Автор рисунка: Devinian
Глава 1. До. Глава 4. Решетка в полосочку.

Глава 2

Все главы дальше — без вычитки и сверхсыры! Но я обещал себе вычитку, только когда допишу целиком — поэтому пусть лежит здесь. подогревает мое желание писать :3

— Тебя уволят! – на улице отдельные слова жаркого спора не были слышны, но проходящие мимо пони все равно бросали взгляд на непривычно громкие стены полицейского участка. Обычно заключенных доставляли уже без возможности кричать, сопротивляться, а, зачастую, и жить.

— Крупись отсюда!

— Я знал, что это не просто ночная вылазка. ТЕБЯ УВОЛЯТ!

— ЗАТКНИСЬ!

Полицейский в плаще, складки которого перекосило от высоко скинутых крыльев, с грохотом закрыл дверь, перед носом у своего напарника. Коричневыйземнопонь сердито мотнул смольными волосами и резко отвернулся, направляясь к столу с бумагами.

— Если ты сунешься на рынок, Селестию мне в свидетели, ты разворотишь такой муравейник, что нам и за тысячу лет не расхлебать! – надрывно крикнул Серви через плечо закрывшейся двери, все еще копаясь передними копытами в бумагах. – Селестию мне в свидетели… — уже вполголоса повторил он.

Триксвилль встречал еще одно утро свежими, серыми красками, стены домов с радостью сбрасывали ночное наваждение и тянулись к нерешительному свету. Я только что вышел из кабинета главного инспектора, и стоял, не зная что делать дальше. «Один шаг, один, жеребить мне пустобоких, шаг на Эплрейн, и ты вылетишь отсюда к чертям, без права работать в органах», — слова Фэта все еще звучали в голове. Но Зекора пропала на добрых два месяца, я не имею права ее бросить… увольнение? Чушь, Флатти поймет. Если что, подработаю у знакомых. Тот же Серв…

В голове вдруг всплыла недавняя перепалка с другом, и черный пегас глубоко выдохнул. Почему нельзя просто взять и дать ему неделю на проверку? Неужели всем плевать на Зекору? Неужели всем вообще плевать…

— Буду вечером, — Роттериан снял с облезлой лакированной вешалки серовато-черную шляпу и махнул крылом, — бывайте. На выходных отработаю сверхурочные, но сегодня на обход меня не ждите. Перед самым выходом он ненадолго остановился и посмотрел на небо, которое словно щербатой бритвой исполосовали рваные перистые облака, чуть ли не единственные кусочки белой краски в этом городе.

«Ис-по-ло-со-ва-ли…», — тихо повторил Роттериан пришедшее на ум слово, как ему на плечо легло копыто Серви. Роттериан обернулся и посмотрел на него исподлобья.

— Ну и что ты думаешь насчет того, что произошло?

— Думаю, что нам стоит порядочно выпить! – рассмеялся Серв. Громкий звук отбиваемогоброхуфа, затмил недавнюю ссору.

Глава 3.

«Беги! Беги от проблем, навалившихся на плечи. Беги со всех копыт, от преследующих тебя мыслей, от не дающих спать сомнений, беги от всего, всего от чего ты хочешь бежать. Не останавливайся. Каждый момент и так не достоин, чтобы его проживать, а тем более проживать дважды, так беги от него, беги от постоянного взвешивания всех за и против, беги от самого смысла жизни».

*Старсвирл Младший. Маг-философ. Сборник сочинений «Тонкие нити Эквестрии».

В таверне «Плоть от плота» вдоль стен висели таблички с высказываниями великих поней. Я оглянулся на Серва. Весь путь сюда был чередой гниющих мусорок, да углов, около которых околачивались шайки, довольно часто с до боли знакомыми мордами. Приходилось сглатывать страх и проверять, в который раз нож во внутреннем кармане, неуклюже скача на трех копытах. И теперь я не понимал, зачем он притащил меня сюда. Обычный бар, каких сотни.

— Проходи. Увидишь. – заговорщицки подмигнул Серв. – Дальний столик у Парти, будьте добры!

Барменша ухмыльнулась, и поднялась со стойки, у которой сидела с унылым видом. Все клиенты давно напились, и кроме как у официантов, ничего не заказывали. Подняться и встать, в это время суток, казалось большим подвигом.

— Хей, кого я вижу! Опять на допрос, или может отпраздновать удачную поимку? Учти, все девчонки закончились, одна я осталась. – с улыбкой раскрыла копыта в объятиях грязно-бурая пони, с мягким намеком на коричневый. В свете факелов (многим тавернам не хватало денег на проведение электричества, но посетители не жаловались), они с Сервом походили на двух давно не видевшихся родственников. Разве что у нее уже была пара кружек за душой. Но и это исправимо. Серв опять подмигнул и указал на далекий столик в углу под портретом большой светло-красной поняхи. В отличие от остальных портретов, раскиданных по этому избушкоподобному пабу, она была куда красочней, и с явно выдающейся тематикой. Эта самая пони стояла на фоне огромного пиратского флага, заливая в себя сразу две кружки сидра. Черно-розовые волосы скатались, но все равно выглядели более менее прилично, разделенные на два хвостика они с вызовом торчали из-под банданы. Я шел и рассматривал мелкие детали, кьютимарку в виде трех пушек, которые выбрасывали конфетти, и изящные копытца, которые танцевали на палубе ритмы былых времен. Плюхнувшись за столик, я кинул взгляд на Серва, который о чем-то еще говорил с барменшей. Серв что-то громко пытался доказать, но пони была отвлечена – с интересом и недоверием в ярко-зеленых глазах, она поглядывала на меня.

— Хей, хей, хей! Аперитивом рекомендую ликер «Конь Х Як», а потом пару кружек сидра «Эпл», если, конечно, ты из крепких жеребцов. — внезапно появившаяся пышная шевелюра, заставила меня вздрогнуть и оторваться от картины.

— Ну нет, ничего с названием «Эпл» я пить не буду, мне на сегодня хватило, — я с натянутым смехом откинулся на спинку скамьи, распластав крылья вдоль спинки. Качающиеся на деревянных стенах блики, шумный говор и общая атмосфера относительно цивилизованного упивания, действовала на меня успокаивающе.

— Ладно, тогда «Крупный улов», сойдет?

— А из сидра «Дымящийся сюжет» — заинтересовался я странным названием, перелистывая меню.

— Гарсон! – подозвал официанта Серви.

Пока они спорили о том, что «Улов» стоит не пять крупсов, а четыре, и что за красивые глаза можно бы вообще снизить цену до трех, я вернулся к созерцанию розовощекой пиратки. Мутной латунью отсвечивала табличка с высказыванием. Я придвинулся ближе.

«Пей!»

*Парти Ди Пай. Пират, отнимала деньги у бедных, отдавала богатым. Бортовой журнал «Пиратские истории с непиратскими названиями».

Этот девиз меня вполне устраивал.

***

— Ничего ты не понимаешь! – черный, порядком набравшийся пегас, громко говорил что-то своему напарнику. – Кому какая разница, племянница, не племянница, все равно это…

— Тихо! – земнопони громко икнул и окинул взглядом таверну. – Хочешь, чтобы нас погнали отсюда? Не ори, це-л-лее будешь!

— А я тоже как то з-зашла к своему брату в комнату и…- давно пунцовая от алкоголя и отменных историй барменша, в очередной раз попыталась встрять в диалог.

— Сатурн Синс, ей-богу, хватит! – подавился медовым элем ее давний приятель, и неловко посмотрел на удивленного пегаса. – Да, в этом плане она тебя переплюнула.

Троица разразилась хохотом. Сидя под портретом вот уже четыре часа, они все пили и пили. Черный, давно уже потерял нить разговора и просто спорил в пустоту; коричневый земнопони затянулся сигарой и отвалился на спинку скамьи; барменша хитро смотрела на нового знакомого и прикидывала в уме, как сильно ей влетит от хозяина, за то что она покинула рабочее место и набралась с посетителями.