Five nights at Pinky's 2

Совет: Никогда не устраивайтесь, пони, на работу к Пинки Пай. Особенно, если предстоит работать под одной крышей с кучей злобных аниматроников.

По ту сторону сюжета

Фанфик, расширяющий события десятой серии первого сезона (Swarm of the Century), куда по воле случая попали космодесантники.Пострадали только параспрайты.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Стража Дворца

Заботливая королева

Мой первый и последний опыт в РПВП

Принцесса Селестия Кризалис

Ночь с мамой

Зарисовочка на тему ночной прогулки Слоу с мамой и ничего больше. Смысла нет, даже не ищите его тут, как и какой-бы то ни было морали. Просто текст:)

My Little Mass Effect

Данный рассказ потихоньку переноситься с блогов сюда. Не то что у меня какая нибудь мания я просто пишу ради самого процесса. Кидайте тапки на здоровье. Рассказ всё ещё в процессе написания и мне не хватает цензорского участия кто хочет помочь милости прошу.Итак что есть Божество? Принцессы много могут вам рассказать о этом а Шепард вам это подтвердит. "Одну минуту Шепард"? Наверняка удивитесь вы. "Он же умер при любом раскладе".А вот тут автор пошёл из предположения что он "не совсем умер". Что это значит вы узнаете из этого фанфика.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Дружба - это жизнь

Пони собирают небольшую группу для изучения иных миров. Но по волею случая они попадают в мир, где уже около десяти лет идет война. Смогут ли пони вернуться домой? И как они расстанутся с новым другом, которого они приобрели за время путешествия?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Зекора Другие пони

"Эрмитаж"

Старая, как фандом, история о попаданце. Тип он довольно неприятный и депрессивный. Пони пытаются перевоспитать его с помощью Магии Дружбы, а он уверен, что дружба - это форма паразитизма, временное сосуществование эгоистичных индивидов.

Флаттершай Спайк Энджел Человеки

Fallout Equestria: Один на миллион: Вот идёт грифон

Продолжение «Понимании». Редхарт, попавший в иной мир, начинает осваиваться и пытаться выжить в незнакомой обстановке. Что ему доведётся пережить? Как знать. Сможет ли он завести друзей в этом неблагоприятном для дружбы мире? Сможет ли он вернуться домой? Ответы даст время, ну и, разумеется, ваш покорный слуга.

ОС - пони

Одиночество принцессы

Странные происшествия в Понивилле лучшие подруги покидают принцессу, верный помощник пропадает. Принцессу дружбы проследует та которой не должно быть. Разберется ли Твайлай Спаркл с этой проблемой, или ей один путь светить - путь во тьму.

Твайлайт Спаркл Другие пони Найтмэр Мун Король Сомбра

Ночь страха

Небольшая зарисовка событий предшествующих событиям эпизода Luna Eclipsed (2-й сезон 4 серия)

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: aJVL
В гостях хорошо. На высоте.

Пасторальные беседы.

«Почти» обычно не считается.

https://www.youtube.com/watch?v=37gZjFrFRaw

-…хотя я конечно же нисколько не сомневаюсь в вашей мудрости и дальновидности, — завершил юноша свою скажем честно не слишком-то подходящую по тону претензию спасительной формулировкой.

Конь не ответил, продолжая всё так же молча и сосредоточенно ощупывать указанную несчастным (впрочем, теперь уже как посмотреть) демоном лучевую кость на титанической задней лапе. Причем судя по скачкообразно увеличивающейся скорости и всё более заостряющимся клыкам – не находя искомого.

— Долго еще? – сварливо поинтересовалась в прямом смысле слова удерживаемая на коротком поводке «вешалка». – Знаете, если таки развязать единственному из присутствующих профессиональному рыцарю столба глаза…

Понт резко дернул хвостом и «сотрудница» тут же замолчала – с шипастым и наверняка не простым ошейником не шибко-то поспоришь.

Соверен в любом случае знает лучше.

Вассал горько вздохнул – сколько уже раз ему пришлось повторить сию фразу про себя только за последний час? Семнадцать? И ведь всё равно…

Соверен в любом случае знает лучше.

Скорей уж двадцать.

Дабы как-то отвлечься от бессмысленных и опасных для его верности подсчетов и размышлений, оруженосец припомнил неслабо так заинтересовавшие природное любопытство бывшего студента слова их гостеприимного поневоле хозяине, сказанные прямо перед «расставанием».

«Ни в коем случае не думать о сепульках» — последовавшие до, во время и немного после ругательства за ненужностью опущены.

И почему ему только не хватило духу тогда поинтересоваться, что же такое эти «сепульки»? Ведь ровным же счетом ничего в голове не отзывается. А теперь-то и спросить не у кого...

В поисках ответа на очередную великую тайну бытия парень полез в свой прежде ни разу полностью не обманувший ожиданий кладезь сакральных знаний – однако «Путеводитель», хоть и имея в указателе искомое понятие (в разделе «чуждое»), не смог просветить юношу на его счет: найденная статья содержала в себе исключительно само название и краткое указание на использование оного предмета (или явления) в важных общественных мероприятиях «сепуления». Поиск последних привел к еще более огорчительному и неожиданно подобному первому результату – а именно к уже известной информации о культурной значимости события и упоминании о свершении оного в «сепулькариях». И надо ли говорить, что сгустившиеся в чреве бывшего школяра перед следованием за новой ссылкой нехорошие предчувствия не только подтвердились, но еще и оказались чересчур оптимистичными.

— Мэрдэ! – не сдержался бывший школяр при виде замкнувшегося круга. Растравленное мнимой близостью к вожделенной Истине любопытство взвыло и за неимением хоть какого-то кусочка информации вцепилось в плоть несчастного носителя.

Мучимый жаждой постижения мира рыцарь огляделся: Понт всё еще тычется в кость, причем с выражением настолько свирепым и неудовлетворенным, что в подобный момент только пресыщенный жизнью рискнул бы побеспокоить коня-людоеда. В то время как единственная в их компании дама напротив выглядела откровенно заскучавшей и за отсутствием лучшего занятия пыталась оживленной мимикой и аккуратным шевелением ослабить скрывавшую ей обзор повязку заодно с веревками.

— Простите, — зашептал ей на ухо бочком передвинувшийся к вероятной спасительнице от постыдного невежества подмастерье. – Вы не подскажите сему недостойному искателю просвещения значение слова «сепульки» — видите ли…

— ЧТО?! – внезапно одним прыжком развернулся к нему взбешенный соверен, в следующее же мгновение заговорив с опасной лаской в голосе. – Я надеюсь мой маленький Бестолочь не думал о них всё то время, которое его повелитель убил на попытки активации запираемого мыслями о них квартала?

— Эгм…ааа…- едва не упал отшатнувшийся в страхе парень. – Нет! Слово чести! Мне даже неизвестно…

— Знаешь, что происходит с мешающими Зубастой Тени? – преобразившемуся оскалу жеребца позавидовал бы и лев, а уж о светящейся в единственном глазу жажде убиения косматый владыка зверей не мог и мечтать.

Перед внутреннем взором всё же свалившегося наземь (дурацкие камни!) былого студента понеслись ужасающие образы весьма непродолжительной грядущей жизни, наперегонки с коими устремились воспоминания о прошедшем…вот только лягнувшее в следующую минуту по неприметному бугорку на кости копыто и с тканевым треском раскрывшийся перед ними синий водоворот резко перетащили внимание оруженосца в другую плоскость, тем самым не дав воображению и памяти дойти до самого интересного.

— Не тормози, — рванули задумавшегося не вовремя ученика вверх. – Мне и одного якобы ожившего предмета интерьера много – не хватало еще и ходячую неприятность в Светлое Будущее силком тащить.

Пинком посланного в таинственный пространственный разрыв парня продрало лютым холодом – и он вдруг оказался не посреди пустыни рядом с титаническими костями, а не обочине обычнейшего выложенного булыжниками тракта, петляющего по пасторальным зеленым полям и холмам, над которыми на некотором отдалении возвышались мрачному вида черный горный хребет, не обладающий впрочем особой высотой.

— Это портал, — раздраженно рявкнул вышедший следом великий бандит в ответ на вопрошающий взгляд ошарашенного подчиненного. – Через них знаешь ли и по мирам ходят.

— То есть, мы уже…

— Нет, всё еще на Внешних Землях, — ангел смерти с хыканьем выдернул из начавшего потихоньку уменьшаться эллипса не проявлявшую особого желания сотрудничать «вешалку», по дороге сбив замешкавшегося собеседника с ног. – У меня тут в любом случае еще дела есть.

— Какие? – поспешил убраться с пути владыки верный вассал.

— Важные, естественно! – не вовремя обернувшийся на чего-то пробормотавшую спутницу конь-людоед таки споткнулся о подчиненного и растянулся на земле, увлекая за собой и тащимый груз.

В общем, куча-мала вышла веселой и насыщенной, причем к моменту окончания безобразия единственная дама успела десяток раз «случайно» со всей силы заехать кавалерам по ребрам (и не только), а заодно непринужденно избавиться от повязки и ошейника, коих былой студент внезапно обнаружил надетыми на себя. Вопреки ожиданиям, великий бандит не стал описывать ей все глубины своего негодования, ограничившись только долгим-предолгим вглядыванием в подчеркнуто-невинные карие глаза изображающей из себя пай-девочку со сложенными за спиной руками (полу)эльфийку, после чего с тяжелым вздохом развернулся к стоящему на полусогнутых вассалу:

— Дойдем вон до того пригорка, — копыто указало на находящийся за спиной подмастерья поросший по-весеннему зеленой травой и с одной стороны будто отрубленный холмик, — и остановимся на рекогносцировку. До тех пор, пожалуйста, помолчи. Дай насладиться видами, — ангел смерти дернул за поводок и колючий обруч распался на две мирно упавшие на землю половинки, — и пригляди за остроухой.

Дама скорчила насмешливую мину:

 — Да уж, пригляди – а то украдут еще…- лучница пафосно надела на голову Шлем Единорога.

На последовавшие затем жалобы оруженосца по поводу экспроприированного в суматохе имущества владыка ответил кратких рыком «не маленький — разберешься», а максимально вежливые и тактичные попытки изъять оное самостоятельно привели к потере еще и кольца с пустым кошельком, в обмен на которые потенциальный дворянин обрел немного подогретого задиристым смехом высококачественного стыда и ценный опыт, коий впрочем не спешил повторять до самого пункта назначения. Там он лишился еще и непонятно как стянутого с шеи колкого ожерелья заодно с уже успевшей забыться и завалиться за подкладку розовой статуэткой.

-
— Теперь, после обретения через медитацию и единение с природой некоторого количества внутреннего покоя, — где-то спустя полчаса здорового храпа начал подобно ленивой кошке растянувшийся на траве ангел смерти, — я готов вернуться к своему обычному состоянию ходячей энциклопедии по планам для чайников.

Старательно изыскивавший всё это время пути к закреплению своих неожиданно легко «соскальзывающих» сокровищ парень с готовностью развернулся к повелителю.

— Помнится одним из первых пунктов в данной посреди кратера отповеди был вопрос, почему Зубастая Тень вела себя столь неласково с любезно принявшем нас хозяином? – отдыхающий великий бандит дождался осторожного кивка и продолжил. – Ну, помимо его существования как омерзительного, по сути являвшегося насмешкой и издевательством над по идее долженствующим вести нас в Светлое Будущее Порядком, демона-обманщика и ловца душ, только лишь по принуждению вставшему на верный путь, да и то перед тем за века беспорочной службы наделавшего зла на тысячелетия вперед…

Соверен с довольной улыбкой потянулся и подмигнул слушателю.

-...каковое обстоятельство, разумеется есть ничтожная, не заслуживающая упоминания мелочь — хочу указать на тот вроде бы очевидный любому факт, что у всеми любимого Мистера Понта банальная ломка, — тон из вальяжного стал почти мученическим. — Впервые за хрен знает, — нога дернулась, однако в итоге осталась на земле, – сколько лет на говорящем сие не лежит ни бремя ответственности за когда-то лишившего меня глаза и спутницы крылатого монстра, — копыто поднялось к кажется только еще более распухшему за прошедшее время веку. — Ни гигантская, постоянно сражающаяся сама с собой организация бандитов и убийц, внезапно вопреки всему трудящихся ради Высшего Блага для кучки недостойных его отбросов. Никакого долбанного Города или мира, нуждающегося во спасении, покарании, и том и том, а скорее даже во втором через первое…

Речь прервалась нездоровым смехом, после которого неожиданно напрягшийся как струна зверь одним прыжком встал на ноги:

— Я наконец-то свободен! – странный, радостно-горестный крик покатился по окружающей их холмистой равнине. — Пусть не по-настоящему, временно, по сути лишь в отпуске – но и это благословение, коего мои потроха не видели уже чуть ли не декаду. В кои-то веки Убийце Надежды можно повести себя не соответственно своему высокому званию представителя единственной подлинно разумной расы Мультивселенной, а подобно более типичным ее обитателям, – пламенное око закрылось и жеребец с мечтательным видом и придыханием прошептал, — то бишь добравшись до первого же относительно цивилизованного места нажраться в хлам, изнасиловать нечто хотя бы отдаленно напоминающее самку, подраться со случайным прохожим и заснуть в пьяном угаре посреди лужи собственных испражнений. Может даже чего-нибудь слегка поджечь – неужели это так много?

Выпавший в осадок от совершенно не характерных для построенного внутри морально-аксиологического облика сюзерена слов юноша вздрогнул и уставился на направившего к нему в обличающем жесте копыто коня. Прокрутил последнюю, уже с трудом воспринятую часть выступления. Оценил варианты и, мысленно перекрестившись, покачал головой.

— То-то же! — торжествующе оскалился ангел смерти. – Поэтому сим мы в ближайшее же время и займемся. Где моя мебель?

— Пока не вернулась, — четко отрапортовал рыцарь, отработанным движением выбрасывая из сознания недостойные и не несущие с собой ничего доброго образы.

— Побрякушки при тебе? – цепко впился в него оранжевый взгляд.

— Так точно, — продемонстрировал парень в большинстве своем кое-как закрепленные на теле подарки.

— Отлично – ждем еще полчаса и сваливаем, — конь как подкошенный упал обратно на траву. – Чего ты там еще возбухал?

Юноша благоразумно помолчал – по большей части из стыда за допущенный тогда не очень-то вежливый тон и нежелание порчи отношений с владыкой. И частично из опасения снова узнать о нем нечто не слишком…благолепное, скажем так. Но в полном соответствии с законом подлости, на сей раз Зубастая Тень вспомнила всё сама:

— Ах да, про колечко. Тут дело на самом деле довольно хитрое: проступающие при нагреве буквы и невидимость – лишь ничтожно малая часть способностей данного великого артефакта, к великому сожалению всех прогрессивных планов, имеющего четко предустановленную неправильную нравственную позицию, кою кстати он постоянно пытается навязать всем близнаходящимся. В общем, типичный миссионер. Не знаю уж, какая у этой хреновины история, – жеребец поморщился. — Меня банально попросили по дружбе присмотреть за ней вследствие высокой сопротивляемости к мозголомству и наличию качественной защитной аппаратуры. Однако нынче таскать с собой сей выкидыш главмозга Мистеру Понту никак не к спеху – и тут на сцену выкатывается некто Фьюл…

Многозначительное движение бровями и призывающий к комментариям жест.

— Это ведь хорошо? – спустя несколько минут мучительных раздумий высказался не нашедший отзыва получше подмастерье.

— Ну разумеется! – с опасной вспышкой радости подрыгала ногами валяющаяся на травке говорящая лошадь. – Подарить могучую, способную якобы крошить горы и одним плевком покорять разумы игрушку и без того пышущему злобой извергу в состоянии перманентного раздражения – что может быть лучше? – он немного повозился на своей подстилке. С тоской глянул на окружающую их зелень. Облизнулся. Замотал головой и с некоторой грустью продолжил. – Идея реально неплохая: удалось найти удачного носителя для неприятной обузы – гражданин Раздвоенный Язык коррумпирующим влияниям кольца неподвластен, ибо так и так всей душей жаждет причинять ближним боль и унижение, но при этом перейти от мыслей к делу ему мешает наложенное самой его законопослушной природой ограничение – то есть, данное мной некогда по глупости слово вполне себе соблюдено, — удовлетворенное фырканье и неожиданно серьезные нотки. — Да и к тому же скажем честно: надо быть редкой свиньей или того хуже – человеком, чтобы после всех оказанных им пусть и не по своей воле услуг как-то единорога не отблагодарить. Теперь у него хоть будет шанс банально спрятаться как от охочих до чешуйчатой шкурки родственников, так и от случайно забредших в черепушку нуждающихся.

— То есть, вы всё-таки оказали ему жест милосердия? – постарался прояснить ситуацию потерявший нить ученик. – Кольцо не сожжет его, не вывернет наизнанку, не распылит?

— Нет, — с легким раздражением отозвался отвернувшийся от него великий бандит. – Я ж не какой-нибудь гомос антропос.

— А зачем тогда обняли? – жадно пошел дальше решивший проигнорировать намек юноша.

— Чтоб жизнь ему медом не казалась, естественно, — буркнул конь-людоед. – Да и к тому же всем известно: пони обожают обнимашки. А также целовашки, плоточпоканья, мордотычканья и прочие разновидности немыслимого для бескопытных существ дикого разврата.

Следующие несколько минут прошли в молчании – рыцарь мужественно вступил в схватку с в прямом смысле слова неприлично любопытной частью собственной личности, требовавшей запросить у соверена деталей этого самого «немыслимого». Слава Духу и ангелам, победителем из сего тяжкого противостояния вышла нравственность – в немалой степени благодаря тому, что оппонента удалось банально подкупить:

— Скажите, а теперь, в отсутствии вокруг нас посторонних, можно ли вашему покорному слуге задать касающиеся непосредственно вас вопросы?

— Рискни, — отозвался лежащий спиной к нему монстр. – В конце концов, ты-то живешь один раз.

— Как раз об этом я и хотел поговорить! — с энтузиазмом воскликнул воспринявший столь удачное начало беседы за Божий знак подмастерье и в связи с сим обстоятельством, увы, слегка подрастерял вежество, ляпнув – Вы правда бессмертный?

Видимо не ожидавший подобного великий бандит вздрогнул и закашлялся, после чего неспешно поднялся на ноги и долго смотрел на подчиненного с каким-то очень нехорошим, задумчиво-жалостливом видом:

— Вот умеют же некоторые испортить настроение, — наконец отворил владыка уста, когда спросивший уже раскаялся в своем опрометчивом поступке. – Нет, ну действительно: почему тебе обязательно нужно знать…- лицо под алой маской горгульи поморщилось. – А, не важно. Прежде чем ответить, позволь попросить моего маленького человечка сделать для меня одну вещь…

— Чего не пожелаете! – с готовностью уцепился за возможность исправить оплошность верный вассал.

— Во-первых: помолчи, — снова скривилась Зубастая Тень и заговорила с постпенно повышающимся градусом торжественности. – А во-вторых, попробуй вообразить себе сущность настолько свободную в средствах, что обратить во прах горы и создать на их месте полные жизни океаны для нее дело нескольких секунд. Разум, простирающийся на тысячи, а то и миллионы миров, не знающий ни границ, ни смерти, ни нужд, ни мечтаний. Личность неумирающую, чуть ли не вездесущую, могущественную, великую в мудрости, проникающую в тайны и времена и всегда наблюдающую. Силу, не имеющую потребности в вере или почитателях — во всяком случае, не проявляющую особо стремления к их увеличению – и намного превосходящую любое божество планов, кроме, быть может, одного лишь Ао, — драматическая пауза. – Есть?

— Кажется да, — чуть неуверенно отозвался для улучшения работы мозга прикрывший веки парень, застывший в своих суждениях где-то между самим Логосом и архангелом Михаилом.

— Молодец, — конь набрал воздуха в грудь и вдруг заговорил с прямо-таки удивительной по накалу смесью зависти, злобы, обиды, презрения и ярости. – А теперь представь себе, что единственное, о чем проклятое яйцо заботится – это развлечения! – вышедший из властелина поток буквально пах непреодолимой ненавистью. – Столько времени, гигантские затраты, такая МОЩЬ – и всё ради каких-то СКАЗОК!

Голос внезапно сломался и рухнул в невоспроизводимое рычание – распахнувший глаза ученик обнаружил перед собой клубящееся облако тьмы в центре которого пылал маленький оранжевый ад. Ноги дошли до правильного вывода быстрее разума – и только благодаря им рыцарь успел осуществить стратегическое отступление с холма до того, как сюзерен взорвался. Причем в прямом смысле слова: от последовавшего меньше чем через минуту взрыва земля затряслась и по пояс завалила спрятавшегося юношу небольшим оползнем, грохотом ему заложило уши, а пронесшаяся над головой волна мрака еще наверное секунд двадцать обезображивала небеса пока не скрылась за тучей.

Милый зеленый холмик превратился в уютный черный кратер, посередине которого корчился стремительно теряющий куски тени ангел смерти. Впрочем, к тому моменту, как также чувствующий себя откровенно неважно оруженосец таки сумел выкопаться и скатиться к повелителю, тот уже успел утихомириться и только с щемящей душу тоской во взгляде смотрел в высь.

— Всё в полном порядке, — без каких-ибо признаков гнева отозвался жеребец на суматошную болтовню контуженного подчиненного и усмехнулся. – Во всяком случае, насколько оно может быть. И ты в любом случае не способен мне помочь – поэтому успокойся и просто продолжай идти вперед в надежде когда-нибудь обрести искомое.

Новый период молчания, за время которого слегка очухавшийся потенциальный дворянин смог оценить истинные масштабы свершившегося бедствия: со всех сторон, кроме слава Богу избранного им в качестве укрытия обрывчика, сколько хватало глаз (то есть до ближайшего бугра) простиралась совершенно безжизненная, покрытая застывшей в смертном окоченении растительностью пустошь. Былой студент не удержался и, оставив задумавшегося владыку, медленно проковылял к ближайшему представителю флоры – стоявший будто под порывом сильного ветра смахивающий на ромашку цветок рассыпался в прах при первом же касании, вызвав тем распространившуюся на немалый клок земли цепную реакцию.

— Мои очередные жертвы, — донесся до застывшего в изумлении вассала немного оживившийся голос Зубастой Тени. – Правда на сей раз, воистину невинные, — печальный вздох. – Помнишь, рассказывал о приходящемся в нагрузку к силе теневого друида проклятье?

Бестолочь кивнул.

— Ну так вот: на самом деле как такого его нет, — конь с явно видимым трудом повернулся на бок. – Никаких жаждущих порвать неверного демонов из преисподней или пламени в животе от съеденной травинки не появится. Вообще никаких телесных последствий. Более того – кое-кто небось воспринял бы способность действительно понимать, — мимолетная смена выражения на гадливое, — растения благословением…

Оранжевое око оглядело ощутившую прикосновение смерти равнину:

— Но только не тот, чья обычная и любимая безгласная пища внезапно стала если не разумным, то как минимум всё чувствующим и точно также жаждущим жить существом, — горький смех. – Только представь себе всю ту ужасающую пропасть, коя раскрылась перед говорящим сие монстром в миг осознания, что он столько лет жрал беззащитных и чарующих созданий, в своей чистоте и совершенстве бесконечно превосходящих любое из ведомых ему детей земли. В принципе неведомые нам, — тон упал до бескрайнего омерзения, — животным, — и почти сразу вернулся к горестному восхищению, — бездны самоотверженности, океаны любви и моря кротости даже под вознесенным над ними топором…

Веко опустилось, сокрыв от несчастного жеребца мир:

— Я убил тысячи ни в чем не повинных и никак не желавших навредить кому бы то ни было ангелов во плоти из дарующей нам самый воздух зелени, — зубы сжались. – Горите вечно, изуверы, обманувшие и заставившие меня осознать это. И будь проклят мой Хозяин, одним воспоминанием о себе способный…

Владыка вдруг снова начал беззвучно корчиться, будто пронзенный пришедшей из ниоткуда болью. А затем столь же внезапно затих, стоило только сойти с его плотно сжатых в мученье губ непонятому подскочившим к сюзерену рыцарем слову.

— Перед тобой лежит игрушка, — не открывая глаз почти по-мертвецки спокойно заявил конь не знающему чем помочь парню. – Наверняка не единственная и уж точно не самая любимая, однако достаточно ценная, чтобы снова и снова отбирать ее у десятки, а то и сотни раз уж налагавшей лапы на причитающуюся ей по праву тушку Смерти и тащить за собой из одной вселенной в другую, — кривая улыбка. – И всё это ради предоставления каким-то совершенно левым, в принципе неосознающим значимости происходящего анонимным типчикам возможности насладиться очередной «сказкой».

— Простите? – наконец дошел былой студент до точки, после коей вопросы сдержать стало уже совершенно невозможно.

— Аватаром моего повелителя в физическом мире является вот такой, — копыта очертили нечто размером с небольшой кубок, — шар по цвету и текстуре смахивающий на жемчужину, но на ощупь мягкий и легко продавливаемый. Стоит сообщить ему малую толику энергии – не важно магии или там божественной силы – и податливая поверхность пойдет волнами, вскоре переходящими в красочную череду движущихся и шумящих картинок, дающих зрителю шанс посмотреть на мир чужими глазами и как бы самому поучаствовать в самых разных, но неизменно интересных, а порой и захватывающих историях. Которые кто-то должен создавать. И вот тут-то на сцену выхожу я, — хриплый смех, переходящий в кашель.

— Зачем? – рыцарь помог слабому подобно ребенку сюзерену приподняться и похлопал жеребца по спине. – Какой в этом смысл? Вы ведь говорили, будто он и без того безмерно могуч.

— Таким взявшего надо мной шефство монстра создали – понятия не имею, кто и когда, — конь-людоед благодарно кивнул и дернул головой в сторону черной поверхности, видимо призывая вернуть собственную тушу на землю. – Не обижайся он так на сие именование, я бы обозвал его големом: просто с не самой распространенной функцией, наличием эмоций и какой-никакой свободой воли в рамках поставленной задачи, а также гигантскими возможностями. Причем последние три аспекта вполне вероятно не изначальны, но приобретены – в конце концов, действительно хорошие сказки требуют немалых вложений с серьезной подготовкой и потому закладывание стремления к самосовершенствованию и расширению ресурсной базы выглядит более чем рациональным.

Блуждающий по небу оранжевый взгляд встретился со своим выражающим полнейшее непонимание действительности собратом. Выражение замаскированного лица тут же сменилось на обычное раздражение тупостью окружающих:

— Короче говоря, перед тобой лежит инструмент распространившей свои щупальца на сотни миров развлекательной машины, в свободное и не очень от основной задачи время любящей делать предложения, от которых невозможно отказаться, – многозначительное хмыканье, — и всё ради высокой цели исполнения своего предназначения, разумеется. Ты сам кстати, по идее…

— А чей-то вы тут обнимаетесь? – вдруг прервал их беседу до крайности ехидный и безгранично намекающий голосок.

От неожиданности оруженосец отпрыгнул – и тут же покраснел до корней волос, осознав всю полноту собственной глупости. И ведь самое обидное, что вассал всего-навсего немного наклонился дабы лучше расслышать лежащего сюзерена…

— Я-то еще никак в толк взять не могла, чего ради такой с виду нормальный парень бродит…

— Приперлась-таки, — мрачно прервал речь новоприбывшей конь-людоед. – И почему все подчиненные столь склонны к разбитию моих надежд?

— Видимо от большой любви, — глубокомысленно отозвалась, слава Создателю, переключившаяся на новую тему «вешалка». – Да и к тому же разве не валяющийся в кратере маленький пони менее чем полдня назад вытянул из меня клятву верности?

Вопреки ожиданиям, обычно не лезущий за словом в карман ангел смерти надолго замолчал – поуспокоившийся парень успел с немалым огорчением отметить гибель оставленного в радиусе взрыва свежеподаренного броника и долженствовавших повысить его вороустойчивость нехитрых инструментов – и наконец изрек:

— То самое неловкое ощущение, когда тебя в кои-то веки называют правильно при этом имея цель исключительно оскорбить. Бывает же, — Зубастая Тень довольно усмехнулась и вернулась к диалогу. – Касательно же присяги могу заметить, что мы оба отлично понимаем ее бессмысленность в качестве средства сдерживания – как будто хаотики в принципе способны хотя бы понять базисные принципы общественного договора – поэтому на самом деле она банально дает говорящему сие полное моральное право в случае нарушения соглашения наиболезнейшим и по возможности аппетитным способом отправить вас в Бездну.

Усталая, однако тем не менее до крайности намекающая клыкастая улыбка.

— Впрочем, скажем честно: польза от вашего присутствия сомнительна, в то время как вред очевиден. Откровенно говоря, теперь, когда мы покинули пустоши и удалили опасность Фьюлу, я даже склонен предложить вам покинуть нас…

— Не дождешься – мне нужны ответы, — традиционно нагло фыркнула (полу)эльфийка и продолжила мечтательно, — да к и тому же у вас имеются при себе всякие полезные и приятные побрякушки…

Великий бандит с тяжелым вздохом возложил копыто на лицо, простонав при этом нечто вроде «опять вляпался», после чего рявкнул:

— Отлично! Опасность поблизости есть?

— Помянутая при посыле меня на разведку выскакивающая из-под куста орда демонов не обнаружена, — с нескрываемым сарказмом начала девушка, ловко спрыгивая с гребня кратера и танцевальным шагом направляясь к представителям сильного пола. – Да и в принципе никакого потенциально угрожающего движения в нашу сторону…

— Великолепно! – конь достал из сумки «подаренный» демоном серый шарик с синим светящимся пятном посередине и повернул голову к оруженосцу. – Больше не могу – приказываю проследить за ней и вообще не дать себя сожрать. Очнусь часов через восемь.

Некие быстрые пассы – и вокруг сюзерена внезапно сомкнулась полупрозрачная мглистая сфера, более всего напоминающая сплошную пелену ливня в безветренный вечер. Потенциальный дворянин удивленно мигнул, не забыв отметить про себя донесшееся со стороны дамы одобрительное причмокивание. Ну и поскольку пояснений или дальнейших указаний от владыки не последовало, рыцарь обратился за первыми к явно знающей чего-то «вешалке»:

— Стазис, — неопределенное пожатие плечами. – Отличная штучка, особенно для нас, магов – позволяет получить необходимый сон хоть в гуще битвы причем с недостижимой для обычных методов высокой гарантией очухивания, — насмешливо-оценивающий взгляд. – Ты видать успел неслабо так утомить своего жеребчика, коли эта жадная скотина расщедрилась на столь дорогостоящую меру. Не поведаешь ли истосковавшейся за десятилетия заключения по любовным историям даме подробности?

Бывшего студента перекосило, но вопреки сложившейся традиции, ненадолго:

— То есть? Вы же буквально вчера говорили, будто ничего из времени… «деревянного» состояния не помните?

Воистину, Благая Дева решила улыбнуться сегодня непоседливому недотепе, для разнообразия ниспослав через прорвавшийся вопрос благословение вместо обычной беды – собеседница чуть припустила хищный оскал и нахмурилась:

— Ну вот, взял и опошлил своей дурацкой дотошностью такую замечательную беседу. Яблочко от яблони, — неприязненный кивок на повелителя. Краткое раздумье. – Серьезно: чего тут произошло? Или я просто в силу собственной некомпетентности не заметила такое здоровенное пятно мертвой растительности?

— Конечно же нет! – рьяно бросился на помощь представительнице слабого пола буквально полчаса назад лишившийся отчасти по ее вине доспеха рыцарь.

Рассказ о происшедшем не занял много времени – Бестолочь при всём желании не смог бы удовлетворить любопытство буквально завалившей его вопросами спутницы как минимум по причине полнейшего незнания им природы призываемых повелителем сил. Поведанные же ему Понтом крохи верный вассал постарался лишний раз не разглашать.

— Короче, каши с тобой не сваришь, — надувшись, сделала она заключение спустя примерно пятнадцать минут не принесшей сколь-либо заметных (по мнению подмастерья) результатов беседы. – Впрочем, как будто от паладина стоило ожидать чего-то иного.

— Я, безусловно, польщен, — аккуратно отозвался парень, с опаской наблюдая за решившей зачем-то обойти сюзерена кругом девушки, — однако же вынужден разочаровать: перед вами всего-навсего рыцарь, да и то лишь новопреставленный и никоим образом недостойный оказанной ему исключительно по милосердию Божиему чести.

— Банальный рубака значит, — отвлеченно хмыкнула изучающая серую сферу собеседница. – Сочувствую – сама отлично помню, насколько убого себя ощущаешь без магии, — успевшая испачкаться в оставляемой местными мертвыми растениями черной пыли ладонь легла на едва различимую грань шара.

— Ну что вы! – натянуто и преувеличенно громко воскликнул потенциальный дворянин, как бы невзначай перемещаясь поближе дабы упредить вероятное покушение. – Разве возможно воину Христову почитать себя в чем-то неудовлетворенным? Как-никак, если Господь с нами – то кто против нас?

— Ну-ну, — появившаяся на ее лице насмешливая мина слегка покоробила бывшего студента, но он постарался не подать виду. – В общем, не волнуйся: даже если и правда еще не паладин, то в ближайшее же время станешь — все необходимые для того наклонности у тебя явно в преизбытке.

Ученик аж в ступор впал от неожиданного и вроде бы ничем пока не заслуженного комплимента:

— Вы действительно так думаете?

— В смысле? – склонила голову набок определенно куда более заинтересованная разглядыванием Зубастой Тени, нежели разговором с его подчиненным, дама.

— Ну, что я достоин…

— Разумеется, — отмашка будто от надоедливой мухи. – Тут и думать не о чем – можешь хоть сейчас клеймо ставить, заодно со знаком качества…- кулачок вдруг беззвучно постучал по смахивающей на грязный кварц поверхности. – ЭЙ, ЛОШАДКА!

Рыцарь от неожиданности отступил на шаг – и тем самым спас себя от неприглядной сцены драки с в принципе не намеревавшейся нападать на соверена женщиной, коя просто-напросто пыталась дозваться до внезапно покинувшего их опытного планара с целью разъяснения пары совсем уж не могущих более ждать вопросов.

— Вот скотина, — после десятка неудачных попыток установить контакт досадливо пнула сферу сдавшаяся «вешалка» и обратила взор на всё это время сочувственно смотревшего на нее оруженосца. – Ну ладно, на безрыбье и дурак – рыбак, глянем чего удастся вытянуть из имеющегося прирожденного паладина. Ты ведь не откажешь даме-в-нужде? — ощущающийся откровенно чужеродно медовый голосок и невинное хлопанье обожженными ресницами.

— Эм…конечно же нет! – в данном аспекте кодекс и правда однозначен. – Но только не во вред повелителю!

— Расслабься – твой жеребчик тут вообще не при чем, — лучница танцующим шагом проследовала к краю кратера и села на гребень, похлопав затем по месту рядом с собой. – Садись – говорить будем, — былой школяр, в силу природного смущения и усиленной за последнюю пару недель опасливости, замешкался, даровав «даме» возможность ехидно фыркнуть. – Не бойся: в отличие от некоторых, — кивок на Понт, — обычно не кусаюсь…– карие глаза неожиданно мигнули и собеседница как-то чересчур уж злокозненно усмехнулась, затем положив подбородок на кулачок и оценивающе взглянув на подмастерье. – Или стоящий передо мной всадник не только лошадками интересуется? А жесткое обращение, — ровные белые зубы показательно разошлись с громким клацем сомкнулись, — его только больше заводит?

Уподобившийся помидору рыцарь собрал наличествующую волю с гордостью в кулак и, воззвав к высшим силам, со всем возможным апломбом заявил:

— Ваши намеки не имеют под собой ровным счетом никакой почвы. Более того – они оскорбительны, безвкусны, а также противоестественны. И коли вы собираетесь в дальнейшем продолжать путешествие в нашей компании настоятельно рекомендую вам во избежание неприглядных последствий прекратить…

— Нет, ну вылитый паладин, – внезапно умилилась девушка, прижав руки к груди, — так и хочется освободить твои булки от застрявшего между ними бревна и вылить ведро воды за шиворот – а то ведь вот-вот лопнешь от переизбытка пафоса! – собеседница разразилась звонким смехом – не таким мелодичным и внеземным как у Фаль, но всё равно довольно милым и приятным.

И правда незаметно для себя вставший в позу юноша слегка припух и скуксился, тем самым заставив наслаждающуюся ситуацией (полу)эльфийку еще больше расхохотаться.

— Ладно-ладно, извини уж за мои дружеские подколки, — отсмеявшись, вновь обратилась к нему девушка. – Как-никак вашего брата полон Гармониум и сам понимаешь, какие у нас про них анекдоты ходят, — она перевела взгляд на Понта и снова прыснула, быстро впрочем погрустнев. – Хотя судя по имеющимся данным – скорее не понимаешь, — тяжелый вздох и возврат глаз на собеседника. – Бестолочь, правильно?

— Истинно так, — положенный этикетом небольшой поклон.

 — Подходящее имечко, Бестом буду кликать, — одобрила посерьезневшая представительница слабого пола неизвестного происхождения. – Меня зови Веша…а давай лучше сразу Ви – в конце концов, мы все тут друзья и меряться у кого длиннее нет смысла, — она на пару секунд повесила голову и грустно усмехнулась, будто вспомнив некую оставшуюся в прошлой жизни шутку, после чего вновь подняла лицо к собеседнику и похлопала по месту рядом с собой. – А теперь, когда типа познакомились, может таки сядешь и удовлетворишь девушке любопытство? Честное слово, — правая ладонь легла на сердце, — больше ничего утолять не потребую, — мимолетный хищный оскал, — пока, по крайней мере – всё ж таки выглядишь довольно симпатично даже без сияющих доспехов.

В который уже раз вогнанный в краску парень безуспешно постарался принять невозмутимый вид и поспешил последовать призыву дамы, оставив тем не менее между ними определенное расстояние приличий ради.

— Неужели я правда стала настолько страшная? – краткая дуэль взглядов, вопреки всем ожиданиям таки выигранная оруженосцем – увы, вероятнее всего не благодаря внезапно прорезавшейся силе воли, а исключительно по причине превалирования у оппонентки любопытства над желанием подразнить. – Итак, к делу. Начнем с главного: моя прическа всё еще в моде?

Первым же ходом сбитый с толку ученик машинально проследил за указующим пальцем и смог выдать лишь сбивчивые извинения в стиле «мы тут неместные», заодно присовокупив на всякий случай пару и ему самому кажущихся редкой банальностью комплиментов.

— Понятно, — кивнула явно неудовлетворенная ответом леди. – Ну и поскольку с важным разобрались, не подскажешь ли какая-такая дрянь случилась разом со всеми Фракциями? Или коняка таки соврал?

— Его высочество никогда не лжет! – в верноподданническом порыве гордо выдал непроверенное (и скорее всего несоответствующее действительности) заверение потенциальный дворянин. Затем пару минут подумал, в том числе и в стиле «а не дать какие-то поправки предыдущему тезису?», в итоге придя к выводу о необходимости доверия к владыке. – Упомянутые вами организации, вернее их глобальное значение, и правда давно уже канули в лету. Событие же, приведшее к подобному исходу, современная историография обозначает как «Восстание Атар»…

— Пффф…агха…- поперхнулась только-только настроившаяся на внимательное слушанье дама, — ЧЕГО? С какого это бодуна Потерянные-то возбухли? Да и откуда у долбанных безбожников сил столько взялось, чтоб всех…– у нее вдруг перехватило дыхание, — подожди-ка: только не говори мне, будто проклятые самоубийцы всё же настолько достали своих архиврагов, что последние таки снесли сам Сигил?!

— Аэм…хэх, — неуверенно отозвался вздрогнувший ученик, чувствующий себя откровенно неуютно под буквально съедающими собеседника в ожидании ответа карими глазами, особенно в свете неожиданно открывшейся ошибки. – Нет, разумеется нет – Клетка стоит и пропадать никуда не собирается, — так, а теперь более сложное. — На самом деле я невольно ввел вас в заблуждение, случайно перепутав…в общем, «Восстание» было потом, после Отсоединения и в общем-то стало его прямым последствием, — так во всяком случае написано в «Путеводителе». — Непосредственно причиной падения старой властной структуры являлась разразившаяся незадолго перед Оставлением Война Фракций.

Былой студент тяжко задумался, пытаясь воскресить в памяти мельком пролистанные и сами по себе не шибко-то объемные исторические сведения из предисловия к главе «Правительство Города Дверей», да еще и к тому же зело перегруженные малопонятными ссылками и терминами.

— Насколько ваш покорный слуга помнит, имела место попытка переворота с целью изменения баланса сил и…

— Да это и так понятно! – нетерпеливо схватила юношу за плечи (полу)эльфийка. – Конкретно: кто, как и чем всё кончилось?

— Рован Дарквуд, — внезапно выплыло-таки от встряски на первый план наиболее часто упоминавшееся в тексте имя, коя будто вырванная пробка предварила излияние из сознания потока цитат. – «Величайшая из интриг», «обострил противоречия», «сыграл тайную свадьбу с главой Убийц Милосердия», «создал условия для массового освобождения заключенных», «древнее заклятье смотри приложение три дробь пять»…

Подмастерье схватился за голову, в прямом смысле «выжимая» из нее сведения в надежде не упустить момент:

-…«паника», «не остановился перед тем, чтобы ради своей цели продать влюбленную в него новобрачную союзникам-баатезу», «Гармониум закономерно схлестнулся со своими старыми оппонентами Стражами Судьбы», «коалиции», «многочисленные жертвы», «побег Змея», «разгром Зала Празднований», «массовая гибель или заточение в Лабиринты крупных фигур», «признание авторства Манифеста», — он облегченно вздохнул, выдавая последние, четко отпечатавшиеся строчки, — «даже не принимая во внимание наложенного Госпожой запрета, чего впрочем делать читателям не стоит, прим редакции, следует учесть, что все Фракции за исключением Знака Избранного лишились своих руководителей и понесли значительные потери в живой силе и авторитете, кои обстоятельства обусловили стремительное оставление ими занимаемых позиций и отказа от активного влияния на жизнь Сигила. Сформированная вскоре властная структура с главенствующим выборным городским Советом функционирует и до наших дней, будучи впрочем ненадолго и лишь частично упраздненной в результате Восстания Атар и восстановившись с небольшими коррективами после Безбожной Войны».

Продолжительное молчание.

— Ага, — наконец переварила дама полученную информацию и с задумчивым видом произнесла. — Значит, слухи-таки оказались правдивы и старый пень реально подкатывался к Нилесии, — она вдруг со стоном закрыла лицо ладонями. – А я-то еще дура гадала, на кой ляд главарю Обреченных вдруг сдался этот «Аромат эринии». Вот ведь …, — несмотря на откровенную грубость последовавших выражений в голосе сквозило неприкрытое раскаянье. – Нет, конечно рогоносица та еще стерва…была…но чтобы так…

Подозрительно похожий на хлюпанье носом звук – однако ни капли влаги не пролилось из-под ее рук.

— Ладно, спокойно – мы просто выполняли контракт и чего там потом – не наше дело, — на оруженосца вновь уставились вопрошающие и определенно сухие глаза. – Так, а чего случилось-то с Фракциями? Неужели банально взяли и ухнули в никуда?

— Нет конечно, — наконец-то догадался обратиться к первоисточнику былой студент. – «…в большинстве своем они претерпели значительные изменения, а некоторые, например Красная Смерть, вовсе распались по причине обострения ранее остававшихся подспудными противоречий…»

— Дай-ка лучше сама почитаю – быстрее будет, — без спроса вырвала у него «Путеводитель» девушка и, пару секунд полистав, погрузилась в поглощение печатного слова.

Лишенному же одновременно и собеседницы и кладезя знаний парню не оставалось ничего иного, кроме как заняться более не имеющими оправдания быть отложенными размышлениями по поводу предстоящих объяснений с владыкой касательно посеянного почти сразу по получении доспеха. А заодно поискать новые пути к обеспечению сохранности собственного имущества, со смущением и невольной завистью поглядывая в сторону незаметно перекочевавшего на дамский пальчик кольца Плачущего-по-Деревьям.

-
— Итак, наш драгоценный разведчик взял и опустил в своем докладе такую действительно недостойную внимания мелочь, как сидящий ровно посередине ущелья здоровенный дракон, — с подозрительным спокойствием произнес мучающийся головной болью и вообще ощущающий себя мягко говоря неважно жеребец. – Почему?

— Так он же на нас не двигался и из-под кустов не вылезал, — довольно оскалилась Ви в ответ, — и не переводи тему: так что же за ерунда случилась во время Войны Фракций? А то книжка, — небрежный кивок в сторону рыцаря, — ни хрена не объясняет.

Оруженосец по привычке скосился на конечности своего владыки – нога дрогнула и приподнялась над покрытой черной пылью землей…но в последний момент сменила траекторию и вместо вскидывания опустилась на лицо. Тяжелый вздох.

— И меня еще спрашивают за что я так не люблю хаотиков, — оранжевый глаз пытливо взглянул на собеседницу из-под копыта. — Кстати, ты часом еще и не человек ли будешь?

Лучница медленно подняла руки к щекам в драматическом жесте:

— Бедная лошадка, — трагический полушепот, — совсем от старости и врожденного идиотизма зрения лишилась: уж и очевидного, — пальцы легонько коснулись остроконечных ушей, — разобрать не способна.

— То есть нет? – важный кивок. – Гоблин-мутант?

Стремительно наполнившаяся чем-то предгрозовым пауза. И почти кошачье шипение не смогшей заставить себя ответить спокойно спутницы:

— Я эльфийка!

— Рыжая? – продемонстрировал вновь вставший на все четыре Понт скабрезную улыбку.

— Да! — аж топнула ножкой разом перешедшая в оскорбленное состояние дама.

— Бред, — презрительное фырчание. – И на что только не пойдут некоторые, лишь бы прикрыть очевидный факт…

Дальше события развивались стремительно и по результатам конь оказался сбит на землю с подсвеченным глазом, а напавшая на него девушка стала имитировать матрас для красного как рак оруженосца.

-…моя мать не шлюха! – в завершение длинной матерной речи выплюнула извивающаяся представительница прекрасного пола. – Слышишь ты … … … … … — не шлюха!

— Заткни уже ее! – рявкнул барахтающийся на спине подобно рассерженной черепахе великий бандит.

— Никак! – почти честно ответил обвивающийся потом парень, коему и теперешнее-то положение казалось страшным (и странно притягательным) кошмаром.

По счастью, надолго запала у Ви не хватило и скоро постепенно затихавший поток ругани вовсе иссяк, а там леди опустилась и до почти цензурных объяснений:

— Мои родители – эльфы. Настоящие, полноценные, ни в чем таком не замеченные и вообще со всех сторон правильные, ясно тебе …- очередная пачка непереводимых выражений, сопровождаемая попыткой встать и сопроводить их еще и оскорблением действием. – И не моя … … вина, что … кучу веков назад прабабушку по отцовской линии … какой-то … а потом … и с … знает чего вся эта … наследственность вдруг … на мне! И вообще: мама с папой нормальные – значит и я, … ты …

Завершить фразу не дала опустившеесе ей на голову тяжелое копыто

— Понял уже, — конь не отказал себе в удовольствии где-то с минуту поелозить ее лицом о грязную жесткую землю. – И таки хочу заметить: данный представитель высшей расы не собирался обвинять кого-либо из ваших предков в превышающей обычную для двуногих безнравственности – только в полнейшей некомпетентности. Вырастить настолько неуклюжую лгунью…

Он жестом приказал рыцарю слезть с нее и тут же занял его место. Пугающий хруст. Бестолочь внезапно почуял внутри некие недостойные верного вассала поползновения.

-…в конце концов, любому же очевидна ваша порченность: цвет не тот, глаза никудышные, черты лица уродливые, рост подкачал – в общем, типичный лысый медведь…

— Я эльфийка! — полузадушено проскрежетала раздавленная представительница прекрасного пола. — Слезь с меня!

— А ваша мнимая остроухость будет хорошо себя вести? – развалился на скрывшейся под толстенной тушей девушке зверь. – Ну там не осквернять слух окружающих скопившейся внутри гнилью и прочее?

— … в …!

— Ах, какое небо голубое, — Зубастая Тень перевернулась на спину потянулась, тем самым сконцентрировав весь имеющийся в нем вес на позвоночнике. С губ явно пытавшейся чего-то наколдовать Ви сорвался исполненный боли стон…

Этого воин Христов стерпеть уже не смог. А потому зажмурился. И толкнул.

Грома и молний не последовало – звук скорее смахивал на перекатывание некоего здоровенного чуть подгнившего чурбака. Ну и благодарный вдох облегчения, сопроводившийся явственным звуком возвращения позвонков на приличествующее им место.

— …! – дух определенно не сломлен. – Весь лук в щепки, …!

— То ли еще будет – коли и далее намерены вести себя подобно едва вылезшей из хлева свинье, — неожиданно спокойно и почти доброжелательно отозвался великий бандит, после чего обратил прохладный взгляд на рыцаря. Веко многозначительно поднялось. – Уже пятый, а то и шестой раз моя дорогая обуза испытывает судьбу. Неужели я на вид настолько плюшевый и совершенно не похож на готового в любой момент тебя зарезать и слопать потроха монстра?

Юноша яростно замотал головой, не смея подавать голоса.

— Вот и ладушки, – столь же умиротворенно кивнул ангел смерти, — рано или поздно подобное предательство определенно станет последним – по крайней мере для одного из нас. Впрочем, мое терпение наверняка закончится раньше...

— Слово чести…

— Не верю, — убийственно ровно прервал попытку апологетики спаситель. – Давай лучше просто в соответствии с нашим обычаем притворимся, будто ничего не произошло и как бы клявшийся мне в вечной верности лысый медведь не попытался только что опять кинуть меня из-за какой-то очередной инорасовой дряни.

Копыто дернулось, чтобы пнуть вставшую на колени спутницу – и вернулось обратно без собственно свершения акта агрессии. Неожиданно грустный вздох:

— В паладины тебе пора – хотя бы будет приемлемое объяснение демонстрируемому феерическому отрыву от реальности, — скептический взгляд, — и что за вендетта против одежды? – кивок на показанный ранее частично рассыпавшийся контур костяной кирасы. – Шарф любимого дедулю задушил али не вовремя расстегнувшаяся пуговица спровоцировала унесшую у тебя полродни войну? Чуть ли не каждый день по…

В голову оратору прилетели останки лука:

— …! – нечто определенно ветеринарного свойства.

Оранжевый глаз задергался, а передние конечности как бешеные заелозили по вновь ставшими многочисленными карманам и сумкам в поисках съестного. Слава Богу, некая липкая сине-зеленая масса из запасов Фьюла там всё-таки обнаружилась, а по свершенном оруженосцем умолении девушки успокоиться, кризиса и вовсе удалось избежать.

— Мораль очевидна, — наконец возгласил расправившийся со сладостью жеребец. – Членам данной группы категорически не рекомендовано общаться между собой…

— Говори за себя, — эльфийка вдруг отвесила спасшему ее от участи лепешки парню хлесткую пощечину. – В следующий раз шевелись быстрее, а не жди пока даме сломают единственного друга, — она щелкнула костяшками перед носом не поспевающего за событиями подмастерья и ободряюще улыбнулась. — В остальном же рада видеть, что еще не у всех в этой компании протухла совесть – может даже в итоге удастся убедить тебя бросить возлюбленного и перейти на правильную сторону силы.

Рыцарь опасливо глянул на соверена, однако тот лишь с тяжелым вздохом положил копыто на лицо и молча двинулся вперед.

— Лошадка, куда почапала? – весело крикнула ему вслед разведчица. – Там ведь дракон!

— Или искомый город – в конце концов у хаотиков как с правдой, так и с самим восприятием реальности всё туго, — с мрачной усмешкой ответствовал чуть покачивающийся на ходу конь-людоед. – И даже если информация верна, всегда существует шанс договориться – я лучше рискну беседой с драконом нежели хрен знает сколь длительным шастаньем вокруг меня ожившей без спроса вешалки.

— Будто по обнаружении цивилизации я от вас отстану, — игриво подмигнула «эльфийка» замешкавшемуся спутнику. – Кстати, не расскажешь ли, каким образом конечно тормознутого, но в целом не самого плохого парня угораздило связаться с этакой скотиной?

Ученик ответил не сразу, а после довольно длительного периода размышления о последствиях и опасностях, в итоге вылившегося в максимально краткую, ёмкую и безопасную формулировку:

— Он спас мне жизнь.

— Ну и? – спустя еще пару минут потеребила его идущая шаг в шаг лучница. – Дальше-то чего?

— И я теперь ему обязан навеки и до смерти, — с легким удивлением непонятливости собеседницы сыграл рыцарь в очевидность.

— Внезапно! — передернула плечами девушка и задорно поинтересовалсь. – А если сейчас тебя завалить, приставить к горлу нож и потом передумать – ты и за мной по гроб жизни будешь тапочки носить?

Потенциальный дворянин подавил ростки раздражения и чин-чинарем мысленно обратился к Кодексу, дав затем максимально корректный и полный ответ с цитатами и объяснениями, к сожалению, еще на первой половине прерванный заскучавшей представительницей слабого пола:

— Да-да-да, понятно – передо мной паладин и вам по уставу с логикой дружить нельзя. Но нюхом чую: такой добродей и вообще со всех сторон галантный кавалер небось влипает в неприятности буквально на каждом шагу – неужели же до встречи с коняшкой шкуру его никто не прикрывал?

— Нууу…нет, то есть да…- юноша на некоторое время задумался, оценивая с разных сторон мысль рассказать ей о Его Милости. В конце концов решил, что не стоит: во-первых болтливость никак добродетелью не считается, а во-вторых – смысла в том ни на грош. – Но Мистер Понт выручал меня неоднократно, а также принял в свой дом, кормил, одевал, учил, даже посвятил в рыцари и ныне я перед ним в неоплатном долгу.

— Да ладно? – с недоверчивыми нотками уточнила вперившая взгляд в идущий на некотором отдалении от них круп Ви. – С чегой-то ходячая колбаса вдруг так расщедрилась? – в голосе прорезалось почти сюзереново ехидство. – Между вами правда ничего нет?

— Только узы вассалитета и глубокое уважение, — отозвался сжавший зубы во избежание лишних слов подмастерье.

— Ну так то очевидно только от тебя, — она повернулась к нему подвигала бровями вверх-вниз. – А никогда не задумался о наличии с обратной стороны определенных видов? Ну ты понимаешь — более…хлюпающих?

— Нет! – ученик вперил взгляд в землю и ускорился, но сии действия никак не спасли его от слышанья сочащегося язвительностью вопроса собеседницы:

— А чего тогда так покраснел?

Далее последовали воистину мучительные минуты перемежающегося заливистым смехом сочного описания различных приемов, как бы выразился Понт, «механического взаимодействия» между представителями двуногих и копытных, за неимением возможности их игнорирования буквально открывшие потенциальному дворянину глаза на целый спектр различных (порой вовсе до того не попадавших в область бестолочьего кругозора) аспектов реальности. В том числе потенциальный дворянин получил лишнее подтверждение частенько поминаемому владыкой тезису о жажде каждого встречного представителя хотя бы отчасти людского рода изнасиловать его.

Поток же чужого извращенного сознания и не думал иссякать.

В итоге (где-то в районе объяснения обеспечивающих «то особое чувство» особенностей строения лошадиных копыт) юноше всё же удалось отрешиться от внезапно начавшего казаться ему выгребной ямой мира. И в этом ему неожиданно помог давненько уже (чуть ли не неделю) не виденный наставник – а конкретно весьма многообещающая идея о том, что в отсутствии добавляемых человеку в пищу таблеток могучий старик вполне вероятно способен в ближайшее же время вернуться к своему ученику.

А дальше пошли размышления на тему «ведь без тех же пилюль я запросто могу заболеть», воспоминания о семицветиках, дрожь, желание срочно слопать чего-нибудь смахивающего на медикамент и так далее – пока погрузившегося в себя былого студента вдруг не дернули за рукав.

— Да стой ты! — донесся издали раздраженный женский голос. – Приехали!

Выдранный из пучин собственного разума индивид заморгал и дернул голову вверх, обнаружив буквально в десятке метров от себя нечто белое, покрытое трещинами и блестящее. Подняв же взгляд выше, оруженосец последовательно открыл для себя сапфирового цвета чешую, колоссальных размеров лапу, светлое брюхо и тому подобное – вплоть до чуть возвышающейся над стенами ущелья огромной шипастой головы.

В общем, оттаскиванию он решил не сопротивляться.

— Опять приступ драконоборства? – участливо поинтересовался сидевший всё это время в близлежащем овраге повелитель и протянул подчиненному пилюлю. – Скушай таблеточку – полегчает.

Бывший школяр только отрицательно замотал головой и попытался жестами описать всю гамму наполнявших его чувств. Увы, необходимого размаха рук нынешний «рыцарь» от природы не удостоился.

— С ним всё в порядке – просто вернулся в стандартное состояние, — успокоил конь-людоед поинтересовавшуюся ситуацией спутницу. – Предложения есть?

Оруженосца снова наградили оплеухой, да еще и настолько увесистой, что продолжать пантомиму пришлось уже из сидячего положения.

— По поводу дракона, — раздраженно уточнил конь, отбрасывая вновь занесенную для удара руку.

— Ну так всё же очевидно – мы тысячу раз в такой ситуации оказывались, — с готовностью отозвалась внезапно проявившая энтузиазм Ви. – Берем самую упитанную или бесполезную из имеющихся в наличии лошадей, обвешиваем ее взрывчаткой, направляем на ящерицу и даем смачного пинка. Результат гарантирован – если не ранит, то хотя бы отвлечет, — она со злодейским видом потерла ладони. – Итак, голосуем…

— И отчего мне так везет на склонных к суициду? – философски поинтересовался у небес великий бандит. – А ты чего думаешь?

До сих поре не находящий в себе сил на членораздельную речь парень попытался охватить руками нечто большое и значительное.

— Понятно, — почти веселое фырканье. – Ну что ж, когда нет идей, остается уповать лишь на одно…

Копыта достали из нагрудного кармана едва различимый на их фоне крошечный алый шарик и без лишних сантиментов закинули его в клыкастую пасть. Затем оттуда же на свет (вернее сумерки) Божий явился некий небольшой цилиндрик с откручивающейся крышкой и смахивающей на мыльную воду жидкостью внутри…которая внезапно оказалась именно что мыльной водой – ангел смерти натурально обмакнул в нее ранее закрепленную сбоку палочку с кольцом на вершине и с невозмутимым видом стал надувать пузырь.

Сие неожиданное, прямо-таки невероятное зрелище перебороло даже впечатления от исполинского дракона – оруженосец наконец затих и перестал жестикулировать в своих попытках понять происходящий с миром бред. Ви так уже откровенно хихикала и крутила пальцем у виска. Потом перестала – потому как великий бандит всё дул и дул, а шарик и не думал лопаться.

Сперва он разросся до размера крупной собаки. Потом стал с Бестолочь. А к тому моменту, когда Понт стал от натуги задыхаться, переливающаяся сфера успела достичь величины собственного создателя. Тут жеребец столь же безмолвно отложил таинственный артефакт в сторону, несколькими небрежными тычками придал порожденному монстру лошадеобразную форму, прошептал несколько речитативов, от которых творение сперва пошло разноцветными волнами, а вскоре и утратило прозрачность. И наконец аккуратно толкнул невесомую тушу вверх, навстречу подхватившему ее и понесшему в небеса воздушному потоку.

— Так, а теперь не мешайте, – конь облокотился на стену и закрыл глаза, — если сболтну чего не того, достанется не только парламентеру.

Он улегся поудобнее и расслабился. Дыхание постепенно замедлялось, пока не стало едва различимым. Сверху до двуногих них стал доноситься знакомый голос с ранее не слышанными подобострастными интонациями. Несмотря на громкость, конкретных фраз и выражений распознать не удавалось – то ли язык какой-то неизвестный, то ли ветер всё искажает – однако уже продолжительность монолога сама по себе внушала уважение. Причем судя по раздавшемся после его окончания ответу – грохочущему подобно обвалу и сочащемуся презрением вперемешку с чувством собственной важности – галантность принца впечатлила не только спутников.

— Это сторож, — вдруг сказали вроде бы успевшие аж чуть посереть губы владыки. – Нанят городом за перевалом.

— Чтобы закупорить собственно источник их дохода? – вскинула брови решившая ничему не удивляться дама. – Или тут где-то под кустом действительно засела орда демонов и мы ее просто не заметили?

Конь долго не отвечал, вслушиваясь в громыхания возвышенного собеседника и пару раз видимо задав уточняющие вопросы, после чего с некоторым раздражением произнес:

— Его поставили остановить якобы движущегося в эту сторону великого героя с описанием в стиле «увидишь-поймешь сразу» и кучей прочих малоосмысленных указаний в числе которых, к нашему счастью, значилось еще и не жрать случайных путников – как-никак местные воротилы не хотят лишаться клиентов. Против же цели дали полный карт-бланш, включая всё его добро в дополнение к положенным по контракту паре гор золота, — успевшее наверняка неслабо затечь тело болезненно вздрогнуло. – Не нравится мне это…

— Да нам-то какое дело? – пожала плечами разглядывающая переливающееся брюхо Ви. – Мы явно не те, кого ящерица ждет. И хватит уже болтать попусту, надувная твоя душа – стоит попытаться и таки добраться до цивилизации пока еще совсем не стемнело. И похолодало, — она зябко поежилась и потерла плечи.

Новый раунд обвальнозвучащих переговоров. И нечто подозрительно похожее на смех.

— Предлагает нам пойти в болото, — с негодованием раскрыл глаз великий бандит. – Ну или попросить ожидаемого двигаться побыстрее – ему видите ли лень лишний раз двигаться.

— Типичный звероящер, — хмыкнула лучница. – Чего делать будем?

— Как будто есть варианты, — мрачно отозвался с хрустом принимающий более вертикальное положение жеребец. – В обход пойдем – либо действительно через лес – хотя до него ходу минимум пару дней — либо поищем где хребет пониже да поплоше.

— То бишь спать на земле, еда только из запасов и никакой ванной, — тоскливо протянула представительница слабого пола. – Хорошо же ведет нас некая коняга. Ты хоть одеяла-то или еще чего теплого у рогоносца прихватить догадался?

— А зачем? – с неприкрытым злорадством поинтересовался разминающийся жеребец. – Мое-то всегда при мне, — он показательно погладил шерсть на ноге. – И хватит ныть – пошли наружу, присмотрим какое зеленое местечко с минимум ветра.

Ви печально пожала плечами, погрозила преградившей проход туше кулаком и первой пошла к выходу. По счастью, он оказался буквально за поворотом – да и вообще всё это скальное образование выглядело до крайности неестественно. Ранее захваченное то собственным внутренним миром, то ужасающим драконом, то надувным господином внимание наконец обнаружило и неправдоподобно гладкий каменный пол без единого стыка, более всего смахивающий на протянутое от одного конца ущелья до другого гигантское черное стекло, и подозрительно ровные уходящие ввысь стены, будто бы выплавленные из сплошной горной породы и главное какой-то уж больно резкий переход по высоте…

— ...герои, — вдруг опять ругнулась мрачнеющая на глазах «эльфийка», обнимая себя за плечи. – Никогда не могут прийти ДО ТОГО как очередная гигантская хреновина разрушит полгорода. Не престижно видите ли…- резкий смешок, — да и к тому же отчаявшиеся аборигены всегда на порядок более щедрые, нежели…

— Хватит болтать, – резко оборвал ее тоже явно весьма огорченный результатами прошедших переговоров ангел смерти. — Поищите лучше место для привала – я гляну сверху, пока еще запал в наличии.

Непарнокопытный лег на прямо на покрытый булыжниками тракт, закрыв глаза и сосредоточившись.

— Забавная у тебя лошадка, — прокомментировала Ви, быстро делая десяток приседаний для сугреву. – Он вообще кто? В смысле, чернокнижник, маг или вообще какая-то левая ограниченная только для лошадей специализация?

— Друид, — аккуратно отозвался решивший по возможности выполнять приказы владыки рыцарь.

— Да ладно? – вставшая столбом дама удивленно воззрилась на собеседника. – Серьезно? – нервный кивок. – Из какой же природы вывались этакая образина?

— Эм…сигильской? – совсем уже ткнул пальцем в небо бывший школяр.

Долгое молчаливое переглядывание. А затем новый порыв и правда успевшего неслабо так охладиться ветра, от которого одетая довольно легко эльфийка задрожала и, буркнув сакраментальное «куда катятся Планы?», отвернулась, дабы видимо заняться-таки поиском места для ночлега.

Оруженосец облегченно вздохнул и также принялся за осмотр окрестностей. К сожалению, уже конкретно сгустившиеся сумерки сильно ограничили дальность обзора, да и сама местность никак не выглядела дружелюбной или гостеприимной. Более того – чем дольше он смотрел, тем более крепла в нем уверенность в неестественности преградившего им путь хребта: уж слишком тут всё…внезапно. То есть, обычно перед горными образованиями существуют предгорья, а раскинувшаяся перед ними равнина несмотря на всю свою холмистость и некоторый подъем ну никак на них не походила…

— Ты только глянь! – с вызвавшим у него внутри некие животные позывы придыханием вдруг схватила его за руку Ви, поворачивая в сторону уходящей в даль дороги. – Сколько добра!

Былой школяр проследил в указанном направлении – и увидел лишь тьму, о чем поспешил известить собеседницу.

— Паладин хренов, — в лежащего Понта полетел поднятый с земли камень. – Можешь показать ему вид из моих глаз?

— Да хоть переваривать твоим желудком – чай не первый год трансплантациями занимаюсь, — проскрежетал, потирая пострадавшую шею, великий бандит. – Причем принудительно, если такое еще хоть раз повторится…

— Так можешь или нет? – отмахнулась от угрозы лучница. – В конце концов, кто тут главный кастер?

— Зараза, — жеребец с кряхтением поднялся и подошел к ним вплотную, выставив перед собой копыта и уже начав чего-то бормотать, как внезапно застопорился, — а зачем?

— К нам едет огромная – в жизни такой не видела — куча драгоценного барахла – причем так, будто за ней твоя любимая орда демонов го…- дама запнулась и смолкла. Ангел же смерти с озаренным видом снова опустил веки и сосредоточился.

— Точно: кто-то едет, — сказал он полминуты спустя. – Здоровенная тачка, нагружена с верхом. Никакого сопровождения. Больше в темноте не разглядеть. Каким образом узнала про сокровища?

— Ну я же тайный ловкач, — с нескрываемым самодовольством отозвалась еще больше оживившаяся представительница прекрасного пола. – Это же почти как Главный Герой, только тайный ловкач.

— Еще небось и инфравидение какое-никакое в наличии, коли насчет остроухих предков не соврала, — ранее направленное на оруженосца копыто обернулось к жеребцу. Очередной малоосмысленный речитатив – и его спутники почти одновременно ахнули.

Затем на какое-то время оцепенели.

А после выругались, один на своем гавкающем, другая напевно.

— И что теперь делать? – явственно дрожащим тоном поинтересовалась лучница.

— Успокоиться, — столь же нервно и чуть не испуганно отозвался жеребец и спустя пару мгновений лихорадочных попыток восстановить участившееся дыхание без предупреждения рванул в разлом.

Ви дернула следом. Ну а у Бестолочи уже банально не оставалось выбора.

— ОН ИДЕТ! – заплясали одновременно по стенам и небесам панические вопли. – ИДЕТ!

В следующий миг на бегущих пролился небольшой дождик – видимо пузырь всё же не выдержал нагрузки. Впрочем, летучая туша так и сяк исполнила своё предназначение, потому как дракон успел услышать всё ему необходимое и даже вопреки всем ожиданиям зашевелился – видимо звучащий в криках шастающих где-то внизу букашек бескрайний ужас убедил древнего ящера в серьезности ситуации. Тем не менее, стоило только тройке путешественников на полном ходу сунуться в освободившийся проход, как ущелье перед ними залило пламя. Волей-неволей пришлось пробкой вылететь обратно на равнину.

— Сейчас начнется, — зачарованно-обреченным голосом предрек бьющий по слегка тлеющей шерсти несшийся впереди всех Понт. – Будь готов валить едва огонь спадет – а лучше чуть раньше.

Из-за ближайшего холма и правда выехало нечто крупное – большего во тьме разглядеть не удалось. С сотрясшим землю грохотом приземлившийся посреди тракта звероящер тоже заметил гостя и сделал предупредительный плевок в сторону от цели – дабы затем застыть в оцепенении, стоило только звероящеру разглядеть собственно фигуру, тянущую раз в десять превосходящую ее размерами телегу.

— Никогда не думала, что увижу ЕГО, — со смесью ужаса и восхищения выдала «эльфийка», аж переставая каждую секунду оглядываться на не спешащий гаснуть скальный разлом. – Вернее, всегда надеялась НЕ увидеть…

— Ага…- согласно протянул отпустивший недотушенный хвост ангел смерти.

Следующие несколько минут прошли в полнейшем безмолвии – пока былой студент наконец не сдержался:

— Да о чем вы!? – ладонь в негодующем жесте устремилась к стоящему напротив группы встречающих существу. – Он же мне по пояс!

Спутники тотчас же одарили прайма исполненными самых сильных эмоций взглядами и синхронно возложили передние конечности на лицо. У опять погруженного в бездны полнейшего непонимания рыцаря задергался глаз и зачесались руки, однако привычные познавательные инстинкты, слава Богу, одержали верх над низменными, заставив-таки вновь обратить взор к недвигающемуся с места источнику переполоха.

Судя по всему, зрение его всё же не обманывает. Перед ними всё та же мелкая, тощая, стоящая на двух ногах ящерица, пусть и в полных латных доспехах. Здоровенная, едва держащаяся на цыплячьей шее голова, смахивающий на бороду нарост под зубами, выглядящий безмерно старым короткий меч на поясе и длиннющий зеленый хвост. Ну то есть, вообще ничего угрожающего.

Оруженосец умоляюще посмотрел на владыку.

— Во-первых, тебя должен был смутить тот факт, — с тяжким вздохом начал раздраженную речь узник слова, — что сей индивид одной левой тащит во много раз превосходящую его размерами…

— ДА НУ НАФИГ! – с нескрываемым страхом рявкнул дракон и резко взмыл в небеса.

Дабы тут же оказаться сбитым брошенной точно ему в грудь телегой, взорвавшейся от соприкосновения с бронированной тушей настоящим стальным дождем. Причем это не преувеличение – вся земля перед входом в ущелье оказалась истыкана упавшими с небес доспехами и клинками. Шлемы вперемешку с бастардами, насквозь пробитая фламбергом серебристая кираса, чуть не снесшая ему голову иссиня-черная алебарда с болтающимся на древке золотым поясом, таки содравший кусок кожи с плеча острый диск…

— Валим! – ухватил его кто-то за воротник и резко дернул назад.

Парень не удержался на ногах.

Могучий гороподобный древний змий, буквально нашпигованный явно непростым железом, с оглушительным ревом упал вбок от тракта и изрыгнул настоящую волну ослепительного пламени, от которой ближайший холм вспыхнул и потек подобно растаявшему на сковороде куску масла…

— Шевелись ты, …! – рванула его вверх держащаяся за живот дама. – От нас тут и мокрого места не оставят!

Очевидность последнего утверждения таки заставила былого студента отвлечься от гипнотически действующего на юные мозги зрелища мини-конца света и рвануть в ущелье. Любопытство впрочем так и сяк заставило своего носителя перед поворотом остановиться и бросить последний взгляд на апокалиптическую картину великой битвы. Ничтожная, лишь чудом различимая на фоне гиганта фигурка в громе и грохоте летела на снова пытающегося набрать высоту монстра – и никакого оружия в ее лапках заметить не удалось.

А потом они просто не разбирая дороги бежали вперед. Вернее, лучница может и разбирала – он же сосредоточился на преследовании маячащей перед носом подтянутой фигуры и отдал всю остальную мозговую энергию смакованию только что виденного великолепного зрелища. И обсасыванию идеи убийства дракона голыми руками.

Разлом кончился столь же внезапно, сколь и начался – и пейзаж на этой стороне гор отличался от холмистой равнины как небо от земли. Но рыцарю быстро оказалось не до разглядывания рельефов – ибо Ви неожиданно споткнулась и с громким оханьем свалилась на камни подобно мешку с мукой.

Слава Создателю, ее рана оказалась не глубока, хотя и на редкость неприятна на вид. Создавшего способное нанести подобную пакость оружие умельца следовало бы казнить уже при первом же заикании о подобной дряни. Хорошо хоть выданные им всем на дорогу Фьюлом зелья работали явно не за счет одной только целебной силы трав.

— Нет, ну вы молодцы, — вдруг прервал только-только обратившего внимание на собственное плечо ученика рухнувший на землю рядом с ними Понт. – Дали деру и бросили меня там, будто не я тут Главный Герой…

Как бы хреново (и одновременно эпично) Бестолочь в данный момент себя не чувствовал, а взращенные в нем Наставником рыцарские инстинкты тут же подали мозгу ряд весьма конкретных сигналов. Однако принести положенные случаю извинения красный еще и от смущения парень не успел.

— С ума сошел?! – с истерическими нотками завизжала едва успевшая наложить какую-никакую повязку представительница прекрасного пола. – Он же нас всех в порошок сотрет!

— Это Карсомир! – в тон ей рыкнул прижимающий к груди нечто очень широкое с золотой рукояткой и покрытым письменами серебряным лезвием великий бандит. – Проклятый кобольд выкинул КАРСОМИР!

— Да плевать! – она вскочила на ноги и двинулась к жеребцу. – Верни, БЫСТРО!

— Через твой труп, — оскалился также вставший владыка.

Потенциальный дворянин поспешил прыгнуть между ними с криком «уже всё равно» — и неожиданно для себя нашел понимание во вроде бы готовившихся насмерть сцепиться спутниках.

— Мы для Него лишь букашки, из одного лишь сохранения верного порядка вещей долженствующие рассыпаться прахом при одном только Его приближении, — с тяжелым вздохом осел обратно закопченный и окровавленный принц. – И это в конце концов «Клинок Веры»!

Ви в ответ лишь показала некий наверняка неприличный жест, выругалась и легла на дорогу. Пару десятков секунд восстанавливала дыхание:

— Без толку. Теперь остается только бежать и молиться, чтобы у Бича появились более интересные занятие, нежели погоня за спятившими ворами. Отличная работа, ….

— Сам доволен безмерно. Кстати, – у ее ног брякнулись связанные бичевкой кинжалы, а подмастерье получил широкий и толстый браслет с крупным камнем посередине. Затем столь внезапно одаривший спутников конь чуть приподнялся и погрозил подчиненному копытом. – Чтоб опаладинился в ближайшие же сроки, понятно?

Вопрос наконец-то вывел также чувствующего себя откровенно неважно ученика из прострации:

— Чего это было?

— Ходячее доказательство обреченности сего Универсума задолго до собственно Отсоединения, — конь откинулся на камни. — Слышишь?

Юноша напряг слух – только дыхание спутников.

— Что я должен услышать?

— Тишину, — хриплый смех. – Он уже завалил исполинского дракона и сейчас небось теми же голыми руками его потрошит. Для Него это как спорт.

— Для КОГО?! – с нотками отчаяния возопил былой студент. – КТО…

— Надо шевелиться, — резко сменила тему Зубастая Тень, с кряхтением поднимаясь. – Иначе…

— Бесполезно, — простонала развалившаяся на дороге дама. – Ты видел, с какой скоростью…

— Даже Ему не разделать звероящера за пару часов – а ведь еще надо побрякушки собирать, — морщащийся при каждом шаге ангел смерти двинулся вперед. – Доползти бы до города…

Копыто вильнуло вправо и могучий ангел смерти с проклятьем упал на колени – дабы меньше чем через минуту встать снова.

— Предупредить их, — в голосе наравне со сталью засквозил тот самый первобытный ужас.

Глубокий вдох, будто перед чем-то воистину ужасным:

– Пун-Пун идет.