Автор рисунка: Stinkehund
Повелитель Скорби Первая кровь и первый прогресс

Мы пришли с миром!

Хотя Ферразиус Кейрон и исчез на время с горизонта сюжета, запущенная им череда событий и не думает останавливаться.

Алексей не знал, сколько он проспал, но судя по затёкшим суставам очень и очень долго. Проснулся он от шума и криков, исходящих из коридора. Постепенно крики начали переходить во внятную речь, и капитан, напрягая слух начал вслушиваться. За дверью скромно заставленной палаты, происходил нелицеприятный диалог.«»

— Где он, куда вы его утащили?! — Голос Громова звучал подобно грому. Простите за каламбур.

— Я…я не понимаю о ком вы. — Ответил еле слышный голосок, явно принадлежавший молоденькой девушке.

— Чё ты мне б…ь лапшу на уши вешаешь? Я видел как вы тащили накрытые носилки из того места, куда его выкинуло! — Полковник неистовствовал вовсю.

— Но… но, ему нужна помощь. — Еле пролепетала неизвестная.

— Вот именно – нормальная помощь! А вы, вы четвероногие уродцы, не то что лечить, и говорить нормально не можете! — Тут голос спецназовца перешёл на едва различимый шёпот, и Алексею пришлось очень сильно поднапрячься, что бы услышать, что он там говорит. — Слушай меня внимательно недоросль – я своих людей в беде не бросаю и не оставляю их чёрти с кем. Стоит мне сказать одно слово и мои ребята из вас дуршлаги сделают. Повторяю вопрос: Где человек?

— Последним сюда доставили, не человека… он не был похож на вас. — Голосок немного осмелел.

— Это уже мне решать человек он или не человек. Где он?

— Прямо за дверью, но сейчас ему нужен покой.

— Ещё одно слово и я тебе устрою упокой.

Вдруг как в сказке скрипнула дверь, и перед Алексеем предстал Громов. Одежда его была частично порвана и замызгана, а на голове, наконец-то, был чёрный берет (сколько можно головной убор под погоном носить). В руках он сжимал буржуйский серебристый “Desert Eagle”, которым он, скорее всего, стимулировал пришельцев, пропустить его в госпиталь (это ведь госпиталь?). И вроде всё хорошо – он жив и найден, но когда следом за полковником зашла пони… ПОНИ?! Капитан начал думать, что он до сих пор в отключке и видит глюки от наркоза или просто спит, да и реакция солдата была довольно странная.

— Ты меня за идиота принимаешь, или просто сама тупая? — Ствол пистолета уткнулся в нос кобылки, заставив её скрестить глаза на мушке. — Это не может быть он, таааак, если сейчас не покажете, где вы его спрятали, я за себя не отвечаю!

Алексей не выдержал такого обращения с девушкой (пусть и пони) и обратился к военному:

— Громов вы совесть вместе со зрением потеряли? Вот он я! — Полицейский радостно поднял руку, да так и замер.

Вместо привычной пятерни он увидел перед собой копыто, покрытое мелкой шёрсткой. Наконец Алексей додумался оглядеть себя полностью и скинув одеяло разглядел нового себя: его тело изменилось в пропорциях и теперь он напоминал небольшую лошадь с белой шерстью и чёрной гривой вызывающими небывалый контраст, ощущения в конечностях изменились но он всё равно чувствовал как может сгибать копыта на подобие пальцев пусть и чуть-чуть, но небольшие предметы брать можно, и главное символ на булке, ан нет, теперь на крупе – двуглавый орёл, который вот уже много лет является гербом Российской Федерации, а заодно и отличительным знаком сотрудников правопорядка. А ещё на башке был рог… всё, приплыли.

— Заколдовали демоны. — Немного изменив знаменитую цитату, еле ворочая языком, поразился Алексей.

Полковник медленно повернулся на знакомый голос и неуверенно осведомился:

— Капитан Алексей Орлов?

— Так точно. — Протянул новоявленный единорог.

Тут полицейский вспомнил мультик, на который подсел. Сначала смутно знакомый лес, потом палата с узнаваемым дизайном, потом пони, потом он сам стал пони… у-у-у-у… Они в Эквестрии или, по крайней мере, на её границе, где живут пони. Мало того он сам стал одним из них, причём каким образом – неизвестно.

«Мать моя прапорщик это что же выходит – я пони? А что я дочери скажу? “Привет милая не бойся я теперь всегда такой буду, но зато у тебя будет свой пони, и кстати я сменил работу и теперь можешь навещать меня в зоопарке, а заодно приносить мне сенца” Жопа! Надо что-то делать».

— У-р-р-р-о-о-д-ы-ы! — Выдавил спецназовец, и повернулся к перепуганной пони. — Колдунишки херовы, вы чего натворили? В себе подобного переделали?! А ну вертай в зад!

— Я…я никого не переделывала… — Пони закрыла глаза стараясь спрятаться от страшного существа.

— Я тебе сейчас ёб…

— Громов, прекрати! — Алексей уже слез с кровати и стоял на всех четырёх ногах, лишь иногда покачивался от непривычки. — Мне тут помогли, и я уверен, что они не имеют никакого отношения к моему перерождению.

— А ты давно экспертом по другим мирам стал? — Не сводя тяжёлого взгляда с пони, Громов всё-таки спрятал своё оружие в кобуру.

Забавно, но капитан всё ещё стеснялся признаться в просмотре мультика про пони, даже не смотря на то, что они в него попали. Настолько он боялся упасть в глазах других. Пришлось придумать, что он подслушал разговор, где говорилось, что его уже нашли в образе пони. Полковник в свою очередь рассказал о героической борьбе с дымом. После того, как он зашвырнул Алексея на другой конец леса, его отряд попросту расстрелял эту НЁХ из всех стволов и напоследок кинул пару гранат. Неизвестно умерла ли тварь или нет, но когда оно исчезало, то заорало, словно маленький агонизирующий ребёнок, заставив оставить пару кирпичей от неожиданности всех, включая командира. Потом их отряд разделился – половина во главе со следопытом (у него имя, наверное, есть) пошла по следам неизвестного человека, вторая половина с полковником отправилась искать капитана. Если группа Громова попросту проследовала в место, приземления, и застав забирающих его пони, прокралась за ними по пятам, то группа снайпера натерпелась не мало. Они нашли мёртвого гигантского паука, и затем отстреливались от кучи других поменьше, которые явно намеревались перекусить мёртвым собратом, потом с боем вырвались из липких туннелей, и набрели на лагерь местных добытчиков чего-то там, но в бой вступать не стали по причине резко обрывающихся следов, возможно заметённых следов. После чего всё же вышли на след своих товарищей, и подошли буквально час назад.

Идя по коридорам, единорога удивляла не только их пустота, но и полное отсутствие разрухи. Не дырок от пуль, не выбитых дверей, да даже порохом не пахло. Выходит госпиталь (или больницу) взяли без единого выстрела и вообще явно без особого применения силы. Пони, которая была так напугана пехотинцем, шла рядышком всячески стараясь изображать тень и даже как можно реже дышать. Спецназовец тоже шагал рядом, и с окончания мини доклада ни сказал, ни слова боле. Медсестра (по шапочке с красным крестом и котью… комлю… короче по идентичному символу на заднице было понятно, что она тут работает, но всё же не врач – слишком мягкий взгляд, такие лю… пони обычно на посылках или просто ассистенты или же как в данном случае – младший медперсонал) была довольно миленькой особенно из-за белоснежной шёрстки и забавной кудрявой гривы жёлтого цвета. Ни крыльев, ни рога у неё не наблюдалось. На вопрос о том, где все обитатели, Громов радостно сообщил, что всех лошадок рассортировали по палатам и закрыли до поры до времени. Вот почему когда мимо них проходил солдат, и отдав честь полковнику с подозрением посмотрев на пони, стал проверять ручки дверей.

— Скажи честно, ты ведь думал, что мы тут всех положим, больницу сожжём, а трупы съедим? — Видя замешательство на новом лице Алексея, полковник знакомо вздохнул. — И что за стереотип такой – все военные тупые головорезы, способные лишь драться и слепо исполнять чужие приказы. Надоело! У меня, между прочим, в отряде два человека профессиональные шахматисты, а один вообще на гитаре так шпилит, что аж за душу берёт, да и остальные не пустое место. Или ты думал, раз с автоматом в зубах по горячим точкам ползаем, так ничего другого не умеем?

— Да не-не. — Поспешно начал оправдываться полицейский, прокручивая в мыслях игру спецназовцев-шахматистов. — Просто я думал, вы хоть пару раз в воздух пальнёте или газовую гранату кините.

— Ха-ха, эти мелкие зверушки так нас испугались, что чуть ли не сами попрятались в палатах, мы только успевали их закрывать! Вот только они никак не могли толком показать, где ты валяешься, поэтому пришлось немного погрубить. — Косясь на медсестру, объяснил Громов.

Наконец они вышли в свет и капитан полной грудью вдохнул местный воздух – свежий и чистый, словно с вершины Эвереста, вот только не такой ледяной. Спиной к ним стоял следопыт и что-то чертил. Когда его окликнули, он поспешно спрятал лист под маскировочный плащ и подошёл к троице.

— Не нашли, товарищ полковник? — Продолжая поправлять плащ, поинтересовался снайпер.

— Нашли. — Хором ответили человек и единорог.

Разведчик начал водить взгляд с пони на полковника, потом с полковника на пони, потом наоборот. Через десять переводов глаз туда-сюда, он догадался.

— Да ла-а-а-а-а-адно! — Голос следопыта был полон недоверия, но увидев серьёзную миму командира, сочувствующе поглядел на единорога. — И что делать будем?

— А вот это не ко мне. — Громов повернулся медсестре, которая всё это время скромно помалкивала. — Меня терзают смутные сомнения или ты знаешь, как помочь гер капитану?

Пони сначала явно не поняла о ком речь, но увидев тонко намекающего, громко покашливающего единорога, поняла.

— Я уверена, вам сможет помочь принцесса Селестия, однако сейчас в Кентерлоте подготовка к балу, и она очень занята. Есть ещё принцесса Луна, но не думаю, что она справится, по правде говоря, я её даже побаиваюсь. А последний и самый близкий к нам кандидат – зебра Зекора, она многое знает о древней медицине и лучше всего начать просить помощи у неё.

— Просить помощи у зебры? Норм, чё! — Алексей был явно не обрадован Кентерлотским балом по вине, которого он мог остаться без помощи квалифицированного мага. — И где живёт эта зебра?

На самом деле он знал, но продолжал строить из себя не смотревшего MLP, “серьёзного мужика”. Белоснежная пони объяснила, как добраться до хижины Зекоры, иногда краем глаза поглядывая на двух прямоходящих, греющих уши. Как только маршрут был спланирован, командир отряда взял рацию и отдал приказ покинуть больницу. Не прошло и пары минут как люди в чёрной , частично местами грязной униформе, медленно и нехотя стали выходить из тенька на жаркую улицу. Некоторые выливали на себя содержимое бутылок с водой успешно конфискованных у местных, более догадливые пили и только потом лили драгоценную влагу на себя. Бронежилет снимать было нельзя, ведь формально они на вражеской территории и Громов не собирался рисковать, а вспотевший солдат лучше, чем мёртвый солдат. Внешность обманчива и у пони вполне могло быть оружие или даже пси-способности. Когда последний спецназовец выпрыгнул со второго этажа и сделав подкат встал в строй, полковник начал инструктаж:

— Итак, бойцы, говорю кратко и внятно – сейчас идём по окраине города вдоль речки, что бы местных не шугать, затем переходим мост и идём к краю леса до хижины. Вопросы есть?

— Можно раздеться хоть до пояса? Жара ведь невыносимая, товарищ полковник! — Выкрикнул солдат с дробовиком SPAS-12 за спиной.

— Может, ещё в речке хотите искупаться? — Съязвил командир.

Видя охотно кивающих подчинённых, полковник лишь выдал:

— Хрен вам ребятушки, я не собираюсь отчитываться перед начальством о том, как вы умерли и почему вы во время нападения оказались без защиты. Всё, никаких возражений, заодно сможете пропотется и сбросить пару лишних килограмм, а то уже бронники ваши момоны еле сдерживают.

Ясное дело Громов шутил – каждый боец был хорошо натренированным и закалённым в боях солдатом и ни у кого не было и капли лишнего жира. Но распускать подчинённых нельзя – расслабятся, потеряют бдительность и всё! Горький опыт полковника не позволял ему давать поблажки бойцам даже в таком светлом мире. Хотя все агрессивные существа, которых они встретили, обитали в Вечносвободном Лесу, как его называли тутошние жители, и за его пределами была тишь да благодать, перестать держать ухо востро он не собирался.

Тем временем ворчащая и пыхтящая от жары колонна людей двинулась за следопытом, который не спеша побрёл по направлению к речке. Дав пони разрешение отпереть её коллег, а так же больных, два офицера присоединились к отряду.

Первый раз за всё короткое пребывание в Эквестрии Алексею повезло – он не страдал от зноя, ведь из одежды на нём была только его новая шерсть, и её цвет отлично отпугивал жару, а вот из-за тёмного цвета гривы голову всё же припекало. Одежду, а точнее всё что от неё осталось, он нашёл в тумбочке, до того как выйти из палаты – куча тряпок и обломков бронежилета, которые безвозвратно погибли и хранились скорее для ответа на вопрос “Где моё шмотьё?”. Всё остальное, явно “сожрал” дым… ох и влетит ему за потерю личного оружия и униформы. Тем временем они шли вдоль небольшой речки и пехотинцы, не нарушая приказа, на ходу зачерпывали воду в свои глубокие противогазы и жадно выливали на себя. Единорог боролся с искушением запрыгнуть в эту чистую и скорее всего ледяную воду, не желая, выделятся и заодно дразнить своих спутников.

«Почему они не реагируют на то, что я пони? Неужели Громов успел предупредить по рации? Предусмотрительно, однако». — Шагая в конце вереницы и смотря на своё отражение в воде, задумался капитан.

Пройдя вдоль реки и перейдя мост, люди направились к уже знакомому им месту, но теперь они сменили направление и вместо густой чащи оказались рядом с небольшой хижиной. Рассудив, что к единорогу и одному человеку зебра отнесётся куда спокойнее, чем к толпе вооружённых до зубов спецназовцев, договариваться пошли Громов и Алексей.

— Дверь не сломай, а то чинить заставят. — Гоготнул человек, когда они подошли к хибаре.

— Как же вы мне дороги со своим Славиком. — Проворчал задолбанный в своё время этой шуткой капитан, постучал передним копытцем в дверь (лягать он не собирался да и услышать “м-е-е-н-т что ты беспределом занимаешься”, но уже от полковника не очень хотелось… долбанный You tube).

Дверь открылась и на них, а точнее на пехотинца с интересом уставилась тёмно-серая зебра с ирокезом на голове. Даже нестандартный узор на спине и золотые украшения были прямо как в мультфильме.

— День добрый. — Буднично поздоровался полковник и не дожидаясь приглашения шагнул внутрь. — Ну, прям вудуист, куды деваться. — Оглядывая котёл с кипящей зелёной жижей, причмокнул он.

Алексей скромно зашёл следом, а Зекора наконец перестала рассматривать странное существо.

— Твайлайт опять эксперимент свой проводила и лучшую подругу в монстра превратила?

— Хэй, я не монстр и вообще помощь нужна не мне. Кстати будем знакомы – Олег. — Одновременно здороваясь с зеброй и указывая на единорога, притворно обиделся человек.

—Прошу меня простить, обидеть вас я не хотела, и можете вы звать меня Зекорой смело. — Тут она заметила полицейского, который привстав на цыпочки, вглядывался в маску, висящую на стене. — Я не пойму, а что не так с единорогом этим? Немного любопытен, но здоров и весел.

— В том то и прикол, он не единорог, он – человек. Существо моего вида, каким-то неизвестным образом превращённое в лошадь. — *Недовольный взгляд капитана* — То есть я хотел сказать в пони.

Зекора отошла назад, что бы увидеть обоих своих гостей разом, словно хотела сравнить, насколько сильно он изменился. После непродолжительного анализа, она лишь нахмурилась и покачала головой.

— Расстраивать вас жаль, но я скажу – ничем помочь я к сожаленью не могу. Есть у меня и зелья превращенья и измененья тоже, но все они на время, да и те в животных. Но я вам помогу советом, не из лести, ваш путь лежит в столицу к принцессе Селестии. — Последнее предложение было не с очень хорошей рифмой, и зебра откашлялась. Видно для них плохо сказать стихами было аналогом заплетающегося языка.

— Да у них там бал намечается. — Буркнул Алексей.

Громов лишь хрустнул суставами на шее.

— Бал-шмал, плевать! Найдут пять минут на расколдовку, или тебе уже нравится новое тело?

— Принцесса Эквестрийская добра, в беде она не бросит никогда. — Подкрепила аргумент солдата, Зекора.

Попрощавшись с отшельницей, офицеры пошли солдатам, которые разбрелись под кроны деревьев, и привалившись к стволам старались не умереть от жары. Снайпер опять, что-то калякал на бумаге. Командир полез в передний карман.

— Выдвигаемся. — Рация пшикнула “понял” и люди вновь встав в цепь, двинулись к мосту.

Следующей точкой назначения был пирон – поезд был самым быстрым средством передвижения, которое им было доступно на данный момент. Сплетни и слухи тут распространяются довольно быстро, по крайней мере, на Понивильских улицах было пусто как в вымершем городе, только перекати-поле не хватало. От деревеньки до станции рукой подать, а если идти прямо через неё, так вообще ходьбы на пять минут.

«Интересно, а где элементы гармонии? Уж не думаю, что они испугались бы сплетен про незнакомцев, по крайней мере Рэйнбоу Дэш и Пинки точно. Неужели они в Кентерлоте? Бал… Мля неужели это Гранд Галопинг Гало? А если мы туда припрёмся, то попадём в серию? Уже представляю, как посреди танцев в зал врывается наш доблестный Российский спецназ и с криком “мордой в пол!” ложит всех на землю. А-ха-ха, да простит нас Лорен». — Такие мысли немного развеселили Алексея и отвлекли от осознания того, что он мини-лошадь с рогом.

Отряду людей повезло, и они пришли на пустую станцию вместе с поездом. К удивлению спецназа станция, как и поезд, оказались очень похожи на человеческие, только заметно меньше и более примитивны. Ясно дело, что о покупке билетов и речи не шло, и проводнику просто тыкнули под нос удостоверение, после чего солдаты загрузились в вагон. Никто не возражал. Весь отряд преимущественно осел в вагоне-ресторане, отчего пони внезапно расхотели есть. Пара оставшихся бойцов нашли себе не занятые купе и поскидав себя всё кроме разве что трусов, завалились спать. Алексей, как “новообращённый” пони подселился к одной аристократического вида кобылке. Его временная соседка была серого цвета и с такой же чёрной гривой как у него, и как у многих пони одежда на ней отсутствовала (назвать одеждой бабочку – кощунство). Выразительный взгляд глаз цвета индиго, придавал ей некий шарм.

«Я её, где то уже видел, вот только где? Точно! В серии про бал, она там, на виолончели играла, вот она в углу запертая в футляре стоит. Неужели мы реально попадёт на Г.Г.Г? Мда уж».

— Можете ради приличия, и представится, а потом уже продолжите поедать меня глазами. — Немного высокомерно начала пони.

— Упс, и правда. Я – Алексей, рад знакомству. — Капитан не помнил, как здороваются пони и поэтому просто поднял переднее копыто.

Музыкантка захотела назвать своё имя, но её прервала игра на гитаре идущая из соседнего вагона. Мотив был простенький, но приятный, правда, судя по выражению лица пони, в этом купе людскую игру оценил только человек.

«Где они вообще гитару взяли? Или просто отобрали у кого то?»

— Вы не волнуйтесь, мы тут не для того что бы устраивать неприятности, просто найдём того кого нам нужно и покинем Эквестрию. — Успокоил свою попутчицу, Алексей.

— Так вы с ними?! — Забыв про напускной аристократизм, кобылка недоверчиво стала сверлить, единорога глазами.

Капитан заново заверил испуганную пони, что они не опасны и их цель не несёт вреда никому, кроме одного ублюдка. Она вроде успокоилась и явно для поддержания разговора кивнула на его круп:

— У вас очень интересная кьютимарка, что она обозначает?

«Она что, мне на зад пялится? Ну, ни стыда ни совести».

— Она означает, что я защищаю невинных, караю преступников и вообще то, что я хороший парень. — Ответил Алексей, в свою очередь уже разглядывая кьютимарку своей попутчицы, которая была в виде скрипичного ключа. Заметив это, пони покраснела, и подвинулась ближе к столику, скрывая свой отличительный знак.

«Так то». — Усмехнулся про себя капитан.

— А как ваше имя? — Полюбопытствовал он.

— Октавия.

Путь до Кентерлота оказался неблизкий, и единорог пожелав Октавии “спокойного дня” попросту завалился спать. Слишком много на него сегодня свалилось: сначала получил дюлей от дыма, потом в пони превратился, теперь они вообще едут на незапланированный визит к принцессе Селестии.

«Если верить мультику, а у меня нет повода ему не верить, то мне не откажут в помощи, вот только смогут ли они вернуть мне прежний облик?»

*Сон*

Проснулся Алексей от тихого хихиканья, и не понимая в чём дело начал протирать глаза. Тут же зрачки сильно защипало и он, матерясь, начал поспешно вытирать с лица мятную пасту. Октавия уже просто спрятала лицо в подушку, и тихо похрюкивая, тряслась от смеха.

— Что за дела? Тоже мне представительница высшего общества! — Шипел единорог, натирая глаза не испачканным копытом.

 — *Хрюк* это не я, это твои друзья! — Не отрываясь от подушки, хихикала кобылка.

«Вот гады, разыграли как сопляка! А она-то чего не разбудила? Тьфу, блин лежит и ржёт как понь».

Тут на весь поезд раздалось “Гавнюки! Кто это сделал?! Я вам эти тюбики в жопу затолкаю и выдавдлю! Суки такие, а!”, орал кто-то из рядового состава. То, что он не один попался на этот старый трюк, несказанно обрадовало Алексея, он даже был уверен, что сейчас услышит ещё пару криков и не прогадал. Очередной радостный вопль огласил поезд, обещая медленную и мучительную смерть шутникам. Развлекались, как могли, что с людей взять. Остаток пути ничего не произошло, но когда весь отряд выгрузился на огромной позолотой станции, взгляд единорога упал на заднюю дверь последнего вагона и он, оторопев, прочитал огромную надпись, красиво выведенную чёрным маркером.
“ На Кентерлот! “ Победно гласили буквы на английском, специально, что бы местные поняли и оценили юмор.

Капитан не успел оценить реакцию местных сливок общества, т.к. уже шёл с остальными по белоснежным улицам столицы Эквестрии. Стража не пыталась нападать, но глаз с чужаков не сводила. Остальные пони просто сторонились устрашающих пришельцев.

«А что они ещё сделают? Лягнут или телекинезом скрутить попытаются? Если только так».

Люди выстроились в две вертикальные параллельные колонны и во главе с Громовым направились к возвышающемуся над городом замку. Единорог просто шёл сбоку, дабы не смешить всех своим строевым копытным шагом.

— Полковник, вы прямо командуете парадом! — Заржал в спину Олегу единорог, но тот его или не услышал или проигнорировал или просто был не в теме.

Кентерлот оказался прекрасен, особенно в лучах солнца, которые отражались буквально от всего, заставляя город блестеть, словно отполированный кубок. В мультике его показывали мимолётом да то в основном только замок и сад. А вот и дворец. Громов уверенно шагнул к воротам и на вопрос стражника “вы послы?” ответил “ещё какие!”. Внутренний зал оказался просто огромен и сейчас по нему бегали и летали слуги, украшая его различной праздничной дребеденью. Со вторыми воротами, которые вели в тронный зал, возникли проблемы.

— Стоп, нельзя! — Стража распушила крылья, изображая скрещивающиеся копья, да так и застыла, выжидая, пока незваный гость не отойдёт на нужное расстояние.

— Спокойно служивые мы послы, так что убери свои культяпки, а то сломаются ещё. — Не сводя глаз с гвардейцев, посоветовал полковник.

— В тронный зал нельзя даже послам, ждите до завтра. — Монотонно ответил один из стражей.

За спиной командира отряда, кто-то угрожающе хрустнул костяшками давая понять, что один кивок головы и пегасам настучат по шлемам. Громов помотал головой и продолжил.

— Я наверное плохо выразился или ты просто не расслышал – мы тут не из-за бала, а из-за одного невезучего идиота, которому нужна помощь самой Селестии.

— Принцессы Селестии. — Хмуро поправил стражник.

— Как скажешь, как скажешь. А теперь давайте, сложите свои крылышки и дайте нам пройти, я даже оставлю всех своих людей тут и возьму лишь “клиента”.

— Нет. — Хором ответили гвардейцы.

Пехотинец лишь пожал плечами, и резким движением сорвав с одного из стражников шлем, приложил его по темечку кулаком. Гвардеец, даже не успев понять, что случилось, осел на пол. Спецназовец присел рядом с пегасом в отрубе и не спеша надел на него шлем обратно. Второй пони-солдат не решил испытывать судьбу, и приоткрыв ворота (слишком большие створки для двери) юркнул внутрь закрывая за собой вход прямо перед носом полковника.

— Не, ну я так не играю! — Обиженный спецназовец стал открывать ворота, но тут от них пошло белое свечение и закрывшиеся створки оттолкнули пехотинца.

Их просто оставили снаружи, а сами попросту закрылись в тронном зале. Такого плевка в лицо, Громов вынести не мог.

— А ну бойцы, навались, не боятся! — Отдав приказ, командир, упёршись в створки, стал буксовать на месте.

Но когда все кроме Алексея и снайпера стали толкать ворота, которые нехотя и скрипя стали поддаваться, слуги в страхе начали смотреть на этот эпический штурм королевских чертогов.

— А вы чего встали или вам особое приглашение нужно?! — Укоризненно бросил двум тунеядцам, пехотинец вооружённый пулемётом “Печенег”. — А ну помогайте, только вот ты с рогом поаккуратней, пырнёш ещё ненароком.

С подкреплением, врата были сломлены, и вся людская масса, включая единорога, повалилась в образовавшийся проём, отдавливая друг друга ноги, и просто толкаясь, и ругаясь, на чём свет стоит.

Перед глазами открылся ещё один зал, но куда более красивый и забитый. Помимо огромного количества пони, занимающихся подготовкой к празднику, и кучи стражников которые пытались удержать врата и теперь валялись вперемешку с людьми, в толпе промелькнула парочка грифонов. Все, включая двух лошадок (пони и лошадью назвать их будет оскорблением) сидящими каждая на своём троне не отводили изумлённого взгляд от матерящейся кучи-малы. Громов быстро выбравшись на свет божий оценил обстановку и не сводя взгляда с принцесс (две принцессы, сёстры наверное или… тьфу) начал вспоминать, что там нужно говорить представителям другой цивилизации особенно если он большая шишка. Вспомнив заветную фразу, командир пехотинцев растянулся в улыбке, и раскинув в стороны руки словно пастырь, произнёс:

— Не бойтесь, мы пришли с миром!