Заряд моих батарей на исходе, тьма сгущается

Он лишь робот, погибающий в пыльной буре Марса, но его последний глас слышат и приходят на помощь. Остаётся лишь решить, где он находится теперь, и с какого края начать исследование этого удивительного мира - ведь он рождён исследовать всё, что видит.

Твайлайт Спаркл Спайк Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки Старлайт Глиммер Сансет Шиммер Эмбер Торакс Чейнджлинги

Ад для Автора

Очередной классический "попан-фик" в посмертии. Или все не совсем...

Флаттершай Принцесса Селестия Человеки

После конца...

Случилось то, чего все так боялись... Последние огоньки жизни гаснут в серой пустыне... Есть ли еще надежда?

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл

В ее сиянии

Эквестрия еще молода. Народы пони, объединенные под ее флагом, еще осознают себя хозяевами новой страны. Могучие и таинственные аликорны, принцессы-защитницы Селестия и Луна стоят на страже юного государства. Благодаря им чудовища более не властвуют на землях Эквестрии, а пони учатся жить в мире друг с другом. Но спокойствие может быть обманчивым, а угроза может прийти не только извне, но и притаиться в сердце страны. Или кого-то очень близкого.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Временный жеребец

Минуэтт наметилась любой ценой провести приятное свидание с приятным жеребцом. Твайлайт же хочет, чтобы та прекратила сеять хаос и разрушения в пространственно-временном континууме. Тут-то и начались сложности.

Твайлайт Спаркл Колгейт

Время лечит

Время лечит - это правило как нельзя лучше подходит юному жеребчику Виктори Чейзу.

ОС - пони

Моя удивительная пони

Дитзи Ду – необычная пони. Неуклюжесть – это не про неё, а вот предрасположенность к несчастным случаям и странным происшествиям – как раз о ней. Забавно, наверное, особенно поначалу, пока не осознаешь, что это заложено самой природой. И вхождение в штопор из-за попытки поймать выпавшую из сумки посылку, завершающееся столкновением с ничего не подозревающим жеребцом – далеко не худшее из того, что могло с ней произойти. Особенно, если этот пони и сам является весьма неординарной личностью.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Отпуск

Всем нам иногда нужен отпуск.

Принцесса Селестия

Вопросы жизни

Жестокий мир. Как он меняет людей, превращая их в жалкие тени самих себя или ещё что похуже...? Что тогда говорить о наивной пони, попавшей в этот адский круговорот?

Лира

Оно выползло из чулана

Трудно быть старшим братом, особенно если тебе нужно сидеть со своей младшей сестрёнкой. А когда нянчишься с ней, да ещё ждёшь, когда придёт твоя кобылка, чтобы признаться ей в любви... это ещё тяжелей. Что ж, давайте посмотрим, как Шайнинг Армор — профессиональный старший брат и охотник на монстров пытается справиться с Твайлайт Спаркл и её шустрым и живым воображением; как он защитит её от чудовища, живущего в её голове, но прячущегося в чулане; и удастся ли ему провести идеальное свидание с леди Кейденс. Конечно же, он справится легко... Ведь нет никаких монстров в чулане, правда?

Твайлайт Спаркл Другие пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Автор рисунка: Noben
Мы пришли с миром! Затишье перед бурей

Первая кровь и первый прогресс

О да, в знакомы мирок попали ещё одни люди, но ими движет совершенно иное мировоззрение и идеалы, теперь рассказ переходит на болеет взрослый и брутальный уровень. Но границы здравого смысла будут.Пафос увеличен на 20%.

Королевство грифонов в отличие от Эквестрии повидало немало войн. Живущие здесь грифоны были закалены бесконечными меж клановыми разборками и охотой на диких зверей. Однако, крылатым жителям горной страны предстояло встретить самого опасного и хитрого хищника ступавшего на их земли – человека.

Через горный перевал шагали два гиганта закованные в чёрную броню. Издалека их можно было бы принять за странствующих рыцарей, но приглядевшись можно было заметить слишком, огромный рост и такую же огромную ширину плеч. Вместо крыльев у них за спиной располагался ранец, который был слишком громоздким для простого хранилища и возможно служил для чего-то другого. Тот, кто шел впереди был облачён в плащ с белой подборкой, а его шлем с забралом венчал веерообразный плюмаж. На боку у него висел меч, и хотя большая его часть была закрыта плащом, украшенная, идеально вычищенная рукоять давала понять, что хозяин очень дорожит этим оружием. В руках он сжимал очень странного вида арбалет, у которого не было натяжных дуг и места куда клался болт и вообще странный прибор был закрыт металлом со всех сторон, но он каким то образом перезаряжался и стрелял, ведь в нём на месте, где должен выглядывать загнанный болт, был небольшой, полый цилиндр, а ещё от основания отходил неизвестного назначения прямоугольник, возможно за него держались, когда использовали это странное оружие. И ещё одна маленькая мелочь об “арбалете” – у него не было видно приклада. С одной стороны у грифонов были распространены арбалеты без прикладов, но он не грифон, а стрелять (оно точно стреляло) из такой огромной штуки ( не каждый местный пернатый её бы поднял) без стабилизатора меткости… с другой стороны в лапах гиганта он вполне нормально лежал и даже выглядел довольно хрупким рядом с его огроменными чёрными перчатками. Второй неизвестный, который шёл чуть позади, был одет попроще, но в общих чертах один в один был похож на своего спутника, разве что чуть поменьше в росте. Хотя частично позолоченная броня командира (точно командир) бросалась в глаза и заставляла задержать взгляд на правом наплечнике выполненного в виде головы орла или же грифона...

Два разведчика сидели на выступе скалы и наблюдали за причиной своего отзыва из Кентерлота. Один из них был огромный чёрный грифон, которому роль шпиона шла как корове седло, второй был поменьше и его растрёпанный от ветра лоб украшал вертикальный шрам, оставленный, чьим то, когтём. Одеты они были в стандартные кожаные доспехи синего цвета, а из оружия были лишь сабли и лёгкие арбалеты. Спрятались разведчики довольно умело, но чувство что их заметили никак, не хотело их покидать. Наконец тот, кто был по больше, шепнул напарнику:

— Табар, лети в лагерь и предупреди, что пришельцы направляются в их сторону, а заодно передай Дайгу, что он жопошник, который отвлёк меня от работы своим проклятым призывом.

Грифон, с шрамом молча, спикировал по направлению к виднеющийся вдалеке долине. Проводив взглядом своего подмастерья, Гор вернулся к наблюдению за странными существами.


Два десантника молча, шли через перевал, ведь темы для разговоров закончились довольно быстро. Зигфрид просто проклинал себя за неосмотрительность и такой глупый просчёт, который он не имел права допустить, в то время как Таркус до сих пор не мог поверить, что их предали. Для него инквизиция была чем-то вроде примера для подражания, и её служители входили в немногочисленное число простых людей, не Астартес, которых он уважал. Сейчас они просто искали признаки разумной цивилизации, но её представители сами их нашли, правда не нападать, не говорить они не спешили, ксеносы попросту изучали десантников с безопасного расстояния, наивно думая, что их не видят. Видно они не знали что, что шлем у людей не только для защиты и прикрытия лысины, но и для сканирования местности, пробы воздуха и даже для изменения речи на случай контакта с дружелюбными пришельцами. Похоже, последнее в данной ситуации пригодится больше всего. Таркус явно желая отвлечься от мыслей, что они заперты в неизвестном мире, без какой либо связи с имперскими силами, решил начать непринуждённую беседу.

— Капитан, как вы считаете, местные ксеносы агрессивны?

Зигфрид помолчал, явно недовольный тем, что его отвлекли от самобичевания, но спокойно ответил.

— Не думаю, иначе они бы уже на нас напали. Заманивание в засаду так же отклоняется, из-за того, что они следуют за нами, а не мы за ними, но это ты, наверное, и без меня понял.

— Им повезло с уровнем развития, раз они догадались сторониться нас. — Усмехнулся тактический десантник.

— Как бы глупо это не звучало, но это нам повезло. Брат, мы тут совсем одни и кроме нас из людей тут, скорее всего никого нет, и что бы вернутся на Фобос 5, нам придётся попросить о помощи местных псайкеров, если они тут у них конечно есть.

— ЧТО-О-О-О?! — Таркус встал как вкопанный. — Просить помощи у нечестивцев?! Ни за что!

Капитан и сам остановился, до конца не веря в сказанное. Прямо сейчас он непринуждённо заговорил о мирном контакте с неизвестной расой, которая была далека от человеческих идеалов.

— Да, нам нужна их помощь. — Зигфрид услышал, как его подчинённый заскрипел зубами. — Их уровень развития довольно жалок, а значит, космических кораблей у них нет и угонять нам нечего, однако тут чувствуется ауру психической энергии, она буквально пропитывает этот мир и одновременно не забирает ничего назад, как это бывает на большинстве имперских планет с высоким уровнем рождаемых псайкеров. С такой атмосферой тут должен быть сильный колдун, который может нам помочь. Прискорбно такое говорить, но это наш единственный шанс вернутся обратно, и предупредить орден о предательстве Дрогана.

Таркус немного постоял на месте, а потом с яростью пнул огромный булыжник, заставляя тот улететь на несколько десятков метров. Кажется, это значит “Так и быть”.


Табар, широко расправив крылья полностью отдался полёту, и закрыв глаза не заметил, как вдалеке вспыхнуло несколько красных огоньков, которые через пару секунд пропали. Заметив большой, наспех строящийся лагерь, который должен был перекрыть собой всю небольшую долину, он пошёл на снижение. Лорды ближайших кланов с радостью предоставили часть своих солдат и в купе с отозванными гвардейцами из Кентерлота, лагерь строили и охраняли около двух сотен грифонов. Многовато для поимки двух чужаков, но на своей земле можно и перестраховаться. К сожалению, по несчастному стечению обстоятельств, лагерь можно было возвести только на земле, т.к. не у одной ближайшей горы не было даже намёка на ровное место, на котором можно было бы разместить хоть одну палатку, а уж о лагере и говорить не стоит. Но это не страшно – лагерь временный, да и не будут же чужаки вдвоём нападать на заставу. Большая часть народа была занята возведением частокола и собственных палаток. Пройдя к шатру главнокомандующего, Табар отодвинув шторку, которая и так уже сместилась в бок от ветра, попал на следующее место в разговоре.

— … а я говорю, дай мне полсотни грифонов, и я притащу этих чужаков сюда и выбью из них всю информацию. Дайг разуй глаза – это вторжение, а они, скорее всего шпионы. Мы должны их схватить, они точно что-то знают.

Табар удивился, увидев здесь лидера трёх взводов “Когтей” – наёмников, чьими услугами пользовались все кому не лень, но то, что он указывал командиру гвардии Матриарха, было верхом дерзости. Тем временем Дайг прервал пылкую речь наёмника закованного в чёрные латы.

— Вас наняли для исполнения приказов, а не для чесания языком в спорах. Я сказал – пришельцев пока не трогать. Я не собираюсь нападать на противника, о чьей силе ничего не знаю. Они могут оказаться достойными соперниками, а терять бойцов я не намерен.

— Трус! — Стукнул кулаком по столу с картами чёрный грифон, и поправив бандану закрывающую глаз на пиратский манер продолжил. — У тебя в распоряжении две сотни отборных воинов, а ты боишься двух тварей.

— Знай своё место, смерд! — Двуручный меч выскользнул из-за спины, и кончик его лезвия упёрся в незащищённое горло наёмника. — Я выполняю приказы самой Матриарха и я не позволю ничтожеству вроде тебя ставить их под сомнение. Можешь взять всех своих грифонов, которых у тебя меньше сорока и напасть на чужаков, но знай, я тебе помогать не буду, а если по твоей тупости начнётся война с неизвестной расой, я лично настою на том, что бы мне дали честь отрубить твою пустую башку. — Меч тихонько кольнул в горло, заставляя грифона, попятится назад. — Пшла прочь… сестра.

«Так это баба?! Да ещё и сестра нашего командира?!» — Не веря своим ушам, Табар замешкался и встретился лицом к лицу со знаменитым головорезом, который оказался замаскированной грифоншей.

— Уйди с дороги или познаешь мой гнев! — Рявкнула наёмница далеко не женским голосом, заставив Табара поспешно дать ей пройти.

Свыкаясь с мыслью, что сестра Дайга является опаснейшим существом во всём королевстве, разведчик скромно зашёл внутрь.

— Чего ещё тебе надо? — Командир ещё не убрал меч и уже начинал угрожающе его поднимать, но заметив своего старого друга, успокоился. — А, это ты, Табар, не нужно так подкрадываться. Хотя сам виноват – надо было пару грифонов в караул у шатра поставить. — Заметив взволнованное лицо разведчика, Дайг положил меч на стол. — Что там с чужаками?

— Новости есть, но они не очень хорошие. — Табар намекающее покосился на глиняный кувшин с вином, и получив разрешение, опустошил его за три глотка, после чего продолжил. — Их как было двое, так столько же и осталось и это хорошо, но они идут прямо в сторону нашего лагеря и они вооружены огромными мечами, которые спокойно держат одной лапой. Ещё у них есть странная помесь арбалета и подзорной трубы, думаю это их стрелковое оружие.

— И это всё? — Поинтересовался Дайг, с сожалением глядя на пустой кувшин.

— Э-э-э, да… хотя нет, не всё! Ещё они не умеют летать, но зато простым ходом обгонят пони бегущую рысью. Так что если они не сбавят шаг то будут в долине примерно через пол часа. — Вино словно давило на разведчика, мол говори-говори, коли выпил на халяву.

— Ясно. — Командир гвардейцев уселся на табурет и остановил, уже собирающегося уходить Табара. — Я хочу тебя кое о чём попросить – не говори никому о нашем разговоре с Бладнайфом, в особенности о нашем с ней… то есть с ним маленьком секрете. — Разведчик кивнул и он продолжил. — Это не приказ, это дружеская просьба. Обещаешь не раскрывать мою тайну?

— Да что б у меня крылья отмерли, если я проболтаюсь! — Торжественно поклялся Табар, самой страшной для грифонов клятвой.

Дайг знал, что такую клятву, грифон не нарушит, даже если напьётся вусмерть или попадёт в плен – потерять крылья это самое страшное наказание для представителей этого народа и она действовала как психологический блок, позволяющих сохранить любые секреты и тайны от чужих ушей. Отпустив друга, гвардеец задумался над планом действия. Ему не было известно о намерениях чужаков, а так же об их настрое и военной подготовке. Они были вооружены необычным оружием, которое могло оказаться чем угодно – от простой пукалки-рогатки до древнего артефакта, способного уничтожить их всех в считанные секунды. Идти на переговоры с тем о ком ничего не знаешь очень страшно, а ведь он как один из командиров обязан на них присутствовать и если существа решат повоевать он будет среди первых, кто испытает их мастерство на себе. Ещё его волновала сестра – эта дура формально тоже считалась одним из лидеров, хотя была всего-то офицером у наёмников. Вот она действительно могла делов наделать, ибо переговоры не были её сильной стороной и в основном заканчивались плачевно… для её оппонентов. Дайг жопой чуял, что должно произойти что-то очень нехорошее, но отправить Матриарху письмо со словами “Я думаю, должно произойти некое плохое событие и требую отозвать нас обратно”, было не лучшей идеей. Что ж, у него есть примерно тридцать минут до встречи с “гостями” и надо потратить их с пользой.


— Капитан, смотрите! — Таркус указал на летящих к ним ксеносов. — Какие будут приказы?

Пара десятков грифонов в лёгких вороных доспехов уже шла на посадку.

— Приготовься к бою, но без моего сигнала не нападай.

Тактический десантник кивнул и перезарядил болтер, а Зигфрид уже шёл навстречу чужакам. Тропа была довольно широкая, с одной стороны была гора, которая стеной тянулась вдаль и скрывалась за горизонтом, а с другой была пропасть, и глядя в неё виднелась небольшая долина и какое-то движение происходящее на ней. Грифоны были вооружены арбалетами, мечами разной степени длины и сетями. Правда что бы поймать Астартес, на него нужно скинуть танк и то он его через некоторое время перевернёт. Храмовник сложил руки на груди и спокойно смотрел, как его окружают полукругом.

— Ты что ли пришелец? — Спросил одноглазый ксенос в шлеме с одним обломанным рогом. — Здоровый, даже больше минотавра. Лады слушай сюда, нам обещали дать целую кучу золота за ваше оружие. Смекаешь? Вы отдаёте нам один из своих странных арбалетов, а мы даём вам десять процентов.

— Не пойдёт. — Пожал плечами десантник, но приказ не отдал.

— Торг не уместен или соглашайся или мы заберём силой. — На этих словах все бандиты обнажили кривые сабли и ножи, а те, у кого были арбалеты, направили их на капитана.

— Хорошо. — Зигфрид перешёл на закрытый канал связи и предупредил поодаль стоящего Таркуса о том, что сейчас будет сигнал. — Позвольте моему другу продемонстрировать наше оружие в деле. Оно у нас…

Наёмники хотели что-то возразить, но гигант уже взял их на прицел.

— Мощное…

Одиночный треск и один из грифонов отлетает на три метра назад, зияя дырой на всю грудь.

—…Быстрое…

Не успели его сообщники сообразить, в чём дело как ещё двое из них разлетелись в кровавые ошмётки.

— И, конечно же, не перегревается.

Таркус быстро сменил темп огня на автоматический и просто стал водить болтером из стороны, в сторону быстро превращая ксеносов в куски дымящегося мяса. Через две с половиной секунды всё закончилось. Сам процесс, включая комментарии, занял от силы четыре или пять секунд.

— Нужно было их просто зарубить. — Тактический десантник сожалел о потраченных драгоценных болтах, запас которых был ограничен.

— Долго, к тому же у них были крылья, и кто-нибудь вполне мог сбежать и предупредить своих сообщников. — Обходя изуродованные тела, спокойно ответил Зигфрид.

— Вы уверены, что за нами перестали наблюдать?

Старший десантник некоторое время помолчал, а потом, проверив заряжен ли его болтер, огляделся и заметил растворяющуюся в облаках крылатую фигуру.


Когда Дайг узнал, что пять минут назад их лагерь покинули двадцать наёмников, его передёрнуло от злости. Кто знает, может Бладнайф на полном серьёзе восприняла его совет или же просто решила поступить по своему, но мирные переговоры были на грани срыва и это не хорошо. Пока Дайг раздавал гвардейцам приказы найти наёмника и притащить к нему, рядом, откуда ни возьмись, тяжело дыша, рухнул огромный грифон.

— Гор, что случилось? За тобой словно все демоны Тартара гнались! — Помогая подняться второму разведчику, беспокойно спросил командир гвардейцев.

Кузнец продолжал тяжело дышать, что было очень для него не характерно – по выносливости он опережал на голову многих грифонов, да и до звания старика ему надо было жить ещё лет двадцать. Наконец переведя дыхание, он кое-как начал пересказывать произошедшее.

— Дайг… они их всех убили… за несколько мгновений двадцать профессиональных бойцов превратились в мешанину из кишок и дерьма… их нужно уничтожить, но наших сил не хватит. — Чёрный грифон перевёл дыхание. — Их оружие стреляет неизвестными снарядами, которые спокойно пробивают кожаную броню, хотя и латы тоже, я уверен, оно очень быстрое и его не надо перезаряжать. А знаешь что самое страшное? — Глаза кузнеца стали как два блюдца. — Всех наёмников убил один из них, а второй даже не пошевелился.

Дайг не мог поверить – одну десятую часть его небольшого войска положили за пару секунд, причём не утруждаясь. Посылать за помощью было слишком поздно, придётся действовать своими силами. Возможно, даже не нужно будет сражаться, а убитых наёмников можно выдать за бандитов.

— Они идут! — Раздался сверху голос наблюдателя, зависшего в небе.

Гор пытался отговорить друга идти на переговоры или хотя бы взять больше охраны, но Дайг ссылаясь на то, что они и так уже подорвали доверие к пришельцам, взяв с собой десяток солдат и сказав кузнецу, чтобы не трепал языком о случившемся, вышел через самодельные ворота навстречу чужакам. Расстояние было всего в несколько сотен метров, но он решил не взлетать, боясь, что пришельцы воспримут это как попытку атаковать. Когда до сближения оставалось совсем немного, и грифон уже мог разглядеть их как следует, сбоку вынырнул неизвестный в чёрных латах и присоединился к процессии.

«Бладнайф? Всё, теперь нам точно конец».


После короткого боя, Астартес нашли небольшую тропу, по которой и спустились в долину. Визоры в шлеме позволили разглядеть вдалеке длинный деревянный частокол, который явно был чем-то вроде КПП. Десантники заметили, как им навстречу вышло около десятка ксеносов, но в другой броне, и нападать они явно не собирались, правда, Таркус всё равно не выпускал из рук болтер. Используя зум встроенный в шлем, Зигфрид стал по подробнее рассматривать невредимых ксеносов. Они представляли собой помесь льва и орла, но не вызывали такого отвращения, как те же орки, даже наоборот. Крылья их были сложены за спиной и прикрыты плащами. Оружие было таким же примитивным, как и у нападающих – алебарды, клинки, арбалеты. Окрас у всех был почти неотличим, разве что шерсть на львиной половине тела немного отличалась по тону, но в целом у всех была одного цвета – коричневая. Перья в основном были белого цвета, изредка преобладал бледно-серый или кремовый. Кажется, от птиц у них осталось ещё и монокулярное зрения, это было заметно по тому, как они иногда вращают своими головами. Предупредив Таркуса, что в случае чего, сигнал будет точно такой же, Зигфрид приготовился к переговорам. Люди и грифоны остановились друг напротив друга на небольшом расстоянии и к Астартес шагнули два ксеноса. Один из них был в крылатом шлеме и полном комплекте серебристых лат за исключением поножей и наголенников – вместо них были простые штаны, и сам его вид отдавал духом средневекового рыцаря. Второй был полной противоположностью: чёрные грубые доспехи с шипами на плечах, накинутая сверху накидка придающая грифону ещё более мрачный вид и главное в отличие от своего товарища он был в сапогах – грубых чёрных сапогах с заострённым мысом. Зигфрид, продолжал, молча изучать ксеносов, давая им возможность самим начать разговор. Наконец владелец крылатого шлема заговорил.

— Приветствую вас в королевстве грифонов, я командир гвардии Матриарха – Дайг Фон Венгельхольм! Если это не тайна то может, скажете нам о цели вашего визита. — Ксенос заметно волновался, но держался молодцом.

— Приветствую в ответ. С вами говорит капитан пятой роты чёрных храмовников – Зигфрид. У меня к вам встречный вопрос. — Постепенно повышая голос, говорил Астартес. — Это ваши войны атаковали нас на перевале?

Грифон отрицательно помотал головой.

— Тогда почему у вашего спутника точно такой же амулет как у тех бандитов. — Ухмыльнулся десантник.

Парламентёр, в чёрных доспехов услышав упоминание о себе, ничуть не растерялся.

— Так вы их убили? — Зашипел ксенос. — У них был приказ от Матриарха доставить образец вашего оружия, а вы просто убили их? Вам это с лап не сойдёт!

— Ложь. — Спокойно сказал Зигфрид. — Я вижу в твоих глазах только ложь и клевету. Оружие все го лишь предлог. — Кивок и тактический десантник взял всю делегацию на прицел. — Говори, кто, а главное, зачем послал нас убить.

Уязвлённый и понимающий свою беспомощность ксенос просто нахохлился и стал смотреть себе на сапоги. Таркус предупреждающе стукнул пальцем по курку. Тут грифон в серебристой броне не выдержал.

— Да говори ты, упёртый придурок, я не собираюсь тут подыхать из-за твоего упрямства!

Грифон в чёрном, посмотрел на своего товарища, а потом ну дуло болтера смотрящего ему прямо в грудь. Понимая, что выбор невелик, он нехотя заговорил.

— Никто меня не нанимал, это была полностью моя инициатива.

Зигфрид заранее предупредил Таркуса не стрелять в ксеносов без особого сигнала. Сигнала не последовало.

— Смело, но чем мы успели тебе не угодить? — Капитану было очень интересен мотив этого мрачного типа.

— Я думал, вы готовите вторжение. — Словно нашкодивший ребёнок, пробормотал грифон.

— Вторжение силами двух человек? Бред сивого грокса! Ты точно правду говоришь? — Вмешался в разговор ТСМ (от слова tactical space marine, в будущем так и будет обозначаться).

— Мне показалось вы разведчики…

— Показалось? — Зигфрид лишь покачал головой. — Ты понимаешь, что из-за твоих фантазий погибло два десятка твоих товарищей? В наше оправдание скажу, что мы попросту защищались. Но сделанного не вернёшь и если вы готовы не предъявлять нам обвинения в убийстве, то я закрою глаза на эту жалкую попытку нападения.

Все кроме виновника охотно закивали, но после хорошего поджопника от командира гвардейцев, он тоже кивнул.


У Дайга как камень с сердца упал. Они не только нашли компромисс, но и влияние “Когтей” в его лагере заметно ослабло, нет ему не нравилось, что их убили, но с другой стороны эти головорезы рано или поздно все бы сгинули. Сейчас они возвращались вместе с этими как, они себя потом назвали “Астартес” в лагерь. Хах, давно он не видел сестру такой злой и униженной, но и поделом ей – нечего самовольничать. Когда они зашли в лагерь, солдаты с открытыми клювами во все зенки глазели на гигантов, которые кажется, их даже не замечали. Дайг предложил им для ночлега взять палатки убитых наёмников, но к своему удивлению услышал, что они не спят и вообще даже не устали. Грифон всё больше и больше начинал бояться и одновременно уважать этих идеальных воинов, однако попрощавшись с ними, он не забыл приказать стражникам не сводить с них глаз. Зигфрид перед его уходом хотел о чём-то спросить, но потом сказал, что сделает это завтра. Дойдя до своего временного жилья, грифон широко зевнул. Караула он так и не поставил, поэтому просто решил завязать вход в палатку, когда будет внутри, от убийц не спасёт, но подчинённые вряд ли заглянут. Зайдя к себе в шатёр, он заметил сидящую к нему спиной Бладнайф. Дайгу стало её даже жаль – за такой провал её турнут из наёмников, а может даже хуже…

— Всё вино выхлестала? — Спросил он, снимая шлем, а затем, пытаясь стащить с себя доспехи, гвардеец прошёл вглубь помещения.

— Давай помогу что ли… — Услышал Дайг и почувствовал, как ему распутывают ремни на броне.

— Чего это ты подобрела? Или я сейчас приму твой нож между лопаток? — Позволяя стягивать с себя громоздкую кирасу, усмехнулся грифон.

— Толку то злится? Моей карьере конец и я сама в этом виновата, а теперь ещё от “Когтей” скрываться придётся… проклятье. — Бладнайф схватила кувшин с вином и допила его содержимое.

— Это уже, какой по счёту? — Поинтересовался Дайг, садясь напротив сестры.

. Та лишь помотала головой, давая понять, что не считала. Содержимое ещё одного кувшина исчезло в бездонном клюве наёмницы. Часть пролилось ей за доспехи, часть, на лицо, заставляя намокнуть её кремовые перья, но она даже не заметила и лишь перевела слегка мутный взгляд на брата.

— Знаешь, я думаю мне жить осталось от силы неделю. — Она икнула, и слегка шлёпнула кистью хвоста себя по лицу, дабы Дайг перестал двоиться. — Надо хорошо провести оставшееся время.

— Не говори глупостей, лучше перешагни через свою гордость и прими моё предложение насчёт поступления в гвардию – у нас тебя никто, не достанет, разве что кто-то из враждебного клана, но от этого никто не застрахован. — Пытаясь отобрать очередной кувшин у Бладнайф, начал грифон.

Когда он уже почти вырвал из её лап злополучный напиток, наёмница резко обхватила его затылок, и притянув к себе поцеловала прямо в клюв, причём далеко не как сестра. Оттолкнув от себя разгорячённую алкоголем грифоншу, Дайг попытался её вразумить.

— Ты совсем е… сь?! Ты же моя сестра!

— Троюродная. — Невинно заметила Бладнайф, ловя его за хвост.

— Ты реально поехавшая… — Медленно выговаривал Дайг, видя, как с него стягивают штаны.

— У меня такой милый и заботливый братик. — Промурлыкала она, уже сняв доспехи и устроившись на нём поудобнее, начала водить хвостом по его бурой шерсти, которая была точно такой же, как у неё, ну может только чуть менее грязной. — Но всем нужно расслабляться и тебе и мне, но в особенности тебе. Сколько у тебя не было? — Не дождавшись ответа, она продолжила мурчать, одновременно опуская свою правую переднюю лапу всё ниже и ниже. — Вот меня давненько никто хорошенько не имел, а я ведь как-никак женщина, хоть и скрываю это.

— Так найди себе ё…я в лагере, я возражать не буду. — Гвардеец попытался подняться, но его грубо приложили затылком о тонкий ковёр, которые наспех были разбросаны по всему шатру, чтобы не ходить по голой земле. — А если нас застукают?

— А ничего страшного, скажешь что тр…ешь одну из своих подчинённых сучек, я даже не обижусь – конспирация превыше всего. По поводу как ты выразился ё…й – тут рядом с тобой и близко никто не стоял, даже тот здоровый увалень. — Она уже стала слегка пощипывать его плечо своим аккуратным клювиком. — Ой, ну не смотри на меня так я не такая уж и шлюха и развлекалась далеко не со всеми, просто умею определять по некоторым характерным особенностям, кто, сколько, как часто и прочее. А теперь заткнись и получай удовольствие.

— А твои доспехи? — Не сдавался Дайг, чувствую предательский стояк.

В ответ грифонша просто лягнула свой нагрудник в кучу одежды, аккурат наваленной рядом со спальником.

— У меня девушка есть! — Понимая, что возбуждения заметил не он один, грифон лишь тяжело выдохнул.

— Ничего страшного я не ревную. — Наёмница прильнула к клюву слабо сопротивляющегося гвардейца и стала, дразня водить по его члену своим коготком.

«Сука… ты… больная». — Такими были последние членораздельные мысли Дайга.