Автор рисунка: Noben
Манипулятор. Приказ: расстрелять.

Художница.

Кто подумал: "кексики"?

— Вот теперь я готова вас выслушать – с той же злодейской улыбкой на губах произнесла Бон-Бон.

Мадам мэр облегченно выдохнула и вытерла губы платочком. Все-таки она слишком жестока к ней — после столь сытного обеда заставила съесть одну из своих печенюшек: «а то вы меня обидите» и оставила весь поднос рядом. Совершенно естественно, что ни одного произведения ее кулинарного мастерства в пределах досягаемости не осталось и это несмотря на ранее впихнутую гору продуктов. Увы, отдувания, икания и сытого цыканья зубами дождаться не удалось – все-таки это самая воспитанная кобылка города, однако явно округлившийся животик свидетельствовал о полной победе.

Причем о неприятных последствиях можно не задумываться: гостья ела хоть и быстро, но с безукоризненными манерами, которые определенно способствуют правильному пищеварению.

За все время экзекуции они болтали исключительно о пустячных вещах, но сам факт того, что бывшему кондитеру удалось принудить мэра к столь значительной трате драгоценного времени, определённо свидетельствует о важности предполагаемой услуги. Кажется, она уже знает, что это будет. Только бы не спугнуть.

— Уважаемая Бон-Бон – начала посетительница, садясь поудобнее – вы, должно быть, знаете о предстоящем празднестве.

— Разумеется – кивнула представительница медицинского персонала.

— А также, вероятно, помните о том, что наша главная повариха, госпожа…- она все-таки икнула, тут же закрывшись платочком и покраснев. Мучительница почувствовала себя польщенной – покинула Понивилль вскоре после зимних торжеств.

Сердце забилось чаще.

— И так уж получилось, что в данный момент город встретился с неожиданной проблемой: ни одна из вызвавшихся готовить для праздника кулинарок не имеет должного опыта с кондитерскими изделиями – губы начали расплываться в улыбке – в то время как ваше мастерство в данной области не подлежит сомнению.

Взгляд на пустой поднос.

— Потому я, от лица города, прошу вас взять на себя…

— Да, конечно! – прервала ее Бон-Бон, с трудом удерживаясь от того, чтобы не завизжать.

«Медсестра» будет готовить для «Дня возвращения», причем будучи главной! Никаких тебе правил и глупых ограничений. Да она им такое устроит…

Видно последняя мысль слишком уж явно отразилась на ее лице.

— Вы должны понимать, что наши ресурсы ограничены – поспешила осадить радующеюся кобылку мэр – к тому же, у нас сложились определенные традиции, которых следует придерживаться.

— О, не волнуйтесь об этом – ласково отозвалась принимающая сторона – эти рамки вполне меня устраивают.

Серая кобылка какое-то время внимательно рассматривала свою собеседницу, пытаясь понять, что же ее так беспокоит. Все вроде бы в порядке.

— Что ж, хорошо – все еще слегка неуверенно отозвалась гостья – в таком случае, не буду более вас задерживать. Благодарю за обед. Все было превосходно.

Бон-Бон тут же подскочила и помогла значительно потяжелевшей посетительнице слезть со стула, за что получила благодарную, хотя и чуть смущенную улыбку. Выпроводив ее за дверь, художница прошла к своему мольберту. В голове роились безумные идеи. Да, конечно, раз все эти годы был торт, то и она сделает торт. Вот только никто не говорил, что он должен состоять из обыкновенных слоев теста облитых скучным кремом.

Мадам мэр наверняка вздрогнула, услышав ее смех, но это уже не важно.

Перво-наперво – к Бэрри.

Темные тучи сгустились над Понивиллем.

-
Стук-стук, стук-стук, стук-стук-стук.

Творец сжала зубы, из последних сил удерживая ускользающую мысль.

Если еще хотя бы раз…

Стук-стук.

— ГРАААР! – листы бумаги полетели во все стороны, а притворяющийся кобылой взбешенный зверь рванулся к источнику шума. Чтобы со всего маху ударится об открытую дверцу шкафчика, едва не снеся его с петель, а затем поскользнуться на маленькой лужице чернил.

— Бон-Бон? У тебя там все в порядке? – обеспокоено донеслось с той стороны деревянной преграды.

Названная представительница прекрасного пола приложила копыто к лицу. Уже простой жительнице Понивилля, разве что очень недовольной, пришла в голову немного запоздавшая мысль. Отняв конечность она смогла убедится, что это была именно та, которая вошла в соприкосновение с чернилами. Лежащая кобылка издала тяжелый вздох. От вдохновенья не осталось даже тени.

Что ж, не последний день живем, а вставать все равно придется.

Проследовав к двери, Бон-Бон обнаружила за ней переминавшуюся с ноги на ногу Колгейт. Подлинное беспокойство, светившееся на ее лице, заставило кулинарку забыть всю свою досаду и готовившееся выплеснуться негодование. На пару мгновений – именно столько времени понадобилось гостье, чтобы перейти от озабоченности к едва сдерживаемому смеху. Ой, как будто она никогда не видела заляпанных синим персон. Или черным? Какая разница?

К счастью для всех, единорожка оказалась достаточно разумной и деликатной, чтобы сдержать свое рвущееся наружу веселье и помочь жертве вдохновенья прибраться.

— Ух ты, а что это? – поинтересовалась посетительница, разглядывая одни из ее набросков.

— Ничего интересного – торопливо отозвалась творец, отбирая листок и складывая его в общую кучу. Потом разложит.

— Так уж «ничего интересного»? – иронично подняла брови Колгейт – а по-моему там было нечто способное обеспечить меня работой до конца года.

— Не преувеличивай – слегка оскорбилась Бон-Бон – там и сахару-то всего процентов пятнадцать. В тесте. По идее. В любом случае, его придется делить на всех, а значит — каждому достанется совсем немного.

— Да ну? – снова проявила недоверие стоматолог – и с каких это пор куски размером с брюхонога стали небольшими? – она продемонстрировала развернутый набросок отдельной доли – или тут с размерами путаница?

— Проект находится на стадии разработки – непонятно с чего покраснела и начала сердиться кондитер, отбирая и этот листок – если хочешь помочь, то прошу не заниматься промышленным шпионажем.

— Хорошо, хорошо. Как скажешь – подняла копыта вверх гостья – тем более, что я уверена: у тебя все получится на отлично.

— Благодарю – благосклонно отозвалась Бон-Бон, организуя свои записи поаккуратнее и закрывая – а что тебе было нужно?

Пауза. Долгая. Наконец Колгейт извиняющимся тоном произнесла:

— Честно говоря, уже забыла.

Еще один клок молчания.

— Ага – опасно улыбнулась хозяйка, делая шаг вперед.

— Ах да! Точно – неискренне воскликнула посетительница – просто я сегодня видела, как ты заходишь к Бэрри и возвращаешься от нее с каким-то свертком. Это, случаем, не новая партия пудры?

— А чего ж у нее самой не спросишь? – постепенно зажимая гостью в угол, поинтересовалась творец.

— Так она ж заперлась вместе с Доком – натянуто рассмеялась Колгейт, осторожно маневрируя в оставшемся ей небольшом пространстве – видно делают нечто совсем уж мерзкое.

— Не сомневаюсь – она с лязгом достала нож из паза буквально в паре копыт от собеседницы и отвернулась к шкафчику – нет, я ходила не за пудрой.

— Ага, хорошо. Значит, я ошиблась – неуверенно и вроде даже слегка побледнев, пролепетала стоматолог – тогда не буду больше тебе мешать.

— Подожди минутку — Бон-Бон повернулась к ней вполоборота и выдала настолько жуткое выражение лица, что ей мог бы позавидовать сам Страшила – мне нужна твоя помощь с угощением.

— Ой прости, сейчас не могу – не решилась больше испытывать судьбу зубной врач, вдоль стенки пробираясь к выходу – уже поздно и я…

— Отрицательный ответ не принимается – дверь с шумом закрылась.

-
Рассвет застал ее уже несколько часов как за работой.

Времени слишком мало – праздник будет максимум в конце недели, а у нее даже теоретическая основа не подготовлена. Ой, да что там: соцопрос и тот не проведен, причем это-то дело нужно осуществлять с толком и расстановочкой, никак не впопыхах. Вчера удалось опросить всего троих и только Колгейт смогла дать внятный и конкретный ответ. Пусть и весьма своеобразный. Она судила по количеству сахара и способности к вызову патологий ротовой полости. Так что пока лидирует желеосновный. Сложный и неудобный при конструировании. Придется организовать внешние опоры, а как это все будет выглядеть при нарезке…

Бон-Бон откинулась и протерла глаза. Взглянула на подползающие к ней первые лучи. А может все это тщета? Бездарная трата драгоценного времени, результат которой все равно никто не оценит по достоинству? Признаемся честно: эта идея с опросом попахивает идиотизмом — всем угодить все равно не получится и даже в лучшем случае она успеет узнать мнение лишь трети потенциальных потребителей.

Просто она так давно не готовила ничего…великого.

Ей нужен БАЦ — нечто такое, что, опустившись в желудки понивилльцев, оставит ее имя в истории. Хотя бы на пару лет, а там посмотрим. А то мало ли когда в следующий раз удастся дорваться.

Кондитер вновь поймала себя на мысли, будто ведет себя как Лира, причем не в лучшем смысле. Надо взять себя в копыта.

Сказано-сделано.

Вот только заниматься самообниманием как-то…скучно? Стоит поискать для этого дела кого-нибудь другого. Ну, или хотя бы просто подышать воздухом.

Кобыла вышла из дома, сощурившись на восходящее солнце. Забавно: она была взаперти всего-то часов двадцать, а уже такое чувство, будто полжизни провела в застенках. Это все жестокий мир, поставивший непреодолимые преграды ее вдохновению. Конфеты, видите ли, тяжелее воздуха. Хотя не такие уж они и необоримые – единорожка не раз помогала воплощать самые безумные мечты, появлявшиеся обычно далеко за полночь. Вроде взрывающихся эклеров и винного желе. Счастливое было время.

Впрочем, одернула она себя, сейчас не намного хуже – ведь они все еще живы и у них есть возможность делать сладости. Бон-Бон хихикнула. Пока жеребцы «борются со вселенским злом», «сражаются за возвращение старого, лучшего мира» и другими способами наводят эпичность, кобылы давно уже приспособились и вовсю работают над тем, чтобы сделать новую среду обитания как можно более приятной для проживания.

Не все, естественно – вздохнула она, вспомнив Магистресс. Вот неймется же некоторым. Хотя не стоит так думать: вполне может быть, что только благодаря их труду твари не размножились где-нибудь у себя в кущах и не сожрали всю Эквестрию. Во всяком случае, наш главный по безопасности так думает и кто мы такие, чтобы не верить ему? Откровенно говоря, она тоже видит в этом здравое зерно. Вот только вся эта ненависть ей определенно не по сердцу – какой смысл винить в чем-либо животных? Конечно, опасных и хитрых, но все-таки неразумных тварей?

Вот кстати, помянешь -…

Куда это он в такую рань? О и Арчер с ним. Бежит как собачонка, глаза кажется на мокром месте, а Биг Мак все о чем-то рассуждает. Видно достала она уже не моего пациента и в госпитале, а теперь наш бесстрашный защитник пытается от нее сбежать. Надо было все-таки попросить его дать девочке шанс. Хотя, кто знает – все-таки армия, пусть даже и в виде наших охранничков, неподходящее место для молодой кобылы.

Ну, все, надышалась. Обнимания оставим на следующий раз. Дело не ждет.

Стол, перо, бумага.

Примем за установку, что все любят…

-
— Насколько мы с Доком поняли, твари используют эти перья для определения направления ветра и улавливания прочих воздушных колебаний – их то шкура вообще чувствительностью не отличается. Основной особенностью…- вдохновенно разглагольствовала Бэрри, не забывая обмахиваться новой игрушкой. Бон-Бон подозревала, что это не просто предмет гардероба. Или бижутерии? Аксессуар, короче, но и определенного рода подарок. Ну что ж, наконец-то ее жеребец сделал следующий шаг к закономерному и с точки зрения общественности, неизбежному событию. Во всяком случае, прекрасной половины населения Понивилля.

Кондитер уже слегка разочаровалась в своем решении спросить-таки о буквально суваемом с начала разговора под нос предмете. Совершенно неинтересная ей лекция, судя по всему, только набирает обороты и надеждам на ее скорое завершение вряд ли суждено сбыться. Заряд же вдохновения, на который она так надеялась, попал в хозяйку. В принципе, ее творение уже обрело все необходимые для начала изготовления контуры, но творцу все еще казалось, будто не хватает какой-то чрезвычайно важной, определяющей детали.

Предполагалось, что придя к своей давней, пусть и не очень близкой подруге они совместными усилиями смогут найти этот «пятый элемент», как она успела про себя его обозвать. Первые четыре: объем, вкус, эстетика и сюрприз уже были в кармане. Однако Бэрри сама в данный момент искала кого-нибудь, могущего быть использованным для излияния своей радости по поводу еще одного небольшого приближения давно ожидающегося события. Настроить ее на нужный посетительнице лад не представляется возможным. Конечно, нельзя сказать, будто главный алхимик так уж озабочена своей личной жизнью – просто она умеет и любит радоваться, когда жизнь преподносит для этого повод.

-…ну вот, а он предположил, что незадолго до вылупления из яйца эти третичные…

— Яйца! – вдруг вскинула копыто вверх кондитер, в чьей голове мгновенно выстроилась четкая, ярко вспыхнувшая при своем появлении, картина.

— Чтоб мне всю жизнь бегать голой после ванной! – она буквально выпрыгнула со своего места, повалив кресло – как же я могла об этом забыть?

Глаза лихорадочно забегали по комнате в поисках писчих принадлежностей. Не узрев последних, художница чуть было не рванула вены на ноге, дабы кровью запечатлеть свой великий план на стенах сего недостойного жилища. Однако рациональная часть сознания как всегда испортила все веселье. Ну, почти.

Голос стал глубоким и жутковатым:

— Пятый элемент: консистенция!

Злобный смех.

Отсмеявшись, уже вполне очнувшаяся гостья сконфуженно взглянула на хозяйку, которая даже забыла обмахиваться свежеподаренным веером. А потом были аплодисменты.

— Признаю, это самый необычный способ сменить тему из всех, что я видела – сложила копыта перед собой Бэрри – я действительно слишком увлеклась. Спасибо за «предупреждение».

Бон-Бон зарделась, старательно при этом складывая частички быстро тускнеющей картины в запасники памяти. Затем было установка на место упавшего во время смены темы сиденья, стряхивание с него метафорической пыли и его занятие с широкой улыбкой на губах.

— Итак, о ваша внезапность – веер был сложен и аккуратно положен в симпатичный футляр из кожи твари, что было еще одним признаком значимости подарка – что же привело вас ко мне? Нужно еще материалов для праздника, о которых большинству лучше не знать?

— И это тоже – важно кивнула кондитер, все так же безуспешно пытаясь сделать лицо хоть чуточку серьезней – но главное, за чем я пришла, уже получено.

— И что же это? – явно больше не в силах сопротивляться радости собеседницы, также начала улыбаться хозяйка.

— Ответ – в ее оскале появилась загадочность.

— На что же?

— На главный вопрос Жизни, Вселенной и Всего Остального – подмигнула Бон-Бон – во всяком случае, лично для меня в данный конкретный момент.

— Бывает – кивнула Бэрри, вновь доставая веер – итак, что же тебе нужно?

Кондитер хотела было начать перечисление требуемых порошков, когда их прервала бегущая в сторону ворот кобылка.

Она кричала, будто что-то произошло с Арчер.