А игра эта называется...

Небольшая история о начале карьеры DJ-PON3.

DJ PON-3 ОС - пони

Восход черного солнца

История стражника, служащего верой и правдой, жизнь которого, вскоре должна измениться.

Принцесса Селестия Зекора ОС - пони

И восходит Солнцезадая

Заметив состояние Селестии по утрам, кантерлотская бариста услужливо предлагает "Особый напиток Луны", чтобы привести её в тонус. Но справится ли принцесса с таким количеством кофеина?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Песнь о Синнефе Громомечущем

Экспериментальный фик написанный в белом стихе, в стиле древнегреческого эпоса. Повествует о первом пегасе, научившемся управлять погодой.

ОС - пони

Чай со вкусом смысла

Кому-то работа в чайной лавке может показаться скучнейшим из занятий. Как хорошо, что этот кто-то — не я. Ароматные смеси, вкуснющие поджаристые вафли и бесконечный уют... что может быть лучше? А еще гости случаются... всякие. Интересные. Ведь кто попало в чайную лавку не заходит, даже если ему и кажется, что это не так. Уж это я точно знаю!

Другие пони

Fallout Equestria: Садовник

Повесть рассказывает нам об обычном земнопони по имени Садовник, о том, как он словом и щедростью пытается возродить Эквестрию. Все действия происходят за год до событий оригинального ФоЭ и вплоть до выхода самой Литлпип из своего Стойла.

ОС - пони

Такхизис Ван Сапка

Где-то в неделе неспешного полета от Кантерлота расположился город внешне похожий на него. Сверху этот город напоминал паука, расположившегося в центре сети железных дорог. Впрочем, сверху его не часто удавалось разглядеть. Город был окутан постоянным облаком смога и лишь изредка горные ветра набирали достаточную силу, что бы сдуть дымчатую пелену в предгорья. Именно сюда, в Город Шестерни, столицу государства грифонов приехала некая единорожка. Ну как приехала, скорее нелегально попала. Денег у кобылки не было, но пони не особо волновалась по этому поводу. Голова на плечах есть, магия… ладно, пропустим магию, копыта тоже. На кусок хлеба заработает.

ОС - пони

Твой самый злейший враг

Принцесса Твайлайт и Рэрити встречаются. Другая Рэрити в жизни Твайлайт не вполне уверена, как к этому относиться.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Твайлайт сДУлась! [Twilight DONE!]

Чтобы обсудить некие важные вопросы, правительницам Эквестрии потребовался недельный отпуск. К счастью, Твайлайт заменит их, взвалив на свои хрупкие плечи всю тяжесть управления государством. Вероятность того, что что-то пойдёт не так, практически равна нулю. Это сиквел рассказа "Дэринг сДУлась!" Третий рассказ цикла "Шайнинг сДУлся!"

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Дальний путь

Проснуться в лесу - удовольствие ниже среднего. А проснуться в Вечнодиком лесу без памяти - это уже отрицательные величина приятности. Герою придется пройти долгий путь прежде чем он узнает кто он - и почему он оказался в столь неприятном месте.

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 2: Из огня (Да в полымя) Глава 4: Больше нет ничего святого? (Вечность — это просто слово?)

Глава 3: Отражения в зеркале заднего вида (Ближе, чем кажутся)

Следующий день был неплох. В мягком свете утреннего солнца сад снова стал уютным и приветливым местом, хотя у Лемон Дримс всё равно живот сжался от страха, когда она разобрала спешно возведённую ночью баррикаду и прокралась туда.

Одинокая бабочка порхала над верхушками деревьев, свежий ветерок овевал лицо Лемон Дримс. Она сглотнула комок в горле, вдыхая воздух, и расплылась в улыбке. Сад снова казался ей домом: тёплым, безопасным местом, где можно расслабиться, наслаждаясь красотой природы. И не следа этой… штуки, которая была здесь прошлой ночью. И деревья стояли как ни в чём не бывало.

Может, это был просто сон?

Лемон Дримс сделала ещё несколько робких шажков вглубь сада, осматриваясь на случай, если кто-нибудь прячется за деревьями.

—Эй! — позвала она тихо, а затем чуть громче и уверенней. — Здесь есть кто-нибудь?

Никто не ответил. Лемон Дримс почувствовала себя спокойней и побежала по саду, поглядывая на кроны деревьев и ободряюще им улыбаясь.

— Вы правы, ребята. Я просто наглупила и напридумывала всякого!

Деревья согласно зашуршали листьями, и Лемон Дримс остановилась посреди сада, опустилась на задние ноги и отдалась омывшим её спокойствию и уединению.

— Здесь нет ничего кроме нас. Не о чем волноваться — нас никто не побеспокоит.

Разорвавший тишину резкий стук в дверь заставил Лемон Дримс подпрыгнуть, вскрикнув от испуга. На мгновенье потерявшись, она заметалась туда-сюда по траве, стуча зубами от страха, что в любой момент прямо у неё перед глазами возникнет видение. Позади не было ничего, никаких призрачных фигур не пряталось за спиной, зато прозвучала ещё одна серия громких ударов в двери.

Лемон Дримс вбежала в дом и, нахмурившись, прижала ухо к входной двери. Она почувствовала, как вибрирует древесина под ударами.

— Кто там? — отозвалась она. — Кто это? Ты призрак?

— Мфф ммф-мммфф! — глухо ответили с той стороны.

— Это... Не слишком-то понятно, — пробормотала про себя Лемон Дримс, глядя на дверь так, словно могла бы посмотреть сквозь неё, приложи она достаточно сил. Если с той стороны был призрак, то звучал он совсем не страшно, если только у него такая неразборчивая речь не потому, что рот у него набит пожираемыми пони. Лемон Дримс не сомневалась, что дома она в безопасности, но если она откроет дверь и впустит что-нибудь внутрь…

Её рассуждение прервал еще один торопливый и резкий стук в дверь. Она разозлилась на себя от облегчения, когда поняла, что упустила один важный момент — призраку не нужно стучать в дверь!

— Уже иду! — Лемон Дримс сняла тяжелую цепь, висевшую поперек дверного проема и отодвинула три щеколды. Безопасность всегда была очень важна для неё и гуляя по Понивиллю она каждый раз недоумевала от того, как беззаботно все пони оставляют двери своих домов нараспашку.

Когда её усилия увенчались успехом, она увидела, что на пороге с глупой улыбкой сидит Кэррот Топ, сжимая во рту большой жёлтый конверт.

— Мфф мфх! — Кэррот Топ издала несколько бессвязных, но жизнерадостных звуков, которые полностью заглушил собой конверт.

Лемон Дримс собралась уже медленно закрывать перед ней дверь, притворившись, что ничего не случилось, когда Кэррот Топ выплюнула конверт ей под ноги.

— Я пыталась поймать тебя вчера, но, думаю, ты меня не увидела! — Кэррот Топ вытерла рот, чтобы избавиться от вкуса бумаги. — Это для тебя!

Лемон Дримс неуверенно уставилась на конверт, а потом осторожно его потрогала, словно он готов был взорваться.

— Что это?

— Это поздравительная открытка ко дню рождения! — просияла Кэррот Топ.

— Для тебя, — пояснила она, встретившись с недоумённым взглядом Лемон Дримс.

— У меня нет дня рождения, — Лемон Дримс толкнула открытку через порог обратно Кэррот Топ. — Это очень мило с твоей стороны, но только у пони бывают дни рождения.

Она нахмурилась. В том, что сказала Кэррот Топ, было что-то знакомое: оно отчаянно скреблось в сознании, заставляя вспоминать. Она мотнула головой. Это неважно.

— Ах, да! Я имею ввиду не сегодня, а завтра! Но завтра я уезжаю из города и мне подумалось… — Кэррот Топ наклонила голову и резко вздохнула. — Завтра Ежегодная Кантерлотская Фермерская Конференция, ты можешь поехать, если хочешь! Я уверена, что у тебя есть планы, я наслышана о твоем лимонном саде, и…

— Нет, — Лемон Дримс резко оборвала Кэррот Топ и передвинулась, чтобы закрыть вид на сад со стороны входной двери. — Завтрашний день я собираюсь провести с моими лимонами, так же, как и любой другой. Я счастлива, Кэррот Топ, хватит пытаться что-то изменить!

— Я не говорила вовсе, что ты… — Кэррот Топ отошла от двери и повернулась, собираясь уходить. — Знаешь, Лемон Дримс, в жизни есть не только… — она напряглась в поисках подходящего слова — …лимоны. — Она мягко улыбнулась. — В любом случае, будь осторожна. Надвигается шторм.

Лемон Дримс посмотрела на яркое голубое небо и снова на Кэррот Топ.

— О чем ты? Это какая-то метафора или эвфемизм, что ли? Думаешь, если я живу не так, как остальные, то я разрушаю свою жизнь и со мной случится что-то ужасное? — Она в сердцах топнула копытом. — Я не тупая, знаешь ли! Почему вы все не можете смириться с тем, что я счастлива жить своей собственной жизнью?

— Э-э, нет. Я имею в виду буквально, — Кэррот Топ нахмурилась, отшатнувшись от внезапно разозлившейся Лемон Дримс. — Настоящий шторм. Этой ночью. Из-за сильной жары пегасы собираются устроить большой шторм. Поэтому будь осторожна, если хочешь завтра провести время в саду… и… вот…

Кэррот Топ в итоге оставила попытки что либо сказать и развернулась, спеша отсюда сбежать. Лемон Дримс проводила её взглядом в каменном молчании, затем подобрала конверт и бросила его нераспечатанным в стоящий рядом с входной дверью шкаф, набитый другими письмами. Это хороший день и ничто не могло испортить его. Солнце светило ярко, воздух пах свежестью, она была одна и в безопасности, и её убежище никто не тревожил.

Она заперла на засов входную дверь и снова ощутила себя в безопасности. Внешний мир не сможет войти и помешать её счастью. Почувствовав прилив новых сил в своем сердце, она вошла в сад практически в танце.

— С добрым утром, друзья! — крикнула Лемон Дримс деревьям, вдыхая наполненный цитрусовыми ароматами воздух полной грудью, и закрыла глаза, чтобы полнее насладиться этим восхитительным запахом. — Как ваши дела этим чудесным днем?…

Она открыла глаза, готовая насладиться красотой своих деревьев, и голос застрял у неё в горле. Она застыла на месте; каждый мускул её тела охватил первобытный ужас, когда она увидела…

Среди лимонных деревьев стояла маленькая жёлтая кобылка, мерцающая, словно мираж. Её морковно-оранжевая грива развевалась, будто обдуваемая невидимыми ветрами. Кобылка молчала. Смотрела на неё.

Воспоминания о прошлой ночи промелькнули перед Лемон Дримс. Она отшатнулась: странная, удушающая паника захлестнула её. Извиваясь на месте, она отчаянно пыталась заставить ноги снова ей подчиняться.

— Ос… оставь меня в покое! — закричала она маленькому видению. — Что ты такое? Чего ты хочешь?

Пони ей не ответила. Как только Лемон Дримс смогла, она в панике развернулась на неслушающихся от ужаса ногах и бросилась к дому, к безопасности.


Люсид Лайт — лучший психиатр Понивилля. Вообще-то, он единственный психиатр в этом городе, поэтому он был и худшим, но он предпочитал спускать эту деталь на тормозах. Как главный источник здравого смысла во всем Понивилле, он привык к постоянному потоку клиентов, и каждый тащил к нему свои мелкие проблемы, которые необходимо преодолеть. Его офис заполняла пестрая коллекция сертификатов, безделушек, всяческих трофеев, которые напоминали ему об успешной работе и сложных случаях из практики, которые он смог решить. После многих лет работы больше ничего не могло его удивить.

Почти ничего.

Люсид Лайт, хмурясь, сидел за столом и силился вникнуть в вопрос, который перед ним только что поставили. Его взгляд смущенно блуждал по беспорядку на столе, избегая встречи с глазами клиента.

— Итак, ээм… — снова начал он, неловко наклонившись вперёд в своём кресле и думая, как справиться с ситуацией. — Ты хочешь знать, сошла ли ты с ума?

— Да, — твердо кивнула Лемон Дримс, глядя из-под растрепанной гривы подрагивающими от нехватки сна глазами.

— Хорошо, — губы Люсида Лайта сжались в жёсткую линию. — И ты всё ещё считаешь себя лимоном?

— Да.

— И… ты хочешь знать, не сошла ли ты с ума? Слушай… — Люсид Лайт нервно почесал шею. — Ты же понимаешь, что это не бесплатно? У меня многоуровневая система оплаты, мне бы не хотелось чтобы ты тратилась на мои услуги без… необходимости.

Он натянул самую широкую и доброжелательную улыбку, какую смог, и принялся листать книгу учёта, чтобы посмотреть, кто следующий клиент.

— Давай будем считать, что ты заглянула поздороваться и поделиться новостями. Мне кажется, здесь мне делать нечего.

Лемон Дримс стукнула копытом по столу, прямо по листам, которые как раз в этот момент переворачивал Люсид.

— Нет! — она тяжело сглотнула, а затем медленно села, глубоко дыша, чтобы успокоить нервы. — Нет, — ещё раз прошептала она. — Я знаю, что вы думаете о лимонах. Я знаю, и это не страшно. Просто…

Она глубже сползла в кресло, словно оно могло её защитить.

— Мне кажется, я видела привидение.

— Призраков не существует, — почти рефлекторно огрызнулся Люсид Лайт и сразу пожалел об этом, потому что Лемон Дримс заметно съёжилась перед ним. Он с громким стуком закрыл книгу учёта и отодвинул в сторону, улыбнувшись самой тёплой улыбкой. — То есть, я хотел сказать, ты не должна спешить с выводами. Может, это просто другой пони? Может, просто бледная? Или магический образ, переданный единорогом? Или болотный ог…

— Это был призрак! — перебила его Лемон Дримс; от отчаяния её глаза наполнились слезами. — В моём саду стоял призрак маленькой кобылки — моём саду! Она приходит каждый раз и смотрит на меня, и мне очень страшно!

Пока она говорила, передние копыта ерошили гриву, приводя её в еще более неприличный беспорядок, чем раньше.

— Мне только нужно знать, что я не сумасшедшая, и всё по-настоящему, и что кто-нибудь может с этим что-нибудь сделать. Я не хочу быть сумасшедшей, — её голос упал до хриплого карканья. — Не так.

— Понимаю, — подобрав со стола полукруглые очки, Люсид встал и пошёл к большому шкафу, который занимал в кабинете целую стену. Поиск нужного документа занял немного времени. Уже скоро он отыскал толстую пачку бумаги, подшитую в пыльную жёлтую папку. Его единственный провал за все годы практики.

— Разум, Лемон Дримс, поистине могучая сила, — вернувшись за стол, он открыл папку и стал листать страницы, повернув её так, чтобы его клиентка не видела содержимого. — Подсознание работает на совершенно ином уровне. Мы никогда не сможем полностью изучить его, но мы можем попытаться понять.

Он добрался до конца папки и изучил примечания на последней странице, а затем поднял взгляд.

— С тех пор, как ты сидела здесь в последний раз прошло немало лет. Скажи мне, ты счастлива?

— Была, — Лемон Дримс шевельнулась в кресле. — И сейчас тоже. У меня очень хорошая жизнь: я ухаживаю за своими цитрусовыми братьями и сёстрами, а теперь — а теперь появилась эта штука. Я никогда так не боялась; и я не знаю, почему я так боюсь, — прошептала она в конце и уставилась на Люсида широко открытыми глазами. — Оно настоящее, правда? Я знаю, что настоящее, я не сумасшедшая. Почему оно не уходит?

Люсид внимательно прокрутил эти слова в уме, затем спросил:

— Я думаю, — наконец он ответил так осторожно, как только мог. — в глубине души ты знаешь, зачем ты ко мне на самом деле пришла. Верно?

Лемон Дримс замолчала, глядя куда угодно, лишь бы избежать зрительного контакта. По её щекам покатились слёзы, оставляя за собой влажные дорожки, а она даже не попыталась их вытереть. На лице кобылки не было ни следа привычного упорства против фактов, которое определяло всю её повседневную жизнь. Вместо этого лишь ощущение поражения. Это навеяло Люсиду воспоминания о Лемон Дримс в те далекие годы, когда он впервые встретил её.

— А сейчас, — снова начал он. — я думаю, нам надо поиграть в словесные ассоциации. Ты помнишь как это, да?

Лемон Дримс молча кивнула, не осмеливаясь ещё раз взглянуть на него.

— Хорошо, — он пролистал страницы в папке и нашёл пожелтевший лист бумаги, исписанный буквами, похожими на паучьи лапы. — Начнем. Помни, не думай ни о чём и говори первое слово, которое придёт в голову.

Он громко прочистил горло:

— Семья.

— Лимоны, — ответила Лемон Дримс.

— Родители.

Лемон Дримс молчала. Люсид поправил очки в той манере, которая, по его мнению, создавала уютную и домашнюю атмосферу.

— Просто скажи первое слово, что пришло в голову, не волнуйся, ты не можешь ошибиться.

— Сад, — наконец последовал ответ.

— Хорошо, — Люсид облизал губы, просматривая записи. Ответы Лемон Дримс были точно такими же, как и во время их первой встречи. — Упасть.

— Поймать, — быстро ответила Лемон Дримс.

— Солнышко.

Лемон Дримс непонимающе уставилась на него.

— Давай же, — подбодрил её Люсид. — Первое, что приходит в голову. Солнышко.

— Я… — Лемон Дримс, дрожа, вжалась в кресло, словно отказ отвечать обрушит на неё какое-нибудь наказание. — Я не знаю!

— Не страшно, — сказал Люсид самым мягким голосом, переворачивая страницу, чтобы показать, что упражнение окончено. — Ты очень смелая пони, Лемон Дримс. Я помню, как девять месяцев назад ты отогнала стаю древесных волков, рыскающую рядом с городом. Тебе не было страшно, так ведь?

Всхлипывая в попытках взять себя в копыта, Лемон Дримс покачала головой.

— Н-нет, — прохрипела она. — они собирались напасть на мои лимонные деревья. А это моя семья и друзья. Я скорее умру, чем допущу, чтобы с ними что-нибудь случилось!

— И всего одно привидение, одно маленькое привидение юной кобылки, и ты в ужасе, — Люсид наклонился вперед. — Почему?

— Потому что… — голос Лемон Дримс снова упал до шёпота, а глаза стали размерами с блюдца, пока она пыталась извлечь из памяти образ видения. — Потому что это самая жуткая вещь в мире.

— Это не привидение, — сказал Люсид так твердо, как только мог. — Это знак, отсюда.

Он постучал себя по голове для наглядности.

— Мы боимся того, чего не понимаем, но ещё больше мы боимся того, что можем понять. В следующий раз, как увидишь её, не беги. Выйди к ней, борись со страхом. Ты будешь знать, что делать, даже если не понимаешь.

Лемон Дримс кивнула, всё ещё сомневаясь.

— Хорошо, — пробормотала она, вставая со стула и собираясь уходить. — Спасибо.

Люсид откинулся в кресле и проводил её взглядом, мрачно улыбаясь про себя. Удостоверившись, что она ушла, он достал из папки старую фотографию и положил её на стол.

— Ты же не пойдёшь туда, верно? — вздохнул он вслед Лемон Дримс, и вновь посмотрел на фотографию. На ней была изображена маленькая кобылка, радостно улыбающаяся в камеру. Видение.

Призрак.

Ужаснейшая вещь в мире.