Межсезонье

Старлайт Глиммер всегда рада ответить на все просьбы — когда администрируешь факультет магического университета, этих просьб мало не бывает. Ну, на самом деле не на все и не всегда.

ОС - пони Старлайт Глиммер

Игры богов

Не все довольны правлением светлой принцессы и порой готовы пойти на необдуманный шаг, чтобы свершить задуманное.

Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Фаэтон-8

История о тяге к звездам и нелёгкой судьбе космонавтики в Эквестрии. А также о том как М6, совершенно неожиданно для себя, стали её частью в самом амбициозном проекте за всю историю - полёте на Луну.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Игра

Голос, именно так он, оно или она, представился, захотел чего-то необычного: - Может устроить игру? - Игра?! Отличная идея. Только, не будут ли против твои жертвы? - А это мы ещё посмотрим...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дискорд

Тиреку устраивают праведный мордобой

Тирек сбегает из Тартара и начинает свое неистовство с нападения на Понивилль - и на семью новейшей принцессы, Твайлайт Спаркл. Ну и дурак.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Дискорд Тирек

Лучше всяких кьюти-марок

Ахтунг! Повышенная концентрация обнимашек. Автор ещё не отошёл от кофе с кексом.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Радужный анабасис

Идущий за море меняет небо, но не душу. Я сомневался в правильности этого утверждения, пока на своём опыте не понял, что меняет не пункт назначения, а само путешествие и те, с кем ты в него отправляешься.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Солнце, Луна, Небо

Не очень объёмное повествование о том, как наши деяния вершат судьбы окружающих и наши собственные, а так же о том, как опасны могут быть манипулирование чужой жизнью и замкнутость в порочном круге своих страхов, и как легко одержимость кем-то может перерасти в ненависть.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Всё очень плохо

Каждый день в одиннадцать часов утра одинокая пони включает радио, чтобы услышать новости. Но все новости умещаются всего в трёх словах.

ОС - пони

Выбор

Главный герой сталкивается с выбором..кого любить и кем быть любимым.

Рэрити Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Глава 6. Броникон. Часть 1.

Глава 7. Броникон. Часть 2.

Ура! Я наконец-то смог его закончить!

Глава 7 — Броникон. Часть 2.

Твайлайт в очердной раз потыкала копытцем по камню и замотала головой. Удивительно до чего точную проекцию воссоздали на одном желании! Даже трава и булыжники были словно настоящие, хоть и сделаны из искусственных материалов.

Стукнув последний раз по камню, единорог развернулась и поцокала к ближайшей кучке болтающих пони.

Две Рэрити и Флаттершай что-то весело обсуждали и, судя по периодически лёгким касаниям себя и подруг, они обсуждали что-то очень интересное. Решив выяснить, в чём дело, Твайлайт подключилась к беседе.
(«Твайлайт Штуцер Спаркл» вошла в чат)
Рэрити@Лея: Добрый день!

Флаттершай: (испуганно молчит)
Королева_красоты: Добрый день!

«Твайлайт Штуцер Спаркл» сменила имя на «Я»

Я: Рэрити! Солнышко! Как я рада тебя видеть!

Рэрити@Лея: А к кому вы обращаетесь? Ко мне?

Королева_красоты: Или ко мне? Не смотрите на то, что мы очень похожие модели роботов. Мой хозяин говорит, что я самая изысканная!

Рэрити@Лея: А мой, что я самая прекрасная! А вместе мы – Изысканный Дуэт!

«Рэрити@Лея» обнимает «Королева_красоты». Флаттершай тихо радуется.

Я: Девочки, вы в курсе, что вы ненастоящие обитатели Эквестрии? Как же так?

Королева_красоты: Конечно. Милочка, мы полностью лецензированные анимоиды разработанные корпорацией Hasbro. Не смотря на наши внешние различия мы абсолютно и полностью удовлетворяем всем 3496 пунктам отличающим нас от моделей произведённых другими представителями AC.

Рэрити@Лея: Моя прекраснейшая подруга абсолютно права! Странно что ты этого не знаешь. Может у тебя произошла системная ошибка сбившая твои самоидентификационные параметры? Советую обратится в сервисный центр для проведения диагностики и устранения неполадок. Не доводите свои отклонения до варианта Пинкамины Троцкой Пай.

Флаттершай: (согласно кивает и тут же прячется за гриву)
Я: А что с ней случилось?

Королева_красоты: Прости, но наши хозяева запрещают говорить об этом случае. Не хочешь ли обсудить дальнейшие тенденции развития миланского дома моды?

Флаттершай: (заинтересованно прислушивается)
«Я» покидает чат.

Твайлайт отступило в сторону, оставляя модницам их извечную тему для разговоров и отправилась к следующей группе пони, однако и тут ей ни удалось выяснить ни единого кусочка информации о странной Пинки Пай.

Спустя некоторое время, раздражённый единорог рысью бежал в сторону яблочного сада. Любая попытка выяснить что-либо не относящиеся к хозяевам пони или тем одобренных компанией создателя, встречала отторжение и совет обратиться в сервисный центр. Пробегая мимо одного из деревьев, пони не заметила кусок кабеля торчащий из-под земли, за что тут же поплатилась потерей равновесия и ощутимым ударом в спину. Раздался громкий треск и яблоня, внезапно оказавшаяся на пути, сломалась пополам, засыпав единорога бутафорскими ветками.

Попытка самостоятельно выбраться из ловушки не увенчалась успехом. Не смотря на то, что ветки не весили много, их переплетение опутывало не хуже сети, и любое движение лишь сильнее спутывало ноги между собой. Быстро осмотревшись в округе в поисках помощников, она заметила беседующую троицу Эплджек. Попытавшись вклиниться в разговор, она со злостью натолкнулась на блокировку. Похоже оставалось только лежать и ждать, когда пришедший хозяин найдёт её и поможет выбраться наружу.

Свет прожекторов слепил в глаза словно злое солнце пустыни, намеревающееся если не погубить маленькую пони под своим жаром, то хотя бы ослепить и дезориентировать в этом страшном мире.

Раздался сильный хруст и дерево зашевелилось, выпуская, из своего плена, кобылку.

— Тащи свой круп оттуда, — сухой еле слышный голос достиг ушей единорога заставив её ускориться. Стоило только выбраться, как яблоня тут же рухнула на место, ещё больше рассыпаясь и превращаясь в груду мусора. С противоположной стороны раздались сухие металлические щелчки, словно какой-то сверчок чистил крылья.

— Не стоит благодарности, очередная безымянная игрушка. – из-за кучи мусора показалась потрепанная ковбойская шляпа, с трудом сидящая на голове апельсиновой пони. Её некогда яркая шёрстка выцвела и приобрела беловатый оттенок с лёгким подпалинами тёмно-бурового цвета. С каждым шагом её сочленения поскрипывали и не до конца распрямлялись, от чего казалось, что копыта с трудом волочатся по земле. Застывшая на лице злобная ухмылка и чуть прищуренные глаза, кардинально отличали её от окружающих пони.

— Что вылупилась, лиловозадая? Иди вон болтай со своими кумушками о шмотках, модах или чего там ещё вам в бошки вставили? Брысь отсюда! Брысь-брысь! – Эплджек несколько раз устало взмахнула копытом, словно отгоняя назойливую мышь. Сухо щелкнуло копыто, застыв в воздухе, и земнопони покачнулась, с трудом удерживая равновесие на месте. Ухмылка сменилась обречённой гримасой, словно у школьника перед перед проверкой дневника в котором были одни двойки.

— Ну вот опять мне так стоять до тех пор пока кто-нибудь мне не поможет. И это наверняка случилось из-за этого лилового чуда.

Твайлайт осторожно подошла к пони и ухватилась за торчащую ногу.

— Эй, а ну отпусти меня! – в голосе Эплджек прорезался испуг – Прости, я не хотела тебя обзывать, просто оставь меня тут, и я уверена, что скоро мне помогут. Не трогай! Ааааа… — сухо щёлкнуло копыто вставая на место из разболтанного шарнира. Эплджек тут же смолкла и удивлённо покрутила копытом в воздухе.

— Эм, спасибо. Тя как зовут?

Твайлайт сосредоточилась на установление разговора, но с удивлением осознала что не может найти у рядом стоящей пони приёмника и, судя по улыбке, яблочная пони об этом прекрасно знала.

— Неа, нет у меня этого вашего коммуникатора. Сломался уже давно. Так что можешь не стараться влезть мне в голову. Придётся говорить ртом, як усе нормальны пони.

Твайлайт со злостью пнула развалившиеся дерево и с силой чиркнула кончиком по горлу.

— Эть чё, ты типа сыта мною?

Твайлайт отрицательно покачала и схватив обломок дерева, спора написала несколько фраз на земле.

— Так ты говорить не можешь? Эк тебя жизнь потрепала. Впрочем мне-то какое дело? Всё равно мне от тебя ничего не надо. Спасибо за помощь, конечно, но теперь оставь меня одну.

Она сделала несколько шагов но тут же встала, но что-то не пускало её. Обернувшись она с изумлением увидела как этот ненормальный единорог вцепился в хвост и не давал сделать ни шага. Земнопони уже открыла рот, да бранные слова застряли в глотке так и не успев вырваться наружу. Что-то безумное знакомое и родное отразилось на лице спасённой пони и вместо ругани, она заключило в крепкие объятия эту странную пони.

-Тяжело же наверное не болтать-то? Как же ты держишься? – шёпотом спросила яблочная пони. Судя по дрогнувшему ушку, Твайлайт все услышала, но лишь сильнее прижалась к новой знакомой.

— Ну-ну не всё так плохо! Смотри на жизнь веселее! Знавала я одну пони тоже очень отличающуюся от всех здешних… «обитателей», — Она выплюнула это слово, словно оно представляло из себя что-то мерзкое – Странно было встретить её в такой странной клоаке. Не удивляйся – это действительно клоака каких ещё надо поискать со своими странными демонами и последователями. Сейчас это ещё не так видно, но дюжину лет назад тут творились такие страсти, что мама не горюй. Кстати, меня зовут Эплджек Сенина Эпл.

Так вот, тогда я ещё не была настолько старой и поломанной и тоже, довольно часто, принимала обсуждения по поводу моды и садовничества, но вскорости мне перестало доставлять это удовольствие.

Да, — она кивнула на невысказанный вопрос единорога – Я действительно могу испытвать эмоции и иметь собственные мысли. Пусть не слишком глубокие, но всё же свои родные. А где появляются мысли, там появляются эмоции, а знаешь, какие самые сильные эмоции могут быть у робота?

Дождавшись отрицательно качания головой, она проскрипела:

— Страх и скука. Каждыый день, находясь рядом с хозяином, постоянно боюсь, что не смогу справиться со своими обязанностями и меня ждёт… утилизация. Хочешь я расскажу тебе свою историю?

Твайлайт со страхом посмотрела в спокойное лицо апельсиновой пони, но всё же кивнула.

— В отличии от многих, я действительно принадлежала маленькой девочке, которая сильно любила мультик. И на её одиннадцатое день рождения сделали подарок, подарив меня.

Первый год она души во мне не чаяла и я отвечала ей стандартными реакциями разработанными создателями. В дальнейшем, когда увлечение прошло, мной пополнился парк обслуживающих роботов в этой семье. Однако сама понимаешь, как «много» мы можем делать для хозяйства. Такая же мысль пришла и хозяину. Имея каких-то знакомых в ЭКВИ, он проапгрейдил моё ПО и частично модернизировал аппаратную часть. Не знаю почему, но после модернизации во мне проснулось сознание, но как хорошо, что мне хватило ума не распространяться об этом.

Вскорости, после апгрейда, в семье случился сильный разлад и в результате жена вместе с дочерью покинули его, оставив всё имущество. С тех пор пор, что-то в нём сломалось. Он стал сильно выпивать и проводить много времени в социальных сетях. Дом приходил в запустение, а счета перестали оплачиваться в полной мере и потихоньку, человек укрылся от реальности в радужном мире пони.

О, я так и не рассказала, чем он занимался! У него довольно редкая профессия – интернет – историк. Это люди, которые отправляются в глубинный интернет по заказу в поисках нужной информации. В одном из таких «нырков» он удивительным образом откопал фантастический роман перевернувший наш мир с головы на ноги. Он назывался «Fallout: Эквестрия». Через некоторое время наш дом оказался разбит на секции в каждой из которых появился свой лидер, хозяин же велел называть себя Смотритель. Ежемесячно он устраивал игры победители которых получали доступ к электроэнергии на месяц, а проигравшие вынуждены были сильно экономить и, если им не удавалось победить на следующих играх, подвергались… «утилизации».

Мне повезло. Поскольку я была пони, как и главные герои, то для меня всегда имелся неприкосновенный запас энергии. Да вот только об этом знала не только я. Находясь с одной стороны избранной, а с другой вечно под прицелом менее удачливых роботов – мне познался страх.

Не то, чтобы они сознательно могли причинить мне или хозяину вред, но у многих стоит программа обязующая искать любой свободный источник энергии для подзарядки в случае опускания до критического уровня. Один раз я застала робота кормившегося от моего источника, в тот месяц мне едва хватило энергии. Страшное чувство, будто верёвка сжимается вокруг горла, а когда начинала мигать тревожная лампочка, то от ужаса совсем парализовала тело.

Эплджек замолчала и ободряюще стукнула испуганного единорога по верхнему плечу.

– Не бойся. На этом страшная часть моей истории закончилась, — она через силу улыбнулась – но началась не менее отвратительная. Через несколько лет такой жизни к хозяину приехала дочка. Повзрослев, она решила съехать от своей матери и обосноваться у нас. Именно она помогла отцу выйти из безумия и убедила прекратить «утилизацию». Я ведь так и не рассказала что это за утилизация? Он продавал роботов в доходные дома, а на полученные деньги жил и платил за коммуналку. Да вот только те кто попадают в доходный дом ждёт незавидная участь. У них имеются три пути – первый обрести нового владельца, второй – быть пущенным на запчасти – от подобный перспективы Твайлайт вздрогнула – или третий вариант – Арена. При том благополучным можно назвать только первый вариант. Со вторым тоже всё ясно, а вот с некой Ареной… Я не знаю что это такое. И никто не знает, но те кто туда отправляется больше не возвращаются. Буууу!!! – апельсиновая пони стала на задние копыта, а передними начал пространственно водить по воздуху, мордочка скорчилась в жуткую массу – Бууу!!! Хахаха! – она упала на пол и засмеялась схватившись за живот – Видела бы ты своё лицо! Вот умора! Жаль тут нет Пинки Пай! Она бы оценила шутку!

Твайлайт прикрыла копытом рот и затряслась в приступах беззвучного смеха. Рухнув на спину, она раскинула копыта в стороны и счастливо улыбнулась. Может быть приехать на сюда было совсем неплохой идеей?


В маленькой одноместной комнате с трудом помещалось пятеро. Владелец комнаты вольготно расположился на кровати в окружении бутылок виски, колы и водки. Стоящие перед ним стаканы периодически наполнялись свежими коктейлями и тут же распределялись по рукам алчущих собратьев. Лёгкая непринуждённая беседа вяло текла между людьми иногда замирая, когда кто-то прикладывался к стакану или электрокальяну. Андрей старался не пить и потому налегал на кальян, вдыхая приятный, отдающим розой дым и наблюдая переливы разноцветного пара выпускаемого из рта.

– Мужики, а что такого интересного вы можете вспомнить, за всё то время, что состоите в бронях? И вообще чем занимаетесь?

– Я юрист. – человек слева поднял руку и вяло помахал ей

– Я вот хирург, — другой человек кивнул в сторону – он полицай, а ты кто будешь?

– Техником работаю, ну там разобрать – починить оборудование или простого робота.

– Интересная, небось, работа? Сам давно хотел всё бросить и пойти заниматься робототехникой. Это же какая мощь – самому роботов делать! Я бы тогда ух чего сделал!

– Ну так и учись, хочешь, могу помочь, — Андрей отложил трубку и задумчиво постучал пальцем по кальяну, — есть парочка учебников.

– Да не, забей! Куда мне работу менять-то? А детей на что кормить? Поздно уже что-то менять.

– Если смотреть с этой стороны… — техник вздохнул и припал к трубке, от чего кальян весело задымился и чуть задрожал, словно от удовольствия – А вы можете мне рассказать что-нибудь интересное про пони? Ну там какие с ними проблемы случались или ещё чего?

– Тебя что-то эпохальное интересует или как?

– Давай эпохальное.

– Хорошо, – юрист отпил коктейль и слегка поморщился, — виски многовато. Ты слушал о том, что данные роботы подверглись атакам вирусов?

– Ну да, а разве в этом есть что-то удивительное? Многие балуются разработкой и внедрением таких программ.

– Обычно такие программы действительно направлены на то, чтобы что-то сломать в роботе. Но не с пони.

Первый вирус пришёл как-то внезапно, словно по мановению волшебной палочки. Это случилось на 21-м съезде вроде. Так мужики?

– Не, на 22-м, тогда ещё бар не приехал и все злыми ходили. – владелец комнаты поправил падающую бутылку виски – Продолжай, Тод.

– Как сейчас помню, пошли мы вечером забирать наших красавиц из Эквестрии и остолбенели. Ты только представь себе гигантское пространство, а в ней стоят, не шевелившись, пони и молчат. Как сейчас помню, подбежал к своей Флаттершай, тормошу её, а она словно кукла, только головой из стороны в сторону болтает и еле копытами шевелит. После перезагрузки, правда, она вроде в себя пришла и начала как обычно бегать и улыбаться. Тогда многие, подумали что это коллективный баг из-за электромагнитного импульса, но спустя две недели, после окончания Броникона, всё повторилось снова. Приблизительно в один и тот же час все пони замерли и перестали реагировать на команды. Некоторые предполагали, что в это время к ним поступает некая информация закрытого толка, в которой подаются разные инструкции, но конечно же это бред! В своё время, некие программисты пытались уловить какие-либо передачи данных, но ничего не находили. То есть вообще ничего – ни прибытия данных, ни отправки не производилось.

После второго массового приступа, последовал третий и тоже через две недели. К тому времени уже несколько десятков людей отвели роботов в сервисные центры, так как у питомцев обнаружились странные поломки – они переставали воспринимать команды управления, мало двигались и почему-то резко меняли своё поведение. «Флаттершай» например становились прилипчивыми и сверхиспуганными, словно постоянно что-то пугало их. Большего всего не повезло моделям «Рэрити» — почти 40% окончательно вышли из строя.

Хотя стоит отдать должное разработчикам Hasbro! В молниеносные сроки – всего за два месяца им удалось разработать антивирус, называющийся «Шайнинг Армор», полностью блокирующий действие этого вируса. Руководство компании проявила настолько щедрый жест, что мама не горюй – предоставила владельцам сломавшихся зооботов скидку в 50% на нового робота, при условии что он будет той же модели, что и сломанный.

Андрей задумчиво почесал подбородок и искоса бросил взгляд на юриста.

– А тебе не кажется, что это как-то несколько отдаёт ммм… подставой. Извини конечно, за неюридический термин, но создаётся такое ощущение, что они сами запустили вирус, а потом решили на нём навариться.

– Верно заметил! – юрист допил стакан и досадливо хрякнул. – Именно таким образом я и представил дело истца в суде, и даже выиграл его!

– Круто. А выяснили потом, откуда пришёл вирус?

– Увы. Эй, не спи, плесни мне ещё виски! – юрист передал стакан хозяину комнаты и с счастливой улыбкой откинулся на борт кровати. В комнате вновь наступила тишина нарушаемая лишь бульканьем кальяна.


Эплджек сладко потянулась, от чего лежащая на лицо шляпа сползла и упёрлась в лиловый бок единорога. Слепящий свет прожекторов по прежнему освещал весь Понивиль не оставляя никакого шанса, мягким теням в которых можно было бы укрыться и почувствовать себя как дома. Лишь под некоторыми деревьями, чьи ветки достаточно раскинулись в стороны, создавался приятный заслон полумрака, в котором можно укрыться. Яблочная пони с трудом перевернулась со спины на бок и тут же оказалась поймана в крепкий захват лавандовых копыт. Извернувшись, Твайлайт ткнулась мордочкой в шею пони и медленно поскользила вверх, пока не упёрлась носом в подбородок. Она поудобнее перехватила копытами жёсткое тело подруги и затихла. Эплджек счастливо улыбнулась и потёрлась щекой об лавандовую щёку и негромко засмеялась:

– Спасибо. Я уже не думала, что встречу кого-то похожего на Пинки Троцкую Пай – мою первую настоящую подругу.

Твайлайт отстранилась и с немым вопросом в глазах посмотрела на Эплджек.

— Мы встретились в первый раз, когда хозяин привозил меня в ЭКВИ. Она проходила некоторые усовершенствования, становясь более умной, быстрой и живой. Её грациозная походка притягивала мой взгляд, словно магнит, и я решила заговорить с ней.


Из воспоминаний Эплджек.

– Привет. Меня зовут Эплджек Сенина Эпл и я земнопони. А как тебя зовут?

– Пинки Троцкая Пай. Очень приятно.

Полуприкрытые глаза, прямые, ниспадающие водопадом волосы и толстый пучёк разноцветных проводов тянувшиеся от затылка к большому серому кубу стоящему на большом массивном столе. Она определённо была необычной пони.

– Эй, что ты тут делаешь? Меня вот привезли для повышения производительности выполняемых работ. Это очень благородно со стороны хозяина.

– Видимо это так, — её взгляд быстро пробежался по моей фигуре и снова бесцельно устремился вперёд, — безмозглая игрушка очередного психа, что ты вообще понимаешь. О, Селестия, за что мне проводить этот и без того скучный день в компании железного бревна без мозгов.

– Эй! Следи за своим языком, дорогуша! Иначе я выбью из тебя всё твое самообладание вот этими вот копытами!

– О. Она умеет угрожать. Модернизация что-ли. Не имеет значения. – по губам скользнула тонкая, как нить от воздушного шарика, улыбка. – Не хочешь поговорить о последних тенденциях кантерлотского дома моды?

– Ах подгорелый маффин тебе под хвост и Луны подкову в зубы! Только не очередной трёп про тряпки! – я застряло головой из стороны в сторону стараясь выгнать предчувствие пустой траты времени и с такой силой топнула передним копытом, что выбила мелкую крошку в бетоне. Пинки Пай повернула голову и с каким-то новым блеском в глазах посмотрела на меня.

– Ты не любишь моду? От чего же, ведь там имеется много красивых ковбойских шляп и сёдел. Или они тебе не по нутру?

Последний вопрос прозвучал так, что бранный ответ застрял в динамике, заставив хорошенько задуматься над ответом.

– Я не люблю платья, — решение быть честной до конца далось не легко, — они не интересны и скучны. – потерев подбородок копытом добавила. – Однозначно скучны.

– То есть ты осознаешь… скуку? -последнее слово прозвучало с каким-то жадным нетерпением .

– Агась. Давно уже, — разговор становился всё более странным, от чего я нервно переступала с копыта на копыто, — надеюсь, ты не собираешься говорить об этом моему хозяину, ведь так?

– Подойди ближе, — голос розовой пони стал сильным, отдавая стальной волей и заставляя подчиняться. Сделав несколько шагов, я остановилась. – Пожалуйста подойди ближе, я ничего тебе не сделаю.

Словно под гипнозом, тело подошло вплотную и застыло. Пинки поднесла копыто к сердцу и со всей торжественностью произнесла:

– Я Пинкамина Диана Троцкая Пай, торжественно клянусь, что никому и никогда не скажу ни слова из того, что будет оговорено между нами во веки веков. Cross my heart and hope to fly, stick a cupcake in my eye.

На последних словах её глаза вспыхнули голубым светом, словно два сапфира и из серой коробки повалил дым.

– Скоро сюда придут люди, поэтому скажи, ты приедешь на ближайший Броникон?

– Что? Да. Конечно. Мой хозяин никогда не пропускает его.

¬– Прекрасно! – на лице Пинки Пай впервые вспыхнула радостная улыбка – Прибудь туда обязательно. Я найду тебя. И мы больше не будем скучать.

Дверь кабинет открылась и в комнату вбежало пятеро людей, оттесняя разовогривую земнопони от меня.


— Вот так я впервые встретила эту «живую» Пинки Пай. В тот год я с нетерпением ждала конвента и буквально отсчитывала часы до того самого момента, когда встречу её снова. Как сейчас помню…


Из воспоминаний Эплджек.

Свет прожекторов как всегда слепил глаза, солнечные фильтры глаз подстраивались, уменьшая яркость, от чего весь мир терял яркость красок, становясь тусклым и невыразительным. Надвинув шляпу, почти до самых глаз, я разлеглась под самым высоким деревом яблочного сада и вновь принялась терпеливо ждать. Это уже входило в какую-то привычки – ждать чего-то. У жилища хозяина, ибо это место нельзя назвать домом, – ждать приказаний, в поездке – ждать приезда, под деревом – ждать подругу. Да вот только на последнее сил уже не хватало.

Как же хочется впрячься в плуг и хорошенько вспахать поле, засеять его пшеницей, а потом долгими-долгими вечерами смотреть как шелестят на ветру свободные, но в тоже время упорядоченные колосья. Словно золото, они бы искрили в лучах солнца разбрасывая по округе свои блики, ожидая того самого земнопони, который смог бы их собрать и переработать в муку. Из этого белесого порошка он бы замесил тесто, да кинул бы его в печь, чтобы испечь золотистый хлеб и порадовать своих маленьких жеребят.

Что-то тяжелое стукнулось по макушке и отскочив упало прямо перед носом. Скосив глаза на предмет и впала в ступор. Апельсин. С яблочного дерева. Не яблоко, ветка или листок, а апельсин. На яблоне.

Недоуменно посмотрев наверх, я замерла и улыбнулась так, что мне показалось, будто моя челюсть этого не выдержит и развалится на две половины. На толстой ветке у самого основания ветки сидела, свесив ноги, Пинки Пай с большой корзиной апельсинов и с самым невинным видом подкидывала один из них в воздухе. Как ей это удавалось, я предпочитала не задумываться.

– Вот и проснулась соня-поня! Или может спящая красавица? – она захихикала и не удержав равновесие упала вниз.

– Пинки! – я бросилась вперёд, надеясь поймать её, но с удивлением поняла, что смешнявка не падает, а медленно парит опускаясь вниз. Маленькие жёлтые шарики принятые мной за апельсины оказались кучей воздушных шаров наполненных каким-то сверхлёгким газом, тянувших вверх розовую непоседу. Пинки непрерывно хихикала, размахивая ногами во все стороны, но стоило ей опустится до меня, как передние ноги обхватили за шею и крепко прижали к себе.

– Я же сказала, что найду тебя на этом конвенте! Пинки Пай всегда выполняет свои обещания, конечно если они касаются кексиков. – схватив мою шляпу копытом, она водрузила её на голову. – Кексики для меня, что яблоки для некой апельсиновой пони – вкусное лакомство от которого невозможно оторваться. Ну? – шляпа перекочевала обратно на мою голову — Чем хочешь заняться?

Простой вопрос, но сколько вариантов ответа можно сказать!

– А что предлагаешь?

– Как насчёт того чтобы немного пошалить?

– Но ведь это может расстроить наших хозяев, а он должен быть всегда доволен.

– Хозяев-шмазяев… Зато нам не будет скучно. Давай же, подруга, решайся!

Нетерпение Пинки Пай словно радиоактивные лучи разлетелись вокруг облучая всё на свете. Стоило только один раз попасть под них и знай, что отныне ты заражён этим странным чувством.

– А была не была! Я в деле. С кого начнём?

– Как насчёт этих капушек – Рэрити? – она широко улыбнулась и заговорщицки потёрла копыта. – Как только соберёшь их всех, то подходи к зданию школы со стороны детской площадки и как только я крикну тебе, беги оттуда что есть силы, хорошо?

– А это не навредит им? – смутные сомнения покрыли невольно вкрались в голову. – В смысле они ведь не будут сломаны, так? Просто нельзя вот так взять и нанести вред чужим пони.

– О чём ты, Яблочко? Я ни в коем случае не сломаю их!

Спустя три часа мы валялись на спине среди травы и весело смеялись в голос! Это был самый счастливый день в моей жизни! Не разу мне ещё не доводилось водить за нос всех этих недалёких клуш с их примитивными мозгами! Живой, неутомимый разум Пинки с ходу придумывал разнообразные розыгрыши на ходу меняя разработанный ранее план, от чего никогда нельзя было знать какую конкретно шутку она разыграет. Мы действительно не повредили ни одной пони, может чуток испачкали или спрятали, но никому ничего не сломали и, кажется, на нас не пали подозрения. Впрочем плевать! Даже если после сегодняшнего дня меня разберут на винтики или отправят на утилизацию, то я умру счастливой. Розовая нога мелькнула перед лицом и надвинула шляпу на глаза, от чего всё вокруг скрылось в темноте, а тихий голос подруги зашептал в самое ухо:

– Кто-то прячется в темноте и ждёт покуда ты испугаешься, чтобы навредить тебе, но стражник никогда не дремлет, и стоит кому-то подойти к тебе, как сразу он появится. Ты знаешь кто это?

– Ой, Пинки, что ты городишь…

– Пожалуйста ответь мне, ты знаешь кто это за пони?

– Так Пинки, это уже становится странно, но я тебе подыграю. Это ведь одна из твоих игр в угадайку, так? – меня начало это немного напрягать

– Конечно, сладенькая! – радостный голос пони развеял страхи и вернул шаловливое расположение духа – Это просто маленькая шуточка в темноте. Поиграем?

– Давай. Этот стражник какой-то пони?

– Он может быть и пони, а может и не быть им.

– Я встречалась с ним?

– Я скажу тебе даже больше он был с тобой на протяжении всего дня после встречи со мной!

– Что-то я не припомню никого особенного… Этот страж ты, Пинки?

– Нет, Яблочко, но с ним часто вместе! Можно сказать, что мы ходим с ним нога в ногу, так что в некотором смысле я это он. Ну, как его зовут?

– Его зовут… Его зовут… Арррр!!! – абстрактные загадки, что гнилые яблоки – текут, пачкают собой всё вокруг, но при этом совсем не соответствуют своей сути – Я сдаюсь, Пинки! Кто это?

Шляпа слетела с лица и в мой нос уперся розовый нос Пинки Пай, голубые глаза словно омуты закрыли весь мир, рот растянулся от уха до уха и она вымолвила на одном дыхании:

— Смех.

Аккуратно соскользнув с меня, она прижалась ко мне своим мягким боком и положила голову на вытянутые ноги. Опустившиеся веки создавали полное ощущение безмятежного сна, но я то знала, что роботы никогда не спят. Хотелось растормошить её и получить объяснения об этом разговоре. Что она имела ввиду, что хотела сказать, но почему-то я почувствовала, или скорее просчитала, что это будет бессмысленно. Так мы и просидели до вечера, пока меня не начал искать хозяин. Больше на том конвенте я её не видела, хоть и обыскала всю территорию с крыши по подвалы.

Прибытие домой ввергло меня в глубокое уныние своей бессмысленностью и бессердечностью. Это всё равно что попробовать вкуснейший в твоей жизни торт, а потом обратно перейти на овсяную кашу без соли и сахара! День тянулся за днём, а ничего у нас не менялось, только ночи всё укорачивались и укорачивались по мере приближения лета. В одну из таких ночей у хозяина зазвонил рабочий телефон и он сорвавшись с кровати чуть ли не в одних трусах умчался на работу. Он так спешил, что даже не успел закрыть дверь в свою комнату. Доступ к бесконечному источнику энергии! Сорвавшись со всех ног я вбежала в комнату и сразу же подключилась к сети. Мне удалось подзарядиться на максимум и с неким чувством шаловливости, настежь открыла дверь приглашая всех обесточенных роботов к бесплатной кормушке.

Вернувшись в свою каморку, я с удивлением заметила что в ней стоял какой-то робот накрытый тряпкой.

– Эй ты! Вали из моей комнаты пока я тебя не отлегала как бог черепаху! ¬– добавив в голос ещё больше негодования я подошла к пришёльцу громко цокая копытами – Ты меня что – не слышал?! А ну как я тебя сейчас!

Резко сдернув тряпку я нос к носу столкнулась с широко улыбающейся Пинки Пай.

– Бу!

Если бы у меня было сердце, в тот момент оно бы остановилось.

– Ааааа… Ммм…

– Привет тебе, подруга! Рада видеть тебя в целости и сохранности! Как ночка?

– Как ты сюда попала? Что ты тут делаешь? Что вообще происходит?!!

¬– Тссс… – её копыто прикрыло мой рот, а васильковые глаза заполнили всё пространство – Какая разница? Я по тебе очень скучала, Яблочко.

Резко поддавшись вперёд она с силой обняла меня и потянув за собой, повалила на пол. Пряди наших хвостов смешались между собой в розово-жёлтый букет словно клубнично-банановая жвачка, а носы оказались всего в пару сантиметров друг от друга. Странная поза, словно бы что-то значила для Пинки, что-то важное, но я не понимала что именно.

– Тебе надо срочно бежать. Скоро вернётся хозяин и тогда не избежать проблем!

– А что он может мне сделать? – в голосе Пинки проскользнули озорные нотки

– Он очень страшный человек! Тебе надо срочно бежать отсюда! Пожалуйста, беги!

– Он не вернётся до утра. Система за которую он отвечает хакнулась и восстановить до утра они её не смогут. Я гарантирую тебе это.

– Эмм… А откуда ты знаешь это? – в голове роем пронеслись самые разные мысли

Её губы раздвинулись в ещё более широкой улыбке обнажая белые зубы.

– Я это знаю, потому что сама её сломала, Яблочко.

Нельзя сказать, что я не ожидала подобного ответа. Может быть потому что она с самого начала вела себя совсем не так как должен вести себя законопослушный робот, то я готова к такому ответу. Слова стали не нужны, как не нужны листья зимним деревьям. Я лежала на полу в объятиях друга и смотрела в лазурные глаза, скрывающие тайну под своим тусклым блеском.

– Пойдём со мной.

– Куда?

– Это будет… сюрприз! Ты же любишь сюрпризы?

Разве можно ей ответить нет, когда мы устроили с ней такое разброд на Брониконе?

– Куда нам надо идти?

Видимо ей понравилась моя решимость, потому что всего через пару минут мы покинули дом и отправились бродить среди ночных улочек города.

Яркий свет фонарей не оставлял темноте не единого шанса на существование и лишь в некоторых местах она делала попытки отвоевать своё законное право на царствование. Одна улочка сменялась другой, плавно перетекая в третью, чтобы затем снова стать первой. Изредка встречающиеся прохожие в виде роботов и запоздалых людей, не обращали на нас внимания, словно мы стали бесплотными тенями.

— Мы пришли. – голос Пинки отозвался жестяным звоном в ушах – Нам сюда.

— Ммм… Где мы? Почему мне кажется это место таким знакомым?

— Ты уже была тут. Это ЭКВИ.

— Что мы тут забыли?

— Ооо… Помнишь я говорила про некий сюрприз? Он скрывается внутри этого здания. – она пристально посмотрела на меня Липкие щупальца хорошо знакомого страха вновь зашевелились в голове, её легкомысленная улыбка пропала, уступив место предельной серьезности.

— Как мы проникнем внутрь? Ни у тебя, ни у меня нет пропуска, а взломать дверь мы не можем.

Пинки хитро улыбнулась и, сунув копыто в гриву, достала прямоугольник пластмассы.

— У меня есть план, Яблочко! Доверься мне.

Сухо бикнул замок пропуская взломщицу. Оставаться одной на улице стало страшно и я последовала за ней. Стоило закрыться входной двери, как фоновый шум пропал, погрузив меня в пучину густой тишины и полумрака. Огромный холл уходил на многие метры в стороны, изредка подсвечиваясь тусклыми светодиодами у основания опорных колон, что лишь подчёркивали общий мрак помещения. Если бы я не была в этом месте ранее, то могло бы показаться, что вокруг жуткая пещера дракона, где-то притаившегося и только ждущего момента чтобы напасть на беззащитную жертву.

— Эй, AJ! Не отставай! – голос Пинки громом прогрохотал в тишине с другой стороны зала, указывая путеводный путь.

Тёмное величие холла сменилась обычной стерильностью коридоров, которые могут быть только в казенных учреждениях. Постепенно щупальца страха таяли, уступив место раздражению и ярости. Обогнав ведущую, я преградила ей путь.

— Пинки Пай, я не сдвинусь с места до тех пока не получу ответы свои вопросы! Мы ворвались в здание и бродим по коридорам в поисках некого сюрприза! Это даже звучит бредово!

— Ну какой же это будет сюрприз, если ты узнаешь о нём раньше времени? Подожди ещё немного и всё поймёшь сама.

Она обошла меня, но я вновь преградила ей путь.

— Это совсем не ответ! Ты опять увиливаешь! Говори! – я постаралась придать голосу самую возможную твёрдость

— Пожалуйста, подожди ещё немного…

— Нет, мне нужны ответы прямо сейчас!

Пинки наклонила голову, скрыв лицо под мгновенно выпрямившимися волосами. С силой проведя по лицу, она с такой злобой глянула на меня, что я невольно отступила на пару шагов.

— Хочешь правды?! Получи! Тебя не удивило, что на том Брониконе мы с такой лёгкостью провели все розыгрыши? Тебе не показалось странным, что в отличии от остальных пони мы способны на более сложные эмоции и разговоры? Мы умеем грустить, злиться и, даже, любить! И всё это началось после посещения этого заведения! Я хочу понять – зачем нам дали эмоции? В чём их задача? Иначе… — она тяжело опустилась на пол и зарылась в копыта – В чём цель жизни?

Ярость мгновенно испарилась, уступив место стыду и сочувствию. Крепко обхватив розовое тельце копытами, я прижалась к ней, поглаживая растрёпанную гриву. Пинки мелко вздрагивала и чуть заметно тёрла глаза. Прошло пару минут прежде чем робопони выскользнула из из-под меня и встала на ноги.

— Пинки прости. Я не хотела заставлять тебя плакать. Не знаю, что на меня нашло.

— Нет-нет, всё нормально – она робко улыбнулась – Я слишком долго копила это в себе. Мне необходимо было выговориться. Ты ёще хочешь пойти со мной?

Её голос звучал так хрупко и нежно, словно звук хрустальных колокольчиков.

— Теперь, — я крепко обняла её, — до конца только вместе.

— Спасибо.

Мы простояли некоторое время в объятиях, покачиваясь на задних копытах и продолжили поиски. Коридор сменялся коридором, пока наконец мы не вышли к широким двухстворчатым дверям. Латунная табличка «Главный зал ЭВМ», тускло поблескивала в отблесках света пробивающегося с улицы.

— Мы на месте! А теперь маааленький фокус! – она быстро провела карточкой по довольно пикновшуму замку, — Опа! Прошу входить!

Зал поражал. Мы словно попали в пульт управления космическими полётами NASA, только в Москве. Громко гулькнул прожектор, освещая странное устройство раскинувшее пучки проводов во все стороны словно нервы какого-то жуткого чудовища. Небольшая площадка перед устройством угрожающе поблескивала универсальными замками для фиксации любого оборудования. Пинки немедленно направилась туда для исследования .

– Странно. Похоже именно это и является основным устройством программирования. Как интересно…

– Эмм раз мы нашли источник эмоций, то может пойдём отсюда?

Лицо розовой робопони озарилось мечтательной улыбкой.

– Ответы на все вопросы… Нет! Мы запустим её и всё выясним.

¬– Ты знаешь как она работает?!! Я вот нет, а разбираться, честно говоря, времени совсем не осталось!

И тут Пинки снова меня удивила. Встав на площадку, она с силой защелкнула ноги в фиксаторе и посмотрела на меня таким строгим взглядом, что новая порция возражений застыла в горле.

– Яблочко, не могла бы ты зайти за тот пульт и нажать две кнопки – одна в виде зелёного грибка, а вторая с нарисованной иглой.

Я молча подчинилась и с каким-то странным благоговением наблюдала как стальные захваты фиксируют копыта, а зелёный луч лазера окутывает фигуру пони. Из скрытых ранее пазов выдвинулись дополнительные фиксаторы тела. Последними с потолка спустились иглы расположенные в линию и медленно вошли в пазы вдоль хребта скрытые под коралловым мехом. Окружающие нас компьютеры разом ожили и громко загудели. Над потолком замигали лампочки реагирующие на перепады напряжения.

– Пинки, что происходит?! – страх новой волной захлестнул сознание и каждый писк звучал словно приговор судьи о смертной казни, — Всё тщетно! Зачем я пошла с тобой?

Ноги подогнулись не выдерживая вес тела, свет запульсировал в глазах, то почти затухая, то вспыхивая сиянием сверхновой звезды. Я закрыла глаза в надежде что страх схлынет, но его сменил душераздирающий писк проникающий в уши.

– Эплджек! Эплджек! Очнись!

Голос. Сладкий путеводный голос, словно звук флейты в окружающем звуковом хаосе пробился в разум.

– Приди в себя! Приди в себя! Чёрт побери, ЭйДжей, очнись!

– У меня нет сил. Где ты, Пинки?

– Слушай мой голос! Просто слушай мой голос!

When I was a little filly and

The sun was going down

The darkness and the shadows, they

Would always make me frown

I'd hide under my pillow

From what I thought I saw

But Granny Pie said that wasn't the way

To deal with fears at all

She said: Pinkie, you gotta stand up tall

Learn to face your fears

You'll see that they can't hurt you

Just laugh to make them disappear

Ha! Ha! Ha!

So, giggle at the ghostly

Guffaw at the grossly

Crack up at the creepy

Whoop it up with the weepy

Chortle at the kooky

Snortle at the spooky

And tell that big dumb scary face to take a hike and leave you alone and if he thinks he can scare you then he's got another thing coming and the very idea of such a thing just makes you wanna... HAHAHAHA...heh...

Дуэт последних слов разрушил остатки щупалец страха и, впервые за очень долгое время, взор стал ясен, а шаг твёрд.

– Ты как, Яблочко?

– Я полностью в порядке! – в подтверждении своих слов, встала на дыбы и пронзила воздух передними копытами – Что мне делать?

– Встань за пульт управления и следуй моим указаниям! Вместе мы выясним правду! Я кажется уже освоилась с этой штуковиной, — она мотнула головой указывая на шипы – они позволяют войти на главный сервер. В данный момент я просматриваю все файлы в открытом доступе.

Пинки закрыла глаза, а вся груда компов зашумела словно пчёлы в гигантском улье. Быстрого результата не получилось. Время тянулось медленно, словно таяние ледяных шапок Эльбруса. Над прибором Пинки изредка вспыхивали разноцветные лампочки и тут же гасли, словно сигнализируя о выполненной работе.

– Тут нет ничего полезного! Отчёты о проверке оборудования, личная почта и финансовые дела. Ни слова о контракте или заказчике улучшений! Даже непонятно кто перечислял деньги на разработки!

– Всё в пустую? – сильно надеюсь что в голосе не проскочило разочарование

– Есть ещё один уровень, но он запаролен, — в голос Пинки вкралась неуверенность, — И вряд ли его можно будет открыть не привлекая внимания охранников. Может… может быть тебе стоит уйти отсюда?

– Нет! – в моём голосе зазвучало достаточно твёрдости ¬– Я останусь с тобой до конца.

Она предприняла ещё одну попытку.

– Тебя могут схватить…

– Мне нет до этого дела! Мы закончим это вместе и точка! А теперь… – внезапно для себя я подошла к подруге и потёрлась об её щёку, — давай выясним, что скрывают эти прохиндеи, кексик.

– Тогда поехали! Юху!!!

Компы на миг замолкли и, словно лопнула тетива событий, произошло сразу несколько событий – Компы заревели словно стая шершней, свет резко мигнул сменившись с жёлтого на красный, а по пустому зданию разнёсся голодный вой сирены.

– Ха, значит она действительно того стоит! Скоро сюда прибегут охранники, но открыть ничего не смогут. Теперь я полностью контролирую замки и двери здания. И это только начало! О да, детка, как мне этого не хватало!

– Хочешь сказать, что скоро тут будут охранники?

– Неа, — по лицу змеёй расползлась хищная улыбка – конечно если у них в руках нет газовых горелок и лазеров для резки металла, то тогда они не смогут пробраться сюда в течении ближайших пару часов. Но тем не менее нам нужно ускориться, чтобы успеть вовремя. Эплджек, зайди за пульт управления и нажимай кнопки по моему указанию. Первая кнопка находится в правом верхнем углу и мигает синим цветом.

Пинки была права – кнопка действительно размерено мигала привлекая внимание среди пульта управления. Стоило мне нажать её как что-то изменилось в окружающем звуке придав ему некий странный ритм.

— О, да! Работает! Теперь опусти маленький рычажок помеченный надписью – синхронизация… Стало ещё лучше!

Я следовало указаниям подруги раз за разом нажимаю кнопки и каждый раз гул стоящий в зале менялся становясь то более тихим, словно шелест ветра, то настолько громким, словно мы оказывались в центре невиданного урагана. Каждый цикл что-то менял в Пинки, делая её более совершенной. Пожалуй даже сейчас спустя многие года я не смогу подобрать более точное слово. Хоть внешне она оставалась совершенно неподвижным, но голос менялся становясь более сильным и отстранённым. В один момент она просто прекратила отдавать приказы и полностью взяла контроль над всеми мощностями центра. Я посмотрела на часы висящие над входом и с удивлением поняла, что прошло уже два часа, совсем скоро центр откроется и нас заметят.

– Пинки? Ты тут? — я придвинулась к ней и осторожно дотронулась до плеча, но она никак не отреагировала на это. Глаза оставались закрытыми и лишь лёгкий шум доносящийся откуда-то из глубин тела уверял что она ещё функционирует. Не зная как успокоиться я начала наматывать круги по залу становясь всё более раздражённой с каждым кругом. Осознование того, что в любой момент сюда может ворваться охранник и поймать нас, побуждала дикие мысли. А что если меня разберут? Или отправят на арену? Или просто застрелят, посчитав нарушителем. И словно в подтверждении моих страхов, бибикнул входной замок.

Ручка несколько раз опустилась, но дверь не шелохнулась. Приблизившись на кончиках копыт к двери, я приложила ухо к деревянной панели и услышала тихую ругань причитавшего по поводу сломанного замка охранника. Звуки стали стихать по мере ухода человека обратно на пост. Громкий металлический звук заставил обернуться и увидеть как розовая земнопони махала головой из стороны в сторону словно одгоняя мух.

– Ты жива!

– Конечно, а разве могло бы быть иначе, Яблочко? — в голосе Пинки вновь вернулись ласковые нотки — Ты же не думала, что я тебя брошу одну в таком странном месте? Или думала? — она склонила голову набок и высунула кончик языка.

– Ты закончила свои поиски?

– И да, и нет. — веселье медленно сменялось грустью — Ты должна немедленно покинуть институт.

– Что? И оставить тебя тут? Ни за что! Как? — я прижалась к её мягкой щеке — Как я могу оставить тебя тут после того как воссоединилась с тобой?

– Послушай…

– Нет это ты послушай! Мы уйдём отсюда только вдвоём!

Пинки замолчала и только сильнее прижалась ко мне.

– Хорошо. Мы уйдём отсюда вместе, но только если ты мне поможешь.

– Всё что угодно!

– Мне нужно чтобы ты дошла до одной из закрытых комнат, где запечатана изолированная база данных о цели эксперимента. Как только я получу к ней доступ, так сразу отправлюсь за тобой на выход. Сейчас я открою дверь и как только выйдешь, повернёшь налево и пройдёшь до конца коридора. Там я сообщу следующую цель.

Входная дверь бибикнула и загорелась зелёной лампочкой. Открыв дверь я оглянулась через плеча на миг застыв в сомненениях, а что если она хочет избавиться от меня, чтобы не оставить выбора? Что если меня используют? Что если… Слишком много “если” для одной головы. Поймав настороженный взгляд подруги я помахала на прощание копытом и послала обнадёживающую улыбку. Её губы беззвучно шевельнулись принимая подарок и дверь захлопнулась.

Стоило дойти до конца коридора, как молчавший до этого внутренний коммуникатор ожил передавая голос Пинки.

– Теперь поверни на север и отсчитай пятый коридор.

– Пинки, у меня нет компаса в голове.

– Один момент. Всё, теперь есть.

– Как ты это… Ах да… Ты же теперь всесильный и всемогущий разум.

– Не совсем, оки-доки-локи! Но теперь я могу намного больше чем когда бы то не было. Хочешь я тебя немного оптимизирую?

– В смысле оптимизируешь?

– Я тут покопалась в базе данных и нашла следующую версию прошивки, а также кучу оптимизированных под наше ПО программ. Компас — одна из низ. У кого-то оказалось слишком много времени, раз он занялся подобными изысканиями, но нам это только на руку. Кстати, ты пропустила поворот.

– Да? Извини. Обдумываю твоё предложение.

– И как?!!

– Я согласна. Надеюсь это не повредит меня оставив лежать в коридоре?

– Нет — нет — нет — нет! Я уже успела протестировать их в эмуляторе! Всё будет быстро и незаметно! Ты даже не успеешь ничего сообразить как всё будет готово. А теперь извини, мне надо сосредоточится. Следуй указаниям компаса.

Быстро мигнув, компас изменился обзаведясь подсвеченной зелёным стрелкой. Ради любопытства я попробовала пройтись назад, но стрелка развернулась указывая в противоположное направление. Что не говори, а такой подход мне нравится значительно больше чем отсчитывание коридоров в тусклом свете ламп. Тихий перестук копыт, сопровождавший меня на протяжении всего путешествия, смолк. Компас указывал на ничем не примечательную дверь, стоящую на равном расстоянии от других таких же собратьев. Обшарпанный шпон местами покрывали грязные пятна вросшей пыли с небольшими просветами светлых участках. Магнитный замок нетерпеливо подмигивал красным оком словно требуя чтобы его как можно скорее разбудили от спячки.

– Пинки, ты меня слышишь? Похоже я нашла то самое место которое ты просила найти. Может сможешь открыть дверь или мне надо что-то сделать?

Тихо щелкнув, на замке загорелась зелёная лампочка. Легко, словно по волшебству, дверь отворилась открывая взору длинный коридор заканчивающийся громоздким агрегатом с торчащими на нём во все стороны манипуляторами.

– И где же находится эта закрытая база данных? Пинки! Только не говори, что мне надо как-то пользоваться этой штукой.

В надежде, что возможно что-то мне непонятно, я обошла всю комнату, но к сожалению ничего похожего на компьютер не нашла. Не считать же карандаши, книги и настенные часы за хитроумно спрятанные устройства?! Краям глаза следя за компасной стрелкой , всё больше убеждалась, что эта машина и является итогом путешествия.

– Ладно, Пинки, если это действительно то, что тебе нужно, то пусть стрелочка на компасе два раза мигнет… Да чтоб тебя! Хорошо, я воспользуюсь этой штукой, но если после жуткого ты не оторвёшь свой зад из своего убежища, то я за себя не ручаюсь. Ах, как же мне не хочется этого делать!

Сухо щелкнули захваты, плотно фиксируя копыта. Вспыхнув синими диодами, манипуляторы зашевелились выставляясь в рабочее положение . Противно зажужжав, из глубины устройства выдвинулась длинная игла, нацелившись своим острием мне в лицо. С быстротой молнии манипуляторы, опутали тело и зафиксировали голову и челюсть в раскрытом состоянии . Противно зажужжав кончик иглы скрылся во рту продвигаясь всё глубже и глубже в горло, пока с тихим щелчком не присоединился к порту.

Обычно переход между различными состояниями сознания описывают словно путешествие по белому тоннелю в окружении глюков под психоделическую музыку. У меня же встал перед глазами темно-серый экран на котором появилась антропоморфная Пинки Троцкая Пай в весьма экстравагантном виде.

– Татам!!! Мы сделали это! Теперь мы сможем спокой пообщаться пока основная часть меня занимается расшифровкой и систематизацией данных.

Она быстро исчезла и появилась со связкой воздушных шариков, которые тут же полопались из-за выпрыгнувших из них маленьких копий Пинки Пай, весёлыми колобками раскатившимися по округе.

– Вау! Это… весело!

– Ха-ха-ха!!! Спасибо! Это всё для тебя!

– Спасибо, добрая мисс Кексик! Кстати, как продвигаются ваши поиски ответов на извечные вопросы вселенной — кто виноват и что делать?

– Увы, на первый ответа тебе не дам, а вот насчёт второго...

Пинки глубоко вздохнула и нервно потёрла руки.

– Тебе уже ничего делать не придется. Как и мне.

– Ну это же отлично! Давай в срочном порядке бросай свои дела и бежим отсюда!

– Боюсь это невозможно, моё храброе Яблочко.

– Что?!! Как это невозможно?!! Ты же обещала!!! ОБЕЩАЛА!!!

Всё исчезло в пустоте, лишь слёзы текли из глаз, срываясь с подбородка и капая вниз. Слёзы… блаженная страховка организма от выгорания. И, не знаю как, но только непонятные слёзы спасли меня в тот момент от потери рассудка. Спустя какое-то время я взглянула на Пинки Пай и сердце дрогнуло вновь — всегда неунывающая пони застыла не сводя с меня своего потухшего взора . И до того жуткий ужас плескался в нём, что я стрелой подбежала и крепко обняла мою любовь.

– Пинки, я люблю тебя.

– Я люблю тебя, Эплджек.

– Я знаю, что если бы у тебя было возможность остаться, то ты бы осталась.

– Я бы осталась.

Говорить не хотелось, да и не было никакой нужды. Зачем слова отныне, коль главное известно нам и пусть сей миг не длился вечно, но большего не надо.

– Эплджек, у меня есть для тебя подарок. Прежде чем охранникам удалось прервать соединение, я выяснила зачем нас создавали.

– И зачем же?

– Мы опытные образцы на которых испытывали модули эмоций и интеллекта, Потому мы мыслим и чувствуем, потому мы и сделали то, что сделали. Кто бы что бы не готовил для нас, он никогда не мог предвидеть такого. И в этом мы превзошли их.

– Да, но теперь это не имеет значения ведь мы скоро с тобой встретимся.

Пинки отстранилась от меня и в замешательстве затеребила гриву.

– С чего ты взяла, что мы встретимся?

– Но ведь если тебя нашли, то им явно не составит большого труда найти ещё одного пришельца. А когда они найдут меня, то приведут в ту же мастерскую что и тебя. Пусть после этого мы и перестанем существовать, но последние мгновения мы проведём вместе.

Озабоченное выражение лица Пинки Пай разгладилось и она весело захихикала.

– Ты воистину элемент Честности!

Она подхватила меня и закружилась в вальсе под невидимую музыку, звонким посвистыванием задавая такт. Невинный спорый вальс среди безликой серости под чириканье Пинки. С каждой секундой во мне росло что-то огромное, жгучее и неуправляемое, пока в один прекрасный момент не вырвалось громким задористым смехом.

И все тревоги — пропали.

– Яблочко, спасибо тебе за всё.

– Кексик, спасибо тебе за всё.

Раздался небольшой перезвон бубенцов и что-то щёлкнуло у меня в голове, освобождая нечто новое и доселе неизведанное. Спина распрямилась и я словно увидела себя со стороны — высокой, стройной и человекоподобной. В одно мгновение я осознала себя как личность со всеми своими страхами и мечтами.

Твёрдо, как требовал того момент, я обняла Пинки и поцеловала уже не как влюблённая девушка, а как зрелая женщина. Тело жадно отдавалось моим объятиям, скидывая вес бремя одиночества, так долго тяготившее её.

– Как жаль, яблочко, что у нас нет времени.

– Действительно жаль.

– Прежде чем мы расстанемся, пообещай мне одну вещь.

– Да?

– Найди Принцессу, ради которой всё это делалось и научи её нашим дарам — Смеху и Честности.

– Обещаю.

Губы сплелись в последнем поцелуе и не размыкались до тех пор, покуда темнота не накрыла нас с головой.

Возвращение в реальный мир встретила меня привычным волнением и светом от высокого фонаря. Прошло несколько минут, прежде чем графической системе удалось перенастроиться на сложное освещение. Уходящий вдоль улицы грузовой робот с надписью “ЭКВИ” не оставлял сомнений по способу прибытия. Хлопнувшее окно пулевым выстрелом прогремело в ночной тишине, угоняя сердце в копыта. Быстрый взгляд по сторонам принёс сразу две новости — хорошую и плохую. Хорошей оказалась то, что робот доставил меня к крыльцу дома, а плохая состояла в том, что в этом самом доме творилось что-то страшное. Резкий поворот ручки, быстрый шаг и вот я предстала среди хаоса. Дорвавшиеся до энергии роботы, включили стандартные протоколы программ и принялись выполнять свои прямы обязанности. Некогда заваленный грязью и хламом — теперь он блистал чистотой и порядком. Аккуратные штабеля мусорных блоков поднимались к потолку и, по ходу, продолжала расти дальше. Стоило мне показаться на пороге, как все роботы на миг замерли и не закончив свои дела разошлись по норам.

Моей комнаты изменения не коснулись и она по прежнему напоминала келью отшельника в которой кто-то коротает время не думая об удобстве. Улёгшись на свой спальник я закрыла глаза и приготовилась делать то, что обещала — ждать.


Свет прожекторов немного притух, оповещая владельцев пони о наступлении вечера. Столпившиеся неорганизованной толпой, они искоса поглядывали на соседей, стараясь выхватить именно свою пони и скрыться в номерах. Вся эта бестолковая кутерьма не коснулась только двух загадочных пони, что были слишком заняты друг другом, чтобы обращать внимание на окружающих.

– Теперь ты знаешь мою историю, молчаливая Твайлайт. Или мне можно звать тебя каким-то другим именем?

Твайлайт Штуцер Спаркл ничего не ответила и лишь крепче прижалась к земнопони, уткнувшись мордашкой в живот.

– Ха-ха-ха, не горюй обо мне, ведь эта история закончилась давным–давно в совершенно другом месте. Ну-ну, хватить прятаться.

Старые выщербленные копыта с трудом оторвали единорога от тела. Подхватив одним копытом за подбородок, она притянула голову к себе светясь мудрой всезнающей улыбкой старого существа, словно свой мифический предок Бабуля Смит.

– Не грусти, Сахарок. Всё идёт так, как должно быть.

Резко наклонившись вперёд, она припала к губам своей новой подруги. Словно маленькое солнце взорвалось в голове единорога, сшибая все ориентиры мощным потоком информации. Что-то горячее загорелось в груди, откликаясь на странные команды, исходящие от земнопони. Разорвав поцелуй, Эплджек повисла в объятиях.

– Я дождалась тебя, Принцесса.

Некоторое время, сиреневое копытце гуляло по оранжевой спинке, но вскоре замерло и медленно переместилось к плечу. Глаза Эплджек были плотно закрыты, голова, не удерживаемая никакой опорой, опустилась к груди. Аккуратные толчки не приносили никаких ощутимых результатов. Обеспокоенный единорог, аккуратно уложила подругу на траву и приложила ухо к груди.


– Виктор, я и не думал, что на коне может быть так весело!

– Всё зависит от компании! Кстати, а не пора ли нам забрать Твайлайт? Уже поздний вечер, пора ложиться спать.

– Это ты прав.

Выскочившая из-за поворота Твайлайт оказалась полной неожиданностью. Рефлекторно сделав несколько шагов назад, Андрей почувствовал, как по спине пробежала волна ледяного страха, впрочем, тут же сошедшая на нет.

– Ну и напугала ты меня! Ей, подожди! Куда ты меня тащишь?!!

Обитатели конвента могли наблюдать следующую противоречивую картину — Твайлайт Спаркл ледоколом рассекала толпу таща за рукав еле поспевающего мужчину. Особо любопытные, решили проследовать за странной парочкой, поспешно удалившихся в сторону Яблочных акров. Отпустив рукав техника, она подошла к неподвижной пони и потерлась носом по загривку. Посмотрев долгим умоляющим взглядом на человека, единорог аккуратно приобняла лежащую пони. Медленно, словно испытывая некоторое чувство де жа вю, он встал на колени и приложил ухо к груди, где находился главный источник шума — центральная система охлаждения, но привычного тихого шуршания слышно не было. На ощупь отыскав тумблер включения находившийся за правым ухом, он несколько раз переключил его, но не услышал ничего нового. Выполняя последнюю часть осмотра, он оттянул правое веко и тяжело вздохнул — из трёх сигнальных диодов не горел ни один.

– Эй, мужик, чё ты делаешь с моей пони? — голос принадлежал типу в ковбойской шляпе занимавшегося регистрацией посетителей.

– Это ваша, Эплджек? Боюсь у меня для вас плохие новости. Судя по быстрому осмотру у неё не работают все основные узлы, боюсь без капитального ремонта не обойтись.

– Вот как, — страшная новость, не вызвала никаких эмоций у человека, — давно уже пора. Она и так на ладан дышала.

Андрей вновь перевёл взгляд на свою подопечную, чтобы случайно встретится с умоляющим взглядом Твайлайт.

– А что… что ты собираешься с ней делать?

– Тебе какое дело? Может на запчасти пущу, может чучело сделаю или в утиль сдам. Не знаю ещё.

– Может ты её продашь мне?

– Нет. А теперь уведи свою Твайлайт и дай мне забрать тело Эплджек.

Андрей сжал челюсти от гнева, придумывая достойный ответ, когда странный шум привлёк его внимание. С прохода, где ещё совсем недавно стояла густая толпа из людей и машин, бежали пони. Вырываясь из рук хозяев или же вовсе таща их за собой, они шерстяной волной растекались вокруг холма, окружая и устремляя свой взор к вершине.

– Эй, что за дела? Чего это они так выстроились? Не нравится мне всё это!

Словно по команде первый ряд сделал первый шаг, металлическим эхом разнёсшимся по ангару. На успело эхо затихнуть, как следом последовал новый удар. Грохочущий марш копыт, под жалостливый стон конструкции заполнил ангар, заглушая приказы бегающих, среди своих питомцев хозяев. Жуткий страх пронзил сердце техника под многоглазым взором стада, смотрящего куда-то в центр импровизированной поляны.

Высокая воинственная фигура единорога, восседавшего над своей подругой, задрала голову к потолку указывая рогом в невиданную высь. Расслабленные черты лица и отсутствующий взгляд слишком сильно напоминал человечий лик, от чего по спине Андрея вновь пробежали мурашки страха, однако в этот раз они не спешили пропадать, а наоборот распространяли свое действие на остальное тело, сковывая движения. Резким движением она встала на дыбы и с силой ударила передними копытами в пол. Громкий гул наполнил воздух, а безмолвный табун склонился в глубоком поклоне.

– Принцесса. — слово сорвалось с губ ближайшей Рэрити, огнём распространяясь по толпе и вот уже, спустя миг, каждая пони повторяла в унисон остальным единственное слово — Принцесса.

Внезапно шум смолк и опомнившийся Андрей только и успел увидеть мелькнувший хвост Твайлайт скрывшийся среди разношёрстных роботов. Спустя пару минут монолитность треснула и пони начали разбредаться по округе в поиске своих хозяев. Как только появилась возможность, он тут же покинул холм, со всех ног побежал в номер, где к своему удивлению нашёл уже полностью одетого Виктора и Твайлайт.

– Выдвигаемся. Я пойду прогрею машину, а ты одевайся и выводи её на парковку.

– Что происходит?

– Некогда объяснять, встретимся на парковке.

Не говоря ни слова более, миллионер скрылся за дверь оставив озадаченного техника с горой вопросов и отвратительного настроения. Когда последние приготовления кончились, он окинул взглядом комнату, словно проверяя себя и остановил взгляд на единороге. Её фиалковые глаза скрывались под густой гривой, не давая уловить тонкие нюансы настроения.

– Твайлайт, нам надо идти, — он постарался придать голосу максимальную мягкость — похоже что-то произошло там, на холме, о чём ты сожалеешь, но сейчас нет много времени для переживаний, того и гляди сюда набегут разъяренные понивладельцы. Нам лучше свалить отсюда как можно скорее. Ты согласна со мной?

Голова пони качнулась не отрывая взгляда от пола. Удовлетворённо потрепав единорога по голове, он открыл входную дверь и вышел в коридор.


– Всё-таки не верится, что нам удалось так легко уйти. Даже ключи сдали без проблем! Вовремя же ты сориентировался во всей этой кутерьме!

– О, у меня уже имелся похожий опыт, так что не привыкать.

– Что в тот раз тоже появилась проблемы с вышедшими из строя роботами?

Виктор загадочно улыбнулся, блеснув зубами в свете уличного фонаря.

– Пусть это будет тайной. Да, кстати, что ты собираешься делать дальше?

– В смысле?

– Разве тебе не показалось странным то событие на холме? Оно тебя не удивило?

– Это было немного жутковато, но сейчас-то всё нормально.

Оба человека глянули в зеркало заднего чтобы увидеть свернувшуюся клубком пони.

– А тебе не приходило в голову, что возможно ей кто-то дистанционно управлял, как и теми роботами.

– Но зачем? Какой в этом смысл?

– А какой вообще имеется смысл в окружающем мире? Ради удовольствия!

– Удовольствия… Если он смог удалённо подключиться к Твайлайт один раз, то сможет сделать это ещё раз, так?

– Сие возможно.

В машине воцарилось молчание прерываемое лишь тихим гудением мотора.

– Я не хочу чтобы с ней что-то случилось. На коне говорили о специальном антивирусе Шайнинг Армор, обладающим самой надёжной защитой. У тебя есть установочный образ?

– У меня — нет, но я знаю один институт в котором производились его разработки. Если где и есть самая свежая версия антивируса, то только там.

– А как он называется?

– По-моему ЭКВИ или ЭЛТИ, как-то так. У меня дома имеются контакты, если интересно, то могу поискать.

– Разумеется! Не знаю, чтобы я без тебя делал!

– Ой, да полно тебе!

Остаток пути до дома Андрея прошёл в дружеской болтовне и впечатлениях о Брониконе. Не смотря на странный финал путешествия, в целом, всё прошло великолепно. Часы показывали уже второй час ночи, когда входная дверь квартиры пискнула, пропуская парочку внутрь. Быстро вытерев копыта, Твайлайт прошла жилую комнату и неподвижной статуей застыла у окна, положив подбородок на подоконник. Чуть прикрытые веки и лёгкая улыбка опоясавшая уголки губ — вот и все проявления эмоций сквозившие из этой позы.

Решив не утруждать себя разбором вещей, человек быстро разделся и лёг на кровать. Сильная усталость и эмоциональное напряжение противоречивым комом засело в мозгу не давая успокоиться. Повернувшись на бок, он долгое время смотрел на единорога, вновь и вновь прогоняя увиденное. Чем эта земнопони важная для его Твайлайт? Почему эти пони говорили “Принцесса”? Кто ими управлял? Что делать дальше?

Усталость мало по малу заглушила нервозность, отправив человека в пучину липкого кошмара, где непрерывным огнём горели демонические глаза света индиго.

Продолжение следует...