MLP FIM - Унесённые судьбой!

Жизнь обыкновенного двадцати-однолетнего парня Кена Формана, шла своим чередом, как и у всех обыкновенных людей. Однако он и представить себе не мог, что сама судьба крупно изменит его жизнь. Возвращаясь ночью к себе домой, с ним случилось что-то, о чём он и сам не может вспомнить. Но когда он очнулся, то с ужасом и удивлением обнаружил, что теперь он больше не человек. Каким-то образом, он превратился в высокого земного пони и оказался в глубине неизвестного ему леса. И он даже не подозревает о том, что вскоре его затянет в водоворот невероятных событий и приключений, которые полностью изменят его жизнь. Примечание автора: Перво-наперво мне бы хотелось заранее предупредить вас читатели о том, что сам я как такого не являюсь фанатом данной вселенной, но так же и не являюсь её ненавистником. Этот фанф, моя самая первая работа по вселенной My Little Pony: Friendship Is Magic, а потому прошу, пожалуйста, не судить меня строго если я упустил какие-нибудь детали относительно данной франшизы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони ОС - пони

Your Sweet Little Belle

Вы со Свити Белль женаты чуть больше года. Сегодня был ее первый концерт в Кантерлот Мюзик-Холле. После впечатляющего выступления, вы знаете идеальный способ отпраздновать это событие…

Рэрити Свити Белл Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки

Молчание Октавии Мелоди

"Во тьме ночной и при свете дня - Мгла преследует меня"

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Одиссея моей дружбы (+Аудиоверсия)

— Тебя не было месяц, Твайлайт. — Месяц?! Меня не было три сотни лет! Я блуждала по бесконечным мирам, якобы принося гармонию и мир! Нет! Они все пытались использовать меня или прикончить! Все! Я не верю, что вы мне были друзьями! Никто из вас не пытался спасти меня или попытаться вытащить из этого бесконечного круга ада! АУДИОВЕРСИЯ! ЮТУБ! https://www.youtube.com/playlist?list=PLJfVAS9vs-lhMCpfSztxie9gJR0NFJKzY АУДИОВЕРСИЯ! https://boosty.to/plmc Приятного слушания! Весь контент, является бесплатным для вас!

Твайлайт Спаркл

Ткачи Миров

Где начинается наш мир? Чем заканчивается? Кто сотворил его? Мы не знаем. А что если... это тоже пони? Маленькая зарисовка.

ОС - пони

Материнство

Две старых подруги обедают и болтают о своих детях. Ничего необычного.

Флаттершай Рэрити

Новый друг

Твайлайт мучала бессонница из за её умственных переутомлений, связанных с огромной любовью к чтению и изучениям. Одна из бессонных ночей стала последней каплей и она направилась к Зекоре за советом. Кто мог знать что это решение станет роковым решением в её жизни?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

Пони, который всегда говорит правду

Долгие годы Эквестрия жила в мире и спокойствии. Каждый занимался своим делом и был счастлив, однако, все было далеко не так просто, как казалось на первый взгляд. Всеми обожаемая Принцесса Селестия хранила множество тайн, которые никогда не должны были выйти на свет. И так оно и было, пока не появился Гримм "Спайдер" Скрибблер - дерзкий журналист, всегда добирающийся до правды. Гримм желал вывести принцессу на чистую воду, но даже и не подозревал, к чему приведет его расследование...

Флаттершай Пинки Пай Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони

Тень дружбы

А, что если кумир Твайлайт, Старсвирл "Бородатый" все еще жив?! Какими знаниями он наделит юную принцессу и какой выбор предподчет сделать носительница элемента магии? Дружба или знания? Свет или тьма?!

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Дискорд

Зимняя сказка

Фаринкс рассказывает дочери сказку.

Другие пони ОС - пони Чейнджлинги

S03E05

Fallout Equestria: Viva Las Pegasus!

Глава 12. Дом Восходящего Солнца

Animals – House of the Rising Sun

«Bonjour a tous, mes amis! Солнце восходит над нашим прекрасным Ней-Орлеаном, настроение непременно замечательное, а в воздухе витает веселье, ибо настал час... Мерди Гра! Вы слушаете Радио Байу, вещающее из самого сердца Старого Города, и с вами Папа Граммофон. Кто хочет немножко повеселиться, ловите мою волну!

Только что у меня в студии большой оркестр «Мейрис» исполнил старый добрый свинг. Благодарю вас, mes amis, за чудесную мелодию, и мы вернёмся к вам с минуты на минуту. Не уходите далеко! А пока что время новостей, вы ведь ждали их? Так, начнём-ка мы с праздничных анонсов! Завтрашний Карнавал предвосхитит все ожидания, ведь в нём принимают участие и несколько групп из далёких краёв – надо же, всё-таки смогли добраться до нашего городка вовремя! Если кто-то захочет посмотреть, напоминаю: Карнавал будет проходить по Бакбон-стрит с четырёх до семи вечера!

Ах да, жеребятки мои, не забудьте, что в городском конкурсе костюмов много участников не бывает! Требования просты: никаких кьютимарок, костюм делаем только или сами, или с родителями! Оценивать будут по оригинальности и качеству, так что не сидите сложа копытца! Удачи, ведь победителей ждут крутые призы!

А теперь выглянем-ка за пределы города, где не прекращается бесконечная жуткая война... Впрочем, народ, не всё так уж плохо! Эквестрийские военно-воздушные силы докладывают об успешных бомбардировках по ключевым промышленным центрам зебр и о налётах на города Роам и Заман. Гоните врага обратно в его логово, солдаты! Что же до наземных баталий, опутанный окопами Сталлионград успешно отражает атаки отрядов полосатых, а другие наши армии углубляются на территорию неприятеля: под Мантуа они взяли в котёл и уничтожили несколько вражеских батальонов.

И по традиции, напомню вам слова нашей любимой Принцессы Луны: всё для фронта, всё для победы. Учитесь, работайте, живите и верьте: Солнце и Луна с нами. Будьте тверды духом, ведь никаким поражениям нас не сломить!

И у нас свежие новости: открытие нового отеля «Восходящее солнце» обещает быть воистину грандиозным! Дабы отметить совместные усилия Ней-Орлеана и Эквестрийского правительства, создавшим такой великолепный символ престижа и веры в светлое будущее, министр Рэрити лично побывает на Мерди Гра и балу! Не знаю, как вы, но я точно туда схожу и своими глазами поглазею на прекраснейшую кобылу в Эквестрии, раз уж она собралась почтить нас своим присутствием.

Что ж, пока у меня всё, так что давайте-ка развлекаться и праздновать! Надевайте костюмы, оставьте дома робость – танцуйте, живите и наслаждайтесь днём сегодняшним, ведь неизвестно, что принесёт нам завтрашний! Я же снова оставляю вас наедине с оркестром «Мейрис», и пусть их нежные напевы помогут вам провести остаток дня с улыбкой на лице. Вы слушаете Радио Байу, и из сердца Ней-Орлеана вещаю я, ваш любимый ведущий Папа Граммофон! A bientôt a tous!»

Приглушенные звуки духового оркестра, исполняющего заводной бибоп, стали именно тем, что вернуло меня к жизни. Потери сознания становились для меня довольно неприятной привычкой, особенно с тех пор, как мы прибыли в Ней-Орлеан. Сейчас, однако, я прекрасно знал, как и почему вырубился, а потому имел представление о том, что меня ждёт, когда приду в сознание.

Не сказал бы, что просчитал все вероятности, выложив на стол последнюю карту – остаться в ловушке Проклятья можно было запросто. Как всегда с того момента, как я покинул Стойло, был оправданный риск, но сейчас поражение означало не смерть, а что-то гораздо более страшное. Не поймите меня неправильно, я боялся смерти. Всегда. Но после того, как мне показали лучшие и худшие вещи в Пустоши, я начал видеть в смерти что-то обыденное, ежедневное, относиться к ней с уважением вместо страха.

Когда я вспоминаю, как много тогда поставил, хотя тогда я уже узнал о судьбе Тёрнера (вернее, его копии), у меня мурашки по коже пробегают. Знать о вечности, заключённой в три раз за разом повторяющихся дня, и всё равно войти внутрь... Что случилось бы, не останови я Рэрити? Постигла бы меня участь Тёрнера или обошла стороной?

— Ну ты и соня! — голос Тёрнера заглушил музыку, — Вставай, идти пора.

Я открыл глаза и понял, что лежу на полу той же комнаты управления, но что-то всё же изменилось. Стены были чисты от ржавчины, на потолке больше не было влажных пятен, терминал, через который мы общались с Тёрнером, работал исправно, выводя графики притока и оттока энергии, температуры устройств и сообщения о их работе. Но главным отличием был сам Тёрнер, настоящий Тёрнер из крови и плоти, стоящий посреди комнаты.

Я моментально вскочил, и на лице агента нарисовалась удовлетворённая ухмылка. Его можно было понять: наконец-то появился кто-то, готовый разорвать цикл Проклятья. После двух веков ожидания, этот кусочек души Тёрнера мог наконец обрести свободу. Я бы на его месте был рад не меньше.

— Как поспал, старина? — поинтересовался он.

— Бывало и похуже, — вежливо ответил я. — Я уже внутри, так ведь?

— В самом сердце бури, дружище. Как видишь, Ней-Орлеан тут малость довоенный, и в этом «мире» все – жертвы Проклятья.

— Тогда вопрос... Они знают о Проклятьи, как ты, или нет?

— О нет, — рассмеялся Тёрнер, — если бы. Заклинание поглотило всех бесповоротно, их души существуют только здесь и сейчас. Никто и не представляет, что творится на деле.

— А рассказать им, нет? — настаивал я. — И почему ты не можешь остановить Рэрити и снять заклинание сам? Ты-то о нём уже всё знаешь.

Агент с грустным и слегка пристыженным лицом опустил глаза.

— Боюсь, не всё так просто, Фарсайт. Позволь объяснить... В реальном мире время линейно. Есть настоящее, есть будущее и прошлое. Твои действия влияют на события, текущие они или грядущие. Твои поступки имеют последствия. Несложные причинно-следственнные связи, приправленные щепоткой случайности – вот что есть жизнь. Здесь же далеко не всё так прямо и просто, много путаницы... и переподвывертов.

— Такое слово есть вообще?

— Теперь да. В общем, что хотел сказать: пускай я и не повторяю свои действия раз за разом, некоторые события довлеют надо мной. Например, когда придёт черёд, я отправлюсь в комнату управления в штабе и займусь защитой от чар. Что ни делай, что ни говори – этого не предотвратить. А вот ты, напротив, ни к чему не привязан. Вот, вся надежда лишь на тебя.

Я глубоко вздохнул и кивнул. Смысл во этом всём был. Если Тёрнер, с которым я разговаривал, был побочным эффектом заклинания, просить его разрушить это самое заклинание было всё равно что обратить время вспять. Итак, разрушить Проклятье нужно было мне, подстроясь под течение времени в этой реальности.

— Уловил. Тогда давай сразу к делу, — предложил я.

— Само собой, я только этого и жду, — кивнул Тёрнер. — И не возражаешь, если мы займёмся этим где-нибудь ещё? Эта комната уже нагоняет на меня приступы клаустрофобии.

— Ладно, — меня здание тоже немного угнетало. — Пошли на выход.

Allons-y! — воскликнул Тёрнер и двинулся с места.

— Чего-чего?

— Говорю «пойдём», просто здесь принято так выражаться. Проведи столько лет среди местных ребят, сам поневоле так заговоришь.

Я пожал плечами и ничего не ответил на веселье Тёрнера. Да уж, двести лет нескончаемого однообразия могли наложить неизгладимый след на его поведении, так что не мне судить этого парня. Думаю, я могу вытерпеть чудачества товарища до тех пор, пока он мне помогает. В конце концов, я не так давно прогуливался с поехавшей малолетней кобылкой.

Меня посетило необычное чувство, когда я вышел из рубки управления и узрел всё великолепие трансформаторной станции в её былые дни. То, что ранее представляло собой лишь грязный омут полный болотной воды, теперь сменилось идеально чистым помещением из красного кирпича, чьи арочные окна освещали здание ярким солнечным светом. Массивная электроаппаратура мирно гудела в сторонке, питая энергией весь город, пока пони в рабочих комбинезонах сновали туда-обратно, стараясь поддерживать всё в рабочем состоянии.

— Чему удивляешься, Фарсайт? — улыбнулся Тёрнер.

— Я и не представлял, что это место когда-то было таким... великолепным. Я успел немного осмотреться по пути, но это... заставляет задуматься, знаешь.

— Над чем же?

— До чего мы докатились, что уничтожить такую красоту? Вложить столько сил и труда… не только в это место, но и многие другие. Нет нам прощения.

— Да, я тоже задавал себе этот вопрос сотни раз... но так и не нашёл ответа.

— Истину временами нелегко найти, а порой лучше её вообще не знать.

— Глубокая мысль, — улыбнулся Тёрнер, пока мы спускались по лестнице. — Но не предавайся особо тоске по прошлому. Помни, всего этого уже нет, ты в иллюзии.

— Знаю, хоть это и не так просто признать, — со вздохом согласился я.

Слова Тёрнера не стали для меня откровением, но великолепие прошлого меня ослепило. Так хотелось отбросить всё и остаться в этом царстве красоты и гармонии, пусть в глубине души я знал, что всё это – ложь, искусственная оболочка заклинания. На улочках Ней-Орлеана придётся быть вдвойне осторожным, ведь шанс забыться и поддаться соблазну был крайне велик.

За беседой с Тёрнером мы выбрались из трансформаторной станции и ступили на мощёный булыжником проспект, который вёл в сторону Старого Города, а с обеих сторон дорогу обступали усадьбы с садиками. Палящее солнце стояло в зените, от чего голубые небеса подрагивали словно волны. В отличие от послевоенного Ней-Орлеана, отсыревшего, холодного и угрюмого остова, довоенный город купался в лучах солнца. Воздух, правда, был всё таким же сырым и отдавал болотным душком, однако это было лишь тенью смрада настоящего Ней-Орлеана.

Тёрнер направился по проспекту в сторону живописных разноцветных домиков Старого Города, и я поспешил его догнать. Мне нужны были подробности текущей ситуации, а ему – помощь в выполнении своих планов.

— Так скажи, Тёрнер, как мне снять с города Проклятье? — спросил я его. — Мы, конечно, пробежались по верхам, но что конкретно от меня нужно?

— Сразу так и не скажешь, однако цель у тебя одна: не дай Рэрити наложить заклинание. Как ей помешать – решать тебе, но помни вот ещё что: она такая же частичная проекция, как и я, и поэтому свободна в действиях. Но она в любом случае применит заклинание в полночь, как раз через три дня.

— Наверняка охрана у неё ого-го, — задумчиво пробубнил я.

— Устранить её собираешься? — удивлённо осведомился Тёрнер.

— А что ты предлагаешь? Заклинание Рэрити – дело неотвратимое, отговаривать её смысла нет. И единственная возможность, по-моему, это вычеркнуть её из уравнения до того, как она наломает дров. А ещё мы прекрасно знаем, что она – сильная волшебница, отбиться с помощью магии или вырваться из любого заточения ей не составит труда. Я не хочу так рисковать, Тёрнер.

Тёрнер сделал глубокий вдох и в раздумьях опустил взгляд на землю. Вздохнув, он покачал головой.

— Я тоже не вижу другого выхода. И от этого на душе не легче... Присягнул защищать Эквестрию и её вождей, а теперь – подумать только! – замышляю убийство одной из Министерских Кобыл. Это идёт вразрез со всем, за что я боролся всю жизнь.

— Но ты ведь знаешь, всё это ненастоящее. Разве не помогает?

— Если мыслить логически, то определённо должно… но знаешь, как-то не особо. Умом сердцу не поможешь.

— Тебя можно понять, Тёрнер. Не в моём праве просить делать то, что причиняет тебе боль, но пообещай не вставать у меня на пути. Я не сильно горю желанием застрять здесь навечно, а тем более из-за тебя.

Ледяным взглядом я надеялся подчеркнуть свои слова. Я доверился ему настолько, чтобы вляпаться в такую авантюру, и последнее, что мне надо – чтобы он мешал моей работе. Надо было убедиться, что он будет союзником, а не врагом.

— Хорошо, Фарсайт, — вздохнул агент. — Ты прав. Будет свинством просить тебя об одолжении, а затем вставлять палки в колёса. Но и помогать тебе с убийством Рэрити я тоже не стану. Отныне ты сам по себе. Удачи, дружище, и постарайся выложиться по полной.

С этими словами Тёрнер свернул в переулок и оставил меня наедине с мыслями о том, каким образом можно убить Министерскую Кобылу, окружённую бесчисленным множеством охранников. Та ещё прогулочка намечается.


Мой первый день в Ней-Орлеане подходил к концу, а до судьбоносного наложения Проклятья оставалось семьдесят два часа, которые и определят, освобожусь я или застряну здесь навечно. Отгоняя мысли о возможной неудаче, я неспешно миновал проспект в направлении Старого Города. Нужно было найти ориентиры, дабы проще прокладывать путь через город. ПипБак сейчас бесполезен, так как навигационная система не работает в искусственном мире Проклятья.

Мне удалось пробраться в здание, а вскоре и на его крышу, где от раскинувшейся предо мной панорамы буквально перехватило дыхание. Город ширился чуть ли не до самого горизонта, а уютные дома с уличными лабиринтами тут и там перебивались высокими башнями. Я всё так же мог разглядеть достопримечательности из «настоящего» мира, такие как «Дом Восходящего Солнца» и парк на Холме Гармонии, у подножья которого виднелся пригород Мертари с его нынешней мирной общиной. На миг я вспомнил о тётушке Шеваль. Встретил бы я её в прежнем облике, если бы посетил их район?

Ерунда. Я моментально отмёл эту идею, моей задаче она совершенно не поможет. Всё выделенное мне время нужно посвятить ей и только ей. Позволить себе отвлечься значит проиграть.

Мой взгляд пробегался по горизонту в поисках подходящего ориентира, который послужит моей отправной точкой в поисках. Как ни крути, сперва я должен узнать где будет сама Рэрити и где она наиболее уязвима. Разумеется она уже подготовилась к возможному нападению, так что устранить её будет весьма непросто. Впрочем, прежде всего мне нужно научиться ориентироваться в городе.

— Кто б подумал, что ты окажешься таким огромным... — пробубнил я про себя. Как по мне, в Старом Городе с лёгкостью поместился бы Нью-Пегасус с Фридом Филдом в придачу.

Спустя десять минут лихорадочных поисков, мои глаза остановились на неком массивном купольном своде между зданий, прямо посреди Старого Города. В голове мелькнула мысль: а не Ратуша ли это? Неплохое место для начала поисков, ведь вся информация должна быть у местной администрации. Я пулей метнулся через ступеньки и понёсся по проспекту к намеченной цели. Каждая секунда была на...

— Эй! — окликнул кто-то со стороны, заставив меня замереть. — Что это у тебя за наряд такой?

По моей спине пробежались мурашки. Я абсолютно забыл, что всё ещё одет в свою пустошную броню в мире, где мегазаклинаниям только предстоит усеять Эквестрию, поэтому все были одеты как цивилизованные пони. С такими прикидом мне никак не подобраться к Рэрити, не вызвав при этом подозрений. Я оглянулся к источнику голоса и увидел молодого жеребца в обычной одежде: рубашке и брюках.

— Ну, я... — мозг лихорадочно пытался придумать обоснование такому столь безумному убранству.

— А, ну точно же! Вот я тупица, сегодня ведь Мерди Гра! — заржал незнакомец, да и я не удержался от смешка. Смешаться с толпой в таком костюме – раз плюнуть.

— Да, вот такой вот костюмчик. Но ты меня всё равно подловил, — я улыбнулся, пытаясь сохранять хладнокровие, хотя сердце моё чуть ли не выскакивало из груди.

— Чудный костюм! — одобрительно кивнул жеребец. — Это ты тем голофильмом вдохновился?

— Каким ещё голофильмом?

— Да тем старым блокбастером двадцатилетней давности, «Безумный Мак: Воин дороги».

— А, ты про «Безумного Мака»! — хмыкнул я, хоть и понятия не имел, о чём он. — Да, как раз-таки им. Хотел одеться как безумный рейдер из антиутопии, ну ты понимаешь, и вот что вышло.

— И знаешь, очень круто получилось! Поучаствуй в конкурсе костюмов. Того гляди, и главный приз получишь!

— А что, неплохая идея...

— Поверь, костюм того стоит. Такая проработка деталей, что аж дух захватывает! А винтовка вообще шикарная... Можно взгляну поближе?

— Не стоит, — а вот дать ему понять, что она настоящая, мне нельзя было ни в коем случае. Мало ли. — Она у меня много времени отняла и, надо сказать, вышла довольно хрупкой... Я стараюсь с ней поаккуратнее.

— Ох, как скажешь, — парень разочарованно отпрянул. — Ладно, мне пора. Хорошего денька!

— И тебе, — кивнул я и постарался убраться подальше, не показавшись при этом слишком поспешным.

Позорище. Просто позорище. Если бы я хотел быть незаметным настолько, чтобы подобраться к Рэрити, я не мог избегать любой безобидной беседы, как бы говоря: «Я что-то скрываю». Мне нужно успокоиться и обдумать какую-нибудь убедительную историю, что-то, что будет звучать логично в контексте мира Проклятья.

Самым очевидным вариантом было изобразить иностранца. У меня не было ни намека на Ней-Орлеанский акцент, и мне не стоило даже пытаться его имитировать, так как любой из местных без труда меня поймает на горячем. Лучшая ложь это та, которая основывается на истине, поэтому я решил, что моя история будет про гражданина Лас-Пегасуса, приехавшего на Мерди Гра. Так как вокруг разгоралась довольно неудобная для всех война, мне не стоит забывать, что, будучи здоровым молодым жеребцом, я должен был быть на фронте. Поэтому, мне нужно обдумать историю и на этот случай.

По-видимому, лучше всего будет сказать, что мне выдали разрешение покинуть свой батальон, и я использовал его, чтобы попасть на Мерди Гра? Нет, это было бы неубедительное объяснение... Нужна другая причина, чтобы объяснить, почему я в Ней-Орлеане. Внезапно, в моей голове загорелась лампочка.

— Надир! — пробормотал я. — Он должен быть где-то тут!

Он будет идеальным алиби. Так как он местный и родился в Пикаюн, Надир мог притвориться, что пригласил меня погостить. Осталось только его найти, хоть я и понимаю, что задача эта не из простых.


Потратив большую часть утра на поиски попавшего в городе компаньона, я решил сделать перерыв и чего-нибудь перекусить. Пробороздив улицы Ней-Орлеана в поисках пропавшего полузебры, мои поиски так и не увенчались успехом.

Также, я заметил одну любопытную вещь: хотя все пытались поддерживать дух фестиваля, было видно, что в глубине души их терзают страхи и волнения не утихающей войны. Большая часть пони, которых я встречал на улицах, были или жеребятами, или почтенного возраста жеребцами, с трудом держащимися на ногах. Иногда были и молодые пони, но за наигранным весельем я замечал её последствия: жеребец в костюме пугала забавно прихрамывал, видимо, из-за ранения в ногу, кобыла в платье невесты пыталась спрятать стеклянный глаз, заменивший ей потерянный при взрыве; пегас в парке больше никогда не сможет взлететь: шрапнель перебила ему крылья.

Но город и его жителя изо всех сил старались скрыть эту угрюмость, соревнуясь у кого красивее витрина, больше гирлянды, ярче знамя или лучшие костюмы. Несмотря на то, что картина навевала грусть, я восхищался упорством нейорлеанцев. Это была ярчайшая демонстрация воли пони к жизни, и надежды, которая всегда вела их вперёд. Даже зная, что всё это ненастоящее, я местами всё же им сопереживал.

Я вошёл в ресторан, предлагавший блюда из местной кухни по низким ценам, и, как вы могли догадаться, он был той ещё дырой. Окна неделями стояли без влажной уборки, столы были древними и громоздкими, тарелки и подносы покрывали грязь и трещины, да и в целом внутри подванивало из-за недостатка ухода. Я выбрал его лишь потому, что уже попросту не держался на ногах. Можно конечно попытаться выменять свои пожитки на еду, но вряд ли это сработает.

— Изо всех мест, где я мог бы тебя найти, ты выбрал именно это, — раздался сзади знакомый голос. Обернувшись, я увидел одного конкретного полузебру с самодовольной ухмылкой на наглой морде.

— Надир, мать твою... — прорычал я, вспомнив, как он бросил нас в банке, но всё-таки решил сдержать гнев и изобразил радость на лице. — Не поверишь, как рад тебя видеть!

— Взаимно, бро, — Надир подошёл поближе и пододвинул меня к столу, на котором остывала тарелка с рагу. — Я случайно залетел в... эту, как её... даже названия для этого места ещё не придумал.

— Твоё? — спросил я, кивнув на тарелку с мя.

— Моё, а что?

— А то, что я буквально помираю с голоду, Надир, — взглянул я на него, приправив слова иронией. — И без понятия, где раздобыть деньги, чтобы рассчитаться.

— Да не проблема! — широко ухмыльнулся Надир. — Мне тут хавку в долг продают. Нашли дураков платить, во дают... В любом случае вряд ли меня кто заставит.

— Хитро и коварно. Мне нравится! — улыбнулся я в ответ.

— Так чё, как насчёт изысканного рагу? Оно не такое уж плохое для такой дыры.

— Грифона бы слопал.

— Тут тебе и грифона зажарят! — заржал Надир. — Ладно, шучу, бро. Сейчас принесу тебе, погодь минутку.

Надир свистнул, чтобы привлечь внимание официанта и сделал знак копытом. Официант, серебристый жеребец, кивнул и поскакал в кухню, вскоре вернувшись с целой тарелкой горячего рагу. Затем с тихим стуком поставил тарелку на стол и пожелал мне приятного аппетита.

— Запиши на мой счёт, чувак! — Надир махнул официанту и стал набивать рот мясом. — Вкуснотища.

Я поступил так же и чуть не обжёг внутренности, а от вкуса свежих овощей захотелось восторженно визжать. Ничто из того, что я ел за всю свою жизнь, не было на вкус таки чистым и натуральным. Даже когда я привык, послевкусие грязи и гнили оставалось от любой еды или жидкости в Пустоши. А такими овощи были на вкус до того, как мир был уничтожен. Жаль, что это лишь иллюзия.

— Смотрю, тебе нравится, — Надир не переставал улыбаться.

— Не то слово, — кивнул я, стараясь не отрываться от тарелки.

— А я чё говорил, еда отменная!

— Да, да, напоминай почаще, что я тебе вечно не доверяю, — усмехнулся я в ответ и добавил. — А то ты будто меня не знаешь.

— Ну естественно, естественно... — Надир повернулся ко мне с обеспокоенным выражением лица; видимо, он хотел сменить тему. — Не знаю, что за хрень творится, Фарсайт, но мне она не по нутру. Куда подевались все руины?

— Подевались, — кивнул я. — Что с тобой случилось?

— Дискорд его разберёт! — пожал плечами полузебра. — Я лёг немного покемарить перед последним переходом к Усадьбе, а когда проснулся, мир уже стал... нормальным!

— Тебя поглотило Проклятье.

— Это как? — совсем обескураженно спросил Надир.

— Помнишь Мертари? Басни, будто здесь каждый бесконечно умирает?

— Ещё бы! — Надир подчеркнул свои слова, хлопнув копытом по столу. — Та байка. Чего врать, звучало оно как чушь браминья.

— Ну, теперь ты знаешь, что это правда, ведь мы оба тут застряли.

— Застряли? А выбраться можно?

— Можно, но будет непросто. Нужно не дать Рэрити применить заклинание, которое прокляло Ней-Орлеан.

Надир только и мог, что ошалело моргнуть.

— И как прикажешь это провернуть? Подойдём к ней и ненавязчиво попросим не перемещать целый город в астральные ебеня?

— Твоя правда, — я покачал головой, после чего пожал плечами. — Рэрити не станет никого слушать и уж тем более не поддастся на уговоры...

— Значит, в стиле плохих парней, — подытожил мой товарищ. Я лишь кивнул. — Тогда рассказывай, как убить Министерскую Кобылу, окружённую стеной дуболомов.

— Вот об этом-то я и думал... — произнёс я, а затем решился высказаться, наконец, открыто, — ...пока искал тебя, мудила. Совсем крышей поехал?

— Чё это ты? — хмуро отозвался Надир. — Чего так взъелся?

— Какого хрена ты бросил меня и Роуз в том банке? — прорычал я. — Спёр лодку и оставил нас на произвол судьбы!

— Э-э-э... — протянул Надир, пытаясь придумать какое-никакое оправдание. — Ну, я очнулся самым первым, а вы, походу, ещё долго собирались валяться. Потому пошёл искать один. В компьютере упоминался «Дом Восходящего Солнца на холме», так что я решил сходить и заодно проверить. Не повернись удача крупом, я бы вернулся ещё до того, как вы продрали глаза!

Это была самая ленивая отмазка из всех возможных, хотя в глубине души я понимал, что жадность Надира до добра не доведёт. Бесполезно злиться на солнце, так что стоило признать: это было ожидаемо.

— Да, меня это дико выбесило. Ты умудрился подвергнуть опасности себя, а наши жизни оставить на произвол судьбы. Мы-то в итоге выбрались из офиса и, по счастью, избежали неприятностей. А теперь подумай: что, если бы ты не вернулся?

Надир что-то пробормотал; он выглядел как нашкодивший жеребёнок, но потом всё же поднял взгляд и кивнул.

— Усёк. Ты прав, Фарсайт, как всегда.

— Я не о том, прав я или нет, Надир. Мы – команда, и только так мы сможем отыскать золото и вернуться домой без потерь.

— Да, да, конечно.

Я чувствовал, что Надира не слишком вдохновляет мои постоянные речи про работу в команде, копыта помощи и всё такое, а потому решил направить разговор в другое русло. Надир провёл в цикле Проклятья дольше, чем я, и мог рассказать какие-нибудь интересные подробности о том, что творится в городе.

— Надир, а ты, случайно, не в курсе, где можно отыскать Рэрити в ближайшие три дня?

— Извини, бро, но местные предпочитают молчать в тряпочку из-за кое-каких нехороших ребят, заполонивших город. Минморовцы. Они как мясники с лицензией, скажу прямо. Меня дважды стопорили из-за полосок на спине.

— И что ты?

— А я чё, я живу в Пикаюне и приехал повеселиться на Мерди Гра! Ничего правдоподобнее в голову не пришло.

Умница, однако, этот Надир. Тоже подумал о прикрытии.

— Естественно, — продолжил он, — расписание празднеств мутное и путаное, так что понять, где Рэрити, не может вообще никто. Все думают, что она заселилась в отель «Восходящее солнце». Ну типа настоящая, мать его, крепость. Я поошивался вокруг, но даже близко к забору не подошёл! Охрана везде!

— Ясно... — пробормотал я задумчиво. Если мы даже не знаем, куда атаковать, делать нам нечего. Но тут в голову закралась безумная мысль.

— Та-а-ак, у тебя что-то на уме. У тебя прям на лбу написано.

— Говоришь, агенты розовой повсюду, да?

— Ну да, мутафрукту негде упасть. К чему вопрос?

— Знаешь, ты как зебра вызываешь подозрения, так что можешь привлечь внимание. Думаю, минморовцы могут знать, где искать Рэрити, приключись с ней беда. Поэтому с документами кого-нибудь из них мы сможем выработать стратегию.

— Звучит неплохо, но мне не по кайфу то, к чему ты клонишь.

— Есть идеи получше?

Фыркнув, Надир сдавленно буркнул.

— Нет.

— Значит, так и поступим. Выходи из ресторана, жди в проулке. И готовься к потасовочке, да.

— Ты у меня попляшешь, если хоть что-нибудь пойдёт не так.

— Да ладно, просто доверься мне. Когда это у меня что-то шло не по плану? — хитро ухмыльнулся я.

Надир вздохнул и медленно вышел из ресторана, а я тем временем подошёл поближе к барной стойке и жестом подозвал официанта, серебристого молодого жеребца, поближе.

— Что-то не так, сэр? — спросил тот.

— Спокойно, парень, — я попытался изобразить «профессиональный» тон Тёрнера. — Агент Сайт, Эквестрийское главразведуправление. Мне нужна твоя помощь. Помнишь зебру, с которым я обедал? Так вот, он – вражеский шпион, проворачивает заговоры против правительства. Я разыграл двойного агента, пообещал ему кое-какую информацию о наших военных планах и назначил встречу на прилегающей улице. Будь добр, позови пару ребят из Министерства Морали, пусть прикроют меня. Да побыстрее, с мига на миг он что-нибудь заподозрит!

Официант кивнул с встревоженным лицом и метнулся к выходу из ресторана. Я же вышел спокойно и двинулся в обход, чтобы официант успел позвать агентов Пинки, ведь план как раз и заключался в засаде на них.


— Документики, пожалуйста, — послышался из-за угла голос незнакомого пони. Я выглянул и увидел Надира в окружении двух жеребцов в длинных чёрных плащах и шляпах. Очевидно, такое понятие как «смешаться с толпой» их не особо волновало.

— Джентльпони, это абсурд какой-то, — Надир вовсю изображал недовольного гражданина.

— Молчать! — рявкнул тот, что стоял подальше. — Документы, живо!

— Не понимаю, — пожал плечами полузебра. — Я верноподданный гражданин Ней-Орлеана.

— Не тяни резину, гад ты полосатый. Где ссаные документы?

Надир зло топнул.

— Ага, так вот как? — прошипел он. — Всё из-за полосок на шкуре? Плевать, что я всегда был верен Кантерлоту, что исправно платил налоги, что схлопотал пулю на 466-й высоте!

466-й высоте? Я без понятия, о чём он, но талантливый актёр в нём так точно пропадает.

— 466-я высота? — министерские громилы тоже удивились.

— Да, четыреста шестьдесят шестая! Естественно, откуда вам про неё знать – зарылись тут носом в говно так, что света белого не видите!

— Поаккуратнее с выражениями, мразь, — мордоворот поближе стиснул зубы. Я достал винтовку, под ложечкой засосало – с минуты на минуту станет жарко.

Надир слегка вздрогнул и кивнул.

— Извините, офицер. Я знаю, вы на службе, но бедному ветерану слишком часто кажется, что страна недооценивает его старания. Может, хоть скажете, зачем я вам такой сдался?

Тот агент – похоже, главный – глубоко вздохнул, как будто его тронула внезапная честность Надира.

— Прошу прощения, но мы не можем. Пожалуйста, предъявите ваши документы, и мы разойдёмся с миром.

— Ладно... — поддался полузебра. — Минутку, только найду их.

Надир стал рыться в карманах и сумках, а двое агентов пристально следили за ним. Я сомневался, что у Надира были хоть какие-нибудь документы, так что пора было действовать. Я поднял винтовку и проверил З.П.С. К сожалению, оно было неактивно, посему придётся действовать по-старинке. Я прицелился в ближайшего громилу и задержал дыхание.

БАМ!

Экспансивная пуля вырвала в его голове дыру размером с теннисный мяч, обагрив кровью и ошмётками мозга узкую улочку. Второй рванул своё оружие, готовясь открыть огонь. К несчастью для него, Надир умел выхватывать оружие гораздо быстрее.

БАХ!

Один-единственный выстрел оборвал жизнь (или же её иллюзию) второго агента министерства. Я направился к своему товарищу, убрав оружие.

— Ты в порядке? — спросил я его.

— Все путём, не парься, — бойко отозвался тот. — Я бы и сам справился, но всё равно спасибо за помощь.

— Театральный кружок кончился, Надир.

— Чё, намекаешь, что я бы не справился с ними сам?

— По-моему, нет. Как бы там ни было, что сделано, то сделано. Давай лучше проверим, что нам припасли добрые ребятушки из министерства.

Мы как можно быстрее обыскали тела. Мы понимали, что на выстрелы сбегутся все в округе, поэтому нам следует поторопиться.

— Нашёл чего? — поинтересовался мой напарник. — У моего пусто.

— У этого то... так, минутку.

Во внутреннем кармане плаща я нашёл заметку. Приглядевшись поближе, я понял, что это расписание охранных мероприятий на ближайшие дни, а это – хорошая подсказка где Рэрити может появиться на публике. Я просто расплылся в улыбке.

— Что там у тебя? — подошёл Надир.

— Вот гляди. Карнавал будет сегодня после полудня, и вплоть до открытия отеля ничего особенного не намечается. Думаю, вот там-то мы и застанем Рэрити, где она будет наиболее уязвима.

— Маскарад, говоришь? Охрана ждёт снайпера?

В ответ я улыбнулся.

— Не думаю. Впрочем, излишняя самоуверенность тоже не есть хорошо. Не хочу, чтобы меня здесь ещё и пристрелили.

— Я тоже, — согласно кивнул мой компаньон. — Что нам известно о Маскараде?

— Бакбон-стрит, с четырёх до семи вечера. У нас час на поиск подходящего места для засады. Ныкаем трупы и выдвигаемся!


Спрятав трупы в оказавшихся поблизости мусорных баках, мы, не теряя времени, устремились на крышу, с которой отлично просматривался Маскарад. Однако к покушению со стороны снайпера они явно были готовы: небо постоянно патрулировали отряды пегасов, а у большинства входов в дома по Бакбон-стрит стояла надёжная охрана. Мы рассчитывали на лёгкую прогулку, но на деле, оказалось, всё куда сложнее.

Гремящая вдали музыка говорила о том, что карнавал уже начался и дабы не упустить возможность, нам надо мчаться туда что есть мочи. Проносясь по городским задворкам, мы изо всех сил пытались углядеть неохраняемый вход. К счастью, мы нашли пустующий задний ход недалеко от улицы Дюмейн... Единственное что не давало покоя, так это реющие над нами патрули пегасов. На крыше мы спрятались под весьма удобно расположенной водонапорной башней. Она стала отличным укрытием от пегасов, однако, вместе с тем сужала поле зрения.

— Так чё, всё готово? — спросил Надир.

— Насколько это вообще возможно, — я напряжённо вздохнул. — Сомневаюсь, что попаду с этой позиции, но и умирать от пуль крылатых легавых у меня тоже как-то нет желания.

— Поддерживаю, — иронично засмеялся Надир. — Тут уже как карта ляжет... кстати, что там с Роуз?

— Роуз? Её тоже могло затронуть Проклятье, но не факт.

— В смысле?

— Видимо, пони с обширными магическими навыками менее восприимчивы к Проклятью, благодаря чему пребывают в «настоящем» Ней-Орлеане дольше других. Все остальные ухаются в «имитацию» намного быстрее. Роуз на пару с Лавандой – сильнейший маг из нашей троицы. Ставлю, что она до сих пор бродит по развалинам, пока мы просиживаем свои нематериальные крупы в этой иллюзии.

— Ясненько. Не изволишь объяснить, откуда тебе вообще об этом известно?

— История долгая и весьма запутанная, устраивайся поудобнее.

Я объяснил Надиру, откуда знаю Тёрнера и пересказал его историю о Проклятьи и том, как последнее уничтожить изнутри. С каждым словом, на лице моего полосатого друга всё отчётливее читалось удивление и полное отрицание услышанных вещей.

— Фарсайт, бро, ты уж прости, но сейчас ты втираешь мне какую-то дичь.

— Плана получше нет, Надир. Понимаю, звучит бредово, однако у меня попросту кончились идеи, как ещё вернуться обратно в нашу горячо любимую постапокалиптическую реальность.

— Ответь мне бро, только честно: что будет, если мы опростоволосимся?

— Вероятнее всего, застрянем в этом искусственном мире до скончания веков. Трёхдневный круговорот, которому нет конца.

— А мы будем понимать, что застряли во временной ловушке?

— Дискорд его знает. Узнавать как-то не хочется.

— Согласен... — напряжённо выдохнул Надир. — Давай-ка сосредоточимся на устранении нашей дамочки, лады?

Кивнув и расчехлив свою снайперскую винтовку, я начал искать выгодный ракурс прострела под водонапорной башней. Я выругался, когда понял что здесь практически нулевая видимость улицы, из-за чего у меня будет лишь одна попытка.

— Без шансов, — пробубнил я.

— И это говорит наш оптимист по жизни? — сдержанно ржанул Надир.

— Лучше подумай, как нам по-другому к ней подобраться, — дав Надиру записку с подробным графиком торжества, я прильнул к оптическому прицелу и сосредоточился на толпе.

Музыка духового оркестра становилась всё отчётливее, по мере того, как маскарад всё ближе перемещался к нашей позиции. Полчища разодетых в различные костюмы пони шли рядом с праздничными платформами, подплясывая в такт заводной мелодии музыкантов. Когда мимо начала проходить тематическая платформа великой Армии Эквестрии, я задержал дыхание, стараясь удерживать перекрестие как можно более ровно.

— Ну и где же ты? — злобно буркнул я себе под нос. Мышцы начинало сводить, и прицел так и норовил уползти в сторону.

— Что, Фарсайт, всё глухо? — спросил сзади Надир, не отрываясь от расписания. Даже не верится, что он до сих пор не нашёл другого подходящего мероприятия.

— Угу. Сомневаюсь, что продержусь так ещё хоть пару минут. Уж крайне неудобная позиция.

— Не опускай копыта раньше времени. Она должна вот-вот появиться.

И словно по мановению его слов, в моём перекрестии оказалась платформа с символами Элементов Гармонии, на вершине которой виднелась Рэрити. Несколько секунд я был буквально охвачен благоговением её неземной красоты. Её белоснежная шёрстка сверкала под яркими лучами Байу, а безупречно уложенная фиолетовая грива грациозно покачивалась при каждом движении единорожки. Она, в своём идеально подогнанном красном платье, сверкала подобно звезде на вершине передвигающейся платформы.

— Бро, эт не Рэрити, часом? — поинтересовался Надир.

— Она самая... — еле выдавил я из себя, пытаясь подобрать удобный прострел. Но как я не пытался удержать перекрестие, его водило в разные стороны. Постоянное напряжение и ожидание сделали своё дело, ослабив моё тело и магическую хватку, без которых мне не попасть по довольно быстро передвигающейся на платформе Рэрити. К тому же мой промах привлечёт внимание всех пони в этом бесплотном городе. Я не могу так рисковать, по крайней мере столь бездумно.

— Фарсайт, сейчас уйдёт!

— Ай, катись оно всё к херам! — выругался я и швырнул винтовку на пол, обессиленно упав вместе с ней. Перевернувшись на спину, я уставился на днище водонапорного бака. Следы просачивающейся влаги проступали меж его деревянных досок, а сверху на меня скептично поглядывал Надир.

— Бро, ты чего не стрелял? Ток не говори, что ты на неё запал.

— Да нет, дело не в этом. Не дождался идеального момента для выстрела, а тело так перенапряглось, что перестало слушаться. Права на промах не было, иначе нам бы пришлось изрядно побегать от городской полиции.

— И не поспоришь. Надеюсь, мы ещё не пожалеем об упущенном шансе.

— Ну как сказать. Ты что-нибудь накопал?

— Может быть, — улыбнулся Надир. — Сперва подходящей мне показалась вечеринка в честь открытия, однако она там появится всего на пять минут. И думаю, именно в это время активирует заклинание.

— Не пойдёт, — возразил я, покачав головой. — Слишком рискованно, нельзя нам ставить всё на одну карту. Должен быть иной способ.

— Что ж, скорее всего, они перед официальным открытием закатят закрытый званый ужин. Но без приглашения туда можно и носа не совать.

— Есть мысли, как его достать?

Надир лишь пожал плечами, всей своей мордой показывая, что клал он на это большой и зебринский.

— Нашёл, что спросить. И раз Рэрити причастна к ужину, значит, там всё будет по высшему разряду: шик и гламур.

— Это ты верно подметил... Слушай, а где обычно ошиваются все гламурные особы в Ней-Орлеане?

— Уверен, тебе будет интересно узнать о роскошном казино в центре города, неподалёку от банка. Неплохое местечко для начала поисков, как думаешь?

Порой старина Надир так и сыплет блестящими идеями. Ведь и вправду, достаточно престижное игорное заведение может стать отличным местом для поиска приглашения. Я всё ещё не знал, как именно собираюсь его добыть, однако у меня было хорошее предчувствие. Моё лицо расползлось в улыбке и я облегчённо захохотал.

— Надир, да ты гений! А нас пустят в таком прикиде?

— Это ж Мерди Гра, — фыркнул Надир. — Попытка не пытка.

— Кстати, деньги. В этом мире у нас ни гроша!

— А вот тут ты ошибаешься, дружище! — заулыбался Надир, выудив из перемётной сумки увесистый кошель. — Прихватил у мордоворота. Им, видать, только сегодня выдали получку: эта штука по швам трещит.

Кошелёк действительно чуть ли не ломился от обилия различных купюр и монеток. Неслабая выплата для мордоворота, если только Министерство Морали не рассчитывается с рабочими наличкой. Впрочем, меня это не особо волнует. Нам нужны были деньги и теперь они у нас есть.

— В самый раз! — воскликнул я и оживлённо вскочил на ноги. — Так что, пойдём и разыграем наши карты?


Как и рассказывал Надир, казино, перед которым я стоял, было гигантским. Буквально каждый заложенный в него кирпичик излучал шик и элегантность. Длинные сводчатые проходы и огромные окна с бережно подогнанными стеклянными панелями сочились роскошью, а полы, укрытые плотными коврами, встречали каждого посетителя тёплым и мягким покрытием. Неустанные переговоры игроков и крупье приглушала стенная оббивка, создавая образ неизменной утончённости и эстетической красоты.

Мне и раньше приходилось посещать казино, те же Четыре Маленьких Бриллианта во Фридом Филде, например, однако в отличии от заведений Нейвады, это место выглядело приветливым и приятным глазу. Мне не стоит опасаться шальной пули от какого-то остолопа из враждующей группировки. И тем не менее, я также чувствовал здесь подставную игру, пускай и более искусную.

Мы с Надиром шли вдоль фойе казино: двухэтажного помещения, которое освещалось натуральными солнечными лучами, пробивающимися через кристальный купол, а также четырьмя люстрами, свисающими с потолка. Две зеркальные лестницы из тёмного дерева и золотой облицовки соединяли этажи, а стены украшали узорчатые обои золотых и бронзовых оттенков. И тут нас окликнул управляющий в ливрее.

— Прошу простить, джентльпони...

— Что-то не так? — спросил я удивлённым тоном.

— К преогромному сожалению, ваши одеяния не соответствуют нашему дресс-коду. Я вынужден попросить вас покинуть здание.

Ради показухи, я оглядел себя от плеч до крупа. Виновато усмехнувшись и пожав плечами, я приглушённо засмеялся.

— Ах, вот вы о чём... Мне казалось, сегодня празднуют Мерди Гра!

— Так и есть... но по правде, это заведение славится своей престижностью и утончённым вкусом. Простите, однако мы не вправе делать какие-либо исключения.

— Вот ведь незадача, — поражённо протянул я. — Солдат в отпуске, да ещё и с приличной суммой битов не может сделать пару ставок из-за праздничного костюма. А это точно нельзя как-то уладить?

Хоть управляющий казино и старался не подавать виду, но от упоминания денег у него заметно прибавилось интереса. Прохладный настрой и отстранённость слегка поубавились, сменившись дружелюбием и желанием помочь.

— Кажется, у меня есть кое-что на примете... Идёмте, думаю, я придам вам подходящий вид.

— Знал, что мы сможем всё уладить, — улыбнулся я и благодарно кивнул.

— Прошу за мной, господа, — управляющий развернулся и зашагал вверх по лестнице.

Мы следовали за лакеем сквозь запутанные коридоры казино, минуя главный игорный зал, пока не остановились у неприметной комнатки с надписью «Кладовая». Когда мы с Надиром подошли поближе, он отворил дверь и вошёл внутрь, попросив нас не отставать. Внутри оказалось помещение-гардеробная; кучи костюмов, жакетов и платьев были тому доказательством. Он тут же отобрал несколько элегантных костюмов и передал их нам. После этого, он покинул комнату, предоставив нас самим себе.

— Хорош, — облегчённо улыбнулся Надир. — Я уж боялся, нас не пропустят.

— Жадность – лучшая мотивация, — подметил я, возясь с галстуком. — А кто захочет упускать потенциальную прибыль?

Одевшись в костюмы с иголочки, мы свалили свои вещи в углу и направились за управляющим обратно в главный зал первоклассного заведения. В коридорах звучали ненавязчивые музыкальные мотивы, а глаза ласкал мягкий свет светильников в форме канделябров на горчичного цвета стенах. Малиново-золотые ковры были тёплыми и приятными на поступь, издавая лёгкое шуршание при каждом шаге.

— Прошу прощения, — похлопал я по спине лакея, дабы привлечь внимание.

— Да-да, вас что-то интересует? — услужливо отозвался тот.

— Просто... до меня дошли слухи о грандиозном званом ужине в отеле «Восходящее cолнце», намечающимся как раз перед его торжественным открытием. Скажите, это правда?

Управляющий немного поколебался перед ответом. Очевидно, он не хотел выкладывать все карты о тайном мероприятии, но и отрицать его проведение тоже не мог. Такое откровенное вранье трудно было бы не заметить.

— Н-ну... — было заикнулся он.

— Да ладно вам! — воскликнул я, приветливо улыбнувшись. — Пусть это будет наш маленький секрет. Как-никак, об этом уже вовсю судачат на улицах. Никто не решается подтвердить или опровергнуть домыслы, однако у всех они на слуху.

— Так уж и быть, сэр. В отеле и вправду планируется закрытый вечер для определённого круга лиц.

— А вам, случаем, не известно, как достать туда приглашение?

— Увы, сэр, но нет, — весьма быстро и жёстко отрезал управляющий. Он явно что-то скрывает.

Ухватив кошелёк и достав из него сотку, я бережно уложил купюру в его карман, после чего улыбнулся и намекающе ему подмигнул.

— Разве настолько осведомлённый пони не знает, как достать приглашение?

— К сожалению, сэр, все приглашения уже розданы, но...

— Всегда найдётся какое-нибудь «но», — улыбнулся я.

— Один из приглашённых уже сутки напролёт просиживает в казино и играет то ли с невероятным везением... то ли мастерским умением.

— Не подскажете ли, что это за особа?

— Разумеется, сэр. Светло-серый жеребец в тёмном смокинге за покерным столом.

— Весьма вам признателен! — сказал я, кивнув в знак благодарности. — И если вас не затруднит... не были бы вы столь любезны выдать нам игровые фишки?


Стол для покера представлял из себя совершенно иной мир, почти полностью отделённый от остального казино узорчатыми ширмами. Здесь был собственный бар, позволяющий игрокам пригубить чего покрепче, не покидая стола, а низкие торшеры вокруг стола создавали весьма уместный полумрак. Даже музыка и голоса снаружи казались дальними отголосками.

Вокруг стола собралось пятеро пони, если не считать крупье и сопровождающих, которые наблюдали за игрой в сторонке. Кобылы в дорогущих платьях, видные жеребцы... и моя цель – жеребец в смокинге. Он заметно выделялся среди остальных игроков. Судя по его манерам и горке фишек, за этим столом он чувствовал себя как дома, однако я не мог не заметить, как сильно он отличался от остальных игроков. Ему словно была чужда присущая другим утончённость: он выглядел суровее, умнее и куда опаснее присутствующих здесь пони.

— Не против, если я присоединюсь? — обратился я к крупье.

— Конечно нет. Малый блайнд – двадцать пять битов, большой – пятьдесят, — протараторил он, словно повторял эту фразу целую вечность. У меня было шесть тысяч битов фишками, а это все шансы урвать приглашение.

— Тогда я в игре, — сказал я, положив фишку посредине стола и усевшись на своём месте. Каждому из игроков вылетело по паре карт из колоды. Семёрка и дама, неплохое начало. Я уравнял начальную ставку и стал наблюдать за своим оппонентом. Его игра была без единого намёка на эмоции, однако он также ко мне приглядывался, игнорируя остальных присутствующих как нечто совсем незначительное.

— Впервые в Ней-Орлеане? — ни с того ни с сего спросил жеребец. Голос выдавал в нём троттингемца, но с весьма странным акцентом.

— Ну да, — спокойно ответил я.

— Щем по шизни шанимаешься?

«Ты гляди, а парень при костюмчике-то шепелявит».

— Да так, особо и ничем, — я приветливо улыбнулся, стараясь выглядеть скромным, дабы заслужить его доверие. — Типичный ветеран в отпуске.

— Щто ш, у тебя довольно увешиштый кошелёк для обыщного ветерана. Таких нынще не щашто вштретишь.

— Копил на чёрный день, но, если дела так и дальше пойдут, они мне будут ни к чему. Так почему бы и не развлечься?

— Понимаю, — с неподдельным интересом ответил жеребец. Неужели он в курсе Проклятья и моего недавнего появления? — Как тебя швать, шынок?

— Фарсайт. А вас?

— Шови меня Коннейри. Рад шнакомштву.

— Взаимно.

Тем временем, крупье выложил первые три карты: пятёрку, тройку и даму. Неплохо, теперь можно играть от пары. Без лишних движений, я повысил ставку с целью избавиться от потенциальных соперников. Но внезапно, одна из кобыл пошла ва-банк, тем самым спровоцировав изумлённые вздохи со стороны наблюдавших. Тем не менее, Коннейри и бровью не повёл. Он ответил тем же и без какой-либо заинтересованности отпил из своей чашки. Мне не хотелось потерять всё на первой же раздаче, особенно после такого хладнокровного парирования чужого выхода в олл-ин. Должно быть, он готов к любому исходу, поэтому я сбросил карты. Другие два игрока также поставили все имеющиеся фишки, и только последний решил поступить так же, как я.

— Как неошторшно, — скривился Коннейри, глядя на меня. Это он мне сейчас что, кивнул? — Ещё.

Крупье выложил последние две карты, которыми оказались два туза. Я никак не мог сдержать желания раскрыть карты игроков, лишь бы узнать кто сорвал банк. И всё же я бы поставил на Коннейри.

— Две пятёрки, — кобыла, которая первой пошла ва-банк, выложила на стол карты. — Сет.

— Ох, а у меня две тройки.

— Ничегошеньки. Мне казалось, что вы блефуете.

Лишь Коннейри пока что не раскрылся. Я пытался уловить на его лице хоть тень эмоций, но не сумел найти ничего подобного. Его лицо оставалось каменным даже когда он бросил на стол карты.

— Два туша. Щитайте шами.

— У мистера Коннейри каре, — провозгласил крупье, магией передвинув фишки в его сторону.

— Мои поздравления, — сказал я, шутливо ему поклонившись. — Прекрасно сыграно.

— Брошь, шынок. Шлепая удача.

Меня не покидала мысль, что Коннейри заранее был известен исход игры, не смотря на моё вмешательство. Пойти ва-банк имея на копытах лишь пару, а затем сорвать куш на двух последних картах... удача здесь не при чём, он знал всё заранее. Может он застрял здесь так же, как и Тёрнер?

— По правде сказать, мне уже приходилось видеть везучие раздачи у себя в краях, но это... было просто нечто.

— А откуда ты?

— Лас-Пегасус.

— А, Лаш-Пегашуш. Неплохое мештечко, ощень даше неплохое.

— Должно быть, вы опытный игрок, раз не чураетесь столь смелых ходов, — хвалебно отозвался я о его игре, пытаясь уловить хоть крупицу тщательно скрываемой им личности. — Искренне восхищён.

— Шпашибо, шынок.

Крупье предложил наблюдающим присоединиться к игре, однако пока за столом находился Коннейри, никто не осмеливался за него сесть. Особенно после столь удачной раздачи. Так никого и не дождавшись, нам раздали карты и началась новая партия. Я осторожно приподнял свою пару и мельком на неё глянул: четвёрка и пятёрка. С такими заурядными картами мне ничего не светит, придётся пасовать.

— Я паш, — внезапно объявил Коннейри. И снова толпа в удивлении затаила дыхание.

— Ого, быстро же вы, — присвистнул я от удивления.

— Инохда нушно вовремя оштановиться, — он улыбнулся и заглянул в мои глаза.

И тут, в моей голове промелькнула мысль. Он выиграл бы эту раздачу и прекрасно это знал! Но всё же, вышел из игры даже не глянув свои карты. Теперь я был более чем уверен, что он знает о Проклятьи, а также об исходе каждой партии. Осталось только убедиться, что он не водит меня за нос. Да и будь он обычным заложником Проклятья, то не смог бы со мной вести столь открытый диалог, ведь так?

— Разумно, — кивнул я и поднял ставку.

На стол ниспало три карты: шестёрка, тройка и король. Пока голяк, однако от флэша меня отделяла лишь одна семёрка... неужто Коннейри не подвело чутьё?

— Прощу прощения, если могу показаться назойливым, мистер Коннейри, но мне ваш акцент очень напоминает выговор троттингемцев.

— Да, ты прав, — улыбчиво ответил он. — Пушть и родилша я шреди гор, родиной для меня навшегда оштанетша Троттингем.

— Вот так совпадение! Знал я одного вашего брата на передовой. Видно было, что не простой солдафон, а скорее спец по тайным операциям, однако это не мешало ему быть занятным собеседником с забавным и чуток безумным нравом.

— Бешумным, говоришь? — с уже слегка иной интонацией поинтересовался Коннейри. Кажется, я на верном пути.

Крупье положил новую карту: четвёрку, и получилась пара. Ничего особенного, но у меня было чувство, будто мне нужно было продолжать. Подняв ставку ещё выше, я заставил оставшегося оппонента уравнять её, при этом не спугнув его слишком большой суммой.

— Да, он был тот ещё фрукт! — сказал я, не глядя на Коннейри. — Тёрнер. Так вроде его звали. Жаль, что вскоре нам пришлось расстаться.

Упоминание Тёрнера заставило Коннейри слегка вздрогнуть, что говорило о их связи. Полагаю, они были напарниками в операции «Маскарад», а значит о Проклятьи он тоже знает. Вероятнее всего, он провёл за этим игорным столом почти две сотни лет, поэтому и знает тут всё до последней карты. Крупье раскрыл последнюю карту, которой была заветная семёрка. Завидев её, я сразу пошёл ва-банк и жеребец меня поддержал.

— Две пары, — ухмыльнулся он, показывая пятёрку и семёрку.

— Флэш, — парировал я, раскрыв свою четвёрку и пятёрку. — Я выиграл.

— Флеш бьёт две пары. Выиграл мистер Фарсайт, — крупье подтвердил мою победу, и Коннейри слегка кивнул, как будто убеждаясь в том, что он и так знал.

— Похоше, ошталишь только ты да я.

— Верно. Как насчёт промочить горло, а, Коннейри?

— Пошему бы и нет. Водка и мэйртини, шмешать, но не вшбалтывать, — он помахал копытом рядом стоящему официанту.

— А вам, сэр? — спросил официант.

— Спасибо, пока ничего. Предпочитаю играть на трезвую голову.

Официант ушёл за заказом и крупье начал раздавать новую колоду. Мои дама и туз выглядели весьма занимательно, но Коннейри похоже знал когда и какие карты выложат на стол. Играть с соперником, которому заранее известен исход игры, было практически бессмысленно.

— Так кто ше ты, Фаршайт?

— Я? — наигранно удивился я. — Обычный ветеран...

— Ишбавь меня от этих шкашок. Никакой ты не ветеран, шдешь их отродяшь не было.

— Да ладно? Кто же вы тогда, раз делаете столь смелые заявления?

Коннейри искренне засмеялся. Затем он расслабился и сделал глоток из бокала мэйртини, который официант услужливо поставил на стол.

— Похоше, тут у нас нишья. Агент Коннейри, Эквештрийшкое Главное рашведывательное управление. Но думаеца мне, ты и так это шнаешь, раш шнаком ш Тёрнером.

— Так я и думал, — я широко улыбнулся. — Я всего лишь мародёр из будущего и двумя веками после катастрофы ищу золото, спрятанное в Доме Восходящего Солнца. И параллельно пытаюсь найти выход из этого Проклятья.

— Ещё бы, одно беш другохо не полущишь.

— А для этого мне нужно приглашение на вечеринку.

— Которое шейчаш у меня.

— Которое я пытался выиграть у вас в карты, однако в свете наших последних откровений уж и не знаю, как выйти из этой ситуации.

— Тебе не побить меня в этой игре. Вот уже два века я играю ша этим штолом, так што мне ишвештны вше колоды до пошледней карты.

— Выходит, это безнадёжно, — я пожал плечами и улыбнулся. — Ну что же, в таком случае нас ждёт ещё не одна встреча, мистер Коннейри.

— Хрена ш два, — Коннейри выудил из своей седельной сумки некую бумажку и подсунул её ко мне – приглашение на вечер, распечатанное на плотной бумаге с изящным витиеватым шрифтом.

— Мне казалось, вы поклялись защищать Рэрити. По крайней мере, так говорил Тёрнер, — его столь внезапное сотрудничество застало меня врасплох.

— Так и ешть, однако эта клятва шагнала меня в лошную реальношть. Я не хочу провешти так целую вешность, так щто, если ты это оштановишь, я буду только рад.

— Тогда договорились, — сказал я и взял приглашение. — Рад был знакомству, агент Коннейри.

— Вшаимно, Фаршайт. Богини в помощь.


Время до вечеринки в отеле пролетело незаметно. Я раздумывал как бы подобраться к Рэрити, но ни одна из идей не гарантировала успех. Всё сильно зависело от того, пронесу я оружие в отель или нет. Правда, особо я не надеялся, исход был немного предсказуем. Однако, попробовать стоило, и мы с Надиром двинулись к отелю в наших одеяниях с Пустоши, прикидываясь, что это наряды для Карнавала.

Охранник у ворот странно на нас поглядывал, пока мы пытались попасть на вечеринку, но предъявленное приглашение стало веской причиной нас пропустить. Что-то буркнув, он приоткрыл ворота на территорию усадьбы. Снаружи слышалась игра местной группы, чья музыка прямо так и манила пуститься в пляску. Мы спешно миновали сад и вошли через парадный вход.

Внутри оказался сверкающий белизной вестибюль со стройными колоннами и гобеленами на стенах. Дорогие ковры покрывали пол, а мебель была сделана со вкусом: в классическом стиле, но выглядела современно. Из угла помещения музыканты изливали музыку, а пони внутри танцевали; один были в костюмах, остальные – в парадных платьях.

— Отпадное местечко, а? — восхищённо произнёс Надир.

— Трудно сказать, небеса это или тартар, — пожал я плечами.

— Бро, вот только давай без этой философской нудятины, — сразу отозвался Надир и, покачав головой, направился к местному бару.

Пока мой компаньон опрокидывал стопку, я оглядывался по сторонам в поисках Рэрити. Гламурную Министерскую Кобылу было не видать, хоть её имя и слышалось буквально в каждом разговоре. Очевидно, все присутствующие ждали её появления, звезды сегодняшнего вечера.

— Она тут? — Надир вернулся с коктейлем и поставил его на ближайший столик.

— Пока нет, но она точно в здании. Надо ждать.

Я пытался держаться спокойно, но нервы всё равно были на пределе. Сколько мы её прождём? Будет ли у нас пространство для манёвра, или, как на параде, один-единственный шанс?

— Терпение, Фарсайт, — Надир отпил из стакана, после чего икнул. — Будет у тебя шанс.

— Надеюсь ты прав... — вздохнул я.

Внезапно толпа смолкла. Кто-то стучал копытцами со стороны главной лестницы. Под нежную мелодию Министр спустилась по ступеням. Рэрити выглядела всё так же сногсшибательно, как и на Маскараде, лишь сменила наряд. Теперь на ней была узкая чёрная туника, под которой прекрасно была видна её фигура. Исподволь у меня между ног стало покалывать, и в голову пришла идея. Безумная идея; но кто не рискует, тот не пьёт шампанского.

— Мои дорогие ней-орлеанцы! — обратилась Рэрити. — Разве не чудесно находиться здесь?

Одобрительный ропот пронёсся по толпе, копыта ликующе застучали по полу. Рэрити в знак благодарности кивнула с царственным изяществом.

— Я хотела бы поблагодарить всех и каждого за достойный итог наших совместных усилий. Мы живём в тяжкое время, и это место значит немало. Не так давно наша страна была счастливейшей из всех, благодаря этому мы процветали. Ныне же ужасы войны пытаются забрать у нас эту радость, и мы не имеем права позволить этому случиться! «Восходящее солнце» – наша твердыня, наш шаг навстречу невзгодам, наша отвага и непокорность врагу, наша преданность идеалам гармонии!

Здание сотрясли ещё одни овации, будто бы речи Рэрити аплодировали мириады пони. Министр кивнула и улыбнулась.

— Посему сегодня вечером мы празднуем! Веселитесь и верьте в победу!

Рэрити закончила выступление лёгким поклоном и спустилась по ступеням. Это был наилучший момент для того, чтобы подойти к ней, пока она не исчезла среди огромной толпы. К тому же, она должна была знать о Проклятьи, как и Тёрнер с Коннейри, так что можно было ожидать от неё некоторый интерес ко мне. Куда это меня заведёт можно было только гадать.

— Восхитительная речь, министр, — я подошёл к Рэрити, приложив все усилия, чтобы выглядеть стильно, несмотря на наряд. — Удивительно слышать вас не из громкоговорителя, стоя среди строя солдат.

Рэрити остановилась как вкопанная и взглянула на меня своими глазами цвета чистого аметиста. Её ресницы красиво подрагивали при каждом движении этих глаз, пока она разглядывала меня как что-то доселе невиданное. Удивлённое выражение лица было бесценно, как и ожидалось.

— Что ж, благодарю, дорогой мой, — она не растеряла грации, даже когда её застали врасплох. Рэрити вела себя так, будто именно меня она и ждала. — Я не оратор. Есть куда более опытные пони, когда дело доходит до пламенных речей перед бойцами.

— Но аудиторию вы всё же просто сразили наповал, если можно так выразиться, — улыбнулся я со всей своей обольстительностью. — Времена нынче нелегки... однако ваш голос и одно лишь появление в силах скрасить хмурый настрой куда сильнее, чем вы можете себе представить.

— Ах, вы просто очаровательны, — Рэрити слегка хихикнула. — Не припомню, чтобы мы прежде с вами встречались, мистер...

— Фарсайт, миледи, — поклонившись, представился я. — И вправду, это наша первая встреча. Весьма рад знакомству.

Я бережно поцеловал её переднее копыто. Шёрстка Рэрити была безумно мягкой и пахла, точно небесные сады... Даже если это лишь иллюзия, ею стоит насладиться как можно больше.

— Миледи, рассказы о вас ничуть не приукрашены... Вы и вправду словно ангел, ниспосланный нам с небес.

Рэрити покраснела, а её глаза заискрились от восторга. Похоже, самый верный путь к ней лежит через её же эго, поэтому надо играть эту ноту до самого конца.

— О, богини... спасибо, Фарсайт! Вы безумно добры.

— Это меньшее, что я могу сделать, — я опустил взгляд, изображая смущение. — Я долго ехал и приложил немало усилий, чтобы встретиться с вами лично и увидеть вас во всей красе. Жизнь прожита не зря.

— Правда? Что же вы сделали?

— Я – самый обычный пехотинец, солдат, сражающийся за нашу прекрасную родину против врага. Всю жизнь я слышал рассказы о вашей красоте и вглядывался в картины, на которых можно разглядеть лишь малую толику великолепия. Узнав, что вы будете на открытии этого отеля, я вырвал себе отпуск и потратил кучу битов на путешествие от линии фронта до Ней-Орлеана, лишь чтобы познакомиться с вами. Теперь я могу вернуться на поля сражений с чувством выполненного долга.

Рэрити ещё сильнее покраснела и широко улыбнулась. За её необъятным эго она не сумела разглядеть притворство.

— Ваши слова просто услада для моих ушей. Но как же вам удалось раздобыть приглашение? Душка, это ведь закрытый вечер, и я более чем уверена, что вас не было в списке приглашённых.

— О, этому есть простое объяснение, — я беззаботно рассмеялся, как бы не придав замечанию ни малейшего значения. — Вчера я зашёл попытать счастья в казино. Не хочу показаться хвастуном, но в покер я играю неплохо, поэтому решил испытать удачу за игровым столом. Мне посчастливилось играть с джентльпони, у которого было приглашение, и он поставил его на кон. Госпожа удача решила, что на вечеринку стоит пойти мне.

На секунду мне показалось, что Рэрити раскроет мои карты, но она повелась. Она пристально вгляделась в меня с озорством в глазах.

— Так говорите, вы – солдат?

— Да, миледи. Я не спешу умирать за родину, пусть лучше этим займутся зебринские отродья. Героем меня не назовёшь, но присяге я верен до самой смерти.

— В этом я не сомневаюсь, дорогуша, — Рэрити беззастенчиво оценивала мой круп. Я слегка смутился, однако всё шло, как и планировалось. — Мне нравится ваш костюм, откуда он?

— О, я черпал вдохновение из блокбастера «Безумный Мак: Воин Дороги». Его эстетика просто уникальна, и мне захотелось сделать что-то в этом ключе... Металлолом нашёлся на базе, в конце концов кому он там нужен? — пожал плечами я и добавил. — С вашего позволения, миледи, я просто без ума от вашего платья. Вы выглядите просто сногсшибательно.

Рэрити заговорщицки улыбнулась, и я, кажется, догадался, о чём она подумала в тот момент.

— Спасибо, Фарсайт. Скажи на милость, какие у тебя планы на вечер?

— Честно говоря, никаких. А если и были, я забыл о них, как только увидел вас. К вашим услугам, министр, — ключевые слова сказаны, ловушки расставлены. Попадёт ли в них добыча?

— Ох, правда? — хихикнула она. — Тогда что думаешь, если я покажу тебе королевский люкс этого отеля?

— Это было бы просто замечательно.

Кивнув и извинилась перед остальными пони, Рэрити одарила меня взглядом и пошла вверх по лестнице. Я следовал за ней со смешанными чувствами. Всё шло как по маслу, но я продолжал нервничать как жеребёнок перед первым сексом. Надо насладиться этим на полную, разве нет?


Королевский люкс наголову превосходил любые апартаменты, в которых мне довелось побывать во Фридом Филде. Состоял он из трёх комнат: спальни, кухни и соответствующей ванной, все они были обставлены мебелью с безупречным вкусом и лучшей отделкой. Казалось, словно не было никакой войны, а экономика Эквестрии пребывала в золотом веке. Спальную комнату занимала королевских размеров кровать, чей вид буквально манил своим комфортом. Но на такую мелочь я не мог обращать внимания, когда передо мной стояла столь прекрасная кобыла.

Чёрное платье Рэрити лежало в углу рядом с моей экипировкой, и теперь я любовался её переливающимся белоснежным телом... её красота была в буквальном смысле ослепительной. Я тоже был почти нагишом, демонстрируя свою исполосованную шрамами шкуру кому-то другому... почему меня не покидает это странное ощущение? Не в первый раз же...

— Ты напряжён, Фарсайт, — нежно проворковала Рэрити. — Что-то не так?

— Чуточку взволнован, только и всего.

— Заметно, — хихикнула она и обернула магией мой конец, отчего я вздрогнул. — Ну-ну, немного возбудиться ещё никому не помешало, верно?

— Это точно... — я прикоснулся к её губам, и наши языки сплелись на секунду, что показалась вечностью. В то же время, я аккуратно охватывал магией её тело, слегка прикладывая усилие то тут, то там, осторожно, но от того не менее страстно.

— О-ох, — простонала Рэрити, когда магическое сияние подобралось к её крупу, — так и знала, что ты быстро освоишься... Ах, Фарсайт...

— Просто я быстро учусь, миледи... — я оторвался, чтобы глотнуть воздуха, всеми силами пытаясь не поддаться волнам приятных ощущений, охватившим моё тело. Рэрити действительно оказалась очень сильной и изобретательной волшебницей. Она вновь поцеловала меня, не дав закончить.

— Рядовой, — выдохнула она. — Покажите, на что вы способны... это приказ.

Улыбнувшись, она запрыгнула на шикарную кровать и обернулась, приглашая присоединиться. Я подошёл поближе и аккуратно поцеловал её в шею, после чего мы сплелись в едином порыве стонов и страстных вздохов. Если подумать, то как-то странно, что никто не среагировал на нашу «беседу», ведь о тишине мы особо и не заботились.

— Ох, это было просто... ох... непередаваемо, — глотая ртом воздух, произнесла Рэрити.

— Знаю... — я улыбнулся всё ещё исходя потом и пытаясь перевести дух. Она отвлеклась, значит время настало. — Об этом я и говорил.

— Шаловливый жеребчик, — улыбнулась единорожка и перевернулась на спину, пытаясь удержать равновесие взмахами копыт. Забравшись на неё сверху, я стал ласкать её разгорячённое тело своей магией. — Вот так, не останавливайся.

Я начал с живота, после чего начал подниматься по груди, пока не добрался до шеи... и тут мои нежные поглаживания сменились мёртвой хваткой. Рэрити дёрнулась и захрипела.

— Кха-х! — выдавила она, пытаться вдохнуть. — Кто?..

— Я Фарсайт, и я – из будущего, дорогуша, — ледяным голосом процедил я. — Не принимай это близко к сердцу, последний час с тобой был просто незабываемым, однако меня ждут дела поважнее, а именно – выбраться из твоего треклятого Проклятья.

— Буд-ущего? — Рэрити заметно удивилась такому заявлению, однако не прекращала попыток глотнуть воздуха. Язык вывалился изо рта, как носок из корзины, а лицо стремительно синело.

— Из него, родимого, — подтвердил я кивком. — Я здесь ради золота, которое ты упрятала под этой усадьбой.

— Тебе никогда... — выдавила она, и её рог слабо засветился. В ответ я только усилил хватку.

— Нет, дорогая, больше ты ко мне магией не притронешься.

— Я... Ах... — выдохнула та, пытаясь меня стряхнуть, но для неё я был слишком тяжёл. В свете неминуемой гибели, в её глазах отчётливо читалось отчаяние, пока жизнь окончательно не покинула её обмякшее тело. Я успел окинуть взглядом её бездыханную оболочку, прежде чем мир заволокло туманом.

В мгновение ока, я снова оказался на старом матрасе в полуразрушенной комнате, вернувшись обратно в затхлый и мрачный Ней-Орлеан современности. От холодных порывов ветра меня неистово колотило, ведь я стоял весь в поту и без какой-либо одежды. Все эти упражнения изрядно меня вымотали.

— И знать не хочу, чем ты там занимался, Фарсайт, — язвительный голос Лаванды эхом пронёсся по большой комнате.

Обернувшись, я увидел кобылку с весьма игривым лицом, словно ей было в удовольствие наблюдать за мной без одежды.

— Лаванда... рад тебя видеть... — успел произнести я, прежде чем моё тело сдалось окончательно. Упав на матрас, я закрыл глаза и погрузился в заслуженный сон.


Проспал я недолго и, проснувшись, обнаружил глядящих на меня товарищей, которые, очевидно, ждали моего возвращения в реальный мир. Я потянулся, встряхнул головой и поднялся с замызганного матраса. От перенапряжения я всё ещё не отошёл, но чувствовал в себе силы идти дальше, так что пора бы поднять шмотки и начать одеваться.

— Смотрю, бро, время ты зря не терял, — издал смешок Надир.

— Кто-то должен был это сделать, — улыбнулся я в ответ. И если не лукавить, то я и вправду отлично провёл время.

— А то. Ты у нас прям герой.

— О, привет, Лаванда, — повернулся я к кобылке. — Как ты сюда добралась?

— Я не Лаванда, я – Роуз.

Приглядевшись получше я удивился, что не смог уловить разницу между двумя её личностями. Зрачки были уже, чем у Роуз, но не такими крохотными как под контролем Лаванды. И как мне теперь их различать?

— Точно?

— Да. И когда ты отключился, я уже была здесь. Скажу сразу: по пути сюда я успела поболтать с Лавандой. Она оказалась на удивление тихой – даже местами дружелюбной – и предложила перемирие. Мол, начать помогать друг другу. Ты только вдумайся!

— Знаю, она мне уже об этом говорила, — понимающе кивнул я. — Похоже, ты берёшь верх над ней, а не наоборот. И всё же, я считаю, ты должна дать ей шанс.

— Шанс? Да она ходячая потрошилка! — воскликнула Роуз.

— Так и есть, но эта часть её натуры слабеет с каждым разом, и в конце от этого останутся лишь воспоминания. Но её силой нужно научиться управлять. Ты согласна?

— Не знаю, Фарсайт... Не могу я ей довериться.

— Тоже верно. Пока не стоит. Когда-нибудь вы станете одним целым, но прежде этого тебе надо понять её как можно лучше. Кто знает, может, она каким-нибудь образом сделает тебя лучше и сильнее, чем сейчас.

— Как скажешь, — хмуро отозвалась кобылка. — Мне это, конечно, не особо по нраву, но что ведь поделаешь.

— Да уж... — вздохнул я.

Я проверил, на месте ли мои пожитки, и выступил на поиски золота. Хотелось убраться подальше с болот, особенно после того, через что мы прошли. Нужно обыскать отель: убежище слишком большое, чтобы его можно было хорошо спрятать

— Идём? Золото ждёт.

— Ах да... — на лице Роуз всплыла улыбка. — Пока вы резвились в этом вашем прошлом, я уже успела его найти.

— Где? — я уже не скрывал изумления.

— На улице около стены есть грузовой лифт, и ведёт он в подвал. Дверь, скорее всего, замаскирована под вход в служебное помещение. Там прятать кучу золота будет логичнее всего.

— Хитро, — присвистнул Надир.

— Ну а ты как думал? — гордо улыбнулась Роуз.

— Хватит вам уже дурачиться, пошли искать!

Мы рванули вниз по лестнице и наружу к большой двери, которая вела в подвал здания. Она действительно была похожа на отверстие для загрузки чего-то, например угля. Мы с Надиром подняли её, и за ней, к нашему удивлению, обнаружилась платформа с магическим генератором. Не мешкая, мы ступили на неё и нажали на кнопку. Устройство мерно зажужжало и начало спуск в цокольный этаж.

Внизу вместо ожидаемого старого подземелья с выложенными булыжником стенами нас ждала футуристического вида комната с рабочим освещением, сверкающими титановыми стенами и круглой усиленной двери невероятных размеров, расположенной в противоположном конце помещения. У входа в хранилище располагался терминал, к которому я тут же подбежал. Штекер ПипБака в разъём на терминале – и я приступил к обходу защитных протоколов.

— Так, я пробираюсь через защиту. Готовьтесь, сейчас могут врубиться охранные системы!

— Чего? — удивился Надир. — Какие ещё охранные системы?

В комнате завыла сирена и из металлического потолка выскочило две турели, открывших огонь на поражение. Укрывшись за терминалом, я пытался отключить автоматизированную охранную систему с помощью ПипБака, пока она нас тут не покрошила.

— Вот такие! — проревел я. — В укрытие!

— Можешь отключить? — завопил Надир.

— Пытаюсь! — я обошёл на ПипБаке один уровень безопасности. — Но нужно время!

— Без паники, ребята, дайте лучше я, — Роуз сделала шаг вперёд, и её рог охватило розовое сияние. Внезапно нас окутало неким подобием щита, от которого лазерные лучи попросту рикошетили.

— Спасибо, Роуз. — Я сконцентрировался на системе безопасности, и спустя пять минут возни терминал пропищал, после чего турели тут же убрались обратно в потолок.

— Обращайтесь, — заулыбалась Роуз.

— Где ты этому научилась? — удивлённо спросил Надир.

—Один из трюков Лаванды. Полезная штука, скажите, а?

— Спасибо, очень полезная. А теперь давайте откроем хранилище! — Мне уже не терпелось увидеть, что же скрывается за теми блестящими гермоворотами.

Поддавшись нашему с Роуз телекинезу, а также физической силе Надира, огромная металлическая дверь отворилась с протяжным и гулким скрипом. Мы рванули в камеру за ней, и от увиденного просто остолбенели. Посреди комнаты стояла бесколёсная тележка с целой горой золотых слитков, просто подойди и возьми.

— Пресвятые владычицы небес... — произнёс я, затаив дыхание.

— Так вот его сколько, — невнятно пробормотал Надир.

— И как нам его отсюда унести? — спросила Роуз.

Хороший, надо признать, вопрос. Всё это золото было слишком тяжёлым для лодки. После близкого осмотра тележки под ней мы обнаружили магическую схему. Я сконцентрировался на повозке, и моя магия зарядила эту левитационную систему. Повозка сразу воспарила в паре сантиметров от земли.

— Антигравитационная повозка! Вот как они её сюда принесли!

— Мы сможем на ней довезти золото до телепорта? — спросил Надир.

— Если не утонет в воде, всё будет в порядке.

Я направил повозку к платформе, и мы втроём вернулись на первый этаж. Когда лифт достиг места назначения, я повёл повозку к воде, пока мы втроём неуклюже стояли на куче золота.

— Хоть бы сработало... — шёпотом молился я Богиням, вытаскивая повозку на воду.

Она парила. Или вернее сказать, анти-гравитационная система держала нас на безопасном расстоянии от водной поверхности. Все вздохнули с облегчением и приготовились к поездке в Мертари. После такого долгого путешествия, мы с нетерпением ждали возвращения домой.


К нашему приходу Холм Гармонии уже не пустовал, как изначально предполагалось. Когда я завёз повозку наверх то заметил толпу гулей, стоящих у будки телепорта. Среди них я узнал Самеди и Шеваль, но это никак меня не успокоило. Зачем они сюда пришли?

— Это что, те гули из Мертари? — спросила Роуз.

— Да... но что им нужно? — произнёс я под нос, не на шутку заволновавшись.

Шеваль устало шагнула вперёд и встала перед повозкой. Её выражение на морде, насколько мне удалось разобрать, было спокойным и решительным. Чего я не мог понять, так это причина, по которой они все ждали нас здесь. Они хотели получить свою долю золота?

— Вы вернулись, — сухой голос Шеваль не выражал удивления, просто констатировал факт.

— Удивлены? — спросил я.

— Не очень.

— Что вам нужно?

— Вы разрушили Проклятье, правда?

— Нам пришлось.

— Поздравляем, — Шеваль, казалось, была довольна этим.

— Спасибо.

— Не за что. Полагаю, вы сейчас возвращаетесь домой, да?

Я посмотрел в глаза Шеваль, и в них увидел угрозу. В последней фразе был намёк на то, что у них на нас были другие планы. Мне и так не нравятся гули, а гули, которые хотят меня остановить и подавно. Без единого колебания я вытащил винтовку и направил её на голову Шеваль. Наши глаза встретились в последний раз, и... я заметил лёгкий кивок одобрения?

БАМ!

Шеваль откинуло выстрелом с короткой дистанции, разбрызгав гной и чёрную кровь по всему Холму Гармонии. Остальных гулей, застывших настороже, моя атака застала врасплох.

— ФАРСАЙТ!!! — завопила Роуз. — Что ты творишь?!

Я не обратил на неё внимания, безмолвно беря в прицел следующую цель. Надир также вытащил свой пистолет, сразу нацелившись в другого гуля.

БАМ! БАХ! БАМ!

Нам понадобилась лишь пара минут, чтобы избавиться от кучки заживо гниющих существ, некогда бывшими нормальными пони. Я спрыгнул с повозки и проверил, не уцелел ли кто. Никто не пережил расправы.

— Ты что, совсем рехнулся?! — сорвалась Роуз. — Они же были безоружны!

— Они явно пришли не с миром, — сухо отрезал я.

— Как ты можешь такое говорить? Ты говорил с ними всего секунду!

— Они встали у нас на пути. Кроме того, как-то странно говорила Шеваль. Возможно, они уже почти одичали, а может... они этого и хотели.

— Но как ты?..

— Роуз, всё кончено.

Роуз раздражённо стиснула зубы. Я знал, что это плохо на неё повлияет, в конце концов, она всегда считала, что жизнь любого пони стоит спасения... Даже если эти пони гнили и с трудом сохраняли рассудок. Я не ждал, что она примет это как данное, но мне пришлось поступить именно так.

— Роуз... — спокойно заговорил Надир. — Мне тоже не понравились эти гули. Они вели себя странно... не как в первый раз в Мертари.

— Но Надир...

— Понимаю, ты сейчас расстроена, но нам пришлось так поступить.

Но недовольство Роуз не утихало, даже не смотря на попытку Надира оправдать меня. Её не переубедишь, она никогда не отступит от своих взглядов. Я принялся обыскивать тела гулей, но ничего ценного у них не было. Тем не менее, в их седельных сумках могло найтись что-нибудь стоящее.

— Так, слушаем сюда! Переложим золото в сумки гулей, в них и понесём его домой. Путешествие будет не из лёгких, но лучше варианта у нас нет.

Надир и Роуз последовали моему наставлению и начали набивать сумки золотом. Как только они заполнились, мы распределили их соответственно с нашими силами и отправились в путь. С тяжким бременем и до безобразия богатые, мы ступили в будку телепорта. Нам просто осталось вернуться в Фридом Филд, и наша судьба изменится... навсегда.

#

Заметка: Получена новая способность

Золотой глаз — С толстым кошельком вы выглядите куда привлекательней. Ваше Красноречие и Обаяние, равно как и внимание со стороны противоположного пола, увеличиваются на 25%