Автор рисунка: Devinian
Поход. Там.

Туда.

Порой ожидания некоторых чересчур завышены.

— Это была дискординка – повторил пегас и в этот раз решил объяснить более подробно – они стали появляться после того как Создатель Чудовищ поглотил духа Раздора во время Войны Тварей.

Страшила вновь несколько минут тупо смотрел на него, а затем зарычал и возобновил свою пантомиму.

— Не знаешь: чего ему надо? – обратился бывший караванщик за помощью к Биг Маку.

— Неа – покачал головой заместитель мэра, так же непонимающе смотря на кривляния и движения их попутчика.

Тот распалялся все больше и больше, наконец, что-то заорал и внезапно вцепился в мешочек с болтами на плече у своего спасителя.

— Эй! – выкрик опоздал: кусочки металла полетели на траву, а пришелец начал скакать вокруг них, яростно жестикулируя.

Хватит.

Тяжелое копыто опустилось на плечо нарушителя спокойствия.

— Тихо – Макинтош сурово посмотрел на ощерившегося Страшилу.

Какое-то время они смотрели друг другу в глаза. Иностранец не выдержал и отвел глаза.

— Агась? – уточнил понивиллец.

Тот кивнул и протянул один из болтов на копыте. После этого сделал вид, что пытается швырнуть.

Затем снова поднял глаза, однако вместо требования там светилась просьба.

— Мы кидаем их перед нами, когда подозреваем ловушку – снизошел до ответа Биг Мак – частица Хаоса реагирует на упорядоченное. Например, взрывом. отя может и чем угодно другим. Ты, скорее всего, тоже попал к нам именно через дискординку.

Иноземец снова попытался начать представление, однако глава отряда уже не смотрел на него – давно уже пора сниматься с лагеря. Эта ерунда спутала им все планы. Все из-за Страшилы.

Этот бездарь как ни в чем ни бывало пытался пройти на очевидно неправильную полянку: трава примята ровно по кругу, точно в середине гриб, ни одна ветвь не идет внутрь. Караванщик успел остановить его, но вместо благодарности получил кучу грубо звучащих выражений и явно недружелюбные движения. Слегка ошарашенный такой реакцией пони попытался объяснить этому неучу, во что тот едва не вляпался, а потом просто бросил внутрь болтик.

Взрыв наверняка переполошил всю округу.

Однако этому уроду все еще что-то надо и он продолжал надоедать им, мешая свернуть лагерь.

От него одни проблемы.

Все. Хватит ворчать.

-
-…уже в самом конце войны преподобная Твайлайт смогла заставить этого самого Дискорда помочь ей сразится с Создателем Чудовищ – заканчивал свой рассказ ветеран – монстр смог сожрать этого старого урода, но тем самым лишь повредил себе – Дух Раздора взорвался, разворотив чудищу брюхо и дав нашей спасительнице возможность победить его. С тех пор самого Дискорда никто не видел, однако по всей Эквестрии стали появляться странные штуки – дискординки или, по-умному, аномальные магические зоны…

— С каждым годом их все больше и больше – добавил один из сидящих у костра, но на него зашикали.

— Сама Магистресса Рэрити занималась ими и в конце концов объявила, что это нечто вроде кусочков Духа Раздора – старик размял ноги – этакие пятна чистого Хаоса, которые не вдруг заметишь. А если попадешь туда, то с тобой вообще может произойти все, что угодно…

— Хвост отвалится. Окрас сменишь. Говорить начнешь по-девчачьи. Ног прибавится – снова раздалось от огня.

— А то и чего похлеще – кивнул рассказчик – скажем, в капусту превратишься или унесет тебя за тридевять земель и хорошо если целиком. Причем на камни там или траву они не реагируют. Нужен либо пони, либо какой-нибудь изделие. Что-то обработанное, упорядоченное. Так и живем, кидая перед собой старые болты да гайки. Понял теперь?

Страшила неуверенно кивнул и отвернулся.

Столь положительное отношение к скандалисту было вполне оправдано – этот тип, как ни странно, очень неплохо умеет вести себя в лесу. Ходит тихо, не дрожит, не спотыкается, по сторонам глядит. За сегодня уже успел избавить отряд от крупных неприятностей – обнаружил затаившуюся под камнем гусеницу. Тварь наверняка как раз собиралась вцепится кому-нибудь в ногу, однако вовремя кинутый нож нарушил ее планы, а копыта Макинтоша превратили в лепешку.

Заместитель мэра уже не жалел, что взял его с собой.

Вообще, им пока очень везло – за целый день всего одна зверюшка. Впрочем, они ведь еще только вошли. Дальше все будет хуже.

Самое плохое в этих походах – то, что совершенно неизвестно, куда идти. Твари далеко не столь глупы, как хотелось бы и не склонны свивать свои гнезда в одних и тех же местах. Хотя и это правило необязательно, как показал прошлый год. Вообще, единственной постоянной зависимостью оказалось наличие рядом с яйцами их родителей. Порой больше, порой меньше, но охрана есть всегда. Причем зачастую в засаде.

Хотя чудовища часто уделяли внимание пещерам. Что нисколько не радовало охотников – вряд ли можно найти менее удобное место для атаки отрядом.

Ладно, пока это не важно.

Пора распределять часовых.

В этом смысле народ здесь тертый – все знают, что такое ночное дежурство. Кроме одного…

— Не думай, что убив одну гусеницу, ты стал героем – посоветовал уже слегка раздраженный этим «разговором» Биг Мак – твоя очередь и так самая лучшая: первая. Так что вставай и не выкручивайся.

Страшила злобно посмотрел на него и усмехнулся. Провел копытом по горлу. Вот мразь.

— И что дальше? – презрительно ответил Макинтош – вернешься в Понивилль? В лучшем случае – выгонят. И кому ты тогда нужен? Теперь отстоишь полночи.

На его кривляния внимания больше не обращали.

Уже когда все укладывались, явно обрадовавшись новому порядку заступления на дежурство, он распределил с проверенными всю ночь на четыре части – лучше немного недоспать, но быть уверенным. Себе взял худшую – вторую.

Уродец видимо смирился.

-
Проснулся Биг Мак мгновенно – частые ночные кошмары тоже могут приносить пользу. Разбудивший его караванщик сразу отправился спать.

Костер горит, однако Страшилы что-то не видать.

Забавно, неужели после угрозы перерезать их всех во сне его пожалели? Или просто сбежал, а наблюдатель решил никого не беспокоить? Жаль, спросить нельзя – пегас уже дрых без задних ног.

Ну ладно – утром разберемся.

Значит, можно не прятаться. Хотя он и так бы не стал: что-что, а щадить чувства этого хмыря не было никакого желания.

Подбросил веток в костер, начал обход.

И обнаружил потерянного урода.

А если быть более точным, то к его горлу вдруг приставили нож.

Стыдно сказать, но было страшно. Впрочем, он лишь вздрогнул.

Страшила наверняка ожидал чего-то более интересного.

Не дождался.

Где-то через минуту заместитель мэра был отпущен.

Напавший на него пони каким-то образом смог тихо и незаметно для остальных взобраться на дерево и довольно удобно устроиться – широкие и толстые ветки легко выдерживали тощее тело.

Биг Мак был вынужден признать – хорошо спрятался, зараза. И сна ни в одном глазу.

Жеребец вдруг почувствовал сожаление – не будь этот парень таким придурком, вышел бы отличный солдат.

Хотя с другой стороны – может он и стал таким умелым из-за своего отвратного характера?

Ай, да какая разница?

Макинтош просто продолжил обход.

-
Это ОЧЕНЬ не хорошо.

Жеребец в раздражении ударил копытом.

Слегка при этом измазавшись.

Целая гора продуктов жизнедеятельности.

Не собачка, а может даже и не треугольный.

Почему именно сейчас?

А ведь все остальные тоже видят.

У страха глаза велики – небось уже до неба выросла проклятая куча.

Ну и что теперь делать?

Он оглядел свое доблестное войско. Передние стоят спокойно, не дрожат и даже будто бы скучают. А вот задние вовсю шушукаются. Причем, судя по всему, очень эмоционально.

— Вперед – наконец скомандовал Биг Мак — не вляпайтесь.

-
Биг Мак чувствовал удовлетворение, которое вполне могло соперничать с естественной гадливостью.

Первое гнездилище нечисти сейчас будет уничтожено.

Место нашлось прямо-таки чудом. Чудища сами помогли: заместитель мэра сразу смекнул, что они явно не просто так на дереве сидели. Небольшие – в пол собачки с кучей конечностей. Как раз чтоб лазать по всему вертикальному и нападать сверху. Например, на проходящих пони. Парень чудом спасся: первая тварь только слегка порезала его во время падения, а во вторую Страшила метнул нож. Не попал, но помешал нормально прыгнуть.

Меньше, чем через десять минут они уже перестали быть опасными.

Дай Твайлайт, чтобы твари оказались не ядовитыми.

Ловить в этом проклятом лесу им некого. Значит охраняли. Так что он приказал разбить лагерь и отправился на разведку.

Маленький ручеек, куча камней и собачка. Вдвоем ее валить не стали – вернулись к остальным, составили план, окружили, закидали издали. Никто даже не ранен. Не знаю уж, что там с ней было: сон или болезнь, но реакция у нее почти что никакая. Может это из-за новой Твари.

Вряд ли – чудища не конкурируют друг с другом.

Когда он вскрывал труп, всех новичков затошнило.

Кроме этого психа.

Тот стоял и смотрел как зачарованный.

Взгляд пробирал до костей.

А когда Макинтош уже забрал все самое ценное – если что, остальное подберут на обратном пути — Страшила вдруг сам начал резать несчастную тварь и в итоге добрался до какой-то железы в голове. Его радости не было предела.

Этот оскал на залитом кровью и внутренними жидкостями лице, вероятно в будущем не раз посетит его в кошмарах. Биг Мак с трудом смог сконцентрироваться на реальности.

Их все еще ждал главный плод их победы: четыре здоровенных, склизких, отвратительных яйца, погруженные в какую-то ороговевшую плесень. Проблема была, чтобы вскрыть их быстро, достать все полезное и сбежать – твари очень не любили, когда кто-нибудь покушался на их потомство, а как только скорлупа лопалась из нее вырывалась такая вонь, что ее бы учуял даже мертвый. Уничтожение яйца равносильно созыву чудовищ со всей округи.

Но внутри лежат сокровища.

Караванщик ничего в этом не понимает, новичков просить бесполезно.

Макинтош вздохнул.

Ну да, естественно.

— Страшила? – иностранец отвел алчный взгляд от яиц и уставился на него. Предложение убить еще даже не рожденное существо вызвало небывалый восторг.

В тот момент Биг Мак даже решил про себя выбросить этого ненормального как только они вернуться в Понивилль – даже Твайлайт не знает, что от него можно ждать.

Впрочем, к вечеру Биг Мак остыл: если этот парень проявит себя с лучшей стороны и умудрится выжить, то по крайней мере стоит дать ему шанс. Уже то, что Страшила долго не может заснуть говорит в его пользу – может где-то там, внутри, еще осталась совесть.

Вообще, день прошел хорошо – начало истреблению свежей поросли чудовищ положено.

-
— Агась – кивок.

Пауза.

— Ну и…вот – делегат замялся еще больше.

Макинтош все так же молча смотрел на него.

— Это все, что мы хотели донести до вас – парень не выдержал этого взгляда и ретировался.

Глава экспедиции отвернулся и тяжело вздохнул. Что ж, этого следовало ожидать: пони устали.

Они ходят по этому проклятому лесу уже вторую неделю, а толку почти никакого. Яиц за все это время уничтожили всего-навсего пару десятков, а в прошлый раз за восемь дней удалось разорить около двадцати кладок, включая одну на дюжину детишек. А нападений считай, что и не было – скорее это пони нападали на местных обитателей, большая часть из которых будто впала в прострацию. Спят охотники тоже будто в Понивилле – ни одного ночного гостя за все время экспедиции!

Ребята уже вслух говорят о том, что твари в большинстве своем давно ушли от Понивилля и весь этот поход был, в сущности, бессмысленным. Слава Твайлайт, что никто даже серьезно не поранился – иначе бы бывшие постовые просто бросили бы все и вернулись в город.

И ведь периодически попадающиеся горы удобрений их несколько не смущают.

«Ну, мало ли какой здоровяк тут бегает» — подозреваю, что это уже общее мнение.

Странно, что только сегодня они решились донести до него свое недовольство сложившейся ситуацией. Причем в весьма мягкой форме. Видно годы службы на благо Эквестрии все-таки принесли плоды.

Вот только уважения надолго не хватит.

Красный жеребец поднял голову вверх и сощурился на проглядывающее солнце. Еще одна странность – прежде нелетающие пони неделями не видели неба: кроны «деревьев» создавали сплошной полог и даже днем иногда приходилось пользоваться светильниками и факелами. Значит не зря понивилльцы жгли эту мерзость – лес редеет. Приятно понимать, что усилия были не напрасны и в итоги все-таки приведут их к победе.

Впрочем, до нее еще далеко, а сейчас главное – решить, что делать дальше.

Ответ, вроде, очевиден: еды запасли только на двадцать дней, а есть местную растительность он не пожелал бы и врагу. Понивилль уже давно ждет своих защитников с распростертыми объятиями, особенно вынужденные работать вдвое больше постовые и мэр. За первую неделю удалось обойти почти столько же территории, как за позапрошлый поход. Трофеев, естественно, немного, но все же достаточно, чтобы ехать на ярмарку не с пустыми копытами.

Все говорит за возвращение.

Кроме внутреннего голоса, которому он научился доверять еще во время войны. Все слишком хорошо. Глупо надеяться на то, что твари, столько лет осаждавшие Понивилль, просто взяли и ушли. Вообще весь этот поход идет совершенно не так, как планировалось…

Хватит.

Как будто чудища должны плясать под его дудку. На самом деле, вопрос только один – когда поворачивать: сейчас или еще денек пройти вдоль гор. Все упирается в запасы. Причем нужно еще помнить, что они могут пробыть тут дольше, чем собирались – карт-то нет, так все и идем по чутью да светилам со звездами.

Биг Мак хмыкнул. Правильно говорят: да укажут вам путь Принцессы и Твайлайт.

Ладно.

— Сворачиваемся! – народ явно остался недоволен столь кратким отдыхом.

— Сегодня еще пройдем дальше вглубь, а завтра повернем домой – с улыбкой утешил их глава экспедиции.

Бывшие охранники сразу почувствовали себя на порядок счастливее и начали рваться в бой.

Зря он все-таки беспокоится. Ведь факты – вещь упрямая, а сейчас они гласят, что даже в самом лесу тварей осталось совсем немного.

Просто мистер Эппл стал слишком пессимистичен в последнее время и не верит даже в то, ради чего жил все эти годы.

Эквестрия уже почти освободилась от монстров и совсем скоро расцветет.

Все будут счастливы.