Эппл Джой

Взросление может оказаться не простым. Но что если обе твоих мамочки — Элементы Гармонии, а у тебя полно кузенов? Правильно, может случиться что угодно. Рэйнбоу Дэш и Эппл Джек придётся не спускать глаз с подрастающей дочурки. Это будет трудно? Возможно. Но такова уж жизнь с Эппл Джой!

Рэйнбоу Дэш Эплджек ОС - пони

Дом Восходящего Солнца

Новая жизнь в новом мире. Немного одиноко быть единственным представителем своего вида, но я не особо выделяюсь в мире, населенном таким разнообразием разумных существ. Быть чужаком в мире без норм не самая плохая судьба, надо лишь немного привыкнуть.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Хроники Секвелии, Том первый: Пролог

Твайлайт сняться сны, где фиолетовый свет зовёт её за собой. Офицера гвардии отправляют на расследование пропаж пони по всей стране, а в Понивилле появляется новенький без памяти. Их действия приводят к величайшему и пожалуй самому опасному открытию. По воле судьбы, им придётся объединиться, чтобы вновь воцарился мир. Сможет юная принцесса и небольшая группа пони спасти всех?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Два трека

Страсть. Она способна пробуждать красоту. Она может доводить до исступления. Кроссфейд живёт двойной жизнью: одна часть его существования наполнена страстью, другая же подчинена необходимости. Они должны были стать двумя треками, образующими гармонию, но теперь всё рассыпается под напором двух несочетаемых ритмов.

Последний момент тени

О том, что можно увидеть, перед тем, как полностью и безвозвратно раствориться.

ОС - пони

Дело о яйтс-с-сах в кустах

Таинственные нападения в Кантерлоте, бессилие понилиции, и наши отважные детективы спешат на помощь...

Пинки Пай Принцесса Луна Лира Бон-Бон Кризалис Старлайт Глиммер

FiO: Со всем уважением...

Среди желающих мигрировать в новые миры неожиданно оказываются и те, кто и так родился в онлайне...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

На виражах души моей

Радуга соглашается провести двухнедельный отпуск с семьей Спитфайр, за время которого с ней произойдет много интересного, веселого, занимательного, а порой и трагичного, из чего она сделает множество разнообразных выводов, полезных и не совсем.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Другие пони ОС - пони

Republic of Blood

Луна не уступила место Солнцу. Что это? Вернулась Найтмер Мун? Или на Луну снова накинулась зависть к сестре?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Дни Осы и Паука

Пони магически и генетически сконструированы быть идеальной расой слуг. Они мощные, умные, адаптивные и полностью под контролем их создателей. В результате аварии в лаборатории одна из таких пони освобождается от ментальных цепей, но может ли одинокая кобыла спасти себя и свой род, если даже не знает, что она раб? Это не Эквестрия, что вы знаете и не ваши маленькие пони... пока еще нет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 10: Дорога в Мейнхеттен Глава 12: Городская суета

Глава 11: Явление творца

Когда понимаешь, что избран свыше

Дверь равномерно покачиваясь, постукивала щеколдой по тонкой железной стенке сарая. За окном дул ветер, слышался шум листьев и высокой степной травы, пахло свежестью и дождем. Облака полностью затянули небо, предвещая сильный ливень. На алхимическом столе стояли разнообразные пробирки и капсулы, с булькающими, шипящими, разноцветными жидкостями. Мериндорф сидел в кресле у стены между широким шкафом и письменным столом и читал книгу. На столе возле него стояла настольная лампа, освещавшая страницы. Нет, это было вовсе не очередное пособие для алхимиков или начинающих магов, не энциклопедия и не учебник, это была самая обычная книга, содержавшая в себе довольно длинный и интересный рассказ. В очередном отличии от друзей, которые дни на пролет проводили в качалке, или возле турника, он любил на досуге посидеть у себя в сарае, почитать книжку, или просто вздремнуть. Название книги могло сказать о себе многое: "Сталлионградские хроники". Эта книга уже давно лежала на пыльных полках его знавшего времена шкафа, однако читать ее он начал совсем недавно. Рассказ повествовал о будущем вымышленного города, который после изгнания Найтмер Мун отказался подчиняться власти Селестии, и по сему разразилась кровопролитная война. Эту книгу ему посоветовал Веран, и алхимик заинтриговано читал страницу за страницей, наслаждаясь сюжетом. Мериндорф был хорошо начитанным, и уже давно сам хотел написать книгу, о каких-нибудь магических приключениях, ну или просто приключениях. Можно было бы написать роман, он стал бы популярным, его бы с удовольствием все читали, восхваляли.

Мериндорф поймал себя на том, что прочитал уже где-то пол страницы, но из-за мыслей ничего не запомнил, и взглядом вернулся на то место, где остановился. В принципе, почти ничего не мешало действительно начать писать ему свой рассказ, однако все же были весомые причины, почему он этого не стал делать. Во первых — он не знал о чем писать. Идеи у него были всякие, но для публичного написания совершенно не подходили, а брать уже существующие ему не позволяла гордость. И второе — у него просто не было времени, так как почти все его свободное время занимала работа, которую он любил и бросать не собирался. Лишь в перерывах между ней он находил время что-бы отдохнуть, почитать или поспать. По субботам он посещал баню, но это вовсе не значит, что у него был выходной. Выходных у него не было совсем, даже в воскресенье, когда большинство тружеников отсыпаются и отдыхают.

За окном раздался раскат грома, который на время вывел Мериндорфа из раздумий, и заставил оглянуться на приоткрытую форточку. Надо бы завершать на сегодня работу, так как совсем скоро пойдет дождь, а зонтика он с собой не взял. Продолжив читать, и углубившись в попутные мысли, алхимик не заметил, как с неба потихоньку начали моросить небольшие капельки. Не прочитав и пяти страниц минотавр задремал.


Во сне Мериндорф видел Селестию. Не в лучшем свете. Сначала он видел, как она толкает речи с высокой трибуны, как обещает всем и каждому мир и гармонию, как пони радостно кричат и улюлюкают ей в ответ. Затем он увидел, как ее инквизиторы разъезжают по миру, требуя подчиниться принцессе, и почти все до единого сразу соглашались. Однако один город все же запротестовал, это и был тот самый Сталлионград из книги. Алхимик увидел, как Селестия объявляет им войну, как они сопротивляются, как дерутся две армии, проливая кровь, в общем, все как в книге. Минотавр видел разъяренный взгляд Селестии, смотрящий прямо на поле битвы, и от ее покрасневших глаз отходило фиолетовое свечение. На этом моменте он проснулся.

За окном уже вовсю лил дождь, а ветер усилился и уже буквально свистел из форточки. Мериндорф отложил книгу и потянулся, хрустнув пальцами и позвоночником. Пора было идти домой, досиживать грозу на диване, однако туда еще надо было добраться. Встав с кресла и хрустнув при этом еще парой десятков костей, Мериндорф услышал стук в дверь. Причем громкий и настойчивый, явно тот, кто пришел сюда в грозу, принес с собой что-то важное. Обойдя алхимический стол и подойдя к двери, он отодвинул щеколду и открыл. За дверью стоял весь промокший, и от чего-то очень нервный Василий. Мериндорф было пригласил его внутрь, но тот резко возразил очень взволнованным и дрожащим голосом

 — Нет времени, приятель. Беда у нас, понимаешь? С Вераном что-то не так, ему очень плохо. Пошли скорее, он попросил тебя позвать.

Мериндорф не на шутку испугался, и не долго думая накинул плащ с капюшоном, вышел под обилие капель из сарая, и закрыв дверь направился за извозчиком. Тот побежал в сторону дома минотавра, а сам минотавр, стараясь не отставать, бежал за ним. Вскоре, все вымокшие и запыхавшиеся, они добежали до дома, возле которого собрались почти все знакомые Мериндорфа, включая Курли, Райта и Дрейка, а так же еще небольшая толпа из примерно десяти пони, алмазных псов и грифонов. Да, видимо Верана тут знали многие.

Протиснувшись сквозь толпу, он увидел как на крыльце под навесом, тяжело дыша и схватившись за сердце, полулежа сидел Веран. Возле него, поддерживая его за спину сидели Райт и Дрейк.

 — Даже не захотел, что-бы его в дом занесли. Мериндорфа, говорит, мне приведите. — пояснил Василий.

 — Что случилось? — подойдя к ближе спросил алхимик — Что с ним?

 — Мы точно не знаем, что-то с сердцем. — ответил ему Дрейк — За доктором я уже послал. Мы возвращались с прогулки, провожали его домой, а он вдруг берет и за сердце хватается, на крыльцо падает, хрипит. Вот так и пролежал, пока ты не пришел.

Мериндорф сел на корточки перед Вераном. Тот заметив его медленно повернул голову в его сторону, и хриплым голосом заговорил

 — Мериндорф... хвала Меридиану, ты пришел... я боялся... что ты не придешь...

 — Что с тобой, Веран? — взволнованно спросил Мериндорф

 — Плохо мне... видать умираю... Хотел тебе сказать... напоследок... ты ведь мечтал о магии?..

Минотавр очень удивился, что тот знает о его пристрастию к магии, однако сейчас было совсем не до этого.

 — О чем вы? В смысле я... ну, сейчас не время...

 — Ты стал хорошо разбираться в политике... почти как я... даже больше... Я ведь не просто так рассказывал... истории о своем правлении... Честно, я хотел направить тебя... направить на путь истины... направить против этой проклятой Селестии!

 — О чем ты говоришь? Я конечно недоволен тем, что Селестия использует монархию, и что было бы лучше править страной также как вы рассказывали, но... — тут Мериндорф осознал, что он имел ввиду. Он действительно, сам того не зная, стал разбираться в делах власти. Веран тем временем продолжил.

 — Обещай... что избавишь мир... от правления этой диктаторши!.. Обещай, что... восстановишь истинную гармонию...

 — Я не уверен в том что... ну, я не... ох да ладно! Тебе сейчас нужна помощь, мы...

 — Видишь ли, я не совсем тот, кем кажусь... Ты помнишь тот сон, с принцессой Луной? — сказал он менее хриплым голосом.

Мериндорф удивился, откуда он это знает, но ничего сказать не успел.

 — Дело в том, что она была права. — продолжил Веран.

 — Права в чем? — не понял Мериндорф, однако тут он заметил, что шума дождя уже давно нет, хотя обещали ливень до утра. Оглядевшись по сторонам, он заметил, что мир вокруг как буд-то застыл. Сначала он решил, что ему показалось, однако застывшие в воздухе капли дождя полностью подтвердили предположение. Немного прифигев от такого расклада, он посмотрел обратно на Верана, но его там уже не было. Застывшие Райт и Дрейк как буд-то поддерживали руками воздух. Мериндорф поднялся и отошел на пару шагов назад. Капли дождя, касаясь его словно в невесомости расплывались в стороны, затем вновь замирали.

Вдруг он увидел, что изображение вокруг как-будто стало ломаться. Оно просто крушилось на мелкие кусочки, причем как это происходит минотавр не имел понятия. Осколки пространства стали вращаться вокруг него, их было все больше и больше. Мир вокруг него покрывался трещинами, и начинал кружиться вокруг минотавра, что сильно пугало его. На месте пространства была лишь темнота, и в конце концов он почувствовал, как земля уходит их под ног. Мериндорф провалился во тьму.

Пролетел он немного, куски пространства, летая вокруг него, вновь стали выстраиваться, и в конце концов он медленно, но при этом плашмя приземлился на какую-то скалистую поверхность. Не на шутку перепуганный минотавр привстал и огляделся. Вокруг него была каменная холмистая пустыня, которая до бесконечности простиралась вдаль и абсолютно затянутое тучами небо. Причем тучи эти были как-будто живыми, постоянно двигались и переменялись, как в бурном течении реки. Отовсюду слышались раскаты грома, сверкали молнии. Встать на ноги Мериндорфу не удалось, так как внезапно землю начало трясти. По каменистой поверхности пошли большие трещины, а возле минотавра начала вырастать большая гора. В итоге из-под нее вырвалось что-то большое и темное, чего алхимик так и не успел рассмотреть, так как кубарем покатился с образовавшегося склона. Странно, но боли он не ощущал, хотя с такими успехами давно бы сломал себе шею.

Тряска прекратилась, и Мериндорф начал медленно подниматься. На его удивление, у него не было ни царапины, и это удивление выросло еще больше, когда он увидел то, что появилось из под земли перед ним. Огромное, черное, стометровое длинное существо, из плеч которого вырастали шипы, а не менее шипастая голова почти задевала собой облака. Алхимик почему-то был абсолютно уверен, что это черное нечто, немного смахивающее на дерево, было воодушевленным объектом. Тут опять раздалась тряска, и Мериндорф повалился с ног, и почувствовал, как вместе с большим куском земли поднимается вверх. Посмотрев вниз, он увидел, что его поднимает в воздух какое-то огромное черное щупальце. Боясь упасть, минотавр пытался схватиться за все, что только можно. Небольшой островок, на котором сидел Мериндорф, наконец остановил свое движение где-то у головы черного существа, и минотавр вновь постарался встать, не отрывая глаз от большого, шипастого супостата.

На удивление большие глаза существа открылись. На Мериндорфа смотрело два огромных, овальных, ярко-оранжевых глаза, каждый из которых был размером с приличный дом. От каждого из них отходило еще более огромные ореолы пламени, и от этого зрелища минотавру стало не по себе. Однако он отметил, что несмотря на все это он не боится. Это было довольно странно, и он, пытаясь всплыть из захлестнувших его волн абсурдности ситуации, начал разговор первым

 — Где я? Что тут происходит? Кто ты такой? — спросил он. Ответа не следовало еще долго, и алхимик уже было подумал, что говорить это существо просто не умеет, но через минуты три оно все же решило заговорить

 — Приветствую тебя, живое существо Мериндорф. Я есть Эребус, создатель вселенной и миллиарда миллиардов миров. В данный момент ты находишься в пространственно-временном карцере. — прозвучал громкий, металлический голос, похожий на гул взрыва с шипящим уклоном.

От такой информации минотавр немного оторопел, ровно как и от громкости и неестественности голоса. Сам создатель вселенной? А разве таковой вообще имеется?

 — Если ты создатель вселенной, то почему о тебе никто не знает? Я о тебе никогда не слышал.

 — Зачем кому-либо обо мне знать? Куда проще внедряться в дела смертных, когда о тебе никто не знает. Слава нужна только выдуманным, и наиболее глупым богам, мудрые же действуют в мирах скрытно. В этом и заключается мое существование — следить за делами смертных существ. Я много раз облетал ваш мир в поисках своих целей, и в данный момент моя цель — ты.

 — Ну... и чем же я заинтересовал столь... важную личность?

 — Ты всегда отличался от других. Тебе не нравились лабиринты, горы мышц, и прочие увлечения минотавров, но зато была интересна магия, но ты ею не владел. Я послал тебе Верана только что-бы наставить на путь власти. Однако ты вряд ли чего-либо добьешься без этого. — сказал он, после чего между ними возникло еще одно черное щупальце, которое держало какую-то яркую, светящуюся зеленоватую сферу.

 — Что это? — Спросил Мериндорф

 — Это — мое дарование тебе. То, о чем ты так долго мечтал, то, что постоянно снилось тебе в снах, то, к чему ты пытался стремиться, но раз за разом приходил в тупик. Это Магия!

От такого заявления у минотавра глаза не раздумывая полезли на лоб, при этом резко увеличившись в размерах. Неужели он действительно с минуты на минуту исполнит свою мечту?

 — Но должен тебя предупредить. Это необычная магия, она очень сильна. Если ты не сможешь совладать с нею, она поработит твой рассудок и сделает из тебя марионетку. По этому я даю тебе шанс отказаться.

Мериндорф фыркнул. Как можно от такого отказываться? Однако, он все же спросил

 — А что будет, если я откажусь?

 — Ну, во всяком случае я тебе ничего не сделаю, можешь не бояться за это. А вот твоя жизнь оставит желать лучшего. Ты будешь жалеть, что не согласился, в конце концов сойдешь от этого с ума. Ты офанатеешь от магии еще сильнее, и даже изобретешь зелье, продолжающее жизнь. Только тратить ты ее будешь в пустую — все новые и новые попытки обрести магию будут заканчиваться очередными неудачами. На этом зелье ты проживешь около девяти сотен лет, но все эти годы потратишь на безуспешные поиски того, чего нет! Потом, где-то в старости, ты будешь завидовать другим магам, например какой-нибудь "Великой и Могущественной", которая хоть таковой не является, но тем не менее ее все восхваляют, и ты будешь завидовать ей, и жалеть, что не согласился тогда! — почти криком закончил Эребус. Продолжил он более спокойным голосом — Ты ведь не хочешь, что бы это произошло, я прав?

Мериндорф начал думать. Что-то непохоже, что он предоставляет ему выбор. Он явно что-то задумал, и хочет, что-бы тот взял магию. Однако, что такого может произойти? Он предупредил, насчет нестабильности той магии, которую он ему дарует. Однако он более интригующе, описал ему и вторую сторону монеты. Так что же он задумал? А, неважно.

 — Хорошо, я приму твое дарование. Но если ты обещаешь, что ничего плохого ни со мной ни с моими друзьями не случится!

 — Все минусы этой магии я уже тебе перечислил. Вернее, весь минус. Будут ли в безопасности твои друзья, зависит только от тебя. — сказал он, и выждав паузу добавил — И еще кое-что. Я все еще продолжаю сохранять конфиденциальность информации своего существования в вашем мире. А так как ты все равно не сдержишься и где-нибудь про меня разболтаешь, я частично сотру тебе память. Ты будешь помнить, что какой-то бог подарил тебе магию, а какой, когда и где и прочие подробности — извольте. — произнес Эребус, и тут Мериндорф почувствовал онемение по всему телу. Он потерял сознание, и упал.


Сознание ему вернулось почти сразу, но до этого все что он чувствовал — это странные вибрации в месте, где по идее должна быть голова, и плавно расплывающиеся по всему телу до самих копыт. Странное чувство прошло, и он очнулся, сидя на корточках возле Верана, который судя по всему тоже потерял сознание. Эребус не обманул — минотавр действительно ничего не запомнил, знал только то, что теперь у него должны быть способности. У минотавра кружилась и болела голова, все мышцы были как после перенагрузки, особенно в районе рук. Мысли давались ему с трудом, и он решил осмотреться. Вокруг была все та же толпа, все те же друзья, все тот же дождь и затянутое тучами небо. Громыхнул гром, Мериндорф поднялся на ноги и приказал занести старика в дом. Но то, что Райт сказал ему, испортило его настроение еще сильнее

 — У него пульса нет! Он не дышит.

Так вот что это было. Старик Веран вовсе не потерял сознание.

 — Хочешь сказать, — произнес все еще туго, как спросонья мыслящий алхимик — что он умер?

В этот момент по толпе пробежала волна удивленно-шокированных вздохов. Послышались немногочисленные голоса, кто-то с кем-то разговаривал, кто-то заплакал, а один бедняга даже в обморок упал.

 — Великий предводитель Адвансии, король Веран, — сняв цилиндр, с грустью в голосе сказал Курли — скончался. Почтим этого великого обезьяникуса минутой молчания.

Повисла тишина. Разговоры и плач в толпе утихли, лишь шум дождя нарушал ее.

 — Ну, хоронить-то будем? — нарушил тишину Василий

 — Да подожди ты! Куда торопишься-то? — прервал его Дрейк — конечно будем, куда денемся?

 — И помянуть еще надо. Такого хорошего рассказчика еще поискать, хрена лысого найдешь!

Мериндорф развернулся и пошел по направлении сарая. Возле него, на окраине деревни, находилась небольшая рощица, с уже давно нерабочим фонтаном. Местный слесарь уже год как обещал завтра все починить, и в итоге переехал в Эквестрию, оставив фонтан зарастать шиповником в роще. Туда-то минотавр и направился, как вдруг услышал крик позади себя

 — Мериндорф, куда это ты собрался, в ливень? — крикнул Василий

 — Я, э... у меня там еще дела есть... неотложные. Приду вечером! — крикнул в ответ минотавр, и скрылся за домами.

 — Че это с ним? — посмотрел Василий на Дрейка.

 — Что-что. У него друг умер, а ты еще спрашиваешь!

 — Так, Веран всем нам друг был.

 — Это никак не смягчает ситуацию, дружище. — похлопал его по плечу Дрейк.

На всю эту картину смотрел Эребус, как и полагается всевышним богам, с неба. Его никто не видел, кто ж заметит энергетическую сущность, пусть даже всемогущую? А вот он видел все.

 — "Ох уж эти смертные," — размышлял он — "До чего смешные создания! Смерть всегда была для них чем-то неизведанным и страшным, сверхъестественным и неоспоримым. Лишь умерев они понимают, насколько сильно ошибались, будучи живыми, и насколько эта ошибка до смешного ничтожна, с точки зрения энергетической составляющей души. С другой стороны, не будь у них страха перед смертью, они бы давно поубивали сами себя. Так же как и боль — препятствует нанесению физического урона самому себе, так и страх смерти, имеет подобный эффект. Хорошо, теперь о главном, дело свое я завершил, пойду-ка, пожалуй, найду эту Трикси." — завершил он свою мысль. Невидимая, но при этом темная сущность коварного бога улетучилась куда-то во временном измерении. Наверное назад, в будущее.


Мериндорф вошел в рощицу, и остановился возле фонтана. Неужели он теперь действительно владеет магией? Надо бы проверить. Минотавр много раз читал пособия для начинающих магов, и по этому сейчас смог бы попрактиковаться в телекинезе. Оглянувшись, в поисках какого-нибудь легкого, но достаточно тяжелого, что-бы не сдувало ветром, предмета, он наткнулся взглядом на небольшой, умещающийся в ладони камушек. Минотавр подобрал его и положил на белую корму фонтана. Отойдя на пару шагов, он начал концентрироваться, вспоминал, как было написано в книге, и как он делал это во сне. Он еще где-то минуту стоял, и пытался сдвинуть камушек, но тот не поддавался. Обида накатила на Мериндорфа, неужели то смутное воспоминание о приобретении таланта лишь иллюзия, вызванная смертью друга? Однако он не сдавался, и продолжал гипнотизировать камень.

Вдруг минотавр что-то почувствовал внутри себя. Какая-то волна, на подобии тех, что он чувствовал перед тем, как очнуться, прошла по всему его телу, и через вытянутую руку стала выходить наружу. Мериндорф ее не увидел,зато увидел как камень покрылся болотно-зеленым свечением и слегка зашевелился. Алхимик мысленно стал поднимать его в воздух, стараясь учитывать все советы из всех пособий по магии, что он прочел. Представить, что предмет это часть вас, что вы поднимаете его невидимым копытом или рукой, и т.д. Камушек послушно стал подниматься в воздух. Мериндорф был на седьмом небе, и решил поднять в воздух что-нибудь еще. Что-нибудь потяжелее. Опустив камушек на землю, он почувствовал, как энергия внутри него уходит, и решил попытаться мысленно задержать ее, и попытаться контролировать. Тот бог говорил, что нужно совладать с этой магией, и алхимику показалось что именно так он сможет это сделать.

Мысленно приказав энергии остановиться, он почувствовал, что она стала еще сильнее метаться по его телу, отчего у него закружилась голова. "Отпустив" энергию, он понял, что вообще зря все это удумал, так как тогда вообще начал терять сознание. Тело ослабло, мир вокруг потемнел, Мериндорф упал, однако сознание так и не потерял. Темнота отступила, ноги и руки вновь налились силой. Минотавр сел и огляделся. Вновь он увидел как капли дождя застыли в воздухе, неужели тот бог опять вернулся? Нет, на этот раз все по другому — капли, отдавая зеленым свечением, просто висели в воздухе, дергаясь и переливаясь, словно в невесомости. Алхимик понял, что капли эти держит он, а вот как "убрать" это он не знал.

Вернее догадывался, но не думал, что у него получится. По совету одного из учебников, он сел наземь, сложив ноги и закрыв глаза, и начал медитировать. Просидел он так около десяти минут, почувствовав расслабление, прилив сил и многое другое, что обещалось произойти таким образом в пособии. Мериндорф решил не спешить, и просидел еще минут двадцать, как ему показалось. Однако открыв глаза, он понял, что ему все же показалось, и медитировал гораздо дольше, так как вокруг было уже темно. Капли дождя больше не висели в воздухе, а продолжали бомбардировать землю, ветер гонял прошлогодние листья, и минотавр решил, что практики на сегодня хватит.

Весь промокший, и грязный Мериндорф встал с земли, попытавшись отряхнуть грязь и напялив капюшон, довольный новым талантом поплелся домой.