Автор рисунка: Stinkehund
Затишье перед бурей Лояльный дезертир. Утрата. Крепость страданий

Знакомство с тенью

Глава получилась довольно короткая, ибо описывать битвы с различными фаталити я не очень хорошо умею, но думаю так тоже будет неплохо. Возможно глава чуть-чуть изменится, но в целом на сюжет это не повлияет.Описания тут не будет ибо без него этот отрывок будет интереснее)

Проводив взглядом уходящего к себе в шатёр Дайга, Зигфрид повернулся к Таркусу. ТСМ стоял столбом рядом с капитаном, пытаясь придумать алгоритм действий – он посреди лагеря ксеносов, но не должен их убивать. Впервые за много лет боец тактического отделения был растерян и не знал, что ему делать. Зигфрид уже хотел подбодрить своего брата по ордену, как к ним подошла одна из стражниц, одетая лишь в синий плащ.

— Следуйте за мной десантники, нам есть о чём поговорить. — Сказав это, она отошла от них на десять шагов и исчезла в одной из палаток.

Астартес сразу же насторожились – все ксеносы смотрели на них с суеверным ужасом, а эта даже глазом не моргнула. К тому же они не упоминали о том, что они десантники. Переглянувшись, два человека пошли к палатке. Зигфрид приказал Таркусу охранять вход, а сам, отодвинув полог, зашёл внутрь. Десантник чуть было не завалил временное жильё, и ему пришлось, слегка пригнутся, чтобы не задевать льняной потолок. Грифонша фривольно развалилась на неизвестно откуда притащенном кресле, и попивая из бокала вино, рассматривала одного из лучших воинов человечества, словно экспонат в музее. Само собой капитану это не понравилось.

— Что тебе надо, ксенос? — Спросил он, пытаясь найти место, где можно стоять во весь рост.

— Неужели не узнал? Я думала вы Астартес куда проницательнее. Что ж, значит, мою маскировку можно считать удачной. — Ставя стакан на землю, улыбнулась стражница.

Тут Зигфрид понял, кто перед ним находится.

— Каллидус. — С оттенком призрения протянул десантник.

— А вы я так полагаю капитан Зигфрид. Я читала ваш послужной список и скажу только одно слово – впечатляюще. — Продолжая улыбаться, она хлопнула в ладоши. — Пережить третью войну на Армагеддоне это надо уметь…

— Ближе к делу! — Угрожающе прорычал капитан, не желая вспоминать ту бойню. — Что ты узнал или узнала (Каллидус столько раз меняют внешность и пол, что их уже трудно отнести как к мужчине, так и к женщине) о местоположении предателя?

— Как скажете. — Грифонша взяла лежащее на земле копьё, и развернув его тыльной стороной, поставила его на стол остриём вниз, оттянув тем самым потолок т давая десантнику место где он может спокойно стоять во весь рост. — За то жалкое время, что у меня было, я смогла внедриться в гвардию Матриарха и получить новые каналы информации. — Ассасин проверила копьё и продолжила. — Похоже, ренегат неплохо устроился – Некий грифон с именем Ферразиус Кейрон неоднократно был замечен при дворе принцессы Селестии.

— Как он стал грифоном и действительно ли это он? — Осведомился Астартес, наслаждаясь переставшим давить на него навесом.

— Сомневаюсь, что тут сильно распространены людские имена, а вот как он стал грифоном, я не знаю. Принимать облики других существ могут только адепты моего храма, но это благодаря полиморфину и многолетним тренировкам, но что бы простой человек, пускай и вставший на сторону хаоса стал ксеносом… в моей практике это впервые.

— Значит, мы должны отправиться к этой Селестии. — Выходя наружу, бросил Зигфрид.

Каллидус выскочила следом и встала на пути капитана.

— Не так быстро десан…

Ассасина прервал мощный толчок в плечо, заставивший её отшатнутся с дороги. Не будь в ней кучи генных модификаторов, ей бы вывихнули руку. А ведь её всего лишь просто оттолкнули ладонью.

— Это было лишнее брат Таркус. — Сказал капитан, своему подчинённому, который мерил ненавистным взглядом, посмевшего встать на пути его командира, ксеноса. — Это Каллидус, она с нами. — Перейдя на закрытый канал, добавил Зигфрид.

Таркус лишь, как ни в чём не бывало, кивнул ассасину и снова замер. Со слов Лии (имя ассасина), десантники узнали, что у грифонов на носу (или на клюве) бал в честь союза с народом Эквестрии (ещё один вид ксеносов, но похожий на небольших лошадей и неплохо владеющий псайкерскими способностями), следовательно, Кэйрон, как приближённый принцессы должен был быть там, причём, скорее всего как почётный гость, а значит цель у имперцев была одна – достичь Эквестрийской столицы, нейтрализовать предателя и по возможности выжить. Местные солдаты так трепетали перед пришельцами, что о подслушивании не могло идти и речи, но троица всё равно говорила шёпотом, а десантники частенько переходили на личный канал связи. После прихода храмовников, лагерь постоянно выглядел заброшенным, по крайней мере, в приличном радиусе вокруг них.

— Что это было? — Удивился Таркус, услышав два протяжных орлиных крика, раздавшихся, где-то посреди лагеря.

— Попробую объяснить так, что бы не вызвать у тебя отвращения. — Хмыкнула ассасин, глядя на изречения Императора, выгравированные на наплечнике храмовника. — Ты только что слышал оргазм.

ТСМ споткнулся на ровном месте.

— То есть они тут… — Тема разговора о совокупления ксеносов была у Астартес на самом последнем месте. — Мерзость, какая! — Переключая шлем в режим звукоизоляции, с отвращением произнёс Таркус.

— Лия у меня вопрос. — Завладев вниманием Каллидус, Зигфрид продолжил. — Судя по ландшафту, и горным массивам, тут должен быть снег, ведь ущелья постоянно обдуваются ледяным ветром, да и климат тут суровый, судя по шерсти местных обитателей. Неужели тут так резко меняется погода?

— А вы всё же наблюдательны. — Одобрительно кивнула “грифонша”. — На самом деле мы очень близко к границе с Эквестрией, а там довольно жаркое лето, поэтому тут сравнительно тепло, однако… — Она на секунду замолчала, когда они проходили мимо группы не заметивших их наёмников, сидящих у одного из многочисленных костров. Завидев имперцев у грифонов в вороной броне, резко появились дела, по которым они тут же разбежались. — Так вот, сейчас тут аномально тепло и если так будет, продолжатся, то настанет полное пекло. Это ещё одна причина пребывания здесь грифонов – выяснить причину резкого изменения климатической нормы данного региона.

— Странно, не видел я тут учёных или исследователей. — Провожая взглядом наёмников, заметил капитан.

— Они будут позже… когда гвардейцы решат вопрос с вами.

Жаль Таркус их не слышал – его бы порадовала новость, что их боятся ксеносы. Пройдясь вдоль забора (у бывалых бойцов ЭТО сооружение не ассоциировалось даже с частоколом), они составили план действий. Ассасин добывает две грамоты с личной печатью Матриарха, а десантники выдвигаются к западной заставе, откуда их и заберут в Кентерлот. Идя между нестройными рядами палаток, они чуть не столкнулись с вынырнувшем из темноты грифоном который был одет в броню “Когтей”. Наёмник был явно напуган но, всё же видя рядом с людьми грифоншу, решил заговорить.

— Эм господа… у меня к вам вопросик.

— Спрашивай. — Покровительственным голосом разрешил Зигфрид.

— Я… то есть мы с парнями хотели узнать кой чего… э-э-э… — Ксенос сильно нервничал перед тем как задать вопрос. — В общем, недавно лагерь покинули двадцать наших товарищей, вы их не видели? Просто они летели в ту сторону, откуда вы пришли…

Капитан переглянулся с ТСМ, и они синхронно замотали головами. Грифон получив заветный ответ, облегчённо вздохнул, и извинившись за беспокойство, исчез среди палаток. На вопрос ассасина “А что было на самом деле?”, Зигфрид промолчал, а Таркус пожал огромными наплечниками и незаметно одобрительно похлопал свой верный болтер.


Раннее утро наступило в лагере.

Дайг с трудом разлепил глаза. Всё тело ныло, словно на нём каталась мантикора, а ниже пояса он вообще ничего не чувствовал. Проверив всё ли на месте, гвардеец облегчённо вздохнул и перевёл взгляд на уткнувшуюся ему в шею наёмницу. Перед глазами Дайга пронеслись пять незабываемых во всех смыслах этого слова часов. Стараясь не разбудить Бладнайф, он попытался столкнуть её с себя, но та лишь крепче в него вцепилась и что-то недовольно проворчала. Поняв тщетность своих попыток, освободится, гвардеец на время успокоился и не заметил, как снова заснул, но всего на несколько минут. Из сна его вывели довольно экстравагантно – сделали языком на его щеке влажную дорожку.

— Пошла ты на хер извращенка! — Спихивая с себя грифоншу, злобно взвыл Дайг.

— А вчера ты другое говорил. — Притягивая к себе одежду, хихикнула наёмница.

— Иди ты на х…й, поняла? Ты еб…е порождение бездумной еб…и.

Но Бладнайф ругательства только веселили, и оставив поиски своих доспехов, она снова полезла к Дайгу.

— Может, тебе стоит показать, что значит настоящая “бездумная еб…я”?

— Как же ты меня за…а!

— Ещё вчера. — Хохотнула наёмница, но от грифона отстала.

Дайг лишь зло щёлкал клювом, наблюдал как сестра, не стесняясь его, издевательски медленно натягивает на себя штаны. Когда она, наконец, оделась, гвардеец указал ей на неприметный угол в палатке.

— В том месте мой шатёр закреплён слабее, чем по остальному периметру, приподнимешь ткань и исчезнешь с глаз моих долой.

— Ты меня стесняешься? — Наигранно обиделась она.

— ПОШЛА ВОН ПОКА Я ТЕБЯ В КАПУСТУ НЕ ИЗРУБИЛ, ДРЯНЬ ТЫ КАКАЯ! — Заорал грифон, таща к себе за рукоять свой двуручный меч.

Когда грифонша поспешно исчезла, он наконец поднялся и прихрамывая подошёл к столику с планами местности и единственным сосудом с жидкостью внутри. В нём была только вода, но сейчас она была как Кентерлотское шампанское и опустошив кувшин, грифон начал одеваться. Мысли о вчерашнем не оставляли его ни на секунду и ему казалось, что они никогда его не покинут.

«Хватит себя жалеть, ничтожество! Будешь давать слабину и тебя трахнет не только троюродная сестра. Б…ть, мне же это понравилось, п…ц! Ладно, что было, то не вернёшь, нужно сосредоточиться на деле».

Одевшись и надвинув на глаза, забрало шлема, гвардеец вышел в лагерь. Пока он проходил мимо палаток, он чувствовал на себе косые взгляды своих грифонов, но Бладнайф не такая дура чтобы трещать об ихней близости кому попало, да и ей это надо ещё меньше чем ему.

«Неужели… вот бл…ть, в следующий раз надо кляп использовать… какой ещё следующий раз? И думать забудь».

Ещё пара шагов и он наткнулся на одного из Астартес, мирно разговаривающего с солдатом. По позолоченным доспехам, грифон узнал капитана Зигфрида, который о чём-то рассказывал его подчинённому.

— … ещё у нас есть орден “Саламандры”, они больше специализируются на дальнем бою. — Объяснял десантник.

— Типа ящерицы что ли? — Гыкнул солдат.

— Земноводные. — Поправил человек.

— ЧЕВОБЛИН?! — Незнакомое слово, вызвало у рядового грифона неподдельный шок.

— Саламандры – класс земноводные. Ящерицы – класс пресмыкающиеся. — Пояснил Астартес.

— Ааа… — Протянул солдат, делая вид, что всё понял.

Дайг подошёл ближе.

— Солдат иди, проверь западные ворота. — Когда грифон отсалютовал и скрылся из виду, командир стражи повернулся к десантнику. — Всё нормально, мои подчинённые тебя не достают?

— Нет, всё в порядке. Этот парень лишь третий кто осмелился ко мне подойти.

— Что собираешься делать? — Словно разговаривая со старым другом, спросил Дайг, стараясь хоть что-то узнать о планах пришельца.

— Через пару часов мы уже…

Десантника прервал приземлившийся между ним и командиром стражи, грифон.

— Там второй пришелец на тренировочной арене дерётся сразу с десятью лучшими гвардейцами! — Выдал он замечательную новость и вспорхнул в небо, ища тех, кто ещё не в курсе.

Оба воина переглянулись и быстрым шагом направились в сторону битвы. Дойдя до арены, они застали огромную толпу грифонов, которые явно собрались со всего лагеря. “Слегка” толкая ксеносов, капитан, а с ним и пробиравшийся следом Дайг, вышли в первый зрительский ряд. Пред их глазами предстал радостный Таркус, одетый в одни простые штаны, вооружённый дрыном и восемь гвардейцев которые пытались с ним совладать. Двух оставшихся уже оттащили собратья. На небольшом круге, обведённом цепями, битва шла быстро. Один из грифонов попытался проткнуть Астартес копьём, но лишь пробежал мимо и получил вдогонку увесистый пендель, отчего пролетев два метра в свободном полёте и грохнувшись на землю, зразу же отключился. Ещё трое просто были снесены брошенным… куском частокола?! Последние четыре грифона с боевым кличем разом кинулись на десантника с четырёх разных сторон и спустя пару секунд уже валялись в разных частях арены. Заметив капитана, Таркус поднял перед собой руки в примирительном жесте.

— Брат Зигфрид, я никого не убивал, можете проверить!

— Я и так вижу, что все живы. — Оглядывая избитых ксеносов, довольно заметил старший десантник. — Одевай, свою броню брат, мы скоро выдвигаемся.

Когда ТСМ облачился в свой массивный доспех, он первым делом развернулся к Дайну.

— Надеюсь, я не сильно перестарался с твоими воинами?

— Насколько я понял, они сами согласились на бой, а значит, знали, на что шли, правда, я заметил, как вы задерживали руку перед ударом – сражаться не в полную силу с превосходящим числом противником это надо уметь. Однако в следующий раз прошу не поддаваться – они солдаты и должны сражаться с противником, который дерётся всерьёз. — Оглядывая самодельные носилки, которые уже несли полковые медики в направлении раненых, порекомендовал Дайг.

— В серьёз они не переживут, а я обещал брату-капитану никого тут не убивать, так что боюсь я не смогу тренироваться. — Лаконично ответил Таркус.

После этого, грифону сообщили, что они отправляются в Кентерлот для использования силы его правительницы во благо Империума – то есть для их возвращения домой. Забавно, что они сказали именно “использование силы” а не “просьба о помощи”. Услышав всё, что можно было выудить, Дайг сдержанно попрощался и удалился вглубь лагеря.

— Я смотрю вы на хорошем счету у командира Дайга. — Раздался голос с неба.

Перед десантниками приземлился тот самый грифон, который послал за их головами двадцать своих наёмников. Не успевший надеть шлем Таркус, просто сплюнул на землю, в то время как Зигфрид не показал своего призрения к этому ксеносу.

— Чем обязан юной леди?— Предвкушая реакцию наёмника, невозмутимо спросил Зигфрид.

Даже под её шлемом-полумаской было заметно, как она побледнела.

— О чём ты, не понимаю. — Попыталась оправдаться Бладнайф.

— Хватит! Твоя ложь меня достала, можешь дурить всех вокруг, но с нами этот фокус не пройдёт. — Топнув ногой, ТСМ образовал на земле небольшой кратер.

Одного взгляда на наёмницу хватило для осознания того, что она согласна на всё, лишь бы сохранить свою тайну. Десантники этим и воспользовались.

— Ладно, мы сохраним твою тайну, но в ответ ждём от тебя “особой” услуги. — Согласился капитан.

— Я не совсем поняла слово “особой”.

— Всё ты поняла. — Нахмурился второй человек.

«Они что, хотят меня? Ха, будет забавно».

Только наёмница уже начинала представлять, как это будет выглядеть, её прервали потоком вопросов: “Сколько у вас бойцов в лагере и какое у них стандартное вооружение?”; “ У вас много псайкеров или как вы их называете колдунов?”; “Чем вооружены Эквестрианские солдаты?”. Такие и другие вопросы засыпали её с головой. Люди спрашивали о всём, что было хоть немного связано с войной будь то рытьё траншей, или способа стрельбы из орудий и осады замков. Они просто стали использовать её как справочник военного дела местной страны, узнавая и запоминая всё новые тактики, построения, манёвры и прочие аспекты ремесла войны. Грифонша удивилась, ведь для реализации большей части из них требовались крылья, но Астартес заверили её, что крылья у них были и когда они вернутся к себе домой, то они снова появятся. Ей пришлось выложить всё что она знала и даже то, что было под запретом – десантники её словно насквозь видели и давя на обещание выуживали всю полезную информацию. Они даже спросили про местные культы демонопоклонников, но получив ответ об их не существовании, расслабились и продолжили допрос. Завершив разговор вопросом про некоего Ферразиуса Кэйрона и снова получив не удовлетворяющий их ответ, они (точнее Зигфрид) попрощались и ушли в направлении западных ворот.

«Наверное, брат прав и я действительно извращенка раз в каждом особом предложении мне кажется, что-то пошлое. Вот Дискорд теперь я на них ещё и засмотрелась…»

В дорогу двум космодесантникам неизвестно зачем выдали десяток грифонов, который явно был эскортом для “почётных” гостей. Помимо них рядом с воротами стояла ассасин, а рядом с ней неизвестный огромный грифон. Он явно говорил ей, по его мнению, очень важные вещи, но Каллидус просто закатывала глаза и отмахивалась от здоровяка. Завидев идущих к ним десантников, советчик поспешно скрылся в небе.

«Быстро она грамоты добыла, сразу видно — профессионал». — Подумал Зигфрид глядя на “грифоншу”.

— Что ему было нужно от тебя? — Спросил Таркус, подойдя к Лии, перед этим обогнав капитана.

— Да так, боялся, что вы мне голову откусите. — Заметив недоумевающий взгляд ТСМ, она лишь подтвердила. — Я серьёзно, он так и сказал.

— Хватит попусту тратить время на ненужные разговоры. — Зигфрид обошёл своего брата и вышел за ворота. — Выдвигаемся прямо сейчас. Каллидус ты обо всём позаботилась? Отлично, тогда в путь.


Бладнайф узнав от одного из наёмников о том, что Астартес и десяток гвардейцев Матриарха покинули лагерь, с облегчением вздохнула. Теперь её тайна снова в безопасности. Смешно, но с её нимфоманскими замашками она до сих пор умудрялась шифроваться – удача и наглость весь секрет успеха. Всё вернулось на круги своя, и уже через час она напивалась с оставшимися наёмниками у костра и даже положила глаз на одного симпатичного арбалетчика, как вдруг в воздухе промелькнул ярко рыжий луч и один из часовых повалился на землю.

— Что за… — Только и успела выдать она, как множество лучей посыпалось с гор, кося грифонов на право, и налево. — В укрытие Дискорд вас побери! Профукали противника, в укрытие придурки!

Тут один из странных лучей прожёг ей плечо и частично расплавил наплечник, приварив его к живой плоти, отчего наёмница, не выдержав болевого шока, упала на землю. Перед мутнеющим взором проносились всё новые и новые вспышки, убивающие её товарищей и остальных солдат из лагеря, а когда они прекратились, перед ней резко появились два странных сапога, обитые железом. Грифонша заметила, как один из сапог стал медленно отходить назад, а потом резко пошёл на сближение с её лицом.

*Хрясь!*


Космодесантники в сопровождении Каллидус и девятерых гвардейцев Матриарха подходили к краю долины. Её большая часть была заполнена небольшими озёрами и реками, которые появились тут совсем недавно из-за странной аномалии изменившей температуру. Из суши были лишь редкие островки и дорога, по которой шли имперцы и грифоны.

— Лия? — Внезапно заговорил Зигфрид, переходя на личный, только что настроенный с ассасином канал связи.

— В чём дело?

— Я должен был сразу тебе это сказать, но помедлил и теперь сообщу сейчас – Дроган радикал, он послал нас сюда через односторонний портал, что бы избавится от несогласных. Мы тебе не говорили, но помимо поимки предателя, нам придётся заняться поиском способа для выхода с этой планеты. — Спокойно с расстановкой произнёс капитан.

Не останавливаясь, “грифонша” стала испепелять десантника взглядом.

— Да какие у тебя могут быть основания для вынесения столь серьёзного обвинения?! — Канал был до сих пор активен, но напряжение почувствовали даже летящие над ними солдаты. — Телепортариум мог попросту выйти из строя, а ваша личная неприязнь к инквизитору не для кого, не секрет, поэтому советую держать свои необоснованные домыслы при себе, храмовник.

Оскорблённый Астартес, преградил ассасину дорогу и раздался звук обнажаемого клинка. Таркус и гвардейцу недоумённо переглянулись.

— А может вы заодно? И может тебя послали не к Ферразиусу Кейрону? — Богато украшенный силовой меч почти покинул ножны и “немую” сцену готовящейся дуэли нарушил крик одного из сопровождающих.

— Дым на горизонте, со стороны лагеря! Во имя Матриарха, что там творится?! — Наблюдатель смотрел вдаль с помощью примитивной подзорной трубы.

Забыв про ссору, Зигфрид активировал в шлеме режим снайпера и попытался разглядеть происходящее. Дым сильно мешался и всё что он видел – вспышки и взрывы, изредка сменяющиеся всполохами огня.

— Всем слушать сюда! — Громкий голос Зигфрида сразу же привлёк к нему внимание. — У нас мало времени, поэтому все, подчёркиваю, ВСЕ грифоны продолжают путь к пограничной заставе, а мы в это время с братом Таркусом пойдём и выясним, что там происходит. — Ксеносы недовольно загалдели, а ассасин продолжала мерить его злым взглядом. — Это не обсуждается! Если мои догадки верны, то вы только всё испортите, говорю последний раз – летите на заставу и дожидайтесь нас там.

Чувства солдат были понятны – бросать своих друзей в бою (а там точно шёл бой, если не бойня) да ещё и позволить неизвестным пришельцам отправится туда без них. Правда с десантниками было бесполезно спорить и девять грифонов и один ассасин продолжили путь без них. Астартес не стали терять времени и побежали в сторону лагеря. Там они могли встретить как Дрогана, так и Кейрона – оба этих предателя были способны и не на такое.

*У западных ворот к лагерю, спустя несколько минут*.

Перед двумя космодесантниками предстала печальная картина – лагерь полностью уничтожен, а его население истреблено. Палатки уже скиданы в кучи и горят огромным костром, возвышающимся над остатками частокола. Повсюду разбросаны трупы ксеносов, но в глаза попали и несколько не принадлежащих их расе тел. Разглядеть их не дали окружающие и прячущиеся за остатками укрытий простые люди в тёмно-зелёной броне с порядковым номером своего полка. Кадианцы. На Астартес смотрели дула двадцати лазганов, но тут было только два взвода и большая часть имперских гвардейцев, скорее всего уже покинула поле боя.

— Убирайтесь прочь, десантники, вам тут не место! — Крикнул солдат с обнажённой головой вооружённый коротким цепным мечом и болт пистолетом – сержант.

— Опустите оружие гвардейцы, это прямое нарушение субординации. — Громко говоря это, Зигфрид потянулся к своему болтеру.

— Убить их! — Буквально выплюнул эти слова сержант и спрятался за одно, из брёвен, чудом выжившего в пожаре частокола.


Бладнайф очнулась от резкой боли в плече и боках. Оглядев своё тело и найдя на нём множество синяков и ссадин, она захотела выругаться, но клюв оказался вывихнут, и она смогла издать лишь еле слышный клёкот, после чего боль стала такой невыносимой, что на глазах бывалой наёмницы навернулись слёзы. Когда она отдышалась и начала оглядываться, то обнаружила себя в небольшом ответвлении в пещере, которые были только что выдолблены неизвестным приспособлением. Как она узнала? Легко – у пещер нет таких ровных кубических “комнат”. Её не держала ни цепь, ни верёвка, но на шее был странный пикающий ошейник, и инстинкт самосохранения подсказал ей, что его лучше не снимать и пещеру пока что не покидать. Она уже собиралась спросить у себя про судьбу остальных грифонов, как в такой же кубический проход, вошло существо.

Оно напоминало Астартес, но было примерно на треть меньше и сильно уступало им в объёме плеч. Броня тоже была попроще, и из украшений на ней был лишь череп с крыльями на правой половине груди его кирасы. На шлеме был тот же знак, а он сам был полностью закрыт и не позволял рассмотреть лица его владельца. Верхняя часть маски была похожа на широкие очки с рыжеватыми линзами, закрывающими верхнюю половину лица, нижняя же часть была закрыта странным устройством напоминающим маску для подводного дыхания, которые, кстати, не вошли в обиход – легче магией наколдовать воздушный пузырь. Из-за спины пришельца выглядывало копьё со странной полой трубкой рядом с лезвием. Чеканя шаг, он подошёл к грифонше и присел рядом с ней на корточки, явно ничуть её не боясь.

— Понимаешь мой язык, ксенос? — Спросил приглушённый голос из-под шлема.

Не смотря, на акцент, наёмница его поняла и закивала, не переставая смотреть в то место на шлеме где должны быть его глаза. Он наклонился и провёл рукой по её ошейнику, заставляя Бладнайф слегка вздрогнуть.

— А жить хочешь? — Снова задал вопрос незнакомец, и получив утвердительный кивок, слегка наклонил голову набок явно изображая улыбку. — Тогда сиди смирно и не рыпайся.