Сказание о Солнце и Луне

Давным-давно, в средневековом Понивилле, жила кобылка по имени Мисти Лэйк.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

Второй шанс

Второй шанс даётся всем.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Рейнбоу Дэш посещает проктолога

Не стоило Дэш увлекаться острыми буррито под сверхострым соусом...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Twenty Minutes

Сможете ли вы рискнуть своей жизнью, чтобы спасти жизнь незнакомцу? Что если на спасение вам будет отведено лишь двадцать минут?

Другие пони

"Дружба сильнее Войны!", Часть II: И грянул гром.

«Самая страшная из войн - это война гражданская. Нет ничего бедственней, нет ничего ужасней времени, когда сын подымает копыто на отца, когда брат сжигает жилище брата, когда сосед истязает соседа. Только твёрдый духом, только сильный волей сумеет противостоять этому ужасному бедствию, не помешавшись умом. Ещё раз повторяю: нет ничего хуже гражданской войны, ибо она разрушительна, она тлетворна и бесславна. А раскаиваться за грехи своих павших отцов придётся сыновьям и внукам.Так пусть хранит же Солнце Республику от гражданской войны на веки вечные». - Сигизмунд Станкевич, «История Велькской Республики».

ОС - пони

Последняя жертва

Попаданцы ходят в Эквестрию, как к себе домой - но не просто так. Волшебное Зеркало в глубинах сокровищницы Селестии порождает их только тогда, когда над миром в очередной раз нависает смертельная опасность. Луна, обратившись Найтмер Мун кое-что смогла понять в бесконечности этого цикла и хочет его прекратить. Почему?

Найтмэр Мун

Любовь и чейнджлинги

Он прожил среди пони слишком долго, но его королева собирается его вернуть. Чем всё это обернётся для Хард Воркера и Дэйзи? Читайте в небольшом шоте.

ОС - пони Кризалис

Разные дорожки

Что-то я не увидел ни одного произведения с участием мира сталкера и пони. Наверное плохо ищу)Но все-же я решился сделать свой первый фанфик по сталкеру. Вдохновлён фанфиком GALL "Два дня".

Другие пони

Всего лишь человек

В историях всегда есть главные и второстепенные персонажи. Но что, если ты и есть такой персонаж? Тебе неведомы события происходящие с главными персонажами, но так или иначе последствия затрагивают и тебя.

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Почему мы все принцессы

Далёкое и, на первый взгляд, прекрасное будущее Эквестрии. Однако устоявшийся порядок вещей по нраву далеко не всем пони.

ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 5. Маленькое приключение Глава 7. Синергия

Глава 6. Повседневность

Глава 06. Повседневность

Прошла почти неделя моего пребывания в Понивилле. Если без подробностей, то в целом это время можно описать так: я жил. Серьезно, никаких боевых заданий, неприятных событий и прочих непотребностей. Просто по утрам в город приходил черный единорог, сворачивал к ферме Эпплов, где и работал половину дня, после чего заходил к Твайлайт. Многие уже считали, что мы с ней делаем что-то очень личное, но это не так: случайный посетитель библиотеки мог застать обоих единорогов за работой. Я объяснял ей принципы теории "Восьми элементов", не особо вдаваясь в подробности, вроде "откуда я все это знаю", а она, в свою очередь, рассказывала о некой "Магии дружбы" — судя по всему вариации эмпатии, причем, невероятно сильной. Однако ж, чары этой самой эмпатии оказались довольно интересны, так что ее лекции я слушал, можно сказать, с удовольствием.

Взаимовыгодное сотрудничество оставило на моем магическом арсенале весьма заметный отпечаток: Твай обучила меня телекинезу. Оказывается, в традиционном варианте, используемом Защитниками, просто недоставало еще одного символа, который (удивительно, неожиданно и удачно) был нарисован в одном из фолиантов библиотеки. Знак "Окутывания" — так я его бы назвал, войдя в символьный состав руны значительно повлиял на простоту чар, к тому же уменьшив расходы магической энергии.

Знаменательное событие тут же было лихо отпраздновано двумя маленькими бочонками с яблочным соком, которые великодушно подарила мне Эплджек.

Телекинез значительно упростил мне жизнь, так что теперь я мог манипулировать сразу несколькими маленькими объектами. Особо это оценила все та же самая Эплджек, когда я таскал воду из речки для полива бесчисленных яблонь. В один прекрасный момент мне просто надоело надевать/снимать аналог коромысла с четырьмя привязанными к нему ведрами, так что я просто взял и попробовал вытянуть из речки шар воды, и, к своему глубочайшему изумлению, сделать это получилось с первого раза. Переливающийся сферический объект послушно завис предо мной, сверкая в лучах вступающего в силу солнца.

— Вот бы мне так же научиться! — воскликнула не менее пораженная фермерша, встав рядом и во все глаза разглядывая аномалию.

— И толку? Поднял — это да, но сдвинуть его я не могу.

Эта чертова штуковина висела совершенно спокойно, несмотря на все мои потуги подвигать ею. "Насмехаешься", — появилась в сознании мысль. "Ладно, подтолкнем-ка водичку немножко".

Гравитационный щит сформировался позади сферы, собравшись в комок, а затем лопнул, оказав на нее сильное давление. Через две секунды мы с Эплджек невольно приняли освежающий душ.

— Ой.

После этого случая я решил поднимать шары поменьше, что весьма и весьма помогло, и с тех пор меня иногда можно было увидеть шедшим в окружении шести-восьми средних размеров пузырьков. По объему до ведер они не доставали, но нужда в ужасной палке-дуге пропала.

Пару раз я заглядывал к Рарити, чтобы узнать побольше об Эквестрийских драгоценных камнях и сделал забавный вывод: многие экземпляры были изумительно схожи с виденными мною ранее. Рубины, сапфиры, изумруды и даже алмазы — все здесь встречалось, притом в избытке. Многие костюмы модельерши были в прямом смысле тяжелые из-за навешанных на них самоцветов. На мой вопрос сколько же может стоить все это великолепие она лишь рассмеялась, мол, с друзей денег не беру, чем ввела меня в небольшой шок.

Но время удивлений, оказывается, не прошло: следующей "точкой необычных событий" был домик, из которого доносилась довольно приятная спокойная музыка. Струнные инструменты действовали на мое сознание немного усыпляюще, за что я их особенно любил. И, честно говоря, было странно, что в таком далеком от городов месте живут такие хорошие музыканты.

На короткий стук послышалось удивленное: "войдите" и я предпочел аккуратно пнуть дверь копытом, а не шокировать хозяина своей темно-фиолетовой аурой телекинеза.

— Привет, Найт, — сказала мятная единорожка, удерживая магией большой золотой инструмент, немного напоминающий арфу. На ее милой мордашке ясно читалось удивление, вызванное столь необычным гостем.

— Приветствую, — по привычке я совершил полупоклон и, теперь уже не особо стесняясь, закрыл дверь телекинезом.

С тех пор, как Эплджек на пару с Рэйнбоу перезнакомили меня со многими пони в городе, которые принимали участие в "Пинки-вечеринке", у меня стал появляться жгучий интерес к особенностям их жизни: чем поняши занимались, как работали и проводили досуг. Проснулся инстинкт "поиска дома", — как называли это явление в Храме. Это значило, что мир мне приглянулся в качестве места, в котором можно осесть странствующему воину. Хотя, если подумать, эта мысль появлялась и во всех других мирах...

— Лира, это, случаем, не ты — виновница столь прекрасной музыки, доносившейся с округи?

Похоже, столь явная похвала очень польстила музыкантше, заставив ее даже немного покраснеть в смущении.

— Ну, я просто тренировалась перед выступлением, — тихо поведала мне та, — может, кто-то другой играл?

«Ага, скромности ей не занимать...»

— Не притворяйся, твоя музыка великолепна! — я не преуменьшал: не так уж и часто в измерениях, затопленных войной, попадались такие вот таланты, и мало кто из них мог усладить чуткий драконий слух..., — можно маленькую просьбу?

— Ну-у-у..., — Лира замялась, похоже, борясь между стеснением и гордостью, — да.

Улыбнувшись, я подмигнул ей и сел на небольшой диван, оказавшись прямо перед ней.

— Сыграй для меня эту мелодию, а?

Конечно, отказать незнакомцу, который вот так расхваливал ее таланты, единорожка не смогла, и уже через несколько минут приятная музыка охватила меня, вырывая приятные воспоминания из прошлого.

~

Восседая на горе, словно каменное изваяние, черный дракон, совершенно невидимый на фоне ночного неба, пристально изучал раскинувшуюся под ним картину.

Подножие горы Шепотов было довольно необычным местом: средних размеров деревья, чья листва была расположена на самом верху, словно зонт, перекрывали собой весь солнечный свет. Остальная растительность представляла из себя преимущественно колючий кустарник и острые, похожие копья, травы. Но чудовищность леса удивительным образом перемежалась с красотой его жителей: Виспы — маленькие насекомые, излучающие свет всем тельцем, драмиуры — маленькие магические создания, очень смахивающие на кошек; ночью они всем выводком забираются на деревья, создавая тем самым причудливые белесые узоры, а также стафиры — большие (и довольно вкусные) черепахи с двумя панцирями, частенько оказывающиеся облепленными маленькими виспами настолько, что выглядели как живые фонари.

Бродячие музыканты, в сопровождении двух вольных рыцарей, устроили посреди этого великолепия маленький лагерь и теперь неспешно разводили костер, даже не подозревая, насколько близко они находились от тайного убежища Защитников.

"Два, три, четыре... и еще парочка мечников в придачу. С ума они сошли, что ли, ходить по Мерцающему лесу в таком вот виде? Да их любая хищная тварь сгрызет и не заметит", — пронеслось в голове дракона, после чего тот расправил крылья и взлетел, впрочем, тут же изменил направление полета и бесшумно юркнул вниз, под защиту деревьев. Вполне логичное желание — разузнать побольше о незваных гостях методом подслушивания и подглядывания.

По взмаху черной, закованной в прочную природную броню лапы, тело рептилии с тихим звоном растворилось в темноте, лишив лесных жителей и людей последней возможности его заметить.

— Обливион бы побрал этот "духовный альянс", — в сердцах выругался один из рыцарей, делая взмах воображаемым клинком, — почему они так ненавидят нас?

— Не вас, — покачал головой человек в широкой шляпе, — и даже не самих музыкантов в целом, тут все дело в наших произведениях, понимаешь?

— Да уж куда там..., — обреченно выдохнул третий, заметно выделяющийся среди остальных огромным арбалетом, мирно висевшем у него за спиной, — все, что не по вкусу нашему "уважаемому" императору без разъяснения причин отправляется в забвение, будь то музыка, или люди.

Он плюхнулся прямо на землю и взял в руки свое оружие, грозно блеснувшее в лунном свете стальным болтом, взведенным и готовым к полету. Маленькие руны по бокам удерживали снаряд, не давая ему случайно выпасть.

— Да, — снова потянул тот, что в шляпе, — надеюсь, что все когда-нибудь изменится...

Второй рыцарь, доселе стоявший молча, хмуро осмотрел окрестности и принялся бродить вокруг, что-то высматривая. На его бедрах болтались два кинжала, а на спине висел ну просто очень большой тальвар, что ясно показывало: этот человек был выходцем одной из гильдий Воинов. "Похоже, бедняга не выдержал царивших там нравов и сбежал, иначе объяснить его появление тут невозможно".

— Не изменится, Сау, слишком империя въелась в общество, чтобы вот просто так ее сбросить, — обратился "арбалетчик" к своему товарищу, а затем вытащил из потайного кармана маленькую флейту, поднес ее к губам и принялся наигрывать спокойный мотив.

Двое других, облаченные в плотные кожаные куртки с гербами империи, основательно затертыми, но все еще виднеющимися, вытащили из-за пазухи крошечные арфы и начали медленно перебирать струны.

Эти три незамысловатых инструмента вместе звучали так прекрасно, что наблюдавший за этим дракон невольно заслушался. Эти бродяги играли очень и очень виртуозно, совсем не так, как делали это другие музыканты, выступающие во всяких богоугодных заведениях. Не было в мелодии резких прерываний, пафоса и постоянных для этого мира частичек марша. Чистая, красивая музыка, какую не стыдно будет сыграть даже в Храме.

Но как бы то ни было, люди находились совсем не в городе, и даже не в сельской местности. Со стороны речки, протекающей сквозь лес, но не доходящей до горы, к источнику звука медленно приближалась тварь, отдаленно напоминающая огромную собаку, но имеющая, четыре уха и большие костяные наросты по всему телу. Вельвер — опасный хищник, к тому же настолько "бронированный", что обычное оружие его не берет.

"Показаться на свет, или они сами справятся?", — помялся в нерешительности дракон, но затем вновь продолжил пристально вглядываться в ночь, не совершая движений.

Прошла целая минута, прежде чем люди стали смутно ощущать опасность: один рыцарь начал беспокойно озираться, тогда как второй принялся поглаживать рукоятки своих кинжалов. Забавные рефлексы — чуть что, сразу демонстрировать силу, как будто бы это может разрешить конфликт. Хотя, надо заметить, этот способ иногда помогал, но только не в этот раз.

Собакоподобный хищник, видимо, удовлетворившись достаточной близостью к жертвам, перестал скрываться и, сопровождаемый треском ломающихся кустов, бросился вперед в стремительной атаке. Его не остановил стальной снаряд, тут же выпущенный арбалетчиком, а красивый меч с расписной рукоятью смог только жалобно звякнуть о костяные доспехи, лишь царапнув их. Платой за подобную дерзость оказался мощный удар лапой в грудь, откинувший воина на несколько метров.

"Так, ясно, мой выход".

Крылатый зверь резко выскочил из своего укрытия, в два прыжка оказавшись рядом с вельвером. Мощный толчок передними лапами отбросил тварь подальше от людей, а короткий импульс ночи контузил ее, существенно замедлив все движения. Еще прыжок, чтобы сделать удар, но в этот раз костяная собака опередила своего противника, рванув вперед и ударив того в чешуйчатую грудь.

"Внезапно, надо ударить чем-то твердым, пока действо не обернулось для меня плачевно", — подумал тот, отлетая и зарываясь задними лапами в землю в попытке устоять.

Дракон мгновенно взмыл вверх, одновременно "импульсом" опрокидывая вельвера на землю, а затем, плотно прижав крылья к бокам обрушился на него черным телом, оглушая и буквально вминая в землю. Сокрушительный удар выбил из твари сознание на долгое время, тем самым дав людям возможность уйти живыми.

— Черт, теперь чешую придется чистить, — притворно грустно произнес победитель этой маленькой схватки, осматривая оцарапанные нагрудные пластинки, тесно жавшиеся друг к дружке, а затем собрался улететь... но был остановлен настойчивым чувством близкой опасности. То самое мифическое ощущение, раз за разом спасавшее черную шкуру, но при этом яростно отрицаемое всеми учеными всех миров не подвело и сейчас: резво развернувшись рептилия узрела человека, приближающегося к ней с тальваром наперевес.

— За свободный Эврал! — проорал тот, мгновенно бросив затею подобраться незаметно и разбежался, вскидывая изогнутый клинок над головой.

"О Тьма, что за идиот!".

— Я тебе сейчас как дам, "за Эврал", что всю оставшуюся жизнь только и будешь меня вспоминать! — не остался в долгу крылатый зверь, повернувшись боком и выбросив крыло так, что его костяная кромка ударила по тальвару, отбив его назад и вынудив человека потерять равновесие, — я им тут, понимаешь, жизнь спас, а они за это решили отнять мою...

Ошарашенный рыцарь перехватил свое оружие поудобнее и молча, но уже не так уверенно двинулся в новую атаку, стараясь игнорировать наигранно-обиженный взгляд желтых глаз с вертикальным зрачком.

— Фаррай, убери оружие, — внезапно произнес "арбалетчик", сам опуская свое огромное орудие и делая рукой знак другим, в результате все, кроме нападавшего на меня, спрятали свои железки в ножны.

— Это же дракон, Твар! — вместо требуемого действия крикнул воин, однако же остановился.

— Ну спасибо, что хоть летучей мышью-переростком не назвали, — произнесла рептилия насмешливым тоном, садясь на задние лапы и обернув себя крыльями.

Этот простенький жест вконец сломал логику бедняги-рыцаря, в результате чего тот воткнул свой тальвар в землю и бессильно, аки старичок, на него оперся, смотря неверящим взглядом на дракона, который, прямо как маленький ребенок, спеленался и выглядел донельзя мило.

— Дракон, который говорит — удивительное явление, — произнес человек в шляпе, подойдя к черной туше и усаживаясь рядом, — кто ты?

Остальные музыканты и хромающий рыцарь, которому очень сильно досталось от вельвера, не посмели приблизиться столь близко и расселись на камнях в двух-трех метрах от крылатого зверя.

— Я тут вроде как местный обитатель, а вот вы кто такие? Здесь проходит, скажем, не очень много людей...

— Людей? Что ты вообще о нас можешь знать? — очнулся от транса рыцарь, которого назвали Фаррай.

Тальвар был вытащен из земли, бережно очищен и занял свое обычное место в ножнах за спиной, а его владелец уселся рядом с Сау.

Выждав, пока все более-менее успокоятся, рептилия встала и раскрыла пасть, откуда неспешно выплыла большая фиолетовая сфера, покрытая сеткой.

— Вот, — со звоном выехавший из лапы коготь ткнул в бок фигуры, оставив на ней явный белый след, — здесь расположена столица Эврала — Картар, — коготь переместился чуть дальше, оставив за собой белесый путь, — это Мерцающий лес, мы находимся вот тут, — рядом с концом линии появился маленький треугольник, — гора Шепотов, — рядом с треугольником нарисовался кружок, — ближайшее поселение тут. Вроде как-то так, если не ошибаюсь, — крылатый вновь сел, всем своим видом демонстрируя невозмутимость, хотя оглушенный вельвер вскорости мог прийти в сознание.

Двенадцать глаз внимательно глядели на сферу, не в силах оторвать от нее взгляд. Момент явно затягивался, поэтому дракону пришлось немного поурчать, чтобы привлечь к себе внимание.

— Тут оглушенный хищник лежит вообще-то, — недовольно произнес он, случайно проявив свои эмоции бесконтрольным вилянием хвоста, — предлагаю удалиться..

~

— Найт, Найт! — услышал я взволнованный голос, принадлежащий кому-то смутно знакомому, — с тобой все в порядке?

«По сути не очень». Глухо прошипев на драконий манер, я попытался разлепить глаза и осмотреться. Где я и почему голос женский, когда в группу входило шестеро мужчин?

— Да не очень то...

«Нет, вспомнил!» Музыка, лира, Лира, зашел в гости... Брр, это был всего-лишь сон, "привет" из прошлого, навеянный, видимо, неплохой игрой единорожки. Заснул, когда она играла для меня... Ужас, стыд, и это было предсказуемо.

— Прости, прекрасная музыка для меня подобна снотворному, — смущенно произнес я, встав с дивана и выпрямившись во весь свой немалый рост.

— Ах, это, — ощутимо успокоившись, мятная единорожка отпустила из поля телекинеза какие-то странные белые штуки, очень смахивающие на бинты и постаралась сделать вид, что они вообще никак ко мне не относятся, — ну да, иногда я и сама засыпаю за игрой, — она улыбнулось и я последовал ее примеру, — а ты крепко спишь, кстати.

"Эмм, что? К чему бы это?"

— Ну... Спасибо за комплимент, если это был он, конечно. А с чего ты это взяла?

~

Солнце снова медленно закатывалось за горизонт, "радуя" меня красными оттенками мира. "Опять проспал весь день, да что же это такое в самом деле?" Пошел исследовать город... завалился спать у кобылки и на этом путешествие окончилось. Обреченно вздохнув, я повернул в сторону библиотеки и не спеша побрел в гости к своей новоявленной фиолетовой подруге. А куда спешить? Впереди вся ночь.

— Твай, ты дома? — выкрикнул я, когда мне надоело безответно стучать в дверь.

Не то чтобы хотелось получить ответ. Это было сделано просто для проформы, поэтому совсем неудивительно, что никто не ответил. "Опоздал", — пронеслась в голове немного грустная мысль. "Ну что ж, раз ее нет, значит, что-то важное, завтра зайду".

Вновь поворот, и теперь уже неспешное движение в сторону Вечносвободного леса, в глубине которого сиротливо притаилось мое персональное гнездышко. Сидеть на шее у Твайлайт для меня было как-то дико, хотя единорожка сама намекала, что мне можно оставаться на неограниченный срок. До чего же доброе создание... Прикинув в голове, сколько придется цокать по камню, а затем топать по земле, я горестно вздохнул и представил на секунду, что у меня на спине развеваются два могучих кожаных крыла. Увы, мой облик — единорог, а никак не пегас, так что двигаться могу только по земле, пока не исправлю "смену облика".

Пожив в городе с неделю, я заметил, что многие единороги совершенно свободно и раскованно используют свою магию вообще любых свойств, как-то даже проходил один огненный левитируя перед собой большой "шар пламени", который, сорвавшись, мог преспокойно выжечь пару домов. Опираясь на полученные знания, мною был сделан вывод, что "лицензии на опасную магию" тут попросту нет, так что я создал руну очередного заклинания и приказал ей двигаться передо мной. Тем самым столь длинный путь обещал стать не таким скучным... и он им не стал. Где-то через пару минут я стал замечать, что привлекаю нездоровое внимание окружающих. «Интересно, с чего бы это? Подумаешь, периодически руна недовольно вспыхивала, отказываясь работать, но это не должно было выглядеть необычно. В чем дело-то?» Попробовать идти с каменной мордой не вышло: пони все равно странно на меня глазели и это начинало немного раздражать. Жаль, "покров ночи" пока что был для меня недоступен: невидимость при таком внимании к моей персоне была бы очень кстати.

В конце концов, не выдержав, я с громким фырканьем (аналогичный звук у тенекрыла — глухое рычание, был куда красноречивее, как по мне) развеял руну и ускорил шаг, дабы прийти домой побыстрее и продолжить довольно интересный начатый проект: "коса ночи", но буквально через пару минут, подняв взгляд, увидел всю ту же странную картину. На меня так же смотрели, когда мои метки еще не проявились, поэтому просто для очистки совести я взглянул на свой круп...

Ну, красивые рисунки, представляющие из себя пересекающийся с молнией полумесяц, никуда не делись, да и не они были объектом внимания: из моей спины вырывались два пульсирующих потока энергии, по форме очень и очень похожих на драконьи крылья. "Вот тебе и пожелал".

Такую возможность упускать ни в коем случае нельзя, поэтому я встал как вкопанный и попытался ощутить эти магические конечности, как если бы они были частью моего тела, но увы: либо это просто красивый эффект, либо самопроизвольно появившись, заклинание работало неверно. В Храме нам частенько такое показывали, чтобы научить "молодняк" искусству создания все новых и новых чар, поэтому я точно знал, что делать.

Новая руна засияла предо мною, понемногу вбирая в себя символы "магических крыльев" (как я их обозвал). Вот теперь вокруг меня начала в прямом смысле собираться толпа. Такое зрелище здесь, наверное, в диковинку. Немного раздражает, если честно, пристальное внимание, поэтому когда новое заклинание "переехало" на руну, я развеял ее, сказал, обращаясь ко всем: "всего лишь эксперимент, не волнуйтесь" и галопом помчался в сторону леса, желая сейчас уединения.

~

И все-таки скрытые места, в которых я обитаю, просто идеальны. Как бы мне не нравилось общество цветных пони, но одиночество было привычнее. Многие Защитники твердили, что это большой минус, что затворнический образ жизни мешает нормальному вливанию в социум, но я ничего не мог с собой поделать, хотя и соглашался с ними, да. Вот и сейчас, стоя в центре темной пещеры, уже обставленной по-минимуму, я ощущал знакомое чувство, навевающее покой, умиротворение. Вся ночь была в моем распоряжении, и следовало потратить ее с пользой. Как ни крути, но мой репертуар заклинаний атаки и защиты был невероятно беден, а тактические чары вообще — в единственном экземпляре.

"Не дело это".

~

Если судить по тому, что в некоторых местах остались следы легких тычков, а в основании шеи, где у пони находится болевая точка, заклинание исследования выявило крошечный укус, спал я действительно крепко. «Теперь придется говорить странные вещи... опять». Мне даже жалко стало мятную пони: бедняжку теперь, наверное, мучает совесть.

— Ладно тебе, Лира, ну потыкала ты меня, когда я спал, и что? — почти отчаявшимся голосом произнес черный единорог, устав созерцать поняшу, которая лежала на полу, от стыда укрыв голову передними ножками. "Вот кто меня просил поделиться с ней результатами работы заклинания, исследовавшего мое тело?

— Так нельзя делать, извини-и-и, — потянула та, не меняя позу, что меня не очень устраивало.

Меня вообще ничего не устраивало: это я провинился, совершенно глупо заснув в чужом доме, но виноватой, почему-то считает себя именно хозяйка. Вот и проявилось первое крупное несоответствие моего понимания мироустройства и, собственно, мира.

— Раз сто тебя просил, ну хватит так себя вести, — почти жалобно произнес я. Уже давно мне хотелось просто погладить ее по гриве (аналог "приобнять" у людей, насколько я понял), но делать это не спешил: вдруг что-то сделаю не так, испорчу с ней хорошие отношения... "Да и Хаос с ними!", — наконец пришла ко мне в голову озорная мысль. Око за око, хм? А ведь сработать может, причем с большой вероятностью.

Очень тихо я подошел к Лире сбоку, чтобы она раньше времени не заметила моих небольших махинаций, тщательно прицелился и, быстро опустив голову, легко укусил ее в то же самое место, где это ранее сделала мятная единорожка мне. Эффект превзошел все ожидания: коротко пискнув, моя жертва мгновенно вскочила на четыре ноги и одарила меня таким взглядом, что сразу стало понятно: победа.

— Так нечестно, — выдохнула она, полыхая почище огненного шара.

— ...но зато весело, — не остался в долгу я и сразу перешел в атаку, — теперь мы квиты и ты не можешь считать себя виноватой, верно?

— Все равно...

— Нет, не все, ты извинилась, а теперь прими мои извинения за то, что я случайно уснул в твоем доме.

Маленькая словесная ловушка захлопнулась.

— Ну..., — было видно, что ее еще мучают сомнения и слова даются ей с некоторым трудом, — ладно.

~

Завершающий штрих, и символ Тьмы с готовностью полыхнул, отослав по смежным линиям маленькие импульсы к другим, озарив руну темно-фиолетовым сиянием. Всего-то час, и чары были готовы к действию. Поразмыслив немного, я решил, что около моего гнездышка можно устроить мини-полигон для испытаний "Косы ночи". Смысл его состоял в том, что мой хвост (в теории) пропитывался магией настолько, что резкое движение этой частью тела вызывало волну энергии, летящей по прямой и режущей даже металл. Хотя все тут зависело от силы взмаха; идеальный вариант — кувыркнуться в воздухе.

Преодолев заслон из больших широких листьев, я выбрался на поверхность и свернул к протекающей неподалеку речке. Ночью мало кто купается, так что можно вдоволь настреляться, не опасаясь за чью-либо жизнь. Прогуливаясь вдоль одному мне ведомой тропинки, я неожиданно вспомнил Храм, с его большой рекой, вдоль которой располагались красивые природные пляжи, на которых было замечательно валяться, созерцая звездное небо; путь до таких уголочков отдыха проходил как раз сквозь густой Лес Друидов, очень похожий на Вечносвободный. Ах, ностальгия...