Fallout: Equestria - Frozen Skies

Немногим больше двух столетий назад, кульминация Великой войны обнажила ужасающий потенциал народа пони, принеся тотальное разрушение. Магическое пламя выжгло Эквестрию, и в огненной агонии кости и надежды жителей смешались с пеплом и радиацией только что рождённой пустоши. Но это был не конец. В небесах, разбитые останки цивилизации пегасов выжили, оградив свои города плотной завесой облаков, и распространяя ложь о мире на поверхности. Под землёй, тысячи пони были спасены от ужасов апокалипсиса, в убежищах, известных как Стойла. Из открывшихся стальных дверей, и с истощившихся небес, пони снова заполонили израненную землю. И война ступала за ними. Очень быстро появились истории о месте, глубоко в северных горах, которое не было затронуто разрушением, поглотившим мир. Тем не менее, у этой земли были свои шрамы, тёмные секреты, погребённые в снегу, ждущие пока их откопают. Следы ушедшей эпохи.

ОС - пони

Fallout: Equestria - Дедушка

Военный летчик знает, на что идет. Бледная Кобыла всегда незримо стоит рядом, когда он на земле. И неотступно сопровождает, когда он летит, рассекая грудью облака. И когда в один прекрасный момент она устало прикроет глаза и молча кивнет, «Пора», он не станет спорить. Он лишь беззвучно, с надеждой, спросит: «Задача выполнена?». Майор Гэйлвинд был, в общем, согласен с этим раскладом. Ведь задача, которую он всегда перед собой ставил, того стоила. И потомок, глядя на его орден, невольно задумается и над важностью той боевой задачи, которая ждет его самого. Ведь не многим героям Эквестрии довелось самим подержать в копытах свое Золотое Солнце...

ОС - пони

Чудо в перьях. Заметки ксенофила

Простой парень работает в московском зоомагазине. Однажды вечером туда зашла тощая, некрасивая и голодная девушка. Которую ему предстоит накормить, приласкать, ну и обменять эквестрийское золото на земное оружие. Взамен - магия и завтрак в постель.

Флаттершай Человеки

Два в одном

В Понивилле появился новый пони. Как удивительно, скажете вы, такой оригинальный сюжет! Да, я не мастер аннотаций.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Свадьба для злодейки

События свадьбы в Кантерлоте с точки зрения главной злодейки.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Филомина Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Афганистан экспресс: возвращение дьявола

Продолжение рассказа "Афганистан Экспресс" повествующее о секретной операции ЦРУ, в ходе которой люди устраивают повторное вторжение в Эквестрию

Твайлайт Спаркл Человеки

Сумасшедший дом в Эквестрии. Повседневные безумства

Однажды начатый спектакль никогда не закончится…

Другие пони ОС - пони Человеки

Флаттерастение / Flutterplant

Флаттершай обнаруживает растение, подобного которому она никогда ещё не видала в ВечноДиком лесу… и оно оказывается гораздо дружелюбнее, чем пони могла представить. Фактически, оно хочет избавить её от печали одиночества.

Флаттершай

Из ее тени

Рэрити была удостоена чести получив специальной VIP-билет на престижное пред-премьерное открытие спектакля "Из ее тени", над костюмами для которого работала ее подруга Коко Поммель.

Рэрити Другие пони

Полезный совет

Один из учеников Академии Зла желает стать самым лучшим злодеем. Для этого он навещает четверых антагонистов Эквестрии, чтобы получить полезный совет.

Другие пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Автор рисунка: aJVL
Глава 2 Глава 4

Глава 3

оригинал: Moonspire Run

– Лес Сосновой Кости?! – воскликнула Рэйнбоу Дэш, когда в поле зрения замаячило целое море белых как мел фигур, напоминавших костяки чудовищ. – Но!.. Но это же... – она открывала и закрывала рот, пытаясь произнести слово, и в конце концов прошептала: – ...запрещено!

– Это то, что говорят всем маленьким жеребятам. Для их же безопасности, а то удумают чего, – усмехнулась Спитфаер. – Эй, если думаешь, что не справишься, можешь...

Рэйнбоу Дэш сглотнула и снова взглянула на то, что раньше видела только на картинках. Древний лес мёртвых, давно потерявших листву, деревьев раскинулся вдаль до края, где начиналось зловещее красноватое свечение. В воображении нарисовалась армия гигантских скелетов, рвущихся из своих могил к самому небу. Конечности их изломаны под невероятными углами и тянутся во все стороны, цепляясь за перекрученные стволы. Даже на опушке не заметно ни одного дерева меньше сотни футов в высоту. Должно быть, это выглядело красиво во времена, когда лес был живым, но сейчас больше напоминало заросли чудовищного шиповника, на фоне которых пегаска чувствовала себя крошечной полёвкой.

– Что, я? Не справлюсь?! – попыталась рассмеяться радужногривая, но звук получился больше похожим на кашель. – Это мы ещё посмотрим.

– Эй, не дрейфь! – Спитфаер ободряюще присвистнула. – Мне тоже было не по себе, когда я в первый раз участвовала в Лунной Гонке.

Рэйнбоу Дэш резко затормозила в воздухе, как будто влетела в кирпичную стену.

– В Лунной… Гонке?..

Спитфаер остановилась и развернулась, уперев передние ноги в бёдра.

– Вот только не говори, что ничего об этом не слышала.

– Слышала, конечно. – Рэйнбоу Дэш кивнула, проглотив комок в горле.

Каждый небесный пони слышал. И не только о трудностях, которые придётся преодолеть, но и о том, что из себя представляет точка финиша. Лунная Гонка завершается у стен загадочного реликта времён восстания Найтмер Мун против своей сестры – Принцессы Селестии тысячу лет назад. Безусловно, Лунная Башня – самое зловещее и таинственное напоминание о тех временах, и только Двум Сёстрам известно, что за тёмные силы всё ещё обитают внутри обсидианового шпиля высотой в десять тысяч футов. По всей Эквестрии сохранилось несколько подобных артефактов, но лишь Лунная Башня до сих пор активна – опаснейшая магия всё ещё окружает её.

Слухи и пересуды приписывали Лунной Башне самые разные предназначения: от точки концентрации магии Найтмер Мун, до тюрьмы, уготованной Принцессе Селестии. И хотя истина, скорее всего, никогда не откроется, опасности, окружавшие это место, были хорошо известны. Лунная Гонка это, по сути, и есть преодоление барьеров, которые Найтмер Мун возвела вокруг Башни, дабы отвадить прочь пони всех видов.

Прищурившись, Рэйнбоу Дэш силилась взглядом пробить воздух, струящийся от жара на дальней стороне Леса Сосновой Кости. Тонкая чёрная игла вздымалась высоко над горизонтом, словно пытаясь пронзить небеса. Когда-то в детстве Рэйнбоу хвасталась, что однажды пройдёт Лунную Гонку. Впрочем, также она утверждала, что одолеет и укротит Малую Медведицу, а затем станет первым пегасом, облетевшим вокруг света без посадки.

– Тебе бы стоило сейчас видеть своё лицо! – рассмеялась Спитфаер. Щёлкнув зубами, Рэйнбоу Дэш захлопнула рот. – Эй, расслабься! Уверена, это достаточно безопасно, пока не сунешься внутрь башни. По-видимому, у Принцессы Луны какие-то проблемы с тем, чтобы вырубить старые заклятия времён Найтмер Мун.

– Не о башне я волнуюсь, – пробормотала Рэйнбоу Дэш, стиснула зубы и тряхнула гривой. Затем, пыхтя как паровая молотилка с фермы Эплов, заработала крыльями, чтобы догнать Спитфаер, которая уже заходила на посадку на краю Леса Сосновой Кости. – Просто... У меня плохое предчувствие.

Приземлившись, она вытянула шею, заворожённо разглядывая стену мёртвого леса – какие же это громадины, если смотреть на них с земли!

Тишина нагоняла жути. Никаких признаков жизни, в отличие, например, от Вечно-свободного Леса, который, к слову, то ещё местечко. Этого же леса сторонились даже птицы и бестолковые букашки. И запах в воздухе стоял странный... слишком странный. Если бы потребовалось описать, как пахнут камни, то это бы очень походило на ощущения от здешних деревьев – гигантская куча древних минералов.

Согласно тем немногим книгам, что Рэйнбоу Дэш прочла ещё в школе – да, иногда бывало так, что она отвлекалась от нарезания эмблемы Вандерболтов в облаках – Найтмер Мун создала специфические для каждого типа пони барьеры. Таким извращённым и тёмным образом она всё же защищала жизни тех, кого считала своими подданными, держа их подальше от ещё больших опасностей.

Лес Слоновой Кости – преграда для земных пони: посмей они сюда войти, то будут обречены навсегда заблудиться. Единороги же без труда могут воспользоваться путеводным заклятием, а пегасы – облететь поверху; их барьеры шли дальше. Третий создан специально для небесных пони, и именно его Рэйнбоу Дэш опасалась до дрожи копыт. Он – причина того, что только лучшие из лучших летунов отваживались участвовать в Лунной Гонке.

– Правила знаешь? – осведомилась Спитфаер. – Если тебя потребуется спасать, это проигрыш. В лесу нельзя лететь над верхушками деревьев, после – как хочешь. – Она усмехнулась. – Выше неба всё равно не подымешься!.. Не пихаться, не толкаться, не плакать. Кто первым поставит копыто на Лунную Башню, тот и выиграл.

– Х-ха... Не вопрос! – ответила Рэйнбоу Дэш. – Проще п-пареной репы. – Несмотря на жаркий день, её внезапно прошиб озноб.

– Вот и ладушки, – ухмыльнулась Спитфаер и припала на передние ноги так, что почти коснулась земли подбородком. – Три-два-один-поехали!

Краткий порыв ветра отбросил гриву Рэйнбоу Дэш на другую сторону шеи. Там, где только что стояла Спитфаер, уже рассеивался зыбкий пониобразный клок тумана. Голубая пегаска моргнула, чтобы прогнать застрявший в глазах призрак огненного следа, протянувшегося за капитаншей Вандерболтов.

– Ух ты! – вырвалось у неё. Она шлёпнулась на круп и ошеломлённо уставилась вслед Спитфаер, пока та не развернулась и не метнулась назад. Выглядело это так, словно безумный кинооператор крутанул взад-вперёд ручку зума.

– Эй! – В голубой нос Рэйнбоу Дэш уткнулось жёлтое копыто. – Какой из звуков в "поехали" тебе непонятен?!

– О! Да, конечно! – Рэйнбоу Дэш подскочила на ноги, расправила крылья и рванула вслед за Спитфаер.

За первым же деревом пошла настоящая гонка: голова вперёд, копыта в струнку, в глазах рисковый прищур. Наклон-переворот вокруг вставших на пути израненных гигантов, потом под углом войти в занос, ровно так, как преподавали на спецкурсе скоростного уклонения от необычных препятствий в лётном лагере. Рэйнбоу Дэш прорвалась через одного лесного исполина, потом через другого... провернулась вправо, вошла в вираж, провернулась влево. Ей уже начало казаться, что всё пройдёт просто и она может пролететь дистанцию с закрытыми глазами, ещё и похрапывая по пути, но тут же чуть не поплатилась за беспечность, едва не врезавшись со всего маха в три дерева, которые переплелись изломанной спиралью. С громким воплем она выкрутила крылья, заставляя их работать воздушным тормозом и, уклоняясь в сторону, всё-таки пропечатала всеми четырьмя копытами вставший поперёк пути ствол.

– Чу-у! Только начали, а уже чуть не разбилась! Соберись, Рэйнбоу, – попеняла саму себя пегаска.

Она крепко висела на хвосте Спитфаер, маневрируя по широким дугам среди массивных стволов. Жёлто-оранжевую пони легко отследить среди леса чётких теней и абсолютно белых деревьев. Рэйнбоу Дэш решила придерживаться такой тактики сколько возможно.

Спитфаер взяла резко вверх почти под прямым углом, буквально проскользнув по поверхности дерева. Рэйнбоу Дэш чуть не вывихнула крылья, повторяя этот манёвр, и при этом едва не оставила зубы в окаменевшей коре.

Затем Спитфаер накренилась вправо и срезала в горизонтальной плоскости. Дэш последовала за ней, хоть крылья и трещали от напряжения, а их кости гремели друг об друга, пока она пыталась повторять выкрутасы капитанши Вандерболтов. Приходилось прорываться сквозь переплетение ветвей, уворачиваться и проскакивать в малейшие просветы, словно спятившая колибри. Наконец, когда Спитфаер принялась отскакивать, подобно огненному шару в гигантском пинболле, от крупных сучьев и оставляла их трястись, Рэйнбоу Дэш завопила в отчаянии:

– Эй, так нечестно!

– Вот и отцепись от моего крупа! – с ухмылкой бросила через плечо Спитфаер.

– Но я не знаю, куда лететь!

– Найти быстрейший путь это часть гонки! Догоняя, никогда не выиграешь!

Каждая ветка, от которой отскакивала Спитфаер, ещё долго колебалась взад-вперёд, подобно трамплину, с которого ныряльщики прыгают в воду. Она так быстро металась от одного дерева к другому, что весь лес на пути Рэйнбоу Дэш превратился в подобие гигантской молотилки, а сама радужногривая пегаска ощущала себя колоском, заброшенным в этот комбайн. Одна из веток хлестанула по кромке крыла, заставив Рэйнбоу вскрикнуть и обернуться. К счастью, крыло уцелело, но это уже было чересчур – для пегаса потерять маховые перья – всё равно что земному пони потянуть мышцу.

Она беспорядочно молотила крыльями, то бросаясь вперёд, чтобы увернуться от одной ветки, то резко тормозила, чтобы не попасть под другую. Влево. Вправо. Снова вперёд, и резко два взмаха назад. Она уже совсем было зашилась, как вдруг поняла, что по кругу нарезает один и тот же повторяющийся рисунок бросков и уворотов от раскачивающихся ветвей.

Рисунок, значит, повторяющийся. Рэйнбоу прищурилась и проследила за Спитфаер. Ветви продолжали раскачиваться в той же последовательности, в какой жёлто-рыжая пегаска их ударяла. Вот, теперь, если удастся точно поймать момент, то весь этот бешеный аттракцион можно обернуть себе на пользу! Уши встали торчком, выдав возбуждение от внезапного открытия. Тем временем первая ветвь последовательности как раз пошла на замах.

Рэйнбоу Дэш вскочила на неё и, спружинив всеми четырьмя копытами, подскочила вверх и вперёд к следующей катапульте. Затем к следующей и дальше, дальше, дальше. Помогая себе крыльями, она с каждым разом неслась всё быстрее и быстрее. И вот уже победный смешок вырвался из её глотки, а глаза выискивали в пятнистой мешанине теней и деревьев жёлто-оранжевую путеводную нить.

Но её не было! Ничего кроме голых сучьев. Спитфаер пропала, и гонка к финишу продолжилась без неё.

Солнце стояло высоко над головой, так что пока алебастрово-белые деревья ещё не казались призраками, выныривающими из угольно-черных глубин, но голые ветви переплетались хаотично и плотно, то тут, то там образовывая провалы зловещей тьмы. Рэйнбоу Дэш заложила широкий поворот, отмечая про себя, что все эти мрачные отметины уж очень сильно напоминают пустые глазницы черепов. Она вскрикнула, когда из-за качнувшейся ветви показалось, что один из этих черепов подмигнул ей. Сам по себе Лес Сосновой кости нагонял страх, а уж оказаться здесь в одиночку было просто ужасно.

Почему-то в памяти всплыла розовая мордочка Пинки, поющая глупую песенку. Однако, как бы ни были смешны слова, они подрастопили ледяной комок страха. Рэйнбоу бросила взгляд на ближайшую тень.

– Ха-ха-ха, – произнесла пегаска.

Тьма не рассеялась, но стала меньше напоминать лицо, а больше – старое окаменелое дерево. Рэйнбоу Дэш глубоко вздохнула и снова принялась искать хоть какой-нибудь намёк, куда двигаться дальше. Но вокруг только тени, мёртвые деревья и ещё больше теней.

Под ложечкой засосало. Заблудилась!

– Вот так, – вздохнула она.

Оставалось только два варианта: бесцельно продираться сквозь завалы исполинского хвороста, тщетно пытаясь высмотреть Спитфаер, которая, поди, уже совсем недосягаема, или вылететь наверх и признать поражение. Рэйнбоу Дэш уронила подбородок на грудь и начала подъём к своему провалу. Глаза горели. Она отёрла их обратной стороной копыта и всхлипнула.

– Аллергия, – попыталась она убедить саму себя и всхлипнула ещё раз. – И на что я надеялась, выйдя против вандерболта? Она в другой лиге играет, я против неё и двух минут не продержалась.

Пока она забирала вверх, ветви становились всё тоньше, но их количество росло по экспоненте. Понятно, от чего Спитфаер держалась так близко к земле – любого пегаса раздерёт на мочало, только попытайся он продраться на полной скорости через эти чащобы наверху. Она прекратила подъём в каких-то дюймах от верхушек самых высоких ветвей. Вздохнула и слабо улыбнулась. Что ж, по крайней мере, хоть на какое-то время удалось “подержаться за хвост” её величайшего героя. Но что-то было не так. Она нахмурилась и, прищурившись, вгляделась в переплетение веток: одна из них казалась слишком прямой и слишком вертикальной, и чёрной!

– Башня! – ахнула Рэйнбоу Дэш.

Она хлопнула по лицу копытом – как можно быть такой дурой!? Вовсе она не заблудилась! Нужно только притормозить и оглядеться.

Визг боли донёсся откуда-то слева. В сотне ярдов за кронами мертвенно-белых деревьев Рэйнбоу уловила оранжево-жёлтый всполох.

– Ах ты ж, лошадиные яблоки! – выругалась Спитфаер. – Стряхнуть её с хвоста, чтоб самой в трёх соснах заблудиться? Горе от ума, блин!

Чувство опустошённости как копытом сняло с Рэйнбоу Дэш. Спитфаер, тем временем, заслонилась передней ногой от солнца.

– И где это я?

Рот Рэйнбоу Дэш раскрылся от удивления.

– Так она тоже заплутала?! – пробормотала она. – Но... Но ведь она же вандерболт! – Усмешка от уха до уха растянулась на её лице. – Вот так-так, гонка-то продолжается!

Она плавно погрузилась в тень, словно болотный аллигатор, и насторожилась в засаде.

– Ещё посмотрим, кто чью пыль из-под копыт глотать будет.

В двадцати футах книзу ветви перестали быть шипами, всё больше походя на скрюченные пальцы. Рэйнбоу Дэш остановилась, чтобы разведать путь. Словно по заказу, блуждающий солнечный луч высветил некое подобие коридора среди переплетённых древесных стволов, проход по размеру как раз с пегаса. Рэйнбоу сконцентрировалась, собираясь с силами и накапливая напряжения в крыльях. Затем она рванула в примеченный просвет. Пролетая под местом, где, по прикидкам, она видела Спитфаер, радужногривая пегаска перевернулась на спину и прокричала:

– Давай двигай, или придётся звать тебя "Лузерфаер"!

Хихикая, она вновь приняла положенную полётными нормами позу. На секунду промелькнула мысль: "так ли уж хорошо насмехаться над своим героем?" Голубая пегаска улыбнулась и пожала плечами – в любом случае, что сделано, то сделано. Там, где ещё недавно в груди утвердилась ледяная пустота, опять разгорался огонь. Это напоминало былую самоуверенность, но теперь к ней примешивалось возбуждённое предвкушение.

Рэйнбоу Дэш быстро приноровилась к череде облётов, переворотов и петель и шла в удобном для себя ритме, как всегда, на максимальной скорости. Она часто поглядывала через плечо, но Спитфаер так и не показалась. Через какое-то время тени впереди утратили непроглядную черноту, заметно посерев. Рэйнбоу сбросила скорость и насторожилась. Наконец, серота просветлела настолько, что сами тени исчезли как явление – впереди выросла сплошная белая стена намертво переплетённых ветвей и стволов. Голубая пегаска судорожно втянула воздух и полетела вдоль преграды, постукивая её копытом – ни единого просвета!

Со стоном отчаяния она помчалась влево и остановилась через несколько сотен ярдов – всё без толку: стена тянулась дальше, загибаясь совсем в ненужную сторону. Рэйнбоу метнулась назад, туда, откуда прилетела, но лишь упёрлась в ещё более непроницаемую стену, уходящую глубоко в тень.

– А если поверху? – спросила она саму себя и подскочила ввысь.

Через тонкие колючки и шипы удалось разглядеть, что стена была куда выше самых высоких деревьев. Преодолеть её не составляло труда, но это означало бы проигрыш в гонке. Пегаска раздражённо хмыкнула и обернулась. А вот если Спитфаер не увидит, как я перелечу через стену, ведь это же не будет считаться?

Она тряханула головой и шлёпнула по лицу передними копытами.

– Нет! Эплджек никогда не жульничает, и я не буду!

Затем она понеслась назад к земле, пытаясь по пути отыскать хоть какой-нибудь проход в стене, хоть малейшую прореху – тщетно. Сколько не высматривай, везде одно и то же: плотнейшее переплетение тысяч слоёв тонких отростков, напоминавших шипастую проволоку.

Странный ритмичный звук послышался снизу. Спитфаер вынырнула словно из ниоткуда. Она скакала по земле необычным галопом: резкие подскоки дополнялись мощными толками крыльев. Взглянув на на Рэйнбоу Дэш, бывалая летунья не удержалась и припомнила сопернице недавнюю шутку:

– Вот что такое “супер быстрый скок”!(1) – крикнула она и показала язык.

Рэйнбоу Дэш ахнула, когда Спитфаер не снижая скорости просто исчезла в основании стены. После пары секунд замешательства голубая пегаска взорвалась криком:

– Эй, куда?! Это моя техника, мой аллюр! – она размахивала перед лицом копытами. – Как? Откуда?! Воровка!

Рэйнбоу зарычала и спикировала под крутым углом точно туда, где скрылась Спитфаер. Все четыре копыта ударились в землю одновременно, когда она приземлилась перед неестественным проходом размером аккурат с мантикору. Туннель вёл прямо сквозь стену, на другом конце, словно в кузнечном горне, мерцало зловещее красноватое свечение.

Это было похоже на вход в драконью пасть. В стенках туннеля виднелось множество разрывов с неровными краями, как будто кто-то очень злой и сильный прорубал себе путь магией.

Зримые следы яростной мощи, сквозь которые приходилось пройти, заставляли чувствовать себя букашкой. Рэйнбоу Дэш пригнула голову и бежала быстро, словно опасаясь, что любая лишняя секунда её пребывания здесь может пробудить чудовище, прорубившее этот лаз. Наконец, она выскочила на открытое пространство, где не было места ни деревьям, ни траве, ни вообще чему-либо живому.

Первый барьер пал.

1. Вся эта сценка, отсылка к 3-му эпизоду 1-го сезона, где RD размечталась, как она привлечет внимание Вандерболтов, момент 3:46 в серии.