Автор рисунка: Noben
Кровавая заря. Как умирают львы.

Превозмогание.

Продолжительный межэтнический контакт.

— Итак, что же произошло такого важного, что вы осмелились потребовать личной аудиенции, тем более в праздничную неделю? – с напускным раздражением проговорил Император.

Некоторые из просителей начали дрожать, но их лидер явно был слеплен из другого теста:

— Прошу простить нас, повелитель, но мы бы не посмели требовать чего-либо у вас – виртуозный поклон со шляпой, давненько я таких не видел – мы лишь хотим попросить вас смилостивиться над нами.

— Разумно сказано – уже нормально произнес старик – изложите дело.

— Видите ли, о Император, мы являемся представителями этнических меньшинств, имеющих удовольствие проживать в сердце вашей великолепной Империи – да ну? По речи этого никак не скажешь – мы прекрасно понимаем, сколь велик и значим был вклад вашего народа в создание нового, прекрасного мира и осознаем, что никогда не сможем в полной мере возблагодарить его за совершенные им подвиги…

— Короче – это может продолжаться очень долго.

— Наш могучий повелитель в несравненной мудрости своей имел соизволение издать определенные законы, которые должны были позволить нам, простым смертным обитателям далеких земель, что когда-то были присоединены вами в результате преодоления…

— Лучше я сам скажу, что вас беспокоит – уже начиная по-настоящему раздражаться, произнес земной пони – вы испытываете давление со стороны титульной нации. Что именно?

— Ваша проницательность превосходит – заметив недовольный взгляд, оратор осекся и начал уже другим тоном – проблем…много. Самые важные: нам не дают селится в черте городов, отказывают в ряде услуг и покупке товаров, запрещают наниматься на определенные производства…

— Вам должно быть известно, что все перечисленные вами ограничения носят рациональный характер и направлены на защиту интересов Империи – жестко прервал просителя пони на троне – я не собираюсь преуменьшать значимости прочих народов нашего государства, но вы сами изволили указать, что только одна нация является в нем бесспорным лидером – та самая, что создала его. И лишь ей можно доверить работу на стратегических предприятиях, закупку токсичных и взрывоопасных веществ и прочее. По крайней мере – в сердце Империи.

— Мы никогда бы не позволили сомневаться в разумности ваших приказов – новый поклон – однако смеем заметить, что некоторые представители администрации чрезмерно рьяно…на наш взгляд, разумеется, взялись за их выполнение. Мы не смеем заподозрить их…

— Короче. Четче – многие из них уже явно сами не рады, что пришли сюда.

— Нам запрещают вещи, которые при всем желании не могут повредить безопасности нашего государства – голос начал слегка подрагивать – одним из последних указов мэрии Кенберга нам было запрещено продавать и покупать кофе, так как оно, якобы, способно нанести вред здоровью. После завершения строительства новых кварталов в Ринтусе всех не-имперцев, проживавших на территории между ними и старыми городскими стенами выселили, дав минимальную компенсацию и некоторых – даже без нее. В последнее время в повсеместную практику вошло отказывать гражданам Империи в работе на предприятиях лесоперерабатывающей промышленности на основании…

— Ясно – в голосе правителя мелькнул гнев, отчего говоривший сглотнул – у вас есть доказательства?

Говоривший смешался и повернулся к пытавшемуся спрятаться за его спиной зебру. Они пошептались и тот выступил вперед.

Но сказать ничего внятно не смог – акцент и заикание плохо ладят друг с другом.

— Да – вновь выскочил вперед первый – у нас есть акты, судебные решения, копии приказов, свидетельские показания.

— Почему же вы побеспокоили с этим Императора? – камни на груди вспыхнули – ведь есть же комиссии, суды высшей инстанции, комитеты. Министерства, наконец?

Кучка начала осторожно отползать к выходу, но их лидер пресек это яростным шепотом и снова повернулся к трону:

— Мы обращались – индивидуально и коллективно – дрожи не было, но чувствовалось отчаянье – нам отказали. В министерство попасть намного сложнее и несколько раз наши прошения отзывались. К тому же не факт, что нам помогут там. Если Империя требует, чтобы мы покинули Вечнолесье – мы уйдем. Но прежде мы надеялись услышать это из ваших уст.

— Не дождетесь – камни короны начали неестественно переливаться, передавая приказы – доказательства сюда.

Уже выступавший зебр достал из сумки кипу документов и очень осторожно положил ее на столик.

— Благодарю вас за сознательность и донесения до меня этих тревожащих сведений – произнес Император, мельком глянув на приказ с печатью городской управы – виновные будут наказаны. Эффективное управление – восстановлено. Свободны.

Посетители облегченно задышали и начали с поклонами пятиться к выходу.

— Стоять – клинки гвардейцев с лязгом перекрыли проход – молодой жеребец, что имел храбрость разговаривать со мной, откуда вы знаете эти движения шляпой?

— Я имел удовольствие читать вашу биографию – повторил свой пирует лидер.

— А разве в общей версии мои поклоны не цензурированы? – поднял брови Император – быть может, вы читали мемуары леди Дианы?

— Мной была использована расширенная версия официальной биографии из столичной библиотеки – быстро ответил тот.

— Ну-ну – усмехнулся старик – хвалю за тягу к знаниям, свободны.

-
-…очередное доказательство необходимости нашего маленького мероприятия – уже на подходе к трону, передал земной пони – никак эти, стыдно сказать, граждане, не угомоняться. Хотя надо признать – некоторые из них смекалисто расширили действие закона об ограничениях. Дай указание, пожалуйста, чтобы их в итоге направили на интеллектуальную работу.

— Как прикажете, ваше величество – ответил Вайс без особого энтузиазма.

Его можно понять – еще одна порция проблем в дополнение к Великому Плану.

Старик сел на трон и задумался.

— Следует расставить приоритеты – наконец послал он мысль Канцлеру – если, по-твоему, это помешает основному делу, то оставь на потом. Тем более что наша реформа затрагивает и эту область.

Единорог дал знак начинать.

Быть может, я слишком суров?

Вечная слава Создателю, что мирное сосуществование вообще возможно. После столь насыщенных-то межэтнических контактов.

Помню то утро, когда пришло сообщение об армаде. А также свое недоверие касательно ее размера. От разных постов поступали разные данные, которые варьировались от ужасающих восьми сотен до нереальных двух с лишним тысяч. Посланца с последним донесением даже заподозрили в намеренном сеянии паники. И было с чего – весь наш флот тогда насчитывал едва ли девять десятков судов, из которых «корабли нового типа» составляли лишь процентов десять-двенадцать.

На деле их было около двенадцати сотен и где-то четверть составляла всякая мелочь. Однако в любом случае у нас не было никаких шансов в морском бою – следовательно, надежда разбить противника на подходе умерла сразу. Был отдан приказ об эвакуации населения южных городов полуострова. Более того – они подходили не с ожидаемого юго-восточного направления, а с юго-западного. Пришлось в срочном порядке оставить заготовленные позиции и передислоцировать войска.

Тогда вновь подтвердилась вся мудрость моего решения затратить столь необходимые для военных нужд ресурсы на постройку железной дороги. В сущности – первой крупной ветке Империи, соединяющей ряд ключевых портов Юзланда с Вечным лесом. От его границы до Столицы, увы, приходилось все везти на телегах. Однако польза от нее в военной кампании оказалась прямо-таки неоценимой, как при передислокации войск, так и при последующем отступлении. Не говоря уже о наших «сюрпризах».

Всем было очевидно, что это война будет страшнее всего, что мы когда-либо видели и шансов победить в открытую мало. Было необходимо хитрить и идти на жертвы.

Вот он, день «Д», когда наши враги вновь удивили – вместо ожидаемого удара по одному из городов, как во время уничтожения Есталона, они пристали к пустынному берегу, примерно в центре западного побережья. Дать им возможность спокойно высадиться было бы явной глупостью.

Рисунок сделан не очень точно, но это вполне простительно – суть он передает. Длинная полоса песка и камней, огромный лагерь с множеством вражеских кораблей, железная дорога неподалеку и жалкая кучка наших судов, атакующих врага одновременно с пехотой и пегасами.

Они явно ждали этого. В вынесенных на берег бочках оказалась зажигательная смесь, орудия на кораблях были приведены в боевую готовность, а солдаты построились буквально за десять минут и это еще не говоря об их странной магии – твари из песка и воды, трава, хватающая за ноги, ни с того ни сего взрывающиеся камни и прочее. Наземным войскам пришлось отойти еще до того, как они подошли на достаточное расстояние. Враг рванул за ними и познакомился с нашим первым сюрпризом – артиллерийским поездом. Они смешались и отступили, видимо решив, что дальше подготовленные позиции. Боя в воздухе так и не случилось – не было смысла.

А вот судам спастись не удалось. Впрочем, их выживание и не предполагалось – целью было нанесение максимального урона с последующей ликвидацией, дабы враг подумал, что имеет полное господство на море. Там присутствовали все три наших первых «корабля нового типа», которые уже тогда начали разваливаться и наименее приспособленная для боев часть флота Юзланда. Команда в большинстве своем – больные под стимуляторами. Ключевые посты заняли здоровые добровольцы.

Они выполнили свой долг – уничтожили втрое больше судов противника. Их имена записаны в Серебряной книге.

Но все равно – первое сражение было за блистательными. Сотни тысяч солдат высадились на наш берег. В течении долгих месяцев Империя отступала. Да, было много славных, великих, героических страниц. Ни один город и ни одно укрепление не сдалось без боя и враги дорого платили за каждый шаг, однако их было просто слишком много. Хотя надо признать – новый Сиятельный действительно заслуживал любви своего народа, по крайне мере, как полководец: не раз и не два наши войска попадали в ловушку, а его «котел», в которую угодила центральная группировка, мог стоить нам всей войны.

Тогда мы действительно убедились, сколь велика мощь Царства. В технологическом плане они не были особо продвинуты, пусть многие их уловки оказались довольно эффективными и неожиданными. С дисциплиной, подготовкой и координацией у блистательных также были проблемы, за исключением где-то пятой части армии – войск титульной нации и с детства обучаемых для войны рабов. Главным их достоинством было количество и разнообразие.

В первую очередь – магическое. Чего только нам не было продемонстрировано: скоростные тоннели под стенами, преобразование местной флоры и фауны в жутких монстров за считанные дни, големостроение, спасающий от газов воздушный щит, стальные перья, сводящий с ума туман, дистанционное управление телами наших солдат, усиление для собственных и множество других удивительных вещей. Спасало то, что при большом выборе трюков их мощь и частота применения были сильно ограничены. Явно сказывалось отсутствие единой школы и массовой подготовки.

До сих пор не понимаю – что помешало Сиятельным просто обучить орду магов, к примеру, дождю из раскаленных камней? Это заклятье за всю кампанию было сотворено лишь однажды – в день весеннего солнцестояния и, скажем прямо, недостаточно эффективно – всего лишь уничтожило форт у самого края Вечного леса. Будь оно применено при осаде Кенберга – и победа была бы у них в кармане…

Старик горько вздохнул, внезапно ощутив ужас и отчаянье тех дней. Ему вдруг показалось, что он снова оказался там, в ставке командования, изо всех сил стараясь найти выход и раз за разом убеждаясь, что его нет.

Ни дня без прощания с павшими и хорошо, если было что сжигать.

Горожане, юзландцы, бывшие рабы, наемники, чэйнджлинги.

Десятки тысяч погибших.

Все в дефиците, несмотря на помощь Эквестрии.

Казалось, что все потеряно.

Что Империя умрет.

Он поднял глаза на Стену.

Но и в темном царстве могут быть лучи света.

Община.

Это была высшая точка ее служения.

Ищущие Единого не призывали к убийству – только к выполнению своего долга и подчинению совести. Почти всегда – в первых рядах, без малейшего сомнения шли Последователи навстречу смерти. Потому, что для них ее не было. Они сражались за правое дело – защищая не государство, но народ от истребления и платили за мои прегрешения своими жизнями.

Взгляд упал на Владыку.

Зубы сжались.

Когда лучшие умирают их место часто занимают те, кто был вдалеке от опасности – просто потому, что они дольше были частью организации. Вот и это гнилье всю войну провело в Ринтусе. Впрочем, сидение где-то во время войны само по себе не является чем-то плохим или недостойным, если конечно не обусловлено исключительно собственной трусостью.

В Синоде сейчас находятся двое ветеранов, которые отлично показали себя на той войне, но это не помешало им развратится. Героизм – лишь одно из возможных следствий и доказательств веры, но не источник ее. Герой может ни во что не верить, а просто быть воспитанным в такой манере или даже рожденным с подобными склонностями. А может быть, стать таковым под действием обстоятельств.

Вряд ли все те, кто сражался и погибал во время Нашествия искренне верили – что бы там не утверждала наша пропаганда. Хотя после войны настоящих Последователей наверняка стало больше – благодаря примеру. Из этой тьмы зажглись многие сердца, которые потом несли свой свет миру.

Старик вновь обратил свой взор к стене.

Безусловно, что основа и главная сила Империи – это ее граждане. Но и помимо них нам было, что показать врагу. Стационарные магнитные пушки, прошивающие насквозь пятерых. Артиллерия вдвое мощнее той, что была у цитадельцев во время Революции и начавшая тогда применять снаряды с наполнителями вроде негашёной извести. Огромное количество ловушек, в деле изготовления которых так преуспели юзландцы. Защитные поля, использование энергии смерти своих и врагов для создания мощнейших выбросов энергии, «ржавое проклятье» заставлявшее их металл окисляться буквально на глазах, конструкты. Паразиты и грызуны, разносящие заболевания. Множество других новинок вроде стружечного огнемета, мин, начиненных опилками «грязных бомб» и прочего.

Также огромные преимущества нам предоставила родная земля. Юзланд в общем-то подобен их родине, но вот к Вечному лесу, пусть даже практически безопасному по сравнению со старыми временами, они явно были не готовы. Не все – какие-то дикарские отряды чувствовали себя там почти столь же вольготно, как и мы. Их шаманы даже направили в нашу сторону болотные газы. Но большая часть блистательных была дезориентирована.

Еще одним важнейшим фактором была еда. Население несчастного полуострова было эвакуировано, зачастую без их желания, и с ним вместе вывезли почти все, а что осталось – было уничтожено во время боев и отступления. Подножного корма категорически не хватало для восполнения запасов и многие растения еще требовали привыкания. Так что единственный путь для добычи пищи – морские перевозки.

На них было выделено около двух сотен кораблей – остальные были нужны для осад, блокад и патрулирования. Наш флот встретил их на обратном пути и полностью уничтожил, передав через Эквестрию тонны пищи, значимая часть которой, увы, нам не подошла – слишком экзотичная. Сиятельный решил купить еды у нейтральных стран. Принцессы отбрехались собственной нехваткой – они тогда кормили и нас. А вот все остальные с радостью ухватились за возможность подоить обильные кошельковые железы Царства.

Заметив, что его курсировавшие туда-сюда флотилии с продовольствием начали исчезать, противник стал нанимать местные корабли для перевозок, тем самым связав нам на какое-то время копыта. Однако дела на фронте становились все хуже и настал момент, когда чужой флаг перестал их спасать. Продовольствия к врагу поступало все меньше.

Побочным эффектом стал их отказ от взятия в плен жеребцов. Если в начале войны у наших граждан еще был шанс, что их пощадят ради последующей продажи, то после принятия новой директивы все захваченные шли под нож – ради магических и, как ни странно, пищевых целей. Впрочем, пленные кобылки недолго оставались в живых и в итоге их ждала та же судьба.

Мы тоже к тому времени снова начали использовать ресурсы «крематория» — наследие профессора вновь приносило плоды. Даже с яблочным вкусом.

Тяжелый вздох.

Ничего. Стена знает и об этом. Пусть будущие поколения знают. Это даст им сил сделать то же.

А вот чэйнджлинги не оправдали возложенных на них надежд – за всю войну лишь один агент смог внедриться выше, чем командир роты. Враг отлично понял исходящую от них опасность и подготовился должным образом. Придуманные ими методы потом пригодились и нам.

Однако подданные Крисалис все равно смогли внести свой вклад в нашу победу – они замечательно умели заводить врагов в топи и оставшиеся опасными части Вечного леса. Именно этот навык позволил им уничтожить тысячи блистательных, когда они в беспорядке отступали после битвы у Широкого Поля.

Впрочем, это была лишь вишенка на пироге.

Само сражение – вот что действительно важно.

Кровавая мясорубка, сломавшая ход войны.

Тогда умерла старая легенда и расправила крылья новая.

О Спруте Севера.