Автор рисунка: MurDareik
Приобщение. Туда.

Поход.

Школа — место, приносящее боль.

— Это ваше последнее слово? – сурово спросила мэр, глядя прямо ему в глаза.

— Агась – с вызовом ответил заместитель по безопасности, не отводя взгляда.

Хорошо, что все остальные уже ушли – не стоит понивилльцам видеть, как два главных пони в городе готовы чуть ли не подраться.

Вот только Биг Мак знал, что прав, а она только надеялась.

И они оба это понимали.

— Хорошо: поступайте, как знаете – сдалась кобылка – но я прослежу, чтобы в поход пошли действительно только добровольцы.

Он наконец-то смог отвести глаза. Все-таки подобные дела не по нему.

— Агась – кивнул жеребец и, чтобы как-то сгладить ситуацию, добавил – так надо.

— Надеюсь, вы правы – слабо улыбнулась мэр – да прибудет с вами благословение Твайлайт и Принцесс.

Хоть это и была победа, но Макинтош никак не чувствовал себя победителем – видно где-то глубоко в душе он все время надеялся, что она убедит его отказаться от этого самоубийственного предприятия. Пригрозит, в конце концов.

Опять глупая надежда и следующее за ней разочарование.

Главный по безопасности тряхнул головой.

Назад пути нет. Разрешение дано.

Так, первый пост…

-
Ощущение, как будто тебя предали: добровольцев оказалось почти вдвое меньше, чем он рассчитывал. Итого пойдет всего пара десятков пони, большая часть из которых плохо обучена и не имеет никакого представления о лесе.

Но разве у них есть выбор?

От Ордена по-прежнему никаких вестей.

Яйца вот-вот начнут вылупляться. Если выйти сейчас, то они успеют уничтожить хотя бы часть тварей и история четырехлетней давности не повторится.

Но даже те, кто никогда не был в пуще, понимают, что соваться туда — верная смерть. Однако идут, чтобы защитить остающихся. Отгул до утра – ничтожно малая награда для этих героев. Все же лучше, чем ничего.

Биг Мак мрачно посмотрел на остающихся постовых.

Он рассчитывал на них.

Те старательно отводили глаза.

Красный жеребец отвернулся – незачем пытаться давить на парней взглядом. Может это и вынудит их пойти с ним, но тогда уже вряд ли можно будет назвать такой героизм добровольным.

Так, что еще можно сделать?

Точно.

Страшила.

Макинтош усмехнулся.

Очень подходящая для него кличка. Вряд ли он понимает, что она значит, но ее звук явно ему импонирует. Хотя, с другой стороны…

Главный по безопасности прислонился к стене.

…этому типу определенно нравится пугать детей, в самый неподходящий момент показывая лицо. Уже было несколько жалоб от родителей. Биг Мак дал им самим разобраться друг с другом и пришелец получил еще одну порцию развлечений – на этот раз демонстрируя свои шрамы взрослым, причем с почти тем же эффектом. Вообще, парень далеко не лучшего склада характера: зловредный, наглый, быстро раздражается и лезет в драку, а в спокойном состоянии мрачен и угрюм. Постоянно одет.

Макинтош вздохнул. Нет ничего плохого в том, что кто-то предпочитает все время ходить, завернутым в ткань. Тем более, учитывая внешний вид объекта, с его стороны это даже выглядит услугой обществу. Однако этот тип любит недвусмысленно показывать, что те, кто НЕ НОСИТ одежду -…

Не знаю. Что-то нехорошее.

Видно пословица «живя в Понивилле живи как понивиллец» выше его понимания. Хотя надо признать – его «платье» больше, чем просто покрытие для тела. Ради него он попортил всем немало нервов и даже довел их портниху до истерики, но все-таки превратил несколько рулонов ткани в нечто многокарманное и хитрое. Даже пытался кидать ножи с ног, используя рукава как крепления. Не получилось.

Ладно. Главное, что иноземец понимает идею о принесении пользы обществу и готов этим заниматься. Как ни странно, парень даже вроде не прочь пойти на верную смерть. Во всяком случае, при слове «убивать» у него загорелись глаза. Стоит попробовать пригласить его с собой.

— Не знаете, где Страшила? – обратился он к первой попавшейся кобылке, которая как раз делала глоток воды.

— Я совсем недавно видела этого отвратительного типа в школе – мгновенно отреагировала та и Биг Мак узнал одну из жаловавшихся – как вы только даете этому ужасному…

— Спасибо – он поспешил удалиться.

Плохо.

Очень плохо.

Именно то место, которого заместитель мэра старательно избегал не один год – с ним слишком многое связано. Даже мелькнула мысль послать кого-нибудь за ним.

Не стоит: Страшила может просто проигнорировать посланца, а то и начать свару, наплевав на детей вокруг. Придется самому.

-
Вот оно.

Одно из немногих строений, оставшихся от старого Понивилля.

Частично, по крайней мере.

Так много воспоминаний.

И старых – когда он, совсем еще маленький конопатый жеребенок сидел здесь за партой.

И новых – как уже взрослый и уважаемый мистер Эппл, ветеран войны, ждал здесь свою «очень особенную пони», вооружившись пышным букетом. Ты никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь и даже самые очевидные глупости могут привести к непредвиденным последствиям. Конечно, они расстались тогда, но вот после войны…

Слеза прокатилась по его щеке, когда он дотронулся до калитки. Новая, естественно – от старой остались одни щепки. Но место то самое.

Если бы только…

Хватит – это было счастливое время. Не важно, как оно закончилось. Имеет значение лишь то, что тогда они были вместе.

А сейчас у него здесь другие задачи – аккуратно вытащить из набитого детьми здания мерзкого типа, к которому у него серьезный разговор.

Макинтош, не без внутреннего содрогания, прошел во двор. Урок все еще идет. Лучше подождать.

Он прислонился к стене и, за неимением лучшего, начал прислушиваться. История.

Зубы сжались.

Та самая.

-…и вот так получилось, что второй поход вглубь леса тоже оказался неудачен. Наши солдаты дрались отважно, но чудовищ было просто слишком много. Принцесса Луна дала приказ отступать и армия вернулась в Эквестрию – голос учительницы был спокоен и ласков – как будто то была не жуткая мясорубка с горами трупов, когда твари лезли буквально из-под земли. Весь этот разрушенный город был одной здоровенной ловушкой.

— А что в это время делала Принцесса Селестия? – раздался детский голосок.

— Кое-кто невнимательно слушал – послышался мягкий укор – я же рассказывала еще на позапрошлом занятии, как Солнечная Кобыла была захвачена злобным монстром и именно поэтому преподобная Твайлайт и Принцесса Луна и пошли в Вечносвободный лес.

Саркастическая улыбка появилась на губах красного жеребца.

Нет – все правильно. Дети еще слишком малы. Потом, в старших классах, им расскажут о том, как их властительницу предательски убил и поглотил Создатель Чудовищ, пообещавший затем уничтожить Эквестрию.

В первый поход они пошли ради мести за повелительницу, чьей силой монстр создал своих Тварей. Это была первая встреча с ними. Армия даже не дошла до города – среди ночи на лагерь напали «собачки», в тот момент сочтенные ужаснейшими порождениями ночи. И хотя от них удалось отбиться, но чудища увели обоз, а без еды в лесу было делать нечего.

Во второй раз они были подготовлены на порядок лучше и шли не ради отмщения, но чтобы защитить Эквестрию. Уже тогда Твайлайт продемонстрировала свое величие – в одиночку уничтожила одного из первых детей Создателя, но это, увы, спутало все планы Принцессе: армия была вынуждена пойти в бой без отдыха и разведки. Так, по крайней мере, ему рассказывала Эпплджек – сам-то Биг Мак был простым солдатом и знал только, что их внезапно погнали в руины чуть ли не сразу после марша.

Это был кошмар, полный крови и огня. Сигнал к отступлению показался тогда подобным райскому пению.

И это было только начало…

— А что было потом? – уже другой тонкий голосок.

— На следующем уроке узнаете, а теперь давайте запишем домашнее задание…

— Простите, а правда, что после второго похода Пинки Пай предала Эквестрию? – прервал преподавательницу тот же малыш.

— Молодой жеребец. Разве вас не учили не перебивать старших? – в голосе прорезалась строгость.

— Простите – Биг Мак бы не поверил этому раскаянью – но мне просто очень хочется знать: это правда?

— На следующем уроке – учительница была неумолима.

Наверное, просто не хочет врать детям и надеется, что потом они просто забудут об этом. Еще рано им про это знать.

Макинтош вздохнул.

Несмотря ни на что ему было сложно поверить. Но факты – вещь упрямая.

Впрочем, какое это имеет значение сейчас?

Создатель мертв. Безумец мертв. Предательница, если она и правда предала, тоже скорей всего мертва.

Погрузившись в мрачные мысли, заместитель мэра чуть не упустил того, за кем пришел – Страшила уже успел дойти до калитки.

-
Его настроение несколько улучшилось – иностранец с радостью вызвался пойти на охоту, как только услышал, что сможет кого-то убить. Лет десять назад это привело бы понивилльца в ужас, а сейчас он вполне мог понять его. Даже появилось некоторое любопытство.

— Скажи, а зачем ты ходишь в школу? – спросил Макинтош.

Тот наградил его очередным странным взглядом и снова началась пантомима. Он пытался положить что-то в голову. Достаточно очевидно.

— Ты хочешь учится – констатировал Биг Мак – но почему в школу для малышей?

Сердитое передергивание плечами и какая-то фраза с вопросительной интонацией.

— Что? – не понял жеребец.

Саркастическая усмешка и еще два повтора предыдущего гавканья.

— Не понимаю.

Копыто к лицу и снова те же звуки. При этом выражение, будто пытается показать нечто очевидное…

-
Макинтош закончил вечерний обход.

Все приготовления завершены.

Результаты скорее положительные: двое добровольцев нашли его и заявили, что не могут завтра пойти в поход – видимо родные отговорили, но зато трое ранее отказавшихся изменили свое решение.

Не зря он заготовил пару лишних пакетов. Все как положено: еда, лекарства, карты на каждого — увы, только самого края пущи, ножи, палатки, мешки и прочие необходимые в лесу вещи. Все-таки только двое были до этого в рейде и он – единственный, кто провел среди «деревьев» сколь-либо значимое время.

Страшила в лучшем случае ненадежен – этот тип вполне может просто бросить отряд прямо посреди леса. Не говоря уже о том, что довольно-таки тяжело поддерживать связь с пони, который говорит на другом языке. Даже была идея оставить его здесь, однако в этом случае получалось, будто он вообще ничего не делает для Понивилля.

С другой стороны – о нем никто горевать не будет. Весьма значимый плюс. Хотя лучше бы до этого не дошло.

Надо быть готовым к худшему.

На площади Биг Мак остановился. Утром он надеялся еще разок погостить у Бон-Бон, однако после всех тех воспоминаний у школы…

Нет. Лучше сразу домой.

-
Он не любил это место.

Нельзя сказать, что здесь были раскиданы вещи или повсюду лежала пыль. Напротив: все было прибрано, аккуратно разложено, помыто. Везде царил строгий военный порядок – месяцы службы в армии приучили. Но никакого уюта не чувствовалось.

Просто это помещение никогда не было его…ну, ДОМОМ. Просто огороженное пространство, где мистер Эппл спит и ест.

Как дома Биг Мак чувствовал себя на улице – в Понивилле . И среди яблонь.

Это действительно места, которым он принадлежит.

За них Макинтош готов умереть. Причем уже завтра.

Быстро поужинав, жеребец в очередной раз потянулся к своему доспеху. Такой же золотой и сверкающий, как и носимые охранниками. Пусть и слегка помутневший от долгого простаивания в помещении. Размер увеличенный.

На плечах лежат знаки младшего офицера.

Он никогда не хотел командовать окружающими. Даже на ферме предпочитал отдавать эту ношу сестре – ей это явно доставляло удовольствие. Однако так уж сложилась судьба: слишком много ветеранов гибло на войне, изо всех сил пытаясь спасти новобранцев. Их нужно было кем-то заменить.

Копыто коснулось вмятины на боковой пластине. Биг Мак не стал ее заделывать.

В память о сержанте, закрывшем собой глупого, невнимательного юнца. Костяной клинок прошил его тело насквозь и силы удара еще хватило, чтобы бросить далеко не маленького Макинтоша на землю.

Тот миг, когда Треугольный склонился над ним и занес лапу для удара, долго преследовал солдата в кошмарах. Как ни странно, тварь не пригвоздила его к земле. Вместо этого внезапно застыла и начала пятится, а отойдя на некоторое расстояние – сбежала. Никто так и не узнал, с чего это чудовища не стали преследовать остатки разгромленной армии. В тот момент некоторые даже высказывались в том ключе, что война закончена и монстры уходят обратно в лес.

Глупая надежда и жестокое разочарование.

Потоки крови, текущие по разноцветным мостовым Кантерлота…

Стук отвлек от очередной порции мрачных воспоминаний.

— Можно? – в приоткрытую дверь просунулась Бон-Бон.

От неожиданности он выронил шлем.

Раздался звонкий лязг.

— Приму это за приглашение – кобылка вошла в комнату – мы ведь все равно обычно не носим одежду.

Макинтош улыбнулся – видно не его одного уже достал этот иноземец.

— Агась – он устремил на нее вопросительный взгляд.

— Надеюсь, что я не помешала? – Бон-Бон от чего-то смутилась и открыла свою сумку – просто захотела нанести ответный визит.

Корзинка со свежими конфетами сразу бросилась в глаза.

Однако нет смысла обманывать самого себя — ее носительнице Биг Мак обрадовался несказанно больше.

-
Проводы были пышными.

Мэр произнесла речь о храбрых защитниках Понивилля, кобылки и жеребята кидали в них цветы и сласти, а остающиеся охранники салютовали.

Но вот они вышли за третью стену и пошли по выжженной земле. Звуки городка стихли и настала тревожащая тишина. Сам-то Биг Мак нисколько не волновался – поле совершенно безопасно, если не зевать, а вот его «солдаты», большая часть которых вряд ли вообще выходили за частокол с самого прибытия, явно были не в своей тарелке.

Впрочем, было аж четыре исключения: проверенные сослуживцы, оставшийся в свое время из-за болезни охранник каравана и Страшила. Однако последний скорее псих, чем храбрец. Все-таки нормальные пони не склонны радоваться опасности.

Дойдя до края леса, Макинтош объявил привал, а сам с двумя соратниками пошел осматривать ближайшие растения. Пришелец зачем-то увязался за ними.

Увы, никаких изменений. «Деревья», вновь выросшие в четыре понических роста всего за год, все так же мало похожи на привычные им дубы, осины или березы. Кустарника почти нет. Трава, в основном серо-зеленая. Какой-то едва заметный мох. Ни цветов, ни зверей, ни грибов, а эти ягоды даже на вид отвратительны – будто яйца какой-то огромной мухи. Вполне возможно, что они и есть.

Заинтересовавшись новой мыслью, Биг Мак попытался осторожно расковырять одну из них. Разумеется, с его габаритами сие почти ювелирное занятие и так было почти наверняка обречено на провал, но экспериментально проверить бессмысленность вскрытия маленького шарика в этот раз ему не удалось.

Главного по безопасности отвлек предупреждающий крик и последовавшая за ним перебранка.

А затем был взрыв.