Опоздавший

Некоторые авторы злоупотребляют глупыми фокусами, чтобы снова предложить читателю лишь классическое попаданчество. - Макс Нетто, доктор технических наук, Филлидельфия

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Необдуманный поступок

Эпплблум хочет стать сильной, что бы помочь своей семье. В этом ей готовы помочь верные подруги. Но путь, выбранный ею свернул совсем не туда, куда она ожидала. При этом задевая судьбы ещё нескольких пони.

Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Диамонд Тиара Сильвер Спун Твист ОС - пони

MLP - Столкновение измерений

Космос. Он поистине огромен. В нем проживают самые удивительные существа, среди которых встречаются и простые жители и преступники. А там где есть преступники есть и полицейские. Но однажды самый опасный из них сбежал и захватил полиц. штаб. И лишь семеро смогло уцелеть. Среди них и я. Генерал Джейкоб Старс. Но то измерение в которое мы попали не было похоже ни на одно другое.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Кризалис

Безымянное Чувство

Ты никогда не знаешь что тебя ждёт. Наверное именно в этом и заключается азарт жизни. Эх... Если бы я знал, что преподнесёт мне сегодняшний день, который, кстати сказать, начался так же, как и все предыдущие дни, я бы основательно подготовился...Но Его Величество случай, видимо, счёл нужным не предупреждать меня о своих планах.

Шесть королевств

Когда-то давно (а может быть и в прошлый четверг? О_о) кланы Эквестрии воевали друг с другом за господство на территории всех шести королевств…

Другие пони ОС - пони Дискорд

Ради Науки!

Твайлайт получает от Принцессы Селестии на исследование цветок ядовитой шутки необычного розового цвета. Обычный осмотр не выявляет в цветке ничего необычного, и она решает, что Флаттершай будет отличным подопытным, чтобы испытать на себе действие этого таинственного растения. Эффект оказывается довольно... неожиданным. Длиной около фута, если вы понимаете...

Нет границ, есть препятствия

Быстро написал, пока не ушло вдохновение. Если хотите могу попробовать это превратить в полноценный рассказ. А пока что вам на 5 минут. Не судите строго :D

Другие пони

Дружба — Это Оптимум: Всегда Говори Нет

Буквально через несколько лет после того, как загрузка в "Эквестрию Онлайн" открылась для широких масс, на Земле осталось меньше сотни тысяч людей. Благодаря чрезвычайно сильной харизме и необычайной хитрости, СелестИИ удалось склонить к этому всех, кроме наиболее упёртых индивидов. Но даже эти люди могут принести ей пользу, и Селестия уже давно с интересом наблюдает за одним из них. Конечно же, до полной загрузки Земли осталось ещё немало времени, но и сейчас у ИИ есть множество поручений этому человеку, которые заставят его побегать...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Вечер первого снега

Снег... Белые небесные хлопья несут вниз стужу и радость, разнося о прибытии зимы свою многоголосую весть. И именно в этот момент стоит задуматься о том, что мы, по сути, даже и не замечаем...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Алоэ и Лотус: скучный день

Алоэ и Лотус скучают, ведь сегодня в спа нет клиентов. Но когда появилась Рарити и обнаружила, что ей не с кем побеседовать во время процедур, она завязала разговор с хозяйками салона.

Рэрити Флэм

Автор рисунка: MurDareik
Глава 4. Понимание Глава 6. Взгляни вперед

Глава 5. Мы можем понять

Глава 5.1 Ясная ночь
Иногда, необходимо просто поговорить, что бы понять — проблема не стоит и выеденного яйца.
Подглава 5.1 Ясная ночь (18+)
Их тяга друг к другу зародилась ночью, ночью же да обретут они друг друга.
(Да ладно, кому-то все еще нужно описание к главе, помеченной (18+)? Если да, то я вас искренне уважаю.)
Глава 5.2 Восход
Возникают связи, которые не разорвать, ибо не создано еще оружие, разрезающее души. Сны... Они всегда возвращаются, ибо ночь — их время.
Глава 5.3 Новый день
Связь создана, и старшему аликорну это не по нраву. Гнев человека, вспыхнувший вновь, угаснет быстрее, чем кажется на первый взгляд. А пока Луна будет изъясняться с сестрой, у Дэса и Твайлайт будет возможность провести день вместе. Кстати — бойтесь библиотек.
Подглава 5.3 Новый день (18+)
"Они будут уставшими, Селестия, не буди их раньше полудня."
Глава 5.4 Мы будем рядом
Приятное пробуждение сменилось неприятным известием, "к нам едет ревизор". Хотя, он уже давно тут и ждет Дэса на проверку боевых качеств человека, но что-то пошло не так... Интересно, вспомнит ли он свои слова, сказанные принцессе Селестии на башне? Это будет не просто.
Глава 5.5 Простите меня...
Иногда у нас нет времени на эти слова. Иногда мы спешим, иногда мы уже успели.

Глава 5.1 Ясная ночь

Сказка, старая, как время...

Ночь властвовала над Эквестрией, яркие звезды напоминали россыпь драгоценных камней, брошенных на дорогой шелк. Столица спала сном трудяги, чей день был полон хлопот. По тихим улицам изредка ходили патрули городской стражи, что было скорее традицией, которой все неукоснительно следовали. Все дома смотрели слепыми провалами занавешенных окон на пустынные улицы, и лишь на балконе принцессы Луны горела одинокая свеча, невидимая со стороны города.

— Прости нас... Обе аликорночки прижимались ко мне с боков, укрывая нас крыльями. — Я понимаю... Мы вели себя так, будто нам не хочется к тебе приближаться, и из любого другого табуна жеребец давно дал бы нам понять, что такое неприемлемо.

— Хотел бы я посмотреть на того самоубийцу. Я задумчиво посмотрел на звезды, когда обе кобылки вздохнули.

— Вот потому у нас и не было никого до тебя. Великие диархи, юное дарование... И никого, кто обнимет дома и укроет от всего. И я... Мы явно начали вести себя, как..

— Ладно, хватит. Произнес я, положив палец на губы оправдывающейся Твайлайт. — Но может быть, во имя всего, вы сможете хоть когда-нибудь честно ответить мне, любите ли вы меня по-настоящему?

Секунды, длящиеся, казалось, вечность. Два странных создания рядом со мной. И этот блеск в глазах, когда они подняли головы, глядя на меня.

— Мы можем ответить сейчас. Мы любим тебя. Произнесли они одновременно, обнимая меня и уткнувшись мордочками мне в грудь. Тихий плач и бессвязные слова заставили меня прижать их к себе покрепче и поцеловать сперва одну, затем другую пони.

— Вы меня сведете в могилу, любимые мои. И хватит плакать, представьте себе, что о вас сказали бы подданные, две взрослые, милые кобылки, а ведут себя как жеребята, когда дело касается любовных дел. Ай-я-яй. Я погладил уже слабо улыбающихся кобылок по гриве. — Даже хуже жеребят.

— Со своей стороны я пообещаю вести себя чуть более терпимо к пони и не угрожать идиотам. Наверно.


— Она спит. Голос за моей спиной казался бы непривычно мягок для подданных, но я больше привык к нему, чем Королевскому Гласу. Ведь ночь приятна своей тишиной, не так ли? Не поворачиваясь к Луне, я взял бокал с рядом стоящего столика и задумчиво пригубил вино.

— Странно то, что пони предпочитают сидр. И то, что вы быстрее пьянеете. Посмотрев на небесное светило через стекло бокала, сделал еще глоток. Подошедшая Луна села сбоку от меня и положила голову мне на плечо.

— Забавно, когда ты сидишь, ты оказываешься намного меньше, чем в обычном положении. Помолчав, она тихо добавила. — Любимый..

Я отставил бокал в сторону и повернулся к Луне, поцеловав её в губы. Передать такие ощущения словами мне не получится, потому я отбросил мысли и просто наслаждался тем, с какой нежностью отвечала принцесса, прижимаясь ко мне. Ощущая, как бешено бьется её сердце, я отодвинулся, прервав поцелуй, что бы повернуться к ней лицом и нежно провести пальцем от рога до кончика носа. Аликорн забавно фыркнула и медленно приблизилась вплотную, заставляя меня откинуться на перила балкончика, после чего приблизила мордочку к моему уху и тихо шепнула.

— Я тебя люблю. Ее теплое дыхание приятно пощекотало ухо, когда она произнесла это. Опустившись на мои вытянутые ноги, Луна оказалась на одном уровне со мной, чем она воспользовалась, снова начав исследовать мой рот своим язычком. Дразня ее, я начал гладить аликорночку между крыльев, заставив крылья медленно распахнуться от удовольствия. С видимой неохотой оторвавшись от меня, кобылка посмотрела на меня, переводя дыхание.

— Пойдем внутрь. Здесь прохладно и ты можешь простудиться.

— Там Твайлайт. Хитро улыбнулся я.

Вернув мне хитрую улыбку, Луна встала и направилась к двери, покачивая крупом.

— Она спит в своих покоях принцессы. А ты ночью должен быть тут, как королевский ночной страж, как ты и сказал в тронном зале. Смущающаяся аликорночка нерешительно переступила с ноги на ногу. — Может быть.. Ты сегодня будешь спать со мной?..

Подглава 5.1 Ясная ночь (18+)

Быстро дойдя до кровати, Луна нырнула под одеяло, с интересом глядя на меня. Расстегнув фибулу плаща, я аккуратно повесил его на стул, туда же отправились куртка, штаны и ботинки. Оставшись в белье, я бросил взгляд на зеркало шкафа.

Метр восемьдесят, еще сильнее отросшие темные волосы, яркие глаза цвета морской волны (наверно единственное, что вообще выделяло меня среди людей), обычное тело, может чуть менее грубые руки, чем можно было ожидать от моей работы... "Увидь меня Луна рядом с другим человеком, вряд ли посмотрела бы на меня."
— А так ты выглядишь более гармонично. Послышалось со стороны аликорночки, зарывшейся под одеяло и теперь смущенно разглядывавшей меня. Улыбнувшись, я лег в кровать и стянул с покрасневшей кобылки одеяло.

— Нечестно, что я не могу смотреть на тебя. С этими словами я провел рукой по её боку, касаясь крыльев, после чего нежно погладил по бедру. Кобылка осторожно отвела в сторону мою руку, после чего отобрала уже мою часть одеяла, медленно скользя по мне взглядом. Решившись, что было явно написано на ее мордочке, она придвинулась ко мне вплотную и начала медленно изучать мое тело уже губами. Ощущения были, как от прикосновения шелка. Лежа на боку, я опирался на локоть левой руки, в то время как правая медленно скользила по телу партнерши, касаясь чувствительного участка спины между крыльями. После того, как она приподняла крылья, я обхватил Луну обеими руками, начав гладить нежную внутреннюю часть крыльев, заработав в качестве награды долгий поцелуй и довольный вздох принцессы. Приподняв ее так, что бы она полностью легла на меня, я провел рукой вдоль тела, дразня ее и медленно поглаживая тяжело дышащую партнершу.

— Перестань.. Простонала Луна, нетерпеливо поерзав на мне.

— Неужели ты завелась с таких невинных шалостей? Ткнувшись в шею носиком и пробурчав что-то на тему невинности, она впилась губами в шею. "Засос будет." Отстраненно подумал я, опускаясь руками к уже нетерпеливо метавшемуся хвосту, после чего пальцы прошлись по уже мокрым губкам принцессы, вызвав еще один стон, когда палец скользнул внутрь. Оторвавшись от шеи, Луна немного приподнялась, что бы посмотреть мне в глаза. Взгляд, в котором смешивалась любовь, радость, смущение и похоть говорил о том, что ей этого явно мало, потому свободной рукой заставил ее наклониться, что бы снова поцеловать и продолжил гладить и исследовать влажную сжимающуюся пещерку.

— Мне уже становится неудобно лежать. Что-то явно упирается мне в живот!.. Задыхающимся голосом произнесла кобылка, после чего подалась вперед, слезая с моих пальцев, и ловко повернулась ко мне крупом. Отодвинутый в сторону хвост словно приглашал полюбоваться видом, в том время как она сама стянула с меня трусы.

— Ну вот, наконец я могу полностью тебя рассмотреть. И как... Даже по голосу можно было определить, что она опять покраснела. — И как обычно вы это делаете?..

Приподнявшись, я нежно провел языком по губкам, заставив ее крылья распахнуться на всю длину.

— По разному. Но позволь мне сперва тебя разогреть. Прижавшись к ее щелке, я вновь медленно провел языком по губкам, с каждым разом усиливая напор и удерживая круп руками. Когда язык скользнул внутрь, передние ноги аликорна подогнулись, после чего уже настала моя очередь восстанавливать дыхание, когда она решила вернуть мне ласки, погрузив член в ротик. "Да, а длинный язычок это кру-уто." Нащупав кончиком языка какой то бугорок, я начал уделять ему больше внимания, вызвав приглушенные стоны, когда внезапно по телу кобылки прошла дрожь, а ее влагалище сжалось, заставив ощутить вкус ее соков, усиленный, казалось, вдвое. Выпустив член изо рта, она громко (для обычного голоса) вскрикнула, а ее крылья звучно схлопнулись.

Ноги совсем перестали ее держать и Луна, тяжело дыша, устало опустилась на меня.

— Слава Высшему, ты отослала стражей от двери... И не вспомнила про Королевский Глас.

— Надеюсь, тебе хоть немного понравилось. Смущенная кобылка медленно перевернулась так, что бы ее мордочка оказалась рядом с моим лицом.

— Гхм, я удивлен, что вообще сдержался. Кое-кто явно интересовался теорией. С этими словами я начал медленно гладить ее гриву, которая сейчас не вилась по воздуху, а чудным покрывалом укрывала спину аликорна. Можно было ощутить, как бьется ее сердце, когда она прижимается ко мне.

— Ну... Да, и еще я изучила некоторые тома.. Прервав ее на середине фразы поцелуем, я вновь опустил руку вниз, поглаживая ее губки и ощущая, как кобылка опять начала нетерпеливо елозить крупом, не решаясь просить меня о чем то.

— Тогда давай усвоим главный урок. Я — не жеребец-пони, и в постели нет определенно-главного. Как и секретов, хорошо, любимая?

Кивок и радостный взгляд, которым она меня одарила, был мне ответом, после чего смущающаяся аликорночка приподнялась, устраиваясь так, что бы ее губки скользили по стволу моего достоинства.

— И все таки, как вы, люди, это делаете?

— Ну, можно и так, как ты сидишь, можно наоборот. С этими словами я перекатился так, что бы Луна лежала подо мной. Перенеся вес на локти, я постарался не задеть распахнутые крылья и отодвинулся назад, наслаждаясь видом лежащей подо мной принцессы, после чего медленно вошел в нее, глядя ей в глаза.

Пони этого мира были меньше, чем существа с Земли, потому и там они были немного меньше, что развеяло мой страх насчет того, что в постели я буду бесполезен. Главным доказательством послужил громкий стон и ощущения влагалища, сжимающего меня и не выпускающего обратно. Обняв меня передними копытцами и прижав к себе, Луна прошептала.

— Дэс, любимый..

Передвинув руки так, что бы иметь возможность обнять ее в ответ, я заключил ее в объятья и начал медленно двигаться, ощущая, как принцесса вздрагивает от новых ощущений и постепенно начинает двигаться мне навстречу. С каждым движением я все хуже владел собой, теряя голову и стараясь как можно глубже войти в нее, подбадриваемый бессвязными стонами и криками. Ощущая, как она сжимает меня внутри, я ускорился, и после нескольких мощных и грубых толчков я выплеснул в нее семя, одновременно с этим, неожиданно для себя, слегка укусив ее за шею. Издав от неожиданности тонкий вскрик, кобылка сжалась от оргазма, ее крылья снова схлопнулись, обнимая нас обоих.

Когда мы наконец пришли в себя, я отодвинулся от Луны и провел рукой по шее. Слава Высшему, я не нанес ей вреда.

— Все хорошо? Спросил я, поглаживая ее шейку, и стараясь поймать ее взгляд. — Прости, не знаю, с чего это я.

— Это было.. Не описать. А ощущения от твоих зубов очень подстегивают. Аликорн выглядела пьяной от удовольствия и с любовью посмотрела мне в глаза, вытянув перед собой передние копытца. Рассмеявшись, мы обнялись и я лег на спину, в то время как Луна устроилась так, что бы верхняя ее часть покоилась на моей груди, укрыв нас крыльями.

Вскоре в комнате диарха было слышно лишь тихое дыхание двух существ.

Глава 5.2 Восход

Мир, где есть магия, как мечта — все стремятся, но лишь немногие её достигают.

Я проснулся от того, что перестал ощущать приятную тяжесть на груди. Открыв глаза, я встретился взглядом с аликорном.

— Время опускать луну. Пойдем. Кивнув, я встал с кровати и надел белье, чем вызвал смешок со стороны кобылки.

— Что? Там прохладно. И еще не хватало, что бы меня кто-то еще увидел. В таком виде. С этими словами я взял прислоненную к стене косу и плащ, после чего вышел на балкон вслед за Луной.

Тихая ночь, застывшая над Кантерлотом, лучше всего отображала умиротворение, царившее в моей душе. Закинув мягко мерцающую косу на плечо, я задрал голову и смотрел на сияющие звезды. Кстати, на улице было тепло, потому я не пожалел о том, что не взял что-то еще кроме плаща и, в принципе, самих трусов.

— Луна. Произнес я, сделав ударение на последний слог. — С нее пропала твоя тень! Почему?

— Потому что ее и так видели лишь мы с тобой. Я не стала тебе говорить, дабы не напугать. Признаюсь, я сама была удивлена первое время, когда поняла, что для всех остальных подданных луна выглядит иначе. А потом появился ты. И когда ты сказал, что видишь тень Найтмер Мун на поверхности моей темницы, я обрадовалась. Тихо рассмеявшись, Луна подошла ко мне и прижалась боком. — Это значило, что я все-таки не схожу с ума. А сегодня я, наконец, вижу ее такой, какой видела тысячу с чем-то лет назад. Может быть, тебе стоит изменить свой знак гварда? Ты ведь попросил изобразить мою тень на нем, пусть и в облике Найтмер Мун.

— О нет. С этими словами я погладил ее по голове, после чего наклонился вперед и аккуратно поцеловал основание рога. — Это тоже часть тебя, и я, как твой страж, буду хранить ее.

Аликорн улыбнулась мне, после чего посмотрела на небо. Жалея о том, что я не художник, я постарался запомнить эту картину — красивое создание с темной шерсткой, показавшейся мне черной при первой встрече в палате, распахнутые крылья, скрытая сила и... Надежда. Надежда и любовь, которую я мог видеть в стоящей передо мной пони, когда она снова повернулась ко мне и, мягко схватив за плащ, подтолкнула к перилам балкона. Сев на плащ спиной к остальному городу, я смотрел как рог принцессы засветился. Опускать ночное светило наверняка было не такой уж простой задачей и груз большой ответственности лежал на плечах Луны. "Они не должны быть одни." Подумал я, когда неожиданное чувство пронзило все мое существо. Я быстро встал и подошел к Луне, после чего положил руку на светящийся рог, как будто я точно знал, что нужно делать. Сияние тотчас усилилось, а я ощутил, как сквозь нас проходит магия аликорна, лунная магия, то, что звало меня после этой ночи с ней, мы словно обменялись частицами друг друга. Спустя мгновение рог Луны перестал светиться, а я упал на колени. Было ощущение, что я отмахал несколько километров на одном дыхании, все мышцы болели. Луна, напротив, выглядела как обычно, кроме небольшого испуга, который она пыталась скрыть, стараясь растрясти меня.

— Дэс, ну очнись же! Ты в порядке? Казалось, она вот-вот готова заплакать. Шумно втянув воздух, я поднял руку.

— Да, дорогая, подожди. Откинувшись назад, я смотрел на небо. Ночь и луна. Теперь я чувствовал их. Я чувствовал их как часть себя, как часть Луны. Ощущение, будто я теперь скован тонкой цепочкой не только с одной из любящих меня кобылок, но и с магией, что текла сквозь нее. Я не обольщался — в самой магии я, как и должно человеку, был и оставался дуб дубом.

— Прости, не знаю, что меня подтолкнуло к такому. Я не навредил тебе?

Со вздохом облегчения аликорн немного отошла назад, после чего сердито уставилась мне в глаза.

— Нет! Но ты меня очень сильно напугал! Сама магия, которую я использовала, она не опасна. А вот из-за твоей реакции я чуть инфаркт не получила! Пытаясь скрыть испуг за злостью, она ткнула меня правым копытом в грудь. Должен признать, я этого явно заслужил, но, решив доигрывать до конца, я состроил невинное лицо, за что получил еще один тычок.

— Меня ты этим не обманешь!

— Ладно, ладно, сдаюсь, хватит!!! Расхохотался я, когда она бросилась на меня, умудряясь попадать копытцами в бока так, что бы вызвать щекотку. — Блин, как вообще можно щекотать копытами?

— Очень прос.. На середине фразы я быстренько перевернул ее ножками вверх и начал щекотать в ответ. Оказалось, что даже у аликорнов чувствительные животы. Побарахтавшись так некоторое время, мы устало легли на пол балкона.

— Простудишься. Лениво заметила принцесса, накрывая меня крылом. Прикосновение перьев к голой коже вызывало приятное ощущение, вкупе с желанием "завернуться" в крыло как в одеяло. Увы, площади крыла хватало только на то, что бы частично укрыть меня. Чувствуя, как закрываются глаза, я встал и взял на руки Луну, заставив ее от неожиданности засучить ногами.

— Эй!

— Не нравится? Поинтересовался я, заходя в комнату. Что странно, при всей своей физической силе сами по себе пони весили мало, даже аликорны. Ну, может Селестия, при своем росте, весила побольше, чем другие аликорны, и уж тем более обычные пони, но я думаю, что смог бы поднять ее.

— Ммм... Протянула Луна, ее хвост пару раз медленно качнулся, задевая мои бедра. — Необычно, но мне нравится. Думаю, я к такому способу движения быстро привыкну. После того, как я положил ее на кровать, она потянулась всем телом, лукаво улыбаясь. — А что, надо будет вписать это в обязанность моего стража.

— Но-но! Погрозил я пальцем своей временами вредной кобылке. — Ножками, ножками, принцесса, а то это войдет в моду и жеребцы по всей Эквестрии будут поминать меня недобрым словом, когда их пары или табуны будут клянчить у них такое.

Скинув плащ и поставив у стены косу я с удовольствием нырнул под одеяло, прижавшись к Луне.

— Вот уж не думал, что привяжусь к кобылкам. Поцеловав довольную аликорночку, я обнял ее и закрыл глаза.


Оказавшись на улице города, я удивленно посмотрел по сторонам.

— Как это возможно? Мимо меня шли люди, погруженные в свои заботы, ехали машины, стоящий на перекрестке полисмен что-то объяснял туристам с большой картой города в руках. Меня пробила нервная дрожь, я быстро осмотрелся, стараясь понять, что произошло, когда внезапно услышал отчаянный крик.

— Дэс! Где ты?!

Обернувшись, как ужаленный, я бросился в ту сторону, где меня позвали эквестрийским именем. Посередине проезжей части стояла Луна, беспомощно топчась на одном месте. Мимо нее быстро проезжали машины, чудом не задевая пони. Быстро перебежав дорогу, я подхватил ее на руки и вернулся на тротуар. На нас поглядывали прохожие, решив, что я выгуливаю необычного питомца и просто не углядел за ним. Слава Высшему, Луна не раскрывала крылья, а рог можно было списать на украшение. Впрочем, мне было плевать, я осмотрел аликорна, и не найдя никаких ран, прижал к себе.

— Ты как, в порядке?

— Д-да. Просто... Неожиданно.

— Это хорошо. Дорогая, а как мы здесь оказались? Господи, мы что... в моем мире? С ужасом произнес я, глядя по сторонам.

— Нет, Дэс. Я так понимаю... Мы в твоем сне. Стоп! Теперь ты снова видишь сны! Радостно подпрыгнув она бросилась мне на грудь, чуть не сбив на землю. Правда, спустя пару секунд ее лицо вновь исказилось испугом.

— В чем дело? Быстро спросил я, наклонившись к ней. Помахав копытом перед собой, повелительница снов растерянно посмотрела на меня.

— Я не могу управлять этим сном. Он построен как-то... Иначе.

Внезапно она начала принюхиваться ко мне, после чего растерянно уставилась на меня.

— Зато ты теперь можешь управлять своими снами. Но ты ведь когда то говорил, что люди почти не властны над ними!

Настал мой черед удивленно посмотреть на кобылку, после чего я для пробы щелкнул пальцами, пожелав оказаться с Луной в каком-нибудь лесу. В ту же секунду нас окутал серый туман, когда он рассеялся, мы с ней оказались в лесу. Я сразу узнал его — это был место, где я играл, будучи ребенком, когда отправлялся погостить к бабушке.

— Ну надо же... Ошарашено произнес я, встретившись взглядом с пони.

— Кажется, мы все-таки повлияли друг на друга. Сильней, чем могло показаться. Аликорн казалась не менее озадаченной, чем я сам. — Ты у нас стал вроде как повелитель снов. Правда только своего. Хихикнула принцесса. — Зато теперь ты можешь показать мне свой мир, а мне не придется силой прорываться к тебе. Ну, если ты сам будешь впускать меня в свои сны.

— Обязательно. Я улыбнулся и взъерошил ей гриву.

Глава 5.3 Новый день

Понедельник — день тяжелый.

— Сони, пора вставать! Веселый голос вырвал нас и сновидений и заставил меня неохотно открыть глаза. Стоявшая передними копытцами на моей груди лавандовая аликорночка с изрядной смесью ехидства и радости смотрела на то, как я пытаюсь проснуться.

— Именем Высшего, Твайлайт, дорогая, зачем будить в такую рань?

— Сейчас уже двенадцать часов дня. Она недоуменно приподняла бровь, выражая всем своим видом готовность к предстоящему дню.

— Всего лишь двенадцать? Простонал я, после чего вытянул руки, обнял бывшую ученицу Селестии и прижал к себе. — Когда я говорил, что я сова, это не значило, что я готов вставать в полдень, подобно Алоувишесу. Упершись копытцами в кровать, Твайлайт безуспешно пыталась вырваться из объятий.

— Нечестно!

— Терпи, не будешь будить несчастного человека по выходным. Перестав вырываться, она выразительно посмотрела на нас с Луной.

— Несчастного? Вы знаете, что мне пришлось накладывать барьер тишины на вашу комнату, несчастные? Или может быть вы стонали от полученных ран? Причем, судя по всему, (ехидства на ее мордочке хватило бы на передозировку целой стаи ехиден) принцесса Луна вообще была при смерти.

— Было так слышно? Если бы со стыда можно было сгореть, то рядом со мной и Твайлайт уже давно полыхало бы пламя, некогда бывшее ночным диархом Эквестрии.

— Нет, когда кое-кто отправил меня спать, я сразу установила полог.

— Интриганка, то есть ты точно знала, чем мы тут займемся.

— Ну разумеется. Произнесла Твайлайт, недоуменно склонив голову на бок. — Я читала в книгах, что сперва должна быть первая кобылка в табуне... Ой.

На замолчавшую волшебницу в упор смотрели две пары глаз. Сделав еще несколько слабых попыток вырваться, она прикрыла мордочку крыльями, ожидая нагоняя.

— Луна, то есть нас вчера ммм... свела ученица твоей сестры и вроде как вторая кобылка в этом табуне, я правильно понимаю?

— Я так понимаю, да. Ответила та, задумчиво покачивая правым копытцем в воздухе. Никто не злился на чересчур начитанную библиотекаршу, понимая, что постоянное сидение за книгами и выливается во что-то подобное. Показав глазами на Твайлайт, я бесшумно клацнул зубами, изображая укус. Хитрая улыбка расплылась по мордочке аликорна и спустя секунду вторая лавандовая аликорночка от удивления подпрыгнула с громким "Ай!" (благо я уже ее не держал), держась за круп одной ногой.

— Что я могу сказать, не помню, что бы я кого-то кусала до этого. Произнесла Луна, не обращая внимание на взгляды, которые метала в ее сторону Твайлайт. — Но мне определенно понравилась. Добавила она и рассмеялась, когда "жертва" отодвинулась от нее, спрятавшись за меня.

Обняв обеих уютно приткнувшихся ко мне пони, я счастливо улыбнулся. Что может быть лучше? Явно не стук в дверь, от которого уже мы трое синхронно подпрыгнули. Голос стража, раздавшийся за дверью, заставил градус настроения понизиться еще на несколько делений.

— Принцесса Луна, принцесса Селестия просит Вас явиться на астрономическую башню замка.

Закатив глаза, искомая принцесса недовольна поморщилась, вставая с постели.

— Мы скоро будем готовы. Ответила Луна, делая такой знакомый по моему миру "фейсхуф". Молча ткнув копытцем в сторону моей одежды, Твайлайт вышла на балкон и оттуда телепортировалась. Я последовал ее совету, и, быстро одевшись, первым вышел из комнаты, заставив стоящего посыльного удивленно посмотреть на меня. Посторонившись, я позволил аликорну выйти из спальни и последовал за ней, стараясь находиться слева от нее, как и подобает стражу. Идя пустынными коридорами, все трое сохраняли молчание, и, когда мы достигли двери, ведущей на лестницу в башню, Луна приказала стражу остаться у двери, в то время как мы начали подниматься по ступеням. К концу лестницы я искренне завидовал Твайлайт и ее умению перемещаться в пространстве. Ну и еще поминал недобрым словом дневного диарха, которая наверняка спокойно взлетела наверх, в то время как Луна вынуждена идти пешком из-за меня. Дойдя до конца лестницы я уже созрел для переворота и немедленной казни Селестии. Луна вышла на площадку и я, разумеется, последовал за ней. Стоящий у телескопа диарх что-то увлеченно выискивал на дневном небе, не слыша, как мы забрались наверх, что вполне могло быть правдой — на вершине башни было весьма проблематично разговаривать из-за порывов ветра. Оторвавшись от окуляра телескопа Селестия восстановила ту часть барьера, что закрывала верх башни, после чего повернулась к нам.

— Добрый день Дэс, и тебе, сестренка. Произнесла она, переводя взгляд с меня на принцессу. — Я позвала вас для очень важного разговора. Вообще то я хотела поговорить и с Твайлайт, но она впервые отказалась выполнять мою просьбу, понимая, о чем мы будем говорить.

— И о чем же? В принципе, я поинтересовался просто так, прекрасно понимая, что разговор пойдет о нас, и не ошибся.

— Я хочу поговорить о вас троих. О том, чем и кем вы стали друг для друга.

— И что же в этом такого? Сразу взял быка за рога, сделав шаг вперед. — Или же в Эквестрии существуют законы на межвидовые пары и табуны? Послушай, Селестия. Со злостью произнес я, неосознанно стискивая древко косы. — Сколько уже можно видеть во мне хищника, не стараясь увидеть там живое существо? Ваши стражи, воины, которые должны быть выше суеверий, смотрят на меня, как будто я собираюсь съесть кого то. Почему ты, существо, которому больше тысячи лет, не можешь наконец понять, что даже хищник может полюбить?! Отвечай, Селестия! Забывшись, я сжал пальца левой руки как птичью лапу и вцепился в середину груди сидящего передо мной аликорна. Впрочем, я так же стремительно остыл и опустил руку.
"Что-то я явно перенервничал после инцидента с тем стражником."
— Вы такие забавные существа, жители Эквестрии. Я невольно рассмеялся, глядя в глаза бессмертному созданию. — Разные, иные. И при всех глупостях, что вы творите, на вас невозможно злиться долго. Посмотри, принцесса, ты, почитаемая чуть ли не как богиня, сейчас стоишь передо мной, беспокоясь за свою сестру, ученицу и весь свой народ, ты опасаешься меня из-за того, что я иной, я даже более иной, чем существо Хаоса, который все таки поддался на вашу наивность и стал другом одной из вас. Да, я хищник, более того, я пришел из мира, где наивность и доброта — это повод втоптать "слабого" в грязь. А я ведь доказал, что при всем этом я скорее умру, чем позволю чему-то серьезному случиться с этим королевством и его принцессами.

Протянув руку, я притянул к себе мордочку Селестии и, оставив на ее губах короткий поцелуй, улыбнулся солнечному диарху.

— Я — Королевский Ночной Гвард, Селестия. Мне все равно, что будут думать обо мне все жители этого мира, но я у меня перед этим миром должок. Отвернувшись от принцессы, я подошел к началу лестницы. — Мне подарили вторую жизнь и любовь. За такой подарок человек отдаст все.


— Неужели принцесса Селестия передумала?

— Нгнм. Попытался сказать я, прожевывая эклер. Проглотив лакомство и запив его чаем, я вернулся к диалогу.

— Нет, Твайлайт, то есть, она смирилась с тем, что мы теперь вроде как табун, но она попросила Луну скрывать это как можно дольше. Не удивлюсь. Я прервался, что бы взять еще один эклер. — Не удивлюсь, если она сейчас стоит над душой Луны и уговаривает ее вообще оставить все в тайне.

— И между прочим, целовать ее было не обязательно! С этими словами Твайлайт закрыла рот копытцем и оглянулась по сторонам. На ее слова никто не обратил внимание — в парке было не так много посетителей, потому мы решили провести день тут, пока Луна мужественно сражалась с сестрой на тему наших отношений. Дожевав вкусняшку, я с довольным видом лег на спину, положив руки под голову.

— Я бы с удовольствием поддержал Луну, но это тот вид беседы, когда старшая сестра распекает младшую за какой то косяк, не думаю, что я там был бы к месту.

— О да. Хмыкнула лавандовая аликорночка, потягивая чай из чашки, которую она левитировала перед собой.

— И кстати. Ревнуешь? Поддел я ее с хитрым выражением лица, за что получил пустой сумкой по голове.

— Дэс, иногда ты бываешь просто непереносим!

— Не правда, я основательно так похудел с момента прибытия. Я поелозил на покрывале, устраиваясь поудобней, после чего получил сумкой еще раз. Твайлайт вздохнула с безнадежным видом, уже не пытаясь что-то сострить в ответ, после чего с помощью магии положила сумку на место. Пошебуршив чем-то во второй сумке, она улеглась рядом со мной и зашелестела страницами книги.

— Ты и на пикник их берешь? Быстро перевернувшись на живот, я посмотрел на пожелтевшие страницы фолианта. — И как ты спину себе не надрываешь, сказала бы мне, я бы понес.

Смущенно улыбнувшаяся аликорночка пододвинула книгу так, что бы я тоже мог участвовать в чтении.

— Мне не тяжело.

— Ну да, при том, что вы меньше меня, все пони удивительно сильные создания. И вы весьма гармоничны в свое силе. Земные пони самые сильные и выносливые, пегасы уже менее сильны, так как имеют преимущество в полете, в то время как единороги по силе и выносливости стоят внизу "лестницы". Но их преимущество в магии часто переплевывает все остальное. Слушай, чуть не забыл.

Одна мысль пришла мне в голову.

— Ведь ты не изначальный аликорн, стала ли ты сильнее и выносливей после превращения?

Задумчиво почесав копытцем затылок, Твайлайт неуверенно произнесла.

— Я... Не думаю. То есть, я теперь могу летать, и, наверно, могу быть такой же сильной, как и земная пони, но, понимаешь, таланты и магия аликорнов не требует особой силы. Ну, может только надо научиться летать. Как ты помнишь, два не изначальных аликорна, я и моя няня, были единорогами, потому после превращения мы не особо тренировались в физической силе, а больше обучались магии. Мне повезло больше, магия — это мой талант, а вот Кейденс, как она рассказывала сама, пришлось немного попотеть. Потом она стала моей няней, а дальнейшую историю ты и так знаешь.

Согласно кивнув, я невидяще уткнулся в книгу и задумался над тем, как бы провести день, забив на "важные" дела. Судя по всему, Твайлайт думала о том же, потому как все так же смотрела в книгу, не переворачивая страницы. Оглядевшись по сторонам и не увидев никого, что гулял бы в этой части парка, а аккуратно погладил волшебницу за ушком, вырвав ее из задумчивости и заслужив смущенную улыбку. Придвинувшись вплотную ко мне, аликорн укрыла меня крылом, подобный жест явно был неким табу на публике для крылатых существ, потому как она покраснела и потянулась ко мне. Приобняв кобылку за шею, я осторожно поцеловал ее в губы, думая ограничиться этим, но бывшая ученица Селестии подалась вперед и я ощутил, как ее язык коснулся моих губ и я ответил тем же... Когда мы наконец оторвались друг от друга, тяжело дыша, я порадовался тому, что Твайлайт выбрала уединенный угол кантерлотского парка, так как промаршируй мимо нас половина жителей столицы, мы бы никого не заметили.

— Нам явно нужно думать о том, где мы целуемся, до того, как о нас узнают остальные. Впрочем, я подумываю возвести домик на окраине леса, и может, вы сможете меня навещать, разве нет?

— Думаю, да. Довольная пони забралась мне на спину, как маленький жеребенок. — Какие планы на остаток дня?

— Дай пораскинуть мозгами... С этими словами я поднялся на ноги, придерживая Твайлайт за задние копытца. Передними она обхватила меня за шею и раскрыла крылья для равновесия. — Была идея провести его с одной умной и милой кобылкой. Она абсолютно неадекватна при всем своем уме, раз начала ходить на свидания со страшным уродливым хищником челове... Ай! Не кусайся! Ухо то тут при чем?

— При том. Практически мурлыкнула мне в ухо лавандовая аликорночка, проведя по нему язычком. — Что бы не говорил о себе всякие глупости.

Судя по всему, Твайлайт уже точно разобралась в своих эмоциях за последнее время, и теперь старалась наверстать то время, пока я был на обучении и охоте в лесу, выказывая свою симпатию и эмоции.

— Что, в таком виде и пойдем в музей? Я слегка подкинул ее, все еще придерживая пони за задние ножки.

— Я бы не против, но давай пожалеем жителей столицы. Я помню, что в твоем мире люди ездят на лошадях, но никак не наоборот.

Взмахнув крыльями, она аккуратно приземлилась на землю после того, как я ее отпустил, и начала телекинезом собирать все, что лежало на покрывале и упаковывать в сумку. Сами же сумки я повесил на плечи, не смотря на уверения волшебницы, что ей не тяжело.

— Слушай, дай мне хоть как-то за тобой поухаживать. Возмутился я, демонстративно не отпуская сумку, которую она с упорством, достойным лучшего применения, тянула на себя телекинезом вполсилы.

— Между прочим, это мы должна за тобой ухаживать! Ответное возмущение кобылки заставило ее усилить напор, хотя мы оба знали, что потяни она магией всерьез — и я вполне мог остаться без руки.

— Что за предрассудки! Я абсолютно точно помню, что у нас парни ухаживают за девушками! Упершись ногами в землю я молился о том, что бы сумка выдержала подобные перетягивания.

— А я — не она! То есть, я не человек. Поправила себя Твайлайт, теряя концентрацию, чем я и воспользовался, повесив сумки на плечо и жалея, что не взял рюкзак, который стянуть было бы чуточку труднее.

— Между прочим, как ты помнишь, никто еще не должен ничего знать о нас, потому это будет выглядеть подозрительно. Из вредности показав язык, я с видом победителя посмотрел на пони.

— Эх, тебя ведь не переубедить, правда? Она явно сдалась и теперь стояла справа от меня. — Куда пойдем?

— Тут неподалеку была выставка, посвященная магическим артефактам, и я подумал, мы могли бы сходить посмотреть. К тому же, ты могла бы рассказать что-нибудь интересное о них...

Зная любовь Твайлайт к магии и обучению, можно было легко понять, что от такого она бы никогда не отказалась.


Медленно идя по длинному помещению музея мы разглядывали выставленные экспонаты, периодически обсуждая самые интересные образцы. В мире людей ученые отдали бы душу за возможность изучить хотя бы парочку амулетов или книг заклинаний, многие из которых имели забавные эффекты, такие как изменение тембра голоса носящего, или книги с магией уборки.

— Между прочим. Я указал на последнее. — Кое-кому явно надо бы подучить их.

— Увы мне. С торжественно-печальным выражением на лице Твайлайт ткнула меня в бедро копытцем. — Эта магия почему-то не работает, этой книге больше тысячи лет, и хотя я находила подтверждения тому, что подобные заклинания существовали, они почему то оказались потеряны для нас. Впрочем, можно убираться и с помощью телекинеза. Жаль только сил уходит намного больше, чем если бы произнести заклинание.

— Настоящая потеря для домохозяек. Кивнул я, вспоминая, с какой неохотой сам занимаюсь уборкой. А ведь приходится — после экспериментов с зельями в доме Зекоры она нередко всучивала мне веник, тряпку и ведро с водой, после чего старалась как можно быстрее покинуть дом, дабы не вляпаться в результаты моих "экспериментов".

— Я заметила, что ты очень интересуешься магией, даже после того, как мы не нашли у тебя никаких способностей. Поэтому ты начал изучать алхимию с Зекорой?

— Ох, не сыпь соль на рану, Твайли. Как ты помнишь, в мире людей нет магии. Ну, почти нет, но это редкое и слабое исключение, и многие века мысли людей были направлены на то, что бы научиться или создать магию. Лично я сам долго время пытался найти хоть что-то, а потом... Стало не до этого.

— И почему же? Твайлайт отвернулась от мягко светящегося ожерелья за стеклом и с любопытством посмотрела на меня.

— Это... Обстоятельства. Стало не до сказок... Может быть, потом расскажу. Я вымученно улыбнулся, после чего посмотрел вглубь музея.

— Ого, это что, оружие? Удивленно спросил я, направившись в ту сторону.

— Жеребцы. Закатила глаза лавандовая аликорночка, следуя за мной.

За стеклами в дальнем конце музея была выставлена коллекция оружия, обладающая какими-то магическими особенностями. Судя по всему, именно к этим экспонатам мало кто подходил — миролюбивые создания не одобряли насилие и не могли восхищаться оружием, как те же люди. Сама по себе коллекция была не так уж велика, но она была, что странно само по себе. К моему некоторому разочарованию там были выставлены лишь копья и алебарды, сделанные для пони. Впрочем, одно копье явно выделялось из общего ряда.

Длинное белое древко было увенчано золотым острием, которое словно перетекало в само древко. Часть острия была богато изукрашена драгоценными камнями с символом солнца. Символ солнца и длина копья навеяли на некоторые ассоциации, а когда я взглянул на табличку под оружием... Не веря своим глазам я вслух прочитал. "Копье Селестии".

— Оп-па. Выдал я, понимая наконец, почему копье отличалось от остальных — она было создано для существа большего роста и размера, чем обычные пони. Копье аликорна.

— Ого. Раздался удивленный голос Твайлайт. — Это что, шутка?

— Н-не знаю. Но я весьма удивлен. Простите, можно взглянуть на копье поближе? Обратился я к ближайшему работнику музея. Набравший в грудь воздуха для отказа единорог обратил внимание на стоящую рядом со мной принцессу, после чего подавился воздухом и быстренько отпер стеклянную дверцу.

— Зачем это тебе, Дэс? Шепотом поинтересовалась пони, когда я начал рассматривать копье поближе.

— Чистый интерес. Несколько раз глубокого вдохнув, я схватил копье.

— И? Удивленно приподняла бровь аликорн.

— Подделка. Я с облегчением убрал руку с древка и закрыл дверцу. — Я уж думал она и правда отдала оружие в музей. В ответ на недоуменный взгляд собеседницы я показал чистую ладонь.

— Не обжегся.

Непонимание с лица Твайлайт пропало через пару секунд, когда она поняла ЧТО за ожог я должен был получить, после чего сердито посмотрела на меня. В ее взгляде читалась часовая лекция, которая меня ожидала, как только мы останемся наедине. Указав на немногочисленных посетителей, я спас себя от распекания на публике, после чего мы вышли из музея.


Небо над столицей оставалось девственно чистым — ни одного облачка, даже намека на возможную непогоду. По улицам Кантерлота спокойно шли пони, иногда останавливаясь в кафе или небольших магазинчиках. Был выходной, и потому большая часть жителей города могли себе это позволить. Ближе к вечеру улицы будут заполнены более светской публикой, будут стучать колеса карет, тут и там будет звучать музыка. Но до этого момента у человека и аликорна было два часа, когда можно было спокойно пройтись по городу, посмотреть достопримечательности, не слыша беспокойное перешептывание расфуфыренной знати за спиной. Гуляющие в это время пони более спокойно относились в пришельцу из другого мира и не выражали каких-либо отрицательных эмоций, кроме любопытства, которое было чертой характера большинства жителей Эквестрии. Больше всего удивлялись, конечно, жеребята, которые с детской непосредственностью подбегали к Дэсу и Твайлайт и задавали какие-то вопросы, после чего быстро возвращались к ждущим их друзьям.

— Дети ведут себя одинаково во всех мирах. Рассмеялся гвард, опираясь на черный посох и глядя в фонтан на площади, где они остановились передохнуть. — Кто еще может подойти к существу другого вида и начать засыпать его вопросами, и при этом быть готовым задать стрекача?

— Ну, это же жеребята, их любопытство объяснимо. И мне кажется, тебе нравится общаться с ними. Заметила Твайлайт, присев на ограждение фонтана, что бы оказаться лицом к лицу с человеком.

— Разумеется, это ведь так забавно наблюдать, с каким интересом они познают мир. И не парятся на тему другого вида, вот только мой рост их конечно пугает, потому приходится всегда садиться или опускаться на колени, иначе большая часть даже взрослых пони ведут себя очень нервно.

— Они привыкнут. Рано или поздно, но привыкнут. В крайнем случае, в Понивилле уже никто откровенно от тебя не шарахается. Еще у тебя есть мы. Мило улыбнулась пони.

— О, да. Человек вернул улыбку, погладив ее по ноге. — Ну что, пошатаемся по городу еще или вернемся в замок? Я уверен, в библиотеке мы найдем что-нибудь интересное.


— А-апчхи!

Подпрыгнувшая от неожиданности Твайлайт опрокинула лестницу, на которой стояла последние пять минут. Благодаря крыльям она удержалась в воздухе, а вот лестница — нет. Встретившись лицом с лестницей, успел перед столкновением поблагодарить провидение за то, что попросил пони не брать тяжелую лестницу.

— Да ладно вам... Успел выдавить я, перед тем как потерять сознание.


— Несите его сюда и кладите на кровать. Отлично, спасибо, ваши услуги больше не нужны. Голос Твайлайт был еле слышен, будто я находился в каком то тумане, пока меня перетаскивали на каких-то носилках. Это я понял по тому, что поверхность, на которой я лежал, немного покачивалась в воздухе. Когда меня положили на что-то мягкое, судя по ощущениям, на кровать, и мы остались одни в комнате, я попытался открыть глаза.

— Это самое короткое пребывание в библиотеке, которое я помню в своей жизни. Я ничего и рассмотреть толком не успел. Через силу простонал я, ощущая тошноту. На лоб легла мокрая тряпка, а на грудь — аккуратное копытце Твай. Внезапно мне стало намного лучше, от неожиданности открыв глаза я встретился взглядом с аликорном. Пылающие зеленым светом глаза.

— Нет! Закричал я, вытянув вперед правую руку и схватив кобылку за рог. Темное сияние сразу же угасло, а вскрикнувшая принцесса упала на спину.

— Глупая.. Пробормотал я, тормоша юную волшебницу, после чего с облегчением вздохнул, когда она открыла глаза.

— Что бы. Я. Больше. Никогда. Не. Видел. Такую. Магию. Раздельно произнес я, обняв этого недоцелителя и покрепче прижав к себе. — И извини с рогом.

— Между прочим, я могла тебя повредить, когда ты остановил магию.

— Меня? Темной магией? Немного отодвинув ее от себя, я ласково поцеловал пони в кончик носа. — Это вряд ли. Не пугай так больше, эта магия — не то, чем ты должна пользоваться!

— Между прочим, это ты меня напугал! Она уже оклемалась и сейчас, нахмурившись, смотрела на меня. — Что, если бы что-то серьезное случилось?

— Ну, подумаешь, сотрясение мозга и шишка. Как будто та же Рейнбоу Дэш не наворачивалась на тренировках. Вряд ли все сразу бросаются в крайности.

Печально посмотрев на меня, пони встала и подошла к окну. Последовав за ней, я сел на пол, дабы не возвышаться над собеседницей.

— Прости. Я понимаю, ты испугалась, но обещай не использовать темную магию по пустякам. Ощущая вину за то, что так резко отчитал ее до этого, медленно погладил Твайлайт по крылу. Развернувшись ко мне, она выпалила.

— Лечить любимого пон... Человека, это не крайность!

Вместо ответа я поднял ее на руки и понес в сторону кровати. В ответ на удивленный взгляд я улыбнулся.

— Уже вечер, все пони идут спать. Или не только спать.

Покрасневшая аликорночка улыбнулась и закрыла глаза.

За окном темнело. Принцесса Селестия опускала дневное светило, давая отдых жителям Эквестрии, хотя активное время в столице только начиналась — разряженные пони направлялись в рестораны, театры и увеселительные заведения. Сам же замок был тих — кроме обычного внешнего освещения его стены не озарялись огнями, как это бывало во время светских приемов и балов. Фигура дневного диарха бесшумной тенью слетела с башни, где она опускала Солнце и направилась в сторону балкона, ведущего в комнату своей бывшей ученицы. Метнувшаяся ей навстречу темная, почти черная, аликорночка отрицательно помотала головой и улыбнулась.

— Им не до тебя. Сегодня ее ночь.

— И ты так спокойно это говоришь? Аккуратно опустившись на землю и дождавшись своей сестры, Селестия направилась в сторону небольшого пруда, скрытого в замковом саду.

— Да, а почему это должно меня волновать? Я понимаю его лучше, чем, возможно, он сам себя. Он... Завораживает. И не только нас с Твайлайт. Дэс скрывает свое мягкое сердце, укрываясь за темными одеждами, называет себя хищником. Между прочим. Уточнила аликорн. — Он всеядный, а не хищник. Да, он отличается от наших подданных, он может впадать в ярость намного чаще, чем кто-либо, его появление здесь — весьма необычно, как и его отторжение светлой магии. Но последнее — не его вина, не его природа. И Дэс первый, кто принял меня, какой я есть. Он принимает меня, понимая, что я жила больше тысячи лет, он чувствует настоящую меня.

Лишь на мгновение маска младшей сестры спала с ее лица, заставляя понять, насколько древним было стоящее перед Селестией существо, как и сама она, но потом перед дневным диархом вновь стояла многим привычная Луна.

— И знаешь что, сестра? Я не знаю, как долго мы сможем быть вместе, сколько ему отмеряно судьбой. Но ЭТУ Луну я точно никогда не забуду и вряд ли сменю. Эта маска дорога ему. Мне. И пожалуйста, не буди их раньше полудня.

Крылья Луны распахнулись перед взлетом.

— Они будут очень уставшими.

Подглава 5.3 Новый день (18+)

— Я смущаюсь. Сидевшая напротив Деса Твайлайт смотрела себе под ноги, ее щеки полыхали, а сама она была готова нырнуть под одеяло.

— У меня никого не было, и все что я знаю о... Ммм, жеребцах, я вычитала из книг.

Человек улыбнулся и, сев слева от нее, провел рукой по ее гриве, прижав к себе кобылку правой рукой. Аккуратно касаясь ее спины он начал массировать позвоночник, стараясь отвлечь молодую кобылку, что у него явно получилось, так она сразу же расслабила мышцы ног и легла на кровать. Делая ей массаж уже двумя руками, он опустился ниже, на круп, минуя эрогенную зону между крыльев — он хотел сперва расслабить партнершу, что бы она не нервничала. "Да уж, к каждой женщине нужен свой подход." Подумал Дэс, мягкими движениями скользя вдоль позвоночника. Когда от удовольствия аликорночка начала мурлыкать, вызвав улыбку человека, он лег на бок рядом с ней.

На большой кровати, достойной замка принцесс, Дэс и Твайлайт медленно наслаждались поцелуем, руки человека исследовали тело пони, заставляя ее временами вздрагивать и сильнее прижиматься к своему жеребцу. Оторвавшись от кобылки, парень с любовью посмотрел на свою партнершу, после чего с озорной улыбкой потянулся вперед и коснулся губами основания рога и медленно провел ими до самого кончика и вернулся обратно. Дыхание Твайлайт сразу же сбилось, она могло лишь нетерпеливо сучить задними ногами, ощущая нарастающее тепло внутри себя. Аликорн прижималась к любимому, постанывая от удовольствия. Ее рог начал светиться, когда Дэс сомкнул губы на кончике и начал ласкать его языком.

— Постой, я же сейчас...

Не дав ей договорить, парень ускорил ласки и потянул кобылку за гриву. Слабо пискнув, она вытянулась на кровати, а крылья судорожно захлопали, когда первый оргазм накрыл ее с головой. Через пару минут Твайлайт приоткрыла глаза и посмотрела на гладящего ее человека. Заметив, что она пришла в себя, Дэс улыбнулся, его пальцы заскользили вдоль спины аликорна, вызывая у той приятные мурашки, быстро перешедшие в нечто более интимное, когда его рука прошлась по крупу и отодвинула нетерпеливо метавшийся из стороны в сторону хвост, а пальцы осторожно погрузились во влажную пещерку. Постанывая, аликорн начала медленно двигаться назад, ощущая, как человек ласкает ее там, массируя двумя пальцами стенки влагалища. Инстинктивно приподнимая круп, кобылка постанывала и вновь начала нетерпеливо ерзать передними ногами.

— Дэс, пожалуйста! Я хочу больше...

Прервав ласки и наклонившись к ней, парень хитро улыбнулся.

— Не думал, что ты такая нетерпеливая. Твайлайт фыркнула, просяще глядя на человека. Решив не мучить ее, Дэс встал сзади партнерши на колени и направил себя внутрь, ощущая, как кобылка сжимает его естество внутренними мышцами, не желая выпускать наружу, громкий протяжный стон повис в воздухе. Положив руки на бедра, он начал двигаться, стараясь не ускоряться из опасения причинить неудобство.

— Сильнее! Не сдерживая себя закричала Твайлайт, подавшись назад.

— Как скажешь, любимая. Грубо сжав ее в области меток, он начал с силой двигаться вперед, насаживая кобылку на член. Ощущая, как все ее естество с радостью отвечает на движения извне, аликорн начала громко стонать, двигаясь навстречу своему жеребцу.

— Селестия, да! Закричала она, совершенно потеряв голову и сжимая достоинство человека внутри себя, словно выдаивая его. Ласки сжимающегося влагалища кобылки были так интенсивны, что человек с трудом сдержал себя, что бы не кончить в тот же момент. Выйдя из нее, парень перевернул принцессу на спину и вошел вновь. Немного удивленная этой позой Твайлайт сразу же поняла ее преимущество, поцеловав Дэса и обняв его ножками. Лишенная возможности двигаться навстречу так активно, как ее тело просило, она старалась компенсировать это, прижимаясь к своему жеребцу и неосознанно сжимаясь внутри. Ощущение тепла, появившееся от движений человека где-то глубоко внутри постепенно переросло в пожар, который сводил с ума, а откровенно пошлые хлюпающие звуки, раздававшиеся каждый раз, когда он входил в нее, лишь подстегивали кобылку.

— Твайли, если ты продолжишь так меня сжимать, то я скоро.. Простонал Дэс, прервав поцелуй и особенно резко двинувшись вперед, заставив ее притормозить с ответом и выровнять дыхание.

— Давай, пожалуйста! Вскрикнула она, после того, как все чувства были сметены волной оргазма, ее влагалище сжалось еще сильней. Схватив кобылку за бедра, Дэс с силой вошел в нее, выплеснув все семя, после чего без сил опустился на Твайлайт, которая лежала без движения, наслаждаясь ощущением тепла внутри нее и пыталась восстановить хоть какие то мысли. Увы, вся ее голова была полна эйфории и нежеланием думать вообще ни о чем.

Когда Дэс вышел из нее, пони разочарованно сжала задние ножки и попыталась лечь на бок, с удивлением понимая, что у нее нет сил даже на такое простое движение. Попросить человека о подобном казалось глупым, потому она попыталась раскачаться, но слава Селестии, была остановлена рукой, после чего ее нежно положили на бок.

Некоторое время парочка просто молчала, человек нежно гладил аликорна, а она была готова растаять от удовольствия и нового необычного ощущения — рядом лежал ЕЕ жеребец, который был, конечно, необычный, но кто мог бы назвать обычной ее саму? И, что было интересней всего, он, в отличии от остальных жеребцов, считал своим долгом охранять ее, не обращая внимание на совершенно противоположное мнение своих кобылок. "Странный он, но, может потому мы его и полюбили? Неприступная принцесса и недавно обращенный аликорн. Ты точно странный, Дэс."
— Думаешь? Осознав, что последние слова она произнесла вслух, кобылка испуганно заткнула рот копытцем. С улыбкой убрав ее копытце от мордочки, парень нежно поцеловал мягкую внутреннюю часть, в очередной раз удивляясь тому, что у жителей Эквестрии копыта были мягче, чем у обычных лошадей, не считая прочной кромки, на которую они опирались.

— Я не хотела тебя обидеть. Быстро произнесла Твайлайт, ругая себя за то, что никогда не может просто помолчать.

— И не думал обижаться. С этими словами Дэс прижал пони к себе и крепко поцеловал. — Я странный, но я благодарен своей необычности за то, что полюбил тебя и Луну. И за то, что вызываю у вас улыбку. Свои слова он перемежал поцелуями в губы, лицо и шею Твайлайт. После подобных ласк отдохнувшая кобылка ощутила, что ей явно не хватило пары раз, а простыня под ее цветком вновь намокла от соков молодой кобылки. С некоторым смущением принцесса встала на ноги для того, что бы перебраться на человека, начав тереться влажными губками об его достоинство.

— А молодые кобылки все такие... Активные? С придыханием произнес Дэс, приподняв любимую за круп и опустив на себя. Оказавшись в неожиданной позе, она замерла, привыкая к ощущением, после чего начала двигаться вверх-вниз, опустив передние ноги на грудь человека и стараясь как можно сильнее нанизаться на член. С каждым проникновением ее влагалище сжималось вокруг него, заставляя парочку громко стонать и увеличивать темп. Теряя голову от ощущения члена, входящего в нее все сильней и сильней Твайлайт окончательно потеряла голову и начала резко двигаться, то почти выпуская из себя человека, то вновь насаживаясь до конца, а когда жар внутри стал невыносимым, аликорн с силой нанизалась на человека и закричала от восторга, ощутив, как он уперся ей в какой-то барьер глубоко внутри. Сжавшиеся от оргазма мышцы, сделавшие ее неимоверно узкой, довели человека до пика и он выплеснул сперму в кобылку, вцепившись руками в круп.

Когда они пришли в себя, Твайлайт приподнялась, ощущая, как достоинство ее жеребца выскользнуло из нее, после чего легла рядом, укрыв человека крылом.

— Я люблю тебя. Поцелуй в губы вышел долгим и нежным, после него принцесса посмотрела на парня и положила голову ему на грудь.

— Я тоже тебя люблю, Дэс...

Глава 5.4 Мы будем рядом

Взгляни во тьму. Это свет, который всегда окружает тебя.

Приоткрыв глаз, я посмотрел на часы, висящие на стене. Слава Высшему, никто меня будил раньше полудня. Открыв второй глаз я понял, почему. Слева от меня спала Твайлайт, положив голову на грудь, странно даже, что я сперва этого не заметил. Что более странно, если Твайлайт тут, то кто справа?

— Доброе утро. Луна потянулась словно гигантская кошка и широко распахнула крылья, после чего снова легла рядом со мной.

— Доброе. Я думал, это Твайлайт встает рано. Я осторожно погладил спящую аликорночку, которая выглядела еще более милой с этой безмятежной улыбкой на губах.

И, между прочим, она уже не спала. Понял я, когда обратил внимание на стоящие торчком ушки. "Подслушивает."
— Обычно так и есть, но знаешь ли, сегодня ночью она была так занята, что даже забыла закрыть комнату заклинанием тишины.

Ей Богу, никогда не видел, что бы со стыда у пони краснели даже уши, но факт остается фактом, не будь в комнате открыты шторы, Твайлайт могла спокойно осветить половину помещения.

— А что бы услышал проходящий по коридорам патруль, это было бы просто потрясающе! Никогда не думала, что парочки так... Шумны. Хитро улыбнулась Луна, давно раскусив лавандовую волшебницу и искренне наслаждаясь ситуацией.

— Вы тоже шумели! Не выдержала Твайлайт, подняв голову и встретившись взглядом с нами. Поняв, что ее притворство давно раскусили, она скорчила невинную рожицу, после чего с тем же наслаждением потянулась. Иногда у меня создавалось ощущение, что эти создания, как и люди, часто копировали существ других видов, не всегда это замечая.

— Вот уж нет. Фыркнула принцесса, слезая с кровати и подходя к окну. — То есть, мы, конечно шумели. Уточнила принцесса, глядя на улицы столицы. — Но сегодня ночью ты меня удивила.

— Стоп, ты что, подслушивала? Я с недоверием посмотрел на Луну, вспоминая по пути, где я оставил одежду. Найдя искомую, я начал неспешно одеваться, все еще ожидая ответа.

— Частично, когда подпитывала заклинание. А прошлой ночью нас таким же образом подслушивала Твайлайт. С этими словами она показала язык волшебнице, ведя себя как проказливый жеребенок. — Твайлайт, ты иди в душ, встретимся на тренировочной площадке, Селестия настояла на том, что бы проверить навыки моего ммм... Стража.

Поспешно кивнув, молодая кобылка бросилась в сторону ванны, а я последовал за принцессой.


— Луна, это действительно так необходимо?

Мы шли по коридорам замка, направляясь в сторону тренировочных площадок, где занимались стражи Кантерлота. Мои тихие шаги заглушались негромким цоканьем копыт. Жители Эквестрии не использовали подковы, боясь повредить более нежную внутреннюю часть копыта, но это не мешало им использовать копытца для физического труда, и обычных проблем с копытами, как лошади моего мира, они не имели. И при всем при этом они все равно умудрялись, если это было необходимо, очень звонко цокать при ходьбе, как будто носили подковы. Задумавшись, я не заметил, что мы уже стояли перед дверями, ведущими на улицу, а Луна смотрела на меня, приподняв бровь.

— Что то не так?

— Все прекрасно, просто мы стоим тут уже минуту, а ты с таким любопытством смотришь на мои ноги, что кто-нибудь поймет это неправильно. То есть я конечно не против, но у тебя сейчас вроде как тест.

— Ой, прости. Я помотал головой, отметая мысли о копытах, и сосредоточился на тесте. — А, кстати. Так что за тест?

Судя по всему Луна мне это говорила, пока мы шли, потому что она вздохнула и принялась объяснять по второму кругу.

— Это будет что-то вроде вступительного экзамена для новобранцев, там тебя проверят на твои способности. По крайней мере, Селестия сказала именно это. Как я помню, для того, что бы поступить в мою стражу, рекруту нужно было показать себя в небольшом поединке, опытный страж сражался не в полную силу, стараясь определить потенциал. Не знаю, как идет набор сейчас, потому — удачи. Встав на задние ноги, она закинула передние на плечи и поцеловала меня, после чего опустилась на четыре конечности и первая вышла на улицу. Поправив плащ, я последовал за ней, опираясь на посох. По-летнему яркое солнце ударило по глазам, ослепляя в первые мгновения, заставляя болезненно щуриться, пока зрение не вернется. Наконец, проморгавшись, я обнаружил, что стою на большой круглой площадке, покрытой песком, где, судя по всему, тренировались стражи, оттачивая боевое умение. Площадка была достаточно большой для пяти пар бойцов, но сейчас на ней стояли три стража и два диарха. Стражи — единорог, земной пони и пегас — скептически смотрели на меня, тихо переговариваясь, в то время как аликорны подошли ко мне с официальным видом. Решив не травмировать психику стражей, я вежливо поклонился.

Судя по всему, Луна была чем-то разозлена, ее уши раздраженно стригли воздух, а крылья почти незаметно дрожали, будто она собиралась встать в угрожающую позу с широко раскрытыми крыльями.

— Приветствую тебя, Дэс. В связи с тем, что ты был весьма поспешно принят в элиту стражей, мы решили, что необходимо проверить твои навыки. Моя личная стража проверит твои навыки.

Вежливо кивнув, Селестия отошла в сторону и встала на границе круга. Воспользовавшись тем, что сестра отошла, Луна быстро выпалила, снизив голос.

— Три стража, пусть и не бьющиеся серьезно — это не шутки. И она специально выбрала время, когда эта площадка освещена солнцем, ты не пробудишь Воздаяние, а у стражей будут тренировочные копья, если они попадут, то, ясное дело, будет считаться, что ты "убит". И если время специально выбрала Селестия, то три стража — это решение капитана стражи! Они явно тебя невзлюбили. Будь осторожен!

Я улыбнулся и поклонился Луне, опустившись на колено, быстро произнеся. — Тогда их ждет сюрприз.

Нервно кивнув, аликорн отошла к сестре, а я повернулся к жеребцам.

— Кто первый?

— Я. Выступил вперед пегас темно синего цвета. Короткая грива того же цвета выбивалась из под шлема. Крылья, прикрытые сверху стилизованными под перья пластинами, были расправлены, длинный, в отличии от гривы, хвост раздраженно хлестал владельца по бокам. Судя по всему, он явно не воспринимал меня всерьез, так как снял шлем и кинул своим друзьям. Я с любопытством посмотрев на бок в поисках кьютимарки, но она так же была прикрыта броней. При нем не было оружия, он или был настолько самоуверен, или же использовал в качестве оружия собственное тело.

Отойдя вслед за принцессами за пределы круга, единорог выпустил в него зеленую искру, возвещая о начале боя.

— И как ты на ногах держишься. Фыркнул пегас, после чего расправил крылья и поднялся в воздух. Пластины защищали крылья сверху, но они же и увеличивали нагрузку на мышцы, потому сперва он обманчиво медленно поднялся повыше, после чего внезапно сложил крылья и быстро полетел в мою сторону. Откатившись в сторону, я успел заметить, как перед землей жеребец распахнул крылья, вытянув перед собой все четыре ноги. Подобный удар мог бы быть смертельным, поднимись он выше, но и сейчас я бы получил травму. "Вот зачем нужны пластины!" Понял я, поднимая посох и медленно, с показной неуклюжестью, двигаясь вокруг противника, который следил за мной. "При падении с большей высоты крылья просто вывернуло бы из суставов, а так он каким-то образом регулирует, до какого уровня пластины позволяют крыльям подниматься — ведь сперва он свободно махал крыльями, а перед приземлением крылья были параллельны земле." Все это быстро промелькнуло у меня в голове перед тем, как пегас бросился на меня, ускоряясь при помощи редких взмахов крыльями. Судя по всему, он уже понял, что я не такой уж неловкий, каким кажусь, после того, как пропустил пару тычков посохом по крупу из-за того, что я успевал развернуться вокруг своей оси, когда он пролетал мимо меня.

— Что, не всегда четыре ноги лучше, чем две? Поддразнил его я, переводя дыханием. Коротко рыкнув, он бросился вперед. Все-таки пегасы слишком похожи на воздух, откуда они брали свою магию — если разозлить их, они становились предсказуемы, но оставались весьма опасны. Стиль боя пегаса заключался в том, что он мог часто стоять на задних ногах, поддерживая себя взмахами крыльев. Судя по всему, он явно был не простым солдатом, но бой на двух ногах людям более привычный, потому во время очередного замаха я бросился вперед и вправо, нанеся удар посохом по верхней части тела стоящего пегаса. Из легких стражника с каким-то жалким всхлипом вышел весь воздух, а легкое тело отлетело назад. Когда я подошел к пытающемуся вдохнуть пегасу, я сам тяжело дышал, когда аккуратно опустил посох рядом с головой стражника, показывая, что я победил. Наконец отдышавшись, пегас встал на ноги и молча вышел из круга.

Выступивший на площадку белый жеребец из вида земных пони обладал более развитой мускулатурой, чем пегас, возможно, он был не так быстр, но я сразу понял, что под удар его копыта лучше не попадаться. При своем небольшом для человека росте он выглядел весьма внушительно. На боку в специальном креплении находилось тренировочное копье — палка с закругленным острием. Грива красного цвета ярко выделялась на фоне белого тела, казалось, что пони объят пламенем. Это было весьма впечатляюще. Как оказалось, он обладал не только впечатляющей внешностью, но и скоростью, лишь немного уступающей пегасу. Взяв стремительный разгон, он подпрыгнул, вытянув вперед копыта. Меня спасло лишь то, что от неожиданности я упал на землю, а он пролетел надо мной. Увы, я приложился спиной и головой о землю, потому не смог, да и не успел бы нанести удар посохом в брюхо. Откатившись в сторону, я встал, выставив перед собой посох, то же самое сделал и противник, взяв копье в зубы. Решив перехватить инициативу, я бросился вперед, заставив стражника перехватить копье копытами, дабы поймать меня во время рывка вперед. На бегу я сорвал плащ, мысленно поблагодарив Рэрити за фибулу, которая не заела в нужный момент, после чего бросил тяжелую ткань в лицо пони. "Может вы и сильны..." Подумал я, откинув в сторону посох и схватив стражника за броню. "... но вы достаточно легкие для человека!" Коротко взвыв от мгновенного напряжения в мышцах, отдавшегося болью во всем теле, я швырнул красногривого на землю, схватив барахтающегося противника за горло. Оглушенный, и явно ошарашенный подобным приемом пони лежал на земле не двигаясь. Повернувшись к аликорнам, я увидел, как Луна кивнула, показывая, что победа на моей стороне, после чего я лег на землю, чувствуя, как все мышцы тела болят от подобных фокусов — даже в лесу было проще за счет того, что у меня было оружие.

Судя по тому, что единорог выпрыгнул на площадку раньше, чем земной пони покинул ее, их план посадить меня в лужу не просто трещал по швам — он практически разваливался.

— А я то боялся, вы вообще злиться не умеете. Рассмеялся я, после того, как встал на ноги. Зря я так... Потому что неведомо откуда взявшийся камень ударил меня в живот, повинуясь магии единорога, сбивая с ног. Перевернувшись на живот я вырвал желчью, порадовавшись краем сознания, что не ел с утра. Следующий камень ударил в плечо, заставив застонать от боли и поднять голову. Белоснежный, как и земной пони, жеребец с длинной серой гривой смотрел на меня, как люди смотрят на таракана, который вдруг выполз на праздничный стол.

Следующий камень единорог вытащил из песка, видимо, вырывая части площадки, но в этот раз он промахнулся, так как я бросился к нему, петляя из стороны в сторону. Пот заливал глаза, ноги слабели с каждым прыжком, пару раз я чуть не выронил посох, который успел подобрать на бегу. Когда до него оставалось пару шагов, я прыгнул вперед... Что бы повиснуть в поле телекинеза.

— Вот и все. Тихо произнес жеребец низким голосом. — Куда тебе против магии, двуногий?

Не обращая внимание на его слова, я смотрел вниз. Он держал меня в поле телекинеза, значит я не мог двигаться и в принципе был в его власти. Вот только... Вот только большая часть поля держала меня за одежду! "Так вот в чем дело..."
Рассмеявшись, я поднял голову и посмотрел на единорога.

— Что, тяжеловат я для твоего телекинеза? С этими словами я шевельнул кистью правой руки, которой продолжал держать посох.

— Не двигайся, Мистспиер. Ты проиграл. Раздался голос Луны сбоку от нас. Дернувшись от неожиданности, он все-таки не сдвинулся с места, только сейчас поняв, в чем дело. Медленно опустив голову, он посмотрел на лезвие Воздаяния Ночи, которое касалось его живота под углом почти в ноль градусов. Вот только и я и Луна понимали, что даже в таком положении коса срезала бы ему часть груди и ноги, если бы я предусмотрительно не отдал приказ оружию "затупить" лезвие.

— Но как... Выдавил пони, все еще держа меня в поле магии.

— Вы плохо читали ваши донесения о моем оружии. Оно появляется в тени. Понимаешь, в теее-ниии. Протянул я, словно разговаривал с умственно отсталым. — Кто же виноват, что стоя на четырех ногах, вы автоматически создаете под собой теневую зону. Быстро размахнувшись, я от всей души саданул левой рукой по светящемуся рогу. Коротко взвыв, жеребец упал на землю, обхватив голову. Как я уже понял, подобный удар был больнее, чем пинок по яйцам, и я был бы не против вмазать этому ублюдку сильнее.

— Не надо, Дэс. Согласна, все трое нарушили все возможные правила приема, но это было лишним. Впрочем, опровергая собственные слова, она медленно поставила копыто на уже не светящийся рог, наклонилась к лежащему стражу и голосом, в котором угадывалась едва сдерживаемая ярость, произнесла.

— Вы трое уволены за нарушение правил приема и попытке нанести тяжелые травмы Королевскому Гварду под прикрытием тренировок. Если я увижу вас в столице после восхода луны, я припомню вам то, что вы изменили ход самого экзамена и еще парочку отягчающих обстоятельств. А ТЕПЕРЬ ВОН ОТСЮДА! Последние слова она произнесла Кантерлотским Гласом, убирая копыто с рога. Судя по всему, подобная манера общения была куда как необычна для всех пони, потому как они пропали буквально за несколько секунд. Повернувшись к Селестии, она уже хотела подойти к ней, когда я положил руку ей на спину, поглаживая между крыльев и стараясь успокоить.

— Все, все, все, дорогая, успокойся. На сегодня достаточно. Из нее будто разом выпустили всю ярость, потому что она печально кивнула и мы подошли к краю площадки, причем я опирался на Луну, потому как тело решило напомнить, что так меня уже давно не избивали, и оно отказывается работать в таких условиях.

-Может объяснишь, ЧТО это было? Слава Высшему, Луна уже перестала злоупотреблять Гласом, потому я остался на ногах. Печально склоненная голова солнечного диарха была самым полным ответом.

— Я не понимаю, почему кому-то так насолил один пришелец, что они решились на такое перед нами. Я не поняла, что происходит что-то совсем отличающееся от теста, до момента, когда в дело вступил Мистспиер. Но, он же никогда не был таким агрессивным, и на всех тестах и экзаменах рекрутов указывал на ошибки, он будто сам не свой!

— Сам не свой... Сам не свой! Закричали мы втроем поняв, в чем дело. Развернув крылья, Селестия взлетела в небо, бросившись в сторону ворот замка, в это время Луна быстро ударила по мне темной магией, приводя в относительный порядок, после чего мы побежали в сторону тех же главных ворот, но по коридорам замка, распугивая прислугу. На улице мы встретили мрачно выглядящую Селестию.

— Ушли...

— Зараза. С досадой произнес я, все еще ощущая последствия "экзамена". — Как ваша стража прохлопала трех чейнджлингов? Могу поспорить, что настоящие стражники где-то спрятаны, если вообще живы.

— Живы, живы. Спокойно ответила Луна. — При всем том, что делают чейнджлинги, убивать просто невыгодно, каждый убитый — это минус один источник любви. Я разошлю стражу, они начнут поиски. После того, как моя принцесса ушла, Селестия, остынув, повернулась ко мне.

— Дэс, я...

— Не стоит. Предупреждая извинения, я поднял ладонь. — Меня больше интересует то, что чейнджлинги решились сунуться сюда. Неужели приказ королевы?
"Королева Кризалис. Предводитель странной расы, которая пыталась помочь, а теперь присылает своих миньонов? Нелогично. И бессмысленно. Какой резон пытаться меня убить, если это не приведет к насыщению народа или ослаблению охраны столицы? Бессмыслица какая то."
— Странно то, что они напали на меня, когда вы были ря... Твайлайт! Она ведь хотела пойти с нами! В этот момент Селестия оказалась рядом, подставляя спину и мотнув головой. Не тратя времени на пустяки я быстро запрыгнул на диарха и припал к шее за неимением седла и чего-либо, что напоминало поводья. Оторвавшаяся от земли Селестия быстро летела в сторону балкона ученицы и, не останавливаясь, пролетела сквозь стеклянную перегородку, заставив нас перекатиться в дожде из осколков. Твайлайт безмятежно спала на кровати, не проснувшись от всего шума, сотворенного нами.

— Сонное зелье. Произнесла принцесса, развеивая заклинание, отчего моя вторая кобылка мгновенно открыла глаза и подпрыгнула на кровати.

— Чейнджлинги! Они тут, они... Я быстро сел на кровать и, прижав к себе аликорночку, успокаивающе погладил ее по голове.

— Мы знаем, все нормально, Твайлайт, никто не пострадал.
"Странно, ее не похитили, всего лишь опоили."
— Селестия.

— Да. Из кончика рога в нашу сторону выстрелил яркий луч света. Мои опасения были не подтверждены — рядом со мной все так же сидела Твайлайт.

— Слава Высшему. Вздохнул я, прижав ее к себе. — А теперь расскажи, что случилось, пока нас не было.


Как я понял из рассказа Твайлайт, замаскировавшийся под слугу чейнджлинг принес ей "особый чай от принцессы Селестии, который она должна была обязательно попробовать". Зелья с подобных эффектом хуже действуют на аликорнов, потому Твайлайт была в полудреме и видела, как в какой-то момент стоящий в комнате чейнджлинг замер на пару секунд, после чего вернул себе облик слуги и вылетел на балкон, после чего сиганул вниз.

Луна, которая появилась в комнате в начале рассказа Твайлайт, все это время сидела рядом с ней, укрыв ее крылом. Это выглядело очень мило, особенно когда младшая принцесса неосознанно прижалась к ней, словно ища укрытие.

— Вы можете удостовериться, что на территории Кантерлота больше нету ни одного чейнджлинга? Решив, что время поумиляться у меня еще будет, я решил сперва обсулить все вопросы, касающиеся происшествия.

— Да, мы снова создадим щит над столицей. Жаль, твоего брата тут нет. Селестия посмотрела на Твайлайт. — Его заклинание барьера весьма полезно, пусть и трудоемко. Думаю, мы найдем замену заклинанию. А вам, я думаю, не стоит сегодня покидать дворец, будет лучше, если вы проведете день под защитой стражи.
"Сильно они помогли, эти ваши стражи." Беззлобно подумал я, вспоминая о следующем вопросе.

— Я могу поискать пропавших стражей. Не удивлюсь, если их вновь держат в пещерах под столицей. Мне понадобятся медики, несколько стражей, для того, что бы быстрее прочесать все кристальные пещеры. И да, убедительная просьба, Селестия, проследи, дабы ВЕСЬ мой табун находился рядом с тобой до того, как я вернусь из подземелья.

— Что? Вот уж нет! Загомонили кобылки в разнобой. Повернувшись к ним, я очень внимательно посмотрел на обеих аликорнов. — Это не просьба, девочки. Если надо, ради вашей безопасности, я вас свяжу и оставлю рядом с Селестией. Ну, ради меня. Попросил я, устало поморщившись.

— Мне будет намного спокойней, если вы останетесь здесь. Да, я знаю, что вы обе сильные аликорны, считайте это капризом главы табуна.

Я уже решил использовать последнее средство, лишь бы оставить этих неуемных пони в замке. Что странно, это сработало, они обе синхронно кивнули, но после этого обменялись хитрыми взглядами. Понимая, что так просто они меня не отпустят, я обреченно посмотрел на них.

— А взамен?

— А взамен мы тебя напоим темной магией под завязку.
"Черт..."
— Ладно, приступайте...


Пока стража и медики собирали снаряжение, я со своим табуном стояли в одном из залов замка, оба аликорна были на одной отрезке, центром которого был я. Двери зала были закрыты, дабы никто не мог помешать нам.

Глаза аликорнов вновь приобрели пугающий зеленый цвет, и два луча темной магии встретились ровно в центре зала, образуя вокруг меня черную сферу. Последнее, что я ощутил перед тем, как меня накрыло блаженством, было то, что мои ноги отрывались от пола, а я сам медленно поднимаясь вверх. Не знаю, сколько времени прошло, но, открыв глаза, я наткнулся на удивленный взгляд обеих кобылок, стоящих рядом со мной.

— Что-то не так? Поинтересовался я, поднимаясь с пола и ощущая легкость в каждой мышце тела. Сила, казалось, бурлила во мне, требуя выхода, стоять без движения было очень тяжело.

— Твои глаза. Луна оглянулась по сторонам в поисках зеркала.

— Ух ты. Зачарованно вторила Твайлайт, глядя с таким любопытством, что мне даже стало неловко. В это время Луна подошла ко мне, держа телекинезом небольшое зеркальце. Пожав плечи, я взял зеркало и повернул его к себе отражающей стороной и чуть не выронил из рук.

— Вау... Только и мог произнести я, уставившись на свое отражение. Глаза, казалось, полыхают неведомым пламенем цвета морской волны, копируя цвет радужки, это выглядело... Пугающе и, в то же время, притягивало взгляд. Что-то вновь подтолкнуло меня, как в ту ночь с Луной, но теперь я смотрел на Твайлайт, ее рог сиял обычным для нее цветом, когда она использовала простую магию. И снова, как тогда, я положил руку на рог. Новая волна магии, теперь уже иной, прошла по телу. Это была магия, в которой отчетливо ощущалась ее хозяйка, искусство, некогда пробудившееся в молодой единорожке, я будто соприкоснулся с душой самого аликорна, вновь отдавая часть себя и получая какую то часть Твайлайт взамен. И вновь напряженные мышцы, я лежу на полу, а надо мной склонились обе пони, при этом Луна придерживала Твайлайт.

— С ним все в порядке, Твайлайт, мы с ним уже прошли через это, теперь ваша очередь. Не знаю, почему это происходит, но с ним все в порядке. Чувствуешь?

Кивнув, молодая кобылка потрясла меня копытами, заставив открыть глаза и слабо улыбнуться.

— Все в порядке, Твайли... Ого. Настала моя очередь удивляться. При некотором внутреннем усилии я мог почувствовать нечто вроде ауры магии вокруг обеих аликорнов. Видимо, это было то, что подарила мне волшебница. Их ауры отличались, что было логично, вокруг Луны можно было ощутить спокойствие ночи, будто ты стоишь под лучами ночного светила, магия Твайлайт была упорядочена, как ее хозяйка, но и в строгом порядке ощущалось живое начало, описать их обеих словами было практически невозможно, но, находясь рядом с ними, я ощущал нежную привязанность и любовь, которая в одинаковой степени исходила от обеих кобылок. Я даже прикрыл глаза, стараясь насладиться ощущением того, что я чувствую их обеих, немного по разному, но — вместе.

— Может быть, вы объясните мне, что тут происходит? Голос Селестии, раздавшийся у двери, нарушил концентрацию, заставив меня досадливо поморщиться. В глазах старшей принцессы застыло беспокойство, напряжение и какое то ожидание, как будто она... знала, что произошло, но хотела услышать это от нас.

— Понятия не имею. Как можно более равнодушно пожал я плечами, но взгляд Селестии заставил меня подавиться следующими словами от неожиданности — передо мной стояло существо, сбросившее маску привычной шутливой принцессы. Аликорн жаждал ответа, вот только люди всегда вынуждены смотреть на что-то, что выше, сильнее или просто древнее их, потому особого пиетета я не испытал. Да, я понимал, что это существо прожило не одно тысячелетие, вот только сейчас рядом со мной стояли две пони, одна из которых имела почти тот же возраст, а вторая по магии в будущем могла превзойти их обеих, и они стояли за моей спиной, не потому, что не хотели вмешиваться, или имели какой то план. Нет. За моей спиной стояли две МОИ пони, из МОЕГО табуна, не знаю, как там ведут себя жеребцы этого мира, но это Я в ответе за них.

Встав на ноги, я небрежно отряхнулся и подошел к дневному диарху. Глаза мудрого создания были полны мыслей, идей, мудрости.. и холода. Мне было жалко ее. Вечное создание, обреченное на смерть лишь от руки достаточно мощного и древнего существа — его не хотелось бояться или преклоняться перед ним. Как тогда, на башне, я видел что-то, что ускользало от жителей этого мира. Маленькая белая аликорночка, уже получившая кьютимарку, с длинной розовой гривой, жутко гордая возложенной на нее миссией, опекающая свою младшую сестру. Одинокая, как и Луна, имеющая друзей, но не имеющая кого-то по-настоящему особенного. Почему-то каждый раз, когда я заглядываю под маски двух сестер, я испытываю жалость и желание сорвать то, что я считаю маской — этот вид древнего создания, которому наскучил мир.

— Объяснить, что произошло, или ты сама расскажешь, в чем дело, и не будешь строить из себя эдакого мудреца?

— Знаешь, что ты сделал? Прошипела Селестия, посмотрев мне в глаза. — Ты навечно привязал их к себе, смертный! Мою сестру и ученицу! Они снизила голос, что бы другие аликорны не услышали ее. — А теперь представь, что будет, когда твое время выйдет! Ты разобьешь им сердце, и все по твоей глупости. Думаешь, почему мы одиноки и у нас нету истинной любви до гроба? Потому что мы не сможем дать своим избранникам вечную жизнь! А Кейденс обречена на любовь, ей будет намного хуже, чем нам! И ты хочешь подобной судьбы для них?

Я прикрыл глаза, сделав медленный вдох и выдох. После чего потянулся мыслью к своим любимым, ощущая ту цепочку, что связывает нас, и счастливо улыбнулся.

— Если в один прекрасный день они смогут сказать себе — я не люблю его, или если я умру — связь рассеется. Они не будут ощущать пустоту.

Не знаю почему, но я знал, что я прав, словно моими устами говорил сам мир, с которым я был отныне связан крепче, чем с покинутым мною миром.

— Может, стоит подумать над тем, что через полвека они все равно будут счастливей, чем ты, сиятельный диарх, пойманный в ловушку страха перед потерей. Я не слышал, что бы подобная связь случалось между пони или аликорнами и пони, но найти себе кого-то большего, чем друг или любовник, рано или поздно придется. Иначе тебе надоест даже твое собственное лицо.

— А теперь позвольте откланяться. Произнес я громко, отойдя от принцессы. — Мне пора на поиски стражей. Дорогие мои...

Я повернулся к табуну и весело улыбнулся.

— Постарайтесь не вляпаться в неприятности.


— А тут красиво. Был вынужден сообщить я, оглядываясь по сторонам. Наш небольшой отряд продвигался по кристальным пещерам, стараясь заглянуть за каждый угол в поисках пропавших жеребцов. Меня сопровождали две кобылки со знаками целителей, скрытых белой формой и шестеро стражей — три земных пони и три единорога. Брать пегасов в пещеры было бы глупо, потому мы выбрали наилучшую комбинацию. Пока наши поиски не увенчались успехом, но мы и пробыли всего то полчаса в этом царстве отражений. Будь я здесь один, я бы целый день провел, просто шагая по просторным залам, созданным природой, любуясь творениями этой вечной художницы и скульптора. В подземные полости проникал свет, многократно отражаясь от граней природных зеркал, в результате проливаясь на пол в виде синего сияния где-то из-под потолка.

— Красиво, но слишком уж безжизненно. Поежилась единорожка в костюме целителя.

— Не умеете вы, пони, ценить мертвую красоту, но при этом все кобылки любят драгоценности, парадокс. Рассмеялся я, вслушиваясь в эхо, серебристыми переливами гуляющее по залам. Будучи под впечатлением от пещер, я прошляпил стражей, но второй медик, земная пони, заметила лежащих жеребцов и привлекла наше внимание.

Расстелив носилки, мы аккуратно перенесли лежащих без чувств стражей и направились к выходу.

— Жалко, не нашли то место, где была заключена Кейденс, все-таки историческое место. Негромко произнес я, шагая за стражами, за что получил ощутимый удар пониже спины. Обернувшись, встретился взглядом с единорогом.

— Это не смешно. Что, если бы обман королевы чейнджлингов не был раскрыт?

— Тогда, я полагаю, по городу сновали бы милые черные создания.

Пробурчав себе под нос что-то, отдаленно напоминающее "осел", она увеличила дистанцию между нами и в данный момент шла рядом со стражами.

— И что она так взъелась, я же пошутил?

— Она была в замке, когда все это произошло. Услышал я голос земной пони, идущей позади нас. — С тех пор она, мягко говоря, недолюбливает чейнджлингов.
"У них была причина так поступить, но, конечно, не стоит озвучивать подобное на публике."
— Вот и выход. Один из стражей указал на блеснувший вдалеке огонек солнечного света, когда внезапно один из единорогов выломал из стены кристаллик на память. Вряд ли кто-то мог ожидать, что от этого начнется обвал, но именно это и произошло — со стен начали внезапно падать кристаллы, пару секунд назад выглядевшие такими непоколебимыми!

— Вперед! Заорал я, схватив легкую единорожку, застывшую от страха, и бросившись вперед за стражами. Падающие тут и там осколки разлетались на куски, острая шрапнель чувствительно резанула по лицу. Почувствовав, что медик отошла от оцепенения, я отпустил ее и поспешил к выходу, когда немалый кусок стены с жутким скрипом оторвался от стены, падая на бегущую передо мной нелюбительницу чейнджлингов.

— Нет! Отчаянным усилием всего тела я умудрился оказаться между стеной и единорогом. С громким треском стена обрушилась, погребая нас под собой.


Когда я открыл глаза, то обнаружил, что стою на четвереньках, с выпрямленными руками, и, судя по всему, в пространстве подо мной сжалась пони-медик, которую я рванулся спасать. Глаза привыкли к темноте и я понял, что не ошибся — укрывшись подо мной от упавшей стены, единорожка медленно приходила в себя.

— Жива? Спросил я, ощущая, как удачно на нас упала стена — она не размазала нас по полу, а затормозив из-за, я полагаю, противоположной стены прохода, и теперь какая-то ее часть уютно так устроилась на моих плечах и частично спине. Черт, да еще и какой то острый осколок упирался мне в спину. "Вовремя же стена перестала падать, еще немного — и осколок был бы у меня пониже солнечного сплетения."
— Д-да... Дрожащим голосом ответила пони. Наконец осознав, в какой мы ситуации находимся, она явно хотела начать истерику.

— Молчать! Или мы оба умрем! Решил я пресечь ее вопли и слезы.

— Почему?

— Потому что единственный способ остановить истерику — это дать пощечину, а если я пошевелю рукой, нас убьет кристаллом. Причем. Мрачно произнес я. — Мне пониже груди, со стороны спины конечно, упирается кристалл, и его как раз хватит на меня, а может, и тебе достанется...

Тяжело дыша от грозящей перспективы, пони молча кивнула, но вскоре решила задать вопрос.

— Как ты удерживаешь на себе целую часть стены?

— Никак, она так удачно упала, что я держу на себе лишь некоторую часть, давление приходится не только на мои плечи и спину. Скоро нас начнут откапывать, успокойся, тебя вытащат.

— Меня? Ты хотел сказать нас. Нервно засмеялась медик.
"Я не чувствую своих рук, судя по всему, что-то повреждено. Еще при падении стены я услышал щелчок, не понимаю, почему я не чувствую боли. Плюс, я так думаю, площадь завала очень большая, и не получится использовать магию на все сто процентов. И когда они докопаются до нас... Малейшее колебание, и я получу кристалл себе в спину, и было бы хорошо если сразу в сердце. Тело останется в том же положении, а к тому времени самого медика отроют. Черт, доигрался в героя..."
Видимо, я задумался надолго, потому что только сейчас услышал, как меня зовут.

— Дэс, очнись! Очнись!

— Я не потерял сознание и не сплю. Негромко произнес я. — Я просто просчитывал варианты. Слушай, как тебя зовут?

— Мистхил.

— Ты?..

— Да, я сестра Мистспиера. Ох, надеюсь, с ними все в порядке...

— Все будет хорошо. Попытался я утешить ее, прислушиваясь к окружающей тишине. Нигде не скрипели камни, не было слышно воды, что, с одной стороны значило, что ничего больше нас не придавит. С другой стороны, раскопки не дошли до нас, если вообще начались.

Какое то время мы провели в тишине. В такой ситуации не знаешь, как течет время, прошла минута или час. Тебе остается только ждать, и молиться о том, что бы твои кости не сломались от давления, что бы хоть кто-то выбрался из ловушки.
"Луна, Твайлайт... Селестия оказалась права. Вот только мое время настало намного раньше..."
Вдалеке послышался шум раскопок, судя по всему, они использовали магию. Слава Высшему, не придется проводить кучу времени под завалом, вспоминая счастливые моменты. Одно движения скалы — и все.

— Побыстрей бы, у меня спина затекает. Попытался я пошутить, что бы отвлечь Мистхил от того, что скоро произойдет. Натужно рассмеявшись, она постаралась повернуться на живот, увы, места было не так много. Закрыв глаза, я ощутил присутствие Твайлайт и Луны.

— Вот ведь... Просил же оставаться в замке.

— Ты о ком? Живо спросила медик, прислушиваясь ко звукам раскопок.

— Принцессы Луна и Твайлайт решили принять живое участие в спасении своих подданных. Наверняка принцесса Селестия тоже неподалеку. И нет, Твайлайт не может просто телепортироваться сюда и вытащить нас отсюда. Ответил я на незаданный вопрос. — Здесь просто нет места, и, не зная куда телепортироваться, она вмажется в нас или в скалу на молекулярном уровне. В общем, пахать им телекинезом, как обычным единорогам.

Судя по всему, мой табун ОЧЕНЬ волновался за меня, ускоряя раскопки. И особенно мощный толчок магии таки поколебал стену, которая нависала над нами. Кости рук сломались в одно мгновение, хорошо еще локти согнулись не в обратную сторону, иначе медика просто размозжило бы окончательно упавшим кристаллом, а острое лезвие осколка пробило спину, высунувшись пониже груди. Выплеснувшаяся из раны и рта кровь дико выглядела на белоснежной шкуре пони. И в ту же секунду я заорал. Не ощущая ничего, кроме боли, я почти сразу сорвал голос, из горло полилась кровь на лицо лежащей подо мной медика, которая даже не попыталась отвернуться, стараясь создать лечебное заклинание. Краем сознания я отметил, что у нее это не получалось, и слава Создателю, еще не хватало мне загнуться от магии жизни.

Когда я перестал ощущать боль, стало получше, пусть это и значило, что руки я точно потерял, зато я смог оценить ситуацию сквозь багровую пелену боли. Тяжело дыша я уже не обращал внимание на льющуюся с каждым вдохом и выдохом кровь, я опустил голову и посмотрел на осколок, в опасной близости располагающийся от шкурки Мистхил.

— Посл.. Гх... Послушай, Мист... Да хватит пытаться исцелить меня! Рявкнул я из последних сил.

— Меня исцелит лишь темная магия. Удивленное лицо единорога заставило меня вздохнуть и поморщиться от еще одной волны боли. — Это знали лишь принцессы, потому, считай, это государственная тайна. В любом случае... Откашлявшись, я продолжил. — Мне нужно, что бы ты сломала этот осколок, лучше копытом.

— Я ведь сделаю еще больнее! И расширю рану...

С досадой сплюнул в сторону и постарался смотреть в глаза пони.

— Я уже считай мертв, дура! И если окажется, что мое геройство было напрасным, клянусь, я тебе убью! Замолчал. Обдумал свои слова и плюнул, не буквально, конечно. — Поэтому хватит дурачиться, и сломай кристалл. Ну или сверни вбок, что бы острие не проткнуло тебя..

Поставив копыто на кристалл, она посмотрела мне в глаза.

— У тебя есть особенная пони, которой, если повезет, я должна передать что-нибудь?
"Ты их увидишь и так.. Но, не будем пятнать репутацию принцесс."
— Попроси Луну и Твайлайт, они знают... гх... кому, передать, что мне жаль. Что все так скоро закончилось.. И что... Что теперь пусть идет... Идут... Дальше... А теперь ломай этот чертов кристалл!

Кивнув, Мистхил закрыла глаза и ударила по кристаллу, заставив кровь брызнуть на уже бурую от алой жидкости шерсть. Я, посчитав, что боль уже не может добраться до меня, понял, что у этой сволочи еще были козыри в рукаве... Единорог старалась сделать все быстро, потому со слезами на глазах била со всей силы, заставляя меня ощущать, как деформируется моя плоть, а кристалл ворочается в теле, словно какой то червь, выгрызающий внутренности. Наконец, хруст кристалла возвестил о том, что медик находится в относительной безопасности. Звук разлетающихся во все стороны обломков приближался к нам, а я слабел с каждой секундой.

— Скорее! Закричала Мистхил, стараясь привлечь внимание. — Мы здесь! Осторож..

В этот момент аликорны снова задели конструкцию, что возвышалась над нами, увеличив и так немалое давление на верхнюю часть рук, на которые я все еще опирался. С уже нейтральным интересом я вслушивался в крики Мистхил и треск своих костей. Боль отступила, мне было хорошо. Но что-то было не так... "Ах да, пони... Надо бы что-то сделать..." Понимая, что сейчас нас раздавит, я медленно опустился на единорога, не позволяя кристаллу упасть на нас сразу.

— Они рядом, кричи.. что бы уничтожили камень..

Я помню отчаянный крик Мистхил, звук взрыва, как мое тело откинуло в сторону, слышал команды Селестии, голоса медиков... И отчаянный крик тех, кого я оставил в замке.

— Луна, Твайлайт, подождите!

— В СТОРОНУ!

— ДЭС!

— Ему не помочь, посмотри сама, хватит, сестра!

Усилий для того, что бы поднять веко, должно было хватить на то, что бы поднять штангу, но веки едва-едва приподнялись, что бы в последний раз взглянуть на заплаканных принцесс, который старались хоть что-то сделать.
"Спасибо, любимые..."
Вспышка темной магии озарила своды пещеры, заставив медиков и спасателей в ужасе отпрыгнуть в стороны. Но этого я уже не видел, последнее, что отпечаталось в моем мозгу — это два аликорна. Одна была абсолютно черного цвета, глаза полыхали яростью и отчаянием. Клыки, непохожие на аккуратные зубы пони, выделялись своей белизной на фоне черной шерсти.
"Найтмер Мун? Нет... Луна."
Вторая пони была темно-фиолетового цвета, ее окружала аура обезумевшей темной магии, она была ростом с первую пони, что почему то казалось неправильным, длинная грива темно-синего цвета вела себя так, будто пони была в центре шторма.
"Твайлайт?"

Глава 5.5 Простите меня...

Тяжелей всего сделать первый шаг.

Это было неправильным.

— Почему это кажется неправильным?

— Может потому, что ты смотришь на это все со стороны? Или потому, что время остановилось?

— Они не похожи на себя. Что с ними?

— Ты взял что-то от них, и отдал им часть себя, разве не это ты ощущал? Теперь ты понимаешь?

— Почему они стали... Темными?

— Ты меня слушаешь или нет? Это часть тебя. Такими они останутся после того, как ты пойдешь. Дальше. Они не хотят с тобой расставаться, и сохранят это в себе. Жаль.

— Почему?

— Потому это поглотит твоих милых кобылок. Куда там Найтмер Мун, когда две обезумевшие от ранней потери принцессы попытаются вернуть своего стража.

— Тогда... Не стоило и появляться с самого начала?

— Сам в это веришь?

— Нет.

Долгая пауза.

— Я могу попросить?

— Нет.

— Тогда я возьму сам.

Молчаливый кивок. Странный парень подошел к застывшим фигурам, осторожно провел по лицу черной кобылки, наклонился к ней и нежно поцеловал. Подойдя к темно-фиолетовой аликорночке, он наклонился и, со словами "это не твой цвет", так же оставил мягкий поцелуй на ее губах. В тот же миг обе принцессы приняли привычный облик, а парень повернулся к собеседнику.

— Время.

— Да. Простите меня, любимые.

Двое улыбнулись друг другу. После чего приветственно отсалютовали косами.