Записи миссии «Стрелы 18»: Заметки Спаркл

Это произошло одной мирной ночью. Половина Эквестрии проснулась от звука, похожего на двойной удар грома. Резкий звук был слышен в небесах, а окна дребезжали от Эпплузы до Кантерлота и Понивилля. Никто не знал, что это было, или что это предвещало для мира, пока оно прочерчивало линию вдоль страны. Для Твайлайт Спаркл это отдельное происшествие могло бы через какое-то время поблекнуть в памяти, если бы не странные слухи о существе, сидящем на холме на окраине города. Это мысли в письменной форме. Это заметки Спаркл. Докладывать ОБО ВСЁМ принцессе.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Сумеречный свет

История одной единорожки, учившейся в школе для одарённых единорогов и любившей приключения.

Другие пони

С великой любовью приходит великая учёба

После некоторых проблем с попыткой заставить Рэйнбоу выучить математику, Твайлайт только что призналась в любви к той. Что шокировало ее еще больше, так это то, что пегаска была не против и сказала, что любит ее в ответ. Сможет ли принцесса заставить Рэйнбоу выучить самые основы математики, используя эти знания?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Мимолетный огонь во тьме

Понивилль был обнаружен опустевшим, и только дневник Твайлайт Спаркл содержит записи о том, что произошло.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Идеальный день

Флаттершай открыла глаза и радостно улыбнулась, когда услышала пение птиц за окном. Эта маленькая пернатая семейка переехала сюда только прошлым летом, но уже завела второй выводок птенцов, которые теперь так мило чирикали, приветствуя своих родителей прилетевших их покормить. Солнечный свет проникал сквозь прозрачные зеленые занавески, и Флаттершай встала с кровати, чтобы распахнуть их. Небо снаружи было ясного красивого голубого цвета. Сегодня был идеальный день.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити

Dear Princess Sunbutt

Анон берёт на себя обязанность записывать отчёты дружбы Твайлайт заместо Спайка. Он делает именно то, что вы от него ожидали.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Человеки

Властелин Талисмана. Начало.

Катастрофа неизбежна. Из-за алчности людей Земля умирает. Вода и атмосфера загрязняются. И это лишь часть проблем. Люди понимают, что нужно что-то решать и вскоре находят планету, где есть всё необходимое для спасения. Студент, который не по своей воле оказывается втянут в это, также принимает участие в спасательной операции. Но всё ли так просто? Талисман на его шее недавно стал светиться, будто живой, а на базе стали пропадать люди. Это проделки кровожадных существ, коих величают «пони»?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Шайнинг Армор

Пухляшка Пинки Пай

Почему Твайлайт прячет чувства? Почему Флаттершай избегает взгляда глаза в глаза? Почему, в конце концов, Рейнбоу Дэш ходит с короткой стрижкой?!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Equestrian Tail

Эквестрия, эмиграция. События рассказа происходят в немного расширенной вселенной Эквестрии. Главный герой бежал от ужасов, творящихся во имя добра на его заснеженой родине и пытается найти свое место в Эквестрии.В самой Эквестрии, правда, настоящее затишье перед бурей и возможно уже жители Эквестрии встанут перед дилеммой, которую когда-то решали жители его далекого дома.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Жажда

Сраженная горем после смерти дочери, Берри Панч пытается побороть свою страсть к алкоголю.

Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 7 Глава 9

Глава 8

Миновав приёмную с улыбнувшейся ему симпатичной секретаршей и двумя охранниками, Гипнос вошёл в просторный кабинет, который, как сообщала табличка, принадлежал генеральному директору корпорации «Эскапис». Хозяин кабинета, тёмно-серый пони, сидел за тяжёлым дубовым столом.

— Вызывали, мистер Харон? — спросил вошедший жеребец, прикрывая за собой дверь.

— Да, есть один вопрос, касающийся одной из наших клиенток.

— Твайлайт Спаркл, я полагаю?

— Да, речь пойдёт о ней, — произнёс Харон. — Что вы можете сказать мне об этом весьма неприятном случае?

— Этого невозможно было предвидеть, — ответил коричневый жеребец. — Сначала всё работало как надо, но потом резко подскочил уровень вовлеченности в процесс, он достиг почти ста процентов. Я попытался вывести её из сна, сделал выход, всё как положено, но опять что-то пошло не так…

— Так, достаточно! — прервал его директор. — Как вы думаете, мистер Гипнос, кто должен понести за это ответственность?

— Я действовал строго по инструкции… — начал коричневый пони, но хозяин кабинета только махнул копытом.

— И по чьей же инструкции вы действовали? — Взгляд серо-голубых глаз директора был усталым и почти безразличным, но в голосе он старался сохранять видимость гнева. — Может быть, по инструкции Селестии? Не хочешь ни в чём признаться, а Гипнос?

— Я не понимаю, о чём вы.

— Значит, не хочешь. Ну и ладно, можешь не признаваться, я уже и так всё знаю, — Харон рассмеялся. — Твоя миссия провалена. В очередной раз.

Гипнос напрягся, мускулы подрагивали под его коричневой шкурой, на лбу выступили капли пота.

— О, да ты, я вижу, хочешь использовать свою удивительную способность к перемещению и исчезнуть отсюда, даже не попрощавшись со мной? — директор снова засмеялся. — Вынужден тебя огорчить, мы уже давно нашли способ заблокировать эту маленькую недокументированную возможность. Охрана!

В кабинете появились два пони сурового вида, до этого момента дежурившие в приёмной.

— Проводите мистера Гипноса к доктору Слипвэллу, — приказал охранникам Харон. — И поаккуратней, он нам нужен.


Твайлайт проснулась в мягкой постели и в первую секунду даже подумала, что находится у себя дома, в понивилльской библиотеке, но, открыв глаза, она увидела, что это не так. Кровать, на которой лежала фиолетовая кобыла, стояла в совершенно незнакомой ей комнате, напоминающей больничную палату. Кроме кровати мебели здесь не было, если не считать крохотной прикроватной тумбочки. Единственное в помещении большое квадратное окно закрывали зелёные занавески. Чувствовала себя Твайлайт хорошо, жаловаться было абсолютно не на что: ничего не болело, а ум был настолько ясен, насколько это вообще возможно сразу после пробуждения, но тем не менее она чувствовала, что что-то в её теле было неправильно.

«Как я сюда попала?» — пронеслось в её голове.

Твайлайт откинула одеяло в сторону и упёрлась взглядом в своё бедро с «книжной» кьютимаркой, мгновенно вспомнив о произошедших с ней событиях. Теперь она поняла, что именно казалось ей неправильным — у неё недоставало рога и крыльев. Она ощупала голову копытом и убедилась, что столь ценный для мага костяной вырост напрочь отсутствовал. Рог не был сломан или обрезан, его просто не было. Не было даже никакого заметного на ощупь намёка, что он когда-то вообще существовал.

Твайлайт захотелось кричать, как в первый раз, когда она проснулась в капсуле и обнаружила, что стала земнопони. Бывшая аликорница усилием воли подавила это желание и постаралась взять себя в копыта. Криками и слезами она себе никак не поможет. Твайлайт пережила целый конец света, значит сможет справиться и с этим. Нужно собрать информацию, разобраться в происходящем, узнать, где друзья и что с ними стало. В конце концов, всё это могло быть очередной ненастоящей реальностью.

Фиолетовая пони встала с постели и подошла к единственному выходу из комнаты. Подёргав и потолкав дверь, она убедилась, что та заперта. Твайлайт хотелось стучать и звать кого-нибудь, чтобы пришёл живой пони, с которого можно было бы потребовать объяснений, но она не стала этого делать, решив сначала как следует успокоиться и собраться с мыслями. Несколько раз глубоко вздохнув, Твайлайт отошла от двери и направилась к окну. Она раздвинула занавески движением копыта и увидела знакомую с детства картину — залитые солнечным светом крыши Кантерлота. Осознание того, что она находится в родном городе, несколько успокоило её, придало ей немного сил и уверенности. По крайней мере, теперь нет никаких лесов и ям.

Твайлайт старалась припомнить вчерашние события, белые пятна в собственной памяти её категорически не устраивали. Впрочем, она не знала, сколько проспала, и события вполне могли оказаться не вчерашними, а позавчерашними или, наоборот, сегодняшними. Фиолетовая пони точно помнила, что проснулась в какой-то штуке, которую Гипнос и его напарник называли машиной сновидений. Этих машин там было много, должно быть целые сотни. И почти в каждой капсуле из тех, которые Твайлайт удалось увидеть вблизи, она заметила под полупрозрачным колпаком смутные очертания спящего внутри пони. Бывшая аликорница подумала о своих друзьях. Если это было что-то вроде группового сновидения, то подруги могли находиться где-то здесь, возможно, они даже были в соседних капсулах! Твайлайт продолжила восстанавливать в памяти произошедшие после пробуждения события, но больше вспоминать было практически нечего. Она была напугана, что-то кричала и едва не набросилась на Гипноса. Напарник коричневого жеребца повалил её на пол и поставил какой-то укол, от которого она сразу потеряла сознание. Больше Твайлайт ничего не помнила вплоть до момента, когда проснулась в этой комнате.

— Мисс Спаркл? — раздался позади неё голос.

Бывшая аликорница вздрогнула и обернулась. Она и не заметила, как щёлкнул замок и открылась дверь, впуская в комнату незнакомого ей жеребца. Это был бледно-зелёный единорог среднего возраста в очках с чёрной оправой, придававших ему строгий вид.

— Меня зовут Лост Соул, — сказал жеребец. — Вы можете называть меня просто Лост. Я здесь, в Эскаписе, занимаюсь случаями, похожими на ваш. Как вы себя чувствуете?

— Где я? — спросила Твайлайт, проигнорировав вопрос о своём самочувствии.

— Вы находитесь в кантерлотском центре корпорации «Эскапис», единственной в Эквестрии фирмы, которая занимается предоставлением услуг по погружению в виртуальную реальность, — ответил Лост Соул. — Другими словами, мы показываем пони сны при помощи специальных машин, — добавил он, заметив непонимание в глазах фиолетовой кобылы. — Вы пришли сюда три недели назад и приобрели месячный контракт. К сожалению, что-то пошло не так и вас пришлось разбудить раньше срока, но, несмотря на усилия специалистов, вы, по-видимому, утратили все воспоминания о своей реальной жизни. Будем надеяться, что временно.

Твайлайт молчала.

— Если у вас есть ещё вопросы, то задавайте, — снова заговорил жеребец. — Вы, как клиент Эскаписа, имеете право знать обо всём, что с вами произошло.

— И что же со мной произошло? — спросила фиолетовая пони.

— Как я уже сказал… — начал сотрудник Эскаписа.

— Я имею в виду, что случилось с моим рогом, моими крыльями, моей кьютимаркой?! — резко прервала его Твайлайт. — Куда вы дели моих друзей?!

— Вам нельзя нервничать, мисс Спаркл. И давайте присядем, — Лост кивнул в сторону кровати. — По-моему, вам ещё рано вставать с постели. Обещаю, что всё расскажу.

Он усадил кобылу на кровать, а сам устроился рядом, положив принесённую с собой седельную сумку на тумбочку.

— Я понимаю, это сложно. Вот так вот проснуться и выяснить, что все твои воспоминания были ложными… — Жеребец помолчал. — Мы ничего не делали с вашим рогом и крыльями. Вы земная пони, Твайлайт. И ваша метка на месте. Судя по ней, у вас талант, связанный с книгами.

— Нет, не-е-ет, — бывшая аликорница нервно засмеялась. — Не может быть. Я помню, как обращаться с магией, знаю сотни заклинаний. Я отлично помню ощущение рога на голове. Я всё отлично помню, помню свою жизнь с самого детства, в мельчайших деталях. Я была единорогом, ученицей принцессы Селестии. Как это всё может оказаться ложью?

Вместо ответа Лост Соул потянулся к своей седельной сумке и вытащил оттуда папку с бумагами. Порывшись немного в документах, он достал цветной рекламный проспект и протянул его Твайлайт.

«Дружба — это магия! Стань принцессой и испытай чудеса дружбы и магии вместе с новой программой от Эскапис!» — гласил текст рекламы. Ниже были изображены шесть радостных кобыл и маленький дракончик, что-то записывающий пером в свиток. Пятерых пони бывшая аликорница узнала сразу — это были её друзья, в детёныше дракона она без труда распознала Спайка, но в центре картинки, в окружении друзей Твайлайт, находилась какая-то незнакомая пони. Это был серый аликорн с малиновой гривой, а на бедре у неё красовалась розовая звезда, вокруг которой было пять маленьких белых звёздочек.

— У неё моя кьютимарка… — ошарашено сказала Твайлайт, едва не выронив из копыт брошюру.

— Это не ваша кьютимарка, мисс Спаркл, — покачал головой Лост Соул. — Это кьютимарка Принцессы Дружбы, с которой вы себя ассоциируете. Этой принцессой может стать любая пони, если воспользуется нашей программой «Дружба — это магия».

— Но… — У Твайлайт был такой вид, что на неё жалко было смотреть. — Это мои друзья! Понимаете, мои друзья! — она показала копытом на изображённых в рекламе кобыл.

— Мне очень жаль, — сказал Лост Соул, — но образы этих персонажей являются частью виртуальной реальности. Они создаются машиной сновидений.

Твайлайт затрясло. Она хотела что-то возразить, сказать этому пони прямо в лицо, что он лжёт, но слова застряли в горле. Тяжесть всех пережитых испытаний вдруг обрушилась на неё, и она разрыдалась, спрятав лицо в копытах, словно маленькая кобылка.

— Мы сообщим обо всём вашей семье, — сказал жеребец. — Всё будет хорошо. Со временем ваша память восстановится.


Харон вошёл в зал для совещаний. Там за длинным столом уже собрались ведущие специалисты и руководители Эскаписа. Ждали только его и ещё одного пони — Гипноса. По лицам присутствующих директор понял, что долгое ожидание не доставило им удовольствия, но, впрочем, когда он вошёл, их физиономии быстро приняли привычный угодливый вид. Начальство не опаздывает, оно задерживается. Обменявшись приветствиями, Харон занял своё место.

— А где же мистер Гипнос? — спросил бледно-зелёный единорог в очках. — Мы полагали, что он придёт с вами, сэр.

— К сожалению, мистер Гипнос не сможет почтить нас своим присутствием, — ответил Харон, устраиваясь поудобнее в своём чёрном крутящемся кресле. — Я уже говорил с ним. Отдельно. Ну а здесь присутствует мистер Бейсик, джентльпони, который с ним работал, — директор кивнул в сторону сидящего неподалёку жёлтого единорога. — Мистер Бейсик, расскажите о случае, из-за которого мы здесь собрались.

Жёлтый жеребец поднялся и прочистил горло.

— Простите, господа, — сказал он. — Я думал, что выступать с докладом будет мистер Гипнос, и, возможно, не вполне подготовился. — Бейсик оглядел присутствующих и заметил, что директор смотрит на него безразличным скучающим взглядом. — Пони по имени Твайлайт Спаркл пришла к нам третьего мая и заказала программу «Дружба — это магия», — продолжил жёлтый единорог. — В этом нет ничего необычного, многие клиенты заказывает эту программу, это у нас, если можно так выразиться, бестселлер. Поначалу всё шло нормально, но потом нас с Гипносом срочно вызвал дежурный техник: у Твайлайт Спаркл резко возрос уровень вовлеченности в процесс. До девяноста восьми процентов, если не ошибаюсь. Это уже критическое значение, при котором происходит полное разрушение личности, её растворение в виртуальной реальности, и мистер Гипнос принял решение немедленно создать выход, чтобы вытащить нашу клиентку оттуда. Это стандартная процедура в таких случаях. Выход был создан в виде отверстия в земле, в него должен был упасть воздушный вагон, в котором летела Твайлайт Спаркл. Однако ничего не получилось: она не проснулась, а вместо этого ушла на другой уровень виртуальной реальности.

— Мистер Гипнос считал, что это случилось потому, что из-за ошибки в программе Твайлайт Спаркл не прошла сразу сквозь выход, а долгое время находилась возле него, в так называемой зоне особой пластичности. В некоторых случаях пони, оказавшиеся в зоне особой пластичности, могут управлять окружающей их виртуальной реальностью и даже создавать дополнительные уровни, то есть, так сказать, сон внутри сна. Мистер Гипнос принял решение подключиться к этому сну, используя ещё одну машину сновидений, соединённую с той, в которой находилась Спаркл. В конце концов у него получилось вызволить её, но когда клиентка проснулась, она продолжала считать себя аликорном, которым была в виртуальной реальности. Это всё, что я могу сказать. — Бейсик сел на своё место.

Вслед за ним поднялся бледно-зелёный единорог.

— Я уже говорил с мисс Спаркл, — сказал он. — Она действительно ничего не помнит о настоящей себе и считает себя аликорном, который почему-то вдруг потерял рог и крылья. Пока я не могу сказать, сможет ли она вообще вернуться к нормальной жизни. Возможно, речь даже может пойти о помещении её в специализированное учреждение.

— Значит, без выплаты крупной компенсации не обойтись, — вздохнул фиолетовый жеребец с каштановой гривой.

— Нельзя допустить, чтобы информация об этом распространилась. Репутационные потери компании в этом случае будут огромными, — сказала огненно-рыжая кобыла. — И дело не только в компании, вся технология виртуальной реальности будет скомпрометирована.

— Со всех посвящённых в дело сотрудников уже взята подписка о неразглашении, — произнёс белый единорог. — С семьёй клиента, я думаю, вопрос можно решить при помощи компенсации.

— Отлично, — сказал директор равнодушным тоном. — Делайте всё, что нужно. Вы же профессионалы. — Он встал из-за стола и вышел прочь, явно довольный, что совещание наконец-то закончилось.

Сразу после совещания Харон отправился в туалет. Он уже сделал свои дела и мыл копыта, когда заметил, что зеркало над раковиной по непонятной причине сильно запотело, как бывает в ванной комнате, когда кто-то принимает горячий душ. На его поверхности появилась ровная, будто напечатанная, надпись:

«Нужно лучше играть свою роль, директор».