Автор рисунка: Devinian
Знай, с кем имеешь дело Мёртвые строки.

Ранимый снайпер.

совсем чуточку розового насморка (в конце главы)

Рано утром, Самили ткнула меня носом в шею.

— Вставай давай, я уже всё приготовила.

— Я тоже рад тебя видеть, Сами — Хмуро ответил я , широко зевнув.

Она слегка покраснела и улыбнулась.

Какая у неё милая улыбка. Странно, почему я это только сейчас заметил? Так, что-то меня не в ту сторону повело.

После утренних водных процедур. Мы вышли из барака, навьюченные тяжеленными рюкзаками и винтовками, привязанными сбоку. Весь лагерь ещё спал. Мы тихо, что-бы никого не разбудить, пошли куда-то за поле, в холмы. Когда Самили наконец остановилась, я уже порядком вспотел. Она скинула с себя рюкзак и начала в нём рыться. На землю полетели разные банки, коробочки и разная дребедень. Под конец пошли коробки с патронами. Она оглянулась на меня и повалилась со смеху наблюдая мой удивлённый вид.

— Чего ты смеёшься?

— У тебя такое лицо, как будто ты гнилое яблоко съел.

— И что в этом смешного?

— А, ладно ничего. Что встал столбом? Распаковывай свою сумку. Там оружие.

Я с облегчением скинул с себя эту тяжесть и развязал тесёмки закрывавшие горловину. Внутри кучей лежали два пистолета, пистолет-пулемёт, нож, и разобранный автомат. Я вывалил всё это добро на траву. Самили уже закончила расставлять на небольшом холмике свой хлам. И подлетела ко мне.

— Ну что начнём?

Я только кивнул, продолжая разглядывать наш арсенал. Пегаска схватила пистолет и начала мне показывать как его разбирать, собирать и заряжать. В принципе ничего сложного в этом не было. Единственное что меня несколько смущало, так это то, что она почти все операции выполняла ртом. Я же предпочёл, всё это делать при помощи магии. Наконец мы разобрались с пистолетами, и перешли к автомату. По устройству он напоминал всем известный калашников, разве что держать его надо было так-же зубами что было несколько затруднительно. Поэтому мы собрав его отложили в сторону.

— И наконец моё любимое, снайперская винтовка.

Она быстро отвязала со своего бока винтовку и помогла мне.

— Всё просто как яблоко, ставишь на сошки, упираешь приклад в плечо, смотришь в прицел, и копытом нажимаешь вот эту пластину.

— Ну, по сути, я тут пока ещё ничего особо сложного и не увидел.

— Ну это всё обычное оружие, с магическими прибамбасами всё намного запутанней.

— И что там такого запутанного?

— Ну во первых, их используют только единороги. Во вторых, достаточно самой малюсенькой царапины на магическом кристалле, и всё.

— Что всё?

— Захочешь выстрелить, и он рванёт у тебя в копытах. Приятного мало. А ещё, существует такая штука, как управляемая пуля. Её тоже могут использовать только единороги. Но её можно вставить в обычное оружие. Они очень редкие.

— И смысл тогда в них?

— Это очень полезная штуковина. Если надо кого нибудь достать, а он засел где-то, куда ты обычным способом никогда не попадёшь. У меня кстати завалялась где-то пара штук — она опять стала рыться в своём рюкзаке. — ага вот они.

На её копыте лежали два ничем не примечательных патрона для винтовки, за исключением слабого розоватого свечения вокруг них.

— Их разработала советница Селестии, Твайлайт Спаркл. Так же как и магическое оружие, и маскировочные костюмы.

— Костюмы?

— Да, но когда эти чёрные гады взорвали Кантерлот, единственный завод по производству всех магических приспособлений был уничтожен. И теперь это всё жутко редкие вещи, маск-костюмы я вообще ни разу не видела в живую, только на картинках.

— Нам бы пригодилась парочка таких.

— Ещё бы. Принцесса Луна собиралась восстановить производство. Но технику изготовления полностью знала только Твайлайт. А на повторную разработку уйдут годы. Не зря же она была самой умной пони со времён Синастрия Серобородого.

— А кто это?

— Ты не знаешь кто такой Синастрий? Ах да, у тебя же амнезия, прости забыла. Это был один из величайших учёных Эквестрии. Он первым придумал технику для полётов, пегасы за это его очень невзлюбили. — она улыбнулась- он со своим изобретением почти отнял работу у небесных извозчиков. Ещё он придумал, как рыть глубокие шахты для добычи ископаемых, и ещё кучу всего. Всего не перечесть.

— Прямо Леонардо Да-Винчи понячий.

— Не слышала о таком. Ну и ладно. Не важно. Хватай пистолет, будем учиться.

Держать во рту эту штуковину было довольно удобно, но вот чтобы прицелиться приходилось косить глазами. Так что плюнув на это дело я подвесил пистолет своей магией. И попытался попасть в ближайшую банку...

Когда я очнулся. Самили каталась по траве схватившись за живот, и захлёбываясь смехом. Почему-то болел правый глаз. Когда она наконец успокоилась и немного отдышалась. То сразу зачем-то полезла в сумку. Достав оттуда зеркальце, она сунула мне его под нос. Под глазом расплывался здоровенный фингал.

— Ты зачем так близко пистолет держал? — продолжая хихикать спросила она.

— Я же не знал что у него такая отдача.

— Глупый. Если уж ты решил держать оружие магией, запомни, что оно при выстреле отлетает назад.

— Такое забыть сложно.

Она опять покатилась со смеху.

Я насупился, ну и что такого смешного? В первый раз взял в копыта понячье оружие. Естественно, что чего-нибудь, да не получится. Чего смеяться то?

Она перестала хохотать надо мной, и смахнув слезу встала с земли.

— Ладно, давай, попробуй ещё раз.

Я снова подвесил пистолет, теперь на безопасном расстоянии от многострадального глаза. И выстрелил. Конечно же не попал. Но потратив две три обоймы я наконец смог стабильно попадать в банку с тридцати метров. Потом шёл пистолет-пулемёт, и автомат. С ними проблем не возникло. Правда при стрельбе очередью, ствол начинало уводить наверх. Но немного потренировавшись, я научился пресекать эти поползновения.

Настала очередь винтовок. Мы отошли подальше. И расположились на пригорке. Настроив оптику, себе и мне Самили расположилась на траве, приглашая устроиться рядом. В прицел хлам расставленный на холмике был как на ладони. Она выстрелила первой. Одна из банок разлетелась на куски. Взглядом приглашая меня повторить, она откатилась и стала наблюдать за мной. Закусив губу, я начал тщательно прицеливаться в крайнюю из банок, и плавно нажал на спусковую пластину. И… как ни странно попал. Повернув голову. Я увидел, что пернатый снайпер слегка удивлена моим успехом. Вновь уставившись в прицел, я начал сносить банки одну за другой, пока на холмике не осталось ничего, что можно было прострелить.

После небольшой паузы Самили наконец сказала

— Да, снайпер из тебя неплохой.

— Кьютимарка говорит сама за себя, — Я улыбнулся. — Ну что? Я справился?

— Ещё как, ладно последнее испытание на точность. Я подбрасываю в воздух яблоко. Ты должен в него попасть, расстояние двести метров. Если попадёшь, мне тебя больше нечему учить.

— Хорошо я готов.

— Тогда начнём.

Она вытащила из сумки яблоко, и полетела к дальнему холму, встав на его вершине.

— Готов? — Издалека прилетел её голос.

— Да! — Прокричал я, и прильнул к прицелу.

Яблоко полетело ввысь. Когда оно застыло в верху и начало падать, прогремел выстрел моей винтовки. Фрукт разлетелся на мелкие кусочки.

Посмотрев на пегаску в прицел, я увидел, что она слегка ошарашена, но тем не менее улыбается. Спустя несколько минут мы уже шли в направлении лагеря. Был только полдень. Стало невыносимо жарко. Немного подумав, я стащил с себя рюкзак с винтовкой, и подвесил в магическом поле. Стало намного легче. Самили, не заметив моего манёвра, опустив голову, продолжала обливаясь потом тащить свою поклажу. Я осторожно снял с неё вещи и подвесил рядом со своими. Она немного удивлённо на меня посмотрела. И с облегчением вздохнув, быстро поцеловала в щёку. Я остолбенел.

— Сами, что это значит?

— Тебе не понравилось?

— Не то чтобы... но к чему это?

— Понимаешь, ты первый, кто так хорошо ко мне относится. — она смущённо опустила глаза и выпалила — Я подумала, может, ты хочешь, чтобы, мы стали чем-то больше чем друзьями.

Даа, не прошло и недели, как я в Эквестрии... Я начал лихорадочно думать, как отвертеться от всего этого с как можно меньшими последствиями, и не ранить её.

— Сами, это же банальная вежливость. Понимаешь, я как бы не очень готов к такому повороту событий.

— То-есть я тебе не нравлюсь? — на её глазах появились слезинки.

— Ну почему сразу не нравишься, просто я ещё не готов, и не помню ничего из своего прошлого, у меня же за душой ни гроша, да и просто не вижу я смысла в каких-либо отношениях. Понимаешь?

— Нет, ничего не говори. Я всё поняла. Ты такой же как все. Как все, кто не хочет со мной общаться и дружить. Как все, кто смеялся надо мной. Как я могла этого не замечать. Иди ты... — слёзы брызнули из её глаз, и она расправив крылья стрелой умчалась куда-то за облака.

Ну вот... Никогда не умел разговаривать на такие темы. Тяжело вздохнув и подняв сумки, я побрёл в сторону лагеря. Сегодня я в первый раз засыпал в пустом бараке. В глушащей тишине. Самили весь оставшийся день не появлялась в лагере. Она даже не пришла на ужин. Наверное она действительно была настолько одинока, и видела во мне единственную родственную душу. А я её оттолкнул. Хоть и постарался это смягчить. Но как я уже говорил, на такие темы я разговаривать не умею. Завтра надо будет её непременно найти. И помириться. Надеюсь мне удастся её уговорить остаться друзьями.