Асфальтоукладчик

Об укладывании асфальта и вдохновении.

Принцесса Селестия ОС - пони

Читально-вокальная катастрофа

Твайлайт решает устроить в Понивилле грандиозный библиотечный праздник. Понификация рассказа М. Булгакова "Музыкально-вокальная катастрофа".

Твайлайт Спаркл

Эти ваши интернеты - То, что было увидено...

«Трикси открыла для себя интернет и его… чудеса? А именно то, что многие пони почему-то хотят видеть, как она и Твайлайт Спаркл занимаются очень странными вещами. Трикси решает сама исследовать этот вопрос.»

Те, кто говорит спасибо

Сегодня мне нужно сказать спасибо, а что я буду делать завтра, я не знаю.

Другие пони

Я не хочу этого писать

Рэйнбоу Дэш заперта в комнате, и она не сможет выйти, пока не напишет письмо.

Рэйнбоу Дэш

Селестия умерла (и убили её мы)

Селестия умерла. Ошибки случились.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Привет, Рарити

На двадцать пятый день рождения Рэрити приготовила себе идеальный подарок.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек

Ни снег, ни град

Конец света ещё не означает, что у Дерпи не осталось работы.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Дерпи Хувз DJ PON-3 Октавия

Дуралайка ("Barking Mad")

Кобылка, для которой, её разум - это тюрьма. На что похож её обычный день? И какой ужас мог довести такую милую пони до безумия? Если бы только она не лаяла как безумная, она могла бы рассказать нам. Но может быть, она может...

Другие пони

Зарисовка в трёх действиях

Зарисовка, написанная в 2012 году в баре Сентури Авеню (Шанхай). Повествование идёт от лица друга Флаттершай, который обращается к ней (в письме?) с ностальгическим тоном, припоминая события поздней весны. Мистическая "щепотка" объединяет друзей и меняет их, что приводит к трагическим последствиям. Но действительно ли "щепотка" повлияла на друзей или это было нечто иное - что-то чёрное, что пряталось внутри каждой пони? Зарисовка отражает субъективный опыт автора, который не в первый раз (но впервые в рамках фандома) приоткрывает завесу над самыми тёмными сторонами реальности и мастерски передаёт чувства в обрывистой эпистолярной манере.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 13. Деньги Глава 15. Проснувшись этим утром

Глава 14. Частные расследования

Dire Straits – Private Investigations

«Добрый вечер, дамы и господа, с вами вновь я, Мистер Нью-Пегасус, – приношу вам самые свежие новости и лучшую музыку Пустошей! Последнюю любезно предоставил нам оркестр НЭР, чья недавняя симфония была посвящена десятилетнему юбилею восстановления Мэйнхеттена, и, надо сказать, звучит она просто прекрасно. Все, кто время от времени слушает мои эфиры, знают, что мне по душе несколько иная музыка, но иногда нужно расширять кругозор, верно?

Кстати о НЭР и всём остальном. Неделю назад патрули Республики нашли посреди Нейвады радиостанцию, которой, кажется, в последнее время частенько пользовались, и настроена она была на ту же частоту, что и наша с вами станция. В общем, они обнаружили и свернули пиратское Радио из Ниоткуда, которое вставляло нам палки в колёса своими нелегальными эфирами. От имени Радио Нью-Пегасуса и от себя лично хочу поблагодарить власти НЭР за их старательную работу и быстродействие.

К другим новостям. Помните волнения в соседнем с нами поселении... прошу прощения, в соседнем городе – Фридом Филде – сразу после свадьбы новоизбранного мэра Ди Клефф и её богатого мужа? Несколько минут назад мы узнали, что мэрия Фридом Филда предложила горсовету Нью-Пегасуса провести совместное расследование, исходя из подозрений, что атака могла быть спланирована внутри стен. Конечно, явных доказательств это обвинение не имеет, поэтому городской совет, вероятно, отклонит это предложение.

В связи с этим позвольте мне поделиться некоторыми персональными соображениями, которые могут расходиться со мнением радиостанции. Что вы думаете о недавнем решении НЭР предоставить Фридом Филду статус города? Только честно. Мне кажется, этот городок был пристанищем тех, кого сочли недостойными называться гражданами Нью-Пегасуса. Насколько я знаю, Фридом Филд вырос как мнимая тихая гавань среди Пустоши, но всё с теми же дикими законами. И вот теперь бандиты Фридом Филда получают статус граждан. Как скоро они потребуют привилегий, подобных нашим? И как на это посмотрит Республика?

Что ж, я отклонился от темы. Продолжим выпуск новостей. Убийство Ферратуры, печальная тёмная страница нашей истории, похоже, будет признано "висяком". Главный следователь Брасс Бэдж и его команда всё ещё не смогли найти улики, а из-за давления группировок Ферратура и Мистера Хауса расследование топчется на месте. Тем временем напряжённость между лидерами, Верразано Ферратура и Мистером Хаусом, растёт, и обе стороны обвиняют в убийстве друг друга.

За городскими стенами мало что изменилось. Отряды Республики добрались до дамбы Хуфера и установили над ней контроль, тем самым обезопасив поставки энергии в наш город. Держим копыта за них! Также посол Мерри Филдс пообещала, что элитные отряды пегасов разведают облачную завесу над нами, чтобы понять, почему она не спадает. Ведь, похоже, за Разломом небеса чисты, друзья мои, но своими глазами я этого не видел. Что ж, может, скоро увижу!

На этом всё, леди и джентльпони, вернёмся к музыке! Эта запись – подлинная нестареющая классика. Какие у вас ассциации со словом "Хуфбитс"? Именно, время ещё одного заводного танца от знающих своё дело копыт Винил Скрэтч! Наслаждайтесь и помните, вы слушаете Радио Нью-Пегасус, и я, ваш ведущий Мистер Нью-Пегасус, вещаю на волнах ваших душ...»

Шесть недель прошло с момента, когда мы вошли в Нью-Пегасус, но почему-то у меня завелось ощущение, что я застрял в будничной рутине. Что бы я ни делал, результат был один: никакой. Главным отличием жизни здесь от жизни во Фридом Филде было то, что все осторожно помалкивали, не говоря ни слова о том, как обстоят дела в городе. Понять это было нелегко. В конце концов, Фридом Филд был частью Пустоши, и притворяться в нём было незачем. Рейдер мог быть рейдером, а бандит бандитом; пока не переступаешь черты, можно было делать всё, что угодно. В Пегасусе же все надевали маски и старались быть не теми, кем казались.

Когда мы ступили внутрь стен, в яркие огни города, охранники у пропускного пункта отвели нас в посольство НЭР. Вскоре мы стояли в офисе посла и ждали её прихода. За это время я по своей любопытной привычке успел осмотреться. Как и в кабинете Харпсонг в аэропорту, на стене висел огромный флаг НЭР, а рядом с ним разместился портрет персикового цвета кобылы с кудрявой фиолетово-голубой гривой, одетой в парадный костюм.

— Это президент НЭР Пралине, Фарсайт, — Мерри открыла дверь и вошла в кабинет.

— Ясно, — я приподнял брови. — Откуда вы узнали, что я вас спрошу об этом?

— Я очень хорошо знаю таких, как ты, юноша, — Мерри иронично ухмыльнулась и уселась за стол. — Вы все всегда стараетесь собрать как можно больше информации от каждого пони или места. Я подумала, что как минимум могу сэкономить тебе время на постановку вопроса.

— Думаю, я понял, как вы стали послом.

— Вот именно, Фарсайт. Да воздастся каждому по делам его, — Мерри махнула копытом, чтобы сменить тему разговора. — А теперь давай перейдем к делу?

— Ладно, расскажите мне, чего вы хотите, — я пожал плечами. — Мы только прибыли сюда.

— Это я знаю. Как знаю и то, что идти вам здесь некуда.

— Это так, — кивнул я.

— Тебе стоит позаботиться об этом, Фарсайт. Даже если у тебя есть паспорт, это не значит, что ты можешь шататься по улицам днями и не быть арестованным, а то и депортированным.

— Здесь есть комендантский час? Или как?

— Нет, совсем нет. Но если ты вечно будешь гулять по улицам, то начнёшь мозолить глаза другим и к тебе будут относиться с подозрением, и конечном итоге им это покажется подозрительным.

— В таком случае что вы можете предложить?

— Найдите себе квартиру или комнату. Там вы сможете на время скрываться от глаз и казаться чуточку более... цивилизованными. Думаю, с твоими деньгами это не проблема.

— А вам кто об этом сказал? — спросил я, хотя ответ и так знал.

— Я постоянно контактирую с вице-президентом Хартстрингс, и она рассказала, что у тебя гора слитков из нацрезервов.

— Этого следовало ожидать, — буркнул я. — Ладно. Продолжайте.

— НЭР сможет воспользоваться этим золотом с умом, а если ты начнёшь использовать его в качестве оплаты, то опять же привлечёшь ненужное внимание. Я предлагаю щедрое вознаграждение за каждый слиток, который ты принесёшь. А с республиканскими деньгами здесь проблем никаких.

Мерри, похоже, страшно хотелось наложить копыта на золото, и меня это насторожило. Пусть НЭР оказалась весьма полезна для моих целей, полностью доверять им было нельзя. Потому нужно было вести себя осторожно.

— Понимаю, к чему вы клоните. Но если честно, не уверен, что мне нравится эта идея. Не поймите меня неправильно, я очень ценю всё, что сделала для меня Республика в последние недели, но это золото принадлежит не мне одному. Будет справедливо обменять несколько моих слитков на деньги НЭР и найти себе с Роуз местечко для проживания, но, что делать с остальными, я решу позже.

— М-м-м... Понятно, — Мерри не скрывала своего разочарования. — Ну, как хочешь. Не скажу, что это то, что я хотела, но приказывать тебе я не вправе. Предупрежу, что многим тоже захочется прибрать золото к копытам, и вовсе необязательно в качестве равноценного обмена.

— Могу напомнить, откуда я пришёл, — иронично усмехнулся я.

— Не дай себя обмануть, Фарсайт. Здесь играют совсем по-иному. По иным правилам, я бы даже сказала. Не надейся, что те уловки, которыми ты пользовался во Фридом Филде, сработают и здесь.

— Это угроза? — ухмыльнулся я.

— Нет, — строго посмотрела на меня Мерри. — Просто стоило тебя предупредить. Будет жаль, если ловкий малый вроде тебя станет плясать под чью-то дудку из-за своей излишней самоуверенности.

— Поверить не могу, что НЭР за меня так переживает, — я позволил себе лёгкий смешок.

— Я – нет, — буркнула Мерри. — Но другие беспокоятся.

— Вот оно как, — задумался я. — Ладно, у вас всё?

— Да, если у тебя нет никаких вопросов.

— Нету, — покачал головой я. — Скоро принесу вашу оплату, госпожа посол. Увидимся.


После такого торжественного приветствия мы обменяли часть золота, притащенного из Ней-Орлеана, на увесистый чемоданчик с деньгами НЭР, на которые купили небольшой уютный пентхаус неподалёку от Стрипа, главной улицы города, протянувшейся с севера на юг и собравшей на себе все казино и развлечения. Наш новый дом был комфортным и довольно чистеньким, особенно по сравнению с тем, чем приходилось довольствоваться во Фридом Филде.

Как только мы вселились в квартиру, я покинул Роуз и приступил к поиску информации о наших нападавших. Единственной зацепкой была фишка, которую я нашёл у мёртвого противника, но спрашивать про неизвестного, застреленного во время беспорядков в Фридом Филде, было плохой идеей. Из-за таких вопросов местные начнут меня подозревать, а этого мне определённо не хотелось.

Мой подход к этому расследованию был прост: я начну слоняться по барам и казино, оставляя щедрые чаевые и держа ухо востро. Это был не лучший вариант, ведь я пускал всё на самотёк вместо того, чтобы помогать чему-то свершиться. Однако мне нельзя было примелькаться где бы то ни было. Вскоре я понял, что добыть нужную мне информацию очень непросто.

Разговоры ни о чём стали рутиной, но мне никак не удавалось что-то выудить из обычного бармена или крупье. Даже когда я стал задавать более «агрессивные» вопросы, мне так и не удалось получить подсказку, что и где искать. Я старался быть в разных местах, разговаривать с разными пони, использовать разные подходы, и ничто не работало. Выяснить, кто нанял головорезов для атаки на свадьбе, оказалось сложной задачей.

Я не сдавался, хотя моё терпение убывало с каждой неудачной попыткой. Ярость и грусть из-за смерти Штуки сменились упорством и желанием найти ответы, поскольку я понимал, что грустить по ней будет бессмысленно. Ничто не вернёт её, а мне оставалось отомстить и покончить со всем. Тем не менее каждый день без результатов служил болезненным напоминанием о том, что произошло.

Однако в тот самый день, спустя шесть недель после нашего прибытия, что-то разрушило тупик, в который мы сами себя загнали. Я испытывал удачу около казино «Клопс», но всё было безуспешно, и я вернулся домой пообедать и немного подремать, прежде чем снова отправиться бродить по улицам. Роуз занималась тем же, но на Стрипе: держалась праздношатающихся компаний и слонялась неподалёку от уличных торговцев, у которых нет-нет, да мог проскочить кусочек информации. К сожалению, осторожность была общей чертой всех жителей Нью-Пегасуса.

И вдруг раздался стук в дверь, от которого я подскочил с дивана и насторожился. Осторожно подобравшись ко входной двери в наши апартаменты, я сказал Роуз на всякий случай приготовить пушку. Благодаря Фридом Филду мы стали, мягко говоря, нервными. Когда Роуз жестом показала, что готова, я открыл дверь и увидал знакомое лицо большого, тёмно-зелёного жеребца с короткой серой гривой.

— Капитан Брасс Бэдж! — улыбнулся я. — Какой приятный сюрприз!

— Фарсайт, добро пожаловать в Нью-Пегасус, — засмеялся Брасс Бэдж и зашёл внутрь. — Кстати, теперь комиссар Брасс Бэдж.

— С поздравлением вы опоздали на шесть недель, но в любом случае спасибо, — я закрыл дверь. — Скажите, что привело вас в мою скромную обитель?

— Ничего себе скромная! — Брасс Бэдж засмеялся. — У тебя очень классное местечко для только что прибывшего... но это не моё дело.

— Скажем так, у меня есть свои источники дохода, — я пожал плечами и взглянул ему в глаза. Мы оба молчаливо улыбнулись и поняли друг друга. Не задавай лишних вопросов и не давай лишних ответов.

— Отлично, я рад за тебя, — Бэдж впервые заметил Роуз. — А кто эта юная леди?

— Дезерт Роуз.

— Рада встрече, комиссар, — радостно помахала Роуз.

— Я тоже рад встрече! — Бэдж с иронией посмотрел на меня. — Это не твоя ли...

— О, нет, вовсе нет! — ухмыльнулся я и махнул копытом. — Мы встретились в Пустоши и решили скооперироваться. Она уже не раз оказывалась хорошим товарищем.

— Понимаю, — Бэдж почесал подбородок. — Ну ладно, кто я такой, чтобы судить? Я видел и более странные вещи.

— Я... Пожалуй, не буду спрашивать, — пробормотал я. — Во всяком случае что-то я сегодня неприветлив. Принести чего-нибудь?

— Не стоит, — улыбнулся Бэдж, — но за предложение спасибо. Если не возражаешь, я присяду на диван.

— Да, пожалуйста.

Бэдж растянулся на диване во весь рост, довольно крякнув.

— Годы патрулирования улиц дают о себе знать. В лучшие времена я мог оставаться на ногах дня по четыре...

— Прошу прощения, комиссар...

— Можешь звать меня Бэдж, Фарсайт. Сейчас я не на службе.

— Хорошо, Бэдж. Не хочу показаться бестактным, но ты явно не просто так из вежливости зашёл.

— Не просто так, это да, — вздохнул Бэдж. — С того самого дня, когда я впервые тебя увидел, я понял, что ты прозорливый парень. А привело меня к тебе то, что произошло во Фридом Филде в тот день, когда ты вошёл в Нью-Пегасус.

Мне стоило огромных усилий не вскрикнуть. Что он мог знать об инциденте на свадьбе? Что хотел получить от нас? Может быть, он сможет поделиться информацией, которую я искал несколько недель, ведь он, кажется, был готов говорить открыто. Иногда тебе нужно то, чего ты меньше всего ждёшь. Хотя, пусть Брасс Бэджу и можно было доверять, мне не хотелось рисковать и раскрывать все карты, если я не получу ничего взамен.

— Тот случай, — вздохнул я. — Что ты хочешь узнать о нём?

— Горсовет в последние несколько дней очень интересуется им. Думаю, им не нравится, что, с одной стороны, Фридом Филд стал городом, а с другой, у нас может произойти что-то подобное.

— Ерунда это, Бэдж, — покачал головой я. — Что они тебе сказали?

— Разборки банд, так считают большие дяди из совета.

— И ты в это веришь?

— Я научился не доверять ни единому слову политика, — пожал плечами Бэдж.

— Мудро.

— Спасибо, Фарсайт, ты очень добр, — небрежно посмеялся Брасс Бэдж. — Мы знаем, что всех нападавших застрелили и что с атакованной стороны была жертва-грифина.

— Угу, — буркнул я.

— Ты её знал... Нет, ты был к ней весьма привязан.

— Откуда тебе знать?

— У меня большой опыт расшифровки чувств пони. А у тебя в этот раз плохо получилось их скрыть.

— Ладно, — вздохнул я. — Ничего такого, если ты узнаешь. У нас были отношения.

— Мне очень жаль, Фарсайт, но я полагаю, что тебе нужны ответы. Верно?

— Верно, — согласился я. — Но я хочу знать и твои мотивы. Так будет честно, что скажешь?

— Понимаю. После атаки мэр Фридом Филд, Ди Клефф, послала нам запрос о совместном расследовании с полицией Нью-Пегасуса. Были подозрения, что атака была спланирована в Нью-Пегасусе. Естественно, совет ни за что бы на такое не пошёл бы, и запрос отклонили. Через время мы попросили у властей Фридом Филда разрешения на то, чтобы наши полицейские могли провести там ряд допросов и обысков.

— Зная Ди, предположу, что вы получили категорический отказ, — иронично усмехнулся я.

— Я был уверен, что после отказа наших от них мы ничегошеньки не дождёмся, но меня очень настойчиво просили попробовать. И теперь большие боссы просят каких-то выводов насчёт атаки... Наверное, хотят настучать Республике на Фридом Филд. Но я ничего не могу поделать: во Фридом Филде искать информацию мне нельзя, а городской совет ни на шаг не пустит наших соседей внутрь. Поэтому, узнав, что ты сумел пробраться сюда, я решил просить у тебя помощи.

— Ого, — удивился я, — не очень-то тянет помогать политиканам, из-за которых меня вышвырнули из города, но, кажется, каждому из нас поможет то, что знает другой.

— С твоей стороны это будет весьма щедро, — улыбнулся Бэдж.

— Я это не ради щедрости и доброты делаю. У меня свои интересы, сам знаешь.

— Что ж, так будет по-честному.

Кажется, мы пришли к согласию. Брасс Бэдж был тем пони, какие всегда могут приободрить. Твёрдый, прямолинейный и непреклонный в своих убеждениях, он не был похож на готового предать при первой же возможности. Подумав об этом, я достал фишку, которую нашёл у мёртвого наёмника, и передал её Бэджу.

— Что это?

— Я нашел эту штуку у одного из нападавших. Фишка из казино, но она не имеет отношения ни к одному из заведений Фридом Филда.

— Странно, — Бэдж пристально всматривался в фишку. — Символ Фулл Хауса, так что, вероятнее всего, она из «Платиновой Подковы».

— Но ты не уверен?

— Они постоянно меняют дизайн, дабы избежать мошенничества, — пожал плечами Бэдж. — Может, это самое новое исполнение, точно не скажу. Но в чём уверен, так это в том, что символ их.

— Значит, они тут как-то замешаны.

— Не скажу, что мне известно много, но нападение совершенно не похоже на бандитские разборки, — согласился Бэдж. — Теперь я хотя бы могу опровергнуть эту версию.

— Удачи тебе. Теперь твой черёд рассказывать мне то, что тебе известно.

Перед тем, как начать, Бэдж загадочно улыбнулся и прочистил горло.

— У меня возникла идея получше. Есть у вас двоих работа?

— Пока нет, — покачал головой я. — Что ты удумал, Бэдж?

— Есть предложение, которое может вас заинтересовать. Раз вам тоже нужна информация, предлагаю объединиться.

— Мне что, копом стать? — я покатился со смеху. — Серьёзно, Бэдж, без обид, но ты меня не за того принимаешь.

— Да успокойся ты, дурень, — простонал Бэдж. — Членом полиции Нью-Пегасуса стать не так просто. Да и, думаю, ты не подходишь. Я предлагаю вам стать наёмными глазами и ушами Нью-Пегасуса. У вас будет открыт доступ к нашим ресурсам и архивам, а если что-то пойдёт не так, мы сможем вас прикрыть. В умеренных пределах, конечно.

— Звучит неплохо. В чём подвох?

— А почему подвох должен быть? Ты – частный детектив со всеми вытекающими плюсами и минусами. Получишь доступ к нашей информации, но если кого-то разозлишь, то пеняй на себя.

— Как будто есть разница, — фыркнула Роуз.

— Да, в чём-то ты права, — согласился Бэдж. — Вот так всё и работает. Хочешь ответов – я дам тебе отправную точку, но риск есть всегда.

— Да уж... Нам нужно будет тебе докладывать?

— Только если я официально об этом попрошу.

— Чего ты делать вряд ли станешь, верно?

— Точно не сразу, — пожал плечами Бэдж. — У меня такое чувство, что ты справляешься лучше, когда ты сам по себе. Но помни, что за мной тоже приглядывают и могут попросить объяснений насчёт того, что мы тут делаем.

— Понимаю. Прикрываем друг друга, — я прошёлся по комнате. — Полагаю, тогда закон будет более... снисходителен к нам, так?

— Если не станешь устраивать кровавую баню посреди Стрипа, полиция не будет обращать на тебя много внимания. Я лично об этом позабочусь.

— Приятно слышать, — кивнул я. Сделка была неплоха. В конце концов, когда закон на нашей стороне, можно будет чувствовать себя свободнее, да и доступ к закрытой информации может помочь. — Что скажешь, Роуз?

— Звучит неплохо, Фарсайт. По крайней мере, закавык не вижу. Если полицейские не нарушат соглашение.

Её тон становился всё более угрожающим, и я заметил черты Лаванды в поведении кобылки. Похоже, две сущности стали лучше понимать друг друга и научились объединяться. Так, вечно горящая агрессия Лаванды отлично подчеркнула это замечание. Брасс Бэдж даже невольно поёжился.

— К-конечно.

— Что ж, тогда... — я широко улыбнулся и пожал комиссару копыто, — ты получил двух новых следователей.

— Отлично! — Брасс тоже был рад. — Просто замечательно! Уверен, вы найдёте то, что ищете.

— Мы постараемся, — кивнул я. — Хотя я всё же хочу, чтобы ты рассказал, как тут обстоят дела. А то вдруг мы тут весь город вверх дном перевернём чтобы найти то, что ты мог рассказать сразу.

— Дела... Ладно. Думаю, нужно рассказать вам немного истории. Поймёте в целом, кто здесь главные игроки.

— Наверняка Фулл Хаус – один из них.

— Точно. Но сначала углубимся в прошлое, — Брасс Бэдж откашлялся и начал говорить таким тоном, как будто бы рассказывал длинную легенду. — Несколько лет назад, когда меня повысили до капитана, город контролировала семья Ферратура. Были другие семьи, кланы, но, как мне помнится, только у Ферратура была реальная власть. Их штабом и по сей день остаётся казино «Клопс». Не стану судить о том, что твориться внутри, но если сложить прибыль от продажи алкоголя, азартных игр и проституции, то можно понять, почему они стали важными шишками. Пока я делал карьеру, семья Ферратура заправляла всем бизнесом в городе или, как минимум, брала процент за «крышу».

— А это разве не вымогательство? — спросила Роуз.

— Да, оно самое, но так уж устроен здешний порядок, — пожал плечами Бэдж. — Как я говорил, всё в городе прямо или косвенно принадлежало Ферратура. Но они не держали город в ежовых рукавицах, за это стоит сказать спасибо старине Новалису, или, как они его звали, Нонно.

— Новалис?

— Старший в семье. Хороший жеребец, пусть даже и глава банды, если интересно моё мнение. Хотя его бизнес был не самым легальным, он понимал, что уважения всего остального мира не заслужить, если не играть по-честному. Уважение – это единственное, что удерживает тебя на троне.

Уважение – это единственное, что удерживает тебя на троне... Не в первый раз я слышал эту мысль. Метроном говорила что-то подобное про Ди, ещё когда я был новеньким во Фридом Филде. Видимо, это было справедливо и для Нью-Пегасуса.

— Новалис был добр к бедным, приветлив к путешественникам и дружелюбен к новоприбывшим вроде меня. И непоколебим с врагами, так говорили. Но я, честно говоря, ни разу не видел, чтобы кто-то с ним враждовал, по крайней мере в открытую.

— Террор?

— Вовсе нет. Было обычным делом видеть, как Новалис гуляет по Стрипу в своём лучшем костюме безо всякой охраны. Все знали, что он – благодетель города, он был щедр и зачастую не требовал ничего взамен. Но когда он стал стар, он передал контроль над семьёй двум сыновьям: Верразано и Дельвиону.

— Дай-ка угадаю, тогда-то всё и пошло в тартарары, — предположил я.

— Не совсем. Знаешь, двое братьев редко бывают такими же разными, как братья Ферратура. Верразано агрессивный, безжалостный и грубый, все его инструменты – это насилие и жестокость. Иногда даже трудно поверить, что Новалис – отец этого мясника, но он, наверное, оказался просто испорченным ребёнком. Ну а Дельвион, с другой стороны, куда больше похож на отца. Спокойный, терпеливый и честный, не говоря уж о том, что он и умён, и хитёр. Вообще, он очень похож на тебя, Фарсайт. Но ему не хватает амбиций, ему больше нравится прятаться в тенях и отдавать главную роль кому-то ещё, даже если весь спектакль замышляет он.

— Ясно. И к чему это привело?

— Потерпи, скоро узнаешь. Когда Верразано получил контроль над всем бизнесом Ферратура, он попытался установить более... военизированный порядок в Нью-Пегасусе, хотя у него и так было всё. К счастью, Дельвион и другие советники убедили его, что это плохая идея. Всё шло своим чередом, пока «Платиновая Подкова» не открылась снова, а в игру не вступил Фулл Хаус. Вскоре его роботы растеклись по улицам и начали убедительно склонять небольшие заведения платить за протекцию Фулл Хаусу, а не Ферратура. Кому-то новый босс понравился больше старых, и они сами перешли к нему, а «Платиновая Подкова» стала привлекать местных жителей, которые раньше тратили деньги в «Клопс».

— Наверное, Верразано крепко разозлился, — я ухмыльнулся.

— Это уж точно. Верразано был готов начать открытую войну с Фулл Хаусом, но брат и отец не позволили ему этого сделать. К тому же в регионе появилась НЭР, и идея давать ей повод вмешаться для восстановления порядка была совсем нехорошей. И когда Верразано стал слишком уж агрессивным, Новалис с Дельвион стали использовать его сына Сандмаунда, чтобы держать его на коротком поводке

— Это как?

— Новалис провозгласил Сандмаунда официальным наследником семьи в обход Дельвиона с Верразано. Пока наследник был не готов принять на себя ответственность, делами управляет Верразано, но при одном условии: дела в городе идут тихо и мирно. Но через какое-то время кто-то убил Сандмаунда прямо на улице, и начался хаос. Верразано обвинил Фулл Хауса в убийстве, Фулл Хаус стал напирать на то, что в этом замешан сам Верразано... А полиция оказалась посреди этой перепалки. За всё время расследования я не смог допросить ни Верразано, ни Фулл Хауса, свидетелей и хороших улик тоже нет. Это следствие – полный тупик.

— Может быть, мы сможем помочь тебе с ним, — улыбнулся я.

— Как же?

— Уверен, у тебя есть масса предположений о том, кто мог бы быть убийцей или заказчиком, но найти подходящие свидетельства никак не получается. Однако нам-то не обязательно делать всё по уставу, так что, возможно, мы сможем найти их каким-нибудь... не самым обычным образом.

— Не выгорит, Фарсайт, — покачал головой Бэдж. — Если с таким свидетельством прийти в суд, их сразу же отклонят из-за сомнительного происхождения.

— Ну, а задумайся об открывающихся возможностях, — продолжил я наставническим тоном. — Чего волноваться? Нельзя упечь преступника за решётку? Как будто это проблема.

— Поясни-ка, Фарсайт.

— Предположим, убийца – мелкая сошка, какой-нибудь грабитель или кто-то подобный. Тогда что Фулл Хаус, что Ферратура в удовольствием его засадят, и вряд ли найдётся адвокат, который станет отрицать свидетельство.

— Ты заведомо предполагаешь судебную систему Нью-Пегасуса коррумпированной.

— А ты – нет? — я посмотрел на него с неподдельным удивлением.

— Пока что у меня не возникало подозрений.

— В таком случае, полагаю, ты ни разу не сталкивался с делом, в которое настолько сильно впутана политика. Я даже удивлён. Ты же из 188-го Стойла и не хуже меня должен знать, как обстояли дела в нём. Когда в дело лезут политики, правосудие снимает повязку с глаз!

— И правда... — вздохнул Бэдж. — Наверное, во мне говорит идеалист.

— Я знаю, что ты чувствуешь, но, боюсь, Фарсайт прав, — вмешалась Роуз.

— Смотри, Бэдж, не могу сказать, что мне нравится такое положение вещей, но я считаю, что мы должны извлечь максимум пользы из ситуации.

— Да уж, придётся с этим смириться, — проворчал Брасс Бэдж.

— Да. А теперь предположим, что за убийством стоит Фулл Хаус. Тогда мы предоставим информацию семье Ферратура.

— Нет! Это же развяжет войну! — отрезала Роуз.

— Ты так считаешь? — улыбнулся я. — А вот я – нет. Если Ферратура, а в особенности Дельвион, достаточно хитрые, то используют всё, что у них есть, в качестве свидетельства. А если публике всё представят они, то вряд ли судья станет пренебрегать этими показаниями.

— Но что, если Верразано всё-таки нападёт на Фулл Хауса?

— Тогда предложим Дельвиону подвинуть Верразано в сторону и остановить кровопролитие. Вот и всё.

— А сработает?

— Конечно, это всего лишь догадки, но если будем аккуратны, то не вижу помех. Может, это грубовато и по-пустошному, но ничто не идеально.

— Смотрю, у тебя в голове более... глобальные планы, — невнятно отозвался Бэдж.

— У меня? — я поморщился. — Да нет, просто делаю логические предположения. Я ещё не так долго варюсь в этом городе, чтоб строить планы. По крайней мере, не такие грандиозные.

— Как угодно, — комиссар насторожился. — А что если закзачик – кто-то из Ферратура?

— Не отрицаю, что это возможно, но звучит маловероятно, ты так не считаешь?

— Я видел и более странные вещи за годы службы.

— И то правда. Непредвзятость – хорошая черта, — кивнул я. — В таком случае я бы отправился к Фулл Хаусу. Он не кажется слишком уж агрессивным, верно?

— Он загадочен, Фарсайт. Я не берусь предугадать его реакцию.

— Что ж, нехорошо. Но всё же, судя по твоим словам, он не проявлял враждебности, когда «убеждал» остальных присоединиться к нему. Так ведь?

— У Департамента полиции к нему никогда не было вопросов, если ты об этом.

— Это уже что-то. Поверь, когда информация окажется в копытах Ферратура или Фулл Хауса, уже неважно будет, откуда она взялась. Твоя работа выполнена, и тебя одобрительно похлопают по плечу. Это ли не то, что нам надо?

— В общем-то да.

— В таком случае, мне нужно только, чтобы ты позволил нам спокойно работать и чтобы полиция не дёргала нас без причины. А ты можешь и дальше делать всё «правильно». Поглядим, что получится.

— Я не смогу гарантировать тебе полный иммунитет, но мои парни немного ослабят давление. Не устраивай полный хаос, иначе у нас обоих будут проблемы.

— Всё на мази, мы будем осторожны, — зловеще ухмыльнулся я.

Бэдж вздохнул, встал с дивана и двинулся к двери. Я шёл рядом с ним и заметил, как изнутри его разрывали противоположные чувства. Он хотел закрыть дело, но сомневался в моих методах. Тем не менее кому, как не ему, понимать, что если следовать слово в слово букве закона, то результатов можно и не дождаться. Я открыл дверь и пропустил его, и, когда он уже был готов покинуть мои апартаменты, он повернулся и взглянул мне в глаза.

— Ты уже не тот жеребец, который вышел из Стойла, — его лицо было строгим, даже слегка устрашающим. — Пустошь изменила тебя... Не могу сказать, в какую сторону. Я всё ещё хочу тебе доверять, так как мы оба родом из одного места и прошли те же самые испытания... Не заставляй меня пожалеть об этом. Пожалуйста.

— Бэдж, прошу, не волнуйся. Я хочу ответы, ты хочешь ответы, и различного между нами – лишь то, что ты потеряешь намного больше, если будешь играть не по правилам. Я готов принять падение, если напортачу, так что успокойся.

— Ладно, хорошо, — вздохнул Бэдж. — Дорогу до полицейского участка ты знаешь, советую проверить архивы. До встречи, Фарсайт. Пока, Роуз.

— Прощай, Бэдж.

— Пока, капитан! — помахала сзади Роуз.

Бэдж покинул квартиру, и я закрыл за ним дверь. У каждого из нас было по тузу в рукаве, и у меня возникло чувство, что у нас появился прогресс в поисках того, кто организовал атаку на Фридом Филд. Насчёт дела об убийстве Ферратура – что ж, ответы должны были быть где-то рядом. Оставалось лишь понять, как их найти.


После того, как Бэдж оставил нас, я прошёл в кухню и начал готовить рагу. Почему-то в Нью-Пегасусе готовка стала моим хобби. Я находил её на удивление интересным занятием, стоящим потраченного времени, и, кроме того, недостаток действий и работы в последнее время заставил меня искать новые способы занять себя чем-нибудь. Спустя пару часов целая квартира пахла мясом кротокрыса с овощами. Я выключил плиту и переставил горшок на стол, чтобы еда немного остыла перед обедом.

— Ты точно уверен насчёт этого, Фарсайт? — спросила Роуз.

— Насчёт чего? — я подвинул горшок и начал накладывать рагу в тарелки.

— Насчёт нашего участия в расследовании убийства Ферратура. Разве мы не прыгаем выше головы?

— Только время покажет, — пожал я плечами, — но я чувствую, что это не настолько большая проблема. К тому же не помню такого, чтобы мы буквально обещали ему раскрыть дело. Мы согласились помочь, вот и всё. Не будем забывать, что наша главная задача – это выяснить, кто ответственен за атаку во Фридом Филде. Что бы связанное с убийством мы ни нашли, всё будет полезным, но это не главное.

Я наложил в тарелку тушёное мясо и попробовал его. Неплохо для новичка вроде меня.

— Главное или не главное, мне не хочется лезть в такие глубокие дебри.

— Я думал, в нашей команде ты оптимистка, Роуз, — я улыбнулся и проглотил мясо. — Мы и более сложные передряги попадали, разве нет?

— Хм... не могу не согласиться. Ней-Орлеан был настоящим подвигом, — Роуз вздохнула и принялась за свою пищу.

— Вот и правильно. Кстати говоря, а что случилось с тем спрайтом, который следовал за тобой?

— Кем, Бонфайром? Не знаю. Он не прыгнул в телепорт.

— Ясно...

Роуз взяла последний кусок мяса и съела его целиком, всей довольной мордашкой показывая, как он ей понравился.

— Это ты приготовил, Фарсайт? — пробормотала она с набитым ртом. — Вовсе неплохо!

— Благодарю, — я поклонился.

— Перестань! — Роуз хихикнула. — Кстати, ты был честен с Бэджем?

— В каком смысле?

— У тебя нет никаких планов, Фарсайт? Правда нет?

— Почему никто не верит мне? — посмеялся я из-за её вопроса. — Серьёзно, всего лишь один раз побыл честным, а все всё равно думают, что я что-то скрываю! Хотя такой махинатор, как я, этого-то и заслуживает, — я покачал головой и изобразил испуг, вызвав смех у Роуз. — Нет, сейчас серьёзно. У меня ничего нет... пока. Мой единственный план – это найти то, за чем мы сюда пришли. Как только у нас будут ответы, я подумаю, к чему будем двигаться дальше.

— Что будешь делать, если Фулл Хаус или Ферратура организовали атаку?

— Не знаю. Конечно, я постараюсь найти способ отомстить, но у меня нет ни малейшего понятия как.

Я закончил есть и начал мыть тарелки и горшок, пока Роуз, кажется, размышляла о нашем будущем. Это было понятно, и, может, я стал слишком уж доверчивым, но нам нужно было идти дальше. Я в долгу перед Штукой и не успокоюсь, пока это дело ещё не закончено.

— И что же нам делать дальше?

На время я призадумался о том, каковы же будут наши следующие шаги. Очевидно, нам предстояло начать настоящую охоту за информацией, ведь для Бэджа и его команды легальные методы не сработали.

— Разделимся, — желание поскорее приступить к делу разгоралось во мне, и в моём голосе это было прекрасно слышно. — Роуз, покрутись вокруг «Платиновой Подковы». Узнай, Фулл Хауса фишка или нет. Я в это время закопаюсь в полицейские архивы.

— Я ведь жеребёнок... Думаешь, меня пустят внутрь?

— Может, в казино и нет, но точно найдутся такие места, куда пустят. Не знаю, ресторан, например, какой-нибудь или что-то подобное, куда заходят игроки из казино. Подсмотри, какими фишками пользуются пони, потом найдёшь меня. Но только веди себя так, чтобы не вызывать подозрений, это главное, о чём тебе следует помнить.

— Ясно, Фарсайт, — кивнула кобылка. — Я – призрак, летящий на крыльях ночи!

— Надеюсь, так и будет. За дело!


Воспоминания о первом визите в полицейский участок были отнюдь не из приятных. Я был до смерти напуган, озадачен, почти сломлен, и, если этого было мало, туда меня за шкирку приволокли двое робопони, а допросом занимался не в меру ретивый салага. Сегодня я вошёл туда как свободный гражданин, но место от этого не стало краше. Внешний вид – огромная бетонная коробка – тоже не вызывал приятных чувств.

Впрочем, внутри было получше, хотя всё убранство демонстрировало пренебрежение формой ради функциональности. Бело-голубые, как и эмблема департамента, стены без намёка на вкус, просто белый цвет с синей полосой на уровне крупа. Двери и мебель были из настоящего дерева, но продолжали тот же стиль с прямыми углами и утилитарными формами. Не поймите меня неправильно, я уважаю рациональный дизайн, а вещи должны выполнять свои функции, но можно же при этом придать им приятный вид.

Приглушённые звуки радио наполняли воздух звуком в холле: бренчание гитары и надрывающийся голос одного из многих бардов Пустоши, который в последние несколько месяцев становился всё более популярным. У входа стоял молодой жеребец, на которого я сперва не обратил внимания, но в конце концов лицо копа всплыло в моей памяти.

— Пресвятые принцессы, это же Стэндофф, — я припомнил его обращение со мной в первый мой визит и поморщился.

— Кто вы... Стоп! — Стэндофф тоже вышел из оцепенения и присмотрелся ко мне. — Ты!

— Ага, я, — я смотрел на него, пока полицейский пытался вспомнить, кто же я. — Вспоминаешь?

— Ты тот жеребец! — какое веское замечание. Я действительно «тот жеребец».

— Давай, парень, почти справился, — я с трудом сдерживался от смеха.

— Ты тот выдворенный из Стойла, которого мы депортировали несколько месяцев назад!

Наконец-то. Я думал, придётся полдня прождать.

— Бинго! — притопнул я. — Будет вообще отлично, если и имя моё припомнишь.

— Эй, следи за своими словами, — Cтэндофф глянул искоса. — Я не лажу с выскочками.

— Я заметил это во время нашей последней встречи, — не скрывая иронии, высказал я.

— Так для чего ты здесь? — проворчал он. — Второй раунд?

— Да ладно вам, за кого вы меня принимаете, офицер Стэндофф! — я театрально воскликнул. — Я цивилизованный, законопослушный пони, который явился сюда, чтобы служить Департаменту.

— И как ты намереваешься делать это?

— Разве комиссар не сообщил тебе о частных детективах, которые, среди прочих, будут подключены к расследованию дела Ферратура?

— Да, он упоминал. Погоди-ка, это ты частный детектив, что ли?

— Ну да, это я. Если не веришь, спроси комиссара Брасс Бэджа, — я подмигнул. — Ты ведь не против?

— До тех пор, пока ты не начнешь действовать мне на нервы... — проворчал он.

— Вот и хорошо, я знал, что мы поладим, — я улыбнулся. — Где у вас, ребята, находится архив? Мне нужно покопаться в ваших файлах.

— Стой, у тебя есть разрешение? — рявкнул Стэндофф. Похоже, он и не представлял, как ладить с коллегами.

— Ну, я предполагал, что ты мне не поверишь, — я пожал плечами. — Спроси об этом комиссара.

— Хотя, если подумать… последняя дверь налево. Даже не думай устроить там беспорядок, а то мне придется ставить все на место, и тебя в том числе.

— Не переживай, — я кивнул. — Я буду очень аккуратен.

Стэндофф пробурчал мне вслед что-то неразборчивое, а я поскакал по коридору к архивам. Отношения между двумя полицейскими действительно были любопытными. Стэндофф, казалось, настолько то ли боялся, то ли презирал Брасс Бэджа, что даже поверил мне слово – лишь бы не конфликтовать с боссом; но в то же время он был открыто агрессивен по отношению к капитану, по крайней мере у него за спиной.

Так или иначе это напомнило мне о том, что говорил нам Бэдж о семье Ферратура. Можно сказать, что контроль Новалиса над городом сводился к старому доброму «говори мягко, но держи наготове дубину». Его господство строилось на сотрудничестве с подвластными пони, он был дружественным и полезным, помогал нуждающимся и защищал слабых, взимая взамен разумную цену, имел военную силу, с которой стоило считаться, и враги побаивались нападать на его империю. Его сын Дельвион, казалось, придерживался этого подхода, и, видимо, этим занялся бы и Сандмаунд.

С другой стороны, Верразано поддерживал намного более агрессивный подход к господству в городе. Он хотел усилить свои вооружённые силы и вторгнуться на территорию Фулл Хауса, а заодно заставить небольшие предприятия платить ему деньги за крышевание. Порывистый Ферратура переключился на способ «говори жёстко и махай дубиной». Однако, как и в случае со Стэндоффом и Бэджем, это закончилось тем, что у подчинённых появилось желание освободиться.

Урок прост. Силу нужно использовать аккуратно. Надавишь чуть сильнее, и всё ускользнет из твоих копыт. С этими мыслями я шел по помещению с архивами – большому складскому коридору, заставленному полками, на которых находились коробки, набитые бумагами и уликами.

— В таком продвинутом городе можно было бы и терминал установить... — проворчал я и начал перерывать файлы. Надежда найти зацепки, связанные с атакой на Фридом Филд, была мала, так что я сосредоточился на убийстве Ферратура. Даже если это не было целью моих основных поисков, этот случай был ключом к подноготной Нью-Пегасуса: он встряхнул устои Нью-Пегасуса и разжёг вражду. Каждый игрок что-то получал и что-то терял от этого убийства.

Поиск нужных коробок не отнял много времени, поскольку дело всё ещё было открыто, а следовательно, не затерялось среди других архивов. Я нашел коробку, которая была на удивление легкой для такого важного дела. Даже если толковых свидетельств внутри не было, я рассчитывал извлечь из неё побольше сведений. Я стал понимать, почему полиция буксует на месте, но, опять же, в этом-то и была вся суть.

Судя по файлам, Сандмаунд Ферратура был найден мёртвым в подворотне на приличном удалении от Стрипа. Перво-наперво возникал вопрос: что же заставило Сандмаунда зайти так далеко от чужих глаз? Кобыла? Может быть, его кто-то вынудил или же вообще обкололи наркотиками? Такой умный молодой жеребец, как наследник Ферратура, вряд ли бы зашёл в тёмный переулок без видимой причины.

Второй факт: причиной смерти стали два выстрела в затылок почти в упор. Кем бы ни был убийца, к жертве он подобрался вплотную. Не похоже на обычный грабёж... Хотя, может, что-то пошло не так. А если неудачное похищение? Ещё один факт, который нужно учесть: кто-то тщательно постарался прибрать улики с места преступления. Это заставило меня отмести версию о возможной случайности произошедшего. Нет, это убийство было тщательно спланировано.

А раз смерть Сандмаунда была чьим-то планом, мой мозг стал прикидывать возможных дирижёров оркестра смерти. У Брасс Бэджа было двое главных подозреваемых плюс третий менее вероятный, но всё же его нельзя было исключать. Нужно было подумать, что выигрывал или проигрывал каждый из них от этого убийства, а затем выстроить теории. Чтобы понять игру, нужно выбрать верные карты.

Ну что ж, первый и самый очевидный подозреваемый – Фулл Хаус. Конечно, вряд ли он сделал это лично, но организатором вполне мог быть. Смерть Сандмаунда оставила семью Ферратура без наследника и в полнейшем хаосе, ведь из-за разницы характеров Верразано и Дельвион будут грызться за каждое решение. Не стоит забывать и о роли, которую мог сыграть в этой ситуации Новалис, поскольку уважаемый глава семейства был в состоянии сделать свой выбор и выбрать нового наследника. Тогда что будет решающим: право первородства, которое отдаст всё под контроль Верразано, или же Новалис предпочтёт более дипломатичного наследника в лице Дельвиона?

Ну, а Фулл Хаус тогда будет казаться самым очевидным подозреваемым. Даже если он невиновен, немало жителей Нью-Пегасуса будут считать иначе, а Ферратура смогут использовать глас народа хотя бы просто для того, чтобы отомстить. Зачем Фулл Хаусу такой риск?

Вторым подозреваемым был Верразано Ферратура. Хотя заказное убийство собственного сына может показаться невероятным, Верразано мог бы извлечь из него очевидную пользу. Перво-наперво, Сандмаунда наследником назначил его отец, и назначил в обход его права наследования в семье. Теперь, когда Сандмаунда убрали со сцены, старине Новалису придётся подумать над кандидатурой нового наследника. Конечно, остаётся возможность, что дон выберет Дельвиона, но кто может помешать Верразано убить и его? Также убийство Сандмаунда давало Верразано веский повод для войны с Фулл Хаусом, а следовательно, и для возвращения Нью-Пегасуса под свой контроль силовым методом.

Однако Верразано ставил себя в рискованное положение, если он, конечно, стоял за кулисами. Убийство чьего-то сына не прошло бы безнаказанным даже в самых нецивилизованных местах, а Нью-Пегасус был тем местом, где незамаранные копыта играют не последнюю роль. Если о вмешательстве Верразано узнают, он, несомненно, лишится шанса стать доном... и его наверняка пристрелят.

Ну, и ещё одним возможным подозреваемым остаётся Дельвион. Конечно, он мало что выигрывал от убийства, но если у него получится всё грамотно разыграть и повесить вину на своего брата, то он сразу займёт первое место в выборе наследника семейной империи. Хотя это никак не вяжется с его характером, но я бы не стал сбрасывать со счетов то, что под овечьей шкурой может прятаться голодный волк.

Рисковал Дельвион меньше, так как для любого сыщика был бы наименее вероятным подозреваемым. Но всё же, если бы подозрения о его участии в организации убийства подтвердились, он угодил бы в ту же ситуацию, что и Верразано. Учитывая все обстоятельства, у Дельвиона шансов улизнуть будет больше из-за его осторожного и неамбициозного поведения.

И последней по счёту, но не по значению была ещё одна возможность, которую я сперва отбросил, но позже понял, что её принимать во внимание всё-таки стоило. Что, если сам Новалис приказал убить своего внука? Притянуто за уши, но Новалис смог бы обвинить Фулл Хауса, чтобы его вспыльчивый сын развязал войну... А он бы вмешался и прекратил её, дабы показать, что ещё остался порох в его пороховницах. Это очень запутанно, но не невозможно, поэтому я не мог отбросить эту мысль.

— Вот ты где! — от голоса Роуз я слегка подскочил. Я и не заметил, как он подошла.

— Не подкрадывайся так ко мне, ради Луны! — выдохнул я, всё ещё чувствуя бешеное сердцебиение.

— Прости, Фарсайт, — Роуз хихикнула и покраснела. — Мне потребовалось немало времени, чтобы тебя найти. Тот офицер у ворот не очень-то и помог.

— Кто, молодой такой?

— Ага, довольно молодой.

— Тогда ты познакомилась с моим другом Стендоффом, — я в отвращении покачал головой. — Тот ещё мудак.

— Это точно, — кивнула Роуз. — Нашёл что-нибудь?

— Ничего насчёт нападения во Фридом Филде, — пожал плечами я. — Хотя не сказать, что я ожидал найти тут что-либо полезное.

— А что с делом об убийстве?

— Ну, по этому делу есть кое-какие файлы. Сандмаунд был убит в трущобах далеко от Стрипа двумя выстрелами в затылок с малого расстояния.

— Казнь?

— Выглядит похоже.

— Есть идеи, кто мог это сделать?

— Я бы отбросил версию обычного ограбления или типа того. Нападение было спланировано.

— То есть мы сейчас говорим о первоклассных игроках.

— Самое вероятное предположение. Опять. Не окончательное, конечно, — вздохнул я. — Я вообще думаю, что в этом деле мы не найдём ничего окнчательного. Как прошёл твой день?

— В общем-то, неплохо, — Роуз довольно улыбнулась. — Я смогла узнать, как выглядят фишки из «Платиновой Подковы». Точно как наша.

— Значит, Фулл Хаус имеет отношение к нападающим! — прорычал я.

— Или как минимум убитый тобой пони бывал в «Платиновой Подкове». Вот это мы можем сказать наверняка.

— Согласен... — пробормотал я. — Знаешь что, Роуз? Думаю, пора нам начать задавать вопросы.


Медленно, но верно мы начали поиск кого-нибудь, кто мог бы дать ответы. Действовать надо было аккуратно, ведь такие поиски явно пустят круги по воде. До сих пор мы оставались в тени, были обычными пони среди многих таких же. Но когда получим ответы, ситуация станет куда менее стабильной. Сухими из воды нам не выйти, поэтому первым же выстрелом нужно было разить наповал.

Мы с Роуз разбежались по сторонам и стали выискивать в «Платиновой Подкове» и её окрестностях кого-нибудь, кто мог поделиться такой информацией. Конечно, барпони или крупье сразу шли мимо кассы, неквалифицированным работникам никто не станет раскрывать стратегически важные сведения, если Фулл Хаус – серьёзный и ответственный хозяин. А судя по всему, им-то он и был.

Охранники тоже не подлежали обсуждению. Пусть такой подчинённый и мог знать о делах начальства, в нашем случае проблема заключалась в том, что вся охрана состояла из роботов и не подходила для расспросов. Нам нужен был кто-то из плоти и крови, способный дать ответы на интересующие вопросы.

Конечно, я понимал, что с нашим расследованием нужна предельная осторожность. Раньше мы играли во втором эшелоне, банды Фридом Филда не были и вполовину настолько влиятельны, как их коллеги из Нью-Пегасуса. Ди была самой сильной из лидеров соседнего городка, но даже у неё не нашлось бы столько оружия и пони, как у любой из фракций города-казино.

И всё же я видел луч надежды даже в такой ситуации. Нью-Пегасус раздирало противостояние. Фулл Хаус постоянно отбирал у Ферратура «вассалов», попирая их былую силу в городе, а Верразано Ферратура делал всё, чтобы отомстить за смерть своего сына. Никто не знал, кто за ней стоит, но малейшее дуновение ветра в нужную сторону – и шестерёнки войны завертятся. Кто знает, кому это может принести выгоду.

— То самое лицо... — от неожиданно раздавшегося над ухом голоса Роуз у меня шерсть встала дыбом. — Опять что-то замышляешь?

— Роуз, пожалуйста, — выдохнул я, — перестань ко мне подкрадываться!

— Каждый раз срабатывает, — засмеялась она.

— Ну так прекращай, — буркнул я. — Когда-нибудь меня удар хватит.

— Ой, Фарсайт, перестань ломать комедию, — Роуз улыбалась... или Лаванда? Иногда сложно сказать, с кем из них я разговариваю. — Ты что-то задумал, даже не пытайся отнекиваться.

— Я вижу надежду, Роуз. Но она пока что лишь призрачная.

— О нет, ты снова собираешься захватить мир.

— В общем-то, да, — я усмехнулся. — Думаю, мы могли бы получить немного выгоды от хаоса в Нью-Пегасусе, если окажемся в нужном месте и в нужное время

— Один вопрос, Фарсайт: зачем ты это делаешь?

— Делаю что? Ищу ответы, которые нам нужны?

— Нет. Почему ты продолжаешь подвергать свою жизнь опасности? — Роуз посмотрела на меня с явным беспокойством в глазах, и я почувствовал себя неудобно. Уж не было ли у неё новых чувств ко мне? Таких чувств, которые молоденькой кобылке ко мне проявлять не стоило бы, верно?

— Подумай об этом, Роуз, — я пытался сохранять спокойствие и игнорировать эти мысли. — Мы живем покупной жизнью в Нью-Пегасусе. Наше гражданство выпросила НЭР, и, даже если они сдержали свои обещания, я не могу им полностью доверять. Я не знаю, когда они или отвернутся от нас, или начнут требовать большего. Харпсонг явно видела в нас полезные инструменты, Стоунтри стопроцентно ненавидит меня. Кроме того, есть денежный фактор.

— Денежный? Фарсайт, у нас есть целый тайник с золотом!

— Да, есть. Но если кто-нибудь найдет его, считай, мы уже мертвы. Когда обеспечим себе постоянный доход, мы не будем вызывать подозрение. Тебе не кажется, что мы будем выглядеть странно, разгуливая и разбрасываясь деньгами, если у нас даже работы нет?

— И то правда... — Роуз задумчиво покивала.

— Также не забудь о Надире, которому его доля тоже нужна, а теперь, когда он стал счастливым муженьком, у его жены найдётся, что сказать по этому поводу.

— Если это проблема, почему бы тебе не найти постоянную работу вместо того, чтобы планировать падение Нью-Пегасуса?

— Ну, в конце концов, это моя сильная сторона, — я вздохнул. — Это то, что я делаю лучше всего.

— Тут не поспоришь, — кивнула Роуз. — Знаю, что не могу заставить тебя отказаться от плана. Просто будь осторожен.

— Я в могилу не тороплюсь, Роуз. Ладно, как дела у тебя? Нашла что-нибудь?

— Возможно. Присмотрелась к одному парню вон там, — Роуз оглянулась за плечо и посмотрела куда-то в сторону столов с рулеткой.

Целью моей подруги был жеребец среднего возраста с бледно-красной шкурой и гривой цвета меди, зачёсанной назад и залитой гелем. Одет он был в старый, хотя и не лишённый элегантности бежевый костюм, рубашку и галстук. Пони обходил игорную зону то с одной, то с другой стороны с обстоятельностью пони, который уже долгое время занимается одним и тем же делом.

— Красный здоровяк? — спросил я.

— Он самый, — подтвердила Роуз. — Он не игрок, ни фишки не поставил с тех пор, как вошёл в казино, но расхаживает по всему казино да глядит на столы и, что ещё более интересно, на игроков. И ещё у него есть маленький значок, который носят работающие здесь.

— Он нам и нужен?

— Он точно не обычный крупье. Кем бы он ни был, он явно окажется важным для казино. Больше никого похожего на этого жеребца я не замечала, так что, думаю, он – наша лучшая ставка.

— Ну, значит идём ва-банк, — ухмыльнулся я. — Как бы его выманить из казино?

— Я заметила, что он поглядывает на хорошеньких кобылок, — хитро усмехнулась Роуз. У меня снова было чувство, что сейчас руководит Лаванда. — Думаю, у меня получится его вытащить. Куда вести нашего клиента?

— К нам домой, если потом не придётся отмывать от крови все стены, — задумчиво произнёс я. — А что, если не сработает?

— Тогда ещё что-нибудь придумаем, — пожала плечами Роуз (или Лаванда). — Но если честно, думаю, он купится.

— Ладно, вперёд. Я буду поблизости.

То ли Роуз, то ли Лаванда (поди разбери!) пошла к красному жеребцу, а я подошёл к столам с баккарой, стараясь держать их обоих в поле зрения. Кобылка стала вести себя совершенно по-другому – соблазнительно покачивала крупом, напевая какую-то мелодию. Я заметил, что наша цель обратила на неё своё внимание; жеребец был одновременно и озадачен, и заинтересован, так что пока всё шло по плану Роуз. Я нашёл выгодную позицию, с которой был слышен их разговор.

— Ого, кто же к нам пожаловал? — у жеребца оказался такой же сладкий, прилизанный, как его грива, голос. — Вы, должно быть, здесь впервые.

— Почему же тебе так кажется, красавчик? — голос Роуз стал тёплым и нежным, как вечерний ветерок на пустошах.

— Такую красотку я не мог не заметить, — улыбнулся он. Мерзость.

— А ты в словах не сомневаешься.

— Я знаю о многих вещах, которые происходят в городе, мисс...

— Лаванда, — моя напарница похлопала ресницами. — Но ты можешь звать меня так, как тебе захочется, сладенький мой.

— Лаванда, вы так непосредственны... Меня зовут Роки Шейд, я начальник охраны казино «Платиновая Подкова», но сегодня можете звать меня просто Роки.

— Хорошо, Роки, — Роуз (или Лаванда, если верить её словам) подошла на шаг ближе к жеребцу. — Ты прав, я действительно очень прямолинейна, и когда вижу что-то, что мне нравится, то не могу удерживаться. Сегодня мне понравился ты, и сегодня ты будешь весь мой.

Роуз говорила очень уж обольстительно и хорошо подбирала слова. Не знаю, как она это провернула, но, должен признать, её слова возбудили даже меня, хотя адресовались совсем другому пони. Роки чувствовал то же самое, потому что внезапно закашлялся и изо всех сил пытался выглядеть спокойным, хотя, копыто даю на отсечение, это было нелегко.

— Правда? — нервно улыбнулся Роки. — Что ж, такого мне ещё не доводилось...

— Роки, я очень нетерпелива, так что выбирай. Пойдём, и я подарю тебе лучшую ночь твоей жизни. Или неси службу дальше, но обо мне можешь забыть. Ну?

— Идём, Лаванда, — Роки всё ещё пытался выглядеть уверенно. — Идём.

— За мной, мой сладенький, — Роуз подмигнула жеребцу и вышла из казино, Роки ни на шаг от неё не отставал.

Я старался быть незаметным, пока шёл по улицам Нью-Пегасуса, и не терять Роуз и Роки из виду, пока они не доберутся до нашего дома. Что она собирается делать в квартире, я представлял слабо. Но я совершенно не хотел оставлять ее одну с этим смазливым донжуаном. Если что-то случится с Роуз, я этого не вынесу.

Пару минут спустя я поднимался по лестнице в нашу квартиру, держась на безопасном расстоянии от Роуз и Роки. Я видел, как они заходили в здание несколько секунд назад; хотелось бы держать их в поле зрения. Тем не менее, когда я услышал, как открывается и закрывается входная дверь моей квартиры, время быть осторожным прошло, и настало время действовать.

Я ворвался в квартиру с винтовкой наготове и, к своему удивлению, обнаружил, что старина Роки был привязан к кровати своими же брюками. Надежда на веселую ночь улетела в окно, а Роза смотрела на него с хитрой улыбкой. Следующей же мыслью я понял, что это Лаванда.

— Добро пожаловать домой, Фарсайт! — она улыбнулась так, что у меня по коже побежали мурашки. — Ни на минуту не опоздал!

— Кто ты?! — Роки гневно вопил. — Чего ты хочешь от меня?

— Ну-ну, мистер Шейд, — я отложил свои беспокойства в сторону и начал входить в роль, как сказал бы Надир. — Нам от вас нужна всего лишь кое-какая информация.

— Информация?! — взревел Роки. — Да кто ты такой, чтобы у меня спрашивать?

— Я? — я рассмеялся, но Лаванда резко прервала меня.

— Дай-ка я с этим разберусь, — она подмигнула и повернулась к Роки. — Роки, пожалуйста, не усложняй.

Её голос вновь стал заботливым и ласковым, как будто бы тело контролировала Роуз. Может, она просто переключалась между личностями, чтобы действовать ему на нервы? Если так, то получалось очень даже. Я на минутку почувствовал гордость за неё, с такой-то силой воли и хитростью. Она сильно выросла с тех пор, как мы встретились, и я радовался её успехам.

— Усложнять? — взвыл Роки и задёргался, пытаясь освободиться. — Вы совсем с ума сошли? Да как только Фулл Хаус узнает об этом!..

— Роки, милый, успокойся, — прошептала Роуз. — Мы запишем аудио, чтобы ты был уверен, что мы не станем тебе вредить.

Я кивнул, включил запись на ПипБаке и подошёл поближе к Роуз и Роки, чтобы звук получился более чётким и качественным. Оставалось лишь наблюдать за тем, как моя напарница обходится с незадачливым гостем.

— Чушь! Вы ни слова из меня не вытянете! — а Роки держался молодцом.

— Ну же, Роки, веди себя разумнее, — успокаивающим голосом произнесла Роуз. — Прояви всего только капельку дружелюбия, и получишь то, что я тебе обещала...

Магией она нежно погладила его по животу и аккуратно спустилась вниз, на что его «пятое копыто» отреагировало дрожью и ростом. Роки вздрогнул и на секунду улыбнулся, но моментально превратился обратно в сурового и недовольного жеребца. Промах, Роуз.

— Хрена с два. Мою верность Фулл Хаусу не купить какой-то шлюхе.

— Точно не купить? — Роуз заговорила куда твёрже; вероятно в дело снова вступила Лаванда. — То есть пойдём другим путём?

Внезапно её рог вспыхнул красным, и хватка за хозяйство Роки резко усилилась, а сам он взвыл так, что мне стало не по себе. Лаванда умела причинять боль, когда хотела. Роки моментально вспотел, когда моя напарница приблизилась к его лицу, а её рог всё ещё пылал аурой заклинания.

— Так-так-так, мой дорогой Роки… И как же ты собираешься трахнуть меня, если я выжму твой прибор досуха… или обломаю его, как веточку? — мрачно проговорила Лаванда. — Я надеялась, что ты сможешь сделать меня кобылой… Всё, что мне нужно, – чтобы ты открыл свой маленький секрет.

— Ох… прошу… пусти… меня! — взмолился Роки.

— Лаванда, не теряй голову, — я предупредил её, когда заметил, что она входит в азарт. — Он еще должен нам многое рассказать.

— Ну ладно.

Лаванда рассеяла чары, и его сжатый член упал на одну сторону. Роки тяжело выдохнул.

— Теперь ты видишь, на что я способна в гневе… — Роуз снова взяла под контроль тело кобылки и говорила уже успокаивающим голосом. — Я предпочитаю делать вещи по-другому, но если будешь упрямиться, то ты не оставишь мне выбора.

— Но… я не могу… — пробормотал Роки, слезы текли из его глаз, — я поклялся быть верным Фулл Хаусу… И если я его предам…

Тогда что? — Лаванда снова зарычала, и ноги Роки согнулись с ужасающим треском под невообразимым углом.

— А-А-А-А! — отчаянно прокричал Роки от жгучей боли переломанных ног, которая разливалась по его телу.

— Лаванда… — затараторил я, — не перегибай палку. Нам нужно, чтобы он мог говорить.

— Ох, хорошо… — Лаванда отступила, и Роуз снова взяла все под контроль. Её рог светился лечащей аурой, которая утолила боль Роки. — Роки, будь умнее. Я могу быть очень хорошей и очень плохой. Все зависит от твоего содействия.

— Моего содействия… — Роки вздохнул. — Что вам от меня нужно?

— Шесть недель назад группа пони атаковала лидеров Фридом Филда. У атакующих мы нашли фишку из казино Фулл Хауса. Какое отношение к операции имеет твой босс? — спросил я спокойно, но без намека на милосердие.

— Н-нет… мне нельзя говорить ни слова. Если я это сделаю… Фулл Хаус прикончит меня, — проскулил Роки.

— Если не заговоришь, это сделаю я, — пробормотала Лаванда и надавила на сломанные ноги Роки.

— А-А-А-У-У-У! — Роки завопил.

— Мистер Шейд, я больше не могу сдерживать свою напарницу, — холодно сказал я. — Выбор за вами. Говорите или столкнетесь с последствиями.

— Н-но я не могу… А-А-А-А! — Лаванда резким движением сломала Роки передние ноги.

— Мистер Шейд, я начинаю терять терпение.

— Ладно, ладно! — вопил Роки. — Мы и есть заказчики! Фулл Хаус всё знал об операции, и он нанял убийц! Все время это было его идеей! Я всего-навсего посредник, во всем виноват Фулл Хаус! Прошу, отпустите меня!

— Кончай этот цирк, Лаванда — приказал я.

— С удовольствием.

Шея Роки хрустнула, и он упал замертво; слюна и слезы текли с его лица. Выглядело отвратительно. Я начал быстро развязывать его, думая, куда спрятать труп. Я знал, что это произойдет, и после того, что сделала Лаванда с бедным Роки, мы не могли просто отпустить его. На самом деле он и так не смог бы уйти.

— Надеюсь, это помогло — сказала Роуз, убирая постель.

— Мы получили ответы, которые хотели, — я поднял тело Роки, которое было тяжелее, чем ожидалось, и бросил на деревянный пол квартиры. — Ну а последняя фразочка – это просто чистое золото.

— Он обвинил Фулл Хауса? — Роуз выглядела озадаченной. — Почему?

— Потому что Хаус свалил всю ответственность за покушение на него. Кто знает, что мы можем сделать с этой информацией, — я злобно улыбнулся.

— Ты всегда на шаг впереди, не так ли?

— Стараюсь, чтобы так было, — я снова поднял тело Роки и попытался закинуть его на спину. Он был слишком тяжелым, чтобы нести его своими силами, поэтому я использовал магию. — Напомни мне, чтобы я не злил тебя.

— Ты имеешь в виду Лаванду?

— Ну конечно, — пробормотал я, — с ней лучше не ссориться. Кстати, как вам удается так быстро меняться?

— Мы решили содействовать друг другу. Думаю, у нас схожие цели, но разные подходы.

— Схожие цели? Это какие? — я не ожидал такого ответа.

— Я думаю, что мы обе стремимся сделать мир лучше… Хоть немножко.

— И ты делаешь это, будучи доброй и справедливой, в то время как Лаванда… уничтожает тех, кто распространяет несправедливость? — это меня озадачило. Я всегда рассматривал Лаванду как кровожадного монстра, и довольно странно наблюдать, как она вдруг превращается в олицетворение справедливости.

— Как-то так, — Роуз пожала плечами. — Я поняла, что иногда нужно быть немножко злой ради высшего блага. Слушать этот чужой голос в голове было тяжким испытанием, но она изменилась… так же, как и я.

— Должен признать, ты сбила меня с толку, Роуз. — у меня в голове все перемешалось. — Я боялся, что Лаванда завладеет тобой.

— Я тоже, — Роуз кивнула. — Мне приходилось быть очень осторожной, но мы обе адаптировались. Я думаю, это к лучшему, верно?

— Безусловно — я облегченно улыбнулся.

— Так что мы будем с ним делать? — спросила Роуз.

— Нам нельзя оставлять следы, поэтому я думаю выбросить его в Пустошь.

— Хорошая идея, — Роуз кивнула. — Может, для начала я приму душ? Я тоже вспотела и начинаю дурно пахнуть.

— Конечно, давай, — я кивнул и задумался о том, как нести тело Роки, чтобы при этом не вызвать подозрений. Может, для этого подойдет ковер…

— Какого дискорда? — вскрикнула Роуз, из-за чего я потерял концентрацию, и тело Роки свалилось на меня. Я рухнул на пол и крякнул от боли.

— Что стряслось, Роуз?

— Смотри! — Роуз подбежала ко мне совершенно голая.

— Что такое? — я освободился от трупа Роки и встал на копыта. Роуз взволнованно гарцевала из стороны в сторону.

— Посмотри на мой бок! Она там!

— Что на твоем боку? Ты о чём вообще?

— Моя кьютимарка! Она появилась! — Роуз была на седьмом небе от счастья. В моем случае появление кьютимарки было довольно унылым и легко забывающимся событием, как и вся моя жизнь в Стойле, но я мог понять, что при нормальных обстоятельствах это очень важный момент в жизни пони.

Я перевёл взгляд на круп Роуз и заметил то, о чём она говорила. Там, где недавно была только розовая шёрстка, появился знак: роза и лаванда, обвивающие чаши весов. Роуз и Лаванда, работающие сообща ради правосудия. Ничто так не отражало истинный талант кобылки, как это.

Я улыбнулся и почувствовал, как из глаз текут слёзы. Это было её достижение, а я чувствовал его как своё... Кобылка, которую я спас от смерти на Пустоши, привёл в Стойло, где в ней поселилась злая сущность... Эта кобылка вынесла все невзгоды, научилась, выросла и сумела сама начать строить свою судьбу. После всего, что с ней случилось, в основном по моей вине, она стала сильнее и умнее. Я обнял её и расплакался так, как не плакал никогда.

— Роуз... Поздравляю... — всхлипнул я спустя пару минут.

— Спасибо, Фарсайт! — она снова обняла меня с широкой улыбкой на лице. — Мы сделали это... вместе!

— Нет, ты это сделала, — я приложил усилие, чтобы сдержать слёзы. — Я столько раз подвергал тебя опасности, но ты самостоятельно выбралась из всех их.

— Фарсайт, успокойся уже, — её тон был успокаивающим, но твёрдым, как у матери. — Ты вернул мне мою жизнь, убив тех рейдеров. Я навеки перед тобой в долгу. И никак иначе.

— Роуз...

— Луны ради, прекрати рыдать и возьми себя в копыта! — Роуз слегка стукнула меня и улыбнулась. — Нам ещё столько всего нужно сделать! Мир не склонится перед тобой только потому, что ты так хочешь, верно?

— Верно, — улыбнулся я и протёр глаза от слёз. — Пошли!

#

Заметка: Новая способность

Из многих – единое — Ваше наставничество помогло Роуз и Лаванде стать одним целым. Ваше Красноречие повышается на 10, когда вы говорите с кобылами