Превратности Службы

Эта история о тех, для кого ночь давно стала старой подругой, о тех, чье призвание сохранять покой славной эквестрийской столицы и о тех, кто всегда оставляет на чай официантам в открытых поздней ночью трактирах. Короче говоря, о Ночной Страже. И о не самом обычном для Кентерлота дне, который выдался не таким уж и спокойным...

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Критическая ошибка

Подвешенные между мирами, пони с не своим характером и человек ведут диалоги на случайные темы.Это немного осложняется тем, что вокруг темнота, а им хочется есть...

Твайлайт Спаркл

Fallout Equestria: Gardener

Каждый день десятки пони погибают на Пустоши. Но для одного пони смерть означает не конец, но начало новой жизни. И этот рассказ поведает вам именно о нём – Садовнике, что пытается возродить Пустошь.

Другие пони

Завод Поиска Судьбы

Однажды в Понивилле строят завод, который помогает найти кьютимарку...

Эплблум Скуталу Свити Белл

Fallout: Equestria - Проект Созвездие

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии... ...Наступило время, когда идеалы дружбы уступили место зависти, эгоизму, паранойе, войне. Весь мир сгорел в жар-пламеном огне, города превратились в разрушенные памятники былого величия, а Эквестрия на много лет потеряла солнечный свет, превратившись в безжизненную, лишённую надежд Пустошь. Но забытые тайны могут стать угрозой для тех немногих, кто пережил апокалипсис. Единорожке, не помнящей своё прошлое, вместе со своей разношерстной компанией придётся углубиться в самые недра корпорации Альфамейр, спасти мир от страшной катастрофы, не потерять себя на этом пути и сделать правильный выбор...

ОС - пони

Позови меня с собой, художник, что рисует дождь

Мелодрама про кобылку из большого города, выражающую свои переживания в стихотворной форме.

ОС - пони

My little serious pony

История о том как две легенды компьютерных игр Крутой Сэм и Дюк Нюкем попали в Эквестрию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Один из семидесяти

У Лайтнинг Болт есть одна тайна: её едва ли можно назвать обычной кобылой. Но опять же - её нельзя назвать и жеребцом. И с помощью своих новых друзей из Понивилля она, возможно, сумеет преодолеть свою нервозность и, может быть, даже расслабиться и не запираться от других. Хотя бы немного.

Рэйнбоу Дэш Дерпи Хувз Другие пони

Pain

Боль, моральная и физическая. Как с ней справиться, если выбора нет, а шанс на хэппиэнд можно вообще забыть?

Флаттершай ОС - пони

Дорога мне

Твайлайт давит в себе эгоистичное желание оставить Темпест рядом. Понимает, что та слишком любит свободу. Темпест понимает, что, возможно, есть нечто важнее свободы.

Твайлайт Спаркл Темпест Шэдоу

S03E05
Часть 9. Сестры, золотая клетка и призыв. Глава 11. Поезд, Кантерлот и снова принцессы.

Часть 10. Долгая дорога, пропажа и возвращение.

На привал аликорн и демоница устроились только ближе к ночи, когда Луна только-только начала поднимать ночное светило. Ван не хотел останавливаться в ближайших к Кантерлоту городках. Наверняка его поиски начнутся с опросов владельцев гостиниц да трактиров. Припасов, что прихватил пепельногривый, должно хватить на несколько дней пути. Если кое-кто не окажется слишком прожорлив.

— Вкуснятина! — в который уже раз прокомментировала Азмидея, пытаясь добраться до сумок с едой. — Здесь у вас, наверху, столько интересного! И вкусного! А у нас из еды только другие демоны. Да и то, увлекающихся поеданием друг друга никто не любит.

Пламеногривая надеялась, что ей удастся разговорами отвлечь внимание Вана от сумки, но аликорн всё равно пристально следил за припасами. Азмидея и так съела двойную порцию припасов.

— Если съешь все сейчас, то на потом не останется. — пытался воззвать Ван к голосу разума демоницы. Зря.

— Потом меня не волнует! Дай сюда этот сверток с вкусняшками! — поняв, что хитростью ей ничего не добиться, Азмидея перешла в наступление, неожиданно прыгнув к Вану и вцепившись зубами в сумку.

Но и черный пони не собирался просто так отдавать все припасы. Своими действиями демоница не нарушала ни один из пунктов договора. Ведь он обещал о ней заботится. О чем, сквозь сжатые зубы, она и напомнила. Ван удерживал сумку за ремень с другой стороны телекинезом. У Азмидеи вновь загорелись копыта. Похоже, это было побочным эффектом того, что и она решила добавить в “сражение” за припасы свою магию. Резкий рывок со стороны фиолетовой кобылы был настолько неожиданным, что аликорн выпустил сумку из захвата. Полученным преимуществом она воспользовалась на все сто. Почувствовав, что Ван больше не удерживает ее добычу, демоница с места рванула в небо, оставив в воздухе за собой быстро гаснущий огненный след. Поймать ее телекинезом за хвост аликорн уже не успел.

Вернулась Азмидея лишь спустя минут десять, куда более довольная чем до этого. Устроившись почти в плотную костру, демоница сонно зевнула. Ван заметил, что огонь даже не подпалил ее шерстки.

— Вот так бы сразу. — сытым голосом произнесла рыжая нахалка. — Запомни хорошенько, Ван. Если я чего-то хочу, то должна это получить.

— Разбежалась. — фыркнул аликорн. Но этот раунд, в смысле это сражение за сумку с едой, остался за ней.

 — Кстати, о сумке. Её ты тоже съела?

— Зачем? Она не вкусная. Выкинула её. — отмахнулась от Вана фиолетовая.

— Грррр.... — устало зарычал вороной пони. Он уже начинал жалеть о том, что связался с этим демоном. Но Тия была права, когда говорила, что он одинок. Как же принцесса дня была права. Ван слишком долго был один в камне (вороной поежился от одного воспоминания об этом), и теперь просто не мог путешествовать в одиночестве. Аликорн теперь даже почти не жалел о том, что его обманули на лесопилке. Ведь там он получил нечто гораздо более важное: общение. Впрочем, обмана забывать он тоже не собирался. Как и жестоко мстить. А вот заставить ответить по справедливости ему казалось правильной идеей. Но сейчас не до этого. Нужно в начале найти Аль-Азиф. Хотя... стоп, в начале нужно найти выкинутую беззаботным демоном сумку.

Подсвечивая землю перед собой рогом, Ван отправился на поиски. Лишь спустя час, усталый и раздраженный, он вернулся к лагерю. Сумка нашлась висящей на дереве. Азмидея уже уснула и Ван решил отложить разборки до утра. Погасив костер он устроился под деревом и вскоре уснул.

Утро выдалось куда более приятным, чем вечер. Демоница, все еще сонная, без особых возмущений потопала за вороным, когда аликорн объявил о том, что пора в путь.

Первый городок на пути Ван решил обойти стороной. Нет, конечно, не помешало бы закупить припасов, у Вана во второй сумке даже было кое-что на продажу, но... Во-первых, он не хотел мелькать в ближайших к Кантерлоту городках. Даже не смотря на то, что он вновь прятал крылья под плащом, в котором Азмидея и улетала из замка сестер, его рост и расцветка делали “единорога” довольно приметным. Во-вторых же... Хе-хе, Ван хотел показать Азмидее, что из-за ее вчерашних выкрутасов еды на этот день нет. И не будет. И, если черный пони был согласен пару дней продержаться на травяной диете, то демоница траву есть сразу же отказалась, заявив, что она этим не питается. Чтож, это ее проблемы.

Пейзаж сменялся неторопливо. Холмы, которыми изобиловали окрестности Кантерлота, постепенно сменялись равниной. Ухоженные леса сменялись цветастыми полями, а те возделанными фермерами землями. Дорога пахла каким-то неизвестными пепельногриворму дикими цветами и пылью. Пеших путников оказалось не так уж и много. Большинство пони предпочитали поезда или маршрутные кареты. Это было куда комфортнее, чем идти пешком. Заметив пыль от карет у горизонта, Ван и Азмидея сходили с дороги. Не то, что бы они все еще боялись погони, но аликорн предпочитал перестраховаться. Из Кантерлота берут свое начало четыре железнодорожные ветки и куда больше обычных дорог. Это если не учитывать рейсы дирижаблей и повозок пегасов. Отследить это все просто нереально. А с каждым пройденным шагом Ван все увеличивал площадь поисков. Он не сомневался в том, что Луна примет его прямой вызов. Ха! Принцесса ночи, не смотря на всю свою внешнюю холодность, была очень эмоциональной пони.

Азмидея же... Сейчас она вела себя почти как жеребенок, расспрашивая обо всем, что видела. Это же ее первый выход во внешний мир, и, судя по всему, она не очень ладила со сородичами, что бы узнать о поверхности побольше. Она расспрашивала Вана обо всем, что видела. Хех, теперь аликорн на себе почувствовал, каково быть учителем пони (назовем её так для удобства), которая ровным счетом ничего не знает об окружающем её мире. Забавно, Ван сам недавно был таким же. Но вороной ни на секунду не забывал, что имеет дело с демоном, которому абсолютно чужды моральные принципы. Сожрать сородича? Да без проблем, хоть это и не приветствуется. Взять что-то понравившееся силой? Разумеется! Ведь если ты сильнее — значит, ты прав. Для избежания подобного и составлялся договор.

Так и продолжалось путешествие. Живое любопытство демоницы порой резко сменялись капризами или спорами. Азмидея не собиралась мириться со своей ролью “помощницы” и постоянно доставала аликорна, пытаясь доказать, что она сильнее его. Вана же это забавляло. В прямом столкновении, даже не смотря на полет и те усиления, которые демоница создавала с помощью огненных копыт, Ван все равно мог ее одолеть. Тот момент в подвале, когда он просто держал Азмидею на весу, показал, что демоница может использовать только возможности своего тела. Никаких огненных шаров и прочей демонической магии.

К сожалению Вана, Азмидея не солгала, когда сказала, что не будет жалеть о съеденном. Демоница жила одним днем, поэтому не сокрушалась о том, что случилось вчера. Она хоть и изредка ворчала, но все равно с неожиданной стойкостью переносила вынужденную голодовку. Урока демоница не получила, а аликорн, вынужденно пересевший на травяную диету, уже пожалел о своей “мести”.

Проведя еще одну ночь под кустом, Ван решил, что с него хватит. Да и демоница стала принюхиваться к Эквестрийским зверюшкам с подозрительным интересом. Похоже, суточное голодание пробудило в ней какие-то охотничьи инстинкты. Этим же утром огненно-рыжая бетпони и высокий единорог в плаще уже не избегали чужих взглядов. Добравшись до ближайшего по пути города, Ван продал всё, что лежало у него во второй сумке, и купил провизии, клятвенно пообещав себе, что этим вечером не позволит демонице съесть все.

— Значит, вы платите друг другу металлом? — спросила Азмидея, уплетая купленный ей пирог. Ван, не дожидаясь весьма вероятного скандала с оголодавшей за прошлый день рыжей бестией, первым делом купил ей яблочный пирог. — По мне, так знания куда ценнее. Они позволяют стать сильнее. Это понимает даже самый тупой из моих сородичей.

Ван попытался объяснить удобство денежной системы, но демоница отмахнулась от него хвостом, предпочитая остаться при своем мнение. Как она уже успела убедиться, в верхнем мире хватает бесполезных знаний, не приносящих силы.

— Все демоны собирают знания. — нравоучительным тоном начала темно-фиолетовая. — Это не только позволят бороться с ужасной скукой, но и дает силу. Однажды некоторые из нас, благодаря полученным знаниям, становятся настолько сильны, что строят себе замок и объявляют себя лордами. Прямо как вы, аликорны. Я стану одной из них. — в голосе демоницы не прозвучало и тени сомнения. — Так ответь мне, аликорн. Для чего нужно это ваше золото? Из него не построить стен, оно не может работать.

— Золото служит универсальным... эээ... универсальной системой меры ценности... — пытаясь подобрать правильные слова, начал Ван. Порою он забывал, насколько чужд Азмидее мир Эквестрии. С третьей попытки демоница уловила суть идеи денег, но все равно предпочла остаться при своем мнение.

Так, за обучением Азмидеи и постоянными вечерними драками из-за еды, прошел весь путь до городка, у которого Ван потерял Аль-Азиф. За это время не произошло ничего интересно. Парочку не догнала погоня, на них не напали разбойники, и даже демоны не прорывались из Тартара у охотника на нечисть прямо под его носом. В общем, рассказывать совершенно не о чем.

Солнце уже перевалило за полдень, когда Ван с Азмидеей достигли пункта назначения. Не осталось никаких следов разгула бесов. Местные пони с улыбкой кивали незнакомцам, продолжая заниматься своими делами. Первым делом вороной добрался до своей лесной стоянки, но не нашел и следа своих вещей. Лишь почти заросший травой след от кострища. Может, кто-нибудь из местных жителей наткнулся на стоянку и забрал бесхозные вещи?

Шуршание палой листве не насторожила пепельногривого. Да, в Эквестрии водились змеи, но никакого вреда пони они не приносили. Поэтому цепь, почти мгновенно обвившая его правую переднюю ногу, была настолько неожиданной, что Ван испуганно воскликнул. Похоже, Аль-Азиф оказалась на свободе. И это было очень, очень плохо.

Городской мэр был на месте. Его стол все так же был завален горами не разобранных бумаг, но сам пони пребывал в куда лучшем настроение, чем при прошлой встрече. Здесь было чуть душно, не смотря на открытое окно, и отчего-то пахло мышами. Азмидея тоже стояла в кабинете со скучающим выражением морды. Ван настоял на том, что бы она не вмешивалась в разговор, и теперь ей не оставалось ничего, кроме как рассматривать скупую обстановку кабинета да считать мух. Не смотря на договор, начинающий охотник на нечисть опасался оставлять демона без присмотра.

— О! Бел Ван Сапка, если я не ошибаюсь. — пегас с некоторым трудом припомнил имя вороного. — Жаль, что вы не вернулись в город после того, как те кобылки вас обошли.

Ван хотел было спросить, что за кобылки, но вовремя замолк. Пусть пегас сам все расскажет.

— Они говорили, что изгнали самого настоящего демона, но, похоже, они просто набивали себе цену. — продолжил мэр, блаженно вытягиваясь в кресле. Он ненавидел бумажную волокиту и черный единорог был прекрасным поводом отвлечься от нее. — Хотя та книга устроила не меньший бардак, чем бесы.

— Книга?! — не удержался аликорн. — Случаем не довольно массивный том, темно красного цвета, оббитый по краям металлом?

— Так вы тоже знаете эту гадость? — с удивлением спросил пегас. — Я так и не понял, то ли эта книга принадлежала демону, то ли сбежала от той единорожки, но пока эта троица ловила свое имущество, они перевернули кверху дном весь город!

Так, осторожными расспросами, черный пони выяснил, что в тот роковой день, когда он взялся за поимку бесов, в мэрию пришла еще одна группа охотников. Зато теперь он знал, кто именно доделал за него его же работу. Закрыл трещину. И забрал его вещи. И освободил Аль-Азиф. По словам пегаса, троица в итоге поймала книгу и, получив плату за бесов, уехала. Куда они поехали он не знал, помнил лишь то, что они собирались отвезти опасный том кому-то из родственников единорожки. Записав имена троицы, Ван поблагодарил мэра за помощь и покинул кабинет.

— Ну и куда теперь? — заинтересовано спросила демоница. — Походу, эта троица и забрала все твои вещи.

— У меня есть имя единорожки. Нужно найти информацию о ее родственниках и узнать, кто из них мог бы попытаться “работать” с книгой. — слово работать Ван произнес с немалой долей сомнения.

— Ты вроде рассказывал, что у тебя есть знакомые в Филидельфийской страже. Мы пойдем туда? — спросила демоница желающая увидеть по-настоящему большой город.

— Нет. Там меня может поджидать Луна или кто-то из её пони. — это была лишь одна из причин, по которой он не хотел появляться в Филидельфии. Второй же причиной был страх перед сущностью, обитающей в библиотеке. Он не хотел объяснять ей, как потерял Аль-Азиф. Оставалась только одна мысль.

— Мы возвращаемся в Кантерлот.