Загадочный подарок

Рэйнбоу собирается провести канун дня Согревающего Очага со своей понидругой ЭпллДжек, чтобы обнаружить таинственный подарок, что будет ждать их под елью. Что в нём и от кого он?

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Спасти Эквестрию! Дитя Вечности

Герои продолжают жить обычной жизнью, стараясь не оглядываться на ужасающее прошлое. Но всё вовсе не закончено и то что кажется концом, есть продолжение начатого, которое ни на миг не прерывалось. Долг навис над Артуром и он даже не догадывается, насколько серьёзно обстоит дело. Он думает, что прошёл через настоящий Ад. «Какое наивное заблуждение» — так бы сказала «Она», но не с сарказмом. А с печалью...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Дождь

Это короткий рассказ о лесе, дожде и прогулках с Ней... Реальный человек. Реальное место. Реальные события?

Твайлайт Спаркл Человеки

Луна, Цветок и Дверь

"...экзамен закончится, когда ты откроешь эту дверь." Принцесса Луна ищет себе собственного ученика, но её экзамен для кандидатов наткнулся на неприятную маленькую проблемку: из дюжин единорогов, пришедших на экзамен, ни один не смог его сдать. Все до единого кандидаты завалили испытание за несколько секунд. Но в чём же смысл экзамена? И как кто-то может его пройти? Молодая земнопони по имени Монинг Глори скоро это узнает.

Пинки Пай Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

Я подарю тебе себя!

День «копыт и сердец» в Эквестрии. День, когда одни пони дарят подарки другим, своим «особым пони». Но среди всех них, есть те, кого связало бессмертие, давние обиды и общая грусть. Маленькие радости и задорные розыгрыши. То, что должно было поднять настроение, пробудило старые раны, но всё же и для них нашлось лекарство... Два близких, но при этом одиноких сердца стали стучать в унисон.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Мистер Кейк Миссис Кейк

Подвал

У пришельца из иного мира много тайн и секретов. Даже слишком много, по мнению Рейнбоу Дэш! И она намерена их все разгадать, начиная с загадочной железной двери в подвале дома этого че-ло-века. Может, там и есть что-то страшное, но эй, это же Рейнбоу Дэш, а она ничего не боится! Правда, ведь, ничего?

Рэйнбоу Дэш Человеки

Делай что должно

Прошла пара сотен лет после изгнания Найтмер Мун. Нравы и обычаи в мире Эквестрии куда жёстче нынешних. Сообщество пони, всё ещё сильно разобщено внутри, а гармония понимается иначе — в соответствии с нравами и обычаями.

Принцесса Селестия ОС - пони

Исполнение.

После внезапного появления Твайлайт Спаркл и перемещения в Эквестрию, Райди понимает, что все это не просто так. Она узнает, что еще около полсотни брони, которых так же переместили в Эквестрию, должны собраться в одном месте, и тогда Твайлайт объяснит в чем причина всего этого.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Если друг оказался вдруг...

Если кто-то и знает о дружбе больше других пони - то это шестёрка известных жителей Понивилля, принцессы дружбы и её соратников. И Флаттершай в их числе. Однако, знает ли она о дружбе всё? Так или иначе, ей придётся разобраться в этом...

Флаттершай Дискорд

Один день из жизни Дерпи

Обычный день из жизни Дерпи

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Автор рисунка: MurDareik
Часть 8. Бесы, охота и поражение. Часть 10. Долгая дорога, пропажа и возвращение.

Часть 9. Сестры, золотая клетка и призыв.

Ван возмущенно замычал и дернулся в путах. Стоп, стоп, стоп… Выходит… Выходит, что это его приняли за демона?! Хех, неудивительно, с такой-то внешностью. Хорошо хоть на месте не стали изгонять. А может он на самом деле демон? Нет, уж точно нет! Ничего подобного!

Магия и крылья. Сестра. Ван приглушенно, мешал кляп, застонал. Тьма, тьма, тьма... Он несомненно глупейший пони в Эквестрии. Неужели так было сложно догадаться с кем он сражался?. Знакомство с другими аликорнами вышло отнюдь не так, как того желал пепельногривый. Но, может они знают кто он такой? Ван старался найти в сложившейся ситуации хоть что-то позитивное.

Раздался цокот подков и тут же кто-то пахнущий клубникой коснулся чем-то гладким и металлическим его крыльев. Эй! Вы чего удумали! Только не крылья! Черный пони вновь дернулся.

— Демона говоришь? — с долей не то сарказма не то сомнения в голосе произнесла принцесса Селестия.

— Демона. — довольно согласилась его пленительница, видимо, совсем не обратив внимания на интонации сестры. — Ты бы видела это сражение! Эта тварь была ловка как как мантикора, изворотлива, как грифон, сильна, как минотавр! Но я сильнее и хитрее. Пока демон ослепленный яростью боя сражался со мной, мои стражи подкрались к нему сзади и обезвредили его.

Металл вновь коснулся его крыльев от чего Ван рефлекторно дернулся. А затем он почувствовал, его носа коснулась магия. Теплая, ласковая, словно лучи солнца греющие его шкурку. Несомненно, это была принцесса Селестия. А значит поймала его принцесса Луна. И похоже, что Селестия начала догадываться, что ее сестра поймала отнюдь не демона.

— Тия, что ты делаешь? — удивленно спросила Луна.

— Пытаюсь снять этот кляп. Ну и узлы накрутили твои стражи. Не думаешь же ты, что какой-то связанный “демон” справится с двумя аликорнами? Нам же нужно узнать кто он и откуда.

Вместе с веревкой, что связывала морду Вана, солнечная принцесса сняла и повязку с глаз. Пепельногривый сквозь прищуренные веки осмотрелся. Очень высокие потолки прекрасно сочетались с богатой лепниной. Стены помещения были украшены яркими гобеленами, а витражи в стрельчатых окнах окрашивали солнечный свет во все оттенки цветов. Дворец принцесс, ну, по крайней мере эта комната уж точно, впечатлял.

И как же тебя зовут? — спросила Селестия. Ван приподнял голову, что бы рассмотреть принцессу. Она была высокой даже для аликорна. Золото украшений прекрасно гармонировало с ее белоснежной шерсткой. Но самой изумительной частью ее облика была великолепная грива. Струящаяся словно под порывами несуществующего ветра, трехцветная, она была полна волшебства. Рядом с ней, полубоком к вороному, стояла и Луна. Эта принцесса была темно-синей масти, а грива и хвост, напоминали звездное небо.

Пока Ван рассматривал принцесс молчание затянулось и Луна резко цокнула металлическим накопытником по полу.

— Отвечай! — голос ночной принцессы был исполнен силы.

— Меня зовут Бел Ван Сапка. — выждав небольшую паузу, для поддержания собственного достоинства, произнес Ван. И тут же добавил. — Я не демон.

— Ха! Меня, хранительницу ночи, не обманет, твоя глупая ложь. Я уверена, что это даже не твое настоящее имя. Демоны не говорят своих имен.

— Это мое имя. — неожиданно грубо ответил Ван. Имя, это все, что у него осталось от прошлого. И он не собирался терпеть оскорбления своего имени, даже от принцессы.

— Помолчите вы оба. — мягко вмешалась Селестия, все это время внимательно рассматривающая Ван.

Рог солнечной принцессы окутало золотисто-желтое сияние магии. И слова Ван почувствовал ее, словно прикосновение солнечных лучей. Впрочем, что он и не ожидал иного от той, что каждое утро поднимает солнце. Интересно, а какова магия ее сестры? Ну, когда она не пытается расплющить по ближайшему дереву.

Смотри на его гриву, сестра. — неожиданно тихо произнесла Тия.

Повисла тишина. Краем глаза Ван заметил, как его до этого имевшие обычный облик грива с хвостом вновь стали дымчатыми свободно пройдя сквозь ячейки сети, что связывала вороного пони.

Ты поймала аликорна, Луна.

Это быть не может. — принцесса ночи была так удивлена, что даже сделала несколько шагов назад. — Это наверняка какие-нибудь шуточки Дискорда.

Даже ему такое не под силу. — спокойно ответила Селестия. Похоже в отличие от сестры Ван ее не так уж и сильно удивил. Или же она просто хорошо умеет скрывать свои эмоции. — Это настоящий аликорн.

— Но он же жеребец! — все еще не веря словам сестры возразила Луна.

— Как видишь это не мешает ему быть аликорном.

Принцесса дня подошла к Вану, постояла немного над ним и спросила.

— Ну что, Бел Ван Сапка, кто же ты такой?

— Я надеялся, что вы ответите на этот вопрос. — похоже ни Селестия, ни Луна не знали о том, кто Ван такой и откуда. Что ж, не очень то и он и надеялся.

Ну а дальше… А дальше было много суеты и разговоров. С черного аликорна сняли сеть и напоили чаем. Чашка опустела так же быстро, как и закончился его рассказ. А что собственно рассказывать? Из прошлого он ничего не помнил, а рассказ о приключениях в настоящем занял не так уж много времени. О случившемся на лесопилке и о книге вороной пони решил умолчать. И то и другое его личные дела и принцесс они совершенно не касались.

Принцессы… Они были удивительны. В Селестии сочетались царственность и доброта. То как она магией держала свою чашку чая, ее поворот головы, ее спокойные интонации… Луна же… Принцесса ночи была другой. Вспыльчивость удивительным образом сочеталась с холодной сдержанностью. Чуть неуклюжая сейчас, в бою она она преображалась, становясь гибче и ловчее. Ван не мог не признать, что она очень красива. И, похоже, Луна все еще злилась на него. Не удержавшись, уличив момент, когда Селестия отвернется, черный пони показал ей язык, за что был вознагражден возмущенным фырком и гордо поднятым подбородком..

— Что ж, похоже в Эквестрии появится и принц. — с улыбкой подытожила беседу Селестия.

— Вы уже все за меня решили. — недовольно пробурчал пепельногривый.

— Сестра, я не доверяю этому черномордому. — почти одновременно с В!аном возмутилась и ночная принцесса.

— Луна! Он один из нас.

— Может он прибыл, что бы свергнуть нас с трона. — словно подтверждая свои слова, Луна топнула копытом о пол, выбив из камня несколько искр. — То, что он аликорн, еще не значит, что он такой же как мы, Кейденс или Твайлайт! Посмотри на его крылья и зубы. Он совершенно другой. Да и в камень, если он нам не солгал, его навряд ли обратили по случайности.

— А может ты боишься, что он аликорн ночных пегасов и теперь заберет у тебя твоих подданных? — хитро прищурилась белая пони, за что и получила такой же фырк, которым недавно был удостоен и Ван.

На протяжение всего этого спора жеребец только и мог, что молча смотреть на столешницу где стояли пустые кружки из-под чая. Как не прискорбно это признавать, но предположения Луны могли быть верны. Даже сам Ван не знал, кто он и что стоит за ним. Вполне может оказаться, что если к нему вернется память, он окажется настолько злодеем с которым не справятся даже принцессы. Стоит ли возвращение памяти таких рисков? Ответа на этот вопрос Ван не знал.

— Луна, посмотри на него. — заботливым голосом начала Селестия вставая со своего места. Она подошла к Вану и внимательно посмотрела в его глаза. — Он одинок… У тебя есть я, у Кейденс, Шайнинг, у Твайлайт ее друзья. А у него не осталось ни семьи, ни друзей, ни памяти. И ты хочешь что бы я посадила его за решетку?

— Я не… — споткнулась Луна.

Не долг ли принцессы заботиться о всех пони? — Тия выделила интонацией слово “всех”. — Даже если предположить, что он злодей, мы можем показать ему другой путь. Даже Дискорд его увидел.

— Дискорд просто понял, что так он сможет без проблем развлекаться. — вставила Луна. — Хорошо сестра, ты меня убедила дать ему шанс. Но я буду следить за ним очень пристально.

— К тому же, судя по его рассказу о вашей встрече в лесу, он умеет изгонять демонов, что было бы весьма кстати. Учитывая, что вновь начали появляться трещины. — уши Вана заинтересованно дернулись, но принцессы не стали развивать эту тему.

Так и не спросив мнения самого Вана, принцессы закончили разговор на этом. Пара вызванных принцессой Луной стражей-найтпони проводили Вана в предоставленные ему покои. Убранство нескольких комнат соединенных широкими проходами не уступало по роскоши зале, где он чаёвничал с принцессами. Позолоченная мебель изобиловала витиеватой резьбой, пол устилал толстый, мягкий даже с виду, ковер, а стены были украшены картинами с сельскими пейзажами. Даже отдельная душевая комната нашлась, которой аликорн тут же и воспользовался. Пробежка по лесу и сражение с принцессой отнюдь не способствовали чистоте его шкурки. Горячая вода и душистый шампунь пахнущий травами приятно защипали уже поджившие ссадины. Стоило перепончатокрылому пони только покинуть душ, как в дверь постучали. Это прибыл придворный портной, что бы снять мерки. Его ничуть не удивили ни крылья, вороного пони, ни то, что он аликорн. Даже когда единорог задавал вопросы о предпочитаемых цветах, равнодушное выражение его мордочки не изменилось.

Так он и оказался пленником замка принцесс. Луна настояла на том, что бы Ван носил одежду прикрывающую крылья до тех пор, пока не убедится в его безопасности для Эквестрии и пони. Ха! Черному аликорну и самому не хотелось лишний раз показываться на публике в своем истинном виде. Но вместе с этим ему запретили покидать замок, за чем пристально следили стражи обеих принцесс. Луна довольно быстро догадалась, что с полетами у Вана не ладится, но все равно, каждую ночь вороной пони видел сидящих на вершинах башен замка ночных пегасов.

Прошло уже несколько недель. Селестия же не теряя времени взялась за его обучение. Похоже ей это действительно нравилось. Даже то, как Ван с недовольной миной на мордочке и едва слышным ворчанием зубрит придворный этикет вызывало в ней улыбку. Но… Не то, что бы ему не нравился замок или компания сестер… Но это снисходительное отношение Селестии и недоверие Луны были ужасно неприятны. И еще больше Вану не нравилась должность, которую собиралась навязать ему Селестия. Принц. Пф… Он да принц. Это же смешно. Перепончатокрылый аликорн не собирался брать на себя ответственность за других. Он помнил слова Луны, о том, что в любой момент, когда к нему вернется память, Ван может оказаться совсем другим пони чем сейчас. Ну уж нет! Лучше он просто останется странником. Да и значение своей кьютимарки он не поймет, просиживая круп на подушечках трона. Да и утерянный в лесу Аль-Азиф нужно найти. Решено! Побег! И вороной знал, кто ему в этом поможет. Хихихик…

Подготовка к побегу заняла еще недели две. Все это время он делал вид, что смирился со своей участью. Селестия даже заподозрила неладное, но понять, что же задумал пепельногривый так и не смогла. Вану нужно было быть очень и очень аккуратным. Не смотря на то, что он фактически оказался заперт в замке, Ван не хотел потерять то кредит доверия, что заработал у Тии и Луны. А доверие несомненно будет потеряно, если он или его будущий союзник попадутся. Ибо Ван не видел иного способа побега, кроме как с помощью демона. Хозяина дорог, так звался демон который смог бы телепортировать аликорна, Ван призвать не сумеет. Мало того, что призыв должен происходить на перекрестке дорог, а значит за пределами замка, так еще и без Аль-Азиф, по памяти, Ван не решился бы призвать столь сильное существо. Поэтому вызванный демон должен будет отвлечь стражу, что бы в суматохе Ван покинул замок.

Пепельногривый пони не торопился с призывом, тщательно подготавливая побег. Он не был уверен, что с первого раза сможет призвать нужного демона. Могло оказаться, что заклинание которое он запомнил, было не верным. Или Ван не так его запомнил. Или… Да много еще эти “или” было, но ведь это не повод сдаваться? А перед принцессами он потом извинится. Когда будет готов к встрече с ними.

Побег аликорн решил организовать безлунной ночью. Ночи в Эквестрии итак светлы, а много в задуманном зависело от того, насколько внимательными будут стражники. Теперь демон. Ритуал призыва Ван решил провести в одном из пустых подвалов под дворцом. Вороной понятия не имел сколько демонов придется призвать, пока он не найдет подходящего и согласного на условия. Увы, ни одного полного имени демона аликорн не знал. Иначе все было бы куда проще. Зная полное имя, демонолог бы смог напрямую приказать вызванному существу, а так придется договариваться. Да и сам ритуал призывал не конкретного демона, а соответствующего определенным параметрам, вроде умения летать и похожести на пони.

Мягкое алое сияние рога пепельногривого аликорна разогнала тьму подвала. Все так же пусто. Убедившись, что за ним никто не следит, Ван приступил к подготовке. Заранее раздобыть несколько свечей и простой мелок не составило ему труда. Закончив приготовления начинающий призыватель приступил к самому ритуалу. Слова призыва чуть заметным эхом отражались от стен подвала. Аликорн опасался, что его малых магических сил может не хватить, но пока все шло хорошо. Цвет пламени свечей резко сменился с оранжево-желтого на зеленый, а из появившейся трещины такого же цвета на пол вывалился демон.

 — Закрывай проход! Быстрее! — довольно приятным кобыльим голосом закричал демон, все еще лежащий на боку. Из трещины появилась еще одна морда демона, но появившийся первым резко лягнул собрата, заставив того пропасть на той стороне. — Да быстрее же! Они же нас всех сожрут!

Ван, в начале замешкавшийся, начал действовать. Еще несколько строк и трещина схлопнулась, чуть не придавив нос очередному демону пытающемуся в нее пролезть. Пламя свечей тут же вернуло свой нормальный цвет. Теперь аликорн наконец смог рассмотреть поднимающегося с пола демона. Точнее поднимающуюся. Внешне она напоминала ночную пегаску. Темно-фиолетовая шерстка, перепончатые крылья, вертикальный зрачок глаз. Но были и отличия. Два небольших чуть загнутых назад рога были едва заметны в великолепной чуть волнистой гриве, прянно-рыжего цвета. Ее грива с хвостом были похожи на застывшее пламя. А еще у нее не было даже намека на кьютимарку.

— Можешь звать меня Повелительница, смертный. — нахально заявила рыжая. — А теперь убери эти свои круги.

— С чего бы это? — хищно улыбнулся Ван. Смертный значит? Нус… посмотрим, посмотрим…

— С того, что Я тебе это приказала. — демоница ответила так, словно ни капли не сомневалась в своем праве приказывать. — Пади на колени и убери свою магию!

— Нет. — ровным тоном ответил пепельногривый. Заявления вызванного демона ничуть не вязались со случившимся пол минуты назад, когда эта рыжая отбивалась от сородичей. — Докажи свое право приказывать.

Насколько Ван понял из прочитанного у демонов живущих в глубинах Тартара процветает культ силы. И соответственно, вызванные полноценные демоны согласны работать или подчиняться только тем, кто сильнее их. Или хитрее. Или умнее. Демонстрация силы не заставила себя долго ждать. Копытца демоницы вспыхнули алым пламенем и та тут же, что есть мочи ударила по полу, взметнув целое облако искр. Ни трещины. Ограждающие круги предусматривали попытку демона сломать пол или взлететь высоко. Но рыжая не собиралась сдаваться просто так. Еще один удар, сразу обоими задними ногами пришелся в ощутимою только демонами стену ограждающего круга. И снова никакого толка. Ван молча поздравил сам себя с первым удачным призывом. Осталось только разобраться подходит ли ему этот демон. И договориться с ним.

А демоница все не сдавалась. Упрямо закусив губу, она раз за разом она била в стену, освещая подвал вспышками искр. И даже когда ее удары становились все слабее, демоница не сдавалась.

— Все. Хватит. — как можно холоднее произнес аликорн.

— Я еще не показала все, на что способна! — крикнула демоница в очередной раз ударяя ногой в невидимую преграду.

— Я не хочу тратить время впустую. Если ты не готова заключать со мной Договор, я найду другого демона. Прощай.

— Стой! — воскликнула рыжая. Есть! Ван не удержался и радостно улыбнулся, понимая, что нашел чем надавить на упрямицу. Похоже если она сейчас вернется назад, то окажется в лапах тех, кто ее преследовал. — Чего ты хочешь, смертный? Освободи меня и я выполню любое твое желание.

— Разберемся сразу, я аликорн и поэтому звать меня смертным… Неправильно. Можешь звать меня Ван. И освобожу я тебя не раньше чем мы заключим Договор. Теперь о деле. Если коротко, мне нужно, что бы ты помогла мне в побеге, подменив меня. Ты должна будешь улететь от стражников и вернуться ко мне с отчетом, после чего получишь плату знаниями аликорнов и вернешься назад. Надеюсь ты достаточно быстра.

— Не подходит. — совсем как пони фиркнула рыжая усевшись посреди круга призыва. — Стоит мне вернуться назад и я буду растерзана. Мне незачем лишний раз суетиться если итог будет один. Я делаю делаю то, что ты мне скажешь и потом ты меня отпускаешь.

Ван не собирался просто так отпускать демона посреди Эквестрии. Но эта рыжая почти идеально подходила для его плана. Да и не мог он оставить ее в беде. Даже понимая, что за существо сидит перед ним. Следующие полтора часа прошли за напряженными торгами. Время поджимало, но в таком деле нельзя было упускать малейших деталей. Аликорн и демоница обговаривали каждую мелочь их сотрудничества, записывая условия Договора на обычный пергаментный свиток. Если обобщить несколько сотен записанных условий выходило, что с одной стороны демоница становилась партнером аликорна, обязуясь помогать тому во всех его делах, с другой Ван обязывался заботиться и защищать Азмидею, а так же отпустить назад по первому же требованию.

— Фух… — серое копытце вытерло мокрую от пота шерстку на лбу. — Готова?

— Можешь начать. — дозволяюще махнула демоница ногой. Только сейчас пепельногривый обратил внимание, что копытца у нее раздвоены.

Мдя… Если рожки можно с легкостью укрыть в гриве, то с такими копытами все куда сложнее. Но сейчас нельзя отвлекаться.

Ты, воздух, которым мы дышим и который бушует в просторах аэра! И ты, вода, что течет по нашим венам и простирается дальше горизонта! — громко начал читать строки вороной. Сейчас нельзя уже было скрываться. Эти слова должны звучать громко. Ведь их должен услышать весь мир. По крайней мере так писалось в Аль-Азифе. — И ты, пламя, что горит в эти свечах и бушует в наших сердце. И ты, камень, который попирают наши копыта и который возвышается над всем остальным! — а теперь последний штрих, который необходим при заключении Договора с демонами. Здесь уже не нужен крик, достаточно шепота. — И ты, тьма, что даже днем таится в тенях и глубоко внутри нас. По моему слову, моим именем и моей кровью, станьте свидетелями договора между Бел Ван Сапкой и Азмидеей.

Укол рогом в ногу и капля черной во мраке подвала крови упала на пергамент. Который тут же вспыхнул зеленым пламенем и исчез. Значит все прошло верно. Но теперь нельзя было терять ни минуты. Пока демоница с интересом прогала воздух на месте убранного пепельногривым круга защиты Ван копался в мешке принесенном с собой.

— Держи. — Ван магией бросил огненно-рыжей темную накидку с капюшоном. — Это должно скрыть твою фигуру. Теперь нужно немного подправить колер.

Ван первоначально хотел раздобыть театральный грим, но увы тему так и не выпало шанса не то, что бы стащить такую вещицу, он даже не узнал где подобное можно найти. А вот с сажей и пепелом из кухонных печей проблем не возникло. Единственной по настоящему стоящей добычей были золотые блестки непонятного назначения.

— Я не буду мараться в этом! — сразу же воскликнула Азмидея, отступая к стене. — Меня! Высшую! Извалять в саже! Да ни за…

Вороной пони не стал дослушивать демоницу и, поднеся к хвосту Азмидеи мешочек с добытым пеплом высыпал на него где-то с треть. Остальное через пару секунд попало на ее гриву. Демоница попыталась сбежать, яростно полыхая копытами, но не почувствовала под ногами пола. Ван, не собирающийся мириться с ее капризами, просто приподнял Азмидею в воздух телекинезом. Ну а теперь, можно и сажей вымазать. Выходило конечно не очень, но пепел и сажа хоть немного притупили прянно-рыжий оттенок.

— Моя грива. Ты заплатишь за это унижение. Ох как же ты заплатишь. — тихо рычала Азмидея.

— Потом, милая, все потом. — копируя заботливые интонации Селестии, аликорн продолжил свое черное дело.

— И я тебе не милая! Если ты только попытаешься домогаться ко мне, клянусь пламенем рождения, ты пожалеешь!

— Больно мне оно надо. Все! Одевай плащ. Ну, а теперь время твоей мести настало. — Ван протянул демоницы упаковку с мукой.

Азмидею не пришлось просить дважды. Она с нескрываемым удовольствием и злорадством изваляла Вана в муке. Принявшие обычный вид грива с хвостом были удостоены горстки золотых блесток. Завершил же облик парадный, белый, костюм какого-то из подразделений стражи, который аликорн смог стянуть во время экскурсии в казармы, которую ему устроила Луна. Ха! Если она рассчитывала, что пепельногривый впечалится, то сильно ошиблась. Большинство стражников были рассеяны и обсуждали что угодно кроме как дела военные. Эквестрия мирная страна. Ван бы конечно предпочел что-нибудь менее приметное, но только на таком костюме пыль от муки будет незаметна. Попрыгав несколько раз для того, что бы весь “грим” более или менее осел, парочка покинула подвал и направилась к ближайшей двери ведущей во внутренний двор замка принцесс.

— Здесь все очень непривычно. Но можешь не волноваться, я найду те ворота у которых мы встретимся. Связь Договора поможет. — горделиво заявила демоница и громко хлопнув крыльями взлетела в небо. Улететь от сонных, закованных в доспехи страже! Ха! Да нет проблем! Они никогда не спасались от толпы сородичей, забывших то, что она стоит выше их! И что такого, в том что дочь суккубы! Главное, что отец высший!

Тревога поднялась быстро. За тенью мелькавшей среди звезд устремились другие, такие же. Пегасы из ночной стражи. И не только они. Дневная стража поднятая по тревоге старалась не отстать от своих коллег. В этой пока еще не организованной суматохе Ван и собирался выбраться за ворота. Все ищу угрюмого черного жеребца, с серой гривой, в красно-сером костюме. Аликорн специально носил именно эти цвета, что бы стражники привыкли к ним. И никто даже не подумал о том, что торопливо семенящий рядом с остальными белый единорог с золотой гривой подозрительно высок. Да и висящие по бокам сумки могли бы показаться подозрительными.Никто даже не заметил, что с него белыми облачками оседает мука. Все были увлечены серой тенью, что стремительно улетала из города.

Ван не умеет летать. Ну и что! Это просто значит то, что ему нужен то, кто полетит за него. Азмидея должна добраться до ближайшего водоема, отмыться, спрятать плащ и как ни в чем не бывало вернуться назад. Пепельногривый специально указал демонице направление не противоположное тому, куда собирался направиться, а просто чуть в стороне. Это для того что бы когда погоня поймет, что их обманули, а Ван не сомневался, что следы муки и пепла с сажей будут найдены, не дать возможным преследователям преимущества. Вороной собирался вернуться в городок рядом с которым и оставил Аль-Азиф. Именно с поисков книги Ван и решил начать свое новое путешествие.

Чуть поплутав по Кантерлоту, Ван все-таки впервые оказался его улицах, аликорн всетаки добрался до ворот без происшествий. Благодаря легкому бризу, который был привычен горному городу, мука уже изрядно осыпалась с жеребца, сменив его колер с белого на серый. Но так даже лучше, ведь золотые блестки все еще крепко держались и теперь, если хитрость Вана уже разгадана и белого жеребца уже ищут, на него далеко не сразу обратят внимание.

Азмидея уже была на месте. Все еще мокрая демоница устроилась на скамейке у ворот и с нескрываемым любопытством рассматривала все вокруг.

— Эта твоя вода настоящая гадость! — крикнула Азмидея едва заметила своего компаньона. — Холодная! Мокрая!

— Ты предпочла бы и дальше быть чумазой и с пепелом в гриве? — иронично спросил Ван. Чуть прзадумавшись, рыжая признала правоту черного жеребца.

Значит идем за какой-то там твоей книгой? И не забудь, что согласно договору все мое пропитание на тебе.

— Помню я, помню.

— Да как он посмел! — разгневанная принцесса ночи в очередной раз топнула окованым копытцем по полу. — Мы дали ему кров, учили его, поверили ему, а он подговорил кого-то из ночных пегасов помочь ему и сбежал.

— Он оставил записку. — Селестия подняла скрученый свиток. — Сейчас прочту.

Картинно прочистив горло белая пони начала читать вслух:

Принцесса Луна.

Я так же разделяю ваши опасения по поводу своей потери памяти, поэтому считаю, что до тех пор пока я не найду свое призвание или не верну память, безопаснее для Эквестрии будет если я останусь просто бродягой. Я так же понимаю, что вы просто так не оставите идею о моей поимке и поэтому предлагаю вам, принцесса, пари. Вы не будете объявлять меня в розыск по всей Эквестрии до тех пор, пока я на самом деле не заслужу этого. Вместо этого предлагаю послать на мою поимку группу специалистов возглавляемую вам. Если вы поймаете меня или же я сам обращусь к вам или вашей сестре за помощью, я выполню любое ваше желание. Если же сложится так, что это вы будете пойманы или обратитесь ко мне за помощью, то желание будете должны вы.

Принцесса Селестия.

Спасибо вам за вашу заботу, но я должен сам найти свое призвание. А сидение в замке и разучивание гербов родовитых семейств не позволят мне понять, что значит моя кьютимарка. Так же, если ваша сестра согласится на пари, прошу вас быть в нем судьей. Я доверяю вашей беспристрастности.

Простите за те вещи, что я взял. При первой возможности верну или компенсирую их стоимость. Я понимаю, что для вас это мелочи, но со стороны может выглядеть, как воровство.

Закончив чтение, Тия вопросительно приподняла бровь.

— Я согласна на пари! — весело воскликнула Луна. — Ха! Этот Бел Ван Сапка похоже все еще не понимает с кем он имеет дело.

— Будь осторожнее, он успел узнать не мало твоих слабостей. Например любовь к пари.