Одиночка

Мечты сбываются! Обычный ученик средней американской школы Джейк мечтает попасть в Эквестрию, чтобы завести новых друзей и не знать того жестокого мира, в котором он родился. Прочитав старинный стих, он переносится в волшебный мир. Но не всё так просто и легко, как ожидалось, не все рады встречи с гостем из другого мира...

Флаттершай ОС - пони Человеки

Мью и ее друзья

Зарисовки из жизни обычных пони или не совсем обычных?...

ОС - пони

Весенняя лихорадка

Весна. Для кого-то это пора рассвета жизни, благоухания, беззаботности, но не для Большого Макинтоша

Биг Макинтош

Алмазная стоматология

Даймонд Тиара даже видеть не хочет кабинет дантиста. Да и с чего это она должна хотеть? Ведь там никогда не бывает весело. Но позже она поняла,что хотела бы, если бы отсутствие веселья было единственной проблемой.

Диамонд Тиара Колгейт

Клочок

Просто краткая зарисовка на тему встречи человека и его мечты

Кэррот Топ Человеки

Моя удивительная пони

Дитзи Ду – необычная пони. Неуклюжесть – это не про неё, а вот предрасположенность к несчастным случаям и странным происшествиям – как раз о ней. Забавно, наверное, особенно поначалу, пока не осознаешь, что это заложено самой природой. И вхождение в штопор из-за попытки поймать выпавшую из сумки посылку, завершающееся столкновением с ничего не подозревающим жеребцом – далеко не худшее из того, что могло с ней произойти. Особенно, если этот пони и сам является весьма неординарной личностью.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Бессмертие Эбби

"Я никогда и не мечтала о бессмертии. Не думала, не нуждалась в нём. Жила обычной жизнью… Но по-видимому у судьбы были другие планы на мой счёт. Мне страшно вспоминать собственный возраст. Я слишком долго живу на Свете… но, знаете, когда-нибудь даже бессмертию наступит конец…"

Принцесса Селестия

Тёмный сектор: Эквестрия

Проснись, тенно. И от второго сна тоже. Одержи верх в войне внутри себя и отправляйся на поиски приключений. Кто знает, куда они могут завести тебя - на соседнюю планету или в другой мир. Но помни, зло не дремлет нигде.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Песнь угасания

Загадочные захватчики вторглись в Эквестрию с севера, с земель, где царят вечные тьма и холод и где, считалось, жизни нет. Небо давно сокрыто за тучами, зачахла природа, гармония блекнет с каждым днем — все изменилось. Но пони? Пони остаются прежними: их страшит одна мысль о том, чтобы взять в копыта оружие. Даже ради защиты Эквестрии. Даже ради защиты любимых. Даже ради защиты себя.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Там, где мне хочется жить

Хорошо там, где нас нет?Это точно не так.

ОС - пони

S03E05
I. Дихотомия Старсвирла. III. Dementia

II. Эпплкрофт

Вторая глава из части "Неспящие в Понивилле"

Все приступы дихотомии Старсвирла заканчиваются одинаково. Быть может Райтен Скрипт так и не избавился от этой болезни и, судя по всему, не избавится никогда, но за прошедшие годы он научился с ней жить, подстраиваться под нее и делать все, чтобы симптомы проходили безболезненно. По крайней мере, он больше не задыхался и не мочился у всех на виду, что впоследствии заметно облегчило ему жизнь.

И все же для кого-то его приступ оказался в диковинку. Райт почувствовал, как его трясло чужое копыто, кричал чей-то голос, и он его слышал внутри воронки, в конце которой находилась его реальность. По возвращение из неё голос звучал все отчетливее, и Райтена Скрипта не удивило то, что говорил ему этот незнакомый ему пони. Сколько он себя помнил, пони всегда говорят одно и то же, когда видят его трепыхающееся тело и ровный, немигающий взгляд на улице, в парке или на ежегодном светском приеме в Кантерлотском дворце.

-Сэр! Сэр, с вами всё в порядке?.. — На глазах у незнакомца Райт наконец-то дернулся, и даже что-то простонал.

-Не бойтесь, не помрете.

Единорог сжал зубы. Разноцветные проблески мелькали перед его глазами.

-Всё в порядке, — прохрипел Райтен Скрипт. Он резко отстранился, подумав, что жеребец собирается поднять его и взвалить себе на спину.

-Вы уверены, сэр? – Перед его мордочкой появилось копыто. — Сколько вы видите копыт?

-Все десять на месте, — ответил единорог. Он грубо отпихнул чужое копыто и попробовал слезть со скамейки. Ему это удалось — окружающий мир расплывался у него перед глазами, но это вполне можно исправить чашкой хорошего крепкого кофе. Единорог дернулся, и чужие копыта поддержали его, чтобы тот не упал.

Райтен Скрипт смог рассмотреть поближе мордочку незнакомца. Им оказался желтый земной пони. Его грива была пепельно-серого цвета, отчего могло показаться, что это седина, но это было не не так, жеребец был недостаточно стар для неё. Хотя морщины указывали на то, что он был гораздо старше Райта. О причёске этого пони можно было только догадываться, потому что её скрывала широкая ковпоньская шляпа.

Эппл? Может быть, он один из них. Райтен Скрипт хорошо знал только малую часть этой огромной семейки. Он знал некоторых родственников Эпплджек, и этот жеребец напоминал её кузена, Брэйберна. Только был гораздо старше.

Райт обратил внимание на телосложение жеребца, на его одежду. Не было похоже, чтобы он работал в поле. Несомненно, он мог встать в ряд с самыми сильными жеребцами Понивилля, но деревенским пони его назвать нельзя – выправка у него была ровная, он не ссутулился, серая форма на нем выглажена, вычищена и выправлена с точностью, присущей военному. Интересно было и то, что на его шляпе красовалась металлическая бляшка. На ней была выгравирована половинка яблока, закрывавшая собой пару скрещенных сабель – точь в точь, как на его кьютимарке.

Райтен уже заметил на себе тяжелый, выражавший недоверие и обеспокоенность взгляд земного пони. На него часто так смотрели. И там, где ему приходилось бывать, этот взгляд не сулил ничего хорошего.

-Обратитесь к врачу. На всякий случай, — примирительно сказал жеребец. — В Понивилле с утра пораньше еще никто не умирал. Тем более, возле здания мэрии.

Райтен Скрипт ничего не ответил на это предложение. Он с досадой отметил про себя, что ему придется заново привыкать к Понивиллю и в особенности – к тем, кто приходит на помощь просто так, ничего не требуя взамен.

-Все в порядке. — Он попытался улыбнуться, как будто ничего не произошло. — Со мной такое постоянно бывает.

-Врач… — начал было пони.

-Не поможет, — закончил за него Райт. — Не стоит за меня беспокоиться, правда. Я в порядке. Мне только нужно добраться до мэра, и всё.

-Вы как-то рановато, — поднял бровь ковпони, — она принимает с восьми. А если вы дом на Цветочной решили купить, то вам придется подождать застройщика, он будет только с обеда.

-Нет, я только с поезда, и ключи от моего дома ей отдала моя соседка.

-Забрать хотите?

В ответ Райт кивнул. Жеребец задумался.

-Вообще-то вам повезло, — заметил земной пони, — миссис Мэйр засиделась допоздна с бумагами, так что если мы потревожим её сон, то… хм, — жеребец копытом поправил шляпу. — Ладно. Как вас зовут?

Райтен нахмурился.

-Моя фамилия Скрипт.

-Очень приятно, — протянул ему копыто незнакомец, — а я Эпплкрофт. Шериф Понивилля.


-Вы Эппл? – спросил Райтен Скрипт. Он и Эпплкрофт стояли перед закрытой дверью кабинета с золотой табличкой.

-Да. В каком-то роде, — тут же поправился он. — Моя семья отделилась от семьи Эпплов хренову дюжину лет тому назад. Еще во время Большого Переселения.

-И вы шериф?

-Агась. Шериф. Что-то не так?

-Нет, ничего, — задумчиво произнес Райтен. — В Понивилле раньше никогда не было шерифа.

-Согласен, — кивнул Эпплкрофт. — я тоже не понимаю, какого я тут сдался. По сравнению с Понивиллем Додж Сити – загон для свиней в лошадиных шкурах. А здесь редкая удача, если удастся показать свою крутизну.

-Это еще как?

-Как? – Шериф усмехнулся. — Ну… иногда приходится учить плохих пони и прочих животных хорошим манерам с помощью копыт и подручных средств. Плохих пони я так и не увидел за пять с лишним лет. А вот мэр уверяла, что они есть и еще будут. А вы как думаете?

Ответа он не получил. Из-за двери жеребцы услышали «Войдите», и Райтен Скрипт вошел в кабинет. Эпплкрофт проследовал за ним и прямо с порога крикнул:

-Доброе утро, мэр! – Он встал рядом с единорогом, вытянувшись по стойке «смирно». И если Райтен не был особенно удивлен, встретив «постаревшую» Лили, то при виде миссис Мэйр он смог целиком и полностью осознать всю беспощадность прошедших лет.

Он видел перед собой лишь блеклую тень старой серой кобылки, грива которой давным-давно утратила цвет, а теперь утратила и какое-то подобие формы, так что её пришлось замотать в безвкусный седой комок. На её столе собралась массивная стопка бумаг, но не похоже, чтобы мэр торопилась её разбирать. Не отвлекаясь на посетителей, она неспешно брала один лист из сотен себе подобных, внимательно его изучала и только потом подписывала его или стесняла печатью. Спустя несколько минут она наконец оторвалась от работы и вежливо улыбнулась посетителям.

-Доброе утро, Эпплкрофт, — поздоровалась мэр и, отложив бумаги, обратилась к второму пони:

-И вам тоже доброе утро, мистер…?

Единорог застыл в изумлении. Он понимал: пять лет, все пони стареют, но… маразм? Хотя нет, быть того не может. Мэр просто его не узнала, такое случается. Скрипт понимал, что другим именем, увы, он не представится. По крайней мере, при Эпплкрофте.

-Райтен. Райтен Скрипт, — осторожно представился он. — Миссис Мэйр, я… — Жеребец запнулся. За него продолжил шериф:

-Он пришел за своими ключами. По крайней мере, он так сказал.

В этот момент Райт ожидал чего угодно. Ему не хотелось смотреть на очередную паническую атаку, впрочем, он бы удивился, если бы пони вроде миссис Мэйр начала вести себя, как… Лили, например.

Нет. Нет, точно нет. Она смотрела на него, улыбаясь своей вежливой полуулыбкой, являя собой верх тактичности и понимания. Порывшись в ящичках своего стола, мэр вытащила оттуда небольшой серебристый ключ. Странно, но Райт всегда думал, что он бронзового цвета.

-Это... точно мой ключ? — спросил он.

-Не совсем. Пришлось сделать дубликат. Старый пришел в негодность, — объяснила ему мэр. Единорог понимающе кивнул и положил его в карман куртки.

-Всего вам доброго, Райтен, — добродушно сказала мэр. Единорог, уходя, повернулся и грустно кивнул. Он сам закрыл за собой дверь, оставив престарелую кобылку и шерифа наедине.

-Шериф?

-Да, мэм? – отозвался Эпплкрофт.

-Вам стоит кое-что знать, это касательно Райтена Скрипта.

Земной пони внимательно посмотрел на неё.

-С ним что-то не так?

-Хотелось бы верить, что нет. — Старая пони отложила очки и вытерла копытом уставшие глаза. — Просто вам стоит знать, что после его отъезда мне пришлось утвердить вашу вакансию.

Эпплкрофт посмотрел на закрытую дверь

-Это из-за него-то? Вот дерьмо, — вырвалось у него. — Простите, мэр.

-Ничего страшного, — Мэйр поморщилась. Шериф никогда не сдерживал себя в выражениях, что усложняло его общение с противоположным полом, высокопоставленными чинами из Кантерлота, принцессой Селестией...

-Мне за ним проследить? – спросил он. Мэр задумчиво сложила передние копыта вместе и несколько раз постучала ими друг о дружку.

-Можете проследить, Эпплкрофт. Но вы не подумайте, что он плохой. Он серьезно болен , — Шериф кивнул, — и он точно не собирается никому вредить. Здесь осталось немало его хороших друзей, но тех, кто его боится, гораздо больше.

-А еще есть те, кто его ненавидят, — продолжала мэр. Эпплкрофт смотрел в окно и наблюдал за тем, как Райтен Скрипт выходит из ратуши. — Просто проследите, чтобы никто не пострадал.

-Ну, меня для этого наняли, — тяжело вздохнул шериф. Когда единорог исчез из виду, интересного за окном стало меньше, и земной пони отошел от него. Он присел на пол перед мэром и начал свой доклад о ночной вахте. В Понивилле всё тихо. За смену никто не умер. Преступлений как не было, так и нет, хотя бабушка Смит жаловалась на то, что кто-то крадет яблочные пироги. Преступник был найден через несколько минут после совершенного им злодеяния с поличным. Неопровержимые улики (формочка и остатки пирога в будке) указывали на домашнего питомца Эпплов. Потом была захватывающая погоня с преследованием Вайноны по ночному городу, но Эпплкрофт был не из хвастливых пони, и эту подробность решил опустить.

-Было много крови. Я пока перелез через забор, весь зад себе ободрал. Можно я больничный возьму, а? — закончил он свой доклад.

В Додж Сити ранение при исполнении считалось уважительной причиной.


Райтен Скрипт стремглав бросился к своему дому. Слишком много неудачных совпадений. Мэр, Лили, этот шериф. Как назло прям. А если сейчас он вернется и увидит…

Единорог остановился. Его дом находился всего в тридцати шагах, и путь к нему никто не преграждал, но Райт мысленно проклинал себя за то, что сразу не пошел к мэру. Все его попытки тихо и без лишних приключений вернуться в город ушли кобыле под хвост. И судя по всему, эту кобылу зовут Лили.

Шутка ли – оповестить всю улицу о его приезде?

Теперь ему придется идти под взглядами соседей, хуже того — под взглядами знакомых и незнакомых пони. Последних было целых трое, и они чересчур подозрительно буравили его взглядом. Какая-то пони уводила чрезмерно любопытного жеребенка.

Нужно вести себя так, будто ничего не произошло. Он всего лишь приехал в Понивилль. Всё в порядке. Всё…

Райтен сделал несколько шагов по направлению к дому. Всё нормально. Никто не кидается в него тухлыми помидорами, что хорошо. Только когда Райтен смотрел то в одно окно, то в другое, пони, смотревшие в его сторону, резко занавешивали окна или просто уходили.

-Лили, чтоб тебя… — пробурчал он, пихая ключ в замочную скважину. Дверь со ржавым скрипом раскрылась, пропуская его в свое холодное нутро, чтобы укрыть его от посторонних взглядов.


Дом Райтена Скрипта внутри был не такой большой, каким казался снаружи. Половину прихожей занимала лестница, ведущая на второй этаж. А второй этаж – это пристройка, где когда-то находилась его детская комната. Потом, когда Райтен повзрослел, комната повзрослела вместе с ним и стала его спальней. На первом этаже находилась комната его родителей, кухня и уборная.

Сумки легли на коврик для вытирания ног. Единорог осмотрелся. К его удивлению, дом не порос пылью невообразимой толщины. У почтовой щели было не больше десяти писем – в основном, счета. Еще одно письмо было от его хорошего друга. Он давным-давно переехал в Кристальную империю и, судя по яркому конверту с сердечками, приглашал его на свадьбу. Он посмотрел на дату. Это было два года тому назад.

Наверное, мама всё-таки приезжала сюда, несмотря на его запрет. Райтен Скрипт сокрушенно покачал головой. Бедная. Ему даже знать не хотелось о том, что про него здесь наговорили – ничего хорошего, через два года она так и не приехала. Может, оно и к лучшему.

Райт хотел спать. Нет смысла разбирать пыль, выносить мусор и разбираться по поводу ржавой воды, вытекающей из крана. Старые часы с маятником в прихожей остановились. Единорог прикинул, что сейчас где-то пять часов утра, если не больше. Он бросил сумки на пол, но вытащил из одной книгу в мягком переплете – пожелтевшую от старости и небрежного обращения. Жеребец поплелся на первый этаж, подумав о том, что придется стряхивать пыль с одеяла и простыней…

А впрочем, и так сойдет. Райтен Скрипт поднялся на второй этаж и легонько толкнул дверь. Он надеялся улыбнуться хотя бы в тот момент, когда перед ним предстанет его маленький уголок, в котором остались воспоминания о счастливом детстве и наикрутейшем юношестве – времени величайших побед в его жизни.

Но надежды умирают последними. Его сердце резко ухнуло вниз, стоило ему увидеть абсолютно пустую темную комнату с закрытым слуховым окошком (это был единственный источник солнечного света), пустыми полками и одинокой кроватью со сломанной ножкой. На гладкой пустой стене справа красовались уголки содранных плакатов. Ни единой книги на полке, куда-то пропали его кубки с наградами, детские игрушки…

На кровати лежала записка. Райтен Скрипт подошел к ней. Бумаге было примерно столько же времени, сколько и приглашению на свадьбу. Он сразу догадался, от кого эта записка.

Райтен, что происходит?

Я слишком поздно получила твое письмо. Мне пришлось уехать в Троттингем на некоторое время, я даже сама не думала о том, что мое путешествие затянется. Ты просил меня ни в коем случае не возвращаться домой, но почему? Я вернулась, потому что ты знаешь, что я никогда не оставлю тебя в беде. Мои старые подруги боятся со мной поговорить. Милостивые богини, никто не хочет со мной разговаривать! Лили, когда услышала твое имя, закрылась дома и не захотела выходить. А еще я столкнулась с одной юной пони, которая сказала мне очень много нехороших слов про тебя.

Не знаю, что и думать. Я сейчас же пойду к Мэйр, но прошу тебя: напиши мне письмо, я очень волнуюсь. А еще лучше, если ты приедешь ко мне, и мы что-нибудь придумаем вместе, всё не может быть настолько плохо, как кажется.

И пожалуйста – не надо скрываться от властей. Это ни к чему хорошему не приводит. Ты же знаешь, что случилось с твоим отцом.

Подписи не было, да в этом не было смысла – понятно, кто её написал. Райтен Скрипт отложил записку и откинул пыльное покрывало с кровати, обнажив белоснежное одеяло и подушку. Единорог разделся, снял пояс с инсулиновыми шприцами и прилег на кровать, прихватив с собой книгу. Настроение у него было хуже некуда. Спать ему не хотелось, но, может быть, чтение немного займет его. Содержание этой книги было изучено им вдоль и поперек, так что иногда он открывал случайную главу и начинал её читать – просто, чтобы забить свое время.

Книга называлась «Темная сторона Луны». Её главным героем была молодая сарозийка, потерявшая память после страшной бойни. Сарозийцами называли народ пони, живший в подземельях глубоко под Кантерлотом. Вживую Райтен их видел только один раз, в Кантерлоте – гвардейцы принцессы Луны ночью обходили город. Всё, как и в книжке – перепончатые крылья, как у летучих мышей, змеиные глаза и взгляд, полный презрения к солнечным существам.

Главная героиня пытается выбраться из Замка Двух Сестер, останки которого находились недалеко отсюда, заботливо укрытые Вечнодиким Лесом. Когда-то это было дивное и интересное место, в который стекались объединенные земные пони, пегасы и единороги. Вокруг замка застраивались дома, бурно процветала торговля на зависть Кантерлоту с его неприступным замком в горах.

Но случилась Найтмэйр Мун. И все остальные несчастья оттуда следовали. Райтен Скрипт сосредоточился. Его рог загорелся, перенося телекинезом седельные сумки в свою комнату.

…Она стояла на краю высокой-превысокой башни, одной из множества в замке Двух Сестер, и из неё открывался вид на окружающие земли.

Земля была сплошь утыкана кольями. Десятки тысяч их окружали дворец Двух Сестер. Настоящий мертвый лес из копий. И ни один пони не ушел оттуда обиженным, для каждого жеребца, каждой кобылки и жеребенка нашлось свое место под солнцем и луной. Истерзанные, изувеченные пытками и голодом, тела были выстроены правильными рядами. Земля почернела, орошаемая кровью и слезами умерших. Если хорошенько приглядеться, то можно заметить тела отдельных пегасов в реках, побагровевших от крови.

Огонь войны прошелся здесь. Но она никак не могла вспомнить, было ли раньше это место таким же, как и сейчас. Наверное, было.

Райтен, не отвлекаясь от книги, открыл одну из сумок.

И она спрашивала себя – могло ли оказаться так, что она осталась одна? Что те, кто совершил всё это, уже ушли?

Сумка обнажила перед ним всё свое содержимое. Райтен Скрипт неспешно вытащил документы. На них была его фотография.

Райтена Скрипта «на самом деле» звали Грей Фордж.

«Наверняка я знала кого-то из них», — раздумывала она, с болью глядя на это чудовищное место с высоты птичьего полета. — «Вдруг все, кого я любила и кто меня знал, находятся там? Может быть, и другие пони – живые – оставили своих родных и близких в этом лесу?»

Вместе с документами Райтен вытащил револьвер. Огнестрельное оружие придумали грифоны – что неудивительно, глядя на такие детали как курок или барабан оружия. Копыта пони созданы для объятий, а не для убийств. Природа же наделила грифонов когтями, крыльями и клювами, потому что в далекие и темные времена только это помогало хищникам выжить в суровом климате Грифонии. Райтен мог им пользоваться. Магия позволяла ему свободно держать револьвер и нажимать на курок.

Но если это произошло, и в этой чудовищной бойне кто-то выжил…

Шесть патронов. Это всё, что у него осталось.

То где-то в глубине души они завидовали мертвым.