Солнце взойдёт

Нечто необъяснимое происходит с принцессами: они медленно, но неумолимо теряют магические и жизненные силы. По приказу Селестии Твайлайт должна выяснить, что – или кто – вытягивает из аликорнов их сущности. Ради этого верховная правительница Эквестрии дала бывшей ученице доступ в ранее закрытые для неё части библиотеки. У чародейки не так уж много времени – даже простое сидение за книгами даётся ей со всё большим трудом. Но подвести принцессу Селестию, а равно Луну и Кейдэнс, Твайлайт Спаркл не может себе позволить

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Изгнанная на Луну

Найтмер Мун пробыла в изгнании на Луне 1000 лет, а вновь стала принцессой Луной сравнительно недавно. Получается космонавты, высаживавшиеся на Луну, могли с ней встретиться? Нил Амстронг, Базз Олдрин и Майкл Коллинз узнают невероятную правду о том, каким образом их жизнь связанна с историей тысячелетней давности! Они расскажут всему миру о лунной пленнице, когда вернутся на Землю. Но кто сказал, что Лунная Кобыла их отпустит?

Принцесса Селестия ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Твайлайт Спаркл ждет поезд/ Twilight Sparkle Waits For A Train

Принцесса Твайлайт ждет своих друзей, которые должны приехать в Кантерлот. Но когда поезд не прибывает вовремя, она, естественно, начинает опасаться самого худшего.

Твайлайт Спаркл Спайк

Луна и её звезда

Найтмер Мун томясь одиночеством, мечтает о дочери, с которой сможет разделить Лунное королевство. Твайлайт одинока и мечтает о матери, которая будет любить её. Что произойдет, когда их желания исполнятся?

Твайлайт Спаркл Найтмэр Мун

Принцесса Селепия, королева холода

В поисках вдохновения Рейнбоу идёт к Пинки, но заканчивает её Твайлайт.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Ласковый дождь

Действие происходит во временной ветке войны с Кристальной Империей. История ведется от лица Рэинбоу Дэш, которая после войны приезжает жить в Понивиль.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Сорен Другие пони ОС - пони Бабс Сид

My Little Engine

Генерал Стоун отправляет жестокого и неприспособленного к жизни в обществе майора в Эквестрию на перевоспитание.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Айрон Вилл Человеки

Лик пустоты

Новая эпоха, новые слышащие, новые смерти. Всё шло своим чередом, Тенегрив, избавившийся от нежеланных воспоминаний, продолжал свой земной путь, в роли средства передвижения избранного матери ночи. Но, не всё так просто, ведь в деле замешан принц безумия. Прошлое вновь зовёт Даэдра, и зов, ни что иное, как "Тёмное таинство".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Мэр Другие пони Дискорд

Песни леса

Писался для конкурса "ЭИ 2016".

Флаттершай

Магия

Вера толкает пони на странные деяния, но именно такие деяния, как правило, меняют историю

ОС - пони Найтмэр Мун

S03E05
Глава 10 Глава 12

Глава 11

Здесь пили. Здесь пили не много, заливая литровые кружки сидра, в не менее огромные рты, противно причмокивая и заедая несвежим салатом, нет. Маленькими чашечками, степенно размешивая ложкой то, что стоит больше любой бочки отменного. И еще. Здесь никогда не смеялись. И пока на поверхности очередного посетителя в бессознательном состоянии относили куда-то на задние дворы, там, в глубине подвалов, разыгрывалось самое настоящее представление. Бетонные струйки стекали с потолка, почти ничем не отличаясь от дождя – разве что капельки их пылинок были в разы меньше, да и сами они были довольно редки, по сравнению с отвесной частотой ливня – все это не мешало им противно забиваться в носы и скапливаться там склизкими комками, постоянно заставляя чихать и припорашивая кровь пегаса, который сидел на стуле и ничего не мог поделать со своим заключением.

Бззз! – гулким эхом отразился удар шокера по этим стенам. Черному пегасу почти что не было больно, однако он картинно выгибался, молил о пощаде и бесновался, сам не зная зачем, по неполной вере неполному другу, который сейчас исполнял свой неполный план. Пегаска, стоящая рядом, высоко вскинула крылья и ярко-зелеными глазами впивалась в это зрелище, не замечая наигранности, впитывая каждую частичку иллюзорных страданий. Даже кульки по темницам с краев коридора, казалось, подползали, чтобы посмотреть на этот концерт.

— Чего ты добиваешься? Чего ты хочешь? – кричал узник железного стула и шокера. – За каким чертом ты это делаешь?

— Все очень просто, — пегаска взмахнула дергающимися крыльями, — я просто хочу, чтобы ты испытал боль. — Она продолжала курить, и с каждой новой затяжкой крылья все сильнее хлопали ее по бокам.

Хряссь! – шокер влетел точно между ухом и шей, оставив небольшое обугленное пятнышко шерсти и оглушив даже будучи почти выключенным. Серви остановился.

— Чего ты ждешь? Или ты с ним заодно?

Следующие несколько секунд вместили в себя слишком много событий, чтобы их описывать. Громкие крики где-то наверху, выстрелы и удары копыт и нарастающее в воздухе напряжение, которое, казалось, можно было резать ножницами, ну или ножом, если у вас хорошая фантазия и плохая психика.

— Какого крупа? Эй ты, бросай его, это облава! Бежим! – Лекси хотела было взлететь, но, как я с удовлетворением заметил, пьяные крылья не слушались ее. Странно когда она была со мной, она не так часто пила. Внезапно я вспомнил все ее отсутсвия и «походы к подругам». Ах ты грязнеплотка… Кстати взлететь ей мешала еще одна проблема.

— Не так быстро, мэм. – Серви подскакал к ней и накинул на пытающиеся подняться крылья металлический жгут.

Затянув его у самого основания на пять щелчков (и получив задним женским копытом в бочину) он развернулся и ударил Лекси по лицу. Нет. По морде, по сумасшедшей, съехавшей с катушек морде. Кобыл бить не хорошо, а вот кобылядей – вполне естественно. С громким всхлипом, беспорядочными каплями крови и рассеченным ухом, которое пострадало меньше всего, она плашмя упала на пол, растекаясь гривой по холодному полу. Дверь распахнулась: в нее влетели пара пегасов, синий и зеленый, они буквально осветили мрак подвала, и вскакали фиолетовый единорог с грузным, коричневым земнопони. Уже совершенно трезвым сознанием (Желтая Смерть, где ты?) я слушал их диалоги.

— Фэт, что наверху?- Серви окинул взглядом бригаду.

— Все в порядке. Мардер то ли ушел, то ли его тут и не было – он не такой идиот, как его дочь. Пара поставщиков с плотицином ну и еще по мелочи. Главное – он кивнул на брыкающуюся Лекси на полу, которой Серв неизвестно когда успел обмотать веревкой задние копыта – нашли эту. Рад видеть тебя, Тонг. И тебя Рот. Извини что так вышло – начальник полиции помахал мне выглянув из-за сухонького силуэта Серви.

— Буэээарбоо. – я сказал спасибо, на которое был сейчас способен. Язык все еще не слушался.

— Спитайс, Вингоунер облетите клетки. Всех связать и доставить в участок. Хорнбонер – поднимись наверх, допроси бармена. Он валяется без сознания, но думаю, от пары отрезвляющих ударов, не факт что копытом – прервал он свою речь, глубокомысленно посмотрев на слабосветящийся рог – он быстро проснется.

Фэт пересек коридор и подошел к стулу, на котором сидел я. Развязать веревку у него не получилось («Крупанная нитка!») и поэтому он просто распорол ее ножом. Я буквально стек по стулу – оказывается на нем меня держала только она.

— Извини, что так долго.- Фэт закурил и сел на круп, довольно смешная поза для главы отделения, но его это не волновало. Рядом стоял облокотившийся на тумбочку Серви.

— Наверное, ты многое хочешь узнать, да?

— Больше, чем ты можешь себе представить.

Крыса сидела около здания таверны, своим чернеющим фундаментом уходившего, казалось, в самые глубины преисподней. Поведя лысым носиком, она уловила запах трупной гнили, среди дождевых потоков и побежала через улицу, в уже укрепившейся привычке не обращать внимания, на то, что она ест себе подобных. Где-то ударила молния и она боязливо прижала уши к телу, но почти не замедлила семенящие ножки, на пути к своему обеду, с которым она быть может еще вчера лазила по помойке.

— Где ты шлялся всю ночь?!

— Я-ик нигде! Не шлялс-ик-я то бишь. Я у д-друга был!

— Ублюдок! Изменник! Поганый круп!

Окно, из которого раздавались крики стандартного утреннего скандала, выронило цветочный горшок, с жалким подобием растения, отвратительнейше склизкого и прижатого к земле, которое только и могло вырасти в этом городе. Освежающие линии дождя и надвигающаяся тень какой-то особо большой, неправильно капли, стали последними воспоминаниями бедной крысы, пробегающей мимо дома. Зверюшка лежала в земле и черепках, дождь медленно вымывал от нее грязь, чтобы позже такие же как она, смогли спокойно позавтракать, не замарав лапки, как хотела она.

К сожалению, крысам не часто везет на пути к своей цели.