Автор рисунка: Siansaar
Глава 13

Глава 14

Конец. Счастливый или нет — вам решать.

Жемчужина Посвященных… Трава, которую могли вырастить только они, делающая счастливым одного пони, взамен на равноценное несчастье другого. Неужели… Пхах, а в детстве я думал, что все это фигово придуманное фентези. Ну да, а еще я в детстве не знал, что можно принять какой-нибудь порошочек и тебе будет очень приятно, правда потом хреново. Флаттершай очнулась, слабо чихнув от пыли и поведя желтыми крыльями. Копытца неуместно заерзали, где-то внутри одеяла.

— Флатти!

— Ро… Ротти?

Снаружи камеры Фэт и Серви не верили своим глазам. Один просто, открыв рот, пялился на происходящее, второй пытался прикурить сигару огновом, стукая камешком об копыто, не замечая, что второй давно выпал. Лекси, очнувшаяся после точного удара еще от звуков открываемой клетки, истошно шипела и что-то кричала.

— Я же просил не называть меня так. – я медленно вел копытам, от ее шеи, до изгибов бедер. Раз за разом все нежнее и нежнее, насколько умел.

— Что случилось? Я думала я умираю… Она хотела отрезать мне крылья, но потом сказала что «и так сойдет». За что? – Флатти прижалась ко мне, обнимая, я чувствовал ее теплое дыхание на расправившемся крыле. Я перебрался на матрац целиком.

— Не волнуйся, она просто свихнувшаяся психопатка. – я посмотрел сквозь прутья решетки.

— Что пялишься? Доволен теперь? Сука, да чтоб вы оба сдохли, и дети ваши будут уроды, а когда я выйду из тюрьмы, а мой отец об этом позаботится, будь покоен, я убью вас, но перед этим буду пытать так, что Желтая Смерть и шокер тебе покажется раем небесным на Эквестрии! – кричала и извивалась коричневая пегаска, навзрыд рыдая и бья крыльями пол, пытаясь подползти к решетке свободными, передними копытами, но тут же в бессилии плюхалась обратно.

— О чем она? – Шай подняла свою голову под мою, упираясь гривой в небритый подбородок.

Я только крепче обнял ее и прижал к себе, не в силах выдавить ни слова.

— Х-хорошо… Йей? – Флатти посмотрела на меня широко раскрытыми глазами.

— Йей.

Жемчужина! А ведь все так хорошо начиналось… Я начал доставать нож из железных креплений под крылом. Скрипя, они нехотя отдавали своих деловитых жильцов. Начали ржаветь, от сырости и постоянных передряг.

— Что-что ты делаешь? – крыло Флатти помахало над моими копытами.

— Ничего страшного, просто мне нужно немножко порезать себя, чтобы ты выжила, йей?

— Н..нет. Не йей. Что ты собираешься делать? Это… к-как это поможет? – она уставилась на меня вопросительными глазами.

Я вкратце рассказал ей про Зекору, про Жемчужину Посвященных и про то, что мне предстояло с собой сделать.

— И да, Флатти. Мне все равно, что…что ты моя племянница, но…

— Тебе… все равно, что я твоя племянница? – наверно первый раз в жизни Флаттершай кого-то перебила. Или я делал слишком большие паузы?

— Но я…- попробуйте сказать такое, своей племяннице. Посмотрел бы я на вас.

— Можешь не продолжать, я… я и так все знаю. Извини. – потупила взгляд Флаттершай.

— Ч…Больница меня спалила, да? – я усмехнулся. Всегда пытался оставаться веселым, когда находился на грани. Так, знаете ли, веселей.

— Нет… Она – Флаттершай повела крыльями в сторону все ещё что-то кричащей Лекси – мне рассказала. Так это..правда?

Я молча кивнул.

— Знаешь… В Понивилле светит солнце, нет дождей и я всегда в окружении понимающих меня подруг… А здесь темно. Всегда. И страшно…За…. За следующие дни.

— И зачем ты приехала сюда, глупая. – я недоуменно уставился в глубокие глаза Шай. Она медленно наклонилась, и повторила больничный опыт, все так же стесняясь давать волю язычку, но уже не промахиваясь на щеку. Когда мы закончили, я сам не заметил, как запустил копыто в ее гриву. Поглаживая бархатистую шейку, я прижал Флатти к груди и медленно вдыхал малиновые запахи гривы, с ужасом осознавал, что мы сейчас делаем.

— Я приехала… За… За тобой.

Рассвет растекался по Триксвиллю, ослепляя незадачливых пьяниц и прогоняя надоевшую тьму. Та не сильно злилась – к обеду северным ветром принесет туч, и вся опять будет в противном склизком полумраке, полумраке и слякоти, опоясывающей дома, забивающейся в щели между подковами и копытами, вызывая жжение и отнимая желание куда-либо выходить.

Пять минут давно прошло, но ничего особого не случилось. Я давно уже взвалил Флатти к себе на спину и, придерживая крыльями засыпающую пегосочку, направлялся к выходу. В голове било пульсом «последний пункт, последний пункт». Фэт и Серви тащили Лекси, которая изрыгала ругательства, не свойственные женскому рту, а я все еще не знал что делать.

— Шлюха! Грязная шлюха! – черный язык не просто так появился у Лекси на крупе, не давая мне переступить порог подвала.

— Заткнись, пегасучка! – крикнул я через плечо.

— Конись в круп грязный извращенец! Что ты мне сделаешь? Я уверена, что…

Вспарх! Раздражающий свист, как будто старый чайник вскипел и теперь всем решил об этом сообщить. Черный пегас расправил эбонитовые крылья, в том редком взмахе, когда стали видны белые, словно кто-то подсолонил их, прожилки между перьями. Железные крепления напряглись, словно живые мускулы. Удивление на лице пегаски еще не успело пройти, так она и осталась, широко ракрыв глаза, склонив неуклюжую голову на бок, обвисая на копытах двух ошарашенных пони, с секунду тупо пялившихся на кинжал в ее шее.

— РОТТЕРИАН БИС, КАКОГО Д…

— ТЫ ХОТЬ ЗНАЕШЬ СКОЛЬКО ИНФ…

Взревело одновременно два голоса, но я захлопнул дверь подвала и уже поднимался по лестнице, не особо прислушиваясь, к гневным выкрикам.

— Чт..что случилось? – прошептала в полусне перекинутая через меня Флаттершай.

— Ничего. Спи дальше.

Я повернулся и потерся мордочкой о ее теплую гриву. Наивные, отняли у меня оружие, после того убийства на допросе? Дескать, убить по несдержанности могу? А ножом кинуть, мне, наверное, религия не позволяет?

Где то наверху, перезвоном запоздалых, к этому празднику, капель, бил дождь, в надежде узнать все из первых уст, и может быть, пропустить по стаканчику сидра в Копыте.

Я вспомнил о «последнем пункте», аккуратно достал бумажку, замедлив шаг, чтобы не уронить Флатти и прочел:

P.P.S.

«И ты поверил в сказку, Рот? Какой же ты наивный плот!

«Это всего лишь антидот – засунешь в рот, когда припрет :3»

Я оглянулся на мирно спящую Флаттершай и подумал о тех датах и местах, о которых могла бы сообщить Лекси.

К Дискорду.

Некоторые вещи в этом мире стоят того, чтобы перестраховываться.