Самое простое желание

Я часто наблюдаю за облаками, проплывающими по небу над Понивиллем. Есть в них что-то завораживающее, заставляющее мечтать о чём-то далёком и хорошем. И если повезёт, то среди погодной команды, гоняющей облака над нашим городком, я смогу увидеть её.

Танк

Звездная ярость. Кризис двух миров.

Логическое продолжение рассказа звездная ярость. Его можно найти тут http://tabun.everypony.ru/blog/stories/55549.html Чтобы понимать о чем речь советую сначала прочесть его.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Дети Ночи

Твайлайт Спаркл была лучшей ученицей самой Принцессы Селестии, выдающимся студентом и давно зарекомендовала себя как одну из самых одарённых единорогов во всей Эквестрии. Ранние годы её обучения были сплошь отняты учёбой и её тягой к знаниям, поэтому Твайлайт в отрочестве была крайне замкнутым и необщительным подростком. Накануне праздника Летнего Солнцестояния она находит одну старинную книгу, в которой говорится про легенду о Найтмэр Мун, что немедленно наводит её на мысль о грозящей катастрофе мирового масштаба. Твайлайт всерьёз обеспокоена этим, но вместо вразумительного ответа и принятия мер, Селестия отсылает свою ученицу в захолустный городок Понивилль, по непонятным причинам избранным на этот раз местом проведения основных событий праздника. Твайлайт поручено проверить подготовку к торжеству, но она считает, что принцесса поступила с ней не справедливо и крайне обеспокоена возможностью мировой катастрофы. Но вскоре она узнает, что правда гораздо страшнее старинных легенд...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Герои Новой Эквестрии

Единороги-националисты, коммунисты и либералы. Все они ведут между собой постоянную вражду, ведь каждый считает свою идеологию единственно правильной. Но политические споры идут не только среди политиков, писателей и философов, но и среди обычных пони, причисливших себя к той или иной фракции. Эта история о том, как судьбы трех молодых пони, имеющих абсолютно противоположные друг другу политические взгляды, неожиданно сплелись.

Другие пони Стража Дворца

Rehonored

Моё имя - Шан. Не удивляйтесь, что не слышали обо мне ранее. Я очень известен в узких кругах. В былые времена, как, впрочем, и сейчас, власть имущие пони очень хорошо понимали, что магия дружбы, обращение в камень и заточение в Тартаре - пусть и основные, но всё же не единственные пути решения проблем, то и дело возникающих в Эквестрии и по сей день. Порой, имея дело с мелким интриганом, чем учить его дружбе гораздо проще тихо перерезать ему глотку, пока никто не видит. Никто не хватится очередного кантерлотского богатея, возомнившего себя права имеющим и решившего подмешать яду в бокал вина высокопоставленного пони, чтобы впоследствии получить с этого дилетантского убийства свою выгоду. Но вот проблема - цель известна, путь устранения тоже прост, но кому вверить клинок в копыта? Кого благословить на убийство? Именно ради таких целей и существуют такие, как я. В простонародье нас называют ассасинами - убийцами, проливающими кровь за деньги. Но мы же себя предпочитаем звать Ножами. И я себя так называл... когда-то. Я давно сошёл с этого пути, хотел было отмыть свои копыта от крови, но моё прошлое даёт о себе знать. Мы никогда не были публичным государственным образованием. Здесь можно только похвалить двух царственных сестёр - они не стали принимать нас под своё крыло гласно, но услугами нашими не брезговали. Это был взаимовыгодный негласный контракт - государство не трогает и не мешает нам выполнять контракты на стороне (нужно же как-то на жизнь зарабатывать), а мы взамен устраняем любого, на кого они укажут. Правда, в этом всём есть одна маленькая деталька - мы работаем в первую очередь на тех, кто платит, а деньги бывают и у противников короны. С этой маленькой детальки всё и началось, из-за неё я пошёл на то, о чём до сих пор жалею. И именно из-за этого ко мне на разговор заглянул один старый знакомый, и почему-то у меня есть предчувствие, что этот разговор станет началом конца.

Твайлайт Спаркл Другие пони Кризалис Чейнджлинги

Мечты в небесах

Жизнь кантерлотского инженера одним прекрасным днем негаданно преображает та, что в какой-то момент становится важнее всего на свете. С этого момента увлеченный мечтами о небе, Рэй Трейбс еще сильнее стремится ввысь, но сможет ли он превозмочь те препятствия, что приготовила для него реальность?

Другие пони ОС - пони

Лузерша

Рэйнбоу хочет трахаться. Не важно с кем.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек

Байки при свете огня

Что можно делать у костра, помимо запевания веселых песенок? Конечно же рассказывать истории! Этим и будет заниматься шестерка носительниц элементов гармонии, в кой то веки решивших выбраться на ночевку на природу...

Эплблум Скуталу Свити Белл Трикси, Великая и Могучая Энджел Другие пони ОС - пони Сансет Шиммер Темпест Шэдоу

За краем света - Бесконечность

Спустившись в свой погреб, Флаттершай никак не ожидала, как изменится её жизнь и жизнь всего мира, когда она нашла странную металлическую дверь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Пространство имён: Единство

Жизнь обычный учёных Кантерлотского университета резко меняется когда в Эквестрии оказывается странный механизм из другого мира. Теперь им предстоит понять что происходит и разобраться как остановить существо, превосходящее их во всём.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 12. Wind of changes Глава 13,5.(Нежелательна к прочтению)

Глава 13. 40:1

Глава 13. 40:1

— Что он тут делает? – я удивлённо смотрел на меч клана Бури, который внезапно оказался в сундуке с личными вещами Рифф-Раффа.

— Ну, лежит? – Ватер была ошарашена не меньше меня.

Стоп, если меч тут, то…

— Флай? – я осторожно погладил меч.

Зеленоватое свечение резко обступило меня и я почувствовал, как странное ощущение захватывало моё тело. В моей голове пронеслось громкое «Привет».

— Ну а всё же, что этот меч тут делает? – Ватер удивлённо наблюдала за происходящим.

— Хороший вопрос, – я сложил меч в ножны, выложив обычный на стол. – Но я думаю, что с ним у нас есть шансы.

Стоп, это же меч верности, тогда…

— Ватер, – я повернулся к пегаске.

Она навострила ушки и вопросительно посмотрела на меня.

— Чегось?

— Возьми его.

Она с отвращением посмотрела на меч, а затем перевела свой хмурый взгляд на меня.

— Я больше никогда не возьму в копыта оружие клана бури, тем более реликвию.

— Но ты должна! Ты элемент верности, это твоё оружие!

— Знаешь, почему я использую арбалет? – она погладила висящий на её боку арбалет. – Клан бури презирает использование стрелкового оружия, хотя это глупо. Его используют, но считается, что его может использовать только воин-новичок.

— Тем не менее, ты обязана использовать этот меч! – я настоятельно ткнул в неё им.

— Я… не хочу, – со вздохом отодвинула его от себя она.

— Это глупо, – я смерил её недовольным взглядом. – Тебе всё равно придётся взять его в копыта.

— Знаю, – она виновато посмотрела на меня, положив копыто на меч. – Но дай мне немного времени, может, я смогу это перебороть.

— Будем надеяться, – я сложил меч в ножны и заглянул в сундук. – Ничего, кроме меча. Странно.

Закончив с осмотром, мы с Ватер направились к главным воротам, где сейчас находились все стражники и все солдаты, количество которых не превышало пятнадцати, все остальные поспешили уйти из Бедленда или скрыться в подземном городе.

— И как это защищать? – Ватер сплюнула на землю, сердито ткнув на обрушенную Дрази стену. – Нас окружат и убьют, выхода нет.

— Если они нас найдут, – я ухмыльнулся. – Глядя на ворота.

— Что значит, если? – Ватер непонимающе посмотрела на меня, а затем сердито проорала

– Ты думаешь, что там все такие тупые? Так вот, я открой тебе секрет, я когда-то была одной из них!

— Именно, исходя из этого, я и строил нашу линию обороны, – я насмешливо взглянул на неё.

Она оскорблённо взлетела в воздух.

— Если ты хочешь назвать меня тупой, то тебе не надо намекать на это, просто так и скажи.

— Подожди, – я покачал головой. – Ты не тупая и не глупая…

Ну, может, чуть-чуть.

— Тогда что ты имел в виду? – она опустилась на землю и недоверчиво покосилась на меня.

— То, что ты прямолинейная и не особо думаешь над своими действиями.

— То есть тупая? – приподняв бровь, спросила Ватер.

— Нет, – я слегка поморщился. – Ты слишком… спешишь в своих действиях.

— Спешу?

— Да, – я кивнул. – Вчера, когда ты полетела в лобовую атаку на Рифф-Раффа, ты не подумала о том, что он мог подготовиться к ней и чуть не потеряла голову.

— Да не подумала, но как это относится к защите Бедленда?

— Что нам мешает водить за нос легион клана Бури?

— М, как насчёт того, что ты не осилишь 1000 пони? – она скептически стукнула меня по моему рогу. – При всём желаний, но ты не сможешь пудрить мозг такому большому количеству пони…

— А кто сказал, что он один? – резко раздавшийся сбоку от меня знакомый голос заставил меня повернуться.

— Дайс? – пони в синем одеянии устало улыбался.

Сразу за ним стоял большой пони с железным шлемом на боку, которого висел громадный топор. Ранкор почти никак не изменился, разве что шрамов стало больше, а вот Хеликс поменялась. Причём довольно сильно.

— Ого, откуда столько вещей? – я удивлённо смотрел на обвешанную шмотками Хеликс.

— А? Да там, – она смущённо улыбнулась. – Торговец решил отблагодарить нас, и сказал, берите всё, что захотите.

Ранкор покачал головой, а Дайс насмешливо посмотрел на кобылу.

— Что? Я же всё же женщина! – она зло топнула копытом, а затем ойкнула. – Ох, кобыла, помню-помню, не тот мир.

— Блек, тут к тебе гости, – Ватер, ударив меня по боку, ткнула вдаль.

Я присмотрелся, и на душе стало гораздо спокойней. Пантера, вместе с отрядом зебр-ассасинов и Хором возвращалась в город.

— Подождёте немного? – я вопросительно посмотрел на Дайса.

Он кивнул, после чего я радостно отправился встречать зебр.

— Решили вернуться? – я, улыбаясь, смотрел на Пантеру.

— Только потому, что там уже блокада, – мрачно сказала предводительница зебр. – Они никого не хотят выпускать, Бедленд уже в окружении.

— Когда они подойдут к стенам?

— Через половину дня точно дойдут, – встрял в разговор Хор.

Пантера сердито посмотрела на него, а затем перевела свой взгляд на меня.

— Мы готовы сражаться с вами.

— Отлично, сейчас, пока есть время, отдохните немного, а затем мы будем ждать вас на главной площади.

Она кивнула и мы разминулись, Пантера и её отряд отправились в казармы, отдыхать перед битвой. Я поспешил вернуться к троице и Ватер, которая уже слегка начала нервничать в этой новой компании.

— Дайс, вы сможете помочь нам в битве?

— Вообще, мы хотели начать искать главного архидрази, – Дайс задумчиво почесал подбородок. – Но, думаю, что мы сможем найти его чуть позже.

— Зачем вы его ищете? – я испуганно посмотрел на него.

— Как зачем? – Ранкор рассмеялся. – Убить, как мы сделали с двумя его дружками.

— Второй архидрази, Гомалу, дался слишком просто, – маг разума покачал головой. – Он слишком поверил в себя после этого.

— О, просто чья-то магия не прокатила и нам пришлось рубить его на куски, что бы он не восстановился, да? – Ранкор сюсюкая, дразнил Дайса.

— Дикарь, – фыркнул маг, а затем отмахнулся от него.

— Так, вы поможете? – я вопросительно посмотрел на них.

— Естественно, – кивнул радостный Ранкор. – Такими темпами тебе не придётся искать эту вашу дружбомагию, или как она там называется? Мы сами справимся.

— Не слушай его, – Дайс слегка улыбнулся. – Последний архидрази самый сильный, наша основная задача найти его и следить за его действиями, я не рискну нападать на него втроём.

— Да что он нам сделает, – Ранкор рассмеялся. – Его подручные… подкопытные… подщупальце… а, чёрт возьми, его пешки ничего не смогли нам противопоставить.

Дайс ещё раз покачал головой и сделал фейсхув.

— Ты неисправим, – вынес вердикт он, а затем поднял взгляд на меня. – Мы поможем, скажи, когда и как.

— Хорошо, можете пока отдохнуть.

— Угу.

— Кто это такие? – Ватер продолжала недоверчиво смотреть вслед трём уходящим во дворец пони

— О, очень долгая история, – с улыбкой ответил я. – Как-нибудь расскажу, а пока тебе достаточно знать, что они друзья.

Она кивнула и мы с ней отправились подготавливаться к бою.


— Это будет бойня, сорок к одному, – я вновь стоял на балконе, смотря на тех, кто вместе со мной будет стоять против целого легиона.

Ватер стояла рядом со мной и грустно смотрела на лица испуганных стражников и ополченцев, которые уже совсем отчаялись. Пантера предпочла остаться среди своих зебр ассассинов, небольшая полосатая группа стояла в центре площади. Их взгляды были устремлены вниз, но на их лице не было того испуга и отчаяния, там была… безысходность? Как будто они уже смирились с тем, что они умрут и даже не бояться этого. За ними стояла троица, которую даже нельзя было назвать поникшей или опечаленной. Ранкор и Хеликс тыкали друг в друга копытами, перепираясь между собой и споря о чём-то. Дайс же стоял рядом и слегка улыбался, глядя на это. Им-то бояться нечего, они видели гораздо больше меня и любого в этом городе. Если и есть надежда, то только на них.

— Я верю в вас! Мы сможем использовать наши сильные стороны и победить в этой войне!

— Кстати, – Ранкор оттолкнул от себя Хеликс и обратился ко мне. – Мне тут сказали, что вам нужно джунгли взрастить, как можно быстрее.

— Ты сможешь это сделать? – я удивлённо посмотрел на него.

— Да как два пальца… ну, копыта об землю, – он слегка смутился. – В общем, сейчас всё будет.

С этими словами он топнул копытом. Его объяло зелёной дымкой и он исчез в пелене зелёного тумана. Туман не остановился и вскоре весь Бедленд окутало зеленью.

— Что происходит, – я хмуро посмотрел на небо.

Внезапно волна жара прокатилась по моей шкуре, а вслед за ней пришел холод. Я недоумевающе продолжал смотреть на небо.

— Ну, вот и всё, – с этими словами туман моментально рассеялся.

Я удивлённо огляделся, приоткрыв рот. Пони, в железном шлеме, ухмыляясь, стоял рядом со мной на балконе.

— Но… как? – я смотрел на внезапно появившиеся вокруг Бедленда Джунгли, которые были выжжены и вырублены после перестройки.

— Магия природы, – хмыкнул Ранкор и спрыгнул с балкона, встав рядом с Хеликс и Дайсом.

— Это… сильно, – я продолжал изумлённо осматриваться.

Кажется, все остальные были потрясены не менее моего. Ватер сидела на своём крупе, выпучив глаза и удивлённо раскрыв свой рот. Она зажмурилась, затем потёрла глаза копытами и снова посмотрела на джунгли. Затем она повторила своё последнее действие, после этого она лишь махнула копытом в сторону площади и сплюнула на пол.

— Магия, как же я ненавижу это слово, – пробурчала пегаска и ушла в комнату.

— Что же… — после длительной паузы, я продолжил своё выступление. – Это значительно упростит нашу задачу по обороне Бедленда.

— Король, – Пантера оказалась сбоку от меня.

Я испуганно отшатнулся.

— Чёрт, зачем так подкрадываться? – выдохнул я.

— Извините, но это в корне меняет все обстоятельства, можем мы начать подготовку к бою?

— А план действий? – я приподнял бровь.

— Мы действуем независимо от вас, передайте план через курьера, у нас мало времени.

— Ладно, – со вздохом произнёс я. – Идите.

Она кивнула и аккуратно скрылась в тени комнаты.

— Ассассины, чтоб их, – хмуро буркнул я, и снова обратился к площади. — Ладно, думаю, что нам пора начать подготовку к обороне, все следуют нашему плану! И да, удачи вам всем!

Напоследок я взглянул на площадь ещё раз. Как они могут мне верить? Насколько надо отчаяться, что бы поверить в то, что два с половиной десятка пони могут противостоять целому легиону? Нет, мы погибнем, ни смотря не на что.


— Флейм! – резко раздавшийся крик командира заставил меня соскочить с кровати.

— Да, сэр! – я встал, как по струнке и серьёзно посмотрел на злого Спайро.

Спайро это необычный солдат клана бури, это… смесь пегаса с грифоном. Иметь тело и ноги пегаса, а крылья и клюв грифона не просто. Боюсь представить, как над ним смеялись, пока он не дослужился до командира отряда.

— Мы выдвигаемся! – он хмуро обошел меня взглядом, а затем повернулся к Нейлу и Зиппу.

Нейл это довольно противный пегас-аристократ, который постоянно зазнаётся и ищет повода для того, что бы опустить кого-то. К несчастью, я знаю его с детства, наши семьи были… тесно связаны. Зипп же это молчаливый грифон, который носил доспех с воротником и был крайне недружелюбен по отношению ко всем пони, включая и пегасов тоже.

— Зипп-Запп! Нейл Янг! Какого тернохвата вы ещё не готовы?

— Эээ, извините, Сэр, – Нейл в спешке начал напяливать на себя доспехи, а Зипп молчаливо указал командиру на свой доспех.

-Чего? – Спайро сердито подошел к броне грифона и осмотрел её, а затем, найдя брешь в районе нагрудника, он полил благим матом кузнецов клана Стали, которые перекрыли поставки брони и оружия. – Ладно, быстрей иди новый получать.

Зипп кивнул и, расправив свои величественные чёрные крылья, вылетел из палатки.

— Я готов! – Нейл, улыбаясь, встал рядом со мной.

— Отбой, выход только через час, – пробурчал Спайро и вышел из палатки.

— Старый хрен, – прошипел Нейл. – Зачем кипишь поднимать? Я уж думал, что проспал.

— Очевидно, что бы мы были готовы, он просто нервничает, – я плюхнулся обратно в кровать.

— Нервничает, бла-бла-бла, готовы были, – Нейл фыркнул. – Там в этом городке от силы сотня солдат наберётся, зачем его вообще захватывать? Плелись в такую даль и ради чего?

— Что бы расширить границы нашего клана, разумеется, – я пожал копытами.

— А ты, я вижу, опять умничаешь, а? – он решил переключить свою агрессию на меня.

— Ну, кто-то же из нас двоих должен это делать, – я слегка ухмыльнулся, а затем подтянул к себе книгу.

— О, я тут недавно в патруле был…

— Это когда ты без Зеро вернулся? – я приподнял бровь. – Слышал я, что ты напарника своего бросил.

— Да нет же, ты всей историй не знаешь, – он ехидно улыбнулся. – Знаешь, кого я там встретил?

— Ну? – я закатил глаза. – Хотя, мне всё равно, будь это хоть…

— Мидвей? – его лицо превратилось в сплошную улыбку.

Я застыл на месте и, приоткрыв рот, смотрел на него.

— О, вижу, ты всё ещё неровно дышишь к моей сестрёнке, а?

— Я… нет, – я помотал головой.

— Помнится, кому-то она должна была достаться в качестве невесты, как жаль, что за день до свадьбы она слиняла от своего жениха.

Я сжал зубы, во мне всё горело.

— Не сыпь соль на рану, – процедил сквозь зубы я.

— О, а что если я скажу, что она теперь в палатке прыгает с каким-то единорогом бродяжником?

— ЗАТКНИСЬ! – я швырнул в него книгу.

К моему горлу подступил ком, а на глаза наворачивались слёзы.

— Ты врёшь… — прошептал я.

— Придём в Бедленд, сам всё увидишь, – он ещё раз ухмыльнулся и уткнулся в свою подушку.

А я продолжил смотреть на него. Может ли он врать? С чего бы Мидвей появиться здесь сейчас? В такое время? Нет, он явно врёт. Но почему тогда его не забрали под стражу из-за того, что он кинул своего напарника? Хотя, может он наплёл командованию про нереально сильного мага, который просто одной мыслью смял Зеро в кровавую кашицу. И всё же, надеюсь, что он врёт…


Наш отряд, вместе с большей частью легиона, продвигался к главным воротам Бедленда. Всей военной кампанией руководил Ланий, самый сильный пегас во всех шести королевствах. К слову, огромное количество боёв на арене, он выиграл голыми копытами. Многие (в основном это были грифоны) пытались оспорить его звание командора и выйти с ним в бой на арену, но каждый раз из арены выходил только один пегас. Сейчас он был облачён в свою обычную броню командора, которая делала из него нечто похожее на каменную гончую, пробить такую броню обычным оружием практически нереально. Более того, Ланий умудряется ещё и летать в ней! Да ещё как летать! Сколько силы у этого пегаса?

— Кор! – монотонный, но одновременно с этим грозный голос командора прошелся по ушам всего легиона.

Одинокий пегас, командир 2-го отряда, военной разведки, взлетел и поравнялся с Ланием.

— Да, командор!

— Твой отряд вместе с третьим, седьмым и пятнадцатым отправляется вперёд. Ты назначаешься главнокомандующим разведкой. А так же приведи мне сюда легионера из твоего отряда, который ходил вчера в разведку

Кор кивнул и, отдав приказы своим подчинённым, улетел вперёд вместе с другими отрядами.

— Д… да, командор? – серый пони с чёрной гривой робко предстал перед гневным взглядом Лания.

— По данным из твоих отчётов, Бедленд не был окружён джунглями, однако прямо сейчас мы по ним идём. Как ты это объяснишь?

-Я … не знаю, но их не было! – он испуганно посмотрел вперёд. – Это, наверное, их магия, как пить дать!

— Магия, говоришь, – Ланий усмехнулся, а затем смачно ударил пегаса по лицу, отчего тот, с высоты десяти метров, упал на землю и, кажется, потерял сознание. – Увести этого изменника, вечером мы с ним поговорим.

Я растерянно наблюдал, как серого пегаса уносят через ряды легиона обратно в лагерь. Кровь из его разбитого носа лилась на пол, а так же я мог заметить по край ней мере три перелома. Не завидное положение, хотя, всё это пустяки по сравнению с тем, что его ждёт сегодня вечером. Ланий не прощает измены и, как правило, они кончаются смертями… ужасными смертями.

— Ждём, – по-прежнему хладнокровный голос Лания прошелся по всему легиону.

Сам командор опустился на землю и начал смотреть в сторону Бедленда, ворота которого только-только начинали виднеться. Внезапный взрыв и яркая вспышка заставили меня зажмуриться и упасть в копыта. Приоткрыв один глаз, я с ужасом начал смотреть на кольцо огня, которое образовалось вокруг Бедленда на несколько сотен метров. Прямо посреди огня я увидел одинокий силуэт, который почти сразу исчез. Вскоре огонь потух.

— Легион, выдвигаемся, – проорал Ланий.

— Но, командор, разведка ещё… — Шторм, грифон, который является правым копытом Лания, удивлённо посмотрел на командора.

— Они не вернутся, они уже сожжены, заживо, – искра удовольствия проглядывалась в его словах. – Клан змеи хитрый народ, однако без своего лидера они могут устраивать только такого рода ловушки.

— С чего вы взяли, что ловушка не сработает снова? – недоверчиво спросил Шторм.

— Потому что Хороп не воспламеняется дважды, – хохотнул Ланий, после чего он вновь отдал приказ и мы продолжили идти.

Джунгли горели, отчего идти по ним было ещё сложнее. Некоторые даже начали задыхаться от дыма, поэтому Ланий приказал всем пегасам и грифонам опуститься к земле.

— Хитро, лишить нас нашего преимущества в полёте, – Ланий усмехнулся. – Однако, вас это не спасёт.

Не думаю, что разговор с самим собой это норма, надеюсь, что Ланий не сходит с ума, иначе…

— Спайро, Лорд, Рек! – крик Лания вновь прошелся по всему легиону.

Я сглотнул, неужели теперь наша очередь? Я… не хочу умирать, чёрт!

— Да, командор! – отчеканили три командира, которые почти одновременно появились около Лания.

— Спайро, ваш отряд должен зайти через пролом в стене, пока мы штурмуем главные ворота.

— Так точно, командор! – наш командир спустился к земле.

Получив приказ от нашего командира, мы улетели в джунгли, делая большой крюк.

— И помните, никого не щадить! – рявкнул Ланий нам вдогонку.

Подниматься выше деревьев было нельзя, дым мешал обзору, да и глаза начинали быстро слезиться от него, поэтому нам пришлось положиться на карту, к счастью, мы всё же нашли пролом в стене.

— Кто мог оставить такое? – изумлённо спросил я, смотря на гигантский след и наблюдая масштабы разрушения.

— Может дракон, может какое ещё чудовище, – пожал копытами Нейл. – Тебе то какая разница?

— Не хотелось бы мне быть в Бедленде в тот момент, – мрачно заметил я, проходя мимо следа.

— Будьте начеку, этот пролом почти наверняка охраняется, – Спайро хмуро осматривался.

— Кем? Не думаю, что у них хватает пони, что бы защищать каждую часть стены.

— Ну, совсем очевидный пробел в их обороне, – я приподнял бровь. – Они же не оставят такое без обороны и охраны.

Зипп-Запп резко придвинулся ко мне и зажал мой рот своей лапой. Я недоумевающе на него посмотрел. Он лишь покачал головой и медленно повернул её в сторону джунглей. Затем он отпустил мой рот и достал свою шпагу. Резко, прямо перед Зипп-Заппом появилась зебра и воткнула ему кинжал в горло.

— Запп! – выдохнул я, а затем выхватил свой меч.

Грифон оттолкнул от себя зебру и, выронив своё оружие, он зажал рану.

— Чёрт, – Спайро спикировал на зебру и пригвоздил её к земле.

— Я…яд, – прохрипел Запп.

Я удивлённо посмотрел на грифона, не знаю, что меня больше удивило то, что зебра ударила его ядовитым клинком или то, что он сказал что-то.

— У неё должно быть противоядие. – Спайро прижал зебру сильней и начал душить её. – Говори!

В ответ на это зебра лишь улыбнулась и брыкнула полу-грифона в пах. Он взвыл и отшатнулся от неё. Я влетел в неё, нанося рубящий удар по её животу. Мой меч прошел сквозь её тонкий тканевый доспех и кровь зебры хлынула на землю. Но на лице зебры продолжала стоять грустная улыбка.

— Берегись! – Запп оттолкнул меня в сторону, пока Спайро пытался накинуться на зебру сверху.

Она взорвалась. Этот момент накрепко запечатлелся в моей памяти. Я лежу, Спайро удивлённо смотрит на зебру, которую разрывает зелёное пламя, на лице зебры застыла странная грустная улыба, где-то позади всего этого безразлично стоит Нейл. И Запп, который, прижав рану своей лапой, стоит на фоне взрывающейся зебры. И зелёное пламя, которое обхватывает его.

 — Флейм! – голос Нейла вывел меня из транса.

Я резко вскочил и испуганно огляделся. Небольшой метровый кратер зиял в пяти метрах от меня.

— О… она взорвалась? – я изумлённо посмотрел на ошмётки своих товарищей, которые накрыли моё тело.

— Да, это яд замедленного действия, – Нейл, кажется, был удивлён, но лишь слегка. – Сейчас он набрал не полную силу, убили бы мы зебру через час, её бы разорвало метров на десять.

— Что это за хрень?!

— Это… отчаяние, – кажется, Нейл улыбался, но из-за его опущенной головы, я не видел его лица.

Да, он улыбался, но от чего? Нет, он не мог настолько не любить Спайро и Заппа, дело было в другом, он… восхищался?

— Приняв такой яд, ты погибаешь в страшных муках, – он продолжал говорить завораживающим тоном. – В последние секунды своей жизни ты чувствуешь, как твоё тело, твои кишки, твоё сердце, как всё это разрывает на части. А затем… «бум»!

Он поднял копыта к верху, жестикулируя свои слова.

— И что в этом хорошего? – я недоумевающе на него посмотрел. – Это же ужасно!

— Смерть во имя благого дела, а? – он ухмыльнулся. – Вот уж не думал, что в Бедленде они могут быть настолько патриотичны и безумны.

— Надо доложить Ланию, иначе…

Череда взрывов раздалась где-то со стороны главных ворот.

— Чёрт, – выдохнул я и поднялся в воздух.

Дым уже развеялся и я мог видеть, как легион начал наступление…


Я удивлённо стоял перед гигантской воронкой, в которой только что один из воинов Пантеры взорвался и унёс за собой жизни, по край ней мере, тридцати легионеров клана Бури.

— Что… это… было? – медленно произнёс я, тыча в воронку.

— Блек, я… не хотела тебе говорить, – Ватер положила копыто мне на плечо. – Они сами выбрали это, Пантера знала, что ты не одобришь и не разрешишь, поэтому они сделали это скрытно от тебя.

— Сделали что?! – я не знал, что мне делать, удивляться, бояться, злиться или восхищаться.

— Они выпили зелёную эссенцию хоропа, которая используется в бомбах, по факту они стали ходячими бомбами после этого, – Ватер отвернулась от воронки. – Это… их выбор, я не хотела…

— Почему ты мне не сказала? – прошипел я.

— Пантера… — Ватер зажмурилась. – Она обещала убить Либерти.

— Зачем ей это? – теперь я знал, что мне делать: рвать и метать.

— Она сказала, что это единственный способ победить в войне.

— Это не выход!

— Блек, это война! – Ватер внезапно топнула копытом и влепила мне пощёчину. – Тут все методы хороши! Ты прекрасно понимаешь, что без жертв её не выиграть!

— Но не такой ценой!

— Они бы всё равно умерли, – Ватер лишь отшатнулась от меня, прикрывшись копытом. – Я… даже сама хотела сделать это, но…

— Но что? – я испуганно посмотрел на неё. – Ты же этого не сделала, да?

— Пантера сказала, что у неё больше нет этого яда.

Я облегчённо выдохнул.

— Слава пресвятому, Ватер, чёрт возьми, – я притянул к себе пегаску и обнял. – Если бы ты это сделала, я бы… не знаю, я бы сам выпил этот яд и спрыгнул бы со стены Бедленда.

— Да, именно поэтому я и не дала ей этот яд, – тихий, как летняя ночь, голос Пантеры раздался из соседних кустов.

— Пантера, чёрт, зачем?! – я отпрянул от Ватер и подошел к вышедшей из тени зебре.

— Она тебе уже всё сказала, – пожав копытами, ответила Пантера. – Без этого войну не выиграть.

— Но…

— Уже поздно, все мои воины приняли этот яд.

— И ты тоже?

— Да, – она с грустной улыбкой кивнула. – Это необходимая мера. Только так мы сможем разменивать каждого нашего война на сорок воинов клана Бури.

Я с болью посмотрел на неё.

— За легион!

Появившийся на горизонте новый отряд легионеров заставил мой рог загореться. Туман окутал их и они остановились, приземлившись на землю.

— Чёрт, бежим, нельзя давать ему пудрить нам мозги! — проорал один из пегасов, и они рванули вперёд.

— Эх, дурачки, – покачав головой, сказал я.

Первый пегас, который попал в лаву, даже не удосужился сообщить о ловушке своим собратьям. Кряхтя и барахтаясь в лаве, пегасы пытались выбраться из западни, но всё было тщетно.

— А потом ты говоришь, что они не такие как ты, – скептически посмотрев на Ватер, проронил я.

Пегаска лишь фыркнула, а затем резко поднялась в воздух и приняла на себя удар грифона. После чего она оттолкнула его и, грациозно достав арбалет, отправила в шею готовящемуся к следующей атаке грифону арбалетный болт. Он прохрипел и упал на землю, сломав себе шею. Вслед за ним, явились и его товарищи. Один почти моментально словил от меня разряд молний, а второй почти уклонился от арбалетного болта Ватер Шарк, однако почти не считается. Последний был близок, что бы добрался до меня, но деревянный посох Пантеры одним ударом сломал ему хребет. Упав на землю, он попытался что-то ещё сказать, но зебра была беспощадна. Свернув шею последнему, Пантера исчезла в тени джунглей. Закончив с этой точкой обороны, мы с Ватер поспешили вернуться на главные ворота, где сейчас оборонялись Ранкор, Дайс и Хеликс.


— Арр! – я, проорав, вновь скрестил свой топор с большим мечом пегаса в огромной чёрно-красной броне.

— Удивительно, – вместо ноток высокомерия и спокойствия, в голосе пегаса появилось удивление и уважение. – Не думал, что в Бедленде есть хорошие войны.

Мы разминулись, так и не нанеся друг другу повреждений, я отлетел назад, проехав по инерции ещё немного.

— Хех, – я с улыбкой посмотрел на него и подготовился к броску. – Не думал, что среди пегасов есть настоящие войны.

Он оскорблённо посмотрел на меня, а затем сделал резкий выпад вперёд. Мой топор вновь сошелся с его мечом и наши атаки вновь не принесли никаких плодов.

— Долго ещё будешь забавляться? – Дайс раздражённо стоял среди замороженных легионеров и ждал, пока я закончу. – Или тебе помочь?

— Не надо вмешиваться, маг.

— Где Хеликс? – Дайс озабоченно осмотрелся. – Я её давно не видел.

— Это та огненная сучка? – хохот пегаса разошелся по стенам. – Она думала, что сможет одолеть меня, мой меч очень хорошо прошелся по её внутренностям.

— Чёрт, – Дайс сжал зубы и исчез во вспышке света.

— Говнюк! – проорал я и атаковал его.

Он спокойно стоял на месте, я не успевал отменить свою атаку, но, к моему удивлению, это была никакая не уловка. Он просто стоял и ждал моего удара, лезвие моего топора ударило об его бок. Мой удар ничего ему не нанёс.

— А теперь моя очередь.

Вслед за этими словами я почувствовал, как его меч обрушивается на мою спину, а затем и жуткую боль, которая последовала прямо за этим…


Оставив Ватер помогать на стене, я поспешил найти Пантеру. Я понимал, что она не переживёт этот день, но я должен был её найти. Джунгли окружали меня и прятали от глаз летящих надо мной пегасов, они боялись спуститься, поэтому зебрам приходилось изощряться для того, что бы вести с ними бой. Выйдя на поляну, я чуть не запнулся об труп легионера.

— Знакомая работа, – я оглядел его раны и кивнул сам себе.

Я был на верном пути, она была где-то рядом. Вскоре я набрёл на холм с одиноким деревом, под которым лежала знакомая мне зебра, а вокруг холма лежало около пяти трупов.

— Пантера? – я телепортировался к ней.

Она устало повернула на меня голову, а затем измученно улыбнулась.

— Да?

— Ты жива?

Зебра вздрогнула, а затем слегка отодвинула копыто, которое прижимало её рану.

— Чёрт, – я сжал зубы. – Я подумал, есть какой-то вариант вывести эту хрень из вас? Спасти тебя и…

— Спасти меня? – она удивлённо округлила глаза, а затем рассмеялась. – Я не требую спасения, оно мне не нужно. Я…

Она сорвалась в приступе кашля, я присел рядом с ней и левитировал ей солдатика, которого нашел в казармах.

— Что это? – она, сплюнув кровью на землю рядом со мной, дрожащим копытом взяла его и удивлённо оглядела.

— Не знаю, но хочу, что бы он был у тебя, – с улыбкой сказал я.

— Блек, я… — она прижала солдатика к груди. – Это мой, давно я его не видела.

— Я рад, что помог вам воссоединиться, – со слабой улыбкой сказал я.

Сердце моё болело за эту зебру и за всех, кто по её приказу выпил яд и отдал жизни за нас.

— Я хочу спать, – со вздохом сказала она.

Я вздрогнул и понимающе кивнул, после чего сорвал плащ с лежащего под холмом легионера и укрыл её. После чего она закрыла глаза. Уже навсегда. Я видел, как ей было больно, но она, стиснув зубы, терпела боль и держалась до последнего, вскоре она всё же заснула. Она заснула, что бы уже никогда не проснуться. Я ласково погладил её ирокез.

— Последний день для тебя, это жизнь для всех нас, – прошептал, смахнув слезу, я, а затем телепортировался.

Оказавшись в лесу, недалеко от этого холма я бросил последний взгляд на зебру. А затем отвернулся, раздался взрыв и ещё одна невинная душа покинула эту бренную землю…

— Крутые парни не плачут и не смотрят на взрывы, они уходят спиной к ним, – я еле сдерживался от того, что бы заплакать и от того, что бы развернуться и побежать к холму, но я не мог.

Я должен был предотвратить ещё большие потери, битва ещё не закончена.


— Мать твою! – мы с Нейлом достигли поля боя. – Мы опоздали…

Всё поле боя было усеяно воронками, в которых лежали кучи мяса, огромное количество помятых доспехов и сломанного оружия. Запах крови и хоропа витал в воздухе.

— Сколько тут полегло? – я упал на землю. – Сколько?

— Это… провал, – Нейла, кажется, не печалило всё, что сейчас происходил.о – Не думаю, что Ланий продолжит носить доспехи командора.

Он злобно скалился.

— Тебя только это заботит?! – я разъярённо поднялся над ним. – А как насчёт всех этих пегасов и грифонов, что умерли здесь!?

— Отстань, – он оттолкнул меня от себя. – Нам пора отступать.

— Чего!? Приказа не было!

— Даже если Ланий выжил, то это ненадолго…

— Не-а! Черта-с-два! – я приземлился и топнул копытом. – Это не все наши силы!

Максимум половина, ещё есть легионеры!

— Тогда иди к ним и погибай, – он пожал копытами. – Я лучше отступлю.

С этими словами он поднялся в воздух и улетел в сторону лагеря.

— Дезертир, – я сплюнул на землю и полетел к главным воротам.

Мои крылья, вместе со всем моим телом, дрожали. То ли от злости на Нейла, то ли от страха быть убитым, то ли от горя. Что ещё произойдёт сегодня? Вскоре я добрался до ворот и, увидев знакомую фигуру Лания, я сначала обрадовался, а затем, увидев, кого он прижимает к земле, я ужаснулся. Моё сердце ушло в копыта.

— Это нечестно, – я не мог поверить своим глазам.

Нет, НЕТ! Как я могу выбирать между этим? Что бы выбрал мой отец? Какой выбор правильный? А, к чёрту, пусть я умру с позором, но я не дам ей умереть!

— Мидвей! – я тараном влетел в Лания, сбрасывая его с пегаски.

Приземлившись рядом с ней, я с улыбкой посмотрел на неё. Это была Мидвей! Во всей её красе! Это была… любовь всей моей жизни. Любовь, которая чуть не заставила меня повеситься в день свадьбы.

— Ч… что? – бледно-синяя пегасочка, хрипела и удивлённо смотрела на меня. – Флейм?

Я радостно протянул ей копыто.

— Берегись! – я не успел.

Резкий удар по моей челюсти заставил меня отлететь, в моей голове возникло ощущение, что меня только что переехало камнем, ударившись об стену, я сполз на пол.

— Дезертир, – хмыкнул Ланий, а затем я потерял сознание.


— Ватер, я закончил с… — я телепортировался на стену, где меня должны были ждать все остальные, но увидев то, что происходило тут, я ошарашено встал, как вкопанный.

Ватер лежала у стены и отхаркивалась кровью рядом с каким-то пегасом, у которого явно был пробит череп, под ними образовалась лужа крови. Ранкор лежал с другой стороны стены, его живот был вспорот, а кишки лежали наружу, на его лице осталось удивление, а кровавый след тянулся от него к... покрытой кровью гончей. Нет, это была не гончая, это был пегас, облачённый в броню, которая слегка походила на гончую.

— Ты заплатишь за это! – я готов был прямо сейчас ринуться на помощь Ватер, однако сначала мне нужно было расправиться с этим пегасом.

— Так-так, а я-то думал, что змеиный король погиб, – монотонный голос раздался из уст этого пегаса.

В нём было огромное количество высокомерия, он был спокойным, как будто его не волновал тот факт, что на его меч сейчас намотаны кишки Ранкора, а на его копытах была кровь, по меньшей мере, трёх пони.

— Кто ты? – я медленно начал продвигаться к Ватер, которая плакала над пегасом.

— Я? – он рассмеялся. – Я командор Ланий, твоя смерть и смерть клана Змеи.

— А ты самоуверен, – я усмехнулся. – Что, сила есть, ума не надо?

Его смех смолк, кажется, он напрягся.

— Не стоит пытаться выводить меня из себя, – он хмыкнул. – Я знаю все твои уловки, маг.

Я сглотнул, остановившись на полпути к Ватер. Что он такое? В его действиях я не видел спешки, он действовал так, как нужно было. Неужели, он обладал и умом?

— Даже ту уловку, которая касается твоей матери? – я продолжал попытки вывести его из себя.

— Я убил свою мать, когда мне было семь, – он поднял свой меч.

Чего!? Его резкая атака пробила мой щит и отправила меня в дальний полёт. Я сильно треснулся об стену и сполз на пол, оказавшись рядом с плакавшей и истекавшей кровью Ватер.

«Мир, зловещий и чужой,

Дрогнет под его ногой!

Он и монстр и герой!

Он асс клинка»

Музыка, раздавшаяся откуда-то сверху, заставила меня встать.

«Его миры прекрасны, он их создал сам.

Ты видишь всё подвластно, твоим ногам.

Ты сражался в кровь.

Ты умирал за веру!

Возрождался вновь!

Ты бил из последних сил!

Пускай в тебя никто не верил, но ты победил!»

Вместе со словами и звучанием струн, я поднимался.

— Хм, группа поддержки? – пегас в чёрной броне посмотрел вверх. – Ого, неужто это великий бессмертный бард?

Джонни продолжал играть. Чёрный пегас поднялся в воздух и попытался достать Джонни своим большим мечом, однако музыкант с лёгкостью уворачивался от его атак.

— Вечно не сможешь уходить.

— И не нужно, – Джонни усмехнулся, а затем капкан захлопнулся.

Два магических топора срезали единственную слабозащищённую часть пегаса, его крылья.

— Я ВАС ВСЕХ УБЬЮ И ПОИМЕЮ ВАШИ ТРУПЫ! – в полёте проорал пегас, а затем с глухим ударом, он упал на стену.

На месте его падения образовался целый кратер.

— Он мёртв? – я недоверчиво посмотрел на Джонни.

— ХРЕНАС ДВА! – проорал пегас, поднимаясь на ноги и атакуя меня в броске.

Я телепортировался в сторону, уходя от атаки. Его меч с громким «Бам» ударил по камню, создавая небольшую дыру на месте удара.

— Так, что ты там хотел сделать с моим трупом, я не расслышал?

Проревев, он сделал ещё одну атаку, но я с такой же лёгкостью увернулся от неё.

— Ты слишком предсказуем, давай, что ли, заканчивать? – я метнул в него огненный шар, однако пегас даже и не подумал уворачиваться.

Огненный шар растворился прямо перед тем, как удариться в него. Пегас слегка

хмыкнула, а затем рассмеялся и смех его был похож скорей на безумный, чем на злой или злорадный.

— Что? Не ожидал магической защиты? – пегас медленно пошел в мою сторону. – Вечно убегать не сможешь.

Я начал судорожно искать бреши в его броне, но кроме крыльев, я не видел уязвимостей.

— Ты готов умереть? – он ударил по тому месту, где стоял мой клон.

Иллюзия растворилась, обволакивая всю стену, синим туманом.

— Ты не сможешь прятаться вечно, трус!

Я телепортировался к Ватер и пегасу. Состояние Ватер еще, куда ни шло, но этот пегас… он вряд ли выживет. Кто он вообще такой? А, к чёрту! Мой рог засветился, и я наложил на них исцеляющие чары, к моему великому сожалению, я не мог их вылечить, я лишь мог отстрочить их смерть. К несчастью, я не так тщательно изучал магический круг исцеления, весь курс круга должен был быть на последнем году обучения. Я поднялся на ноги и отошел от раненых, что бы этот зверь ненароком случайно не попал по ним. Вскоре туман развеялся и мы с ним оказались один на один. Мне предстояло отвлекать его, пока Джонни оттаскивал отсюда раненых.

— Что, надоело прятаться и ты решил встретить свою судьбу с честью? – он язвительно фыркнул, доставая свой большой меч.

— Да нет, пришел ещё раз взглянуть на твою тупую самодовольную рожу, – я хмыкнул и левитировал перед собой меч.

— Это… не возможно, – в его голосе я впервые услышал четкие нотки удивления и страха. – Откуда у тебя реликвия?

— Это не должно тебя волновать.

— Вор! – выкрикнул он и перешел в атаку.

Я уклонился от неё, а затем телепортировался ему на спину. Воткнув меч в его бок, я телепортировался обратно. Без повреждений, чёрт.

— Флай? – тихо позвал я.

Все мои предыдущие попытки воззвать к Спрайту не увенчались успехом.

— Флай?

— Что ты там мямлишь? – резкая атака пегаса заставила меня уйти в сторону.

Хоть его атаки и были довольно быстры, для его размеров, но они были не быстрее меня.

— Флай, мать твою! – я зло посмотрел на меч, а затем хлопнул себя копытом по лбу. – Да-да, кажется, я понял.

Отпустив меч магией, я взял его в рот. Знакомое ощущение тут же возникло в моём теле, а в нос ударил до боли родной запах мертвечины. Резкое зеленое свечение обхватило меня и я поднялся в воздух.

— Опять магия? – с раздражением спросил Ланий. – Не спасёт.

Он рванул ко мне, но на этот раз я не стал уворачиваться. Вместе этого я лишь улыбнулся, наши мечи встретились. Со стороны это выглядело забавно, такой малявка как я, с простым коротким мечом, и такая здоровая махина, как Ланий с его огромным мечом. Однако я был не один.

— Что за? – пегас удивлённо смотрел на меня. – Откуда столько силы?

Я сделал ещё одно простое усилие и оттолкнул Лания. Раздался громкий стук об стену и звук падающей на камень туши. Внезапно, прямо передо мной, на стену опустились пегасы из легиона бури.

— Командор, вы… — один из пегасов, выделяющийся среди всех прочих золотой бронёй, подошел к Ланию.

— ОСТАВИТЬ! – проревел Ланий. – Ждать, пока я не закончу!

— Д… да командор, – пегас испуганно отшатнулся от своего командора и вместе с остальными пегасами отошел в сторонку.

Ланий поднялся, а затем медленно поднял свой меч. Я ухмыльнулся и поднял копыто вверх, а затем жестом подозвал его к себе.

— ТЫ СМЕЕШЬ ДРАЗНИТЬ МЕНЯ?!

С рёвом Ланий ринулся на меня, размахивая своим большим мечом. Вновь, я не стал уклоняться, а лишь сделал выпад ему навстречу. На мгновенье наши взгляды пересеклись, в его глазах, кажется, на секунду возник страх. А затем я ударил его в грудь. Зеленоватое свечение, которое обволакивало мой меч, прошло через броню, как нож сквозь масло и Ланий взвыл от боли, роняя своё оружие на землю. Я ещё раз оттолкнул его, после чего нанёс последний удар в шею. Голова отлетела от тела и сделала пару сальто в воздухе. Шлем спал с головы и упал рядом со мной, а саму голову я поймал на лету своей магией. На вид Ланию было где-то двадцать пять, может двадцать шесть. У него была коричневая шкурка и ярко-желтая грива. Кучи шрамов испещряли его лицо. Затем зеленоватое свечение исчезло и я почувствовал слабость. Силы покидали меня, я упал на землю. Последнее, что я услышал, это был горн. Но это был не горн легиона бури, это был… кто-то другой…


Я наблюдал за тем, как пегасы и грифоны клана Бури улетают вдаль, поджав хвосты, поймав на себе взгляд Шака, я улыбнулся и помахал главе клана Стали. Большой жеребец возвышался среди своих воинов, даже гончие не казались настолько большими.

— Вижу, что ты смог даже разобраться с Ланием.

— Да, но это стоило многих жизней, – со вздохом произнёс я, вспомнив Пантеру.

— Однако, – Шак ткнул в меня своим большим копытом, отчего у меня из груди выбило весь воздух. – Вы смогли победить армию, превосходящую вас в сорок раз. Это подвиг, друг мой. О вас будут слагать легенды!

— Да, наверное, – я скосил свой взгляд, смотря на Ватер, которая как завороженная продолжала смотреть на того пегаса. – Я отойду, хорошо?

Он ещё раз похлопал меня по плечу, а затем пошел по своим делам.

— Ватер? – я подошел к лежавшей на самодельной кровати, пегаске и присел рядом с ней. – Всё в порядке?

— Блек, нам нужно срочно поговорить, – протараторила Ватер, не отрывая взгляда от потерявшего сознания пегаса.

 — Да? – я осторожно поднялся с кровати, мне не нравился её тон.

— Это… будет сложно понять, но, – она, сжав зубы, попыталась подняться с кровати.

— Лежи, тебе…

Я обеспокоенно попытался её остановить, однако поймав взгляд «Ты явно что-то забыл обо мне», я лишь покачал головой и фыркнул. Пегаска, встав с кровати, вышла из палатки первой помощи. Дойдя до одинокой, не тронутой битвой, беседки, мы уселись на лавочку. Ватер шаркала своими здоровыми копытами, постоянно прикусывая свою нижнюю губу.

— Если бы я тебя не знал, то подумал бы, что ты волнуешься и боишься, – с лёгкой иронией сказал я.

Она опустила голову.

— Блек, Флейм…

— Флейм? – я удивлённо посмотрел на неё. – А, тот пегас?

— Да, он… — она запнулась, а затем быстро пропищала. – Мой муж.

Меня как будто молнией ударило, сердце моё готово было встать, а совсем неприятная дрожь щекотала мою спину.

— Ч… что? – я надеялся на то, что у меня после битвы ухудшился слух, но этому не суждено было сбыться.

— Мы с ним должны были пожениться, что бы наши семьи объединились.

— А, – я облегчённо выдохнул. – То есть тебя заставляли выйти замуж, а затем ты сбежала, так?

— Нет, – она грустно покачала головой.

И меня охватил ещё больший страх.

— Я и вправду любила его, я была счастлива выйти за него, пока…

— Пока что? – кажется, я уже понимал, к чему она клонит, отчего ком уже подступал к моему горлу.

Она не может дважды так поступить, хотя почему нет?

— Пока не сбежала, это было тяжело, я хотела быть с ним, но он отказался убегать со мной, он не знал того, что со мной происходило. Я просто бросила его на алтаре, Блек, понимаешь? – она плакала. – Я думала, что он захочет убить меня, при первой же встрече, знаешь, что он сделал?

Она подняла на меня свои заплаканные красные глазки.

— Он спас меня, пожертвовав всем ради меня, званием, честью и семьёй! Все запомнят только то, как он переметнулся на сторону клана Змеи и предал клан бури…

— И что? – я недоумевающе посмотрел на неё. – Какая разница, кем его считает клан бури, если там…

— Молчи, – она залепила мне пощёчину. – Я и не надеялась, что ты поймёшь.

— Чего пойму?! – я вскочил со скамейки, зло, смотря на пегаску.

— Пегасы чтят свою честь, – она гневно пилила меня. – Нам важно то, что о нас думают и говорят, пожертвовать своей репутацией ради кого-то… считается высшим подвигом.

— Ну, и замечательно! – я зло сплюнул её под ноги. – Раз он такой герой и ты его любишь, то иди к нему! Зачем был этот разговор?!

Я распалялся всё больше и больше.

— Если ты уже всё решила, то иди! Не надо лишний раз мучать меня и заставлять нервничать! – проорал я. – Хочешь бросить? Бросай! Не надо лишних слов!

Кажется, я не заметил, как вслед за Ватер, сам начал лить слёзы.

— Блек, я не…

— Прощай, вновь, – я продолжал орать. – Прощай, больше никогда не хочу видеть тебя, тупоголовая!

Она с болью смотрела на меня.

— Всё сказал? – дрожащим голосом спросила она.

— ДА! – в заключении выкрикнул я и оставил её одну в беседке.

Она продолжала смотреть на меня красными от слёз глазами, когда я скрылся за поворотом, она забилась под скамейку и уткнулась в свои передние копыта.


— И как ты планируешь спасти мир от Дрази, потеряв один из элементов гармоний? – Джонни наблюдал за тем, как я разношу комнату и всё, что было в ней.

— ДА ПОШЛО ОНО ВСЁ НАХЕР! – я магией зашвырнул вазу в Джонни.

Он отошел в сторону, отчего ваза ударилась в стену и разбилась.

— Знаешь, что тебя отличает от отца? – Джонни задумчиво поднял осколок вазы.

— Что же? – я зло посмотрел на него.

— Ты из этого мира. Ты рождён тут и тебе тут умирать. Он же не от мира сего.

— Что ты несёшь?

— Ты думаешь, твой отец мертв? – Джонни расплылся в улыбке, подкинув в мою сторону вазу.

— Да, он рассыпался на моих глазах! – поймав магией осколок, я пренебрежительно осмотрел его.

— Так ли ты в этом уверен? Или это была всего лишь иллюзия? – Джонни ещё раз ухмыльнулся. – Никогда не доверяй тому, что видишь. Только сердце сможет показать тебе мир таким, какой он есть.

— Очередной бред про любовь и душу, – я фыркнул, отбрасывая осколок вазы в стенку. – Если ты хочешь сказать, что мне нужно вернуться к ней и извиниться, то ты знаешь, куда я тебя пошлю.

Джонни покачал головой и вздохнул.

— Я слышал, что Лазури с Шарко и Алу приехали вместе с Шаком, может тебе стоит их повидать? – Джонни поднялся в воздух и вылетел в окно.

— Они тут? – я удивлённо посмотрел ему вслед.

Ответа так и не последовало, поэтому я, обматерив музыканта по самую гриву, вышел из главного зала, и столкнулся нос к носу с голубоглазой пегасочкой.

— Привет, наверное, – я, слегка улыбнувшись, почесал свой затылок.

Она, не сказав ни слова, обхватила меня и прижала к себе.

— Как я за тебя переживал,а – Лазури целовала, обнимала и теребила меня так, словно не видела целую вечность.

— Где Шарко? – едва отбившись от неё, спросил я.

— С Алу и Ватер, они обещали присмотреть за Шарко, пока мы будем… навёрстывать упущенное. – Лазури слегка покраснела.

— С Ватер?! – я чуть было не проглотил свой язык.

— Ну, да, а что? – пегаска удивлённо на меня посмотрела.

 — ГДЕ ОНИ!? – не сдерживаясь, спросил я.

— Я… не знаю, чем ты так взволновал? – Лазури слегка отшатнулась от меня.

— Чёрт-чёрт, я не могу дать этому повториться, – я выбежал из дворца, а затем остановился на секунду. – Оставайся тут!

— Но…

— Никаких «но»!

Мой рог засветился и я переместился в лабораторию своего отца под дворцом, единственную, до которой не добрались мародёры. Прижавшись рогом к зеркалу, я провалился в чёрную пустоту. Никогда не делал этого до этого, но много раз видел, как отец делал это, он говорил, что так он наблюдает за всем. Вдруг, меня начало окружать огромным количеством зеркал, в каждом из которых я видел Бедленд. Вот Шак, рядом с ним его ассистент, они… копают могилы для убитых солдат. Повернув голову, я начал взглядом искать нужное, и застыл на месте. Нашел.

— Нет, нет, нет, – быстро повторял я, влетая со всех ног в это зеркало.


— ВАТЕР, НЕ СМЕЙ! – я очутился прямо у озера, рядом с которым была похоронена моя мать.

Пегаска вздрогнула, а затем взлетела в воздух, удерживая в копытах небольшой свёрток.

— НЕТ! – я метнул в неё огненный шар.

Она с легкостью увернулась от него.

— ЗАЧЕМ ТЕБЕ ЭТО?!

Ответа не было, она лишь перелетела озеро и опустилась на другой его стороне. Я сплюнул на землю и телепортировался. Ватер опустила Шарко на землю и отошла от неё. Я не видел её глаз, её грязная слипшаяся грива закрывала их.

— Шарко, солнышко…

Я телепортировался к свёртку, но в нём никого не было. Подняв взгляд, я заметил, как Ватер стоит рядом с озером и держит в копытах мирно спящую пегаску.

— Нет, прошу, не надо…

— Думаю, что пришла пора раскрыть все карты, а? – неожиданно знакомый голос раздался за моей спиной.

Я развернулся, Флейм стоял в пяти метрах от меня и скалился.

— Но… зачем тебе это?! – я недоумевающе переводил взгляд с него на Ватер. – Я не мешаю вам…

— О нет, нам ты мешаешь, – неожиданно, пегаса обхватило оранжевое свечение, и на его месте возник Ролл, а вслед за ним и Кэррот Биг.

— ТЫ?!

— Ватер, солнышко, утопи его детку, пускай помучается, – не своим голосом попросил Биг.

— Да, Флейм, всё, что скажешь…

Бледно синяя пегаска опустила кобылку в воду и начала её топить.

— НЕТ! – я метнулся к ней, однако меня почти сразу пригвоздило к земле.

— Молодец, – продолжал нашептывать Биг .– Продолжай, и вскоре мы вновь будем вместе.

Мой рог зажегся и я оттолкнул Кэррот Бига в сторону, а затем телепортировался к нему и со всей силы зарядил по его рогу мечом. Он заорал, хватаясь за свою голову копытами, внезапно его тело изменилось. Кожа и шерсть слезли, как и плоть. Осталась только чёрная оболочка, испещрённая дырами.

— Что ты такое? – я испуганно смотрел на это существо.

Он прошипел что-то, а затем взлетел и начал очень быстро удаляться отсюда, пока я, как дурак смотрел ему вслед.



Никогда не просил такого сделать, но прошу читать следующую часть вместе с песней:

http://pleer.com/tracks/4440868KTWI

Большое спасибо!


Лазури испуганно качала головой. Ватер непонимающе смотрела на маленький, утопленный трупик Шарко, а я продолжал отрешенно смотреть в небо.

— Н… нет… пожалуйста… нет… — шептала себе под нос Лазури.

Ватер заорала, после чего опрокинула Шарко и отползла от воды. Я вздрогнул от шлепка бездыханного тела об землю.

— КАК ТЫ МОГЛА?! – Лазури, в слезах, подлетела к нашей дочке и обняла её.

— Я… не хотела, – Ватер испуганно смотрела на Лазури, а потом перевела свой взгляд на меня, ища помощи.

Я лишь покачал головой и зло на неё посмотрел, она с болью отвернулась от меня, понимая, что всё кончено. Лазури плакала на всё озеро, прижимая к себе и укачивая труп Шарко. История повторилась. И я вновь ничего не сделал, что бы это предотвратить. Почему? Почему я такой бесполезный? ПОЧЕМУ?!

— Это всё сон… просто сон, – Ватер сжалась в комок и плакала в свой хвост, постоянно повторяя одно и то же.

Лазури выглядела отрешённой и потерянной, впрочем, как и я. Казалось, эта сцена будет происходить вечно, но её прервал голос Джонни в моей голове.

«Смотри сердцем, а не глазами».

— Заткнись, – я замотал головой и ударил себя по лицу. – ЗАТКНИСЬ!

Лазури вздрогнула и удивлённо посмотрела на бледную Шарко. А затем она разразилась новым приступом боли, сопровождающимся отдельным озером слёз.

«Я… ранил себя, что бы понять, а способен ли чувствовать я.

Я… фокусировался на боли, это единственное что важно для меня.

Игла вонзается в рану, но мне мало, старое доброе жало.

Попытайся убить всех, но я запомню каждого из них»

Тихие звуки гитары заставили меня поднять голову, вывели Ватер из ступора и оборвали слёзы Лазури.

«Чем в итоге я стал, мой дорогой друг?

Все, кого я знал, испытали много мук.

И ты получишь эту соль! Мою империю грязи!

Я причиню тебе боль, я даже хуже дрази!»

Теперь слёзы были не только у Лазури, но так же и у меня с Джонни. Он стоял в паре шагов от меня и играл, заливая слезами свой инструмент. Резкий кашель, и музыка стихла. Все взгляды были устремлены на Лазури. Пегаска удивлённо смотрела на то, как к маленькой кобылке возвращались краски, она вновь наливалась цветами и кашляла. Лазури радостно завопила и прижала кобылку к себе, постукивая её по спинке.

— М… мама? – я вздрогнул.

— Д… да? – Лазури была удивлена не меньше моего.

— Мама, ма-а-а-а-ма, – хрипло протянула кобылка, улыбаясь.

Я рассмеялся, а вслед за мной это сделали Джонни и Лазури, лишь Ватер Шарк с облегчением и слезами на глазах смотрела на счастливую мать и чудом спасшуюся от копыт смерти кобылку. Сегодня произошло два события, шансы которых были сорок к одному. Одно из них вернуло честь моему народу, а другое жизнь моей дочери. Знаете что? Я по-прежнему не понимаю клан Бури и пегасов с их заморочками по поводу чести…


«Чем в итоге я стал, о, мой дорогой друг?

Все, кого я знал, испытали много мук.

И ты получишь эту соль! Мою империю грязи!

Я причиню тебе эту боль! И да, я хуже, чем Дрази.