S03E05
Глава 2 Глава 4

Глава 3

Голова Твайлайт была заполнена противоречивыми мыслями и эмоциями, когда она скакала к Понивиллю. Из того, что она знала о нём, Дрезден был силой, с которой нельзя не считаться. Мир царил в Эквестрии много веков и пони в жизни не сталкивались с таким воином, как он. Если её теория верна, то он боевой маг. Что ещё хуже. Несложно почувствовать, что в плане грубой магической силы он превосходит её. Это было слегка высокомерно, но она никогда не ожидала встретить пони, кроме принцесс конечно, с большим магическим потенциалом. Она знала, что имеет больше силы, если не больше навыка, чем любой живущий единорог. Трудно не испытывать страх, даже немного завидовать такому таланту.

«Но, — обнадёживала она сама себя, — он не навредил никому своим прибытием. Конечно, он был пугающим, но не думал, что заставляет меня чувствовать себя слабой на его фоне. И даже заботился обо мне, пока я была без сознания. Он нравится Флаттершай, а она самая робкая пони, которую я знаю, когда речь заходит о чужих. Кроме того, его душа была как у пони, который вставал на борьбу с тьмой, который защищал остальных. Конечно, — её подозрительность не отступала, — ведь он так близок к тьме, с которой борется. Со всей его силой, что будет, если он переступит грань? Кто остановит его? Принцесса Селестия. Может быть, Элементы Гармонии. Я должна быть начеку и отправить его обратно, как только это станет возможным. Если он настолько опасен, почему я оставила Флаттершай наедине с ним? Почему я доверяю ему? Не только с Флаттершай, почему я верю всему, что он говорит?» — Потому что он ужасный лжец, — отозвалось сознание. – «Но откуда я могу знать это?» Его душа, поняла она. Она скрывает больше, чем увиденное ею. Она откуда-то знала о нём некоторые вещи на почти инстинктивном уровне. И эта логическая цепочка приводила к пугающему заключению.

« — Дискорд побери, — подумала единорожка. — Он тоже видел мою душу!»

Она раскраснелась и почувствовала, как сжалось сердце в груди. Он видел её душу. Она не могла поверить, что когда-либо подвергнется такому. «Даже мои друзья не знают меня так хорошо. Никто не должен видеть этого!» Это было ужаснейшим вторжением в её личную жизнь, однако тот факт, что и она видела его душу, немного успокаивал.

Но что он видел? Она знала, что не лучшая пони в любом свете, и что зеркало может быть жестоким. Даже когда она злилась на него по поводу Взгляда, ни он, ни она не сказали ни слова о том, что видели. «Какого мнения он обо мне? — Ей стало дико интересно. — Он вёл себя так, как будто мы друзья. Друзья ли мы?» Что она испытывает к нему? Могут ли они быть друзьями, учитывая его опасность? Он добрый, но полон гнева. Честный, но алчный. Вежлив, но саркастичен. Он — загадка.

« — Это нелепо! — думала Твайлайт, подходя к Понивиллю. — Я бы предпочла снова встретиться с Найтмэр Мун, чем иметь дело с ним.» Всё, что она знала до этого, было либо чёрным, либо белым. Но, с тех пор, как появился этот незнакомец, добро и зло смешалось и представляло собой серый мир.

Она побежала чуть быстрее, завидев библиотеку. Спайк должен был уже проснуться и, вероятно, занимался своими делами. Она прикинула краткое содержание письма и хотела бы запечатать его до отправки, однако это было слишком проблематично. Мало того, что она должна объяснить, почему письмо уже запечатано, но и почему она отсутствовала весь день. Кроме того, она не хотела врать друзьям и, особенно, своему помощнику номер один.

— Спайк? — позвала его Твайлайт, как только зашла в библиотеку. — Мне нужно написать письмо Принцессе Селестии. Поторопись, это срочно.

— Срочно? — спросил Спайк. Он спешно сбежал по лестнице с пером в руке. — Неужели яйцо, что нашла Флаттершай, и вправду настолько важно?

Твайлайт поняла, что совершенно забыла об остальных делах, с момента прибытия Дрездена.

— Нет, тут кое-что другое. Я встретила новый вид по пути к Флаттершай.

Спайк потерял интерес.

— Твайлайт, сообщать принцессе о каждом новом виде жуков не срочное дело. Вспомни, как ты обнаружила новый вид форели и…

— Это было год назад, — возразила Твайлайт, хотя эти события немного потускнели в её памяти. — Этот вид разумен, больше и, возможно сильнее, чем пони, возможно агрессивен и магического потенциала в нём столько же, сколько во мне. — Закончила она и посмотрела на Спайка. — Вот почему это срочно.

Челюсть Спайка упала на пол к тому времени, когда Твайлайт закончила. Он умчался наверх и вернулся с бумагой и чернилами с рекордные сроки. Твайлайт прокашлялась и начала диктовать. Она кратко, как могла, пересказала утренние события, но немного запнувшись, решила не упоминать о Взгляде. Вся эта история и так звучала слишком фантастично, чтобы добавлять невероятных деталей. Она думала рассказать Принцессе о Взгляде при личной беседе, когда она будет готова увидеться с Дрезденом.

— Теперь, Спайк, запечатай и оправь его, — сказала Твайлайт, когда начала доставать несколько книжек с полки. К «Теории Альтернативных Реальностей» присоединились несколько книг по телепортации и иллюзиям.

Спайк закончил письмо, запечатал и отправил, испепелив его своим магическим огнем. Он повернулся к Твайлайт, его глаза приобрели серьёзное выражение.

— Могу я его увидеть? А, Твайлайт? Ну пожалуйста? — просил Спайк. — Его описание звучит действительно крутым! — он прервался, заметив выражение Твайлайт и попытался сбавить обороты. — Ну, то есть, я имел в виду, что это действительно важный случай, и я могу понадобиться, как помощник номер один, — он с надеждой улыбнулся, хотя и наговорил много лишнего.

Твайлайт погладила его по голове и покровительствующим тоном сказала:

— Прости, Спайк. У меня есть более важная задача для тебя, — Спайк огорчился, он тут же сделал скептически настроенное лицо. Твайлайт проигнорировала это и продолжила. — Я хочу привести его сюда, чтобы следить за ним до прибытия Принцессы Селестии. Приберись в кладовке, чтобы он мог спать там, если это потребуется.

— Прекрасно, — пробурчал Спайк. Его недовольство, однако, продолжалось недолго. Он отрыгнул небольшую струю зеленого пламени. Письмо обрело форму, и дракончик поймал его рукой.

— Быстро, — прокомментировала Твайлайт, пока Спайк откашливался.

— Здесь написано: «Извините, мисс Спаркл, но Принцесса сейчас в другом замке. На этой неделе она и Принцесса Луна посещают Кольтенхаген. Ваше письмо будет отправлено туда вместе со следующим отчётом из Кантерлота.» А? Может быть, хочешь написать ещё одно письмо, чтобы объяснить, что это срочно?

Твайлайт разочаровалась так, что захотела разорвать письмо на куски. Вот тебе и быстрое решение, подумала она. «Что ещё может пойти не так?» Она забыла об этой поездке. Она выдохнула и помассировала висок, чтобы расслабиться. Затем досчитала до десяти, чтобы не сорваться на крик.

— Нет, лучше не надо. Если напишу, что это срочно, придётся объяснять, почему и показать его, в результате о нём узнают все. Мы должны просто подождать и ничего не предпринимать. Я бегу к Рэрити.

Спайк надулся, когда Твайлайт покидала библиотеку.

— Блин, мне не дают увидеть чужестранца и Рэрити, а теперь ещё и дел прибавилось. Порой просто вздохнуть некогда.

Как только Твайлайт немного приоткрыла дверь, в неё вбежала знакомая оранжевая пони. Её коричневая шляпа сбилась, а грива была взмылена. Выглядело так, как будто она бегала всё утро.

— Уоу, ты тут, сахарок, — сказала Эпплджек. — Вижу, ты спешишь, но ты не видала нигде Пинки?

— Эпплджек! — взвизгнула Твайлайт, чуть не врезалавшаяся в неё. — Я думала, она сегодня работает над новым рецептом.

— В том-то и дело. Я ниде не видела эту кобылку. Миссис Кейк не видала её с утра, говорит, чё она сказала чё-то насчёт дыр в ткани реальности или тип того и кудысь умчалась. Надеялась, чё она здесь, потому что уже проверила все места Понивилля, де она част бывает. Не зна, где она?

Твайлайт обмякла, поняв, что знает, где Пинки. Эпплджек заметила дискомфорт подруги и с любопытством посмотрела с неё. Твайлайт вздохнула: она не умела врать.

— Я догадываюсь, где она, но сначала надо прихватить Рэрити. Пошли с нами.

Она порысила вниз по улице и Эпплджек поспешила вслед.

— Пгоди-ка. Где она и почему мы должны взять с собой Рэрити? Я прекрасно справлюсь с этим сама, спасиб, — ответила Эпплджек. Твайлайт покачала головой.

— Нет, я не имела это в виду. У меня есть очень важные новости, и я не хотела бы повторяться.

— Забавно, — Эпплджек припустила, а, догнав Твайлайт, игриво стукнула подругу по плечу и улыбнулась. — Я-то думала, чё ты любишь говорить, так же как читать.

Твайлайт хихикнула.

— Не так уж это и плохо, а?

— Итак, — Эпплджек быстро сменила тему. – Хотелось бы узнать ваше мнение по поводу нескольких моих новых рецептов. Мой любимый до сих пор — яблочный маффин с мускатным орехом вмест корицы.

Остаток пути они провели за обсуждением идей Эпплджек.

Бутик Карусель выглядел недавно помытым и практически светился в лучах дневного солнца. Твайлайт удивилась: какой бедняга-жеребец, а может жеребцы, спасали честь Рэрити от угрозы грязного дома?

— Добро пожаловать! — приветствовал их интеллигентный голос, когда они вошли. — В Бутик Карусель, где каждая вещь шикарна, уникальна и волшебна! — белая единорожка оторвалась от работы над платьем, которое требовало много внимания, и повернулась, увидев подруг. — Твайлайт, Эпплджек! Как я рада видеть вас. Что привело вас в мой скромный магазин?

Твайлайт оглядела магазин.

— Здесь больше никого? — когда Рэрити кивнула, она продолжила. — Это длинная история, но постараюсь объяснить кратко. По пути к Флаттершай этим утром я встретила странное новое существо, о котором нигде не слышала. Он определённо не пони, немного страшно выглядит, но к счастью, разумен. Я надеялась, что Рэрити сможет придумать, как замаскировать его, пока принцесса не освободится от своих дел и не отправит его домой, — подруги уставились на неё. — Я знаю, звучит как бред сумасшедшего, но прямо сейчас он находится с Флаттершай, и я не хочу оставлять их одних дольше, чем это необходимо.

Рэрити вздохнула.

— Я придумаю причину, почему это платье может подождать. Особенно, если в моей помощи нуждаются друзья, — она начала перебирать рулоны ткани, размышляя, что взять с собой.

— Так, стоп, — произнесла Эпплджек. — Ты хоч сказать, чё оставила Флаттершай одну с этим странным парнем? Ты уверена, чё Флаттершай осилит это? Мож, она и предложила помощь, но не будет ли эт больше того, чё она реально может сделать?

Твайлайт помотала головой.

— С ней всё хорошо. Я потеряла сознание, когда впервые увидела его, а когда очнулась, они уже были друзьями.

— Твайлайт, ты упала в обморок? — спросила Рэрити из-за стеллажей с рулонами ткани. — Он так плохо выглядит? — дрожащим голосом спросила она. — Надеюсь, я смогу что-либо сделать…

Твайлайт пожала плечами.

— Да нет, не ужасно. Я была больше удивлена тем, что он выпал из дыры в воздухе, — её голос постепенно сошёл до бормотания. — И ещё эта штука с Взглядом…

— Какая штука? — спросила Эпплджек с подозрением.

— Никакая! — быстро ответила Твайлайт. — Ты готова, Рэрити?

— Готова как никогда, дорогая. Эпплджек, дорогая, не могла бы ты взять мои седельные сумки? Здесь гораздо больше, чем я могу унести.

Эпплджек перевела взгляд с Твайлайт на сумки, переполненные рулонами ткани и швейными принадлежностями.

— Эт всё необходимо? — спросила она.

— Ну конечно, — ответила Рэрити. — Я ведь не знаю, что может понадобиться, прежде чем увижу его. Твайлайт, ты его опиши, а я начну думать, как его получше приодеть.

Покинув Бутик, Рэрити быстро сменила вывеску на «Закрыто» и они отправились в путь до домика Флаттершай.

«Как же его описать», — задумалась Твайлайт.

— Для начала, представь Алмазного Пса, только очень высокого…

***

— Тем временем, в домике Флаттершай!.. — Гордо объявила Пинки. Флаттершай и я просто смотрели на неё. Флаттершай, наверняка, слишком хорошо её знала, чтобы спрашивать, но я не мог сдержаться.

— Простите, что? — много из того, что она наговорила, было до сих пор непонятно. Но, эй!.. парень ведь может надеяться на что-то или нет?

— Ничего, просто переход между сценами, — Пинки улыбнулась так, как я до сих пор думал, улыбаться невозможно.

— Ладно… Вернёмся к нашему представлению, — я запнулся, стараясь удержать сценический образ. Адские колокола. Как мой отец проделывал это перед целой толпой? — Перейдём к следующему фокусу.

Она с энтузиазмом закивала, а Флаттершай улыбнулась. Моя первая пара заклинаний не вызвала бурной реакции — левитирование разных штуковин, похоже, не впечатлило. Чародеи вроде Твайлайт, должно быть, практикуются в открытую. Опыт с отслеживающим заклинанием — не используя ничего, кроме кристаллов и одной волосины из хвоста, прошёл куда лучше… хотя так и не понял: как Пинки поместилась в том ведре с губками? Теперь я делал магические кольца. Начал с запечатывания Пинки в звуконепроницаемое кольцо. Мы с Флаттершай смеялись над этим, Пинки присоединилась через минуту. Дальше должно было быть кое-что более занимательное.

— Для следующего фокуса нам нужно ненадолго выйти на улицу.

Пинки довольно улыбнулась и сорвалась с места прежде, чем я успел сделать шаг. Я тормознул на кухне и захватил оттуда табуретку, немного соли и яблоко. Когда компоненты заклинания были собраны, я положил их в самом дальнем конце газона Флаттершай, настолько далеко от дома, насколько это было возможно.

— Должен предупредить зрителей, что увиденное может показаться опасным, но не беспокойтесь. У меня всё под контролем!

По крайней мере, надеюсь. Пока все мои заклинания проходили без сучка и задоринки, но теперь пришло время попробовать кое-что посерьёзнее. Я положил яблоко на табуретку и окружил это кольцом из соли, затем тихо пробормотал квази-латинское слово и опечатал круг своей волей. Так как я добавил энергии, вспыхнули искры и барьер на мгновение стал видимым. Флаттершай и Пинки, оценив это зрелище, выдохнули, и я не мог сдержать улыбку. Визуальные эффекты были пустой тратой магических сил, но они и правда выглядели круто. Отошёл назад шагов на десять и убедился, что моя кобылья аудитория позади: если бы что-то пойдет не так, я взял бы на себя основной удар. Поднял свой жезл и сосредоточился на нём. Высеченные руны, ожив, засветились, издавая знакомый запах палёной древесины. Верхушка начала светиться гневно-красным по мере того, как я медленно готовил заклинание: не нужно спешить для первого раза. Магия собралась в мощный порыв, и я жестом жезла высвободил её.

— Fuego! — крикнул я. Огромный столб пламени вырвался из жезла и ударил в круг, который я приготовил, волной огня. Он разделился, как только достиг магического барьера: как река, наткнувшаяся на скалу, омывает её со всех сторон. Пламя быстро исчезло, как только магия перестала действовать, и я подошёл к кругу. Было приятно видеть, что его целостность не нарушена — ни одна крупинка соли не сдвинулась с места, да и табурет с яблоком выглядели неплохо. Я разрушил круг прикосновением и взял яблоко. Оно даже было прохладным на ощупь. Улыбнулся и повернулся к безмолвным пони. Их рты были нараспашку и я усмехнулся. Вспомнив уроки отца о зрелищности, слегка поклонился и осторожно бросил яблоко Флаттершай. Она пискнула и вздрогнула, но Пинки поймала его прежде, чем оно упало на землю.

— Оно даже не горячее! — воскликнула она, перед тем как откусить большой кусок. Флаттершай смотрела на меня с удивлением и с чем-то, похожем на страх. Я внезапно обрадовался, что организовал всё это как магическое шоу. Увидев меня, метавшего пламя такого масштаба, она наверняка запаниковала. Я выругался про себя за то, что не подумал об этом раньше, и заметил подпалины на её газоне.

— Ну, дамы. Вот как-то так, — я нервно потёр шею. — Простите за газон, мисс Флаттершай. Я что-то не подумал.

— О, всё хорошо. Вырастет заново, — она уставилась на меня, и мне пришлось отвести глаза, чтоб избежать Взгляда. — Но это было действительно удивительно. Имею в виду, я видела, как Твайлайт делает разные магические штуки, но такого ни разу.

— Серьёзно? — спросил я. — То есть, манипуляции с огнем здесь не особо распространены?

Она покачала головой. Странно, создание огня было одним из базовых заклинаний. Оно требовало чуть больше магической силы, чем двигание предметов, но в конечном итоге энергия любит превращаться в тепло. Кстати говоря, я заметил, что не устал так, как должен был, после огненного взрыва, учитывая заклинания, которые использовал несколько часов назад. Как правило, управление такой энергией требует некоторых усилий, не сильно отличающихся от преодоления одного лестничного пролёта, но я едва чувствовал это. Любопытно… Я не использовал магические чувства, а ведь кое-что должен был сделать сразу, только прибыв сюда, но отвлёкся на нелепо милых пони.

— Звёзды и камни! — вскрикнул я.

Этот мир практически бурлил магией. Даже воздух был насыщен ей. Это как будто стоять на центре огромной лей-линии. Я не мог поверить, что не обратил на это внимания раньше.

— Это было волшебно вкусно! — воскликнула Пинки, как только подпрыгнула к нам и взорвалась в приступе смеха. — О-о, о-о-о! А ты можешь повторить огненную часть, только больше?

Я моргнул. Да, ей было далеко не страшно.

— Не думаю, что это хорошая идея, — начал я и её лицо стало таким надеющимся, что сказать остальную часть оказалось довольно сложно. — Огонь очень опасен, особенно в таких количествах, как вы говорите. Я не должен, имею в виду, не могу этого сделать. Если что пойдёт не так, это может навредить кому-то из пони.

После этого её нижняя губа выпятилась, а глаза стали шире и наполнились грустью и тихой мольбой. Пришлось отвернуться и на этот раз не для того, чтоб избежать Взгляда. Маленькая розовая пони умела делать лучшие щенячьи глазки из всех, которые я когда-либо видел.

— Не бойся, ты можешь сделать это! Пожалуйста? — спросила она с надеждой в улыбке.

Флаттершай добавила своих пять копеек:

— Я не возражаю увидеть это ещё раз, мистер Дрезден, — я одарил её беглым взглядом, и она немного осела, тихо бормоча. — Я имею в виду — если вас не затруднит или что-то в этом роде.

Я застонал. Я знал, когда надо мной одерживают верх. Я не мог сказать «нет» паре таких мордашек.

— Ладно, только мы отойдем ещё дальше от дома, и я сделаю это лишь один раз, согласны?

Они улыбнулись и кивнули. Почему я становлюсь таким сосунком, когда общаюсь с женщинами? Даже с нечеловеческими? Они следовали за мной, пока мы не отошли на примерно сотню ярдов от дома, в сторону луга, откуда я недавно прибыл. Мы были далеко от деревьев, и я проверил небо на наличие птиц. Ничего, даже облаков не было.

— Ладно, — предупредил я. — отойдите.

Они отошли на пару шагов.

— Нет. Я имею в виду, далеко назад.

Они поколебались, но выполнили просьбу. Пинки откуда-то достала коробку попкорна и захрустела им. Я глубоко вздохнул и собрал свои силы, как делал это раньше. Я обратился к магии и нарисовал в голове картинку того, что собираюсь сделать. Собрать всю энергию заняло несколько секунд. Этот тип заклинания был абсолютно непрактичным в бою, но должно быть впечатляющим, как ад. Кончик жезла засветился ярким белым светом, почти слишком ярким, чтобы смотреть на него. Я осторожно поднял его, указывая в небо, и взревел:

— Pyrofuego!

Колоссальный столб бушующего пламени устремился из жезла так яростно, что я с трудом удерживал его направленным в одну точку. Как только он поднялся, то развернулся в огромный безумный инферно, образуя нечто похожее на циклон из Ада. Всё это было красиво, почти гипнотизировало. Я всегда любил огонь. Некоторые даже называют меня пироманом, но он очень полезен в работе. Огонь — сила очищения, как физически, так и духовно. Вот почему люди инстинктивно обращают внимание на языки пламени. Мы знаем, что огонь держит темноту в страхе.

То, что я сделал, было по-прежнему невероятно. Нелепая штуковина выросла почти на сотню футов перед тем, как сдалась. В целом, результат был немного лучше, чем я рассчитывал. Скорее всего, я собрал больше энергии, чем планировал. Я должен быть более осторожным, когда буду обращаться к магии, с этого момента. И тут внутренний голос напомнил: «Твайлайт не говорила о не-привлекании внимания? Вообще-то, говорила. О, проклятье…»

— Ну, девочки, — объявил я аудитории. — Время покинуть место преступления.

Я убрал жезл и направился к дому Флаттершай, стараясь выглядеть невинно. Флаттершай и Пинки шли за мной, Пинки весело трепалась о чём-то. Я заставил её выключить вещание и наблюдал за возможным преследованием. Это не было первым разом, когда я применял стратегическое отступление после разжигания гигантского костра. «И скорее всего, не последним, — подумал я. — Ну, по крайней мере, в этот раз мне удалось не попасться».

— А ну стоять, чудачелло! — закричал дерзкий голос.

Я замер и медленно повернулся, тихо ругаясь про себя: «Проклятье, Гарри, тебе стоит прекратить бросать Вселенной вызовы вроде этого!» Это был ещё один пегас, летящий на меня с нелепой скоростью.

«Серьёзно? С каких это пор у пони появились гипердвигатели?» — подумал я некстати.

Она была голубой пони, с радужными гривой и хвостом, и была очень злой. Она даже заставила свои алые глаза смотреться страшно. Я мог изучить это в мельчайших подробностях, потому что она направлялась прямо на меня. Напомнил себе — упасть на землю, пока она не протаранила мой не то чтобы очень уж мощный щит. Я надеялся, что неизбежное столкновение не сильно ей навредит. Она начала тормозить примерно в двадцати метрах и ей удалось остановиться в нескольких дюймах от моего барьера, разрушив все законы физики, которые я когда-либо знал. Я выпустил энергию из щита и он тут же исчез.

Она бросилась вперёд… На самом-то деле, прижавшись своим лицом к моему, так что все, что я мог видеть — это её глаза.

— Какого сена ты о себе возомнил? Я прекрасно дремала, пока твой глупый огонь не испарил моё облако! — закричала она. В такой ситуации разумный человек попытался бы отступить и объяснить всё спокойно и уравновешенно. Тем не менее, она почти задавила меня, и, между прочим, я не мог назвать себя разумным. Я навёл орудия и открыл огонь.

— Я, пожуй сена, Гарри Дрезден! — я был невозмутим. Ей потребовалась секунда, чтоб догнать мои слова.

— Не умничай со мной, чудило! И отвали от моих друзей! — она ткнула меня в грудь одним из копыт. Я отвёл его в сторону.

— Ой, извините, — ответил я без доли искренности. — Это должно было напугать меня? Послушай, дорогуша, ты милая и всё такое, но запугивание — игра для взрослых людей. Почему бы тебе не отвалить? — я повернулся и начал было идти, но она облетела вокруг и снова уткнулась мне в лицо.

— Э нет! Я всё ещё разговариваю с тобой!

— Чудненько. А я всё ещё не слушаю тебя, так что мы квиты, — возразил я, даря ей ухмылку. Я думаю, это была ухмылка. Её лицо стало красным, имею в виду, буквально. Не покраснело, а стало по-мультяшному красным от злости. Я почувствовал, как ёкнуло в селезёнке, и обдумал следующий шаг. Что-нибудь из Багза Банни, немного осовремененное, конечно же.

— Ой, ты злишься, пони? — это довершило картину. Её глаза вспыхнули яростью. Она готова была первоклассно врезать мне. Я мимоходом пожалел, что не был достаточно умной задницей и не приготовил щит. И тут Пинки прыгнула между нами и напряжённая ситуация тут же испарилась.

— Ой, да брось ты, Дэши, друзья не должны драться, — игриво, как всегда, начала она.

— Ни за что, Пинки, — голубая пегаска фыркнула и скрестила копыта. — Имею в виду — кто дружит с таким чудаком? Не я, это точно.

— Эм, ну… — Флаттершай высунула голову из кустов. — Пинки и я дружим. И, наверно, Твайлайт, — она неуверенно подошла к нам. — Вы ведь не собираетесь драться, так?

Мне не нужно было быть Шерлоком, чтобы видеть, что она опасается конфронтации. Я чувствовал себя в полной заднице. Я покачал головой и она счастливо вздохнула. Это означало, что я должен был сделать то, чего мне не очень хотелось. Вздохнув, я протянул руку к парящей пони и сказал:

— Прости. Я не должен был говорить всего этого. Иногда мой рот обгоняет мозги.

Она с подозрением смотрела на мою руку, пока Пинки не подтолкнула её. Её взгляд переключился на розовую пони, но Пинки просто хихикала.

— Ладно, — сказала она, дотрагиваясь до моей руки и пожимая её. — Но только потому, что ты нравишься Флаттершай и Пинки, — похоже, она немного остыла. — Должна заметить, что та здоровая огненная штука была классной. Если кто-то и знает толк в крутости, так это я! Я Рэйнбоу Дэш, самый быстрый летун во всей Эквестрии!

Ну, это было не так уж и плохо. Наверно, стоит сбежать отсюда до того, как ещё кто-то из пони заявится проводить расследование.

— Приятно познакомиться. Я Гарри.

— Но это ведь не так, — Рэйнбоу Дэш подняла бровь.

«Проклятье, — подумал я. — Только не снова!»

— Забудь, просто называй меня Дрезден, — сказал я вслух.

— Ну ладно, — она пожала плечами. Пегаска лениво парила рядом со мной, пока мы двигались в сторону дома Флаттершай. — А ты можешь сделать ещё что-нибудь крутое?

Я выдал ей дерзкую ухмылку.

— Ты и половины не знаешь, что я могу, малышка.