S03E05
Пролог Глава 2

Глава 1

Твайлайт Спаркл проснулась от звенящего будильника и выключила его сонным ударом копытца. Позади была долгая, но плодотворная ночь учёбы. Она всё ещё хотела спать, но Флаттершай уже ждала её. Негромкий храп исходил из корзинки возле кровати, в которой спал дракончик. Твайлайт покачала головой, мягко улыбаясь. Ей никогда не приходилось беспокоиться о том, что Спайк недостаточно отдыхал. Она отключила будильник и составила список дел для своего помощника.

Всё ещё зевая, она почистила зубы и причесала гриву. Затем надела седельные сумки и собрала в них книги, которые нашла прошлой ночью: «Птицы Эквестрии» и «Иллюстрированное руководство по экзотическим существам». Флаттершай нашла яйцо и не могла узнать его, поэтому она обратилась к Твайлайт, чтобы определить, что из него может вылупиться. Так что, несмотря на ранний час, она взяла с кухни вчерашний маффин и направилась к двери.

Она вышла на улицу и вдохнула прохладный утренний воздух. Всё обещало прекрасный весенний день, и в этот раз Твайлайт будет наслаждаться им на улице, а не сидеть закопанной в груде книг. Она вновь зевнула и мысленно усмехнулась, а затем побежала вниз по дороге в сторону дома Флаттершай на окраине Понивилля. Она знала, что нужно будет рано просыпаться, поэтому могла лечь спать пораньше, но во время поиска картинок яиц наткнулась на увлекательную книгу «О теории альтернативных реальностей», которую и принялась читать чуть ли не до рассвета. Автор описал некоторые интересные идеи о природе реальности, но, конечно, все исследования был полностью теоретическими. С учётом объекта исследований, усмехнулась она про себя, по-другому бы и не вышло.

Она была далеко за пределами Понивилля, почти у самого дома Флаттершай, когда что-то услышала. Раздался шум, как будто разрывали пополам здоровенный кусок холста, и прямо перед её глазами появился какой-то разрыв. Она только увидела какой-то странный лес и — это были обезьяны? — перед тем, как огромное существо показалось в разрыве, проскочило через него и влетело в ближайшие кусты. Разрыв тут же закрылся. Повисла стена молчания, но вскоре птицы вновь защебетали. Не произошло ничего невообразимо-выдающегося, просто всплеск магии и… существо. Твайлайт неуверенно шагнула в сторону кустов, но затем отпрыгнула назад, когда существо поднялось во весь рост, пытаясь выпутаться.

Твайлайт уставилась на него. Она видала много странных существ во время приключений, даже гидру и василиска, но э т о превзошло всех их. Она сначала подумала, что оно не намного больше жеребца, но когда существо поднялось, поняла, что оно просто огромно, выше её почти в два раза. Оно возвышалось над ней, балансируя на задних лапах, как разъярённый медведь, а короткие передние конечности свисали по бокам. Они заканчивались не копытами, а скорее кистями, как у Спайка. Там, где короткие руки дракончика были расширены и заканчивались когтями, у этого существа они были огромными и похожими на паучьи, и она поняла, что у него дополнительный палец на каждой руке. Руки были покрыты лишь розовато-белой плотью, никаких когтей не было.

«Такого же цвета, как персик», — не очень кстати отметил маленький уголок её сознания. Одна из его рук держала длинную палку, почти такую же высокую, как и само существо, всю покрытую какими-то странными символами. Остальная часть существа была закрыта длинным чёрным пальто из какого-то тяжёлого блестящего материала, который она не видела никогда раньше. Только голова была ничем не покрыта, и она смогла лучше рассмотреть существо, когда оно повернулось. Голова была высокой и куполообразной, как у пони, но его короткая, потрёпанная грива едва прикрывала верх и затылок, оставляя шею голой. Лицо имело все функциональные органы, но они были странно расположены и имели не менее странную форму: уши были круглыми и располагались низко по бокам головы, рот был маленьким и не являлся частью морды, оставляя нос расти как одинокую гору, окружённую равнинами. Зрачки были напряжёнными и очень маленькими, хотя они расширились, когда существо увидело её. Очевидно, она удивила его так же, как оно удивило Твайлайт.

***

Влететь в кусты было немного больно. Выбираясь, я пострадал значительно больше. Ветки были усыпаны маленькими шипами, которые царапали руки и голову. По крайней мере, мой кожаный пыльник, зачарованный не пропускать пули и когти, предотвратил врезание шипов везде, где прикрывал тело. Не то чтобы это был бронежилет. «Но опять же, — подумал я, глядя на поцарапанные руки. — Ничего смертельного».

«Итак, — озадачился я, — что это за чертовщина?» Я недоверчиво осмотрел окрестности. Это место выглядело слишком прекрасно, чтобы быть настоящим. Покатые луга, усеянные красивыми деревьями, простирались настолько далеко, насколько я мог видеть. С другой стороны были холмы, покрытые сотнями яблоневых деревьев и дорога, на которой я стоял, ведущая к одновременно восхитительной и странной деревушке.

Это место не было Землёй из какой-то сказки. Поверьте мне, большинство сказок (как и большинство фей) на самом деле тёмные и кровавые. Такой мир, полный идиллии, мог появиться только из одного места. «Как, чёрт возьми, я угодил в диснеевский мультик?» — подумал я. Услышав тихий звук позади, я обернулся и получил ещё больший шок.

Позади стоял маленький фиолетовый единорог и таращился на меня.

Самую чуточку привирая, могу сказать, что я очень даже «мужской» мужчина. Я не пью лёгкое пиво, ем стейки, не беспокоясь о холестерине, не спрашиваю дорогу и иногда бью себя в грудь, чтоб показать своё господство над менее мужественными людьми. Но, клянусь всеми власть предержащими, что этот единорожек был самой милой вещью, которую я видел когда-либо в жизни. От шока, когда я увидел его, захотелось рассмеяться, как пятилетней девчонке и крепко обнять его. Мне плевать, если это звучит странно, но оно было просто чертовски очаровательно! Размером с большую собаку, но у него была более круглая голова, чем у всех лошадей, которых я когда-либо видел, а глаза были большими и выразительными. Над глазами торчал спиральный рог, такой же фиолетовый, как остальное тело. Тёмно-фиолетовая грива, с несколькими розовыми полосами, была уложена под обычную причёску с чёлкой. На бедре была метка или татуировка — облако искр вокруг тёмно-фиолетовой шестиконечной звезды.

Оно смотрело на меня, находясь в шоковом состоянии, но не убегало, как сделало бы любое дикое животное. Я предположил, что люди не часто разрывают тут пространственно-временную ткань и вываливаются прямо из воздуха. Я уставился на него в ответ и сделал ошибку — наши взгляды пересеклись. Большие светло-фиолетовые глаза смотрели на меня, сочетая во взгляде любопытство и страх, и, когда я смотрел в них, то ощутил начало Взгляда в душу. «Вы, должно быть, шутите», — успел я подумать, прежде чем магия начала действовать.

Глаза часто называют окнами души и истинным отражением сердца человека. Как бы поэтически и бесполезно-романтически это не звучало, для чародеев это было правдой. Если чародей держит с кем-то прямой зрительный контакт, он посмотрит сквозь эти окна и увидит характер. Обычно, я был более осторожен. Мало того, что это неправильно — вот так заглядывать в кого-то без его согласия, но и они тоже могли увидеть мою душу. Я не особо поддавался самоанализу, но, судя по реакциям людей, видеть мою душу — не сильно приятное занятие. Одна женщина даже в обморок хлопнулась.

Я не был осторожным, потому как есть одно важное требование, которым должны соответствовать оба существа для Взгляда в душу. Никогда бы не подумал, что оно найдётся у пони, будь то единорог или что ещё, милашка или нет. А именно, душа.

Я был в библиотеке. Сказать, что она была огромная, примерно то же, что назвать солнце «большим». Она простиралась дальше, чем я мог видеть, во всех направлениях. Имею в виду, д е й с т в и т е л ь н о во всех.

Лестничная клетка, на которой я стоял, выглядела бесконечной, неисчислимое количество этажей уходили вверх и вниз от меня. Книги были везде: не только на полках, но и на читальных столах, и брошенные на стульях. Одна нашлась даже на лестнице. Я вышел с лестничной площадки, направляясь вглубь библиотеки. Потолок был покрашен так, что походил на часть ночного неба с созвездиями, причудливые очертания которых были обведены. Свет в помещении исходил от больших светильников, расположенных в форме шестиконечной звезды, каждый из которых был окружён отдельными лампами с держателем такой же формы. Потребовалось время, но я понял, что они соответствуют метке на крупе. Я заинтересовался символом, но остальная часть библиотеки отвлекала. Когда я бродил между полками, то заметил, что, несмотря на бардак, книги хранились с любовью — невозможно было заметить ни одного треснувшего переплёта или загнутой странички. Её коллекция мудрости, возможно, и была неорганизованной, но ни одной её частью явно не пренебрегали. Это место было храмом любви к учёбе и уважению к знаниям. На торцах книжных шкафов и на стенах одна за другой висели картины с изображением разных существ.

Там висели портреты и фотографии, похоже, полученные экспромтом, детские рисунки карандашом и великолепные картины маслом, барельефы и даже несколько небольших скульптур: всё было организованно в том же случайном порядке, что и книги. Я видел снова и снова повторяющимися девять или десять существ: несомненно, очень важные… люди?.. в её жизни. Как ни странно, не все они были единорогами. Они были схожи, но рог был не у всех: у некоторых вместо него — крылья, у других вообще ничего.

Множество детских рисунков концентрировались вокруг пары существ, которые, как мне показалось, были её родителями и фиолетово-зеленого шарика — наверное, домашнее животное? Более поздние изображения вращались почти исключительно вокруг семерых персон. Первое, что привлекло моё внимание, был масляно-жёлтый пегас со светло-розовой гривой и хвостом и застенчивой нежной тёплой улыбкой. Я думал, что фиолетовый единорог был симпатичным, но этот пегас был просто убойно-очаровательным. Был ещё один единорог, на этот раз с белоснежным телом и тёмно-фиолетовыми гривой и хвостом — явно причёска. Она выглядела как настоящая королева красоты, но у неё была открытая дружеская улыбка, что указывало на более добрую и глубокую личность, чем большинство светских особ. Конечно, большинство таких, которых я встречал недавно, были вампирами, криминальными авторитетами или феями. Любопытных чародеев с финансовыми проблемами не приглашают на н о р м а л ь н ы е вечеринки.

Картины с ярко-розовой пони висели в самых разных и странных местах, как будто она выскакивала отовсюду. Она была восторженной, почти вне себя от радости, что соответствало её всклокоченному виду. Я не думаю, что была хоть одна картина, на которой она спокойно сидела на месте. Другая обычная пони, оранжевая, всегда была в ковбойской шляпе и с упёртым выражением лица, напоминая моего наставника, чародея Маккоя. Она почти всегда была изображена работающей на ферме, гоняющей крупный рогатый скот или делающей другие вещи, должно быть, полагающиеся ковбойше.

Я остановился перед изображением маленького фиолетового дракона, отрыгивающего зелёное пламя. Дракон? Серьёзно, настоящий огнедышащий дракон? Но он был крошечный! Меньше пони. Фиолетовый, с округлыми зелёными шипами на спине. Я понял, что это фиолетовый шарик с первых изображений — он был с ней в течение долгого, очень долгого времени. Он всегда изображался помогающим, по крайней мере, если не спал. Чем бы он для неё не был, но явно не домашним животным.

Последним из её очевидных друзей был ещё один пегас, в основном, спящий или летающий, с особенно дерзким взглядом. Он был голубой, с радужными гривой и хвостом, что казалось не очень уместным, даже среди психоделичных по масти поней.

Кем бы они ни были, было очевидно, что именно эти пони очень важны для неё. Она наверняка любит их всех настолько, что они значимо засели в её душе.

Самое почётное место, однако, было зарезервировано для огромного крылатого единорога. Она была больше похожа на лошадей, к которым я привык, — длинноногая, с изящной шеей и длинной мордой. Её шерсть была чисто-белая, но грива и хвост располосованы пастельными розовым, зелёным и синим цветами и всегда изображены развевающимися на ветру. Из-за её короны и царственной осанки я догадался, что она относилась к правителям или что-то вроде того, но так же она была чем-то большим, чем просто единорог.

Взгляд в душу неожиданно прервался и я вернулся на солнечный луг, глядя на маленькую единорожку. Она грохнулась в обморок.

— Ну, отлично, — пробормотал я. — Пробыл здесь всего пару минут и уже успел травмировать одного из местных жителей, загнав живого единорога в бессознательное состояние.

Я вздохнул и нагнулся, чтобы положить бедную девочку на плечо. Сделав это, я почувствовал покалывание, как от статического электричества — признак того, что она была магом.

— О, конечно! Она тоже знакома с магией! В этом нет ничего странного!..

Ну, я же не мог просто оставить её лежащей посреди дороги. Я посмотрел было на город, но не был уверен, как жители отреагируют на странного чужака, несущего бессознательного местного. Затем глянул в противоположном направлении и заметил невдалеке небольшой домик. Он выглядел одновременно гостеприимно и знакомо. Я, слегка ускорив шаг, двинулся к нему.

— Надеюсь, они доброжелательны, — сказал я в никуда. Я почти добрался до него, когда понял, почему он показался знакомым. Причудливый домик выглядел так, как будто попал сюда прямо из Шира.

— Быстро думаем, что сказать жителям домика. Я несу маленькую фиолетовую живую волшебницу-единорожку, которую случайно вырубил, внутрь хоббитской норы в поисках помощи. Может ли эта ситуация стать ещё более странной? — проворчал я, открывая дверь и входя внутрь.

— О, Твайлайт, ты здесь, — радостно сказала маленькая жёлтая пегаска из Взгляда. Как только она обернулась и увидела меня, её лицо быстро изменилось на шокированное.

Ну, конечно — они могут говорить. Я даже не удивился.

***

У Флаттершай было утро, полное хлопот. Она накормила всех своих маленьких друзей очень рано, и теперь была занята приготовлением фруктового салата для себя и Твайлайт, чтобы разделить его, когда они закончат выяснять, что за яйцо она нашла. Она находилась спиной к двери, когда та открылась.

— О, Твайлайт, ты здесь, — радостно сказала она, оборачиваясь. Потом она увидела ЭТО. Оно было огромным, даже выше мантикоры, которую она когда-то приручила. Его голова почти задела потолок, когда оно распрямилось, войдя внутрь. Его длинный чёрный плащ открылся, когда оно выпрямилось и Флаттершай смогла увидеть, что оно держит неподвижную Твайлайт в своих руках. Она была на грани паники, когда оно заговорило.

— Ладно, это действительно не то, на что похоже. Я нашел её на пути к вашему дому и принёс сюда, чтобы оказать помощь, — оно говорило негромко, но быстро, глубоким голосом. — Знаю, что выгляжу очень страшно, но клянусь — я не плохой парень.

Флаттершай едва заметила, что оно говорило. Оно нокаутировало Твайлайт и теперь пришло за ней и её животными! Она знала, что должна защищать их, но это было очень страшно. Она взглянула на него, а оно уставилось на неё сверху вниз. Его крошечные глаза были более выразительные, чем у любого другого существа, которых она когда-либо видела. Её сердечко сжалось в груди, крылья прилипли к бокам и она начала задыхаться. Существо быстро отвело взгляд и опустило Твайлайт на пол, затем повернулось, чтобы присесть рядом с ней. Флаттершай закрыла глаза и негромко захныкала.

— Dormius, dorme, dormius, — прошептал мягкий голос.

Флаттершай скользнула сквозь разум, который становился блаженно пустым. Последняя мысль, которая появилась у неё перед тем, как она окончательно скользнула в сон без сновидений, была о том, как грустно звучал этот голос.

Флаттершай проснулась в своей кровати. «О, богиня, — подумала она. — Что за странный сон?» Потом заметила, что Твайлайт спит рядом с ней, ворочаясь, с обеспокоенным выражением лица. — «Стоп. Она же не оставалась на ночь. Это что, на самом деле произошло?»

Ответ на её вопрос был дан фальшивым пением снизу. Это была весёлая песня, но текст не имел особого смысла. «Что такое «жёлтая подводная лодка»? — удивилась Флаттершай. — И зачем кто-то живёт в ней?» Песня становилась всё громче, сопровождаемая скрипом ступенек, когда существо поднималось по ним. Флаттершай пискнула и натянула одеяло до самых глаз. Оно вошло в комнату, его руки были заняты чайным подносом, на котором стоял её чайник, три чашки и нарезанное яблоко. Оно врезалось головой о низкий потолок и что-то мрачно пробормотало, взглянув на обидевшую его архитектуру. Затем, заметив, что она не спит, остановилось, прекратило бубнёж и одарило её улыбкой, которая выглядела больше усталой, чем счастливой.

— Простите, что напугал вас, но я честно не желаю вам ничего плохого. Я заварил чай. Не знаю, какой вам нравится, поэтому просто угадывал. Надеюсь, корица подойдёт. — существо поставило поднос с одной стороны кровати и село напротив. Теперь, когда оно не возвышалось над ней, Флаттершай считала его не таким уж страшным. — Имею в виду — у вас уже были чашки, поэтому я и взял их, хотя понятия не имею, как вы держите их, учитывая то, что у вас, знаете, только копыта.

— Эм… Ну… — пробормотала Флаттершай. — Спасибо.

Оно улыбнулось, на этот раз куда теплее, и начало наливать чай в две чашки. Она взяла чашку обеими копытами, что, похоже, сбило его с толку, и начала медленно пить.

— Приятно видеть, что вы и правда умеете говорить. Сначала я думал, что мне просто показалось, — сказало оно, жуя кусок яблока и держа чай в другой руке. — М-м-м, а они вкусные. Ладно, я Гарри.

— Ну, эм… Понимаете. Н-не обижайтесь, но вы не похожи. — Флаттершай слегка смутилась.

— Я не похож на что?

— Волосатый (Harry (Гарри) и Hairy (Волосатый) созвучны — прим. переводчика). Я имею в виду, что знаю много разных животных, и вы на самом деле одна из наименее волосатых вещей, которые я когда-либо видела, — она нахмурилась и слегка покраснела. — Не то, чтобы я называла вас лжецом или что-то в этом роде, я просто, ну… — она замолчала.

Он потёр свой лоб одной рукой и вздохнул.

— Не переживайте, это просто имя. Как насчёт называть меня Дрезден?

— О, хорошо. Вы можете называть меня Флаттершай, — сказала она, застенчиво улыбнувшись. — Хм… Вы не против, если я задам один вопрос?

— Кто я и откуда? — оно поставило чай и кивнуло. Флаттершай закивала. — Ну, назовём меня человеком и я из другого мира. Сюда попал случайно. У вас вообще нет людей?

— Нет, я никогда даже не слышала о людях раньше. Вы находитесь в Эквестрии. У нас есть пони, драконы, коровы, буйволы, грифоны и многие другие существа, но людей нет.

— Мир, в котором пони произошли от человека? — сказало оно, усмехаясь. Флаттершай в замешательстве посмотрела на него. Оно снова улыбнулось и протянуло свою руку. — Очень приятно познакомиться с вами, мисс Флаттершай.

— Взаимно, мистер Дрезден, — она слегка улыбнулась и пожала её.