Автор рисунка: aJVL

Охотник за сенсациями

Охотник за сенсациями

— А ну пошли отсюда черти поганые! — кричала тучная пони, швыряя в нас всё подряд.

Насчёт "всё подряд" я не соврал, так и не поняв, как ей удалось кинуть в нас стол. К счастью, тот лишь над головой пролетел, а вот возьми он чуть ниже... Но ничего, работа сделана и можно драпать из этого дома, как выразилась хозяйка, ко всем чертям.

— Заснял? — спросила Пенни, бегущая рядом.

— А то! — радостно подтвердил я, пряча фотоаппарат в рюкзак и попутно перебирая всеми копытами по неровной земле.

***

Совсем не трудно догадаться кто я такой и кем работаю. Мэлберт Хаус, самый известный скандальный журналист Эквестрии, раскрывающий те самые шкафы, в которых пони прячут тех самых скелетов. Передо мной нет закрытых дверей, нет такого места, куда бы я не смог пробраться. Тысячи пони читают "Биг секретс тайм" — популярный журнал сплетен с зачастую, откровенными фото моих невольных клиентов. Раньше я старался попадать в те места, где происходил какой-нибудь громкий скандал, казус, который пони так отчаянно старались скрыть. Со временем я понял, что сенсации можно раздобыть гораздо проще, ведь у каждого эквестрийца есть свои чёрные тайны, раскрыть которые было совсем не трудно. Я выворачиваю чужую жизнь наизнанку и выставляю её напоказ. Разрушаю ли я эту самую жизнь? Возможно. Много богатых пони потеряли авторитет, деньги, и парадокс — многие бедные пони поднялись за счёт своих громогласных секретов, найдя себя в шоу-бизнесе. Так что нет, я не ломаю жизнь, а наношу по ней удар, а вот выстоит ли дерево — зависит от того, кто его посадил. И да, меня совершенно не мучает совесть, иначе бы я просто не смог быть тем, кем являюсь. Мэл Хаус.

Когда я пришёл в эту дыру, то забегаловка выпускала дешёвые рекламные листовки. Унылое место. Первая же статься про директора этой дыры и его трёх пожилых любовниц привлекла толстосумых инвесторов, вложивших не малые деньги в это заведение, превратив его в журналистское агентство с собственным журналом. Да, мне наплевать кто тут хозяин. Никто не застрахован от моих сенсаций. Хотя, Пенни исключение. Эта чертовка мне люто доставляет... то есть, нравится.

Шесть лет я посещаю разнообразные уголки Эквестрии, убегаю от летящих в меня ножей, спасаюсь от поездов, со злыми машинистами, которых я тоже... "вскрыл" общественности. Не думал, что поезда могут ездить не только по рельсам, но, собственно, без них. Меня двенадцать раз арестовывали, но элементарный шантаж солдат правопорядка магическим образом открывал мне даже решетчатые двери, хотя никакой магией я не обладал, не парадокс ли? Меня ненавидит весь мир и в то же время, читают абсолютно все, ведь я даю пони то, что они так хотят — посмеяться над другими.

В последнее время дела пошли не очень — пони стали слишком осторожны, повторяющееся скандалы не вызывали бурного фурора, а богатеи стали ходить с квадратными телохранителями, нанятых специально от вездесущего "меня". Рейтинг журнала начал падать как камень с горы — быстро и прямолинейно. Агентство страдало от чудовищных потерь денег, ведь журнал стал выходить не раз в неделю, а раз в месяц. Я не успевал собрать нужное количество материала, а новички-дилетанты были лишь ненужным балластом, лишь ещё больше давящим на наш бюджет. И тут я понял что нужна не просто статья, а сенсация века! Только так мы сможем вернуть к себе читателей и только так... меня, в общем-то, не уволят. Время поджимало, страх общественности передо мной угасал, соответственно угроз от обиженных становилось всё больше. На кону стояло больше, чем потеря работы. Стояла моя жизнь.

Как можно одновременно вернуть читателей и запугать пони? Я пару ночей не спал, перебирая всевозможные идеи, но ни одна не решала проблему. Даже, начал задумываться об подставных скандалах — да, подставить других пони и собрать на этом материал. Но нет, я, конечно, тот ещё падлец и негодяй, но у падлецов тоже есть принципы, где подставам места нет.

Решение пришло, как всегда, неожиданно. Я спокойно находился в уборной, считал длину склеенных туалетных листьев с запахом клубники, как неожиданно получил по голове вантузом упавшим с полки. Идея была чертовски хороша — я мог не просто устранить все проблемы, но и поднять журнал на мировой уровень! Правда, риск тоже был не малым, начиная с банального закрытия агентства, заканчивая тем, что я вечно буду жариться в не менее вечном огне... Но чёрт возьми, оно того стоит! В конце концов, мне уже плевать на агентство ведь если я сделаю это, то моя жизнь точно будет прожита не зря!

***

В очередной раз услышав от соседей кучу лестных гадостей, я со счастливой улыбкой пришёл на работу. Лёгкий гул паровой типографии был для меня сродни крепкому кофейному напитку. Всегда миллионные тиражи, примерно по два журнала на душу населения и удивительно, все они быстро раскупались.

Бородатый очкозавр медленно спускался по лестнице с административного этажа. Он всегда носил красный галстук. Точнее, помимо галстука, он больше ничего не носил.

— Доброе утро, босс! — подмигнул я.

Тот лишь нахмурился.

— Жду от тебя результата, — напомнил он мне.

— В конце концов, я ещё к вам с фотоаппаратом не заглядывал, — пошутил я.

Или не пошутил, чёрт меня знает. Босс что-то проворчал на своём очкастом языке и вышел из здания, якобы на важную встречу. Но я то знаю, что он отправился в местный бордель.

— Мэл, давно ты вовремя не приходил, обычно к концу рабочего дня... Бессонница? — спросила Пенни.

— Ты же знаешь, у пони, у которого нет совести, не может быть проблем со сном. Просто ты мне приснилась, а тут противное солнце меня разбудило и, пока я ещё не полностью проснулся, то решил продолжить свой сон, где ты была в главной роли, — подмигнул я, после чего получил средний дар по плечу.

— Грубиян, — отвернулась Пенни.

— Ладно, что накопали наши угольки? — спросил я.

Угольками я называл наших журналистов, которые из кожи лезли в поисках скандальных статьей. Как правило, их статьи имели уровень "мистер Х поскользнулся на паркете и потерял парик". Смешно? Увлекательно? Я тоже "так" считаю. Не понимаю, почему босс держит угольков? Хотя, вон тот его племянник, та дочь его друга, а вон тот... тут всё ясно.

Едва Пенни открыла рот, как...

— Собирайся, нас ждёт незабываемое путешествие, — перебил я.

— Куда? — оживилась Пенни.

— К тебе в спальню, — усмехнулся я, после чего получил ещё один удар, но уже по морде.

Ну разве она не прелесть?

— В Кантерлот, есть перспектива сногсшибательной порции сенсаций! — с гордостью произнёс я.

— Сенсаций? Несколько? — удивилась Пенни.

— С десяток, если не больше! — кивнул я.

— Что ты нашёл? — спросила кобылка.

Её белокурые волосы пахли летней свежестью, так и хотелось схватить их зубами...

— Мэл, ты тут? — пони помахала передо мной копытом.

— А? Да. Сама всё увидишь, — подошёл я к пони и прижал к себе. — Это изменит твою жизнь! Ты станешь такой же знаменитой, как и я, а я ещё более знаменитым! — я провёл ногой в воздухе невидимую горизонтальную линию.

— Смотри не зазвездись. Надеюсь, в этот раз мне не подожгут хвост? — спросила Пенни.

— Нет, — широко улыбнулся я.

Не люблю врать, но она сама меня вынуждает, честное слово!

***

Арендовав карету с пегасами, мы устремились в величественный столичный город куполов и самой выдающейся элиты города. Вообще, когда я был там крайний раз, меня бывшие "клиенты" обещали отдать как игрушку мантикоре... Романтика!

Приземлились мы в самом пустынном дворе и надев плащи, спешно покинули карету. Было не трудно добраться до дворцовой площади, а затем и до самого дворца. Здание потрясало любое воображение — монолитные стены, великолепные узоры... говорят, что сами принцессы его возводили.

— Я не понимаю, что мы делаем около королевского дворца? — осматривалась Пенни.

— Ты, главное это... подыграй мне, — сказал я.

У входа нас встретили стражники. Сегодня запрета на проход в замок не было, что позволило нам без труда пробрались внутрь. В просторном холле ходила прислуга и местная элита. Многие, явно меня узнав, поспешили удалиться прочь. Ну как многие... все. Всего за несколько секунд наступила полная тишина.

Как я и предполагал, взболомутив воду, волна дошла до кого следует, что подтвердилось после открытия огромных дверей. К нам вышла, некто иная, как сама правительница Эквестрии. Редко к какому гостю она так выходит...

— Что тут происходит? Это вы разогнали пони? — спросила принцесса, заглядывая под мой капюшон.

— Я... — начал я.

Аликорн магически скинула с меня капюшон.

— Я, кажется, знаю кто ты, — озадачилась она.

Если я был доволен, хотя и нервничал, то Пенни стояла бледная как статуя. Забавная картина.

— Я знаменитый журналист Мэл Хаус, а это моя ассистентка Пенни, — представился я.

— Не обижайся, но что охотник за сплетнями забыл во дворце? Неужели хватило наглости искать материал для своего журнала именно здесь? — насторожилась принцесса.

— Что вы, Ваше Высочество! Я? Искать сенсации среди королевских персон? Я не настолько выжил из ума. Мы же не хотим отправиться на луну, верно, — посмеявшись, я повернулся к Пенни, которая облегчённо выдохнула.

— Тогда растолкуйте цель вашего визита, — строго приказала правительница.

— Понимаете, наше агентство терпит большие убытки... — начал я.

— Мы не будем вас финансировать, — прервала Селестия.

— Вы меня не поняли. Мы решили провести небольшие изменения в бизнесе и перейти на рекламу. Я хочу проипирать вас, принцессы. Показать какие вы великие и мудрые правители, как живёте во дворце, как работаете. Учитывая мой талант журналиста, я могу неплохо вам помочь, — говорил я.

— Нам не нужна реклама, — отказалась принцесса.

Я предполагал что всё будет не очень гладко. Подойдя к принцессе, я прижился к неё боком, что её, конечно же, возмутило.

— Вы только представьте, — я нарисовал очередную невидимую линию перед нами. — Пони любят вас, знаю. Но узнав вас получше... если они с одной стороны поймут ,что вы боги, а с другой — что вы такие же живые, как и они, то это вас сблизит ещё больше. Так же, это отразится на очередных выборах в правители, — уговаривал я.

— Я уже несколько тысяч лет правлю, — сухо сказала аликорн.

— Ну, — покряхтел я. — Пони станут ещё больше вас уважать, а враги станут бояться, — убеждал я.

— У нас нет врагов, — принцесса смотрела на меня как на идиота.

Я задумчиво постучал зубами.

— Чтобы вы хотели бы изменить в своей жизни? — спросил я так душевно.

— Ничего, — сухо ответила аликорн.

Я понимал что ещё один промах и буду выставлен на улицу.

— Принцесса, нужно грамотно поддерживать имидж. Например, в моём городе вас почти не знают и слагают всякие небылицы. Я хоть и журналист, но всегда был сторонник правды, вы и сами прекрасно об этом знаете, увы, на не лучших моих примерах раскрытия этой правды... но я говорю вам, обещаю что могу выставить ваши прелести всем напоказ, — болтал я.

— Прости, что выставить? — удивилась принцесса.

— В смысле... ваш лик, мудрость. Очередное напоминание вашего величия, вашей любви к пони, лишним не будет, ведь согласитесь, — потел я.

— Возможно и так, — задумалась принцесса.

— Вот видите! Наши интересы абсолютно совпадают! — обрадовался я.

Принцесса отстранилась.

— Мэл Хаус, ты умеешь заговаривать окружающих, но только не меня. Нам не нужны твои услуги, — строго сказала аликорн, собираясь уходить.

— Тысячи пони хотят знать о вас больше. Мы любим вас, а о тех, кого мы любим, мы всегда стараемся узнать побольше, — вступила Пенни.

Принцесса обернулась. Она поочерёдно посмотрела то на меня, то на ассистентку.

— Я согласна. Сейчас пришлю к вам дворецкого и он проводит вас в гостевой корпус. Надеюсь, вы не станете совершать глупости, ибо ради таких редкий гостей как вы, я готова ввести "услугу" четвертование, — сказала правительница и удалилась за огромными дверьми.

Я стоял с отвисшей челюстью. Одна фраза, всего пару секунд и Селестия резко изменила решение. Пони правы, её разум непостижимая загадка бытия.

— Пенни, как? Как? Как тебе удалось? — плясал я от радости, пока кобылка переваривала слова принцессы, говоря: "разве в Эквестрии есть смертная казнь?".

Я был счастлив!

— Принцесса тоже кобылка и когда речь заходи о любви, то тут главное знать о чём говорить, ну это женская связь, тебе никогда не понять. Я рада что ты решил пересмотреть свою жизнь. Рассказать миру о жизни принцесс просто чудесная идея! — сияла Пенни.

Ассистентка всегда умела найти нужные слова в самых сложных ситуациях, именно за это она стала моей помощницей. А ещё, у неё сочная округлая попка!

— Да, пускай все узнают о тайнах принцесс, о их самых сокровенных секретах! — позлорадствовал я.

— Что!? — застыла кобылка.

— Ты вообще меня слушаешь? Я же сказал, мы пришли за сенсациями! — закатил я глаза.

— Ты совсем сдурел? Это же принцессы! Ты хочешь очернить их образ? Хочешь поломать им жизнь? Хочешь нам жизнь разрушить? — нервничала Пенни.

— Они мудры и сильны, выкрутятся получше наших прежних клиентов. Я не стану сильно очернять их, лишь покажу скрытое от глаз и насчёт нас... всё будет хорошо, верь мне, — улыбался я.

— Ты псих! — крикнула кобылка.

— Да ещё какой! — смеясь, подтвердил я.

***

Нас поселили в раздельных апартаментах с воистину королевскими удобствами, как с двумя уборными, так и с просторными мягкими кроватями. Так же предоставили список мест замка, в которые хода нам не было. Разумеется, я просто обязан исследовать каждый уголок замка, разве для меня могут быть запреты?

Первый день был ознакомительным. В поиске компромата нужно быть осторожным тем более с принцессами. Пенни не хотела в этом участвовать и я ей сказал: "иди тебя никто не держит, но будь осторожна, за стенами замка сотни тех, кто нас ненавидит" — сказал я. Уходить одной ей сразу расхотелось и она просто предпочла отсиживаться у себя в покоях. Я думал, она поддержит меня. Может, уволить?

Принцесс я почти не встречал, точнее мельком. В один из таких "мельком" я наткнулся на Луну, или она на меня наткнулась... не важно, но было довольно интересно.

— Ты!? — оттянулась принцесса, таращась на меня.

Я посмотрел по сторонам, но рядом больше никого не было.

— Я! Автограф дать? — улыбнулся я.

— Что тут делает наглый сплетник? Как ты посмел! — разозлилась она.

— Я пришёл делать рекламу вашему имиджу, — я потрогал стену, словно гладил попку Пенни.

— Так это тебя сестра наняла? Селестия совсем выжила из ума, я с этим разберусь, — обойдя меня, Луна поцокала вдоль коридора как обычная молодая кобылка. без королевской грации, свойственной Селестии.

А от неё довольно приятно пахло. Не важно. У меня договорённость с Селестией и Луня вряд ли сможет разорвать наш контракт, я же повода не давал. Как я и предполагал, никто не пытался меня выселить, да и выражение хмурой Луны, прошедшей мимо меня, это подтвердило. Видимо, разговор с Селестией не удался, мне же лучше.

Вернувшись в палаты, я достал свой любимый фотоаппарат. Сколько же всего он повидал... старичок мой. Шучу, не старичок. С моей профессией фототехника долго не живёт. Он уже двадцать пятый по-моему... Так же я достал портативную видеокамеру. Кино появилось в Эквестрии всего несколько лет назад и любой город имеет по крайней мере хоть один кинотеатр. Как я заметил, пони любят фильмы и даже очень. Интересно, что они скажут о моём шедевре?

На следующий день я приступил к работе. По крайней мере, нужно было показать Селестии что я "работаю" и посетив её тронный зал, я начал маячить вокруг неё со своей камерой.

— Это та самая штука, которая снимает фильмы? — спросила Селестия, указывая на камеру.

— Угу, — подтвердил я, снимая крупным планом её озадаченную мордашку и перекошенный взгляд прямо в объектив.

В тронный зал вошли какие-то видные жеребцы.

— Прошу меня извинить, но я должна работать. Не стоит снимать нашу встречу, — Селестия попросила меня уйти.

Я мог бы и остаться, но что может быть интересного в политике? Ничего. Выключив камеру, я благополучно вышел в коридор. Замок был воистину огромен! Те зоны, по которым я мог свободно перемещаться были практически безграничны. Я обошёл чуть ли не каждую комнату, каждое служебное помещение, но ничего сенсационного не находил. Дорогие безделушки, недорогие безделушки, всё вполне предсказуемо.

На пути мне в очередной раз встретилась Луна. Нас что, магнитом притягивает? Хотя, так даже лучше.

— Принцесса, вы до сих пор мне не верите? — спросил я.

— Я сразу вижу лжецов, — фыркнула кобылица, безуспешно пытаясь меня обойти.

— Тогда почему я всё ещё здесь? — не унимался я, пресекая все попытки подвижной принцессы обойти меня.

— Мне не нравится твоё неуважение. Я ведь и правда могу выгнать тебя в любую секунду, — нахмурилась аликорн.

— Но не выгоняете, — сказал я, видя, что Луна остановилась. — Вы долгое время отдыхали на луне... — продолжал я.

— Отды... что? — возмутилась принцесса.

— Не перебивайте, — протараторил я.

— Что!? — покраснела принцесса.

— Так вот. Вас пони знают куда хуже, нежели вашу сестру. Я могу в этом вам помочь. Давайте возьму у вас интервью? Вы представляете сколько сразу фанатов появится у вас? Они заметят вас и вы перестанете быть тенью сестры, — говорил я.

— Тенью!? — пыхтела аликорн, при этом сыпя из рога искрами как бенгальский огонь.

— Вы подумайте над моим предложением, — сказал я.

— Пошёл вон! — крикнула Луна.

Я развернулся и пошёл "вон". Что я, перечить принцессе буду?

— Стой, — за спиной раздался неуверенный голос.

— Вы такая милая когда злитесь, — обернувшись, я посмотрел на грозную, пыхтящую принцессу.

— Насчёт твоего неуважения мы отдельно поговорим, но что ты говорил насчёт... интервью? — заинтересовалась Луна.

То, что принцесса клюнула на мою наживку, было просто блестяще! Все пони знают как хорошо у меня язык подвешен и, как я предполагал, Луна всё же захочет этим воспользоваться. А вообще, всё просто: я расшатал её эмоциональную сдержанность резким поведением и перегрузил разум. Да, я даже аликорнов способен озадачить. Хотя, этот трюк вряд ли бы прокатил с Селестией, а Луна молода... не говорю что глупа, но попроще.

— Вы просто расскажете о себе, так же, я поснимаю вашу рутинную жизнь. Поверьте, ваши поклонники будут в восторге! — изливал я.

— И как я согласилась помогать такому выскочке как ты? Не отвечай, — вздохнула она. — Что мне нужно делать? — спросила принцесса.

Я попросил принцессу провести меня в её покои, якобы для более спокойной и уютной для неё обстановки. Согласилась без лишних слов, даже пропуск в королевский блок мне выписала. Запретный сектор, который перестал быть для меня запретным. Более лёгкого способа проникнуть в него я бы и не нашёл, честное слово. Вот он оказался куда интереснее гостевого корпуса и административного. Покои элиты замка, спа-комнаты, многочисленные личные кабинеты сестёр и главное, большая железная дверь с узором в виде ночного неба. Луна магически её открыла и мы очутились в её покоях. Камера, мотор...

Плюшевые игрушки? Да ладно! Розовые плюшевые игрушки? Тысячи их! Принцессе сколько лет, десять или несколько тысяч? Предвкушаю неплохой материал.

— Оу, вижу тебе кажется странным... игрушки. Их сестра мне подарила когда я вернулась из изгнания. Она так хотела поднять мне настроение, что просто... придумала это. Не правда ли забавно? — посмеялась Луна.

Я кивнул, панорамно снимая гостиную, заваленную игрушками.

— Я в детстве очень любила плюшки, тогда это был большой дефицит. Иногда, Селестия напоминает мне мамочку... ведёт себя как мамочка, — романтично вздохнула принцесса.

— Маму? — переспросил я.

— Да. Прозвучит не менее странно, чем игрушки которые ты видишь, но старшая сестра частично заменяет мне маму, по которой я сильно скучаю... — Луна неловко перебирала игрушки.

— И ты называешь её мамой? — спросил я.

— Да! Ой! Нет, конечно... просто, было дело. Один раз Селестия вошла ко мне перед дневным сном и поцеловала в щёку. Тогда я сказала ей, мама, я так по тебе соскучилась. Глупо, да? Или это нормально? — Луна отпустила игрушки. — Прошу, удали потом запись, это очень сокровенное... Ты сделаешь это? — спросила Луна.

— Обязательно! — подтвердил я, продолжая снимать. — Хотя, поверь, пони это понравится и смеяться они над тобой не станут. В конце концов, ты ещё слишком молода, хотя по меркам аликорнов трудно сравнить твой возраст с пони, — говорил я.

— Всего несколько тысяч лет, — посмеялась кобылка.

— Всего, — усмехнулся я.

— Ты бы знал сколько сестре, — теперь усмехнулась она.

— Сколько? — оживился я.

— Не скажу, — хихикнув, принцесса открыла двери в спальную комнату, куда мы и прошли.

В отличии от гостиной, она не была завалена игрушками, а выглядела как ухоженная королевская спальня кобылки со всеми подобающими атрибутами и большим зеркалом в форме сердца.

— Ты первый смертный, кто здесь побывал. Я даже рабочих не пускала при благоустройстве спальни, всё сама ставила, — похвалилась принцесса.

— А почему ты пустила меня? — удивился я.

— Мне кажется, что иногда первое впечатление бывает ложным. Что-то в тебе есть такое... я всегда вижу доброе даже в самом тёмном, — загадочно ответила принцесса и улыбнулась мне.

Кадр с её скромной улыбкой... чёрт, это сам по себе шедевр! Я уже представляю обложки журнала с этим моментом и надписью "Тайные секреты принцессы скромняжки" или "Обманчивая скромность". В общем, поработаю над этим.

Не смотря на все мои провокационные попытки, Луна не хвалилась своими заслугами, да сама собой и мне не удалось показать какая она напыщенная принцесса, так как, она и правда такой и не являлась. Действительно, скромная и местами, забавная. Интересно, но не мой профиль.

Принцесса оживлённо рассказывала мне случае из жизни, о курьёзах в работе, как она долго отвыкала говорить традиционным громким голосом, едва не доведя подчинённых до истерики. Не думал, что аликорны могут быть столь... "живыми" и легки в общении. Я тоже делился с ней забавными случаями разоблачения "клиентов", стараясь отбирать наиболее смешные и безобидные.

— Принцесса Луна, просто из любопытства, если бы я пригласил вас разоблачить чью-либо жизнь, пускай даже какого-нибудь неприятного типа, вы бы согласились? — спросил я.

— Фу, нет! Это не справедливо, принцесса так не должна поступать. И ты не должен. Я рада что ты завязал со своим прошлым, — ответила аликорн.

— Ну я в шутку... разве бы не хотелось побаловаться? Ну просто помечтайте, — посмеялся я, беря в фокус её мордашку.

— Если в шутку? — Луна мечтательно отвела глаза в сторону. — То я бы с удовольствием разоблачила бы графа Мармонта Де Скаро. Мне он жутко не нравится, очень грубый и скрытный тип. Не люблю таких... но это просто фантазии, ты не подумай что я такая, — улыбалась Луна.

— Ага, — смотрел я в глазок камеры.

Дальнейшее интервью, давно превратившееся в дружеское общение, не дало мне каких-либо потаённых откровений. Но не страшно ,в конце концов, я неплохо провёл время с этой юной тысячелетней особой. Будь у меня совесть, я бы сказал, что она мне понравилась, а так да... милая.

Когда начало за окном темнеть, Луна сказала что ей пора поднимать ночное светило и пригласила меня посмотреть на это магическое шоу, на что я охотно согласился. Принцесса явно спешила, я хорошо так её заболтал. Выходя из её покоев, она попросила меня хлопнуть дверью, а сама побежала по коридору. Со словами "Ага!", я закрыл дверь.. почти — подложил вниз небольшой болт ,который уже неделю зачем-то носил в сумке. Вот он и пригодился. Дверь не полностью закрылась, поэтому, магический замок не установился, а принцесса была слишком возбуждена перед предстоящим процессом и не стала проверять дверь, да и могла ли она думать что я на такое способен? Хорошо я напудрил ей мозги, как же я собой горжусь!

Представление было действительно потрясающим! Вот тут и проявила она себя как настоящая богиня, показавшая высший уровень магии... я бы сказал, наивысший! Красиво светясь по контурам и глазами, она парила в воздухе, а в это время, на небе появлялась луна. Кадры получились просто изумительными! Может, какое-нибудь издание их даже купит. Принцесса приземлилась на ноги и улыбнулась мне своей очаровательной улыбкой. Нет ,в ней всё-таки что-то есть такое притягательное. Даже жалко будет использовать её в грязных журнальных играх, но такова её судьба, которую я сам начинаю вершить. Управление богами, даже мечтать о таком не мог!

— Ты славный журналист. Если бы не твоё прошлое, то я бы назвала тебя своим другом. С тобой так легко, — хихикнула Луна.

Я камеру едва не выронил.

— Другом? — спросил я.

Вообще, у меня нет и не было друзе, только враги и враги, желающие моей смерти. А, ещё враги, желающие моей смерти после смерти... вроде ничего не пропустил. Впервые слышу предложение о дружбе... не предложение, конечно, но некий шанс. Или она так сказала из любезности, которая так и прёт из неё весь день?

— У тебя такой забавный вид, — посмеялась она, порхая за верандой.

— А? — поправил я камеру на шее, переставая снимать пол. — О чём мы говорили? — растерялся я.

Принцесса рассмеялась и улетела навстречу ночи. Я потряс головой, давненько не испытывал переизбыток мыслей. Ладно, принцесса улетела, а значит есть время обыскать её покои. Вернётся она скорее всего утром или как говорила Селестия, пока не выполнит "работу", о которой я вообще так ничего и не узнал.

Приближаясь к королевскому корпусу, я приготовился достать пропуск, как...

— Я в этом участвовать не буду! Они убьют нас! — меня догнала Пенни.

— Не кричи, — подбежал я к ней.

— Либо мы отсюда уходим, либо я тебя сдам! — поставила оан ультиматум.

— Мы на пороге сенсаций, просто потерпи! Тебе даже делать ничего не нужно, ты уже провела меня в замок! — улыбался я.

— И сильно об этом жалею! Так мне идти к принцессе или мы оставим их личную жизнь в покое? — бурчала кобылка.

— Если хочешь, то уходи! Ты не представляешь от чего отказываешься! Мы станем настолько богаты, что сможем перебраться в другую страну на бескрайнее море и жить в Раю до конца дней! Да, в то самое место ,где принцессы не имеют власти и для тех, кто ну очень богат! Большую часть суммы я уже накопил и плевать на всех, они всё равно нас ненавидят, — разозлился я.

— Нас? Они ненавидят тебя! Ты настроил против себя всю страну! Думаешь, если покажешь им "голеньких" принцесс, то тебе сразу мешки с золотом полетят? Ты недооцениваешь любовь пони к аликорнам, они не местные богатеи, а боги! Если не принцессы тебя прикончат, то пони, которые без ума от них и не станут мириться с тем, что разрушишь их идолы. И агентство они снесут к Дискордовой матери! Ты никогда не остановишься, Мэл. Даже в твоём Раю ты и там продолжишь своё поганое ремесло и тогда... никого рядом уже не будет! Меня не будет! — кричала Пенни.

— Ты ошибаешься! — крикнул я. — Хотя знаешь, ты права. Пошли, я тебе кое что скажу, — я подтолкнул кобылку вперёд.

— Куда ты меня ведёшь? — неохотно пошла она.

— Покажу как ты была не права, — буркнул я.

Я завёл Пенни в небольшой блок, закрытый на ремонт, провёл в комнату и... ослепил вспышкой фотоаппарата. Ловкость копыт и вот она сидит связанная и с кляпом во рту.

— Потерпи пару дней и я отпущу тебя. Не переживай, я скажу что ты была не причём, — сказал я, затягивая узлы.

Как же хорошо, что я нашёл столько замечательную пустую комнату.

— Мммм! — что-то бубнила Пенни.

Я завтра принесу тебе еды... и горшок. Ты сама меня вынудила. Я не позволю тебе всё разрушить, — сказал я, закрывая за собой дверь.

Пенни сильно меня разочаровала, она же мне нравилась... хотя, в чём-то оан была права — такие как я вечные одиночки по жизни. Не друзей, ни второй половинки, даже знакомых нет. Я сам выбрал этот путь, я глоток свежего воздуха для пони, живущих в розовых очках. Я... не понимаю, почему я чувствую себя так скверно.

Дверь в покои Луны была приоткрыта — болт преданно держал вахту, позволив мне беспрепятственно войти внутрь. Я так же оставил болт на том же месте, дабы иметь потом возможность выйти. Было темно. Глаза медленно привыкли к полумраку. Хотя, чего мелочиться? Я спокойно зажёг некоторые светильники, правда, большинство активировались магией, с чем я справиться просто не мог. Света стало побольше, самое то для камеры.

В гостиной, кроме игрушек, я ничего не нашёл. В ванной были лишь гигиенические средства и не более. В уборной... нет, туда я не полезу, хотя она определённо лучше выглядит, чем моя на работе. Кабинет был заперт на магический замок, что меня совсем расстроило, а ведь там может оказаться весьма интересный компромат. Спальню я тоже всё обыскал: смотрел под кроватью, в шкафу, в тумбочке. Случайно ударив по зеркалу копытом, я ощутил как сердце в пятки ушло. К счастью, оно не разбилось, но кое-что интересное всё же произошло — из-за него выпала стопка журналов.

Хм, "Копытный Мэн", "Плэй Жеребцы", "Горячие работяги". Было неожиданно найти у тихони-принцессы стопку журналов с накаченными жеребцами. Хоть они были и не эротическими, но обмазанные маслом атлеты принцессе видимо ещё как доставляли, раз журналы были спрятаны за зеркалом. Хотя, она тоже кобылка и тоже может иметь маленькие секреты... теперь и я о них знаю. И моя камера.

Обострённый слух подсказал мне, что кто-то идёт по коридору. Стража? Селестия? Я тут же погасил свет и затаился. Некто остановился у самой двери и открыл её. Это некто была Луна. Мне ничего не оставалось, как забраться под её спальную кровать. Принцесса была озадачена приоткрытой дверью, но болта не заметила и магически захлопнула её за собой, смяв болт словно тот состоял не из стали, а из картона. А пота на моём лбу становилось всё больше...

Первым делом аликорн зажгла свет и осмотрела хоромы на наличие посторонних.

— Кто здесь? — ходила она. — Селестия? — спрашивала принцесса и когда она заглянула в спальню, когда я увидел её синие ноги, то я молил всех чертей чтобы она меня не заметила. Меня-то принцесса и не заметила, к счастью, а вот разбросанные на полу журналы... я забыл их убрать на место!

Я видел как принцесса магически подняла их с пола. Хорошо что магически, ведь если бы нагнулась, а я тут потею под кроватью — финал предсказуем. Луна убрала журналы за зеркало и где-то с минуту стояла перед ним, то ли любовалась собой, то ли пыталась понять как её маленькие глянцевые секретики оказались на полу.

Свет погас и я ощутил как кровать немного прогнулась. Синие ноги пропали из поля зрения, лишь кончик магического хвоста свисал чуть ли не до пола. Совсем не ожидал что Луна так быстро вернётся, хотя на сколько я знаю, она ночная принцесса, а днём.. да весь день была на ногах из-за моего интервью. Принцессам тоже нужен отдых. Либо, она решила схалтурить и забить на работу.

И как теперь мне выбраться? В окно не вариант — высота слишком большая. Дверь закрыта на магический замок, который я даже не представляю как вскрыть. Придётся ночевать с принцессой... точнее, под принцессой. Вот расскажу Пенни, не поверит! Пенни! Я совсем про неё забыл! Она голодная и напуганная. Какой бы я сволочью не был, но вреда причинить я ей совсем не желал. Нужно выбираться отсюда, но как?

***

Несколько часов я лежал и продумывал план побега. Проще из тюрьмы сбежать, ведь там нет такого могущественного надзирателя в лице аликорна. Могущественного... с вида такая маленькая, скромная и забавная, но какая сила в ней скрыта... мне хватило зрелища поднятия луны на небо.

С одним я точно определился — темнота мой друг. Хотя, не думаю что Луна плохо ориентируется во мраке. Ох, давно я так не попадал.

Странный звук прервал бардак моих мыслей. Что это? И снова это звук. И снова... Я знаю откуда он. Храп! Луна храпит? Уж никак не думал! Во всяком случае, она точно заснула крепким сном, что повышает мои шансы на дальнейшее передвижение. Я осторожно выполз из-под кровати, поднялся на ноги и посмотрел на выход из спальни. Но это же храп маленькой Луны! Я достал камеру и... недостаточно света для видеозаписи. Хотя... убрав оконные занавески, я впустил в комнату больше лунного света, который как раз падал на её мордашку. Аликорн лежала в неудобной позе, где задняя часть тела была повёрнута в одну сторону, как другая — в другую, что и объяснило храп из-за причудливой позы принцессы. Я жадно снимал каждый фрагмент её тела, особенно мне доставляло снимать её перекошенную храпящую мордашку. Думаю, пони будет интересно посмотреть на принцессу в таком кривом виде, а то аликорны вечно такие правильные, что придраться просто не к чему.

Получив ценные кадры, я всё же вышел из спальни. Спасительный выход нашём меня сам — открытая дверь просторной веранды. Выйдя на неё, я забрался на край и перепрыгнул на соседнюю. Да, перепрыгнул с лёгкостью, высота в несколько этажей меня не пугает. Больше не пугает, после одного случая по работе, когда я спасался от заточенной косы одного фермера и прыгал из верхнего окна амбара, только не на сено, на которое целился, а на внешнюю уборную, где проломил крышу постройки и как акробат, пригнул точно в "кольцо"... лучше об этом не вспоминать.

Соседние покои были пустыми, я ещё утром обратил внимание на рабочих, делающих в них ремонт. Вообще, принцессы стараются держать замок в отличном состоянии и учитывая что его размеры, следует отдать им должное. Как я и предполагал, оказался я в голых стенах просторной гостиной. Замок был механическим и с лёгкостью открывался изнутри, чем я благополучно и воспользовался. А уж дальше, я первым делом бросился выручать Пенни...

Раздобыв еду, предметы гигиены и "подарочек" для кобылки, я забежал в ремонтирующийся сектор. Пенни не спала и завидев меня, безуспешно пыталась на меня наорать. Я вытащил из её рта кляп.

— Ты больной ублюдок! Псих! Развяжи меня! — кричала бывшая ассистентка.

— Поверь, я не хочу этого, — я одевал на неё "подарочек".

— Тогда развяжи меня! — кричала она.

В общем-то я её развязал, только ей всё равно мой дружеский жест не понравился. Кобылка посмотрела на хитроумные оковы, в которые я её одел.

— Это ещё что такое? — потянула она за цепь, край которой я привязал к решётке на окне.

— Гуляя по замку ещё и не такое можно найти, — я проверил цепь. — Прости меня, Пенни. Я отпущу тебя как только закончу работу. Ты точно не хочешь мне помогать? — спроси я.

— Да пошёл ты! — крикнула она.

— Мне жаль что у нас всё не заладилось, — я положил рядом вещи, которые для неё принёс.

— Ты всегда будешь один! А знаешь почему? Ты социопат! Ты не умеешь ладить с другими пони и это твоя большая проблема, — кобылка немного успокоилась ,начиная жадно пить воду.

Я вышел из "тёремной камеры". Надеюсь утром не придут рабочие и не найдут мою узницу, в противном случае, моя игра будет окончена, впрочем, как и жизнь.

***

На следующий день я снова проведал Пенни. Рабочие не заходили, да и кобылка хоть и была на меня зла, но выглядела нормально. Я прибрался аз ней и осторожно принёс ещё еды, частью которой, она благополучно зарядила в меня.

Принцессу Селестию было трудно застать, аликорн была вся в делах, да в заботах. Сложилось такое ощущение, что она самостоятельно тянет на себе целую страну, а министры были нужно лишь как советники и не более. Воистину сильная личность, не поспоришь.

В редкие моменты мне удавалось заснять, но кадры были не теми сенсациями, за которыми я приехал. Чудо, но мне удалось уговорить её на интервью. Аликорн попросила меня подождать её в рабочем кабинете, а сама отлучилась по очередным наиважнейшим делам. Не знаю что меня больше поразило — просторной тронный зал замка или кабинет правительницы, похожий на отдельный особняк внутри дворца. Книги, записи, письма, вещи — всё было так гармонично разложено, что складывалось ощущение, что над интерьером трудился настоящий гений. Вместить тысячи разнообразных вещей и сделать так, что бы любую можно было легко достать, при этом целостность дизайна не рушилась. Я внимательно осматривал всё то, что только мог. Разумеется, никаких секретных записей я не нашёл, кабинет Селестии же и всё секретное было спрятано за массивными многочисленными дверьми сейфов. Особенно меня привлекла большая металлическая дверь, ведущая в некое помещение. Ни ручки, ни замка... точно магия. Брутальности двери было не занимать, даже представить было страшно что за ней могло бы находиться. Не обделённый любопытством, я открывал всё то, что только мог открыть — шкафы, ящики, коробки. Ничего ценного, по крайней мере для меня. Да и красть было бесполезно — Селестия отнюдь не глупа и с лёгкостью обнаружила пропажу.

Открыв очередной шкаф, я был ошеломлён находкой. Копыто само включило камеру. Пропускать такое зрелище? Да никогда! На стене висели плётки разных размеров и типов, латексные фрагменты костюмов... Вот он, тот самый "скелет в шкафу", который я так искал! А принцесса оказалась ещё той шалуньей.

— Интересно? — раздался женский голос.

Если бы я был снеговиком, то тут же бы растаял. Жаль, что я не снеговик... У входной двери стояла правительница и по её сдержанной мордашке было трудно понять что творилось у неё на уме.

— Оно случайно как-то, — отпрыгнул я от шкафа, испуганно таращась на аликорна.

Принцесса подошла ко мне поближе. Её запах ванили усиливался с каждым шагом.

— Дверцу давно следует починить, всё времени не хватает, а рабочих я сюда не пускаю, — посмотрела она на содержимое шкафа. — Знаешь что это? — спросила она.

— Не-не-не! — отмахнулся я.

— Чудесные вещи. Уникальные, — вздохнула она.

Представляю сколько "уникальных" вещей они ими делала.

— Их использовали полевые командиры для подгонки солдат. Дисциплинарный метод. Я давно его отменила. Удары плетью были слишком болезненными и оставляли шрамы, а ведь раньше служили и кобылки. Когда командиры их хлестали, то те с трудом такое переносили. Есть более безопасные и эффективные способы. А костюм... Извини, но это тебя не касается, — аликорн магически закрыла дверцу, от удара которой я невольно подпрыгнул.

— А вы кого-нибудь били плетью? — спросил я.

— Один раз... я не горжусь им, но отхлестала одну синюю пони. Не, Луну, конечно. Та сорванка сильно провинилась и я публично её наказала... не жестоко, не сильно, лишь в пример остальным. Понимаешь, иногда авторитет трудно удержать, особенно тогда, когда ходили злые языки, клевещущие нас, — объяснила принцесса. — Я готова к твоему интервью, но сперва скажи, ты действительно сможешь нам помочь? — уточнила аликорн, садясь на рабочее место за широким столом.

Я сел с противоположной стороны.

— Вы даже не представляете на что я способен, — улыбнулся я.

— Учитывая твои таланты, проявленные не самым лучшим образом, я тебе поверю. Надеюсь, твои старые привычки не отразятся на работе, — говорила Селестия.

— Ни коем образом! — подтвердил я.

Интервью не вывело для меня сенсаций. Селестия даже на самые коварные вопросы отвечала очень осторожно, совершенно не ведясь на провокации. Обсуждали политику, её работу... политику. Такое даже местные журналы не станут публиковать. Если материал только новостным агентствам не продать.

— Скажите, а вы любите свою сестру? — скрывал я зевоту.

— Оу, я ещё как люблю Луну, — косо улыбнулась Селестия.

Я понимал, что принцесса высказала лишь радость относительно сестрёнки, но при грамотном монтаже... интересный получится сюжет.

— Что вы можете о ней рассказать? Может, забавные случаи? — спросил я.

— Мэл, я не стану с тобой обсуждать тонкости нашей жизни, особенно, сестры. Если так интересно, спроси её сам, — Селестия ушла от ответа. В который раз.

Некоторые личные секреты мне всё же удалось узнать, хотя Селестия охотно поделилась ими, что собственно и не было столь большими секретами для неё. И сенсации из них невозможно было извлечь.

Всё, хватит, Селестия какая-то "непробиваемая", впервые мне не удалось разболтать собеседника на откровения. Хоть немного полезного видеоматериала удалось заполучить. А так — трата времени.

Я сказал, что получил всё что хотел и поблагодарив аликорна, подошёл к выходу.

— Мэл, — окликнула принцесса.

Я обернулся.

— Я рада что Луна нашла того, кому можно выговориться. Обычно она сдержанная, скрытная даже со мной. Лучик мой синий так и светится от счастья. Возможно, тебе будет интересна перспектива работы королевским психологом, подумай об этом, — предложила правительница.

— Рад помочь, — улыбнулся я.

— И не забывай, не злоупотребляй нашим доверием, в противном случае, наше общение будет происходить в несколько в иных условиях, — строго сказала правительница.

Мне показалось, что её глаза сверкнули красным! Эту всемогущую красотку лучше не выводить из себя, это точно. Значит, нужно сделать всё по быстрому... да, именно так!

***

Было как-то особенно находиться в замке. Не просто дом олигарха, а народное достояние. Это здание бесценно! На пути мне попалась группа рабочих и снова мой гениальный разум начал работать.

 — Шекермебарбере, — говорил рабочий.

— Привет, я собираю материал для принцесс и скажите, вам нравится работать во дворце? — спросил я.

После душераздирающей речи рабочего о самом лучшем месте в мире, я просто не знал как заткнуть им рты! Она так и рвались хвалить чуть ли не каждый камешек.

— Вы ещё где-то ремонт делаете? — спросил я.

— Да, весь Кантерлот находится на нашем обслуживании, — подтвердил наиболее хорошо говорящий на нашем диалекте.

— И все здания содержатся в таком ухоженно виде? Вам нравится работать? — спросил я.

— Ну не все... есть старый особняк на самой окраины. Работать в нём настоящая каторга! Хозяйка совсем не следит за ним, запускает жутко! Лишь внешний вид поддерживает, а сама жадная до невозможности. Жалко даже денег на внутренний ремонт! Пока всё не начало сыпаться, мы бы так и не приехали. А как она с нами оращается... как с рабами! Извините, нам нужно работать, — рабочие пошли дальше.

Я побегал с камерой по остальной части замка, поснимал горничных, слуг, даже местную элиту, которая не совсем охотно давала интервью и больше желала скрыться от моих вездесущих глаз, но я упорный до позеленения.

В одном из коридоров... нет, ну как это возможно? Я снова наткнулся на Луну, в этот раз лбом и чуть ли не в рог, едва не снеся её с ног. Точнее, я чуть не упал, а кобылка уверенно устояла на ногах. Странно, но мне было смешно от такой ситуации, а уж как задорно рассмеялась она! В первую нашу такую встречу принцесса хотела избежать со мной общения, сейчас же, какие бы дела её не ждали, она к ним явно не спешила.

— Ты меня преследуешь? — смеялась принцесса.

— Преследуют обычно сзади, и уж точно не стараются выколоть себе глаз об чей-нибудь рог, — усмехнулся я.

Принцесса звонко посмеялась.

— Слушай, Мэл, приходи сегодня к нам на обед? — предложила Луна.

— На обед? С Вами и с вашей сестрой? — поперхнулся я.

— Ага, — довольно кивнула Луна.

— Но я же совсем посторонний для вас, — смущение... неужели я смущаюсь?

— Твоя компания приятна мне. Приходи, будет весело! — сказала кобылка и с довольной мордашкой пошла дальше.

Эти принцессы не перестают меня удивлять. Точнее ,шокировать. Я не сомневался что с лёгкостью войду к ним в доверие, хотя Селестия ещё скептически относится ко мне. Но почему я чувствую себя... виноватым?

***

Обед с аликорнами? Разве такое можно пропустить? В место огромного стола, украшенного обилием еды, хватившей бы не среднюю деревню, я увидел небольшой хрустальный стол с тремя порциями и небольшим количеством вкуснятины, я бы сказал, в меру, но с выбором. Стол был прямоугольным, где с одной стороны сидела Селестия, а с другой стороны Луна. Я же сел ровно у центра.

Луна была приподнятом настроении, постоянно улыбалась. Селестия не особо была рада моей компании, правда, она недовольства не высказывала, но языку её тело и так было всё понятно.

— Я точно не помешаю? — обратился я к Селестии.

— Ты гость за столом, не помешаешь. Только выключи камеру, ибо ты находишься в части нашей сугубо личной жизни, — говорила правительница.

Ну конечно же я камеру "выключил". Десять раз!

Обилие столовых приборов, тарелок в тарелках... как вообще этим пользоваться? Я смотрел, как Луна элегантно, магически накладывает себе в порцию салат. Селестия просто пила какой-то напиток и не сводила с меня глаз. Тишина. Веселье, как предупреждала Луна...

Я схватился коптом аз вилку. Естественный магический природный фон позволял мне взять вилку и я наложил себе немного салата. Луни хихикнула. Я посмотрел на неё, мол, что не так?

— Салат нужно класть в маленькую тарелку и не вилкой, — хихикнула она.

Я посмотрел на Селестию. Сверлящий такой взгляд.

Я переложил салат в маленькую тарелку, что ещё больше рассмешило ночную принцессу. Селестия ничего не ела и это меня просто угнетало. А как мне есть в такой обстановке?

— Мэл, а где твоя ассистентка? Мне доложили, что она не появлялась в покоях, — спросила правительница.

Я хоть и не ел, но поперхнулся.

— Пенни уехала. Бабушка заболела, — соврал я, начиная жевать салат.

— Жаль. Милая кобылка, — Селестия продолжала пить напиток, похожий на вино или на сок, или на кровь того ,чей обман будет раскрыт...

Я попытался дотянуться до соли, но никак не мог дотянуться. Не забираться же на стол? Луна увидела мои тщетные попытки и поспешила на помощь. Уж слишком поспешила... Видя, как на меня магически летит чаша, я рефлекторно обил её копытом и её содержимое благополучно окропило мордашку Луны. В чаше оказалась не соль, а сахарная пудра, от чего синяя принцесса стала белой. Меня парализовала от страха, Луна же смотрела на меня широкими удивлёнными глазами, а про взгляд её сестры я вообще не хотел бы вспоминать. Вместо того, что бы превратить меня в лягушку, принцесса звонко рассмеялась.

— Ты такой неуклюжий! Я напугала тебя, да? — хихикала она.

— Немного, — покраснел я.

— Прости, я привыкла передавать сестре вещи очень быстро, это моя вина, ты не переживай, — улыбаясь, Луна отряхивала мордашку.

Что это было? Я оскорбил принцессу, запулив в неё чашкой, а та даже не разозлилась? Чего я удивляюсь, это же Луна. Принцесса с чувством юмора и с добрым сердцем, раз выручила меня из неловкой ситуации.

— Знаешь что? — спросила Луна, частично отряхнув мордашку.

Я даже ответить не успел, как с меня уже свисали листья салата, прилетевшие из тарелки смеющейся принцессы. Я времени терять не стал и ответил ей тем же подарив шикарные салатовые усы. Чёрт, но мне и правда стало весело! Озорная принцесса и я, кто бы мог подумать что мы будем так веселиться? Даже Селестия скромно улыбалась, не пытаясь прервать наши игры с едой.

В конце обеда мы начали расходиться. Когда Луна вышла, оставляя после себя белые следы, меня остановила Селестия.

— Хаус, ты серьёзно подумай насчёт того, что бы занять пост нашего психолога. Ты сам видишь как благотворно влияешь на мой ночной лучик. Она не веселилась так с момента возвращения из изгнания, — не дожидаясь ответа, принцесса подмигнула мне и тоже вышла из обеденного зала.

***

Аликорны были добры ко мне, не взирая на мрачное "прошлое". Подпустили совсем близко к себе, думая, что никто, будучи в здравом уме не станет даже пытаться навредить им. Такой наивности я уж никак не ожидал. Моё обаяние сильно, знаю. Я легко могу разболтать кого угодно и на что угодно, принцессы ведь должны быть крайне осторожны, особенно с таким типом, как я. Селестия держит дистанцию чего нельзя сказать о её сестре.

Вечером я снова навестил Пенни. Выглядела она похуже, боюсь, как бы не заболела. Её ненависть ко мне росла с каждым моим визитом. Было неприятно терять единственную пони, терпящую мои выходки. Да я уже потерял. Когда я заметил потёртости на месте оков, то понял, что так дальше продолжаться не может. Пора завершать работу в замке. Пора.

Вечером ко мне заглянула Луна. Предложила посмотреть на то, как она в очередной раз будет поднимать ночное светило. Никогда не забуду как блестели её глаза. Аликорны загадочные создания природы — у них нет возраста, время никогда их не касается. Есть только опыт и мудрость. В силу их сложности всегда трудно угадать кем они являются... кем является Луна — подростком, юной кобылкой или взрослой принцессой. Подвижная эмоциональность кидает её то в одну сторону, то в другую, что порой затрудняет понять какая роль ей выпала в этот раз — ребёнка или озорной кобылки. А Селестия... та ещё загадка, но определённо сдержаннее младшей сестры, что сразу прибавляет ей возраст.

Я пошёл с ней в чудесный сад, в котором многие цветы цвели только по ночам, распространяя непередаваемый запах сказки. Я смотрел, как Луна магически поднимала месяц, как она светилась от мощнейшей магии, шедшей из её нутра. Я не включил камеру. Даже не взял. Я просто вышел посмотреть, как принцесса вершит настоящее чудо, что придавало ей статус настоящей богини. Было приятно находиться с тем, кто принимает тебя таким, какой ты есть. Хотя, на мне была надета лишь лживая маска... я и сам перестал понимать, кто я такой. Закончив, аликорн подошла ко мне. Она скромно улыбалась, и красиво расправила крылья.

— Почему ты грустишь? Тебе не понравилось? — удивилась принцесса.

— Очень понравилось, в том-то и дело, — вздохнул я.

— Я не понимаю, Мэл, — Луна перестала улыбаться.

— Я собрал необходимый материал для рекламы. Завтра я отправлю его в редакцию, — сказал я.

— Ты уезжаешь? — напряглась принцесса, складывая крылья.

— Да, — коротко ответил я.

Принцесса задумалась.

— Кино будет показано во всех кинотеатрах страны. О вас узнают много пони, — добавил я.

— Нас и так знают, — улыбнулась кобылка.

— В смысле, узнают много нового и интересного, — поправился я.

— Я не хочу что бы ты уезжал. Как я уже говорила, твоя компания приятна мне. Даже не верится, сначала я подумала что ты плохой, злой и врун. Но за эти короткие дни, узнав тебя получше, поняла — ты хороший друг, — с улыбкой говорила аликорн.

Ну вот, опять это чувство вины... как я же она наивная.

— Мэл, а ты знал, что у нас в замке есть большой экран и проектор? Изначально предполагалось показывать народу наши обращения, дабы те лучше нас видели, но я подумала и... мы можем показать на нём твой фильм. Прямо перед дворцовой площадью, где соберутся тысячи пони! — предложила аликорн.

— Это было бы чудесно! — обрадовался я.

***

Всю ночь я провёл за монтажом фильма. Кропотливое вырезание кусков плёнки едва не свело меня с ума. Дело было сделано, осталось лишь запустить на проекторе. И как можно быстрее сбежать из замка, пока ноги и голова были на месте.

У дворцовой площади собралось довольно много пони, которым не терпелось посмотреть фильм о своих богинях. Луна металась по всему замку непонятно зачем -а нет, понятно — стресс. Селестия была не в восторге от того, что Луна за её спиной внезапно устроила премьеру фильма. Было не просто убедить правительницу в том, что бояться нечего, что я выполнил свою работу в самом лучшем виде. Селестия поверила, хотя сомнения в её взгляде всё ещё плавали и не удивительно ,ведь не смотря на свою сдержанность, она тоже переживала. Тем не менее, доверяла.

И вот, я стою у себя в покоях. На кровати разбросаны боксы с плёнками, монтажные инструменты и камера, носить которую уже не было необходимости. Материала было слишком мало и просто смонтировать — не вариант. Но я хочу прославиться на века и готов нарушить свой главный принцип — не врать, добавив в работу щедрую порцию лжи. На миг я даже засомневался в правильности своих действий. Принцессы были очень добры ко мне и сами по себе, они мне понравились не только как правители, но и как хорошие "пони". Но я Мэл Хаус, прирождённый охотник за сенсациями. Я — легенда.

***

— Шентербек-меберек, мудали хусе, — говорил пони рабочий.

— Кехельбе-шемельбе! Мадонна вантусене в анульбере бали, — посмеялся другой приезжий работник.

Группа штукатуров подошли к закрытой, но незапертой двери и когда её открыли, то увидели Пенни, испуганно на них смотрящую.

— Шайтанама! — вскрикнул бородатый работник.

Через несколько минут в помещение прибежала Селестия и с помощью магии освободила бедняжку.

— Он не тот за кого себя выдаёт! — кричала Пенни.

— Ты о ком? Что с тобой случилось, девочка? — переживала аликорн.

— Мэл! Мэл Хаус! Лживый лицемер! Это он сделал! Остановите его пока он не разрушил ваши жизни! — суетилась пленница.

— Это невозможно... ты ошибаешься, — подоспела Луна.

— Принцессы, как вы могли купиться на его уловки? Он профи! Он одурачил сотни пони и с лёгкостью проделал это с вами! Найдите его! — пыхтела Пенни.

Три кобылки галопом мчались по коридорам, пока не добрались до покоев Мэла. Жеребца внутри не оказалось, лишь оборудование было разбросано.

— Он снимал на вас гнусный компромат. Нужно уничтожить плёнки, — пони перебирала его вещи.

— Реклама, — сказала Луна.

— Что? — спросила Селестия, осматривая комнату.

— "Реклама. Смонтировано" — кобылка читала название бокса с плёнкой, который магически держал перед собой.

— Я это уничтожу, — Селестия приготовилась сжечь бокс магией.

— Стой, сестра. Я не верю... я должна убедиться, — Луна защищала находку.

— Ох, ну нельзя быть такой наивной! — истерла Пенни.

Луна извлекла плёнку из бокса и подключила катушку с ней небольшому портативному проектору Мэла. Батарейки сели и тот не включался, но магия решает многие вопросы... Селестия покрыла чернотой окна спальни, погрузив комнату во мрак. Проектор заработал, затрещали его механизмы и послышался низкокачественный звук и не менее "качественной" картинкой, на что только был способен простенький проектор.

На стене появилось изображение.

— Пять, четыре, три, два, один, — на экране мелькали цифры, сопровождаемый голосом.

В кадре появилась крупная физиономия Мэла.

— Привет мои маленькие пони. С вами я, Мэл Хаус и да, я снова приготовил вам сюрприз... настоящую сенсацию, в которой вы увидите то, что многие даже не мечтали узнать. Сегодня и именно сейчас я познакомлю вас с жизнью богинь, правящих Эквестрией. Добро пожаловать в королевскую жизнь крылатых сестёр, — жеребец пропал из кадра.

Далее пошёл видеоряд , состоящий из того, что наснимал жеребец:

*Принцесса Луна не такая как все, что далеко не секрет. Ну посмотрите на эти горы игрушек! Она буквально завалена ими! Принцесса, чей разум на уровне маленького ребёнка стоит у власти огромной страны. Разве это допустимо? Учитывая, что Луна однажды настолько провинилась из-за своего психического расстройство, что даже сестра послала её на луну! Принцесса до сих пор не в здравии и считает собственную сестру... мамой!*

— Селестия мне мамочка, — романтично вздохнула принцесса.

— Мамочка? — переспросил я.

— Да, — Луна неловко перебирала игрушки.

— И ты называешь её мамой? — спросил я.

— Да! Один раз Селестия вошла ко мне перед дневным сном и поцеловала в щёку. Тогда я сказала ей, мама. Разве это не нормально? — Луна отпустила игрушки.

*Как видите, бедняжка убеждена что Селестия ей мать. Разум маленькой девочки оказался слишком сильно повреждён, увы. Так же, она поддерживает мою работу и задумайтесь, не всплывали ли по ночам из ваших шкафов скелеты тайн? Чем же занимаются аликорн по ночам?*

— Принцесса Луна, просто из любопытства, если бы я пригласил вас разоблачить чью-либо жизнь, пускай даже какого-нибудь неприятного типа, вы бы согласились? — спросил я.

— Это справедливо, принцесса так должна поступать. И ты должен, — ответила аликорн. — Я бы с удовольствием разоблачила бы графа Мармонта Де Скаро. Мне он жутко не нравится, очень грубый и скрытный тип. Не люблю таких, — улыбалась Луна.

*Конечно этого мало для выводов, но уже есть о чём задуматься*

Пошла вставки и ролика с секретными журналами Луны и кадры как Луна лежала в необычной позе, храпела.

*Настоящая принцесса, что сказать. А как жё её сестра? Вы не обращали внимания, что она такая сдержанная... почему? Говорят, чем тише пони, тем страшнее её секреты*

Кадры из кабинета, показывающие содержимое шкафа принцессы. Плётки, костюмы...

*Видимо, у обеих принцесс не всё в порядке с психикой*

— Чудесные вещи. Уникальные, — вздохнула она. — Для кобылок. Удары плетью были слишком болезненны и оставляли шрамы. Когда их хлестала, то те с трудом такое переносили. Есть и более эффективные способы. Костюм... Извини, но это тебя не касается, — аликорн магически закрыла дверцу, от удара которой я невольно подпрыгнул.

— А вы кого-нибудь били плетью? — спросил я.

— Я горжусь этим, отхлестала одну синюю пони. Луну, конечно. Та сорванка сильно провинилась и я публично её наказала... не жестоко, не сильно, лишь в пример остальным. Понимаешь, иногда авторитет трудно удержать, — объяснила принцесса.

— И это всё только ради того, что бы наказывать вашу сестру? — голос за кадром.

— Оу, я ещё как люблю Луну, — косо улыбнулась Селестия.

*Вот вам и заботливая "мать" для Луны. О её наклонностях к садизму даже местные работяги дворца вполне красиво подтвердили*

— Вам нравится работать в здании? — спросил я.

— Ну не... Работать в нём настоящая каторга! Хозяйка совсем не следит за ним, запускает жутко! Лишь внешний вид поддерживает, а сама жадная до невозможности. Жалко даже денег на внутренний ремонт! Пока всё не начало сыпаться, мы бы так и не приехали. А как она с нами обращается... как с рабами! Извините, нам нужно работать, — рабочие пошли дальше.

Пошли кадры шкафа с плётками.

*Тайны принцесс оказались более мрачными, чем я предполагал. Вы всё ещё считаете их богами? Разве у "богов" могут быть такие ужасные пороки? И это лишь мала часть их жизни, в которую мне ужалось просочиться. Остальное вы и без меня поймёте и главное, задумайтесь. С вами был я, Мэл Хаус*

Луна в клочья разнесла проектор и магически сожгла плёнку.

— Как он мог! — истерила Луна.

— Не переживай, лучик мой, гад ответит за своё преступление, — успокаивала Селестия. — Ответит жизнью, — добавил она, борясь в невероятной нарастающей яростью.

— Где он!? — орала Луна, плача то ли от обиды предательства, то ли от злобы.

— Пять, четыре, три...

— Ты разве не уничтожила плёнку? — удивилась Селестия, услышав тот же киношный голос, шедший откуда-то с улицы.

— Я всё спалила, — синяя аликорн посмотрела на кучки пепла.

— Он сделал копию! Он всегда делает копии! — вступила Пении.

— ...два, один, — закончил голос.

Кобылки сломя голову бежали в сторону выхода на обзорную веранду, где транслировался фильм.

— Привет мои маленькие пони. С вами я, Мэл Хаус и да, я снова приготовил вам сюрприз... настоящую сенсацию, в которой вы увидите то, что многие даже не мечтали узнать. Сегодня и именно сейчас я познакомлю вас с жизнью богинь, правящих Эквестрией. Добро пожаловать в королевскую жизнь крылатых сестёр, — жеребец пропал из кадра.

Принцессы и Пенни выскочили на лоджию. На дворцовой площади собрался весь Кантерлот. Селестия хотела уничтожить проектор, но то, что она увидела, заставило её притормозить.

— Оу, вижу тебе кажется странным... игрушки. Их сестра мне подарила когда я вернулась из изгнания. Она так хотела поднять мне настроение, что просто... придумала это. Не правда ли забавно? — посмеялась Луна. — Я в детстве очень любила плюшки, тогда это был большой дефицит. Иногда, Селестия напоминает мне мамочку... ведёт себя как мамочка, — романтично вздохнула принцесса.

— Маму? — переспросил я.

— Да. Прозвучит не менее странно, чем игрушки которые ты видишь, но старшая сестра частично заменяет мне маму, по которой я сильно скучаю... — Луна неловко перебирала игрушки.

— И ты называешь её мамой? — спросил я.

— Да! Ой! Нет, конечно... один раз только! Хотя один раз Селестия вошла ко мне перед дневным сном и поцеловала в щёку. Тогда я сказала ей, мама, я так по тебе соскучилась. Глупо, да? Или это нормально? — Луна отпустила игрушки. — Прошу, удали потом запись, это очень сокровенное... Ты сделаешь это? — спросила Луна.

*Я так и не смог удалить это видело, хотя принцесса Луна меня просила в силу своей скромности. Но я считаю, что то что вы видели, не что иное как повод гордости за наших правителей, а такие вещи скрывать нельзя. Принцесса Селестия, будучи не только великой правительницей Эквестрии, но и доброй сестрой, проявила трогательную заботу над Луной, над младшей сестрёнкой, в которой просто любви не чаяла. Принцесса Луна такая же как мы: подвижная, эмоциональная, активная. Она получает от сестры то, что ей так необходимо — заботу и ласку. Это и есть настоящие сёстра! Это и есть семья!*

Так же, в фильм вошли кадры кабинета Селестии. Было показано то, как та заботится о прошлом, хранит редкие артефакты истории. Как глубока её речь относительно настоящего и будущего страны, как она желает счастья абсолютно всем и сказала те методы, которыми и творила это счастье. Было показано от "первого лица" как Луна играла с едой в столовой. Что она такая же кобылка как и другие, склонна к веселью и лёгким безобидным авантюрам, а Селестия с пониманием к этому относилось, ведь у неё тоже не каменное сердце. Рабочие были в восторге от работы во дворце! Кадры слуг, дворецких и местной элиты это подтвердили их улыбающимися мордашками с лестными отзывами об правлении сестёр. Их реплики сопровождались кадрами самых необычных, красивых мест дворца. Целого города, мира, из которого струился свет, создающий добро и гармонию в целой стране.

Как и обещал журналист, принцессы были показаны сразу как могущественный боги, мудрые правители и что такие же живые "пони", как и те, ради кого они живут. Кого оберегают и о ком заботятся.

*Эти несколько дней, проведённые с аликорнами оказались для меня самыми лучшими в жизни. Я счастлив что познакомился с ними, что узнал поближе и что сейчас вы видите их такими же глазами, как я. Я обещал вам сенсацию? Это и есть сенсация. Уникальные существа, на которых всем нам следует равняться. Те, кто безгранично любят нас и такого света, добра, что царит в их сердцах, я никогда в жизни не встречал. С вами был я, Мэл Хаус.*

Сначала появилась картинка, где аликорны стояли вместе и улыбаясь, смотрели прямо в камеру и и затем картинка плавно сменилась фотографией Мэла, который косо улыбался. Внизу была мелкая надпись ,едва различимая... но различимая для той, кому она предназначалась.

"Пенни, прости меня. И всё-таки твоя попка хороша, ещё та... округлая сенсация"

— Ох, Мэл, в этом весь ты, — через слёзы улыбнулась Пенни.

Толпа ликовала, была счастлива от фильма.

— Но первый фильм... почему он поставил не его, а это? — спросила Луна, вспоминая первоначальный монтаж.

— Потому что, ты в нём не ошиблась. Мы не ошиблись, — улыбалась Селестия.

***

Следов охотника за сенсациями в замке, да и в его окрестностях, не обнаружили. Постовые у выхода из города тоже не видели что бы он уходил. Мэл словно исчез, испарился в воздухе. Селестия бросила на его поиски гвардейские силы и ждала, что те смогут найти его. Не для того, что бы четвертовать или посадить в тюрьму. Аликорны простили его выходку в виде первого фильма. Хотели, что бы Мэл вернулся во дворец, стал придворным психологом и просто другом принцессе Луне. Никаких обид, лишь готовность принять его, ведь по сути, он ничего плохого не сделал, но всё равно почему-то ушёл. Но возможно ли найти такого безбашенного авантюриста? Захочет ли он в свою одинокую жизнь впустить тех, кто принимает его с добротой? Принцессы будут ждать и верить, что к ним вернётся тот, кто приятно взбодрил их рутинную жизнь и сделал то, что обещал — снял рекламу, скрытую его личным, добрым отношением к мудрым принцессам.

Комментарии (5)

0

округлая сенсация ... даааа

Muscat #1
0

Просто отличный фанфик! правда, немного наивный в плане уговоров принцесс — по мне, слишком быстро они сдались на провокацию Мэла. Но произведение достойно зелёного копыта. Я бы оценил его по десятибалльной шкале как 8 из 10.

MR-Kreker #2
0

мне очень понравился фанфик отличный не понимаю кому не понравилось лови зелен копыт

lord darkness #3
0

Рассказ довольно интересен. Хотя ошибки вроде "как я же она наивная" всё же присутствуют, пускай их и мало. Очень жалко Пенни. Не каждый день оказываешься в замке принцесс. Лови зелёную подкову.

Stragh #4
0

Коммент задержался но не опоздал :-) Мило!

Kronus #5
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...