Индустрия

"Ей нравится ее жизнь. Ей нравится ее работа. Ей нравится все. И она убеждает себя в этом каждую минуту..." Небольшой рассказ, тоже имеющий отношение к циклу "Смутное Время".

Ради каждой ё**ной мелочи

Старлайт считает, что «Фидуция компелус» может помочь ей с уроком дружбы. Рэйнбоу Дэш не видит в заклинаниях контроля разума ничего хорошего. Твайлайт решает, что, возможно, не стоило оставлять Старлайт без присмотра.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Морковный заговор

Таинственные силы похищают часть урожая морковки, чтобы не дать Кэррот Топ стать успешной фермершей. Теперь ей нужно найти похитителя и разоблачить заговор.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Зимние тропы

В эту ночь Грею Винингу предстоит выйти из зоны комфорта по желанию дорогой пони.

ОС - пони

Грани одного города

Мы все в детстве мечтали стать кем-то, например полицейским или пожарным, врачом или ветеринаром. Но лишь единицы встают на тот путь, который связан с детской мечтой. Молодой единорог по имени Спрей Реп один из таких. Однако не все просто как кажется. Когда, казалось бы, все текло по своему руслу, произошло нечто, которое заставило сменить его свой маршрут в совершенно иное направление. Жизнь потеряла свой смысл? Как бы не так, это стало только ее началом. В этой истории Спрею предстоит столкнуться с тяжелыми жизненными трудностями. Его путь полон развилок и неожиданных поворотов. И все это происходит в огромной мегаполисе, где, как оказалось даже один незначительный пони, способен изменить уклад жизни всего города.

ОС - пони

Питающиеся страхом

Эти жалкие мерзкие предатели, превратившиеся в посыпанных блёстками бабочек, совершенно не были готовы к её возвращению. Более того, они не ждали и того, что вернется она не одна. Вступив в союз с королем теней, Кризалис вывела новый вид чейнджлингов, более сильный, более верный. Им больше не нужна любовь, чтобы кормиться. Им нужен только страх.

Кризалис Король Сомбра

Гербарий

Твайлайт просто хотела выспаться...

Твайлайт Спаркл Биг Макинтош

Город на цепи

Фрейм — это осколок человеческой цивилизации. Один город, столетия странствующий в хаосе. Люди научились там выживать, они изменили себя, нашли свою особенную дружбу и магию. Они живут будущим, мечтая однажды найти безопасный мир. А Эквестрия? Всего лишь одна остановка на пути. Пусть мир пони необычен, но он очень опасен, он так же как другие пытается остановить город. Коварные богини, любопытные поньки, пропасть непонимания и холодная война, наконец дружба и тентакли — всему этому нашлось место в небольшом рассказе.

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Лира Человеки

Вторые шансы

Не всегда поступки что мы совершаем дают повод для гордости. Не всегда уверенность в собственной правоте означает то что мы правы по умолчанию. И не всегда ошибки что мы творим можно исправить. Зачем тогда они нужны? Затем что память об этом может сделать нас лучше, сильнее и мудрее. Урок преподанный собственными ошибками ценен тем что не забывается. Старлайт Глиммер хотелось думать об этом в таком ключе. Так её жизнь до ученичества имела хоть какой-то смысл.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Мои маленькие принцессы: Операция "печеньки"

Существует лишь одна вещь, которую Селестия любит больше соразмерно с тортиком, это печенье! И все это прекрасно знают, но Селестия думает, что они не знают о её тайном тайнике с тайными припасами печенья. Но есть одна пони, которая знает об этой тайне… и она очень хочет распробовать эту загадку.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 11. Прогулки по воде Глава 13. 40:1

Глава 12. Wind of changes

А я вам немного поворотов принёс...

Мы с Ватер и Джонни шли прямиком в Бедленд, наш путь пролегал через болотные топи, которые находились на нейтральных территориях. Я то и дело оглядывался назад, хоть от города, где осталась Лазури с Шарко, мы отошли уже на приличное расстояние.

— Уже скучаешь? – Джонни слегка подтолкнул меня в бок. – Не бойся, всё с ними в порядке будет, я знаю Шака. Если он пообещал, то он это выполнит, будь уверен.

— Откуда ты его знаешь? – я удивлённо посмотрел на пегаса.

— Скажем так, я был знаком с его отцом.

Джонни на секунду приостановился, что бы обдумать то, что он хотел сказать, однако ему не дали договорить.

— Стоять! Именем клана Бури, вы находитесь под арестом.

Два пегаса облачённые в золотистые доспехи спустились к нам, преградив путь.

— Свалите, пока не огребли, – Ватер злостно пригрозила им копытом, попутно доставая арбалет.

— Хм, какая красота и какая дерзость, – один из пегасов обошел Ватер, пока та заряжала арбалет. – Неужто это знакомая всему клану бури черта династий Янгов, м?

Услышав то, что этот красногривый пегас сказал, снимая шлем, Ватер выронила арбалет и растерянно посмотрела на него.

— Н… Нейл? – заикаясь, спросила Ватер.

— Да, – ухмыльнувшись, пегас подошел к Ватер и погладил её по щеке. – Ты всё такая же прекрасная, жаль, что ты покинула нас ради жажды приключений, а ведь отец возлагал на тебя большие надежды.

Ватер оттолкнула его и зло плюнула на землю.

— Ваша семья чокнутая на голову! И ты это знаешь!

— Ну-ну, то, что наша мачеха забавилась с тобой по ночам, пока ты была жеребёнком, ничего не значит. Она же даже нашей родной мамой не была.

Ушки Ватер поникли, и она начала медленно опускаться в свои копыта, плача и бормоча что-то.

— К слову, её всё же казнили, но ты ведь не успела этого увидеть, а жаль, – он рассмеялся, брезгливо поднимая арбалет Ватер и осматривая его. – Она много чего говорила о тебе, а, кстати, она любила тебя.

— ОНА ИСПОЛЬЗОВАЛА МЕНЯ, А НЕ ЛЮБИЛА! – голос Ватер сорвался на истеричный крик, она окончательно уткнулась в свои копыта, всхлипывая.

В следующий момент ледяная стрела пронзила второго пегаса, державшего в крыле копьё, а мой меч находился у горла красногривого пегаса.

— Ватер? – я повернул голову и посмотрел на плакавшую пегаску.

— Ватер? Это так она себя окрестила? Как забавно, именно так звали нашу мать, которая умерла при родах Мидвей. Я ведь прав, сестрёнка?

— Кажется, ты забываешь, что находится у твоего горла, – сухо напомнил ему я, прижимая меч к его горлу поплотнее.

Меня пугал тот факт, что он так нейтрально относился ко всему, что сейчас произошло. На его глазах умер его товарищ, ещё больше меня пугало то, что он смог заставить непробиваемую кобылу заплакать как маленькую плаксу, всего за пару фраз. Он довёл её до слёз за одну минуту, свою собственную сестру, неужели он её настолько ненавидит? Тогда почему он такой спокойный? Будто это в норме, что она плачет. Чёрт, что ещё я узнаю о Ватер за сегодня?

— Не пытайся запугать меня, поганый маг, – он фыркнул, отступая назад и отталкивая меня. – Что бы я, чистокровный пегас погиб от копыт какого-то единорога бродяги? Да никогда в жизни!

Что помешало мне его убить? Я сам не знаю, я просто позволил ему себя оттолкнуть и не перерезал ему глотку, пока мог. Он ещё раз фыркнул и, отвернувшись от нас, взлетел, но вскоре остановился и повернулся к нам снова.

— А от тебя, Мидвей, я такого не ожидал. Водиться с не чистопородным пегасом, я ещё понимаю, но с бродяжным единорогом?! Ты слишком низко пала, я сообщу об этом отцу.

Скрипя зубами, я послал в него огненный шар, но он одним маневром уклонился от него и скрылся из моего поля зрения.

— Ватер? – я, забив на этого самодовольного выпендрёжника, подошел к продолжавшей плакать пегаске.

Она не отвечала, просто плакалась в копыта. Я прилёг рядом с ней и обнял её, одновременно с этим поглаживая её гриву.

— Оставь меня, – плача, она оттолкнула меня своим копытом. – Я ничтожество, только помешаю вам своими слезами, я… слабая плаксивая кобылка.

Я слегка улыбнулся и покачал головой, а затем, подтянув её к себе, я крепко прижал её, не давая ей сопротивляться.

— Может, ты и глупая, может ты и не самая красивая, но ты точно не слабая, – шепнул ей на ухо я, начиная укачивать её у себя на копытах. – Я никогда тебя не брошу.

— Даже если от этого будет зависеть жизнь Лазури или Шарко? – она посмотрела на меня своими заплаканными глазами.

— Я… — мне нечего было сказать, в её глазах я видел боль и разочарование. – Я скорей умру сам, но спасу и тебя и их.

Она удивлённо посмотрела на меня, но вскоре после этого она улыбнулась, кивнула и, утерев слёзы, всхлипнула.

— Обещай, что расскажешь мне всю правду, хорошо? – мне не хотелось, что бы она снова впадала в такую истерику, но я чувствовал, что мне понадобится эта информация в ближайшее время.

Она испуганно на меня посмотрела, но спустя пару секунд она мотнула головой в знак согласия и поднялась на ноги.

— Нам не стоит стоять на месте так долго, – Джонни, протягивая арбалет пегаске, хмуро смотрел на небо. – Это нейтральная территория, если их патрули зашли так далеко, то нам стоит поторопиться и скрыться от них под покровом джунглей.

Нельзя было не согласиться с ним, поэтому мы поспешили покинуть топи и выйти к джунглям клана Змеи.


Мы сидели в таверне и ждали, пока страшный ливень стихнет. Атмосфера в таверне царила довольно приятная, пару жеребцов, после рабочей смены, перекидывались сплетнями и распивали лиановую вытяжку, кроме них в таверне, естественно, был тавернщик, который, как ни странно, не протирал стаканы, а просто сидел и читал книгу, заказав у него пару напитков, я подошел к нашему столику и положил их на стол. Джонни настраивал свой новый инструмент под себя, а Ватер продолжала смотреть в деревянный стол. Вид у неё был потерянный.

— Вот, выпей, – я придвинул к ней стакан с пенящейся лиловой жидкостью и отпил немного из своего.

— Что это? – она понюхала содержимое и слегка повела носом. – Пахнет не слишком приятно.

— Когда это Ватер Шарк от бесплатной выпивки отказывалась? – я наигранно удивился, заметив при этом, как она вздрогнула при упоминаний её ненастоящего имени.

Не думаю, что продолжать играть в эту игру будет правильным решением, нельзя просто пропустить то, что произошло сегодня утром. И мы оба это понимали. Она ещё раз понюхала содержимое стакана и, вздохнув, опустошила его в два глотка.

— Ого, чего эт там было? – она икнула и заглянула на дно стакана.

— Довольно дорогое вино, – я покачал головой. – Это тебе не пиво, его нельзя пить залпом.

— А мне можно! – она ещё раз икнула и посмотрела на меня жалобным взглядом. – Добавки?

— А тебе, не много ли будет? – я ухмыльнулся, отпивая чуть-чуть из своего стакана. – Нам ещё завтра с утра выходить.

Что-то было не так, от того, как слегка горьковатая жидкость упала в мой живот, мне стало слишком тепло и хорошо, я даже поёжился от удовольствия.

— Ну, позязя, – она прижалась ко мне, щекоча мой живот. – Ты же знаешь, я трезвею очень быстро, да я же даже не пьяная сейчас!

— Сейчас да, но тебя уже слегка понесло, – я вздрогнул от её щекотки и остановил её копыто. – Не думаю, что тебе нужен ещё один бокал.

Она посмотрела на меня жеребячьими глазами.

— Ну, это такая сладкая вещь, мне так понравилось! – она продолжила щекотать меня в самых неприятных (или наоборот?) местах. – А я тебе подарочек ночью сделаю, а?

— Оставишь след на кровати? – Джонни хохотнул, а затем прокашлялся, видя, как я на него посмотрел. – Я рвоту имел в виду, а не то о чём ты сейчас подумал.

Я покраснел и смущённо почесал затылок. А ведь я действительно не о том подумал. Ну, а Ватер, пока я отвлёкся, умудрилась выхлебать ещё и мой стакан.

— Что б тебя…

— Ох, как же это приятно, – она перевернулась и легла на спину, положив голову мне на колени. – Блеки, отнесёшь меня в кроватку?

Я недоумевающе посмотрел на неё.

— Да что с тобой сегодня такое? – пробормотал я. – Неужели вино так сильно действует? Ты притворяешься! От него не уносит так сильно!

— Это не вино, – тавернщик, подойдя к нам, положил ещё три бокала. – Моя ошибка, я вам Зиту дал вместо виноградного вина, бутылки перепутал.

— Что такое Зита? – я растерянно переглянулся с Джонни.

— Как Виски, только чуть крепче, – он кашлянул. – Она дороже, но так как это моя ошибка, то всё за счёт заведения, но вино за ваши деньги, если оно вам нужно.

— То есть, она только что умяла два бокала отборного вискаря? – Джонни хохотнул. – То-то её понесло.

— Звёёёзды такииие красивые! – Ватер продолжала лежать у меня на коленях, водя копытом по воздуху.

Покачав головой, я посмотрел на Бармена.

— Сколько номер до завтрашнего... – я перевёл взгляд на Ватер. – Дня? Вечера?

— Скорей вы пробудете тут до послезавтрашнего утра, от Зиты на следующий день дикая жажда и ужасная боль в голове, правда, только, если с ней перебрать, – его глаза жадно блеснули, я готов был поклясться, что на его лице возникла секундная улыбка.

— Два бокала, я думаю, это значит «перебрать», так?

Он кивнул.

— Обычная доза для взрослого жеребца именно для «перебрать» это три рюмки, ну или примерно один такой бокал.

— Даже учитывая способность Ватер пить и шляться по тавернам, для неё это перебор, – я с лёгким недовольством посмотрел на пегаску, которая с расплывшейся улыбкой тыкала в меня копытом.

Вздохнув, я поднял Ватер, но вдруг понял, что не смогу её унести, не воспользовавшись своим рогом, поэтому, заключив её в магическое объятие, мы с ней отправились прямиком за тавернщиком в наш номер.


Мы проснулись посреди ночи, я с недовольным лицом смотрел на то, как Ватер освобождает свой желудок, используя для этого окно, которое выводило, слава пресвятому, к задней части таверны, а не к передней.

— Ну что, довольна? – я улёгся в кровать, хотя и знал, что это ненадолго.

— Ага, – она со счастливым лицом уткнулась в подушку.

Я покачал головой и помог ей очистить мордочку от остатков её обеда.

— Чем же? – я недоумевающе посмотрел на неё.

— Пойло было отборное, мне понравилось.

Я сделал фейсхув.

— Ты собираешься ещё отходить к окну?

Будем надеяться, что хозяин этого заведения не будет против того, что мы немного подгадили ему стену таверны. Хм, как вариант, можно будет просто свалить до того, как он заметит.

— Блек, я… думаю, что нам нужно поговорить, – улыбка слезла с лица Ватер и она посмотрела на меня серьёзным взглядом.

— О, надеюсь, ты готова, потому что у меня масса вопросов, – я поднялся и сел на кровать. – И первым будет «То, что он говорил это правда?».

Ватер с болезненным видом кивнула и приподнялась на кровати, спустя две секунды она снова плюхнулась в подушку.

— Да, правда, – проныла она.

— Расскажешь мне всю историю? – осторожно спросил я, положив копыто ей на плечо.

— А ты уверен, что хочешь её знать? – она повернула на меня мордочку и с выражением «Прошу, я не хочу это рассказывать» посмотрела на меня.

— Ну, если ты не хочешь, можешь не рассказывать.

— Но тогда о наших отношениях можно будет забыть, да? – она со вздохом поднялась и села на кровать рядом со мной.

— С чего ты взяла? – я удивлённо посмотрел на неё.

— Помнится я уже тебе врала и ничем хорошим это не обернулось, – она слегка улыбнулась и положила голову мне на плечо. –Поэтому, я думаю, что не нужно больше вранья.

— Ватер, если тебе так больно это вспоминать, то…

— Но я уже это вспомнила, не зависимо от того, хотела ли я этого, – она вздохнула. – Поэтому просто послушай, только не перебивай, мне сложно будет вернуться к тому месту, где ты меня перебил.

Я кивнул и молча начал слушать её.

— Началось всё с моего рождения, – она перешла на шепот, видимо боясь, что нас может кто-то подслушивать. – Во время родов, моя мать умерла, я была вторым жеребёнком в семье, сразу после Нейла.

Она перевела дыхание и уткнулась мордочкой в мою грудь.

— С самого детства я винила себя в её смерти, ты знаешь, каково это? Думать, что все вокруг тебя ненавидят просто из-за того, что ты родился. Знаешь, каково это, осознавать, что ты родился и уже отобрал у кого-то жизнь? Это, как какое-то предзнаменование твоей судьбы. Мой отец всегда говорил, что я была рождена для того, что бы убивать, что я никогда не смогу чувствовать ничего кроме боли. Однако мой отец меня любил. На самом деле меня ненавидел только Нейл. Он постоянно пытался меня унизить и повысить свой статус, за счёт принижения моего.

Всхлипнув, Ватер смахнула слезу со своей щеки.

— Когда я подросла, отец нашел себе вторую жену, молодую кобылку, которая впоследствии оказалась… не по ту сторону амбара.

Мой язык так и чесался задать один вопрос, но Ватер просила не перебивать.

— Знаю, ты хочешь спросить, а почему кобылколюбка вышла за жеребца? – она грустно улыбнулась, смотря в пол и опираясь на моё плечо. – Потому что мой отец очень богатый и влиятельный жеребец, а он сам предложил ей копыто и сердце, грех было не воспользоваться таким случаем. Она вышла за него только из-за денег. А я была единственной кобылой в семье, именно поэтому она…

Ватер стиснула зубы, дальше ей пришлось сдерживаться от того, что бы ни зарыдать.

— Она домогалась до меня и насиловала по ночам, мне, было, кажется, семь лет, когда это произошло в первый раз.

Я чувствовал, как она дрожит. Обняв её, я гладил её гриву, пытаясь успокоить.

— Мне было семь лет, а эта сука насиловала меня, как могла! – сорвавшись на крик, Ватер уткнулась в мою грудь и разревелась.

Теперь я понял, откуда у Ватер такой сильный барьер на кобыл, и почему она буквально взрывается, когда они касаются её. И в очередной раз на меня накатил приступ стыда, почему тогда, когда я был кобылой, я не знал этой историй? Да у меня тогда даже вопросов бы не возникло, почему Ватер не хочет быть со мной, пока я нахожусь в теле кобылы. Да что там, я бы вообще не прикасался бы к ней! Ватер слегка стихла, она перестала мочить мою шерстку и попыталась подняться.

— К окну? – я растерянно помог ей встать на ноги.

Она кивнула и я незамедлительно телепортировал нас прямиком к окну. Она, выглянув наружу, опорожнила свой желудок во второй раз. Спустя минуту мы вновь сидели на кровати.

— Спасибо, – она, утирая рот своим копытом, снова положила голову на моё плечо – На чём я остановилась?

— На… твоей мачехе.

— А, да, точно, – Ватер слегка улыбнулась. – Была та ещё сука. После того, как я подросла, мой отец начал подготавливать меня к военной службе.

— Ты же кобыла… — не сдержавшись, выпалил я. – Извини.

— Да, кобыла, но в клане Бури все должны служить, иначе ты изменник, – она пожала копытами и продолжила. – Нейл всегда был… слишком мягкотел, в бою он не отличался храбростью и силой, а в руководстве не имел достаточного количества ума для разработки хорошей тактики. Он мог только языком чесать, отец часто шутил на эту тему, говорил, что главное оружие Нейла это его острый и наточенный язык. Из-за этого отец понадеялся на «Рождённую убивать». Он мечтал о том, что бы кто-то продолжил его дело и стал командором. И действительно, мне сразу удалось выбиться в лидеры на тренировках, никто не мог сравниться со мной ни в каких видах владения оружием. Даже тренеры не составляли для меня конкуренции, это был талант с самого рождения, однако… я не хотела этого. Мне хотелось приключении, понимаешь? Не отдавать честь и не проводить всю свою жизнь в боях ради благополучия семьи, в которой твоя мачеха тайно насилует тебя по ночам, брат ненавидит всем сердцем, а отец видит в тебе лишь машину для убийства.

— До каких пор твоя мачеха делала это?

— До тех самых, пока я не убежала, – она вздохнула.

— Разве ты не могла дать ей отпор? Или сказать отцу?

— Я… боялась.

— Но тебе же не было равных в бою!

— Понимаешь, это… другое. Она приручила меня, сделала куклой для игр, у меня вошло это в привычку, я не могла сопротивляться, чёрт, я не знаю, как это сказать…

Я понимающе кивнул и прижал пегаску к себе, после чего уложил её на кровать и прилёг рядом.

— Надо полагать, что дальше ты просто странствовала по миру, да?

— Да, – прошептала Ватер, перед тем как отключиться.

Тем временем начал идти дождь. Капли падали на крышу, не давая мне уснуть. Хотя, уснуть мне не давало немножко другое обстоятельство. Я постоянно думал над историей Ватер и сравнивал её со своей. Что лучше? Быть брошенным с самого детства на улице, или же жить в такой семье? Что лучше, жить с постоянной пустотой в желудке, или же с постоянным унижением и чувством ненужности в сердце? С одной стороны ты хотя бы живёшь в богатой семье и имеешь всё, что тебе нужно для жизни, с другой стороны плата за такое. Не найдя ответа на этот вопрос, я просто уснул под стук капель дождя.


К удивлению хозяина таверны, Ватер смогла оклематься к утру, и мы покинули это поселение до того, как он увидел испачканные стены таверны. Дальше наш путь пролегал через джунгли, прямиком до Бедленда. Ещё с того самого момента, как я узнал, что его отстроили, мне было интересно, а что они с ним сделали? Его же разбомбили в пух и прах, во время наступления Дрази. Да и этот новый лидер, который объявил себя сыном змеиного короля и решил получить права на престол за просто так, интересно, а сколько пони ему поверили? Надеюсь, что не много. Шелест кустов заставил меня прервать ход моих мыслей и приготовиться к нападению. Оцелот, выпрыгнув прямо на нас, схлопотал стрелу в лоб и повалился на землю.

— Не думаю, что он был враждебен к нам, – Джонни покачал головой и обошел убитого зверя стороной.

— Я лучше перестрахуюсь, – Ватер с самого утра была немного хмурой и злой, хотя, я подозреваю, что это её стандартное состояние по утрам, после бурной ночи проведённой с алкоголем.

Я осмотрел мертвое животное и, увидев страх в его глазах, обратил внимание на место, откуда оно выбежало. Что-то мне в том проходе не понравилось, что-то, что так напугало оцелота, что-то, что прямо сейчас давило на мою голову.

— Идём назад, – скомандовал я, поворачивая назад.

— Это ещё почему? – Ватер недовольно посмотрела на меня. – У нас нет времени, ты что-то забыл?

— Нет, но я более чем уверен, что оцелот убегал оттуда не просто так.

Ватер хмыкнула и пошла в том направлений, из которого на нас выбежал зверь.

— Стоять!

Показав язык, пегаска ускакала вперёд, покачав головой, я ринулся за ней. Спустя минуту бега я, увидев знакомый круп, сбавил обороты, она стояла и удивлённо целилась из арбалета во что-то.

— Что такое?

Ватер испуганно повернула на меня голову, а затем мотнула ей в сторону трёх котят, который верещали и ползли в нашу сторону.

— Что должно заставить кошку оставить своих детёнышей?

Я лишь испуганно покачал головой и начал пятиться назад.

— Давайте уйдём, пока не…

— Поздно, – выдохнула Ватер и рассмеялась диким смехом, попутно разворачивая арбалет в нашу с Джонни сторону.

Я испуганно посмотрел на неё и только сейчас обратил внимание на одну очень важную деталь. Была ночь.

— Что за… — Джонни шептал что-то себе под нос, прижимая к себе гитару.

— Мать твою, – выдохнул я, мой рог засветился.

Окутав Ватер магическим полем, я попытался отыскать взглядом хоть что-то, что могло бы управлять ей с расстояния. Болт, выпущенный ею, угодил прямиком в щит, который я предварительно поставил перед собой.

— Ты ведь Спрайт, верно?

— Как ты угадал, – Ватер ещё раз рассмеялась. – Какой проницательный единорог, думаю, что твой череп пополнит мою коллекцию.

— Не сегодня, – я выстрелил огненным шаром в котят, которые беззвучно ползали где-то под Ватер.

— Что?! – чёрное сияние охватило котят и из них вылезла тёмная сущность, которая слегка напоминала мне дракона, но с головой кошки и хвостом крокодила – Ах, ты догадался?

— Да! – выкрикнул я и зарядил в Спрайта снарядом света. – Думаю, раз ты тень, то свет тебе должен понравится.

Схватив Джонни и левитировав к себе Ватер, я рванул назад. Внезапно я оказался на том самом месте, где Ватер пристрелила оцелота. Пегаска и пегас стояли с боку от меня и тупо смотрели куда-то в кусты.

— Иллюзия? – я помотал головой и дал пощёчину Ватер.

Упав на пол, пегаска недоумевающе на меня посмотрела.

— Давай быстрей! Надо убираться отсюда!

Она кивнула и пока она вставала, я растолкал Джонни, после чего мы поспешили убраться от злосчастного места, где царила вечная ночь.

— Что это было? – Ватер продолжала оглядываться назад даже спустя десять минут бега по джунглям. – Мои мозги, как будто поимели!

— Так оно и произошло, наверное.

— Тогда у него явно длиннее, чем у тебя.

Я оскорблённо посмотрел на неё.

— Я имела в виду рог, – она хихикнула, а затем ойкнула. – Наверное, это ещё более оскорбительно.

Я что-то промычал про обидность её слов и уткнулся взглядом в пол.

— Эй, да не комплексуй, нормальный у тебя рог, – Джонни подтолкнул меня в плечо. – Ну, а про другую твою часть я говорить не решусь, не проверял.

Он рассмеялся, а я покраснел. Ватер тоже оценила шутку, они вместе с Джонни смеялись ещё с полминуты.

— Ага, а у кого-то крылья короткие, – буркнул я.

— Чего? – теперь Ватер оскорблённо посмотрела на меня, но спустя пару секунд она хмыкнула. – Ладно, наверное, про рог было так же обидно.

— Ещё как.

— Извини, – она виновато улыбнулась и почесала затылок. – Не знаю, я просто хотела... обстановку разрядить, что ли?

Я понимающе кивнул и принес ей свои извинения за крылья, после чего мы продолжили наш путь…


Мы подходили к Бедленду и первое, что мне бросилось в глаза, это вырубленные джунгли. Гигантские равнины раскинулись вокруг столицы клана змеи. Теперь есть место, куда можно было расти городу, хотя, это был спорный плюс. Спустя ещё три часа пути мы дошли до центрального района, хотя, от него остался только сильно преображённый рынок и несколько отстроенных хибар. Большое количество единорогов строителей и зебр работали на благо города, интересно, а кто всем этим копытоводит?

— Быстрей! Нас сроки поджимают! – неожиданно знакомый голос заставил меня оглянуться.

Приятная светло-синяя грива почти тотчас попалась мне на глаза. Я улыбнулся и вышел вперёд, навстречу синей пегаске.

— Тут, между прочим, строительство идёт, если не хотите помогать, то… — она смерила нас недовольным взглядом, однако рассмотрев нас повнимательней её выражение лица изменилось, и она с улыбкой рванула обнимать меня.

— Привет, Либерти, я тоже рад тебя видеть, – я обхватил пегаску и прижал к себе. – Вижу, ты нехило поднялась, а?

— Ага, как же, – Ватер хмыкнула, смерив нас хмурым взглядом.

— Ой, не включай ревнивую стерву, – Либерти закатила глаза, а затем подмигнула Ватер. – Ты же знаешь, я по кобылам, а не по жеребцам. Ты, кстати, не изменила своей позиций, а то моё предложение ещё в силе.

Я с улыбкой посмотрел на Ватер, после чего мы вместе рассмеялись.

— Чего? Я что-то не так сказала? – синяя пегаска растерянно поднесла копыто ко рту.

— Думаю, что год назад Блек бы тебе сильно понравился, – Ватер, попутно смахивая слёзы, хохотала на всю улицу.

— Чего?

— Да так, ничего, – я издал ещё один смешок и успокоился. – Была там одна история, но сейчас это не важно.

Я повнимательней оглядел Либерти с копыт до головы. По ней было видно, что она без работы не сидела. Следы грязи на её гриве говорили о том, что она давненько не мылась, а её худощавый круп о том, что она давно не ела нормально. Всю картину дополняли ещё и круги под глазами, которые было сложно отличить от грязи на её лице.

— Что сейчас происходит в городе? – Либерти повела нас куда-то через проулки прямиком в подворотню.

— Революция, – со вздохом произнесла она. – Только вот правительство, против которого она ведётся вымышлено.

— В смысле? – я недоумевающе посмотрел на неё.

Она постучала по деревянной стене.

— Какая-то группа пони объявила себя новым правительством и сказала, что свергла «Тирана», который привёл Бедленд в такую разруху.

— То есть…

— Да, весь город думает, что это эксперименты змеиного короля разрушили город.

Во мне всё закипело.

— Но, это же бред! Мой отец, он…

— Я понимаю, Блек.

— Он хотел помочь городу! Да он всё делал для него! Он жил им! Он…

— Я всё понимаю, Блек, но для большинства жителей города трудно поверить в гигантских богов, которые хотят уничтожить наш мир, гораздо проще свалить всё на «несчастный случай».

Я зло топнул ногой.

— Имя их лидера Рифф-Рафф, – она ещё раз постучала по стене, но на этот раз уже посильней. – И он тот ещё подонок.

— Ты его знаешь?

Она зло посмотрела на меня.

— Он… — она прикрыла глаза, её трясло от злости. – Работал со мной до разрушения Бедленда, он ещё тогда пытался домогаться до меня, пользуясь более высоким положением.

— Надеюсь, ты ему сильно врезала, – Ватер с надеждой посмотрела на Либерти.

Та лишь ухмыльнулась и кивнула.

— Уверена, он большое никогда не будет так подставлять свой мешок с фасолью.

Пегаски обменялись брохувами.

— Как ему могли поверить, что он сын змеиного короля? – меня жгло всё больше и больше. – Это же бред! Мы что, похожи?

— Ну, только если слегка, – Либерти слегка призадумалась. – Гривы у вас абсолютно разные, а вот оттенок шерсти один. К тому же, мало кто действительно поверил в это на самом деле, просто никому нет дела до него, по факту город может выжить без короля, но только не в состоянии войны.

— Пароль, – тихий голос раздался со стороны стены.

— Мать твою, Рауль! Дюк же говорил, что пароль это лишнее!

Дверь, которая состояла из досок и камня открылась, наружу вышел оранжевый пони с бутылкой янтарной жидкости на боку.

— Это ещё кто? – он недовольно оглядел нас и остановил свой взгляд на мне, после чего его глаза расширились. – Только не говори, что это…

— Нет, это не он, это настоящий сын змеиного короля, а не тот самозванец.

Его глаза налезли на лоб и он начал шептать что-то себе под нос.

— Я говорила, что скоро он появится, а вы мне не верили, – Либерти самодовольно зашла вовнутрь, после чего позвала нас проследовать за ней.

— Значит, революций быть? – растерянно глядя на меня спросил Рауль.

— Агась, – Либерти захлопнула дверь и мы оказались в просторной комнате, которая видимо, служила, как склад для хранения всякого хлама и мусора.

— Что значит, революций быть? – я нахмурился. – Я думал, что ты против Рифф-Раффа.

— Блек, Рифф-Рафф уже объявил себя новым королём, – Либерти повела нас в следующую комнату. – И большинство с этим согласны, им всё равно, главное, что их крупы целы. А это означает, что нам придётся отбирать у него трон силой, а это уже революция.

Хотелось бы мне с ней поспорить…

— Что, совсем никто не был против того, что он просто стал новым королём? Никто не удосужился проверить его родословную? – я приподнял бровь.

— Как видишь, нет, – пегаска с широкой улыбкой открыла дверь, перед нами предстал целый подземный город.

Наверное, с тысячу пони копошились где-то снизу, я даже мог слышать, как какой-то торговец снизу зазывает пони купить у него пару свежеиспечённых буханок хлеба.

— Добро пожаловать в подземный район, единственный район, который оказался нетронутым и единственный район, где нет единого правителя, район который не подчинялся законам сверху.

— Да уж, он остался таким же, – Ватер усмехнулась, глядя на то, как два жеребёнка играют в салки.

— А ты откуда знаешь? – притворно удивилась Либерти, подмигивая мне.

— Эээ, рассказывали, – Ватер почесала затылок и смущённо посмотрела на меня.

— Я так понимаю, ты не одну ночь провела в этом районе? – я хмыкнул и подошел к деревянному мостику.

— Да её тут все знают, как десятилитровую акулу.

— Чего? – я удивлённо посмотрел на Либерти, а затем на сильно покрасневшую Ватер.

— Это… длинная история.

— Я бы сказала глубокая, – хохотнула пегаска и хлопнула Ватер по крупу. – Ты тогда перепила всё заведение.

Внезапно Ватер затихла и опустила голову.

— Чёрт, – я почти моментально оказался около неё. – Она не специально, не надо.

— Что случилось? – Либерти недоумевающе посмотрела на нас – А, ты же у нас недолюбливаешь кобыл, прости, больше не буду.

Я приобнял Ватер и прижал к себе, она уткнулась мордочкой в мою грудь, на секунду мне показалась, что моя грудь слегка намокла. На самом деле я готовился к тому, что мне прямо сейчас придётся удерживать Ватер и спасать Либерти, однако такая реакция удивила меня.

— Думаю, нам не стоит оставаться тут, я всё вам расскажу чуть позже, когда ушей будет меньше, – Либерти опасливо посмотрела на одинокого пони, который стоял у стены.

Когда Ватер более или менее пришла в себя, мы отправились в дом Либерти.


«Ветер странствий, ветер перемен.

Послушай его, он громко говорит.

Ветер перемен из разных пони сшит.

Слушай, пока он не дошел до стен.

Улови момент, слушай ветер перемен.

Сегодня он принёс благую весть.

А завтра принесёт напасть.

Слушай же его, и не доходи до стен.

Верни мгновенье волшебства!

Чтоб в покров ночи окунутся.

Жеребята, что спят сейчас, смогли,

От ветра перемен проснуться!

Возьми меня на свой фрегат.

Ветер перемен, не обмани!

Возьми меня, и мы оставим этот ад.

Им не понять, не слышат тебя они»

Хибарка Либерти не могла вместить всех нас в себе, поэтому Раулю пришлось подождать снаружи.

— Итак, ты сказала о том, что нам придётся отбирать трон силой, у вас уже есть план, как это сделать? – я, придерживая у себя под боком Ватер, обратился к Либерти, которая виновато на нас смотрела.

— Агась, – она кивнула. – У нас уже почти всё готово, не хватало только того, кто поднимется на трон и станет новым королём, но, я так понимаю, эта проблема решена.

Я задумчиво скатывал шерстку Ватер в комочки и разглаживал их. Стать новым королём? А будет ли у меня время управлять городом? Есть ли в этом смысл? Нет, мне нужно определённо спасти клан от распада и управления какого-то самозванца, хотя…

— Либерти, что Рифф-Рафф сделал, пока меня не было? В смысле, что он сделал, как король?

— М, ответ пользовался положением и трахал кобыл, которые не успевали попрятаться, тебя устроит?

— Он что, вообще ничего полезного не делал?

— Ах, я и забыла, он выпнул из города посла клана Бури и объявил им войну, хотя у клана Змеи даже нет нормальной армий, как тебе такое?

— И что, народ это нормально воспринял?

— Вообще-то, нет, – она жестом провела круг. – Весь подземный город против него, да и большая часть тех, кто наверху тоже.

— Тогда в чём проблема?

— Понимаешь, у нас нет чёткого руководства, ну, то есть, у нас есть лидеры, которые могут управлять группами пони или руководить процессом, но нет ни одного пони, кто хотел бы занять трон. А если и есть, то они не внушают доверия, а силой смещать Рифф-Раффа, что бы появился Рифф-Рафф второй, никто не хочет. Но, как только все узнают о том, что в городе появился законный наследник, сын змеиного короля, для управления народом тебе будет достаточно выйти на площадь и закричать «за мной». Ну, это я утрирую, конечно, – она хохотнула. – Однако, я уверена, что почти весь Бедленд будет на твоей стороне.

— Дело-то в том, что я тоже не хочу становиться королём, – я вздохнул. – У меня есть много дел, которые нужно сделать вне Бедленда.

— Какая проблема? – Либерти отмахнулась от меня. – Назначь министров, или кого там обычно назначают на посты, что бы за тебя всё делали? Необходимо только само наличие полноправного короля на троне, главное тебе не совершать таких же действий, как Рифф-Рафф и всё будет в порядке, город, даже при таком правителе, развивается и отстраивает себя. Нужен тот, кто будет приличным лицом.

— В этом есть смысл, наверное, – я посмотрел на уснувшую Ватер, которая расположилась на мне, а затем поднял глаза на другую пегаску. – Посвятишь меня в планы?

— Не сейчас, – она поморщилась. – Я сама их все не знаю, только в общих чертах.

— Ну, хотя бы вкратце.

— Там точно есть пункт о том, как кто-то собирает армию и вламывается во дворец, так сойдёт? – она ухмыльнулась.

— Не слишком ли прямолинейно?

— Это план Рифф-Раффа, думаю, что раз у него сработало, так и у тебя сработает, почему нет?

— Удача не гуляет на всех сторонах, если ему так повезло, то это не означает, что нам тоже повезёт.

— Какой же ты нудный, – проныла Либерти. – Ну, хорошо. Сначала ты собираешь армию, затем тайно пробираешься во дворец, пока бунтующие отвлекают на себя внимание стражи и самого короля, затем ты выводишь из строя короля и при всём народе объявляешь себя новым королём, всё просто.

— Я так понимаю, что между пунктом «Собрать армию» и пунктом «Проникнуть во дворец» есть очень много подпунктов, да?

— Не грузи мне мозги, я покажу тебе нужного пони, а он тебе всё расскажет, лады?

Я кивнул, после чего Либерти радостно ушла на кухню, а я остался в раздумьях. Джонни тоже перестал играть и задумчиво смотрел в окно. Ветер перемен однозначно дул в какую-то сторону, вопрос лишь в том, в нашу ли сторону он дует?


Мы с Ватер и ещё парой пони шли по подземным лабораториям змеиного короля, я специально пытался потянуть время и обойти все углы, в надежде на то, что слова Алу действительно, правда. Но, к моему сожалению, мы не смогли отыскать ни мою мать, ни чего-либо ещё. Лабораторий были обчищены и разграблены мародёрами.

— Долго мы ещё будет тут торчать? – спросил Хор, крупный зебр, который имел кьютимарку (или что там, у зебр?) в виде странной загогулины. – Там сверху сейчас начнётся жара, а мы ещё даже не во дворце.

— Да-да, пошлите, – со вздохом произнёс я, отталкивая от себя пустой ящик.

Помимо Хора, в нашей группе был ещё Салива и Никель. Оба были единорогами с довольно скудными навыками магий. Мы продвигались по тёмным коридорам лаборатории, направляемые картой, которую мне отдал главнокомандующий армией повстанцев – Пантера, да это была кобыла, вернее, это была зебра. Мой рог постоянно горел, освещая нам путь, карта летала возле Никеля, он постоянно смотрел на неё и хмурился, время от времени указывая нужные повороты. Нужно сказать, что лабораторий моего отца тянулись под всем Бедлендом, сколько времени ушло на их постройки? Как только отец мог ориентироваться в таком пространстве? Как мог помнить, где, какой эксперимент проводится? Интересно, а что тут были за эксперименты? Наверняка, незаконные, хотя, если учесть, что тот, кто их проводил, сам был законом, то понятие «незаконные» в Бедленде вполне могло быть очень размытым. Вскоре мы всё же набрели на вход в подвалы дворца, однако тяжелая железная дверь встала у нас на пути.

— О, это работа для меня, – я подошел к двери и начал искать замочную скважину, однако мой взгляд никак не мог её найти. – Что за хрень?

— Это магическая дверь, она открывается магией, далеко не каждому дано её открыть, – Салива подошел к двери и коснулся её копытом. – Я не думаю, что смогу это сделать.

— Да снесите её ко всем чертям, – Ватер влетела в дверь с двух копыт, после чего послышался смачный удар и скрежет.

Петли с громким треском поддались и Ватер выломала дверь. Никель присвистнул, а Салива остался стоять с открытым ртом, держа копыто поднятым.

— Как? – едва выдохнул белый единорог с алмазом на крупе. – Ты вообще пони?

— Да, и довольно сильная, – Ватер лишь ухмыльнулась и, отправив самодовольный взгляд в мою сторону, она вошла вовнутрь.

— Мы заметили, – переходя через дверь, угрюмо сказал Хор.

Видимо ему не нравился такой метод входа во дворец, я слышал, что зебры любят скрытность. Придётся ему потерпеть, так как Ватер и скрытность это два разных понятия, ведь сама Ватер уже подразумевает под себя необдуманность и поспешность действий, что никак не умещается с понятием скрытность.

— Эй, есть кто-нибудь? – Ватер стояла впереди и смотрела в темноту.

— Тише, ты что, совсем рехнулась? – Хор шикнул на пегаску, зло, смотря ей в глаза. – Ты вообще знаешь, о такой вещи как внезапность? Взятие противника врасплох? Скрытность и обдуманность?

— Слишком много слов, слишком мало действия, – зевнув, ответила Ватер Шарк и ушла вперёд, дав остолбеневшему Хору пощёчину кончиком своего хвоста.

Зебр растерянно посмотрел на меня, а я в свою очередь улыбнулся и пожал копытами. Наверное, Хор сейчас думал, ему злиться или восхищаться, но я бы на его месте боялся… того что сейчас может произойти.

— Тут лестница, вроде бы никого нет.

Поднявшись по лестнице, мы наткнулись на ещё одну дверь.

— Ватер, позволь всё же мне поработать.

— Да, я сама, – Ватер приникла к замочной скважине и достала отмычку.

— Есть как минимум две причина, почему это должен сделать я, – я отодвинул Ватер в сторону, левитировав к себе отмычку. – Во-первых, я единорог…

— Да-да, крылья бесполезны во взломе и так далее, что второе?

— Жеребцам легче работать с отверстиями, – я ей подмигнул и принялся взламывать замок.

Она слегка покраснела, но всё же улыбнулась, и эта улыбка мне ой как не понравилась. Никель и Хор тоже оценили шутку, а вот Салива нет, белый единорог хмуро посмотрел на меня, а затем на своих смеющихся товарищей.

— Что смешного?

— Да так, ничего, – Никель, унимая смех, похлопал его по плечу. – Ты, я так понимаю, ещё девственник, а?

— Это личный вопрос, ты не находишь? – оскорблённо отстранился от него единорог. – Сейчас не до таких глупостей.

— Эй, Салива, как думаешь, ты бы смог победить Блека? – Ватер, отойдя от двери, с заинтересованностью посмотрела на единорога.

Я удивлённо обернулся.

— Ну, не думаю, что смогу составить конкуренцию сыну змеиного короля…

— Он хотел сказать, что его по стенке размажут даже самым простым ледяным копьём, – едва сдерживая смех, вмешался Никель.

— То есть длина никак не влияет?

Я чуть было не подавился от негодования, она что, опять завела эту тему про длину моего рога?

— Это смешно! – Салива слегка покраснел. – Это всё равно, что сравнивать лётные качества пегаса по длине крыльев.

— Ну, да, наверное, а что касательно магической дуэли? – произнесла она, глядя на меня с слегка пожелтевшим в этом освещении лицом.

— Я… — он заикался и уже начинал обливаться потом. – Не… знаю, а до этого ты, что имела в виду?

Послышался стук, это был Никель, который упал на пол и начал стучать копытом от смеха, Хор, спустя небольшой паузы тоже выпал, а я с жалостью, прося пощады, посмотрел на Ватер.

— Один-один, – промямлил я, уступая Ватер место у двери.

Спустя пару минут, пегаска справилась с замком и мы попали в кладовую. Кучи тряпок и разного хлама обрушились нам на голову. Отряхнувшись, я встал около двери и прильнул к замочной скважине, разглядывая то, что находилось за дверью.

— Ага, я помню это место, недалеко от кухни, – шепотом прокомментировал я.

— Ну, так вперёд! – с этими словами Ватер толкнула меня копытом и я, с треском, выпал из подсобки.

Наши взгляды встретились. Я смотрел на испуганного повара, а он смотрел на меня. Эта дуэль длилась не долго.

— Эээ, привет? – с лёгкой улыбкой поздоровался я.

— Стража! – заорал он, выбрасывая из своих копыт метлу.

Со вздохом, я покачал головой и мой рог зажегся. Лишив повара дара речи и оглушив его, мы связали и бросили его в подсобку.

— Что теперь, мисс обдуманные действия?

— Вообще, я не прочь трахнуться, однако сейчас не до того, я ведь права? – она подмигнула мне и со смехом вошла на кухню.

— Я… тебя ненавижу, – сколько раз за сегодняшний день я ещё буду покрываться краской? – Сколько ещё ты будешь мстить?

— Можно ещё одну шутку про твой маленький рог, и мы в расчёте.

— Размен один в три? – я приподнял бровь. – Мне придётся сравняться и пошутить про твои крылья и, возможно, даже задеть больную тему.

Она фыркнула и отвернулась.

— Ладно, обойдёмся без шутки про твой рог.

— Вот и спасибочки, однако, я всё равно сравняю счёт, – с улыбкой сказал я, проходя мимо неё и задевая её круп своим хвостом. – И будет это очень скоро.

Она удивлённо на меня посмотрела, но в следующий момент её лицо исказилась, и её брови подпрыгнули.

— Ого, буду ждать.

— Шеф-шеф, ты звал? – дверь на кухню открылась и перед нами застыл стражник.

Что ж, спустя пару секунд он застыл не только в этом смысле. Короткий меч выпал из копыт заледеневшего стражника и со звоном упал на пол.

— Чёрт, нужна подмога, тут враги! – к несчастью, с ним был ещё один.

— Пошла жара! – с улыбкой до ушей сказала пегаска и нагнулась, растягивая свою спину, словно кошка.

Уловив парочку взглядов на её филейной части, я недовольно посмотрел на Хора с Никелем и те тут же отвели свои глаза, Никель виновато почесал затылок, а Хор, как будто ничего не было, уставился в пол. Внезапно пегаска вылетела из кухни в коридор и направилась в главный зал.

— Каждый сам за себя! – проорала она.

Я ринулся за ней, крича разные ругательства в её адрес. Хотя, в душе, я радовался, это была та самая Ватер, которая мне нравилась. Похотливая, непослушная, дикая и свободная, именно такой я её любил. Кроме того, это лучше, чем вечно хнычущая пегаска.

— У неё крыша поехала, – выдохнул Хор, еле поспевая за мной. – Какой план? Мы ведь хотели по-тихому убить Рифф-Раффа, а теперь он наверняка засел в тронном зале за кучей своих дружков-головорезов.

— Ну, остаётся только пробиваться.

Он кивнул и мы разминулись. Я вбежал в главный зал вслед за Ватер, а они втроём завернули и побежали в сторону лестницы на второй этаж. Вбежав, я чуть не споткнулся об труп стражника, хотя, назвать это стражей, было трудно. Бородатый пони с выбритой у висков шкурой носил доспехи стражника и алебарду, хотя он был больше похож на уличного бомжа. Ватер уже вовсю веселилась и летала в огромном пространстве главного зала, с радостью настреливая испуганных стражников, которые понятия не имели, как бороться против такой летающей напасти. Увидев меня, один из них ткнул в мою сторону копытом, однако я уже был около него с мечом во рту. Всё же старая привычка брала своё, хотя я всё же использовал телепортацию, что бы быстро добраться до него. Стражник, хрипя и хватаясь за горло, упал на мраморный пол, роняя свою алебарду и заливая пол своей кровью. Ещё двое заметили меня и осторожно начали подходить ко мне, неуклюже направив в мою сторону свои глефы. Я насмешливо посмотрел на них и покачал головой, после чего сделал рывок вперёд и, с лёгкостью уклонившись от атаки первого, я долбанул по глефе снизу копытом, выбивая её из копыт незадачливого стражника. Вслед за этим я нанёс рубящий удар по его вооружённому собрату, скосив того. Я с поднятой бровью посмотрел на безоружного пони, который жался от страха. Он обмочился.

— Ой, да ладно! – я сплюнул на пол, левитируя меч около себя. – И ты на что-то надеялся?

Он покачал головой и сжался в клочок, испуганно посмотрев на меня своими синими глазами. Ему было примерно столько же, сколько и мне, однако кое-что нас различало, и это не наличие рога.

— Беги, пока можешь, – фыркнул я, и обошел его.

Он моментально рванул в сторону главного входа. Однако арбалетный болт всё же настиг его. Неудачливый стражник упал на красный ковёр. Ватер, кажется, промахнулась и попала ему в ногу, потому что спустя пару секунд он поднялся и уже хромая направился к двери. Я огляделся и вдруг понял, что мы с Ватер остались одни в зале. Все остальные уже или убежали, или лежали на полу, истекая кровью.

— Как-то легко, – прокомментировала Ватер, спускаясь на пол.

— Ага, – согласился с ней я, кивнув. – Охрана у него никудышная, видно, что набирал из своих уличных банд.

— Да даже уличный пройдоха лучше с оружием управится, чем эти куски бесполезного мяса, – Ватер явно была недовольна такой ситуацией. – Я хотела боя, а получила…

— Оставь силы, они тебе ещё пригодятся.

— О, я думаю, что мне сегодня ночью стоит ожидать чего-то особого? – она с заинтригованностью посмотрела на меня, явно ожидая ответа.

— Посмотрим, для начала надо трон вернуть.

— Как два копытца об дорогу, – хохотнула она.

Закончив в этом зале, мы направились в тронный, где должен был находиться лже-король. Распахнув двери, я зло сплюнул на пол. Голова Никеля лежала около чёрного, как ночь, единорога, который был облачён в красную мантию и держал у себя в копытах брыкающегося Хора. Салива стонал сбоку, его насквозь пробили копьём, пригвоздив к стене. Рифф-Рафф со зловещей улыбкой надрезал горло Хора своим длинным мечом. Закончив с ним, он отбросил его в сторону. След крови протянулся от лже-короля. Вся комната была усеяна трупами пони, тут даже были невооруженные кобылы со следами насилия на своих шкурках, Либерти была права.

— Что же, надо полагать, ты Блек? Принц и единственный законный наследник престола, да? – он сузил глаза, рассматривая меня.

— Хватит слов, пора действовать! – Ватер выстрелила из арбалета, однако болт сломался об его щит. – А! Чёртова магия!

Я попытался схватить Ватер за хвост, однако не успел, она рванула прямо на него.

— Смелая, но глупая, – он хмыкнул и, поднявшись на задние копыта, он принял её удар и их копыта встретились. – Что за…

Со смачным «Бам» его оттолкнуло от Ватер и он неплохо приложился об стену. Встав, он покачал головой, приходя в себя.

— Сила, большая, – с хрипом прокомментировал он. – Только ума мало.

Ватер, гневно выкрикивая ругательства в его адрес, вновь ринулась в лобовую атаку. Я телепортировался прямо перед ней, хватая за ногу.

— Стой! Он только этого и ждёт!

Внезапно прямо перед Ватер рубануло большое магическое лезвие, отрезав часть её гривы. Она удивлённо смотрела на лезвие, а затем сглотнула. Неплохая попытка, заставить её поверить в свои силы и поддаться, после чего поймать её на своей собственной самоуверенности.

— Не знаю, кто ты, однако ты не похож на того, кого описывала Либерти.

— О, это та горячая кобылколюбка? – он хмыкнул. – Надеюсь, ей плохо живётся.

— Да нет, нормально.

Оставив Ватер на земле, я начал обходить его.

— Отойди, это противник не для тебя, – прошептал ей я.

Она кивнула и медленно отошла к Хору.

— Интересно, что же она сказала тебе обо мне? – он продолжал улыбаться и это мне не нравилось.

— Что ты знатный раздолбай, – коротко ответил я.

Мой рог засветился спустя пару мгновений после его рога и ледяные иглы сломались об мой щит.

— Реакция есть, – сделал для себя пометку Рифф-Рафф.

— Только ты не похож на раздолбая, что с тобой случилось? Потерял квалификацию?

Кажется, я слышал скрип его зубов.

— Среди вещей змеиного короля есть много полезностей, – он прищурился. – Эта мантия, корона, да и некоторые вещи, о назначении которых я могу только гадать.

— Потому что ты недостаточно умён, для того, что бы их понять.

Я телепортировался, уходя от его земляных шипов. Это была стандартная дуэль магов и нас отличало только одно. Это знание правил этой дуэли.

— Либерти так же сказала, что тебе нравится кобыл насиловать.

— А тебе жеребцов? – усмехнулся он, не сводя взгляд с меня.

— Не, я не похож на твоего отца.

Рванув вперёд и перекатившись, я уклонился от внезапно обрушившегося на меня сзади магического молота.

— Любишь шутить, а? – он язвительно фыркнул. – Ты умрёшь и это королевство будет моим!

— А ты цветы поливать будешь? Они же умрут, если их не поливать, ты знаешь об этом?

— Заткнись! – проорал он, метая в меня шар огня.

Мой рог зажегся, стена льда встретилась с его огненным шаром. Пар наполнил зал, лишая нас обоих зрения, но не слуха. Однако знаю я одного единорога, который частенько воровал в детстве, а для этого требовался бесшумный бег. Пар развеялся и Рифф-Рафф снял свой щит, а затем улыбнулся.

— Попался! – он, телепортировавшись за глыбу льда послал в меня салют огненных брызг. – Вот и всё!

Шкура подожглась, а на коже начали появляться волдыри, это было бы больно, если бы только на месте моей иллюзий стоял я настоящий. Моментально оказавшись за ним, я воткнул меч ему в грудь и провернул пару раз. Он удивлённо посмотрел на воткнувшееся в него оружие и, сжав зубы, попытался оттолкнуть меня.

— Ты был прав, вот и всё.

Я рванул меч вверх и разрезал морду Рифф-Раффа напополам. Его тело упало на землю, а я присел на пол и, взяв отцовскую мантию в копыта, принялся осматривать её.

— Первое правило мага, не давай себя отвлекать. Мимолётное отвлечение, может, стоит тебе жизни, – хмуро прошептал я.

Положив Мантию в сумку, я обернулся и поспешил на помощь умирающему Хору…


Комната отца была перевёрнута полностью. Он обыскал каждый сантиметр комнаты, открыл каждый шкаф, обнюхал каждый угол. Не было ничего, к чему не прикоснулось бы его копыто. Уж не знаю, какими артефактами пользовался Рифф-Рафф, что бы усилить свою магическую силу, но без теоритических знаний, магия бесполезна. Будь ты хоть самым мощным магом в мире, если тебя дурит городской проныра, то никакие артефакты тебе не помогут.

— Хм, это я помню? – с лёгкой улыбкой сказал я, поднимая шар. – Быстрая связь через шары почтальоны, интересно, а где сейчас находится второй шар?

Прикоснувшись рогом к шару, моему взгляду открылась… темнота. Шар был где-то, где не было никаких источников освещения, однако звуки, которые доносились откуда-то сбоку от шара, мне не нравились.

— Да-да, скоро весь мир будет у моих копыт, да что там, все... ох, о чём это я? – голос звучал до боли знакомо, будто я уже где-то слышал его.

Шар резко подняла чья-то когтистая лапа и на меня уставился желтый глаз.

— За мной наблюдают? Кто же ты? А, впрочем, не важно, – существо отбросило шар в стену и связь прервалась.

Я вновь был в комнате моего отца и держал в копыте теперь уже бесполезный шар-почтальон, нахмурившись, я отложил шар в сумку и оглядел комнату ещё раз. Не найдя ничего полезного для себя, я убрался в комнате и сложил все оставшиеся вещи в шкаф.

— М, всегда мечтала посмотреть, как отреагирует твой отец, если мы сделаем это у него на кровати, – промурлыкала пегаска, заходя в комнату и обнимая меня сзади. – Жаль, что я не смогу увидеть его лица, когда мы сделаем это.

— Я… — хотел сказать, что сейчас мне совершенно не хотелось этого, однако мой голос не учитывался.

Физически, она была сильнее, да к тому же я был слишком уставшим, что бы отбиваться от неё, поэтому спустя пару секунд меня уже прижали к кровати…


— Клан Бури не будет заключать с нами мирный договор, это понятно, – Хор клопнул по столу копытом, после чего пожалел об этом и одёрнул его.

Хора и Саливу удалось спасти, зебр уже сутра мог стоять на ногах, а вот Саливе досталось знатно, весь следующий месяц ему придётся лежать у лекаря и поправляться.

— Нам не выстоять против них в бою, тем более в открытом, – Пантера, сложив копыта на столе, хмуро смотрела на карту, где были отмечены последние передвижения легиона бури.

— Будь их хоть в десять раз больше, мы справимся! – Ватер самоуверенно нагромоздила задние ноги на стол, удобно расположившись на стуле.

— Поправка, на одного война клана Змеи приходится сорок легионеров клана Бури, – приподняв бровь, оповестила пегаску зебра. – Ты до сих пор уверена в своих силах?

Боевой дух Ватер упал прямо на глазах, она испуганно посмотрела на карту.

— Бл… сорок?

— Да, клан змеи никогда не отличался большой армией, мы всегда защищались и никогда не нападали, до недавнего времени, – Пантера сложила копыта и прикрыла глаза. – Кроме того, джунгли вокруг города вырублены, нам негде устраивать ловушки и засады, мы в чистом поле, даже не на холме.

— Должен быть выход, – я перебирал в своей голове все варианты. – Мы должны использовать наши сильные стороны, магию, скрытность, быструю реакцию.

— Последние два наших преимущества в открытом поле никак нам не помогут, а вот магия, – Пантера открыла глаза и посмотрела на меня уставшим взглядом. – Ты наша последняя надежда, кроме тебя магов в Бедленде можно пересчитать по когтям грифона. Единорогов много, но настоящих магов нет.

— Клан Бури не отступит, пока не захватит Бедленд и весь клан змеи.

— Не забывайте, к нам на подмогу ещё придет клан Стали.

— Даже, если учесть, что гонец уже отправлен, то прибудут они к нам только через три дня, это в лучшем случае и если гонца не перехватят.

— Будем надеяться на лучшее, – вздохнул я.

— Сорок к одному, – прошептала Ватер, продолжая пялиться в стол.

— Нам необходимо подготовить план обороны, – я поднялся и вышел из-за стола. – Мы должны продержаться до прихода Шака.

— Не лучше ли будет сохранить жизни хоть кому-то? – Пантера хмуро посмотрела на меня. – Мы можем отойти в джунгли и не вступать в бой.

— Я лучше умру, чем дам им зайти в город победителями! – я зло топнул копытом. – Хоть я и провел почти всю свою жизнь вдалеке от этого города, но я всё же родился тут, это моя родина! Это мой дом, я ни за что не отдам им его так просто.

Ватер с лёгкой улыбкой посмотрела на меня, а затем поднялась и толкнула меня в плечо.

— Так держать! – сразу за толчком последовал поцелуй в щёку. – Теперь ты даже похож на короля.

— Глупого короля, – прошипела Пантера. – Ты хоть понимаешь, какова будет цена этой битвы? Мы можем выжить…

— Какой смысл жить, когда твой родной дом грабят и жгут!? – я телепортировался на стол и наши носы с ней встретились, мы таранили друг друга взглядами. – Да, мы выживем, но куда мы пойдём? Отдадим Бедленд и клан Змеи распадётся! У нас нет других больших городов, которые могут держать хоть какую-то оборону! Нельзя прятаться вечно!

Она хмыкнула и отпихнула меня.

— Ты когда-нибудь терял товарищей в бою? Да, я вижу, что терял. Каково это было?

Я вспомнил последнюю улыбку Стара и его слова. « Я всегда был один. У меня не было друзей, кроме тебя. Может это и глупо, но… помни. Благородство помогает тебе находить хороших пони, как ты. Они борются за тебя, за меня никто и никогда бы не отдал жизнь. А такие как я, плохие пони, должны умирать…». Вслед за его словами у меня в голове пронесся удар топора и Стар исчез из этого мира, с этого момента его больше не стало…

— То-то и оно, – она ухмыльнулась. – Представь, что все твои друзья погибнут в этой битве, а ведь так оно и будет.

Я перевёл свой взгляд на Ватер.

— Да, мать твою! – пегаска влетела в Пантеру и прижала её к стене. – Мы прошли через столько бед и столько препятствий, что нам по сараю этот легион! Чёрт, да мы пережили сраный апокалипсис, который разнёс Бедленд, Блек, в одиночку одолел костяного дракона, будучи даже не единорогом! Теперь он готов их на обед и ужин есть! Мы вместе с ним перебили столько пони, что нам какой-то там легион перебить не составит труда!

— Ты… дура! – Пантера ошарашено отшатнулась от насевшей на неё пегаски. – Не думай, что всё будет так просто! Вы оба погибните!

— Пусть я погибну, но я хотя бы умру с честью, а не как вы, пождав хвост, я буду верна Блеку в любое время, в любой ситуаций и в любой позе! – рявкнула Ватер залеплив Пантере сильнейшую оплеуху.

Я внезапно почувствовал небывалый прилив сил, а сердце моё наполнилось гордостью. Нет, дело было не только в этом. Ощущение было такое, будто я что-то нашел, откопал то, что давно искал.

— Как ты… смеешь? – Пантера изумлённо потирала щёку, испуганно смотря на Ватер.

— Смею, потому что могу! – проорала ей напоследок Ватер и, хмыкнув, отошла от продолжавшей изумляться зебры.

Повисло неловкое молчание. Никто не хотел его нарушать,, я пытался сложить головоломку воедино, а Пантера медленно осмысливала все слова, которые услышала от Ватер.

— Верность? – задумчиво промямлил я, разглядывая каменную плитку.

И тут на меня снизошло озарение.

— Чёрт, это же было так просто! Всё это время! – я чуть не подпрыгнул от осенения.

— Чего? – Ватер удивлённо посмотрела на меня.

Я притянул пегаску к себе и сжал её так сильно, как только мог.

— Ох, полегче, – выдохнула она, слегка улыбаясь. – Что ты там понял?

— Ты второй элемент гармоний! Элемент верности! – с лучезарной улыбкой объявил я и впился в её губы.

На её лице возникло мимолётное удивление, а затем она просто пожала копытами и поцеловала меня в ответ.

— Стой-стой-стой, – она резко отошла от меня. – ЧЕГО?!

— Да! Это именно так, – с улыбкой сказал я. – Твои слова, я почувствовал что-то, я думаю, что это именно оно!

— Эээ, эрекция? – приподняв бровь, предположила Ватер.

— Нет, – я поморщился. – Откуда ты таких слов нахваталась?

— От Лазури, – улыбнувшись, ответила Ватер.

Теперь настал мой черёд удивляться.

— Но… — я поднял было копыто, но очень быстро забил на эту тему. – Ладно, забудь, я почувствовал, что ты один из элементов.

— Круто! А может, ты так же ещё почувствуешь с первыми встречными пони? Тогда наша миссия сразу выполнится и не надо будет полмира обходить!

— Нет, я не знаю, как это объяснить, но я просто это почувствовал.

Пока мы с Ватер перепирались, Пантера и Хор по-тихому ушли, мы остались с Ватер в зале совещаний одни.

— Ладно, нам нужно подготовиться к битве, – устало сказал я. – Необходимо собрать народ на главной площади и объявить о моих намерениях.

— И собрать народное ополчение, – добавила Ватер. – Я думаю, что найдутся пони, которые пойдут за тобой, во что бы то ни стало.

— Будем надеяться на это, – с лёгкой улыбкой вздохнул я. — Пошли, у нас ещё много дел.


— Враг близко, я понимаю, что шансов на победу мало… — я стоял на балконе дворца и смотрел на испуганные и взволнованные лица тех, кто ещё остался в Бедленде.

Пантера и Хор забрали с собой часть зебр, поэтому в городе осталось ещё меньше народу.

— Но пока я буду дышать, пока я буду жить, я обещаю вам, Бедленд не падёт! – даже я не был уверен в своих словах.

Нет, я был уверен в том, что пока я буду жить, Бедленд не падёт, я был не уверен в том, что был ли у нас вообще шанс. Легион бури состоял, по меньшей мере, из тысячи воинов, в то время как нас едва набиралось на сотню, но это только по моим подсчётам. Моя речь, кажется, не возымела нужного эффекта, потому как к вечеру на вербовочный пост пришло всего десять пони. Как можно сдерживать целый легион, имея в своей армии всего десять солдат?

— Это, кажется, бесполезно, – вздохнул я, глядя на то, как новоиспечённые бойцы обращаются со своим оружием. – Они просто умрут там.

— Да, и мы вместе с ними, – Ватер, кажется, тоже была подавлена. – Но это не повод нам отступать, верно?

Я кивнул и прошелся взглядом по ним, на их лицах я видел страх и нерешительность. Это были пони, которым некуда было идти, у них был лишь выбор, либо сражаться, либо сдаться и угодить в рабство. Интересно, что их останавливает от побега в джунгли?

— Потренируй их, научи хоть чему-то.

— А ты куда?

— Мне нужно кое-что проверить, я скоро вернусь.

Пегаска кивнула и, отдав команду «Смирно» начала муштровать новобранцев.


Я продвигался по разрушенным коридорам академий магов, никто из них не выжил. На полу лежали останки пони, мумий и высушенные трупы, которые буквально развевались от лёгкого дуновения ветерка. Однако я чувствовал, что в этой академий кто-то всё ещё жил, кто-то, кто избежал смерти. Почему? Называйте это интуицией, я просто чувствовал это. Дойдя до обвалившегося лестничного пролёта, я попытался припомнить, куда он ведёт. Не вспомнив этого, я телепортировался наверх лестницы.

— А, ну да, – я тихо посмеялся. – Кабинет Старсвирла, как я мог забыть?

Внезапно раздавшийся шорох заставил меня пригнуться.

— Тут кто-нибудь есть? – крикнул я.

У меня в голове тут же пронеслась одна фраза Ватер «Как говорила моя бабушка, лучше выстрелить из арбалета, перезарядить и ещё раз выстрелить, чем смотреть в темноту и спрашивать «Кто там?»». Может, мне стоит последовать её совету? А меж тем, шорох приближался, я приготовился к бою и начал пристально наблюдать за проходом в тайную секцию, который ранее находился за книжной полкой. После того, как Дрази поработали с академией, полка обвалилась. Свет не доходил до того коридорчика, и мне приходилось всматриваться в темноту.

— Чёрт, да пошло оно всё, – сплюнул я и вошел в коридор, зажигая свет.

Шорох доносился из комнаты с красными огоньками, которая скрывалась за магической стеной. Пройдя сквозь нее, я наступил на что-то. Левитировав к себе разбитый шар-почтальон я нахмурился.

— Чего?

Шорох раздался совсем близко и я посмотрел в сторону, откуда исходили звуки. Существо, которое вышло на свет моего заклинания заставило меня остолбенеть от страха. Вместо правой ноги у него была лапа льва, из головы, помимо обычного рога, рос рог оленя, а рог единорога постепенно превращался в бараний. Помимо прочего это существо имело слегка продолговатое тело, которое извивалось, прямо как змея.

— Кто ты? Или что ты? – помотав головой, спросил я.

«Выстрелить, перезарядить и снова выстрелить…» — пронеслось у меня в голове.

— Стоп, я же тебя знаю, да? – существо встало на задние копыта и задумчиво на меня посмотрело.

Его борода дотягивалась до груди. Существо было облачено в мантию Старсвирла.

— Ты… Старсвирл Бородатый? – сглотнув, спросил я. – Или ты его убило?

Существо дёрнулось и задумчиво почесало подбородок лапой льва.

— Может, первое, – оно исчезло и тут же появилось за моей спиной, паря в воздухе. – А может, и второе.

— Что с тобой произошло? – я отпрянул от Старсвирла и испуганно смотрел на него. – Это всё Дрази?

— Дрази? – он заинтересованно посмотрел на меня. – Это ещё кто?

— Те, кто уничтожил твою школу, ты… помнишь меня?

— Возможно… — внезапно он начал кашлять и упал на землю. – Блек… это ты?

— Да, я, – я подбежал к нему и помог подняться. – Что произошло?

— Отель, я справился, – внезапно глаза старика изменились и приняли понячью форму. – Я нашел выход!

— Но, что это? – я недоумевающе ткнул в его конечности и рога на голове.

— Это… последствия, Блек, я нашел выход, я побывал в других мирах, я был в бесконечности! – он рассмеялся, отчего мне стало жутко не по себе.

Его смех звучал безумно, даже слишком.

— Я был в первородном хаосе! – прокричал он. – Там, где не был даже твой отец…

— Чем ты стал? – заикаясь, спросил я.

— Я думаю, что я постепенно становлюсь драконикусом, – он прокашлялся. – Это плата за проход, за ту силу, которую я получил.

— Плата это такие видоизменения? – я с ужасом наблюдал, как его рог окончательно превратился в бараний.

— Нет, не только, – он улыбнулся. – Плата это… безумие! Я думаю, что находясь там, я подхватил своего рода инфекцию, я не только видоизменяюсь внешне, внутри меня тоже всё меняется, я становлюсь… безумным.

Он снова рассмеялся и поднялся в воздух.

— Старсвирл? – я осторожно подошел к нему.

— Старсвирл? – его голос изменился.

А вслед за ним и его глаза, его тело стало ещё длиннее, а задняя нога превратилась в лапу дракона.

— Я больше не жалкий старикашка, побывав там, где не было ещё ни одного живого существа из вашего мира, я приобрёл силу, о которой и не мечтал твой отец! Я стал… богом.

— Чего? Безумия? – я слегка хохотнул.

Хотя, честно сказать, то смеяться мне сейчас вообще не хотелось.

— Да! Нет, постой… не безумия, – он опустился на землю, сильно задумавшись. – Может, бог… шоколадных облаков? Нет-нет, слишком банально, как насчёт… бога хаоса?

Его лицо расплылось в довольной улыбке.

— Да, это оно, – он кивал сам себе, а затем заорал. – Отныне я Дискорд, бог хаоса и раздора!

— Ты себя вообще слышишь? — я нервно переминался с ноги на ногу. – Какой из тебя бог?

— О, а как насчёт того, что бы кто-то лишился своего рога, м? – он рассмеялся и топнул копытом.

— Что за глупости, ты не можешь… — и тут я остолбенел от ужаса.

Я пытался нащупать свой рог, но у меня это не получалось.

— К… как? – я испуганно посмотрел на существо, которое продолжало хохотать.

— Что, без магий ты не такой уверенный, а? – он снова топнул копытом, и пол подо мной исчез.

Я падал в… бесконечность.

— Прекрати! Это всё сон, сон! – я бил себя по голове.

— Сон? Ты думаешь, что пора поспать? – Старсвирл появился передо мной в пижаме и в ночном колпаке. – Да, пожалуй, пора бы.

Он снова видоизменился, вместо его второго переднего копыта была орлиная лапа. Раздался хлопок и перед ним появилась кровать.

— Стой, верни мне мой рог! – завопил я, махая копытами в его сторону. – Мы же не враги!

— А? Ну, да, наверное, не враги, – он задумчиво посмотрел на меня. – А кто мы?

— Друзья?

Он захохотал.

— Богу не нужны друзья.

Он лёг в кровать и начал готовиться ко сну, а я судорожно пытался придумать план действий, и тут у меня в голове промелькнула мысль.

— Хм, интересно, а сможет ли бог победить другого бога?

Его внимание резко приковалось ко мне, после чего я снова почувствовал пол под своими ногами и рог на своей голове.

— Что ты имеешь в виду? – он сел за стул передо мной.

— Дрази, ты ведь их помнишь?

Старсвирл снова закашлял и упал со стула.

— Д… да, помню, – он поднял на меня голову.

Глаза его вновь были нормальными.

— Старсвирл, это ты?

— Да… я, – с хрипом ответил старик. – Оно забирает меня, я не смогу долго сопротивляться, Блек.

Я вопросительно посмотрел на него он, топнув копытом, оказался возле письменного стола, что-то ища на нём.

— Я уже отдал это Тие, она должна будет остановить меня. Или это должен будешь сделать ты, мне без разницы, – он закашлял, но через секунду продолжил. – Скоро я окончательно превращусь в монстра, Блек, пожалуйста, пообещай мне…

— Что?

— Найди элементы гармоний и используй их против меня! Это единственное, что…

Его глаза резко поменяли свой цвет, передо мной вновь был Дискорд.

— Что ты там говорил? – он вновь уселся на свой красный стул, который материализовался из воздуха.

— Ты в курсе, что ты не единственный бог? И те боги будут посильнее тебя, – я надеялся, что смогу заинтересовать его.

Прямо сейчас я был беспомощен перед ним. Как котёнок перед здоровенной собакой, единственным моим оружием были слова.

— Вот как и кто же эти… боги? – он хлопнул и перед ним появился стакан с какой-то коричневой жидкостью.

Сделав глоток, он оценивающе посмотрел на меня.

— Дрази, ты ведь помнишь их, верно?

— Не-а, – он покачал головой. – С чего бы мне их помнить?

— Они разрушили это место, если ты действительно бог, то ты запросто сможешь их остановить, ведь так?

Он оскорблённо бросил стакан на пол. Я приготовился к звуку разбитого стекла, однако стакан отскочил от пола и вернулся обратно в лапу Дискорда.

— Да, я их остановлю, – его улыбка сделалась шире. – И когда у меня не останется конкурентов, я захвачу этот мир и предам его… хаосу, чистому хаосу!

Он рассмеялся, а затем лопнул, как воздушный шар. Я облегчённо выдохнул, падая на пол.

— Это… закончилось? – я огляделся.

Я определённо был тут один, я не ощущал ни его присутствия, ни каких либо магических колебаний. Он… действительно оставил меня в живых? С рогом на голове? Наверное, мне просто повезло. Оставив это место, я поспешил вернуться к Ватер. Кажется, на шахматной доске появилась ещё одна фигура и ещё одна сторона. У меня становится слишком много противников и к тому же слишком мало союзников…