Пробуждение

Поставить на кон всё что у тебя есть и всё равно проиграть. Что может быть хуже этого? Лишь осознание того, что те, кто доверился тебе давным-давно мертвы, а ты проиграла по всем статьям. И все что остаётся - влачить жалкое существование в надежде на месть. Надежду призрачную, едва уловимую, но такую желанную. Данная история является прямым продолжением «Солнца в рюкзаке», который в свою очередь приходится спин-оффом «Сломанной Игрушке», рекомендую прочесть первоисточники.

Диамонд Тиара Другие пони ОС - пони Человеки

Полтора дня в Эквестрии

Вам стоит лучше знать своих друзей

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Сказка о славном городе Троттингем

О развитом почти государственном образовании, построившем свое благополучие на весьма своеобразном фундаменте.

Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош ОС - пони

Игра вслепую

Некогда успешный детектив и хороший муж лишается жены в результате несчастного случая, в итоге главный герой теряет веру в жизнь и справедливость. Все эти факторы и многие другие сводят его вскоре в плохую сторону, в следствие чего он меняется в худшую сторону и пытается хоть как-то выжить, но все бы ничего, но как быть, если твой лучший друг отворачивается от тебя, а за тобою следит некто, кто на шаг впереди и знает о тебе больше, чем ты сам.

Ad Astra Per Aspera

Твайлайт Спаркл стала принцессой, но готова ли она к этому? В своё время принцессы Эквестрии прошли через жестокие испытания дабы получить свой титул, готова ли ученица Селестия пройти своё? Как себя поведёт дочь миролюбивой в Эквестрии, когда всё будет против неё? Сможет ли она вернутся домой, а если вернётся, то какой ценой?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Но и вас ждёт вырождение...

Она была похожа на принцессу Селестию, только мрачна и разбита. Её церемониальные доспехи слегка заржавели, и грязь въелась в шёрстку. Наиболее заметными были её волосы: чёрные прожилки сопровождали их обычный разноцветный блеск. Они выглядели обесцвеченными, как на старой фотографии. Хуже всего был шрам на груди. Её доспехи прикрывали его, но ничто не могло скрыть того, что это означало. Потускневшая Селестия улыбнулась Луне: — П-привет, монстр. Я бы сказала, что рада тебя видеть, но это б-б-было бы не совсем точно.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца

Свадьба для злодейки

События свадьбы в Кантерлоте с точки зрения главной злодейки.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Филомина Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Ночная кобыла.

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Эта вьетка родилась внезапно. Под влиянием одной песни, Мельница - Ночная кобыла.

Призраки на кладбище

В Понивилле снова Ночь Кошмаров, и Меткоискатели приглашают свою новую подругу Даймонд Тиару присоединится к одной из их любимых традиций — классической игре о призраках на кладбище! Правила просты, а игра проста и увлекательна для всех. Но на кладбище, как и в игре, тоже есть свои правила. А когда правила нарушают, последствия никогда не останутся безнаказанными...

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Снипс Снейлз Другие пони

Переломанный

Дискорд всегда чувствовал перед ними вину. Не за что-то конкретное, просто... просто он до последнего надеялся, что все само вернется на круги своя. Что масштабы относительны.

Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Человеки

Автор рисунка: Siansaar
Глава 14. Где-то в лесу Глава 16. Темное время

Глава 15. Танец тьмы и ночи

Глава 15.1 Танец на обломках прошлого.
Иногда стоит вспомнить ушедшие дни...

Глава 15.2 Танец стали и магии
... однако не стоит забывать и о настоящем!

Глава 15.3 Сны и реальность
Иногда можно получить нечто хорошее буквально из воздуха...

Глава 15.4 Пробуждение
... но не стоит переутомляться в достижении чего-либо.

Глава 15.5 Музыкальные заботы
Учеба, музыка и пони.

Глава 15.6 Годовщина
Party Ti-i-ime!

Глава 15.1 Танец на обломках прошлого.

Шаг, еще, и танец начался.

Возвышающееся передо мной здание должно быть выглядело еще более значимым и великим во времена своего расцвета, но и сейчас язык не поворачивался назвать его руинами. Да, оно поддалось времени, как и все, что было в этом мире, не считая тех, чьим именем его нарекли. Мне всегда было интересно, какие эмоции навевала крепость на пони, достаточно храбрых для того, чтобы приблизиться достаточно близко?

Я чувствовал отголоски битвы, что некогда развернулась у его стен и внутри величественного сооружения. Обычным взглядом этого нельзя заметить: Селестия хорошо потрудилась, стирая следы восстания Найтмер Мун, оставляя лишь пустые, на первый взгляд, пространства перед зданием. Не обращая внимания на огонек у главных ворот, я задрал голову, стараясь представить себе резню, некогда прогремевшую здесь, недалеко от летней резиденции принцесс.

Дневной диарх все сделала правильно, никакой единорог не ощутил бы и отголоска чар, гремевших у входа в замок. Единорог, но не темный маг. Глаза закрываются сами собой и словно делаешь шаг в прошлое, ощущая остатки ауры темного аликорна. Нечто вроде кусочков эмоций и чувств, обуревавших душу Луны в тот момент. Это было так знакомо, но в то же время так искаженно. Словно тогда, тысячу с чем-то лет назад, здесь билось другое существо. Иное. Сражалось храбро — даже я могу почувствовать темную магию, щедро разлитую в этом месте.

"Странно... Почему я чувствую лишь темную энергию? Ведь Луна сама рассказывала мне о том, что лунная магия обладает не менее разрушительным потенциалом, который она использовала еще во времена правления Сомбры. Но замок Двух Сестер хранит лишь отголоски Тьмы, не Ночи."

Магический огонек перестал скакать из стороны в сторону и неподвижно завис у входа, словно давая мне еще немного времени. Этим я и воспользовался, опустившись на холодные ступени и коснувшись их кончиками пальцев. Это место помнило многое. Замок не был памятником падения Найтмер Мун, ни для Селестии, ни для моей любимой. Подобная мысль яркой стрелой пронзила сознание, когда я почувствовал присутствие Луны в глубине строения.

Здание помнило времена правления двух принцесс, легкомысленные балы и серьезные совещания. Даже камень ступеней помнил не только лившуюся на него кровь, но и аккуратные копытца придворных кобылок, идущих на званный вечер, устроенный диархами Эквестрии. Яркие огни озаряли высокие шпили башен, разноцветные фейерверки, так любимые всеми пони, раскрашивали небеса, возвещая о начале праздников. Может, какой-нибудь Древний посещал это место, дабы навестить принцесс, но для меня это место ассоциировалось лишь с одной кобылкой, которая сейчас ждала меня внутри.

Тьма и Ночь, вот что безраздельно правило этим местом, несмотря на то, что Найтмер Мун потерпела здесь поражение. Все, что окружало и наполняло замок, с радостью принимало мою странную сущность и обещало защиту и покой. Поднявшись с колен, я подошел к парящему огоньку и осторожно дотронулся до него. На мгновение он осветил вход серебристым светом и рассыпался мелкими прохладными искрами.

Протянув руку, я негромко стучу по воротам: мы оба знаем о присутствии друг друга, но словно соблюдем негласный ритуал, навеваемый памятью великого замка. Створка открывается с негромким скрипом и я делаю шаг в темноту. Впрочем, она тотчас рассеивается светом луны, чьи лучи свободно проникают сквозь окна и проломы в стенах. Звук шагов, не особо слышимый благодаря хорошей обуви, сейчас и вовсе пропадает по непонятным причинам. Большая часть гобеленов с принцессами прекрасно сохранилась, позволяя полюбоваться на необычно стилизованные изображения аликорнов.

Но сейчас меня не интересуют безмолвные следы прошедших эпох, ведь где-то там меня ждет та, кто может рассказать о временах, по сравнению с которыми возраст замка Двух Сестер — просто жизнь бабочки однодневки.

Я чувствую ее. Одну из моих любимых, которая безраздельно заполняет своей силой это место, заставляя других поежиться от незримого присутствия великого аликорна, а меня — улыбнуться от этого же ощущения. С каждым сделанным шагом память наполняемся смутными образами двух прекрасных кобылок, идущих по величественным залам, стоящих тут и там стражников, облаченных в темные и светлые доспехи. Внезапно, я останавливаюсь как вкопанный, чувствуя, как Луна пытается на расстоянии передать какой-то образ. Не сопротивляясь, сажусь на прохладный пол и открываю разум.

Тот же коридор, где я сейчас нахожусь, но сейчас он освещен, вдоль стен стоят Ночные Стражники, это можно понять по странной броне с эмблемой Луны на шлемах. А вот и сама принцесса идет вглубь замка, выслушивая отчет из уст какого-то пегаса. Приглядевшись к говорившему, чувствую, словно кто-то хорошенько дал по голове, потому как узнаю в нем бывшего Королевского Ночного Гварда. Но тут видение блекнет, едва они приближаются ко мне.

Ноги распрямляются сами собой и несут вглубь замка. Это словно игра "тепло-холодно", и за каждый шаг по правильной дороге меня награждают обрывками воспоминаний, иногда связанных с Ночной Стражей, но чаще всего доставались образы Луны, когда она в одиночестве гуляла по коридорам замка, старательно уклоняясь от встреч с кем бы то ни было.

Рано или поздно, но любая забава подходит к концу, и вот я стою у сохранившихся ворот из темного дерева. Упершись ладонями в створки, толкаю их вперед и они бесшумно распахиваются. Кажется, что за порогом бездонная тьма, но я почти осязаю неслышимый зов моей любимой и делаю шаг вперед...


Едва мое зрение привыкает к темноте, как ее пронзают серебряные лучи ночного светила и я понимаю, что нахожусь в небольшом тронном зале. Кажется, что время не затронуло ничего с этом помещении, убранство и украшения сверкают и переливаются в свете луны. Но все внимание тотчас переключается на два трона, стоящие на некотором возвышении в конце комнаты. Золотистое кресло Селестии, украшенное ее символом, разумеется пустует, в то время как место Луны, выполненное из серебристого материала, занято законной владелицей. Сейчас она как никогда напоминает великую Древнюю, ее сила и красота затмевают все украшения в тронном зале, заставляя их выглядеть никчемными пустышками, недостойными того, чтобы быть попранными ее копытами. Она величественно сидит на троне, внимательно глядя на меня с легкой улыбкой на лице. Все ее регалии отсутствуют, однако даже последний глупец, не видевший никого из жителей этого мира, мог бы сказать, что это существо имеет за собой силу. Но мне видно кое-что еще, что может не бросаться в глаза ее подданным. Я вижу не только безмерный сосуд магии и власти, который может распоряжаться небесными светилами, мне видна та, кто может любить и быть любимой. И это очарование намного важней и внушительней для меня, чем внешнее великолепие и красота диарха и Древней волшебного народа. Потому для меня совершенно естественно было сделать шаг вперед и преклонить перед ней колено, опираясь на тубус с Воздаянием Ночи. В то же мгновение тишину зала разрывает ее опечаленный голос.

— Дэс, зачем ты кланяешься мне, словно подданный? Неужели я когда-нибудь требовала от тебя такого?..

Я невольно улыбаюсь и поднимаю голову, встретившись с Луной взглядом. Не давая ей сказать ни слова, встаю с колен и подхожу к трону, успев заметить обруч табуна в ее волшебной гриве. Последнее расстояние преодолено и я обнимаю аликорночку, наклонившись вперед.

— Я восторгаюсь твоей красотой, а не силой, как другие пони. Уж это ты должна знать всегда, любимая.

Она поднимает голову, в уголках ее глаз блестят крохотные слезинки, и пусть подавятся своими словами те, кто считают, что бессмертные создания иначе ощущают все эмоции — чем дольше ты живешь, тем сильнее хочется, чтобы кто-то такой же вечный находился рядом. И тем бессмысленней становится вечность, если нет того, кто разделит ее с тобой.

Луна моргает, позволяя драгоценным кристалликам слез пробежать свой короткий путь по ее нежной шерстке, после чего прикрывает глаза и тянется ко мне. Секунда, другая, и наши губы соприкасаются, заставляя время течь медленней, дабы мы могли насладиться этим моментом. Ее запах напоминает все то, что обрушивается на тебя, когда ты выходишь на улицу летней ночью: прохладный ветер, несущий запахи ночных цветов, свежий воздух и чувство свободы от всего, что сковывало днем. Руки неосознанное касаются гривы, ощущая невесомые и мягкие пряди. От прикосновений к шее Луна прерывает поцелуй и тихо смеется, обнимая меня в ответ.

— Почему ты меня не боишься, как большая часть моих подданных?

Она отодвигается назад, раскрывая крылья и выпуская толику магии, которая вызывает мурашки по спине. Вот только в отличии от пони, у меня они вызваны лишь восхищением и восторгом, которые всегда появляются в моей душе, когда я вижу ее. Красивей она выглядит лишь с Твайлайт и Зекорой, в эти моменты все трое выглядят как одно целое, объединенное любовью и пониманием.

Луна улыбается и встает с трона, поправляя обруч телекинезом и молчаливо предлагает пройтись по замку, указав на одну из дверей зала. "Почему бы и нет?.."


Тихий цокот копыт разрывает многовековую тишину, когда мы идем по темным коридорам замка. Светильники давно угасли, но аликорну они не нужны — ее память намного полезней в этом месте, чем зрение, которое так легко обмануть лунным светом и игрой теней. Любимая идет справа от меня, периодически останавливаясь у гобеленов и позволяя мне рассмотреть их более внимательно. Странно, за столько лет все должно было истлеть и рассыпаться в пыль, но именно произведений искусства не коснулась рука времени, в то время как внутренние стены замка то и дело пересекали длинные трещины, разрастающиеся в бесформенные проломы.

— Селестия очень странно замаскировала то место. Снаружи все кажется абсолютно развалившимся, в то время как внутри все не так уж и плохо.

Тихое бормотание Луны заставило меня отвлечься от очередного пейзажа и повернуться в ее сторону.

— Как думаешь, твоя сестра посещает это место?

Задумавшись на мгновение, аликорночка сперва отрицательно мотает головой, но затем неуверенно кивает.

— Думаю, до моего возвращения из изгнания она никогда не посещала наш старый замок. Кому приятно вспоминать, что ты, пусть и вынужденно, отправила собственную сестру на луну? Но сейчас... Я чувствую, она была тут пару раз, как и Твайли с ее подругами. Даже нашли нашу комнату с дневниками, если я правильно помню.

Луна встряхнулась, словно вышла из душа, после чего шагнула вбок и... пропала. От удивления чуть было не сел на пятую точку, но негромкий смех кобылки напомнил о том, что это место было напичкано потайными ходами и тайниками. В какой-то момент стена пошла волнами и исчезла, являя миру довольную принцессу, растерявшую все свое величие и теперь напоминавшую озорного жеребенка, покрытого пылью.

— Я все еще помню, где находится это проход, пойдем!

Мне ничего не оставалось, кроме как пожать плечами и нырнуть в проход за своей авантюристкой. Спустя несколько минут блужданий по странным лабиринтам я пришел к выводу, что в самом замке было нечто вроде миниатюрной копии его самого, скрытой за толстыми стенами. Не совсем понятно, для чего было выстраивать такую обширную сеть ходов, но вскоре мы наткнулись на небольшую комнату, центром которой была большая кровать, уже пришедшая в негодность под гнетом веков.

— Это то, о чем я думаю?

Луна уже прошла этот поворот, потому вернулась назад, чтобы понять, что именно я имел ввиду.

— Ах, это... Ну, во все времена были те, кто не мог дождаться конца званого вечера. Помнится, у Тии были свои личные ммм... комнатки. Но, если честно, они пустуют уже много лет. Хотя...

Тут она повернула голову, чуть не задев стену кончиком рога.

— Знаешь, должна сказать тебе, кажется, ты нравишься мое сестренке.

После чего аликорночка вновь двинулась вперед, оставив меня с отвисшей челюстью.


— Ты верно шутишь?!?! Голос Дэса эхом прокатился по коридору, заставив многовековое создание улыбнуться, словно молодую кобылку.

В принципе, она ожидала подобной реакции, но не могла отказать себе в удовольствии увидеть ее воочию. Потому сейчас она бодро цокала вперед, периодически останавливаясь, чтобы свериться с собственной памятью и вслушаться в приглушенное бормотание человека, пробирающегося следом за ней.

— Между прочим, она пару раз даже посматривала на Твайлайт. Негромко, как ей казалось, пробормотала кобылка, но эти слова вызвали еще более бурную реакцию за ее спиной. Кажется, человек обещал кому-то незабываемый разговор о морали и кодексе учителя, но из-за того, что аликорн находилась за поворотом, она не могла быть уверена в точности услышанного.

Приступ веселья внезапно пропал, когда принцесса поняла, куда все это время ее вела собственная память. С тихим скрежетом часть стены отошла в сторону, открывая проход в танцевальную залу. Именно здесь последний раз проводился тот бал, где какой-то жеребец набрался храбрости пригласить ее на танец. "Может, стоило исправить ту неудачную попытку и попробовать сначала?.."


Когда мы оказались в каком-то зале, Луна притихла, с задумчивым видом обозревая помещение. Казалось, она пыталась решить для себя некий момент, потому я решил не мешать ей и просто оглядеться.

Высокие колонны подпирали полуразрушенный потолок, одна сам пол был зеркально чист и отражал лунные лучи, проникающие сквозь прорехи в крыше. Кто-то или что-то убрало все обломки, и теперь все казалось нарочно испорченным для создания странного антуража. Нельзя сказать, что это было неудачным решением, но нечто настойчиво билось в мозгу, пытаясь понять, для чего вообще нужен этот зал.

Внезапно в воздухе зазвучала медленная музыка, а луна, казалось, начала выливать ведра серебристых лучей на замок, создавая неповторимую игру света и теней.

"Бальный зал." Понял я, повернувшись в сторону Луны. Ее рог неярко мерцал, указывая на источник звуков. Темно-синяя кобылка стояла на границе, отделяющей ее от танцевального зеркального покрытия и с некоторым напряжением смотрела в мою сторону. Я уже понимал, чего ей хотелось, потому я направился в ее сторону и, отбросив тубус, поклонился аликорну.

— Это просто преступление, что такая красавица стоит одна. Позвольте пригласить Вас на танец, ммм?..

— Луна, просто Луна. Улыбнулась кобылка, сделав нечто вроде реверанса и шагнув вперед.


В центре заброшенного зала медленно двигалась странная пара, которая, казалось, не могла существовать, ведь эти существа не могли встретиться в одном мире. Однако, это ничуть не смущало ни человека, ни аликорна. Медленная мелодия лилась из ниоткуда, ведя за собой двух существ, которые то сходились, то расходились, касаясь друг друга пальцами, кончиками крыльев...

Казалось, этот танец длился вечность, и целую вечность бессмертная и смертный двигались как одно целое. Когда-нибудь, песня закончится, и один навеки покинет зал, дожидаясь своей партнерши в тени истории. Но сейчас, все принадлежало им, но их не было двое. Двигаясь в странном танце, человек и принцесса Ночи чувствовали связь с молодой волшебнице и их милой лесной ведьмочкой, словно они также двигались вместе с ними в колдовском танце Великой Ночи.

В это время где-то в Понивилле Твайлайт и Зекора лежали на кровати и видели один и тот же сон, где они вчетвером вальсируют в странном полуразрушенном зале с зеркальным полом.

Мелодия, ведущая их, продолжала звучать, наполняя некогда замершее строение вторым подобием жизни. Казалось, вот-вот вспыхнут холодным светом волшебные светильники и герольды объявят о прибытии новых гостей, но нет — сегодняшняя ночь принадлежит лишь Королевскому Ночному Гварду и его табуну.

— Почему ты ждала меня здесь и звала сюда?

Не открывая глаз, его партнерша делает очередное па, прижимаясь к нему боком, ее тихий шепот прорывается сквозь старинную песню.

— Не знаю... Может, это Элементы позвали нас сюда, а может быть, что-то иное. Ночь никогда не дает точных ответов, она позволяет нам самим выбирать удобный для нас вариант.

Она молчит некоторое время, пока человек стоит на одном колене, а сама аликорночка медленно движется вокруг него, игриво касаясь лица невесомой гривой, крыльями и кончиком хвоста.

— И пора начать рассказывать тебе то, что ты позволил мне на время утаить от тебя. Терпение и доверие всегда высоко ценились в Эквестрии, любимый.

Звучат последние ноты затухающей мелодии и Луна поднимается на задние ноги, чтобы быть на одном уровне со вставшим парнем, после чего прижимается к нему, закрывая своего жеребца от окружающего мира своими крыльями.

— Спасибо...

Последнее слово раздается в полной тишине, пока человек и аликорн держат друг друга в объятьях.

Глава 15.2 Танец стали и магии

Вперед, только вперед!

Когда мы размыкаем объятья, Луна счастливо улыбается, несмотря на слезы, бегущие по ее темно-синей шерстке. Она благодарно целует меня в щеку и опускается на четыре копытца, складывая крылья.

— Пойдем в главный зал, хочу рассказать тебе одну историю.

Я лишь пожимаю плечами и следую за ней, прихватив по пути тубус с косой. Какое-то время мы идем в полном молчании, но тут моя кобылка начинает говорить, как будто лишь секунду назад она прервала свое повествование.

— Когда-то давно мы получили в подарок странное оружие, выглядевшее, словно абсолютно черная коса. Ее хозяин отдал Возмездие, а именно так оно называлось, двум аликорнам, наказав нам хранить его для того, кто будет достоин владеть оружием. С тех пор прошло много лет, мы...

Тут она запнулась, войдя под своды главного зала. Здесь запустение выражалось более открыто, видимо, для тех, кто осмелится зайти внутрь. Рассеянно оглядевшись по сторонам, Луна нашла подходящий камень и села на него, предварительно "сдунув" пыль телекинезом. Дождавшись, пока я найду себе место, она продолжила рассказ, рассеянно катая небольшой камешек кончиком копыта.

— Мы отнеслись весьма скептически к этой просьбе. Не потому, что не уважали предыдущего владельца оружия, вовсе нет, просто вряд ли нашелся бы кто-то, который пришелся бы "по нраву" этому артефакту. Поверь мне, мы искали. И первой, кто пытался приручить Возмездие, была я сама.

Аликорн печально вздохнула, отбросив несчастный камень в сторону и посмотрев на меня.

— Я долгое время пыталась понять, как можно разбудить оружие, но обнаружила лиш его странное свойство поглощать магию. Поверь, мне это дорого стоило. Помнишь метку Королевского Гварда эпохи Найтмер Мун? Копье с наконечником в виде малого полумесяца. Так вот, Воздаяние Ночи сожрало мое копье! И именно с того момента оно стало называться еще и так, приняв облик, который тебе известен — черное древко и серебристое лезвие-полумесяц. Потеряв Хорнд-мун, я пыталась получить контроль над этим артефактом, логично предполагая, что теперь для пробуждения хватит лунной магии или лучей ночной светила! Но нет, я осталась с носом. А через какое-то время на престол Кристальной Империи взошел талантливый единорог, интересующийся любой магией. Мы отдали ему косу, как подарок, думая, что уж если Сомбра не сможет открыть ее, то можно забыть про оружие.

Увы, у него ничего не вышло, в его копытах оно лишь раз явило себя, как я и говорила тебе несколько месяцев назад. А потом... Ну, ты и сам знаешь, он начал угнетать своих подданных, сошел с ума и нам пришлось запечатать короля-тирана.

К концу монолога я весьма настороженно смотрел на тубус, где покоился артефакт, достаточно сильный, чтобы поглотить другое мощное оружие. А в том, что Хорнд-мун был не слабым артефактом, можно было не сомневаться, он ведь принадлежал Луне!

— И... Зачем ты мне это рассказываешь? Осторожно поинтересовался я, передавая тубус поняше, которая уже нетерпеливо свинчивала колпачок, едва контейнер оказался в ее копытцах. Разумеется, коса не открылась в ее копытцах, но тут кое-что заставило меня недоверчиво посмотреть на Луну: в любых других копытах или руках Воздаяние или Возмездие становилось абсолютно неподъемным, отказываясь сдвигаться с места не то чтобы вообще являть себя.

А ведь я мог и раньше подумать об этом, ведь в ту ночь, как она подарила ее мне, аликорночка так же спокойно удерживала посох. В ответ на мой недоуменный вопрос ночной диарх лишь весело рассмеялась и заявила, что существо с достаточно большим объемом магии может взять оружие, но не использовать его.

— А теперь, вернемся к обучению. С этими словами она кинула мне Воздаяние с помощью телекинеза и встала с камня, направляясь в центр зала. Дождавшись, когда я встану напротив нее, Луна подошла ко мне и попросила встать на колени, после чего коснулась лба кончиком рога и ее голос зазвучал в моей голове.

"Воздаяние позволяет тебе достаточно ловко управляться с такой косой, учитывая тот факт, что ты не умеешь сражаться таким оружием. Твой первый стиль — это "луна", когда ты находишься в равновесии с окружающим миром. Достаточно сильные удары и в меру быстрые движения, когда-то нечто подобное практиковали фестралы и некоторые пегасы с превосходно сбалансированными алебардами. К несчастью, сейчас мало найдется тех, кто вообще помнит об искусстве парных поединков."

В моей голове начали быстро мелькать образы ночного народа, картины, где жеребцы и кобылки схлестывались друг с другом в опасном танце металла и плоти. Когда воспоминания моей принцессы отхлынули, она продолжила говорить в моей голове.

"Новолуние" нарушает баланс и ток жизни в теле существа, его изломанные движения становятся более мощными, удары тупым оружием способны сокрушить все кости в теле противника. Но необходимо точно просчитывать свои атаки, ведь ты становишься особенно уязвим в "паузы", когда твои мышцы восстанавливаются от чрезмерных нагрузок. Этот стиль переняли земные пони, научившись у хозяина Воздаяния."

И вновь калейдоскоп рисунков, показывающих пони, чьи странные атаки расщепляли небольшие скалы и заставляли крепкие деревянные стены разлетаться бессильным дождем из щепок и древесины. Единственное, что я понял из этих видений — тогдашние мастера "Новолуния" и иных школ на его основе с легкостью переплюнули бы мои потуги.

"Однако, если баланс нарушается в одну сторону, что мешает перегнуть палку в другую сторону, любимый? Единороги никогда не выделялись особой маневренностью или силой, но их талант к магии позволил мне и некоторым воинствующим магам создать нечто новое."

Отодвинувшись от меня, Луна закрыла глаза и начала творить какое-то заклинание. Ее рог вспыхнул на мгновение и перед ней материализовалось... ее копье. Не поверив своим глазам, я вытянул руку и коснулся древка, источающее странный свет цвета магии кобылки. Если меня не обманывало собственное зрение, то моя поняша только что создала из чистой магии какую-то вещь.

— Обалдеть... Единственное, что я смог выдавить из себя под аккомпанемент нежного смеха принцессы. Управляемое ее телекинезом, копье прижалось к боку кобылки. Раз — и она делает рывок вперед, копье пронзает воздух и воображаемого противника. Два — и оно со свистом описывает полукруг, возвращаясь в исходную позицию, откуда наносит очередной выпад. Шаг, разворот, удар, казалось, в центре зала бушует темно-синий вихрь, так быстро двигалась моя Древняя, позволяя оружию вращаться вокруг тела, создавая непроницаемую занавесу. Но при этом, она не стояла на месте, как можно было ожидать от мага, держащего заклинание телекинеза: вовсе нет, она двигалась вместе с ним, иногда лягая воздух или делая выпады передними копытами. К несчастью, я не мог уследить за всеми ее движениями. И пусть они были стремительными, но что-то подсказывало мне, что если Луна говорила о перевесе в "другую сторону", это значило, что основа этого стиля: нанесение множественных неглубоких порезов управляемым магией копьем. Увы, я не мог просто взять и развить такую скорость, потому оставалось лишь любоваться этим прекрасным, но смертоносным танцем, надеясь, что моя принцесса знает, как найти выход из нашей ситуации.

В какой-то момент все прекратилось, она неподвижно застыла на месте, словно прекрасное изваяние, готовое взорваться ураганом ударов и волшебной стали. Не зная, как еще выразить свою оценку, я громко зааплодировал, вынудив аликорна с улыбкой раскланяться и растворить колдовское оружие.

— Полнолуние, Дэс. И я думаю, что ты удачно примешь его, как и предыдущие стили боя наших народов. Тебе нужно лишь... слушать косу.

Я подтянул к себе оружие и постучал по нему кончиком пальца.

— Луна, ведь ты удерживаешь оружие телекинезом, это просто невозможно для меня и моей специализации.

Несмотря на мой печальный тон, моя собеседница вновь улыбнулась и подняла древко телекинезом, поставив его вертикально в пол между нами.

— Ты забываешь, что артефакт будет компенсировать свой голод. Просто услышь в Воздаянии Ночи меня, мой Хорнд-мун.


Сидя в центре зала с косой на коленях, я чувствовал теплое дыхание Луны у своего уха, ее магия окутывала мое тело, невольно насыщая мой запас энергии. Мне всегда приятно чувствовать ток магии своих возлюбленных, будь это таинственные чары ночи "Вуны", изощренное чародейство Твайли или тихий ток природной магии Зери, часто так не замечаемой другими пони.

Наступает момент, когда ты начинаешь слышать шепот. Шепот сущности, которая некогда принадлежала другому существу. И с каждой секундой понимаешь, насколько иной было то, что сейчас лежало на коленях. Гул голосов на разных языках, словно девятый вал накатывает на сознание, сперва такой тихий, но неотвратимый, стоит вслушаться повнимательней.

"...н пре...ль."

"Другие..."

"Мы... с иных..."

"... когда-то потеряны..."

"КАК ОНИ ПОСМЕЛИ ВЫСТУПИТЬ ПРОТИВ МЕНЯ?!"

От неожиданности я чуть не опрокинулся на спину, благо Луна успела поддержать меня.

— В чем дело? В ответ на ее вопрос смог выдавить лишь невнятное бульканье — казалось, ярость говорившего была готова обрушиться на любого, кто окажется на его пути. Ощутив касание в области затылка, расслабляюсь, впуская любимую в свой разум, чтобы она поняла, что именно произошло. Некоторое время она молчала, после чего тяжело вздохнула.

— Сомбра...

— Сомбра? И что этот король-тиран делает в косе?

В ответ на мое вполне логичное удивление, принцесса задумчиво постучала по древку кончиком копыта, опершись на мою спину и щекоча шею своей невесомой гривой.

— Воспоминания. Отголоски. Ты ушел немного не туда, Дэс. Ищи меня и Хорнд-мун. Давай попробуем еще раз...

Согласно кивнув, пытаюсь очистить разум от гневного вопля павшего короля, который затухающим эхом звучит в голове. Не самое приятное ощущение, но присутствие другого мощного мага ночи смывает недавний шок и вот я вновь окутан нежным коконом ее магии.

Теперь я пытаюсь целенаправленно вспомнить то, чего никогда не видел — Луну, вооруженную Хорнд-муном, танцующую смертельный танец магии и стали.

Всплеск цветов, пробивающихся сквозь закрытые глаза.

Поляна, покрытая лунным светом. Прохладный ветерок колышет и так невесомую гриву прекрасного создания, стоящего в центре пустого пространства. Казалось, она пытается что-то услышать, но вот, лучи ночного светила собираются в мощный пучок, устремленный на свою повелительницу. Ее крылья медленно раскрываются, а рог начинает светиться, сигнализируя о творимой магии. Сперва ничего не происходит, но затем аликорн делает шаг вперед, другой, третий, в воздух поднимается копье и зависает перед своей хозяйкой. Движения кобылки становятся плавными, как и полет оружия, которое начинает атаковать синхронно со своей хозяйкой.

Вспышка. Просторная комната, освещенная маленькими огоньками, висящими в воздухе. Черные стены поглощают любой свет, попадающий на них, но Луна, стоящая перед широким столом, не обращает никакого внимание на то, что происходит в комнате. Она полностью поглощена созерцанием черного посоха, лежащего рядом с ее копьем. Наклонившись, аликорночка касается рогом своего артефакта, но в ту же секунд темное древко оживает, выпуская темные нити, опутывающие Хорнд-мун и втягивающие его внутрь, нарушая этим все законы физики. На мгновение коса является себя, уже в привычном мне облике, после чего угасает.

На лице Луны сменяются эмоции от удивления и шока, до обиды, возмущения и негодования.

— Эй! Ты что, издеваешься? А ну, верни мне мое оружие!..


Прихожу в сознание, чувствуя, как мои плечи трясутся от едва сдерживаемого смеха: уж больно забавно выглядела моя любимая, когда осознала, что артефакт ночи буквально стащили из-под ее носа. Обеспокоенно смотрящая на меня кобылка понимает причину моего поведения и забавно надувает губки.

— Это не смешно, Дэс! Воздаяние Ночи сожрало мое копье! Буквально на моих глазах! И хватит уже хохотать!

Возмущенно добавляет она, тыкая меня копытцем в бок, когда я уже не могу сдерживаться, представляя, как она трясет артефакт с возмущенным воплем "выплюнь немедленно!". Когда смех перестает душить и отпускает свою хватку, я стучу кулаком по груди, прогоняя последние смешинки. Другая рука неосознанно сжимает черное древко и разум пронзает понимание: мое тело может исполнить Полнолуние с Воздаянием Ночи. Или же Возмездием?..

— Я... Я готов. Наверно. Проверим?

Я чувствую, как рассеивается кокон магии, а сама кобылка отходит от меня, вновь создавая подобие Хорнд-муна.

— Начнем, мой любимый Страж.


Стены главного зала, казалось, были готовы треснуть от напряжения, царившего в помещении. Стоящие напротив друг друга Древняя и Королевский Ночной Гвард напоминали соляные столбы, однако это впечатление тотчас пропадало, стоило обратить более пристальное внимание на этих существ. В какой-то момент с наполовину обрушенного потолка упал маленький камешек, словно не выдержавший тягостной тишины ожидания и в ту же секунду два соперника шагнули вперед. Серебристое лезвие косы описало полный круг вокруг тела Дэса, чтобы на краткий миг коснуться выброшенного вперед маленького полумесяца копья и слегка изменить свой путь. Достаточно внимательный наблюдатель с хорошей реакцией мог бы поклясться, что черное древко косы в какие-то моменты просто не касалось ладоней человека. Посох свободно вращался вокруг вытянутых рук человека, позволяя вычерчивать невозможные в обычных условиях финты и фигуры.

— Неплохо, но давай посмотрим, что ты можешь выжать из этой косы? Поинтересовалась Луна, чье магическое оружие создавало не менее грозную сверкающую сферу. Однако, в отличии от косы, копье удерживалось телекинезом и требовало большего мастерства от своей хозяйки, что она удачно продемонстрировала. Мышцы тела на мгновение напряглись, выдавая намерения аликорна прыгнуть вперед, и вот она растянулась в прыжке, продолжая крутить Хорнд-мун в замысловатом танце. Стремительные выпад копья заканчивается звонким столкновением вещи из чистой магии с серебряным лезвием старого артефакта. Отскочив назад, пони с удивлением посмотрела на человека, а в ее глазах читалась гордость за своего возлюбленного: он смог отразить ее выпад, нанесенный безо всяких поблажек или замедлений. Однако, они оба понимали, что в серьезной схватке ее жеребец не сможет противостоять многовековым созданиям, но этого им и не надо было, потому, издав боевой клич, Луна бросилась вперед, чувствуя, как закипает кровь и радостно сжимается сердце от этого странного поединка, где пыл сражения тесно переплетается с чувством любви и гордости за Дэса.

Глубокий звон сталкивающихся артефактов наполняет зал замка Двух Сестер, словно вернулись те времена, когда яростное сражение кипело под стенами резиденции родственных Древних. Но теперь целью опасного танца была не победа, а сам процесс, когда оружие слушается малейшего приказа, вновь и вновь нарушая законы физики во славу своих хозяев.

Раз за разом человек вычерчивает опасные фигуры Воздаянием, чувствуя, как тело и магия самого оружия сплетает странное кружево серебристых росчерков в воздухе главного зала. Его возлюбленная следит за боем, позволяя парню вести ход поединка, временами осаживая своего жеребца точными, но не особо болезненными уколами Хорнд-муна. Каждый подобный "урок" заставляет Дэса досадливо морщиться, ругая себя за недостаточную сноровку, даже если он и понимает, что разница в несколько тысяч лет накладывает определенный отпечаток на мастерство его любимой.

— Туше! Восклицает он, когда лезвие косы проносится в опасной близости от аккуратного носика аликорночки. Оттянув оружия на себя, Гвард не позволяет ему поцарапать свою кобылку и отпрыгивает назад, чтобы восстановить равновесие.

Пару мгновений они с трудом переводят дыхание, восстанавливаясь после поединка. Луна хитро улыбается, позволяя оружию раствориться в воздухе, после чего ее рог на миг ослепительно вспыхнул и в сторону человека полетело странное нечто, похожее на покрывало мрака, в глубине которого изредка вспыхивали звезды.

Яростно свистнуло Воздаяния Ночи, чье серебристое лезвие с некоторое заминкой разрезало заклинание, кромсая эфирную не-материю на жалкие лоскутки. Все новые и новые полотна окружали человека, стремясь заключить его в темный кокон, и раз за разом бессильно опадали на землю словно подчиняясь неумолимому року. Через несколько минут Дэс вырывается из окружения, размахивая оружием, понятно, что его силы имеют вполне разумный предел, потому парень бросается в сторону контейнера для косы и чудом попадает древком в тубус.

— Именем Магии!.. Раздается воинственный клич темного мага, когда остатки заклинания Луны разрывают ледяные иглы и иссиня-черные сферы. Едва заметно поморщившись от боли, парень довольно улыбается своей любимой.

— Видишь? Рано или поздно, но я обуздаю эту магию!

В ответ темная кобылка лишь тепло улыбается, но тут выражение ее лица становится слишком уж хитрым и ее собеседник едва уворачивается от тонкой иголки темно-синего цвета. Возмущенно приподняв бровь, чародей резко поднимает руки, выпуская вихрь цвета морской волны в ответ. Который бессильно рассыпается, ударившись о незримую преграду.

И вновь необычный танец магии и двух влюбленных заставляет стонать рассекаемый неопасными чарами воздух, когда они пытаются поймать друг друга во всевозможные ловушки, и раз за разом аликорн развеивала иллюзии человека, пытаясь определить, что из этого является безобидными обманками, а что и впрямь окажется чем-то неприятным. И чем дольше длилось это необычное состязание, тем больше радости выражали дуэлянты, наслаждаясь моментом безумных действий и странных чар.

— Область сна.

— Область сна.

Замерев на мгновение они одновременно произнесли название чар, подвластных лишь им, после чего выдохнули навстречу сопернику странные облака золотистой пыли и побежали вперед.

Когда человек и аликорн вбежали в золотистое облако, одновременно достигнув эпицентра чар, едва успели затормозить, чтобы... броситься в объятья друг друга.

— Сегодня ты мой... Успела прошептать Луна, перед тем как буквально вцепиться в своего жеребца, закрывая ему рот своими губами.

С тихим шелестом золотистые врата мира снов закрылись, не оставляя никого в зале вновь опустевшего замка...

Глава 15.3 Сны и реальность (18+)

Шаг вбок на дороге реальности

Оказавшись в библиотеке Понивилля, мы с удивлением прервали поцелуй и даже отодвинулись друг от друга. Не потому, что кто-то из нас двоих посчитал это неэтичным, но такая странная смена "декораций" напрягла не только меня.

— Луна, ты перенесла нас сюда? Впрочем, я уже видел, что это не так — за окном сияло солнце, но в самом помещении было тихо, словно весь городок вымер. Видимо, нас обоих посетили одинаковые смутные подозрения, потому как мы вытянули вперед кто руку, кто копытце и аккуратно "мазнули" конечностями по реальности. Которая тотчас ответила на команду, вновь перенеся нас в Замок Двух Сестер.

— Мы... Во сне? Моя Вуна озадаченно потерла затылок, пытаясь что-то вспомнить. — Мы успели уснуть после поцелуя?

Теперь настала моя очередь повторять ее жест, пытаясь почувствовать свое тело, как я обычно делал, будучи в управляемом сне. И — ничего. А это могло значить только одно.

— Луняша... Кажется... Мы только что перенеслись в мир снов физически.

Сама мысль об этом звучала абсурдно, но факт остается фактом, попытка ущипнуть себя говорила о реальности происходящего, а в то же время услужливо меняющаяся реальность говорила обратное.

— Область сна... Значит, мы не усыпляем кого-то, а буквально выталкиваем в наш мир снов? Забавно... Она озадаченно подперла подбородок копытцем, одна ее выражение лица скоро сменилось на хитрую мордашку. — А мы, значит, отправили нас обоих сюда? Ну надо же...

Она прошла по залу, после чего топнула копытцем и мы оказались в моей спальне в Кантерлоте. Поняша соблазнительно улыбнулась и легла на кровать, словно нечаянно откинув хвост в сторону и "забыв" о скрывающей магии.

— Как много разных декораций... Практически мурлыкнула кобылка, рассеянно помахивая крылышками.

"Она издевается надо мной." Успел подумать я, щелкнув пальцами и переместившись на простынь рядом с ней...


— Ну нет, я — Повелительница Снов, и ты сегодня будешь подчиняться моим правилам! С этими словами Луна толкнула парня копытцами в грудь, повалив его на спину и подарив долгий поцелуй.

— Этот сон — наш, и весь мир подождет...

Нетерпеливо стаскивая с него одежду, принцесса намеренно пользовалась лишь ртом и копытцами, словно давая самой себе время разогреться. Не обращая внимания на тихий смех своего жеребца, она сосредоточенно возилась с застежкой ремня, щекоча голый торс человека кончиками крыльев. Наконец, справившись с порядком надоевшим ей элементом одежды, аликорночка стянула штаны, намеренно оставляя белье для некой "недосказанности", как она назвала это для себя.

— Я уже начала забывать, как это весело... Томно прошептала Луна, сев верхом на человека и прижавшись к нему всем телом. Почувствовав его руки на своих боках, кобылка прижалась к своему жеребцу, чувствуя, как сдерживаемое все это время желание и похоть берут вверх. Закрыв глаза, она страстно поцеловала Дэса, позволяя ему взять на себя инициативу и сейчас наслаждалась его поглаживаниями в основании крыльев и самим поцелуем. Ловкий язык человека издевательски-медленно исследовал ее рот, словно подталкивая ее к более решительным действиям. Однако, стоило ей начать более активно двигать язычком, как человек прервал поцелуй, на мгновение мягко прихватив ее нижнюю губу острыми зубами и тотчас отпустив.

В это время его пальцы уже основательно массировали спину, заставляя большие, темно-синие крылья намертво "застрять" в раскрытом состоянии. Внезапно, он немного сжал пальцы рук и резко провел по чувствительному месту аликорна ногтями. Громко вскрикнув от необычных ощущений, кобылка выгнула спину, прерывая поцелуй и пытаясь прийти в себя от такого фокуса. Чувствуя, как между задних ног становится тепло и мокро, Луна со стоном опускается на парня, понимая, что если их игры продлятся еще немного — она просто сойдет с ума.

— Любимый, я тебя хочу... Шепчет она в беспамятстве, клятвенно обещая себе не делать такие перерывы между сексом, после чего нетерпеливо стягивает трусы человека подобием телекинеза и, замешкавшись на мгновение, с силой опускает себя вниз.

— Да!!

Неизвестно, кто крикнул первым, да и кому какая разница? Чувствуя, как его член врывается в ее киску, аликорн громко кричит от удовольствия, откинувшись немного назад и чувствуя руки Дэса на своем теле. Его стоны удовольствия почти не слышны, хотя еще неизвестно, кто получает больше удовольствия. В какой-то момент парень чувствует, как ее горячее влагалище начинает судорожно сжиматься, а через несколько толчков ее движения становятся резкими и дерганными. Насаживая себя на член своего жеребца, она тяжело дышит, стараясь довести себя до вершины блаженства, и внезапное чувство острых ногтей на ее ягодицах буквально бросает кобылку в бездну оргазма.

Луна упала на грудь человека, стараясь сжать его как можно сильнее всеми конечностями и, кажется, потеряла сознание...


Она даже не дала мне возможности выйти из нее, потому я просто лежал и гладил свою возлюбленную по волшебной гриве, вслушиваясь в то, как ее тело периодически вздрагивает, словно вновь и вновь переживая приятный момент. Наконец, моя любимая с трудом открывает глаза и пытается оглядеться. Встретившись со мной взглядом, она улыбается и делает попытку немного подняться, но тут же падает обратно.

— Прости, кажется.. Я немного...

— Отрубилась. Подсказываю я, проводя рукой по шее и видя, как она неуверенно улыбается.

— Знаешь, что я поняла? Она внезапно сжимает мышцы влагалища, заставляя меня втянуть воздух сквозь стиснутые зубы. — Я когда-то ограничила свою привязанность к смертным подданным, отказавшись от любви и секса на всю свою жизнь, но с тобой я, пожалуй, попытаюсь если не наверстать, то хотя бы узнать, от чего я отказывалась...

Ее тело начинает окружать кокон темной магии, которой моя принцесса щедро делится со мной, видимо помня о насыщенном дне и позволяя мне хотя бы частично набраться сил...


Протяжно выдохнув, Луна встает на ноги, позволяя члену человека выскользнуть из ее петельки. Оказавшись сбоку от него, она вытянулась на кровати, но через несколько секунд ловко поменяла свое положение, вновь "оседлав" парня и оказавшись мордочкой у все еще стоящего органа своего жеребца, открывая ему чудесный обзор на свой тыл. С хитрой улыбкой провела языком по стволу, собирая свои соки, которые так щедро изливались из нее во время этой безумной скачки. Однако в то же мгновение она закрывает глаза и отрывается от своей "работы", чувствуя, как язык ее партнера начинает активно вылизывать внешние губки, заставляя аликорночку вновь неосознанно раскрыть свои крылья и издать счастливый стон.

Погружая язык в истекающую щелку своей любимой, Дэс решает добавить удовольствия и подключает свои пальцы, за что сразу же следует награда: его член вновь заключают в сладкий плен.

— Л-луна, если ты так продолжишь...

— То ты сделаешь то, чего я от тебя и добиваюсь? Тяжело дыша произносит она, на мгновение отрываясь от своего "лакомства", и вновь нанизываясь на него головой, чувствуя, как член касается ее горла.

Понимая, что такими темпами он долго не продержится, человек с силой сжимает бедра кобылки и, наконец, изливается ей в глотку. Луна лишь похотливо улыбается, ускоряя ласки и выдаивая любовника, а после того, как он бессильно роняет руки, проглатывает теплую жидкость и с удовлетворенным вздохом слезает с Дэса и ложится рядом.

"Иногда мне кажется, что в постели в ней уживаются две личности — милая скромница и полная оторва..." С этими мыслями парень рассеянно гладит бок аликорна, и только открывает рот, как вдруг они оказываются в спальне библиотеки Понивилля. В ответ на недоуменный взгляд, принцесса встает на ноги, ее тело окутывает темная аура, которая постепенно переходит на человека.

— Луна... Скажи мне, что это не те чары, о которых я подумал!

— Ну, хорошо, как скажешь. "Это не те чары, о которых ты подумал." Мило улыбается она, наклоняясь вниз, чтобы ее жеребец не успел увидеть торжествующую улыбку на ее лице — чары, которые она когда-то разработала шутки ради на просьбу какой-то кобылки много лет назад оказались все еще действенны. Она как-то вспомнила о них, после особенно долгой "вечеринки" вчетвером, но решила не экспериментировать с ними в реальности. "А в мире снов, почему бы и нет?"

— Знаешь, я всегда думала о смене обычных обстановок для встреч нашего табуна... С этими словами она коснулась головки уже вставшего члена кончиком языка и продолжила после того, как услышала тихий вздох парня.

— Может быть, мне стоит побыть кем-то иным?

С хитрой улыбкой она приняла облик Твайлайт, затем Зекоры, после чего задумчиво помахала хвостом, вспоминая все знакомых пони из Понивилля. Вновь обратившись к силе Повелительницы Снов, она на пару секунд обратилась в свою сестру, но вдруг сбросила маску.

— Или может, побыть той, кто сама носит маски? Когда Дэс осознал, что на нем сидит Луна в облике Кризалис, он недоуменно шлепнул ее по пустому боку.

— С чего бы такие мыс-с-сли... Луна, прекрати, мы еще не закончили!

На его возражение она лишь споро слезла с парня, пристроившись у него в ногах и глядя ему в глаза, пока ее длинный язык чейнджлинга касался головки члена.

— О, да, мы не закончили... Ну хватит, Дэс, позволь мне побыть кем-то другим, плюс, все равно вы друг к другу питаете странную приязнь.

— А вот не... Попытка возразить провалилась в тот момент, как "Кризалис" стремительно заглотила член, ритмично двигаясь вверх и вниз по стволе и периодически помогая сама мягкой внутренней частью копытца. Не давай ему опомниться, она ускорилась, с шумом выдыхая воздух и чувствуя, как по внутренней части задних ног потекло нечто липкое. Ее необычные крылья были все так же по-понячьи подняты, показывая обуревающие ее эмоции, пока принцесса дразнила своего жеребца. В какой-то момент разум окончательно покинул их и парень резко сел, заставив Луну отшатнуться и тут же оказаться на животе. Непривычно тяжелый для аликорна хвост резко отодвинули в сторону и член человека с силой пронзил ее, заставляя закричать от счастья и беспорядочно захлопать крыльями.

С каждым разом входя в узкую пещерку полулежащей перед ней "королевы", человек все сильней сжимал ее ягодицы. Казалось, "Кризалис" сошла с ума, с ее губ срывались лишь странные бормотания, в то время как тело бессознательно подмахивало ему, словно желая, чтобы он трахал ее не прекращая целую вечность.

— Да... Дэс, давай, сильнее, не сдерживайся! Громко закричала кобылка, чувствуя приближение оргазма и уже не контролируя свое поведение. Резко подавшись назад, она заставила его сесть, чудом не навредив ему, после чего начала скакать вверх-вниз. Ее рог засветился, а окружающая действительность начала непрерывно меняться, словно кто-то щелкал пультом. Вот они во Кантерлотском дворце, затем неизвестная комната, но они этого уже не замечали. Чувствуя приближение оргазма, парень с силой схватил Луну за ягодицы, успев заметить, что она когда-то успела принять свой обычный облик, и с силой вошел в нее до конца, вызвав тонкий вибрирующий крик кобылки. Через пару секунд поток теплого семени залил влагалище аликорночки.

В этот момент из их тела вырвался поток неконтролируемой магии, который вскоре опал, оставляя после себя двух существ, лежащих на полу очередной декорации мира снов.


Открыв глаза, я встретился взглядом с Луной, которая за несколько мгновений привела нас в относительный порядок и тут мир снов словно выплюнул нас в реальность, словно мы выполнили то, зачем попали туда. Мое тело сковало странно оцепенение, я был абсолютно без сил, и последнее, что я успел запомнить — неестественно мощное заклинание телепортации, перенесшее нас в спальню библиотеки Понивилля. Перед лицом мелькнули сонные мордочки Твайлайт и Зекоры, но тут я окончательно потерял связь с реальность, почувствовав, как рядом на кровать бессильно упала Луна.

"Ну надо же, не думала, что она может быть такой... испульсивной."

"Что за?.."


Обеспокоенная лавандовая аликорночка смотрела на своего любимого и сестру по табуну, не понимая, что именно произошло, однако странный сон, где они вместе кружились в странном танце, помог прояснить кое-какие детали.

— Зекора, они?..

— Думаю, да. Сонно улыбнулась зеброчка, аккуратно стаскивая с человека одежду. — Странно, где это они умудрились после этого начисто вымыться?

Казалось, она говорила сама с собой, но Твайлайт на всякий случай недоуменно помотала головой, отодвигая телекинезом тубус с косой и помогая полосатой колдунье. Словно что-то вспомнив, она быстро подтянула к себе пергамент с пером и набросала несколько строк. С тихим хлопком пропав из комнаты, она вернулась через пару минут.

— Письмо принцессе Селестии с просьбой сегодня опустить луну. Пояснила она Зекоре, ложась на кровать. — И все таки, что там произошло? Недоуменно спросила аликорночка, не обращаясь ни к кому и чувствуя, как ее веки вновь тяжелеют...

Глава 15.4 Пробуждение

Утро добрым не бывает? Вы просто не знаете, с кем просыпаться!

В Понивилле утро у всех начиналось в разное время, потому, проснувшись ближе к полдню, Твайлайт и Зекора могли уверенно сказать, что были бы не прочь подремать еще немного. Однако, кое-какие мысли не давали молодой принцессе покоя, потому сейчас две кобылки одного табуна медленно смаковали крепкий чай. Царившая в комнате тишина изредка прерывалась птичьим пением, раздававшимся за окном, да тихим звоном посуды, когда зеброчка ставила чашку на тарелку.

— Должна сказать, удивлена,

Тому, что рано подняла.

Ведь ночь была весьма странна,

Они явились из окна,

Что было как меж двумя мирами

И обсудить ты это жаждешь с нами?

Недоверчиво покосившись на лестницу, Зекора приподняла бровь и посмотрела на собеседницу: обычно все ее попытки говорить в старой манере успешно блокировались эффектом отторжения, даже если их возлюбленный находился в одном доме с ней.

— Что происходит между нами?

Обычно сила, как цунами,

Сметала все наши все попытки

Слагать, хоть и себе в убытки.

— Так, Зекора, подожду секунду.

Решительно прервала ее Твайлайт, подняв вверх копытце. Рог аликорна засветился и их обеих накрыл купол фиолетового цвета, который вскоре рассеялся без следа.

— Его связь с нами словно ослабла, как и его аура, но... С ним ведь все в порядке. Что умудрилась сотворить Луна, ну, кроме того, что, судя по ее виду, она хорошенько так "поиграла" с Дэсом?

На ее возмущенную реплику лесная ведьмочка лишь неопределенно пожала копытцами, вновь приложившись к чашке: было странно признаваться самой себе, но она сама отвыкла от старой манеры говорить. Конечно, Зекора проводила далеко не все время с ним, но тогда она обычно молчала, погруженная в алхимию. Насколько она сама знала пони, их табун немного отличался в общении тем, что все его участники не проводили все время вместе, у каждого было свое дело, которым он или она занимались. Хотя, зебра не врала себе — зимние каникулы были самым приятным времяпровождением, и, по ее мнению, принцессы считали так же.

Однако сейчас она помотала головой, прогоняя лишние мысли и сосредотачиваясь на текущей ситуации.

— Я не думаю, что Луна могла как-то навредить Дэсу, но нам стоит проверить его состояние, когда они проснутся. Зекора закрыла рот и с удивлением посмотрела в чашку, словно там содержался ответ на ее немой вопрос. Чай, разумеется, никаких объяснений не предоставил, потому она сделала ее один долгий глоток и провела копытцем над посудой, небольшим фокусом вновь наполняя емкость.

— Мда, как однажды сказал Дэс, "все чудесатей и чудесатей". Задумчиво процитировала его лавандовая пони и подняла голову от стола. — Думаешь, они каким то образом ослабила его эффект отторжения?

Подобный вариант нельзя было исключать, как призналась Зери сама себе, однако же неуверенно постучала по столу копытцем, пытаясь понять, чем же эта теория казалась ей невозможной.

— Природа. Внезапно выпалила алхимик, найдя, как ей казалось, возможный ответ.

— Его природа магии. Поправила себя она в ответ на недоуменный взгляд волшебницы. — По большей части Дэс словно отрезан от магии песни и музыки, пронизывающей наш мир, она словно не дается ему в ко... руки, однако и он словно в ответ не позволяет каким-то мелким проявлениям действовать просто так.

Мои рифмы просто игры

Для закрытия сознанья.

Мои мысли — словно тигры

Говорить их — нет желанья.

А-а-а, ну вот опять! Забывшись, зебра возмущенно стукнула по столу копытцем, заставив посуду подпрыгнуть на месте. Торопливо оглянувшись на лестницу, обе кобылки замолкли, пытаясь услышать что-либо из спальни. Было тихо и лишь похрапывание Спайка из другой комнаты достигало чутких ушек двух сестер по табуну.

— Спят. Твайлайт пролевитировала свою посуду в раковину, в то время как Зекора вновь восполнила уровень жидкости в чашке, начав пить уже просто воду.

— Это все как-то странно, нам точно нужно дождаться, когда Луна выйдет к нам.

— Почему ты уверена, что она выйдет первой? Молодая кобылка удивленно приподняла бровь, глядя на улыбающуюся ведьмочку. Казалось, полосатая "почетная поняша", как ее любил подкалывать человек, знала нечто такое, чего не знала она.

— Твайли, подумай, если Луна не врет, а ей нет смысла это делать, то за всю свою жизнь она никогда и ни с кем не была вместе. И после всех этих веков аликорн открывает для себя то, что давно закрывала и отгораживала от себя. Знаешь, я восхищаюсь ее выдержкой.

Если в начале лицо Твайлайт выражало непонимание, то к концу реплики ее собеседницы щечки молодого аликорна приобрели розоватый оттенок, успешно перекрывая природный цвет кожи и шерсти.

— Ну, ты ведь не думаешь, что она...

— Если только в порыве страсти не использовала какую-нибудь магию. Неопределенно произнесла Зекора, когда внезапно она услышала звук открываемой двери. Ее ушко шевельнулось, отмечая звук, и это заметила аликорночка, поворачиваясь в сторону лестницы.

Неуверенный цокот копыт раздавался в тихой библиотеке, оповещая о том, как нелегко бывает по утрам тем, кто "вчера лег сегодня". Наконец, синешкурая кобылка показывается в поле зрения своих сестер по табуну. Кажется, что она не спала с момента изгнания на луну, даже ее волшебная грива сейчас не колышется в воздухе, а напоминает прическу Пинки Пай. Ну, может не такую бесформенную, но в таком виде Луна могла появиться лишь перед сестрой и своими возлюбленными. Однако сейчас мало что доходило до ее утомленного сознания, потому, опасно покачиваясь, аликорн доходит до раковины, наугад левитирует стакан и возвращается к столу.

— Ненавижу понедельники... Бормочет принцесса, ее рог на мгновение окутывается магической аурой и вода превращается в кофе. Взгляд Твайлайт сразу приобретает так знакомый всем хищный огонек, но тычок в бок со стороны Зекоры возвращает ее в обычное состояние.

— Сегодня не понедельник. Замечает зеброчка, глядя на то, как Луна с закрытыми глаза вливает в себя напиток. Через пару секунд из-под копны, некогда бывшей невесомой гривой, раздается абсолютно "убитый" голос ночной принцессы.

— Значит я официально объявлю этот день понедельник... Ох-х-х, голова...

Она аккуратно касается висков кончиками копыт и пытается создать какое-то заклинание. Через пару секунд ее грива мгновенно приобретает привычную летучесть и приходит в порядок. Следующее заклинание возвращает глазам блеск разума и понимания. И тут ее мордочка искажается в ужасе.

— Дэс!

— Что с ним? Синхронно интересуются кобылки, встревожено глядя на ночного диарха, лицо которого сейчас выражает полнейшее раскаяние и... стыд?

— Я... Когда-то я уже рассказывала вам о заклинании, которое создала смеха ради? Оно позволяет сделать момент близости более... Близким, глубоким; Зекора, перестань фыркать. Твайлайт, хватит краснеть. О, светила, как жеребята малые...

Луна со вздохом касается лба копытцем, после чего продолжает объяснение.

— На самом деле все идет еще тоньше, чары пробуждают все желание души, позволяя кобыле и жеребцу сливаться душами на краткий момент. Оно работает лишь с теми, кто имеет за собой чуть больше, чем просто желание близости. И вчера мы с Десом как-то перенеслись в мир Снов, потому я решила, что это не принесет большого вреда...

Темно-синяя аликорночка опустила голову на копытца.

— О, какая же я дура... Вот что значит, долгие тысячелетия, всю жизнь закрывать какую-то потребность, когда решаешь приоткрыть дверцу, всегда есть шанс того, что выпустишь все.

В ответ на непонимающие взгляды своих сестер, она сердито фыркнула.

— Я обрушила на него все то, что незаметно копилось в душе всю жизнь. Если бы не мир снов, он мог просто... потеряться в желании. Единственное, почему я сейчас не бегу в панике наверх, это то, что я чувствую его, пусть и слабее, как и вы, но сейчас он. Эм... Переваривает "груз" многих лет. Это даже не сон, простите...

В комнате воцаряется абсолютная тишина, казалось, даже птицы на улице замолчали.


"Все плохо. Все очень плохо. Все просто fuckingly плохо, если это применимо к окружающему меня чему-то."

Почему же все так странно? Словно весь мир это я и она, и это неправильно. Возлюбленные должны быть одним целым, но я шагнул за грань, когда закрыл глаза на постели в библиотеке.

Попытавшись отрезать себя от многоцветного хаоса, оказываюсь в полной темноте.

— Ну, здравствуй, Дэс.

Голос Луны заставляет меня обернуться назад, чтобы увидеть свою возлюбленную. Она стоит недалеко от меня, задумчиво глядя прямо перед собой. Моя попытка шагнуть вперед оборачивается неудачей, расстояние между нами не уменьшилось. Отрицательно помотав головой, Луна сама делает шаг вперед и оказывается рядом, вынуждая сесть на колени.

— Тебе не кажется, что ее связывание и тщательно скрытое желание близости и любви может быть куда хуже, чем ненависть и насилие?

Не понимая, почему поняша говорит о себе в третьем лице, я вытягиваю руку и меня настигает понимание. Передо мной стоит нечто, чем Луна поделилась со мной в дикой необузданной страсти. Вот только кроме любви и похоти я вижу нечто большее. Слишком сильно она открылась передо мной, а взглянуть в душу аликорна просто напросто опасно.

Соглашаясь с моими мыслями, псевдо-Луна ложится на пустоту, устало закрывая глаза.

— Молись Высшему, или во что ты там веришь, чтобы ты не запомнил и не впитал ничего из того, что готово накрыть тебя, как лавина. Прости, но я ничем не могу тебе помочь.

В ту же секунду тьма разрывается в клочья под яростным светом эмоций, и лишь на крае слуха я улавливаю странный звон, словно разбилось что-то очень хрупкое и пронзительный вопль, который я где-то уже слышал.


Ощущение того, что руки и ноги тебя не слушаются не навевало мысль о парализации после каких-то чар или заклинаний. Нет, просто, когда мозг начинает неохотно будить весь организм, ты понимаешь, что вся эта слабость имеет вполне естественный источник и причину.

А эта самая причина рядом не находилась, в чем я убедился, с трудом пошарив вокруг себя, не открывая глаз. Не знаю, что там сотворила Луна в мире снов, но сейчас было ощущение, что она меня насиловала столько, что в какой-то момент счет времени просто теряется.

— Прогулялся в замок... По голосу кажется, что меня морили голодом неделю, одна в горле не сухо, да и есть мне точно никак не хочется. Что очень странно, если учесть, что последний раз я пил чай у Флаттершай. "Надо бы встать." Руки бессильно цепляются за простыню, пытаясь перевернуть тело на бок, о том, чтобы сесть или сползти с кровати явно не идет речи — я переоценил свои способности. "Да что же это такое?.." Лениво текущие мысли напоминают стадо баранов, которое так же неторопливо и бессмысленно движется в каком-то направлении.

Быстрый цокот копыт заставляет меня утроить усилия, однако дверь комнаты с треском распахивается и три кобылки застревают в проходе, стремясь первой попасть в комнату. Сделав последнее усилие, они протискиваются внутрь, громко упав на пол и скрывшись из поля зрения.

— Гхм... Я прочистил горло, уставившись в потолок. — Ну и какая в этом мораль, пони?

— А мораль, Дэс, в том, что лечение к тебе само не придет. Выдала Луна, когда ее мордочка показалась над краем кровати. — Надо бы тебя перенести на первый этаж и слегка подлечить.

В ужасе от перспективы, что следовало еще куда-то вставать, я с трудом перевернулся на бок и вновь прикрыл глаза.

— Э-э-э, нет, это вы без меня...

Стоило мне уже начать отрубаться, как в ту же секунду меня нежно затормошили, заставив с неохотой открыть глаза. В поле зрения попала мордашка Твайлайт, которая с улыбкой смотрела на меня.

— Я волшебное слово знаю: "н-н-надо!" Она приблизилась ко мне и поцеловала в кончик носа, после чего ее рог окутала магическая аура и я почувствовал, как телекинетическое поле осторожно поднимает меня в воздух.


— Что-то не так...

Меня аккуратно левитировала моя лавандовая волшебница, не обращая внимания на попытки подняться, нежно сдерживая руки и ноги магическим полем.

— Это нормально, Дэс.

— Не нормально, кажется, я что-то забыл...

Зекора и Луна, шедшие позади нашей странной кострукции, тихо переговаривались, не позволяя мне вслушиваться в их диалог. Спустя буквально пару минут и лежал на полу в центре библиотеке в центре воображаемого треугольника, в вершинах которого стояли мои возлюбленные. Ощущая все то же желание просто закрыть глаза и уснуть, я старательно боролся с этим странным ощущением.

— Гхм.. Я, я обещаю, что больше не буду использовать это заклинания.

Даже не видя лица Луны, можно было понять, что сейчас оно полыхает от стыда и смущения.

— Теперь оно тебе и не надо, не так ли? Казалось, сарказм Твайлайт может прожигать бетонные стены и отравлять целые реки. — Ты за один раз выпустила сконцентрированное желание организма любить и быть любимой и все это за одну ночь. Ох, Луна, я не могу представить, какого это — подавлять магией аликорнов такие желания, но ты могла сделать это хотя бы не за один раз?

Я все это время лежал на полу, чувствуя готовящееся заклинание, привязанное к трем кобылкам, и испытывал странное ощущение, будто за этим разговором аликорночки забыли, о том, что я вообще-то здесь. Мое предположение лишь подтвердилось словами ночной принцессы.

— Понимаешь, прожив столько лет и не опробовать что-то естественное, а потом вдруг начать это делать.. Я... Я иногда теряла контроль, и решила испарить двух параспрайтов одним заклинанием. Или вам было бы лучше, если бы я устроила недельную оргию, не выпуская вас троих из комнаты?

Представив подобную "забаву", я содрогнулся, понимая, что к концу недели всех троих пришлось бы долго и, скорее всего, безрезультатно пытаться поднять на ноги. Кажется, об этом же подумали и две мои любимые, синхронно выдавив "нет, не надо!". Решив, что они окончательно обо мне забыли, я попытался встать, но тотчас был придавлен полем Луны.

— Твайлайт, начинаем.

Через секунду три кобылки начали медленно декларировать странный стих и некая сила подняла меня в воздух, медленно вращая мое неподвижное тело по часовой стрелке.

— Закрыты веки, пусто в мире,

Броня великих не у дел

И то, что воспевают ныне

Покажет сил своих предел.

С последними словами меня основательно тряхнуло, поставив на ноги. От неожиданности я покачнулся, однако три темных луча энергии, исторгнутые из груди пони, вонзились в меня, смывая слабость. Миг, и все завершилось, я недоверчиво смотрю на свои руки, кажется кожа слегла побледнела, да и вообще создавалось впечатление, что я похудел на несколько килограмм, а мой желудок протестующе заурчал, требуя еды. Однако пока что мне было не до нее — с виноватым выражение лица ко мне приближалась Луны, старательно избегая моих взглядов. Подойдя вплотную ко мне, аликорночка ткнулась лицом в бедро, вынуждая меня опуститься на колени. Едва наши лица оказались примерно на одном уровне, поняша порывисто обняла меня.

— Прости... Я что-то совсем вчера с ума сошла...

Обняв ее за шею, медленно провожу рукой по невесомой гриве, Твайлайт и Зекора подходят к нам и мы заключаем принцессу ночи в "плен", из которого она явно не желает вырываться.

— Бывает, правда, любимые? Они согласно кивают и тихо смеются, глядя на такое необычное для многих зрелище — смущенную, извиняющуюся Луну.

Идиллию прерывает урчание желудка.

— Может, кто-то подумал о позднем завтраке? Робко предполагаю я, глядя на то, как Зекора шутливо закатывает глаза.

Глава 15.5 Музыкальные заботы

Ударим безумием по скуке? Люди — это странно.

— И раз, раз, раз, два, три! Веселый голос Винил заглушается громкой музыкой, которая буквально оглушает любого, кто находится в звукоизолированном помещении.

Помня о просьбе Лиры и ее подруг поучить их человеческой музыке, я решил таки нанести им визит. По словам мятной единорожки время от времени они организовывали встречи то в доме-студии Винил и Октавии, то в доме Лиры и ее подруги Бон-Бон. Я точно знал, где живут последние, особенно после нападения Вендиго, однако дом диджея можно было легко отыскать по громкой музыке — в поры творчества белошкурая любительница электронной музыки не всегда вспоминала о том, что дверь в студию необходимо закрывать или запечатывать барьером тишины. О чем с ней не раз, кстати, ругалась Мэр. Однако, раз за разом ее прощали — ведь по большей части Винил прокручивала нечто интересное, рискуя оглушить тех, кто зайдет в ее дом.

Именно поэтому я сперва прислушался к происходящему в двухэтажном особнячке, и лишь после этого зашел внутрь и спустился в подвал, где меня и "встретили" звуковой волной. Закрыв уши ладонями, я огляделся, выискивая живых представителей разумных рас, и, к моему удивлению, обнаружил всех трех музыкантов за пультом монструозного сооружения, исторгающего из своих колонок все эти децибелы. И, разумеется, они были в наушниках. Подняв взгляд и заметив мое появление, Лира приветственно помахала мне, после чего ткнула подружек, которые сосредоточенно смотрели на панель управления перед ними. Удивленно повернувшийся к единорожке белошкурый диджей проследил за вытянутым копытцем, и, поняв, в чем дело, нажал на какую-то кнопку.

Воцарившаяся в подвале тишина позволила мне опустить руки и попытаться что-то услышать. В это время неугомонная Лира уже покинула свое место за пультом и оказалась рядом со мной, широко улыбаясь и протягивая передние ноги для обнимашек. С улыбкой я опустился на колени и не отказал себе в удовольствии прижать к себе знакомую.

— А мы думали, ты уже забыл к нам дорогу. Дружелюбно ухмыльнулась Винил, подойдя ко мне и ткнув копытцем в подставленный кулак. — Нашим любителям классики не терпится узнать, как ты будешь управляться с инструментами с помощью эм.. рук. Особенно Лира, чуть ли не каждый день об этом гово... эй!

Ткнувшая ее в бок земная пони скептически приподняла бровь, заставляя неугомонную кобылку прервать свой ехидный монолог. В отличии от своих подруг, она лишь вежливо поклонилась, вынудив меня сделать то же самое в ответ, вызывая неподдельное любопытство в глазах Лиры. Все-таки некоторые жители Понивилля все еще не могли ответить на вопрос, который сейчас большими буквами отпечатался в глазах поняши — "почему он не падает?"

— А все-таки, где мы будем учи...

"В сторону!" Странно знакомый голос перекрывающим все и вся громом грохотнул в моей голове, заставляя меня схватить Лиры и рвануть в сторону. С неприятным грохотом одна из колонок сорвалась с крепления и рухнула вниз, чудом не задев Октавию и Винил. Я в некотором шоке смотрел на обломки, не выпуская из рук единорожку, которая, впрочем, не делала попыток вырваться, так же глядя на то, что пару секунд назад было колонкой.

— Винил! Тройной хор заставил диджея нервно икнуть и сесть на пол. Судя по ее мордочке, она была удивлена не меньше нас.

— Я собственнорожно закрепила все оборудование в студии! О, Селестия, я отвали кучу битов на эту... Ой, то есть, вы в порядке?

Белошкурая поняша виновато посмотрела на нас, подняв очки на лоб. Кивнув, осторожно развожу руки в стороны, позволяя кобылке встать на ноги, после чего поднялся сам. Ноги ощутимо дрожали, ведь не успей я среагировать, Лиру пришлось бы натуральным образом отскребать от пола.

"Стоп, среагировать? На что?.." Пытаясь понять, что произошло в момент падения, я, кажется, немного "завис", потому как пришел в себя от того, что меня аккуратно так трясла Октавия.

— Дэ-эс, Дэс, очнись.

Недоуменно моргнув пару раз, я взглянул на земную пони и кивнул, показывая, что я в порядке...


Минут через двадцать, когда мы все поднялись наверх, все уже пришли в норму и теперь сидели в большой комнате на вместительном диване. Большую часть звукового "эфира" занимала Винил Скретч, ругая каких-то торговцев, доставивших ей партию бракованных болтов, и оплакивая разбитую колонку. Впрочем, она периодически поглядывала на меня, и в эти моменты недоуменно терла голову, видимо, пытаясь понять, как я успел сделать то, что сделал.

Рядом с ней сидела Октавия, устало откинувшись на свою подругу и медленно напевающую какую-то необычную мелодию. Судя по всему, она волновалась за нас ничуть не меньше, чем Скрэтч, но, по крайней мере делала это не так громко.

Следующая в этом диванном ряду сидела Лира, позволившая мне попробовать побренчать на своем инструменте и теперь с жадным любопытством следила за тем, как я осторожно касаюсь струн. Стараясь понять принцип этой музыки, я достал из кармана пирамидку и поставил ее на столик перед диваном, аккуратно придерживая артефакт за грани кончиками пальцев. Взгляд единорожки стал еще более заинтересованным, скорее даже загипнотизированным. Внезапно она вытянула вперед копытца и требовательно произнесла "дай посмотреть". Недоуменно оглянувшись, я указал на Эхо Музыки.

— Это?

— Нет, твое ко.. руку. Недоуменно почесав затылок, я отложил лиру и протянул ее хозяйке свою конечность. С великим любопытством Лира начала разглядывать руку, придерживая ее телекинезом, словно она была из тонкого стекла.

— Лира, знаешь, она не настолько хрупкая, я ей все-таки оружие держу, так что держать ее магией просто необязательно.

— А... Ага... Рассеянно ответила поняша, не отрывая взгляда от предмета ее интереса, однако поле рассеялось и с моего разрешения она начала сгибать пальцы кончиком копыта. — Поразительно... То есть для разной тонкой работы подойдет любой человек, я слышала, наш кузнец и владелицы спа-салона очень хорошо отзывались о тебе, когда рассказывали о качестве работы. Говоришь, никогда не пытался научиться играть?

Лира с некоторой долей задумчивости почесала затылок, не обращая внимания на то, что две другие кобылки уже некоторое время наблюдают за ней. Внезапно музыкантша повернулась в сторону диджея.

— Винил, у тебя есть гитара?

— М-м-м, да, где-то электрогитара валялась, я все-таки больше за пультом... Погоди, пойду поищу.

С этими словами она вскочила с дивана и бодро процокала в сторону подвала. Едва ее белый круп скрылся за укрепленной дверью, Октавия обратилась к "мятной", как я называл ее про себя, музыкантше.

— Вы ведь не будете очень уж сильно углубляться в теорию, я права?

Я ответил вместо Лиры, согласно кивнул головой.

— Я просто хочу подучить основы, потому как, мне кажется, я смогу использовать Эхо Музыки для игры на гитаре. Если смогу... М... Понять инструмент. А если нет — хоть побренчать смогу.

На последних словах раздался приглушенный грохот и спустя пару минут дверь подвала открылась, выпуская облако пыли и овальный футляр с гитарой. Явившаяся в ту же секунду Винил громко чихнула, чуть не уронив очки на пол. Так как в телекинезе уже находился инструмент, то она поправила их копытом и гордо прогарцевала к дивану. Оглядевшись по сторонам, кобылка недовольно скривилась и опустила свою ношу прямо мне в руки.

— Все слишком чистое. Октавия как всегда навела порядок в студии, я гитару и ту с трудом нашла.

Судя по недовольному лицу земной пони, она сама не была в восторге, но по другой причине, так как легонько шлепнула диджея по крупу смычком. Я мог бы поклясться, что минуту назад его не было рядом с ней, однако недовольно подскочившая Винил своим поведением доказала реальность смычка на все сто процентов.

— Знаешь, Винилка, я раньше не представляла, какая должна быть кьютимарка у пони, которая умудряется разводить ежедневный хаос. Ну так вот, вот эта метка! Она обличительно ткнула смычком в сторону синегривой поняши, заставив ее на всякий случай отскочить еще на пару шагов.

— Ну Октавия, я же не виновата, что ты такая чистоплюйка, тут уж ничего не поделаешь. Поддразнила ее кобылка, заставив свою подругу возмущенно вздохнуть и схватить с ближайшего кресла подушку, с помощью которой начала мутузить свою собеседницу. Судя по тому, с каким хохотом Скрэтч уворачивалась от ее ударов, это уже был не первый раз, когда она доводила свою знакомую. "Хм, знакомую?" Я с досадой стукнул себя по лбу, представляя, как меня отчитали бы в Инквизиции, после чего наклонился к Лире, увлеченно наблюдающей за баталией.

— Послушай, Винил и Октавия, они... Хм, они что, вместе?

— М.. Что? А, ага. Посмотрев на меня, она удивленно приподняла бровь. — Эм, а что?

Почувствовав некий дискомфорт и вернул ей недоуменный взгляд.

— Я все больше и больше прихожу к выводу, что что-то пошло не так в вашем мире.

— С чего бы это? Поинтересовалась поняша, притянув к себе футляр с помощью телекинеза. Посмотрев на мою фигуру, она о чем-то задумалась, после чего села как человек: опустила задние ноги вниз и положила контейнер так же, как и я.

— Эм... Жеребцов настолько мало, что это уже не смешно.

— А, никто не жалуется, ну, не считая двух недель в году, а так жить то можно. Всегда можно найти родственную душу. С этими словами она извлекла белую гитару с изображением ноты на синей кляксе. Подняв инструмент телекинезом, Лира поставила его на колени, повторяя позу человека, что очень меня удивило: ведь я до этого не принимал такой позы, однако, поразмыслив, пришел к выводу, что друге положение и придумать то сложно. К этому моменту Октавия уже сдалась и теперь две кобылки, тяжело дыша от такой пробежки, устроились на диване.

— Итак, начнем учебу. Это называется...

Внезапно Лира замолчала, уставившись на мои руки. Заметив ее взгляд, я поиграл пальцами, пытаясь понять, что же такого она нашла в них, когда вдруг она молча протянула мне гитару. Аккуратно приняв инструмент, я рассмотрел его поближе. По большей части своей формой гитара ничем не отличалась от человеческого аналога, не считая того, что на этой электрогитаре было семь струн. Проведя по ним пальцем я, разумеется, почти не извлек никаких звуков — ее еще надо было настроить и подключить к усилителю. "Хм, а сам усилитель то?" Оглянувшись по сторонам в поисках устройства, я наткнулся на взгляд единорожки, от чего мне стало как-то не по себе: еще немного, и она впадет в транс. Встряхнувшись, она смущенно пробормотала извинения и поскакала в ванну. За ней последовала Скрэтч, предварительно посмотрев на нас с Октавией, кажется, не я один заметил странно поведение нашей общей знакомой.

— Хм, ладно, выходит, я тебя поучу. Решительно заявила Октавия, подсаживаясь ко мне и указывая копытами, как я должен держать гитару...


Осторожно открыв дверь, Винил застала Лиру стоящей перед умывальником, оперевшуюся на белую поверхность передними копытцами и в задумчивости глядя на свои конечности. Осторожно кашлянув, она привлекла внимание кобылки. Вздрогнув, мятная кобылка повернулась к своей знакомой.

— Как это возможно?

— Что именно? Недоуменно поинтересовалась Скрэтч, сняв очки телекинезом и положив их на край раковины.

— Вот это. С этими словами Лира взяла аксессуар диджея копытцами, после чего вновь положила на место. — Все пони могут, конечно, удерживать какие-то предметы в копытах с помощью пассивной магии, прилепляющей вещи, этому нас всех учили. А также мы знаем, что половина наших изобретений и достижений — это результат магии.

— И-и-и? Протянула ее собеседница, вновь скрывая свои красные глаза за очками и не понимая, к чему клонит Лира.

— Я услышала пару рассказов от Дэса о его мире, потом поспрашивала у Твайлайт, и... В их мире нет магии, совсем! Но они достигли намного большего, подчиняя себе то, что им вроде как не должно было подчиняться. При этом у них есть лишь их руки-ноги и разум. Разве это тебе не кажется... Потрясающим!? Ты видела его пальцы? Ловкость человека зависит не от того, как хорошо он владеет телекинезом, а лишь от его тела.

— Эм... Если так подумать, разве телекинез и руки не уравновешиваются по эффективности?

Вполне логично предположила Винил, решив, что если уж она ввязалась в этот разговор, стоит понять, почему Лира начала себя так странно вести.

— Знаешь, большая часть единорогов умеют лишь то, что касается их особого таланта и в своем поле держат все не так виртуозно, как это делает Дэс. Интересно, какого же это — быть человеком. Я хочу узнать о людях все!

Поняша довольно подпрыгнула на месте, чуть не своротив раковину и заставив белошкурую подругу опасливо отпрыгнуть в сторону двери. Если бы Дэс видел глаза Лиры, то в ту же секунду бросился бы искать более безопасное место — подобный взгляд он частенько замечал у Твайлайт, что означало начало долгого исследования.


— Черт... Даже основы не так просты, как кажутся со стороны.

Я вновь провел по струнам рукой, перебирая их и стараясь действовать так, как говорила Октавия. Понаблюдав за моими попытками какое-то время, она огорченно покачала головой и положила подбородок на изгиб передней ноги.

— Проблема не в тебе, просто щипковыми инструментами обычно управляют единороги, потому не так часто можно найти технику обучения для тех, кто не владеет телекинезом.

Стук двери возвестил о том, что пони вернулись, после чего оные бодро прогалопировали к дивану и плюхнулись на него, причем Лира села рядом со мной, заставив пододвинуться серую кобылку к Винил.

— Знаешь, Октавия, ты, конечно, права, но в данной ситуации у Дэса намного больше преимущества даже перед нами. И кстати, условия обучения поменялись.

Казалось, кобылка была готова воспарить от энтузиазма, но лишь отсутствие крыльев мешало ей это сделать.

— Кроме песен, ты расскажешь о своем мире все, что помнишь!

На этих словах синегривая пони тяжело вздохнула и приложила копытце ко лбу, однако я лишь пожал плечами и улыбнулся — если ей стали так интересны люди, кто я такой, чтобы не рассказать о Земле? Ведь кроме партизанской войны, что сотрясала Союзы и Империи, шла обычная, мирная жизнь. Внезапно что-то заставило меня отложить гитару и посмотреть на свои руки. "Мирная жизнь. А была ли у меня мирная жизнь после университета? Было ли хоть что-то? "

— Дэс?.. Я ощутил прикосновение и посмотрел на Лиру, обеспокоенно смотрящую мне в глаза. Две другие кобылки так же внимательно смотрели на меня, даже Винил Скрэтч отбросила свою обычную беспечную ухмылку: что ни говори, а пони намного тоньше чувствуют все, что происходит с их собеседником. "Вот бы их в Инквизицию, с им эмпатией... Стоп, что? Совсем с ума сошел?"

Помотав головой, я прогнал мысли. Это не мои мысли, так думал тот, до меня...

— Согласен, но тогда вам всем стоит хорошенько постараться, я бы хотел хоть чему-то научиться.

Винил лишь рассмеялась, повернувшись к Октавии.

— Ну что, научим нашего друга привлекать кобылок?

В ответ она лишь закатила глаза.

Глава 15.6 Годовщина

Иногда судьба поджидает нас в самых неожиданных местах, принимая порой пугающие облики...

Именно это и доказала Пинки Пай, вынырнув из корзины с яблоками, к которым я уже пару минут приценивался, думая скорее о том, как все-таки усердно надо работать, чтобы вырастить такие шедевры. Впрочем, я сам помогал Эпплам на их ферме и мог с точностью сказать, что в саду всегда есть работенка.

— Доброе утро!

От неожиданности я отпрянул назад и, не сохранив равновесия, рухнул на пятую точку, весьма чувствительно приложившись копчиком.

— Пинки!

Казалось, оранжевая пони сама была удивлена тому, что в ее товаре нашлась одна из ее подруг. Конечно, ее практически паранормальная способность быть везде была всем изестна, однако никогда не знаешь, когда это розовое нечто обрушит на тебя залп из своей праздничной пушки или отмочит еще что-то в подобном стиле.

— Извини, просто, мне нужно с ним поговорить. Организатор вечеринок состроила милую мордашку и выпрыгнула из корзины, умудрившись при этом ничего не перевернуть. Меткоискателям стоило бы поучиться у нее сеять более аккуратный хаос, который не приводил к таким "печальным" последствиям, как массовые переполохи.

— Дэс, ты пообещал мне рассказать кое-что. Судя по серьезной мордашке, я должен был как минимум раскрыть ей планы захвата этого мира, однако я знал, что есть лишь пару вещей, к которым Диана относилась достаточно серьезно. И-и-и, да, судя по тому, что она отвела меня за угол одного из домов, можно было предположить, что она заговорит о...

— Когда у тебя день рождения? Ты пообещал, что скажешь, чтобы мы могли закатить лучшую вечеринку! Судя по ее сосредоточенному виду, если бы я вздумал свалить даже с помощью магии, она меня найдет и выпытает все, что необходимо. А об ее умении находить нужных ей пони мне уже поведала Рэйнбоу Дэш. И если наша летунья не смогла сбежать от Пинкамины, то у меня не было ни шанса.

— Эх, ладно... Помнишь, когда меня нашли принцессы? Так вот, это был мой день рождения в этом мире.

На этих словах пони подпрыгнула на месте, с удивлением глядя мне в глаза.

— Что, серьезно? Но ведь это через... Так, прости, мне пора!

Буквально через мгновение она пропала из вида, ее ватообразная грива уже мелькала у прилавков. Мне оставалось лишь неудоменно пожать плечами и вернуться к Эпплджек — яблоки сами себя не купят.


Весеннее солнце, ведомое волей Селестии, осторожно поднималось на небосвод, чтобы согреть и осветить волшебное королевство. Просыпающиеся птицы заполняли утреннюю тишину благозвучными трелями, животные покидали свои логова, и Вечнодикий Лес не был исключением. Кроны его деревьев также приветственно шумели под дыханием ветра, а странные и порой страшные существа выходили из берлог и нор — как ни опасна жизнь в этом месте, но она продолжается.

Однако сегодня все хищники сторонятся границ леса, словно некая сила не позволяет им даже подумать о том, чтобы появиться на окраинах деревни. Причина этой аномалии появилась там еще ранним утром, сидя в густой кроне одного из деревьев. Развалившись на одной из ветвей, Дискорд смотрел вверх, а его лицо уже который день выражало крайнюю степень задумчивости. Создав несколько светлячков вокруг себя, сущность Хаоса щелкнула хвостом, заставляя их собраться в некое подобие круга. Пространство внутри очерченной огоньками области загустело, принимая облик зеркала, в которое бывший правитель Эквестрии уставился с наигранным интересом: он уже не мог без позерства, хотя и мог следить за происходящим без всяких примочек...


Почувствовав, как на лицо падают лучи солнца, я с неохотой приоткрыл глаза. Теплая постель так и просила подремать еще некоторое время, и, в принципе, я был не против, но неосторожное движение привлекло внимание Твайлайт, потому как через пару секунд можно было услышать звук захлопываемого тома и осторожный цокот копытец по деревянному полу, после чего нечто лавандовое и довольно сопящее залезло на ложе и обняло меня, укрывая нас обоих небольшим шатром из крыльев.

— Поздравляю с годовщиной прибытия в Эквестрию. Прошептала аликорночка, нежно прервав мой ответ долгим поцелуем. В такой ситуации лучшее, что можно было сделать, это прижать ее к себе и наслаждаться моментом, что я и сделал. На какое-то время мы просто забыли о мире вокруг, наслаждаясь прикосновениями друг к другу. Проведя рукой по спине своей принцессы, вызвал тихий смех и нервное трепетание крыльев, за что был вознагражден еще более крепкими объятьями.

— Щекотно. Довольно произнесла Твайли, когда внезапно послышался звук открываемой двери.

— Ага, значит, он уже проснулся. Неизменная капелька вечного ехидства всегда выгодно подчеркивала голос Зекоры, уже залезшей на кровать и отодвинувшей "шатер" из крыльев. Наклонившись ко мне за поцелуем, зеброчка не заметила, как я протянул руки к ее шее: момент, и Зери лежит на груди в кольце рук. Неуверенная попытка подняться была быстро пресечена моим поцелуем, а спустя пару секунд ее ушко оказалось во рту у Твайлайт, которая с хитрым видом прикусила самый его кончик. Под давлением таких обстоятельств лесная ведьмочка полностью капитулировала, не делая попыток пошевелиться и позволяя нам тискать ее, как душа пожелает.

— Луна не вернулась из Кантерлота? Внезапно поинтересовалась Твайли, на мгновение выпустив кончик ушка, которое она продолжала "исследовать" с вниманием первооткрывателя. Разомлевшая от ласк зеброчка успешно пропустила этот вопрос мимо ушей, расслабленно прикрыв глаза и больше не обращая внимания ни на какие раздражители. Лавандовая аликорночка решительно фыркнула и осторожно потянула кобылку за заднюю часть ирокеза, но результатом стало лишь то, что ее любовница сладко протянула что-то без слов и обняла меня всеми конечностями, потеснив Твайлайт.

— Зекора!

Возмущенное восклицание поняши перемежалось моим смехом, который я старательно пытался удержать в себе, глядя на попытки самой младшей кобылки табуна привести в чувство Зекору.

— Дэс, это не смешно, ну, то есть смешно, но сегодня ведь твоя годовщина, и пока мы валяемся здесь, Пинки Пай и Меткоискатели обклеивают город приглашениями и при этом готовят само торжество у библиотеки. И даже не спрашивай, как они делают два дела одновременно. А ведь принцесса Селестия уже сегодня прислала письмо, в котором говорится, что она тоже прибудет на праздник. Ой-ой, мы заигрались и забыли о времени!

В ответ на эту тираду наша полосатая колдунья лишь приоткрыла глаза, и, подмигнув мне, неохотно встала на ноги.

— Почему тебя все еще беспокоит то, что праздник делается без твоего надзора? Мне кажется, нашему жеребцу было приятней получить первые поздравления от своих кобылок, которые навестили его на ложе, чем получать их же вместе с остальными.

В ответ на подобное святотатство по отношению к построению планов Твайлайт чуть не грохнулась в обморок, однако тотчас пришла в себя и поставила передние ножки мне на грудь.

— А вот и нет! Основное мероприятие так же важно, скажи ей, Дэс! Состроив умилительно просящую мордочку, она взглянула мне в глаза. Ее лицо почти вопило о поддержке в данном споре, однако я лишь молча приподнялся и поцеловал поняшу в губы, твердо помня основное правило мужчин: "не принимать ничью сторону в женских спорах, себе будет хуже".

— Пойдем, мне надо одеться и посмотреть, что именно успели сотворить с городом наши друзья.

Уже поднимаясь с кровати, успеваю заметить хитрую улыбку Зери, раскусившей мой маневр по уклонению от ответа.

Поспешно натягивая повседневные штаны и футболку, время от времени бросаю любопытные взгляды в окно, пытаясь увидеть хоть что-нибудь, однако пролетавшая мимо него Рэйнбоу Дэш громко оповестила кого-то о моем пробуждении, после чего бессовестно загородила обзор облаком.

— Класс, теперь я точно боюсь выходить на улицу. Пошутил я, спускаясь на первый этаж. Судя по тому, что в помещении вдруг стало темней, неугомонная пегаска уже отбуксовала облака на свои места, лишив меня возможности посмотреть, что же там все-таки творится. Мне ничего не оставалось, кроме как вздохнуть и покоситься на своих поняш, однако, они вернули обратно настолько невинные взгляды, что еще немного — и над их головками воссияют нимбы.

— Я так понимаю, от вас я ничего не услышу, мда?

Согласный кивок. Еще немного, и улыбки на лицах начнут пугать, потому быстренько обуваюсь и открываю дверь библиотеки, решив позавтракать потом...


— Ураааа!!! С праздниками тебя!

Если появление Пинки Пай в таком стиле было мною вполне ожидаемо, то я не учел того факта, что Меткоискатели вряд ли пропустят такой момент. И потому мне обратно занесло внутрь библиотеки. Мои же кобылки лишь ухохатывались у стола, даже не пытаясь следовать за мной, так как знали, что никто еще не мог удержаться на ногах, если в дело вступали эти четверо носителей хаоса и разрушения. И их не волновало, стояла ли жертва на двух ногах или четырех — они снесли бы любого.

— Ох-х-х... Я приподнялся, опираясь на руки и пытаясь сделать вдох. Скатившиеся Меткоискатели теперь стояли справа от меня, ожидая моей реакции, которую я не мог выразить в эту секунду. Впрочем, стоящая рядом с ними Пинки ждала того же.

— Х-ха... Наконец выдали мои легкие, и весь организм был с ними полностью солидарен — в последний раз такое ощущение было после встречи с мантикорой. — Спасибо за поздравления, я тронут, правда.

Коснувшись спины, слегка поморщился.

— Во всех смыслах этого слова, если честно, ладно, идите сюда. С улыбкой вытягиваю руки и оказываюсь в центре обнимашек, а первая мысль была о том, что жеребята больше напоминают мягкие игрушки — такие же приятные и забавно пищащие, когда тискаешь их.

— О, я смотрю, он уже получает поздравления. Ехидный голосок Винил заставил меня поднять голову и встретиться лицом с его обладательницей, стоящей в дверном проеме. Рядом с ней стояла ее особенная подруга, а сзади подпрыгивала неуемная мятная единорожка, успевая приветственно размахивать копытцами в верхней точке прыжка. Голос Бон-Бон, пытавшейся угомонить Лиру, почти не был слышен за ее приветственными воплями, но ее я увидел, когда уже встал на ноги. Впрочем, сейчас никто уже не собирался зайти в библиотеку, наоборот, четыре поняши сделали пару шагов назад, приглашая меня наружу. Последовав их немому приглашению, я вышел на улицу... И чуть ни сел на Пинки, идущую сзади меня.

Весь город был украшен ленточками и шарами, многие пони уже ходили с праздничными колпаками, хотя все должно было начаться ближе к вечеру. Но больше всего меня поразил странный знак, развешанный почти на каждом доме. Сперва я не мог понять, что это, но затем вгляделся в рисунок на ближайшей доме и мои губы сам по себе растянулись в широкой улыбке: в центре композиции стояла весьма умело нарисованная человеческая фигурка с косой на плече, нарисованного меня окружали кьютимарки моих возлюбленных. Видимо, отдавая дань традиции использовать метки именинника в качестве украшения, Пинки Пай вышла из ситуации таким образом. Честное слово, лучше они просто не смогли бы придумать, потому я лишь молча повернулся к розовой пони и опустился на колени, после чего крепко прижал ее к себе.

— Спасибо...

— А, да брось, все что угодно для нашего друга. Было заметно, что она очень рада моей реакции, потому как довольно крепко обняла меня в ответ под одобрительный смех Рэйнбоу Дэш. Когда я поднялся на ноги, то остальные бывшие Хранительницы Элементов уже находились рядом со мной. Судя по всему, еще многие мои знакомые собирались меня поздравить, однако сейчас большая часть пони были заняты своими делами, не считая тех, кто вызвался помочь Пинки в ее затее.

— Ну что, и сколько же нашему имениннику лет? Рэрити аккуратно обняла меня за шею, для чего мне понадобилось вновь опуститься на землю, где я и остался, решив, что так проще.

— Хм, двадцать восемь, если мне не изменяет память. Я решил никому не говорить о том, что дата моего рождения совершенно иная, ведь, если подумать, разве не начал я новую жизнь, появившись здесь? Лишь мой табун да Селестия знают об этом, но и им я не сказал точную информацию.

— Ну что, сахарок, готов к подаркам и гостям? Боюсь, в библиотеке места всем не хватит, и Пинки уже договорилась с Мэром, что столы будут выставлены на городской площади. Та-ак что жди, мои подойдут попозже. Эпплджек крепко, как и всегда, обняла меня за шею, пока я переваривал поступившую информацию.

— Стоп-стоп, ЭйДжей, притормози-ка поней, что значит места не хватит? Разве будет кто-то еще?

В ту же секунду все пони посмотрели на меня с некоторым недоумением, не считая, может, Зекоры, которая с безмятежным видом болтала с Эпплблум. То ли я ляпнул что-то не то, или понял нечто не так, но выглядели все так, словно я выдал какую-то глупость.

— Ну... Вообще-то, прибудет как минимум полгорода, и это по самым скромным подсчетам. Первой подала голос Твайлайт, перед которой уже висел ее неизменный блокнот с вычислениями. Чувствуя, что цифры не укладываются в моей голове, я потряс ею, чтобы вновь уставиться на любимую.

— Pardon, WAT? То есть, ЧТО? В ответ на такую тираду все пони лишь громко расхохотались, причем явно не от того, что смогли меня провести — им просто понравилась моя реакция.

— Ох-хо-хо, ты бы видел свое лицо, Дэс. Громче всех заливалась Рэйнбоу Дэш, опустившись на одно из облаков, закрывавших окно библиотеки. — А я думала ты умеешь считать, ты подружился со многими пони, а теперь удивляешься тому, что все они решат не прийти? Ну нет! Готовься, сегодня ночь наступит завтра!

Хмыкнула летунья, не представляя, насколько правдивы будут ее слова.


Когда Пинки дала отмашку, я вышел на небольшую сцену перед мэрией, чтобы получить бурю оваций, пусть и слегка отличающейся по звучанию от человеческих аплодисментов.

— Поприветствуйте виновника сегодняшнего торжества, Дэс! С этими словами розовая пони точно метнула микрофон в сторону Винилки и отошла в сторону. Если честно, то я до последнего момента не верил в то, что на праздник придет ТАК много народу. Слава Высшему никто не додумался осветить сцену софитами, потому я помахал гостям и подошел к своему "матюгальнику", как его прозывали в Российской Империи, установленному на высокой подставке.

— Уважаемые жители Понивилля. Елки, как-то официально прозвучало. Привет, друзья!

Гости ответили дружными криками и замахали подобием бенгальских огней, изготовленных мастерами-пиротехниками.

Перед тем, как продолжить речь, я огляделся. Наступали сумерки, дневное светило постепенно завершало свой путь, но воздух оставался по прежнему теплым, да и ночь обещала быть самой удачной для долгого праздника. По крайней мере именно это обещала Луна в своем письме, самой же принцессы все еще не было на празднике, как и ее сестры.

Площадь перед мэрией сейчас была заполнена столами и снующими меж них пони. Впрочем, сейчас они все оторвались от блюд и с любопытством смотрели на меня. Тут и там мелькали мордочки Меткоискателей, чьего терпения не хватило и на пару минут неподвижного состояния, среди жителей Понивилля можно было заметить тех, кто стал мне ближе, чем просто "знакомые". Откашлявшись, я продолжил.

— Знаете, друзья, мир, откуда я пришел, он... Он намного темнее и хуже, когда ты заглянешь за его разноцветную ширму. Здесь даже кровный враг может стать союзником, а магия позволит преодолеть многие преграды. Если бы в моем мире нашли израненное разумное существо, никто не был бы уверен на сто процентов, что ему помогут.

Некоторые пони недоверчиво переглянулись.

— Здесь же меня приняли, несмотря на то, что я, как вы знаете, плотоядное и временами довольно агрессивное существо. Если увести из-под носа последний маффин!

Дерпи тихо засмеялась, ведь в этот момент я как раз подмигнул ей, заметив нашего почтальона в толпе. Не донеся вышеупомянутый маффин до рта, она положила его на тарелку, поняв тонкий намек и сделав невинное лицо.

— Да, да, сперва дослушайте, потом ешьте. Улыбнулся я. — Та, к кому я обращался, уже поняла, что это ей "сообщение". Итак, честно? Если бы у меня была возможность покинуть этот мир, я первым бы бросился... В другую сторону. Что-то я слишком затянул с благодарностью и прочим stuffом, потому, Винил, врубай!

Кивнув, я спрыгнул с невысокой сцены и тут был окружен друзьями, наперебой повторяющих поздравления и аккуратно подталкивающих меня к отдельному столу с большой грудой разноцветных свертков.

— Это... Все мне? Озадаченно произнес я, не представляя, как же мне просто достать ближайший подарок из опасно раскачивающейся горы.

— Ну да, давай, не стесняйся. Со своей обычной безбашенностью Дэш подлетела к верхушке Эвереста и ухватила первый попавшийся подарок. — О, от Флаттершай "егерю опасных лесов и моему другу Дэсу на память от Флаттершай." Вслух зачитала она надпись на обертке, заставив розовогривую пегаску пискнуть что-то невразумительное и свернуться в клубок. Подняв руки, делаю знак скинуть подарок, после чего ловлю коробку и аккуратно разворачиваю ее.

— Вау. Удивленно произношу я, рассматривая флакон одеколона. Если моя память мне ни с кем не изменяет, то, по словам Рэрити, он стоит весьма недешево. Открыв колпачок я осторожно принюхиваюсь к какому-то "ночному" запаху, словами его не передать.

— Т-тебе не понравилось? Я... П-п-просто если не...

Решив уже плюнуть на свое временами проявляющееся непонимание некоторых традиций пони, я просто резко опускаюсь на колени и обнимаю Флаттершай. Едва встаю на ноги, то понимаю, что слегка перестарался с нашей скромницей — ее лицо пылает от смущения и, кажется, на ее лице вполне можно жарить яичницу.

— Перебор. Рассмеялась Эпплджек, дотронувшись копытцем до лба желтой пегаски. — Девочки, помогите мне ее унести, я тут диван как раз видела...

Проводив взглядом ЭйДжей и Дэш, я повернулся к Рэрити, которая левитировала ко мне очередную череду коробочек.

— Эх, а я вед говорил Твайли, что не надо подарков. Посмотрим-с... Произнес я, с некоторой опаской раскрывая подарок от Пинки Пай, но слава Высшему, оттуда не вылетели конфетти или ее аллигатор, за что ей отдельное спасибо. Однако внутри обнаружилась целая упаковка странных петард. Опробовав одну в действии, мы вызвали целый каскад разноцветных огней, чем привлекли внимание всех гостей. Решив приберечь подобную забаву на потом, я вернулся к распаковке.

Открытка с поздравлениями от всех Эпплов и значок "Почетный член семьи Эпплов" в виде яблока с моим фото был весьма мил, особенно когда Рэрити обмолвилась о том, что таким эта семья не разбрасывается. Знать бы, когда они успели меня сфоткать?..

Рэйнбоу Дэш презентовала билеты на летное шоу Вандерболтов, в то время как подарком от Рэрити стал странный сапфир в виде шара. По ее словам, он когда-то использовался единорогами для медитаций, но сейчас они больше используются как дорогие украшения рабочих столов.

А ведь это была лишь верхушка айсберга, потому следующим ко мне прилетел большой сверток от Лиры, но, внезапно внимание моих подруг привлекло нечто иное за моей спиной. Обернувшись, я успеваю заметить, как две кареты взмывают вверх, оставляя диархов на земле. После того, как все пони почтительно склонились перед принцессами, я подошел к аликорнам.

— Добрый вечер, Ваши Величества. Отвесив шутливый поклон, я обнял Луну и Тию.

— Великая и Могущественная Вуна посетила сие недостойное мероприятие, падите ниц! Шутливо провозгласил я, за что немедленно поплатился тычком в бок и долгим поцелуем от моей поняши. Селестия лишь молча улыбнулась, глядя мне в глаза, когда ее сестра наконец меня отпустила.

— Итак, я решила все свои проблемы и решила спасти свою старшую сестренку, она ведь так просилась в Понивилль, поболтать со своей любимой ученицей..

— Луна! Воскликнула ее сестра, с возмущением глядя на темно-синюю аликорночку, которая в ответ лишь состроила невинное лицо.

— А еще я посадила ее на диету, потому как она все больше налегает на сладкое, видимо, стремится к идеальной фигуре. В форме шара.

На этой ноте белая аликорночка уже выглядела совсем не так царственно и непоколебимо, как обычно. Возмущенно фыркнув, она нашла взглядом Твайлайт и быстро покинула "поле боя", которое вновь осталось за ее младшей сестренкой.

Когда нас с Луной перестал разбирать истеричное хихиканье, я огляделся и с удивлением обнаружил, что мои подруги успели разойтись по разным компаниям.

— Эм.. Со мной стоял еще кто-то, когда я подошел к вам?

На мой вопрос моя Вуна лишь покачала головой, а на ее лице промелькнула хитрая усмешка.

— Нет, они решили, что не стоит мешать воссоединению двух сердец.

Она драматичным жестом приложила копыто ко лбу, однако, заметив, что это не принесло никаких эффектов, лишь нежно потерлась головой о мою руку.

— Перестань ты быть таким... серьезным, это мое право, когда я распекаю свою сестру-лентяйку, а сейчас пойдем к тому столу и съедим что-нибудь, пока моя милая Тия не смела весь десерт с тарелок.

Мне оставалось лишь покачать головой и последовать за сине-крупой врединой, которая сейчас меньше всего напоминала диарха магического государства. Как я успел заметить, после нескольких появлений Луны в Понивилле и ее активном участии в традиционных "действах", таких как Зимняя уборка и прочее, принцессу наконец стали воспринимать почти так же, как и Селестию. Конечно, была кое-какая разница, но это были детали, касающиеся характеров и стилей поведения.

Так я размышлял, отвоевав один из стульев у стола с подарками и рассматривая забавную открытку, сделанную Меткоискателями. Которые, кстати, уже пару минут ходили по площади, высматривая кого-то с упорством ищеек. Судя по тому, что они смотрели поверх голов пони, целью был я, скрывающийся от их взглядов лишь благодаря тому, что практически развалился в кресле. Однако, спустя пару минут трое жеребят уже построились у стула, появившись словно из ниоткуда, хотя я был точно уверен, что следил за ними не отрывая глаз. В зубах у Свити Бель был еще один сверток, который они торжественно вручили мне. Судя по тому, что они с беспокойством глядели по сторонам, я знал, что внутри, и спустя некоторое время с улыбкой смотрел на бордовый плащ с золотой подкладкой. В центре плаща находилась человеческая фигура на синем фоне, довольно умело нарисованная, что я не мог не отметить. Встав со стула, я набросил плащ на плечи и застегнул запасной фибулой, которую по странной случайности захватил из дома.

— Нравится? Мы сами его делали. Трое жеребят с надеждой смотрели мне в глаза, ожидая вердикта.

— Блеск! Выдал я, после чего вновь оказался жертвой групповых обнимашек, до которых пони весьма охочи, в любом возрасте. "Даже если тебе стукнуло больше тысячи лет." Хмыкнул я про себя, когда наконец мне позволили выпрямиться и неугомонная троица пропала из виду, успев провести краткую церемонию посвящения, заключающуюся в быстром "теперь ты Меткоискатель и... Скуталу, там Рэрити! Оу... Ладно, нам пора!"

С трудом сдерживая улыбку я честно ответил нашему модельеру, что понятия не имею, куда делись три маленьких вандала, подаривших мне этот плащ, после чего решил прогуляться вдалеке от остальной массы гостей, особенно когда Винил врубила свои колонки на максимум.


Прислонившись к дереву, человек задумчиво потягивал сок из бутылки, периодически вытаскивая трубочку и зачем-то разглядывая ее на свет луны. Время было позднее, но никто и не думал расходиться, словно завтра был объявлен выходной, потому пони продолжали наслаждаться праздником, не замечая пропажи главного виновника торжества, с улыбкой наблюдающего за ними из какого-то сада.

Появившаяся из ниоткуда белая фигура аликорна тихо шла к нему, петляя между деревьями, однако предательски хрустнувший под копытом сучок заставил Дэса обернуться в ее сторону.

— А, Тия... Неужели все тортики уже съедены?

Улыбнувшись, Селестия не ответила на этот подкол и подошла вплотную к парню.

— Прекрасная ночь, не правда ли? Она села, чтобы не нависать над человеком, хотя ее собеседник никогда не чувствовал особый дискомфорт из-за некоторой разницы в росте.

— Да, я думаю. Мне кажется, или Кризалис тоже где-то там?

В ответ она лишь незаметно пожала плечами и внимательно посмотрела в глаза Гварда.

— Как ты? Мне кажется, ты немного изменился. На эту фразу он лишь рассмеялся и протер глаза, сделав еще один глоток сока.

— Постарел на годик, это хотела сказать?

— Нет, что-то другое. Белошкурая пони склонила голову набок, пытаясь понять, что же в нем поменялось, но ничего не шло в голову. Решив, что она подумает над этой задачей позже, она повернулась в сторону источника веселья и музыки и осторожно обняла человека крылом.

Теплый ветер трепетал гриву и волосы двух существ, временами заставляя человека убирать их в сторону.

— Знаешь, я ведь все еще не подарила тебе свой подарок. С этими словами она повернулась к нему и дотронулась губами до его лба, позволяя магии окутывать их тела. — Я хочу даровать тебе защиту от солнца и света, если оно так губительно для твоего тела.

Но стоило ей закончить говорить, как парня пробил кашель, и с каждым разом изо рта человека вырывались клубы странного дыма, после чего он упал на землю. Удивленно посмотрев на него, она коснулась рога, который даже не засветился, и едва она хотела телепортироваться к своей сестре, как появившийся рядом с ней Дискорд прервал ее чары.

— Селестия, не времени. Помнишь, Луна говорила тебе, что она сделала с ним? Кажется, началось.

— Что началось? Его тело исторгает энергию, но я не понимаю причин! Что началось, Дискорд?

Казалось, она сейчас набросится на дух Хаоса, однако ее выдержка заставила тело замереть на месте.

— Нечто неприятное. Я послал весть его табуну и некоторым его друзьям, они скоро будут здесь. Ну-ну, Дэс, потерпи...

Драконикус склонился над человеком, проведя лапами над его телом. Спустя пару мгновений мышцы парня расслабились, но он все еще лежал без сознания.

— Что же ты наделала, Луна...

Казалось, шепот персонификации Хаоса относился к кому-то другому, пока он мрачно смотрел на лежащего без чувств человека...