Ponyvity

Пламенный рыцарь из мира игры Divinity2 попадает в Эквестрию, что бы спасти её от нового зла, пришедшего из его мира.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

Почти у цели...

Когда за одним столом собираются четверо самых известных злодеев Эквестрии, можно ожидать чего угодно. Но не волнуйтесь: пока что у них в планах нет ничего разрушительного. Просто иногда им, как и обычным пони, хочется расслабиться, собраться в уютном месте и рассказать несколько историй… например, о своем противостоянии с Элементами Гармонии. Кто же из них был ближе всех к победе? Это еще предстоит выяснить. И кто знает, какие сюрпризы при этом всплывут...

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Устами жеребёнка

Динки навещает маму в больнице, но, похоже, что-то не так...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Скуталу Дерпи Хувз

Небо теперь твоё

Небо. Порой мы не замечаем, как оно прекрасно. Перестаём восторгаться рассветами и закатами, наслаждаться видом бескрайней лазури с россыпью ослепительно белоснежных облаков. Мы больше не купаемся в золотистых лучах солнца, жмуря глаза от нестерпимого света… Мы сражаемся и убиваем в этом небе. Умираем сами. Только потому, что нам так сказали. Потому, что это наш долг. Но небо знает, как напомнить о себе. Достаточно только лишиться его лазури хоть на миг...

Другие пони ОС - пони

Рождённые летать

Время идёт, беззаботное лето на новом месте подходит к концу, а неумолимо приближающаяся осень несёт с собой перемены.

Дерпи Хувз Другие пони

Власть и властвующие

Одни всю жизнь стремятся к власти и добиваются её. Другие вовсе не стремятся, но всё же получают власть. Власти не бывает много. Власть сопряжена с ещё большей, чем она сама, ответственностью… В Эквестрии завершилось казавшиеся вечным правление принцессы Селестии. А на развалинах доживающей последние годы Империи Грифонов голову подняла новая сила, с которой нельзя не считаться. Вот только она сама не настроена считаться с кем бы то ни было...

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Сквозь розовые очки

Некоторые пони могут не так понять несколько невинных жестов, а что уж говорить о такой утончённой и романтичной натуре как Рарити?

Рэрити

Одиссея воровки

Независимо от намерений, у каждого действия есть последствия. Чтобы покончить с прошлым, Твайлайт Спаркл пойдет на все, чтобы уладить проблемы с Селестией, даже если это означает самоубийственный поход в земли, охваченные хаосом. Забытый Континент Панталасса зовет. Чудовища, бессмертные и создания, чьи имена произносятся с почтением и страхом, стоят между Твайлайт Спаркл, Принцессой Воров, и ее домом.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Энджел

Конфетти на снегу

Что может быть хуже, чем быть выброшенным на улицу в мороз? Правильно - быть выброшенным на улицу в мороз и не знать языка единственного, кто к тебе неравнодушен.

Другие пони Человеки

Лучше всяких кьюти-марок

Ахтунг! Повышенная концентрация обнимашек. Автор ещё не отошёл от кофе с кексом.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Автор рисунка: MurDareik
Глава 5 Глава 7

Глава 6

Шайнинг Армор и Кейденс обедали в одном из сверкающих залов своего кристального замка, когда их уединение нарушил подошедший страж. Он негромко кашлянул и заговорил:

— Ваше Высочество, мне жаль вас прерывать, но только что прибыли послы из Кантерлота, и они требуют, чтобы вы признали власть принцессы Твайлайт Спаркл.

— О, неужели Селестия доверила Твайлайт управлять её собственным королевством? Не думала, что это произойдёт так скоро, — Кейденс мягко улыбнулась. — Но при чём здесь мы? Разве наше согласие требуется?

— Ваше Высочество, — страж судорожно вздохнул, — принцесса Твайлайт Спаркл будет править всей Эквестрией. Принцесса Селестия и принцесса Луна отреклись от трона в её пользу.

— Что?! — одновременно крикнули Шайнинг и Кейденс, вскочив из-за стола и чуть не опрокинув его.

Они немедленно отправились в зал, где их ждали посланники из столицы.

— Что происходит? — спросила Кейденс, строго посмотрев прямо в красные глаза представших перед ней двух белых пегасов в церемониальной броне кантерлотской стражи.

— Признайте власть нашей госпожи, — сухо сказал один из красноглазых жеребцов, сунув розовой аликорнице пачку документов.

— Отречение принцессы Селестии, отречение принцессы Луны, акт о передаче власти… — удивлённо бормотала принцесса, перелистывая бумаги в своём магическом захвате. — Но это невозможно!

Шайнинг Армор забрал у жены документы и тоже просмотрел их.

— Не знаю, что происходит, но мне нужно срочно отправиться в Кантерлот, — произнёс белый единорог. Он внимательнее посмотрел на принёсших документы стражников. — Ланс, Шилд, что у вас с глазами? — спросил Шайнинг, с трудом узнав стоящих перед ним жеребцов. — Кажется, когда я был вашим начальником, они были бирюзовыми…

— Так вы признаете власть госпожи или нет? — раздражённо спросил один из посланников, проигнорировав вопрос бывшего капитана кантерлотской стражи.

— Я… не могу подписать это, пока мы всё не выясним, — растерянно сказала Кейденс.

— Ответ неверный! — Красноглазый жеребец нажал копытом на одну из пластин своей брони, и доспехи обоих стражников засияли магическим огнём.

Шайнинг Армор крикнул и оттолкнул жену назад, попытавшись закрыть её собой, но всё было бесполезно, спустя мгновение зал потонул в магической вспышке. Когда свечение угасло, перед красноглазыми стражниками в дымящейся броне стояли две каменные статуи. В зал вбежали стражи кристального дворца, но, увидев принцессу и её мужа превращёнными в камень, они остановились как вкопанные.

— Стойте, где стоите! — крикнул зомби. — Подчинитесь нашей госпоже, только она может расколдовать их!


— Так, значит, принцесса Кейденс и Шайнинг Армор превращены в камень? — удивилась Рэрити.

— Да. Должно быть, это магия василисков или нечто подобное. Видимо, доспехи посланников были зачарованы, а в нужный момент они просто активировали заклинание, — сказал Флэш Сентри, в очередной раз фыркнув от витающего в коридоре больницы сильного запаха медикаментов. — Никто из охраны даже не предполагал, что такое может случиться. У них не было оружия, они даже не были единорогами! Разве могли мы подумать, что они выкинут какой-нибудь магический фокус?

— И все кристальные пони после этого просто сдались? — нахмурилась Рэйнбоу Дэш.

— Они очень любили Кейденс, и когда всё это случилось… Я думаю, они просто потеряли надежду на лучшее, покорились Твайлайт, как когда-то покорились Сомбре. Говорят, определённая покорность у кристальных пони в крови, — жеребец вздохнул. — Я покинул Кристальную Империю вместе со своим другом, мы хотели собственнокопытно узнать, что происходит в Кантерлоте. Он погиб во время нашей первой стычки с красноглазыми… — Флэш замолчал и потёр нос копытом. — Это моя вина… Это ведь я уговорил его идти со мной, чтобы не уходить в неизвестность одному.


Твайлайт Спаркл возвращалась в Кантерлотский дворец. Многие часы она провела, прочёсывая улицы столицы в поисках оставшихся обезумевших зомби. Жители города организовали отряды самообороны, чтобы отбиваться от красноглазых, но без помощи сумеречной принцессы они вряд ли бы справились. Твайлайт была очень зла, одна только мысль о том, что монстры, которых она создала, посмели вдруг выйти из-под контроля, заставляла её трястись от негодования.

То там, то тут Твайлайт натыкалась на большие костры, разожжённые прямо на улицах: жители столицы сжигали убитых зомби и тела погибших от их копыт пони. Огонь погребальных костров освещал путь фиолетовой принцессы в сгущающихся сумерках, а дым щекотал её ноздри. Она возвращалась во дворец, безжизненной громадой возвышающийся над городом.

Если не считать многочисленных трупов, замок был пуст: красноглазые убили всех ещё остававшихся там придворных, а Твайлайт убила всех красноглазых. Переступив порог дворца, аликорница сразу направилась в кабинет, где случилась её первая схватка с восставшими против неё зомби. Она левитировала их трупы во двор через разбитое окно и искрой своей магии разожгла костёр. Ещё один погребальный костёр в Кантерлоте.

Убрав тела, Твайлайт принялась машинально наводить порядок в помещении: магией убрала кровь с пола, поставила на место шкаф, который она уронила на принцессу Луну, собрала с пола осколки и при помощи заклинания восстановила из них оконное стекло. Взгляд аликорницы упал на Чёрную Книгу, по-прежнему лежавшую на столе среди других вещей. Она была причиной всему, что произошло. Твайлайт всё ещё нравилось её магическое могущество, обретённое при помощи этого древнего произведения, но то, что всё пошло не так, как она хотела, выводило её из себя. Фиолетовой пони хотелось схватить книгу телекинезом и швырнуть её куда-нибудь подальше, но, когда аликорница прикоснулась к чёрному переплёту своей магией, это желание внезапно пропало. Вместо того чтобы выбросить книгу, Твайлайт открыла её и принялась листать пожелтевшие страницы, испещрённые понятными только ей символами.


Манекены в бутике Карусель стояли голыми, без удивительных платьев, сшитых хозяйкой магазина. В последнее время Рэрити совершенно не могла работать, постоянно волнуясь за Свити Бэлль и Эпплджек, которые по-прежнему оставались в больнице. Но даже если бы единорожка всё-таки занялась шитьём, её изысканные товары вряд ли бы нашли покупателей: в Понивилле и в спокойные времена почти никто не носил платьев, а Кантерлот был совершенно разорён восстанием красноглазых.

В этот вечер в гости к Рэрити зашли Рэйнбоу Дэш и Флэш Сентри. Радужная пегаска вынашивала очередной план по спасению Эквестрии.

— Говорю вам, это самый верный способ вернуть Твайлайт на светлую сторону! — воскликнула Рэйнбоу. — Ведь это книга на неё влияет, не будет книги — и ей сразу станет лучше!

— Ты хочешь просто забрать у неё книгу и надеешься, что после этого она станет прежней? — скептически спросила белая единорожка. — Не думаю, что всё так просто. Что если произошедшие с Твайлайт изменения необратимы? Как вариант, она может, наоборот, разозлиться и разрушить всю Эквестрию. Вспомни, что случилось с Селестией, когда та пыталась забрать у неё эту вещь.

— Да ладно тебе, я же не собираюсь выхватывать у неё книгу прямо из копыт, — ответила радужная пони. — Дождёмся, пока она уснёт, проникнем во дворец, заберём книгу и упорхнём, — пегаска указала копытом на своё крыло. — Это будет несложно: Твайлайт сейчас живёт во дворце одна, никакой охраны нет.

— А тебе не приходило в голову, что она может где-то прятать книгу или, скажем, запирать её на ночь в сейф? — спросил Флэш.

— А может быть, она спит с ней в обнимку? — вставила Рэрити.

— Может, может, может… Всё может быть, но попытаться-то стоит! — настаивала на своём Дэш.

— Ты подвергаешь всех нас большому риску, — белая единорожка в упор посмотрела на подругу. — И это сейчас, когда всё начало приходить в норму! Жизнь Эпплджек уже вне опасности, Свити скоро выпишут из больницы, зомби побеждены…

— Ты считаешь, что всё «приходит в норму»? — Рэйнбоу выдержала взгляд Рэрити. — Пусть сейчас Твайлайт не высовывается из своего замка, но что будет дальше? Что если она там окончательно сойдёт с ума от одиночества? Что если она перестанет поднимать солнце каждый день? Я уже не говорю о том, что у нас нет нормальной принцессы во главе страны, а Кейденс и Шайнинг Армор по-прежнему заточены в камне! Неужели ты считаешь, что можно оставить всё как есть?!


Твайлайт Спаркл проснулась в своих покоях, чтобы встретить очередной день. Она вышла на балкон, и её рог засветился, направляя магию в небо. Висевшая на небосводе луна медленно опускалась, уступая место дневному светилу, которое не заставило себя долго ждать и засияло на востоке, даря эквестрийской земле свои лучи.

Умывшись в роскошной ванной, Твайлайт пошла в кладовую дворца, чтобы раздобыть себе чего-нибудь на завтрак. После еды она засела за изучение магии. Не то чтобы ей сильно хотелось что-то изучать, но это уже стало частью её распорядка дня, тем более что других развлечений в пустом замке найти было сложно. Внешний мир аликорницу интересовал мало. Она знала, что в Кантерлоте появился Народный Совет, который управлял столицей, в других городах, наверное, происходило что-то похожее, пони не могли жить в хаосе и самоорганизовывались. Бразды правления выскользнули из копыт Твайлайт, когда она лишилась своей зомби-армии, теперь она руководила только движением светил. Но лавандовая аликорница не жаловалась и не пыталась восстановить своё политическое влияние. После всего, что случилось, на неё навалилась апатия, лишившая её прежних желаний и стремлений.


Рэйнбоу Дэш усиленно готовилась к тому, что собиралась сделать. Пегаска надела тёмную, облегающую тело толстовку, сунула в кобуру подаренный ей Флэшем Сентри лучевой пистолет, положила в карман маленький фонарик и очень примерный план Кантерлотского дворца, зарисованный по памяти.

На Понивилль уже опускался вечер, когда Рэйнбоу наконец выглянула из своего облачного дома. Она вздохнула и расправила крылья, чтобы лететь, но в этот момент сбоку от неё раздалось вежливое покашливание. Радужная пони быстро обернулась.

— Ты пришёл? — спросила она у поджидавшего её жёлтого пегаса. — Я думала, ты против моей затеи.

— Конечно, я против. То есть я был против, но не отпускать же тебя одну, — Флэш Сентри усмехнулся.

— Эй, я достаточно крута, чтобы сделать всё самой! — Дэш несколько обиженно фыркнула.

— Я и не сомневаюсь, но сколько раз ты была во дворце? Не заблудишься в его коридорах?

— Да у меня даже план есть! — похвасталась пегаска, выудив из кармана сложенную в несколько раз бумажку.

Флэш выхватил у неё план дворца и развернул его.

— Но тут обозначен только тронный зал и пара коридоров! — воскликнул он. — Как ты собираешься им пользоваться?

— Ну, я была в замке всего несколько раз и только в некоторых помещениях, — потупилась Рэйнбоу.

— Ладно, тебе повезло, я знаю внутреннее устройство дворца, — успокоил её жёлтый пегас. — Я был там в охране во время визита грифонского короля.

— Я думала, ты из Кристальной Империи, — недоверчиво покосилась на него Дэш.

— Так и есть, но на время визита охрана Кантерлотского дворца была усилена, и меня временно перевели туда. И, кстати, первое, что меня тогда заставили выучить, — это план здания.

— Ну, тогда… полетели?


— Она вообще когда-нибудь ляжет спать? — проворчала Рэйнбоу Дэш, глядя на свет в окнах дворца. — Уже три часа ночи!

— Подождём ещё? — предложил Флэш.

— Может быть, она просто свет забыла выключить, а мы будем тут до утра торчать. Я предлагаю идти сейчас.

— Но, Рэйнбоу, мы можем столкнуться с ней лицом к лицу! — возразил жёлтый жеребец.

— В таком случае я просто попробую с ней поговорить. У Флаттершай в прошлый раз почти получилось, — с этими словами пегаска покинула чердак соседнего с замком дома, где они прятались, и Флэшу пришлось последовать за ней.


Радужная пони и жёлтый пегас стояли у дверей рабочего кабинета принцессы, из-за которых через узенькую щель пробивалась тонкая полоска света. Все остальные помещения, где теоретически могла находиться книга, они уже проверили, и оставалось только заглянуть сюда. Но всё осложнял тот факт, что Твайлайт, скорее всего, тоже была в этой комнате. Рэйнбоу прильнула ухом к двери, и до неё донеслось едва слышное ровное дыхание.

— Она спит, — прошептала пегаска своему напарнику.

Рэйнбоу осторожно приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Твайлайт сидела за столом, положив голову на сложенные перед собой передние копыта и закрыв глаза. Лёгкое похрапывание не оставляло сомнений в том, что лавандовая пони спала. Прямо перед Твайлайт лежала раскрытая книга в чёрном переплёте. Взглянув на неё, Дэш поняла, что это именно та вещь, за которой они пришли.

Радужная пони знаком показала Флэшу оставаться на месте, а сама медленно вошла в комнату, стараясь двигаться абсолютно бесшумно. В этот момент аликорница пошевелилась во сне и положила своё копыто на книгу.

«Проклятье!» — мысленно выругалась Рэйнбоу.

Пегаска подошла к столу и стала медленно вытаскивать чёрную книгу из-под копыта Твайлайт, стараясь не разбудить спящую пони. Когда ей это удалось, она осторожно закрыла том, взяла его в зубы и стала двигаться к выходу, но в этот момент книга вдруг ощутимо потяжелела и начала двигаться, словно пытаясь вырваться.

«Да эта штука живая!» — с ужасом подумала радужная пегаска.