готовы – его суда встретили «наши» брандеры с топливом для царских огнеметов, снаряды нескольких привезенных в разобранном виде батарей и бомбы с воздуха.

К концу недели мы были обложены с воды и земли.

Эти глупцы наверняка думали, что мы обречены. Даже прислали переговорщиков с требованием сдачи и обещанием сохранить нам жизнь. Ага, так мы им и поверили.

До сих пор жаль, что не видел лица их адмирала в седьмую ночь, когда нас достигли «корабли нового типа» вместе с флотом юзландцев. Хотя их суда вряд ли кто-нибудь заметил.

Император усмехнулся. Те, первые монстры прослужили недолго – металл обшивки по неизвестной тогда причине коррозировал очень быстро. Да и конструкция была далека от совершенства. А уж про энергозатраты и вспоминать страшно. Но в тот момент даже его поразил вид этих плавающих гор, уничтожающих все вокруг себя. Битвы не было – наши корабли просто прошли блокаду, как нож сквозь масло. От вражеского флота остались лишь жалкие ошметки.

Мы были в море раньше, чем наземная армия успела опомниться. Вместе с несметными сокровищами, которые награбили за это время. Перед отплытием солдаты не забыли взорвать оставшиеся заряды, а флот дал несколько залпов по городу. Последним аккордом была детонация Ока – потоки жидкого огня потекли по улицам. Еще долго нам было видно пожарище.

Таким я его и запомнил – на треть разрушенным, без единого высокого здания и объятого пламенем.

Они еще успели послать за нами воздушную группу – но судовые картечницы легко расправились с ней.

Операция была завершена. Цели – достигнуты. Во всяком случае, мы так думали.

Самое страшное для меня началось после того как я проспался и снова начал чувствовать. Хотя в тот момент Император страдал не от самого факта массового убийства, но при мысли о том, что это было выполнено копытами того самого поколения, которое должно было строить прекрасный новый мир. Большая часть из них делала все это просто потому, что я приказал им. По крайней мере, без ненависти или излишней жестокости. Непричастных даже предупреждали о взрывах зданий и пытались вывести из зон боевых действий. Кроме бывших рабов – у многих из них явно успели появится личные причины ненавидеть южан.

Империя родилась дважды. Первый раз – в дружбе и радости. Второй – в крови и ярости. На боль мы ответили большей болью. Поступили именно так, как поступило бы Царство, только еще более эффективно и безжалостно. Уже только за это мы в полной мере заслужили те наказания, что постигли нас в последующие десятилетия.

Сомневаюсь, что мы когда-либо сможем сполна расплатиться с миром за наши грехи.

Единственная надежда – милосердие Единого.

А сейчас наша задача – принести достойный плод покаяния.

Еще несколько дней…

Старик довольно улыбнулся и снова посмотрел на Стену.

Картина возвращения.

В то время народ не знал и не хотел знать цену победы. Он видел своих сыновей и дочерей, вернувшихся из дома рабства и величественные корабли, нагруженные сокровищами. Слышал о великолепной операции, что месяцами планировалась и готовилась в строжайшей тайне и о непревзойдённых бойцах, выступивших против десятикратного противника – и победивших.

Император вновь стал знаменем и надеждой.

Пришло время празднования.

Но сперва мне нужно было закончить одно дело…

-
Бурная сцена встречи со слезами и объятиями, наконец, закончилась и отец семейства обратился к ожидающему их пони:

— Я бесконечно благодарен вам, могучий вождь – поклон – но все-таки не могли бы вы дать пояснения вашим действиям? Или моя семья привезена сюда, чтобы мы умерли вместе?

Жена испуганно зашептала на ухо предупреждения, но лучше уж сразу выяснить главное.

— Не волнуйтесь – вам ничего не грозит – мрачная улыбка появилась на лице – пока вы будете с нами сотрудничать.

Что ж, хоть так. Стоит уточнить:

— То есть, вы хотите, чтобы я предал Царство?

— Ну, откровенно говоря, вы это уже сделали – оскал стал шире – с точки зрения прогрессивной общественности. Представьте себе наместника, который с чего-то вдруг предоставил орде варваров собственные корабли, чтобы они смогли добраться до Столицы. Эти злобные дикари прибыли с конкретным планом и точно знали, кого искать. Они истребили тысячи важных граждан и не взяли никого из них живьем, кроме одной семьи. Вывод очевиден.

Даже собственные близкие в этот момент посмотрели на него с подозрением. Сановник склонил голову:

— Чем я могу послужить вам, повелитель?

— Мне нужен эксперт по Блистательному Царству – спокойно начал Император – наше противостояние далеко от завершения и чтобы выйти из него победителями нам необходимо познать своего врага и научиться предугадывать его действия…

-
Юзландцы потребовали казнить его, а заодно – всех остальных оставшихся на полуострове граждан Царства.

Старик усмехнулся.

ПОТРЕБОВАЛИ у Императора.

К счастью, удалось обойтись без серьезных наказаний – они поняли намек, когда один из наших кораблей играючи сровнял с землей один из оставленных солдатами фортов.

В будущем мне не пришлось жалеть о том решении – пусть даже это и вызвало некоторые разногласия в наших рядах. Они быстро сошли на нет, как только я объяснил им, ЧТО на самом деле произошло. Мы объявили тотальную войну на уничтожение огромной державе, которая и без того знала толк в зверствах и нам нужна вся поддержка, какую только можно достать.

Под этим соусом снова послал в Эквестрию просьбу о помощи. Они вновь отказали – и я вполне могу их понять. Ведь эквестрийцы и сами когда-то сражались с блистательными и понимали, сколь они сильны. Хотя их знание было явно неполно – ведь они смогли отбиться еще на подступах, причем в первую очередь благодаря магии и морю. Да и вообще сомневаюсь, что Царство когда-либо всерьез интересовалось землей двух Принцесс – слишком далеко.

Однако Селестия обещала расширить экономическую и технологическую поддержку – тоже весьма неплохо, а то из-за перестройки промышленности на военный лад у нас уже к тому времени начались проблемы с потребительскими товарами. Хотя самое ценное – это их врачи, которых наши до сих пор не догнали. Тогда я, кстати, снова встретился с Твайлайт Спаркл – она возглавила отдел по работе с чэйнджлингами и затем активно помогала в биологических разработках.

Столкновение с новым широким миром принесло с собой такие болезни, что мы просто диву давались. И если юзландцы имели собственные методики лечения своих заболеваний, то рабы, долгое время пробывшие на южном материке стали настоящим кошмаром для наших медиков. Про агентов-перевертышей даже вспоминать не хочется. Больших эпидемий и паники удалось избежать – благодаря Снежнице, таинственные и неизлечимые болезни были для нас не в новинку.

Приятно, что Стена рассказывает и об этом. Прекрасный аликорн, подающий солдатам в черных доспехах еду, одежду, удобрения, бумагу и десятки других полезных вещей. А чуть в стороне — единороги, творящие магию над лежащими пони. Сейчас можно сказать с уверенностью – мы бы справились и так, но потери были бы куда большими. Наши отношения, к тому времени уже не самые теплые из-за конкуренции, снова потеплели. Жаль, что не надолго. Впрочем, Принцесс вполне можно понять – зверства, учиненные нами в гостях у Сиятельного определенно не способствовали улучшению нашего морального облика.

Но как будто меня когда-либо интересовало чужое мнение?

Главное – что мы получили поддержку и смогли направить еще больше своих ресурсов на войну. Я не тешил себя иллюзиями – ответный удар будет страшен и придет достаточно скоро. Дело в том, что данные моих чэйнджлингов были не вполне верны и нам так и не удалось выполнить главную задачу – уничтожить всю царскую семью.

Мой новый эксперт рассказал об еще одном ее представителе – изгнанном по обвинению в попытке дворцового переворота дяде бывшего Сиятельного – единственном родственнике, который был слишком известен и популярен, чтобы от него можно было просто избавиться как от всех прочих. Официально он уже не являлся частью правящего рода и любой житель Царства с головой на плечах старался изо всех сил избежать даже упоминания о нем, чтобы «случайно» не лишится упомянутого отростка.

Конечно, наши «подвиги» нанесли серьезный удар по системе управления блистательных и мятежи были неизбежны, но столь ожидаемого мною развала этого монстра ожидать не приходилось. Пока.

По словам моего эксперта, первое, что сделает новый Сиятельный – это покарает дикарей, осмелившихся вознести копыто на божественную власть. Все будут ожидать от него именно этого, тем самым в общем-то не оставляя ему шанса на более осмысленные действия, ибо трон шаток как никогда. Такой вот был «вокс попули».

Если во время подчинения мы работали как бешеные, то в первые месяцы свободы – как проклятые. Увы, юзландцы все еще отказывались осознать приближающуюся угрозу и пытались возбухнуть против «жестокой эксплуатации». Наверное, именно эта дурь наших ближайших друзей и стала началом того презрения, что многие нынешние имперцы испытывают к присоединившимся народам.

Больше всех отличилось их древнее тайное общество. Какая-то там «свобода». Эти неполноценные начали диверсионную деятельность против своих спасителей и стали самостоятельно подрывать собственную обороноспособность. Вершиной их деятельности было затопление одного из строящихся кораблей – Близа. После этого у меня кончилось терпение и я начал закатывать несогласных в песок – почти в прямом смысле – массовое использование принудительного труда заключенных и подозреваемых на строительстве и в карьерах.

Подобная деятельность наших «друзей» выглядела особенно мерзко на фоне ударного труда бывших иноплеменных рабов Сиятельного, которые в свое время имели наглость попроситься на корабли жутких северян. В будущем они стали фундаментом наших «некоренных войск» и чуть ли не самыми верными моими подданными.

Оставшиеся на полуострове и сдавшиеся нам войска Царства тоже проявили себя как отличные работники. Вот что значит рациональная стимуляция: я обещал отправить домой самых лучших тружеников по итогам первых двух месяцев. Поначалу большинство не поверило, но после первой отправленной партии между ними началось настоящее соревнование. Я раз за разом сдерживал свое слово, заодно посылая с ними своих агентов из чэйнджлингов, а также перевербованных и специально обученных солдат.

Что же до награбленных сокровищ, то все они без остатка пошли на оплату нашей военной подготовки. Тот период был, вероятно, самым затратным в нашей истории и еще долго нам пришлось расплачиваться по тогдашним долгам. Эквестрийцы продавали все чуть ли не по себестоимости и в кредит, но нам нужно было куда больше товаров и в первую очередь – сырья, так как наши собственные месторождения к тому времени были в большинстве своем уже почти истощены или практически неразработанны. Весь флот Юзланда и половина наших кораблей была занята перевозкой грузов — этого все равно не хватало, тем более что пришлось безвозвратно отдать некоторые из них уплывающим пленным.

А наша наука ни прежде ни позже не развивалась быстрее. То, что было изобретено в те времена для убийства и защиты десятилетия спустя приспособили и для мирных целей. Увы, многие перспективные разработки тогда не удалось воплотить в жизнь – не стоило слишком рисковать и тратить ресурсы на ненадежные проекты. Такой была и разработка с забавным названием «розовый щит». Если бы мы только знали…

Не важно.

Это была эпоха великого напряжения сил – материальных, духовных, финансовых, всех. Мы чуть было не надорвались, как во времена, последовавшие за Революцией.

Но подвиг нашего народы был не напрасен.

Когда островные посты доложили о приближающейся армаде, чья мощь поражала воображение, Империя была готова.

Во всяком случае, мы так думали.