Небожители

Что случается с пегасами, решившими достать до звёзд?

Рэйнбоу Дэш Другие пони ОС - пони

Дружбинки

Эквестрия без забот. Здесь вам и жильё подберут, и работу помогут найти, и даже услужливо объяснят, почему не стоит обижать этих странных разноцветных существ, если вы ни сном ни духом о сериале. В общем, очередная псевдоутопия, что тут ещё добавить…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Берри Панч и канун Дня Согревающего Очага

Берри Панч готовится к наступлению Дня Согревающего Очага в своей обычной манере: надирает задницы и убивает. Без разницы, кто пытается навредить ее друзьям — древесные волки или древнее зло — Берри всегда готова прийти на помощь.

Бэрри Пунш Кризалис

Your Sweet Little Belle

Вы со Свити Белль женаты чуть больше года. Сегодня был ее первый концерт в Кантерлот Мюзик-Холле. После впечатляющего выступления, вы знаете идеальный способ отпраздновать это событие…

Рэрити Свити Белл Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки

Что?

Итак, Твайлайт Спаркл превратились в маленькую кучку пепла. Ваши действия?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек Спайк

Падший Город

На Кантерлот опустилась тьма... Туман, некогда сковывавший Кристальную Империю, ныне навис над столицей Эквестрии, возможно, навсегда сокрыв ее от мира... Что же происходит там, в городе без надежды? Об этом предстоит узнать шести пони, которым не повезло оказаться в Блокаде...

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Самый обычный рассказ, про самую обычную пони

Небольшая зарисовка на тему повседневности из жизни Колгейт (В рассказе Менуэтт)

Бэрри Пунш Колгейт

Когда опускается ночь

Разговоры о том, о сём, о девчачьем и другом...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Сопровождающая пони

Твайлайт Спаркл никогда не замечала Лиру Хартстрингс. Даже не помнила её имя. В Кантерлоте они были друзьями и даже учились в одном классе. Но всё же Твайлайт не заметила, что Лира переехала в Понивилль в один с ней день. Более того, она не заметила даже, как та появилась во время её приветственной вечеринки. И никогда не замечала, когда та проходила мимо. Бывали дни, когда она смотрела прямо на Лиру и даже не осознавала, что они знакомы. Лира не очень заметная пони. И она приложила к этому немало усилий.

Твайлайт Спаркл Лира Бон-Бон

Equestrian Earth the MMORPG

Твайлайт всегда считала себя хардкорным игроком, особенно после прохождения Haylo, Call of Cutie, and Amneighsia, но ей еще нравятся игры и других жанров, такие как Mario Bros или невероятно глупая, но привлекательная Happy Wheels. Но она никогда не прикасалась к ММО играм, например, E.E. (Equestrian Earth). Сопровождайте Твайлайт в ее приключениях и исследовании виртуального мира нерасказанных историй, выдумок, зла, исходящего от земли, дружбы и магии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 5. Отель Корнифорния Глава 7. Шоу должно продолжаться

Глава 6. Быстро сгорая

Здравствуй, серая повседневность...

Глава 6. Walk the Line

— Приветствую всех учеников, которые поступают к нам в этом году! – старая фиолетовая кобыла радостно встретила всех своей лучезарной улыбкой.

Мы сидели в большой аудиторий, наверное, самой большой из всех, она была размером с целый этаж в моей вилле. Чёрт, я, кажется, начинаю говорить, как зажравшийся аристократ.

— Сегодня вас всех распределят по орденам, – она прошла мимо рядов парт, улыбаясь всем и каждому. – От этого будет зависеть ваше будущее!

— Как наше будущее будет зависеть от ордена? – я вопросительно посмотрел на неё.

За моей спиной я услышал пару смешков. Кажется, это был глупый вопрос.

— Орден определяет то, к какому кругу магии стоит относить вас, – она хмуро посмотрела на меня. – Допустим, орден Броненосца специализируется на защитных заклинаниях, так, если вас отнесли к этому ордену, то ваша судьба навсегда будет связана с изучением защитной магии.

— Какие… ордена вообще есть? – я слегка опустил голову, когда за моей спиной раздалось ещё больше гоготанье и смеха.

— Орден Броненосца, орден Тигра, орден Соловья и орден Крысы.

— Мисс Так, а как же орден Змеи?

— Ах да, – она слегка поморщилась. – Орден змеи, разумеется.

Угадайте, к какому ордену меня причислят, ага.

— А что не так с орденом Змеи? – как ни странно, но смешки за моей спиной стихли.

— Последний ученик, окончивший этот орден, это змеиный король. За всю историю ордена был выпущен только он один.

Подожди, но ведь академия была создана уже после освобождения мира от гнёта драконов, разве нет? Тогда как он мог окончить академию, которая младше его?!

— А как же… — молодая кобылка бирюзового оттенка растерянно посмотрела на мадам Тик-Так (Да, это полное имя нашего куратора)
— Последний ученик, окончивший этот орден, это змеиный король. – сквозь зубы процедила Тик-Так. – Вы со мной не согласны, мисс Софт?

— Я… согласна с вами, – пропищала единорожка.

— Славно, – Тик-Так улыбнулась, а затем вышла на площадку перед первым рядом. – А теперь церемония определения ордена!

Раздался хлопок, а затем перед нами появился довольно старый серый единорог с длинной седой бородой.

— Здравствуйте, – пропыхтел он, садясь на свой круп и расправляя свою мантию, на которой было налеплено кучу звёзд. – Я Старсвирл Бородатый, и я…

— Кто бы сомневался, что он бородатый, – хохотнул молодой единорог за моей спиной, а затем словил удар под дых от своего приятеля.

— Тише ты, – шикнул на него оранжевый единорог с кьютимаркой в виде стога сена, над которым виднелись звёзды.

— Я рад приветствовать вас всех в Академии Магий и Волшебства! – старый единорог топнул ногой, а затем его рог засветился, и под ним появился стул. – А теперь мадам Тик будет называть ваши имена, вы должны будете выходить ко мне, для определения своего ордена. Всем всё ясно?

После минутной тишины, он кивнул, и Тик-Так начала называть имена по списку. Передо мной было пять единорогов. Одного записали в клан Крысы, другого записали в клан Броненосца, всех остальных закинули в клан тигра. Всех их просили сотворить заклинания. Много заклинаний. Что будет, когда я выйду? Это же просто… позор! Сын змеиного короля, не знающий ни единого заклинания. Мне захотелось убежать, спрятаться под кровать и заплакать. Давно я так не нервничал.

— Блэк Аарон Тайм.

Тик-так вздрогнула, и прищурилась к списку. Старсвирл бородатый нахмурился, и посмотрел в толпу. А вокруг меня начали шептаться

— Блэк Аарон Тайм.

Я едва слышно выругался. Это же я, стоп, у меня есть второе имя?

— Извините, я уже иду, – я непринуждённо улыбнулся, и вылез из-за парты.

Все удивлённо смотрели на меня, пока я шел между рядами, спускаясь к месту где сидел старый пони.

— Интересно, – почёсывая свою бороду, хмыкнул Старсвирл. – Может ли это быть правдой?

Я вышел и встал перед ним, трясясь от страха. Он встал со стула, и медленно начал всматриваться в меня.

— Произнесите заклинание щита, Блэк Аарон… Тайм.

— Я… я не умею, – выдавил из себя я.

Позади меня раздался смех, Тик-Так сердито посмотрела на кого-то за моей спиной, и смех утих.

— Тогда, может, вы сможете левитировать этот стул? – Старсвирл ткнул копытом на стул рядом с собой. – Куда-нибудь за спину к мисс Так.

Чёрт, отец же сказал, что оповестит их о моей проблеме…

— Я… не могу, – я зажмурился, и зал сзади меня взорвался оглушительным смехом.

Это был провал. Просто позор. Взрослый единорог, который не может произнести простейшее заклинание левитации!

— МОЛЧАТЬ! — проорал единорог, грозно взирая на зал позади меня.

Зал в мгновений ока стих.

— Тогда, что вы можете?

— Я не умею использовать магию. Я стал единорогом лишь на прошлой неделе, – я упал в свои копыта, закрываясь от смеха, который вновь раздался на весь зал.

— МОЛЧАТЬ! — единорог встал со стула и топнул ногой.

Перед ним появилось два молодых единорога, он грозно смотрел на них.

— И… извините, мы…

— Пошли вон из академий, — прошипел он.

Они испуганно переглянулись.

— Но…

— Никаких “Но”!

Два единорога медленно вышли из зала.

— И так будет с каждым, кто посмеет оскорбить священную церемонию отбора своими смешками, — старый пони хмыкнул и вновь обратил на меня внимание.

Старсвирл подошел ко мне и протянул копыто.

— Что? – я недоумевающе смотрел на его ногу.

— Дотронься до моего копыта, – с улыбкой приказал… нет, попросил, он.

— Х…хорошо, – заикаясь, я протянул свою ногу, и дотронулся до его копыта.

Внезапная вспышка света озарила аудиторию, и Старсвирл Бородатый отпрянул от меня, тяжело дыша.

— Ошибки быть не может, ты его сын, – он устало сел на свой стул, и свесил голову. – Орден змеи.

Негодующие крики и возгласы тут же полились из-за моей спины.

— В орден змеи попадают только лучшие! – проорал кто-то за моей спиной.

— Он даже левитацию не знает! – топнула ногой желтая единорожка.

Я зарылся в свои копыта, попытавшись спрятаться от толпы негодующих и злобных взглядов, пилящих мой хвост.

— МОЛЧАТЬ! – Старсвирл поднялся со стула, топнув ногой.

Все за моей спиной моментально смолкли, будто кто-то выключил звук. В следующий момент комнату озарила вспышка чёрного цвета, и рядом с бородатым пони появился мой отец.

— Свирл, как давно я тебя не видел! – он радостно пожал копыто старому единорогу, а затем посмотрел на меня. – Ну как, всё прошло?

— Да… нормально, – с лёгкой отдышкой, ответил ему Старсвирл. – Ты бы хоть предупредил меня о такой вести.

— Ты знаешь, – мой отец рассмеялся. – Дела главы клана, и всё прочее.

— Да-да, – проворчал Старсвирл. – Знаю-знаю, а теперь, будь так добр, покинь это место, тут ещё с полсотни единорогов ждут определения своего ордена.

— Угу, мы пойдём, – мой отец кивнул, затем подошел ко мне, и мы исчезли в чёрной вспышке света.


— Почему ты их не предупредил! – я гневно смотрел на своего отца, который спокойно отпивал из своего бокала вино, лёжа на ложе. – Ты представляешь, какой это позор! Быть единственным единорогом, который не знает даже простейшего заклинания левитаций!

— Не кипятись, – мой отец хохотнул, и левитировал ко мне второй бокал. – Выпей, потому что, начиная с завтрашнего дня, тебе пора будет забыть о такой вещи, как отдых и вино.

— Я не пью, спасибо, – я оттолкнул от себя бокал, и он упал на землю, залив ковёр вином.

— Зря, – змеиный король покачал головой, и сделал ещё один глоток.

— Как тебя зовут? – я вопросительно посмотрел на него.

Он поперхнулся и, откашливаясь, выпучил на меня глаза.

— Зачем тебе? – хрипло спросил он.

— Все в том зале были удивлены, когда услышали моё имя. Как тебя зовут? Я думал, что имя змеиного короля знает только он сам.

— Знают его многие, но никто его не называет вслух, – он положил бокал на стол, а затем встал с ложе.

— Ты мне его скажешь?

— Нет.

— Почему?

— Оно не даст тебе ничего полезного. Лишь небольшой набор символов.

— Ты вообще мой отец? – я зло посмотрел на него.

— В смысле? – он недоумевающе уставился на меня. – Конечно, я твой отец.

— Тогда к чему все эти тайны?

— А… Александр,– вздохнув, ответил он. – Доволен?

— Да, откуда такое...

— А теперь, я, пожалуй, пойду, – его рог засветился, и он исчез во вспышке магического света.

— Интересное имя, – задумчиво протянул я, садясь на ложе. –Крайне интересное…


Курсы для лишённых магии единорогов проводила относительно молодая единорожка по имени Лагуна. Я был единственным, кто проходил эти курсы, именно поэтому они проводились задолго до начала основных занятий в академии. Первые дни обучения проходили ужасно. Заклинание левитации давалось мне труднее всего. Несмотря на то, что это было простейшее заклинание, мне оно показалось сложнейшим. Хотя, может потому что это было первое моё заклинание?

— Попробуем снова – единорожка нежного цвета морской волны вздохнула, и устало ткнула на железный шар рядом с собой. – Подними его, и перенеси на соседний стол.

Я кивнул, и, направив свой рог на шар, стиснул зубы от натуги. Мой рог засветился, и шар медленно, но верно пополз вверх. Я начал поворачивать голову, направляя рог на соседний с Лагуной стол. А затем, когда шар навис над ним, я отпустил его, и он с грохотом проломил стол.

— Ой, – я виновато улыбнулся, глядя на своего учителя. – Извините.

— Столы ломаются каждый день, ничего страшного, – она фыркнула. – А теперь, попробуй левитировать весь стол, и поставить его на другой стол.

Я испуганно посмотрел на неё, но, сглотнув, кивнул, и направил свой рог на проломленный стол. Его обхватило чёрно-красным сиянием моей магии, и он начал подниматься вверх. Лагуна сидела между столами, не боясь того, что я случайно приложу об неё стол своей неуклюжей магией. Она лишь смотрела на меня непринуждённым, но строгим взглядом, кажется, такой взгляд может быть только у матери, которая следит за наказанным жеребёнком. Спустя минуту стол встал на другой стол, и я облегчённо выдохнул. Так, я не взорвал академию, не продырявил аудиторию копьями льда и, в конце концов, мой учитель не упал в бессознательном состоянии.

— Молодец, а теперь подними меня, – она поднялась, и демонстративно встала передо мной.

— Вы… серьёзно? – я растерянно посмотрел на неё.

— Да, – она кивнула. – Я жду.

— Я могу… случайно навредить вам.

— Я не боюсь, – она приподняла бровь.

Я сглотнул.

— Х…хорошо.

Направив на неё свой рог, я медленно сконцентрировался на ней. Её обхватило моей магией, и её тело начало подниматься в воздух. Я удивлённо смотрел на то, как легко мне даётся поднимание других пони. Это же должно быть сложней, разве нет?

— А теперь поставь меня… вон на ту платформу, – она ткнула копытом куда-то на потолок.

От её движения я слегка потерял контроль над своей магией, и она чуть не сорвалась, но, хвала пресвятому, я смог восстановить свою магию. Я посмотрел на то место, куда я должен был её поставить. По моей шкуре пробежали мурашки.

— Вы… уверены? – мои коленки дрожали, как будто я держал её не своей магией, а своей спиной.

— Да.

Я набрал полную грудь воздуха и начал медленно вести её к подвешенной на железные цепи платформе. Это была аудитория для упражнений по заклинанию левитации. Тут была куча подвешенных на разной высоте платформ, огромное количество железных шаров разного веса. И много чего ещё. Раздался стук, и Лагуна опустилась на платформу. Я облегчённо опустился на свой круп, и посмотрел на своего преподавателя.

— А теперь, опусти меня на землю, – скомандовала она. – Я… боюсь высоты.

— Будет сделано, – ответил с улыбкой я, и её вновь окутало моей магией.

Спустя пару минут, она мягко опустилась на землю.

— На сегодня занятия окончены, – монотонным голосом оповестила меня она, а затем по гарцевала в сторону выхода.

— Спасибо вам, – я улыбнулся ей вслед. – Я хотел бы остаться здесь, и ещё чуть-чуть поупражняться, можно?

Она повернула на меня голову и удивлённо посмотрела своими розовыми глазами.

— Ну, да, наверное, – она задумчиво подняла своё копыто, и почесала подбородок. – Да, упражняйся, только не забудь сказать охраннику, что эту аудиторию необходимо закрыть.

— Хорошо, – я кивнул, а затем сконцентрировал своё внимание на столе передо мной.


— Это… невозможно! – Лагуна растерянно смотрела на то, как я с лёгкостью летаю по комнате, объятый своей магией. – Такой прогресс всего за один день?

Я завопил от радости, пролетев через специальное кольцо. Зачем нужно быть пегасом, если единороги тоже могут летать?

— Блэк Тайм, опустись на землю, пока не навредил себе! – Лагуна топнула ногой, и рассерженно посмотрела на меня.

— Да, мэм, – я разочарованно начал спускать себя на землю.

Спустя минуту я стоял перед ней и выслушивал тонну лекций по поводу того, как может произойти внезапное выгорание магий, и я упаду с большой высоты на землю.

— И в довершении хочу сказать, – она остановилась передо мной, и смерила меня строгим взглядом.

Я поднял на неё виноватый взгляд. Внезапно на её лице появилась улыбка.

— Вы не зря состоите в ордене змеи, вы действительно его сын.

— С…спасибо, – я удивлённо посмотрел на неё. – Просто у меня хороший учитель, вот и всё…

Она смущённо поблагодарила меня, а затем к ней вернулся её старый суровый взгляд опекающей матери.


Спустя неделю постоянных занятий, я смог овладеть ещё и заклинанием щита. Мне оно давалось ещё тяжелей заклинания левитаций. Лагуна сказала, что у неё нет времени заниматься со мной следующую неделю, поэтому отправила меня домой…

— Пап! Я скучала – выбежавшая на порог Шарко почти сразу же обхватила мою шею.

Прошлую неделю я ночевал в академии. Мне были слишком интересны занятия магией и именно поэтому я пытался минимизировать время сна и всего прочего. А для того, что бы добраться из моего дома в академию у меня уходило не меньше часа ходьбы пешком. Поэтому я решил, что большую часть обучения в академии, я буду жить там же, оставив дом на Лазури, Ватер и Шарко. У меня прямо от сердца отлегло, когда я увидел не покалеченную и живую Лазури на пороге дома. Мне не хотелось оставлять их одних, но я просто не мог позволить себе ходить с рогом, без возможности его применить. В конце концов, знал бы я заклинание щита раньше, то, возможно, Джонни и Стар не умерли бы.

— Привет, – пегаска дружелюбно улыбнулась.

Лазури была одета в розовый фартук, который был заляпан коричневыми пятнами.

— Мы с Лазури печем Маффины, ты как раз вовремя! – Шарко радостно прыгала на месте рядом со мной.

— Здорово, а где Ватер и все остальные?

— Заходи в дом, там всё объясню, – вздохнув, сказала Лазури.

Я кивнул, и вместе с Шарко мы перешли порог моего дома.

— Ролл устроился в церковь, и я больше его не видела. Он не появлялся больше тут, – Лазури поставила на стол только что приготовленные кексы, и села на диван. – Либерти периодически заходит, но лишь для того что бы поспать. Она говорит, что устроилась торговцем в каком-то магазине.

Взяв со стола кекс и понюхав его, я закинул его себе в рот. Он оказался довольно вкусным, поэтому я с удовольствием съел ещё один.

— Ватер почти весь день сидит дома, – Лазури тоже взяла крылом кекс и аккуратно откусила от него маленький кусочек. – Иногда, как, например, сегодня, она исчезает куда-то, ничего не говоря.

— Понятно, – я облизнулся, собирая крошки с области вокруг рта, а затем посмотрел в окно. – А Рейнбоу?

— Она… всю неделю сидит в подвале, – положив кекс на стол, Лазури печально уставилась на него. – Каждый час я проверяю её, с ней что-то не так.

— Она любила Джонни, – положив копыто на плечо Лазури, сказал я. – Я представляю, что она испытывает, один раз я тоже чуть не потерял Ватер.

Шарко, сжевав все кексы на столе, моментально стала облизывать поднос.

— Эй! – я сердито посмотрел на неё. – Это неприлично, юная леди.

— Прости пап – она положила поднос и виновато посмотрела на меня.

— Как ты тут? – я вопросительно посмотрел на Лазури. – Она слушается тебя?

— Конечно, – золотистая пегаска грустно улыбнулась, глядя на то, как Шарко пытается достать языком крошку со своей гривы. – Она делает успехи. Заниматься с ней одно удовольствие.

— Рад слышать, что у неё всё хорошо, – я потеребил гриву Шарко, и улыбнулся ей, а затем вновь обратил свой взор на грустную пегаску. – А как ты? С тобой всё хорошо? Или тебе что-нибудь нужно?

— Мне? – Лазури подняла голову, и мы встретились взглядами. – Нужно, но… это невозможно.

— Что тебе нужно, и я это достану, – я серьёзно посмотрел на неё.

— Нет, забудь. У меня всё есть, – она попыталась изобразить непринуждённую улыбку, но боль в её глазах выдавала её.

— Шарко, давай поиграем в «Найди вещь»? – я перевёл свой взгляд на кобылку.

— Давай!

— Я первый, – моментально протараторил я, опережая кобылку. –Я хочу, что бы ты нашла для меня статуэтку обезьяны, она где-то на втором этаже.

Кобылка недовольно промычала, но тут же сорвалась и побежала на второй этаж.

— Лазури, что ты… — я повернул голову на пегаску, и она почти моментально впилась своими губами в мои.

Я простонал, но не смог сопротивляться этому, вместо этого я лишь пошел ей навстречу.

— Прости, – едва слышно прошептала она, отстраняясь от меня. –Я понимаю, ты меня не любишь, ты любишь её, но спасибо за то, что дал мне этот поцелуй.

— Лазури… — я вновь тонул в её глазах.

Те чувства, что уже почти погасли во мне, вновь вспыхнули, но уже с новой силой.

— Пожалуйста, не надо, – прошептал я. – Не заставляй меня выбирать между вами.

— Не буду, – она отвернулась от меня и ушла на кухню, унося поднос, на который капали её слёзы.

Я продолжал смотреть ей вслед грустным взглядом. Почему всё так сложно?

— Пап! – ко мне на диван запрыгнула Шарко, держа в копытах статуэтку обезьянки. – Я нашла!

— Какая ты молодец, – погладив её по голове, сказал я, левитируя к себе статуэтку и ложа её на стол.

— Я хочу, что бы ты нашел… — она задумчиво почесала подбородок, а затем взвизгнула от восторга. – Счастье!

— Что? – я удивлённо посмотрел на неё.

— Найди счастье! Сдаёшься? – она победно задрала нос.

— Это не по правилам игры, – начал, было, я, но затем замолчал, и улыбнулся. – Тогда иди сюда!

Я прижал её к себе, начиная щекотать. Она засмеялась вместе со мной, и через пять минут мы, тяжело дышав, лежали на диване.

— Вспомнил! – я вскочил на ноги, увлекая за собой Шарко. – Пошли на улицу.

— Чего? – она непонимающе уставилась на меня, но я лишь тянул её за копыто.

Вытащив её на улицу, я встал напротив неё.

— Приготовься! – я сконцентрировался на ней, и она начала подниматься в воздух.

— ЧТО?! – она испуганно вскрикнула. – Пап, это ты?!

— Да, – я, улыбаясь, смотрел на то как вместо страха её лицо наполняется радостью, а затем начал поднимать её всё выше и выше.

— Я лечу!? – она, визжа от восторга, посмотрела вниз. – Папа, ты лучший!

Я начал водить её по воздуху, пока не почувствовал небольшое покалывание в роге.

— Хватит на сегодня, – опуская её на землю, произнёс я. – Надеюсь, тебе понравилось.

— Да! – она обхватила меня за шею, и прижалась ко мне. – Спасибо огромное!

Зайдя в дом, я со слабой улыбкой посмотрел на сидящую в кресле Лазури, она пила чай из чашки, придерживая её своим крылом. Я закрыл за собой дверь, и направился на второй этаж. Надо выспаться перед появлением Ватер, потому как я прекрасно представлял, что она со мной сделает спустя неделю ожидания…


Меня разбудили резкие выкрики моего имени, доносящиеся с первого этажа. Я, упав с кровати, больно приложился об пол, и, ворча всякую ругань себе под нос, пошел на первый этаж. Спускаясь по лестнице я увидел Ролла. Его лицо выглядело уставшим и слегка раздражённым. Рядом с ним лежала Ватер, покрытая синяками и побоями.

— Что произошло? – я быстро спустился к ним, и опустился рядом с Ватер, осматривая её повреждения.

— Я… мне жаль, Блэк, – Ролл опустил глаза, и отвернулся от меня. – Я не смог её спасти от этого.

— ОНА ЖЕ ЖИВА!?ТАК? – я перевернул её на спину. – Лазури!

— Она жива, но…

— Что «Но»? – я вопросительно посмотрел на единорога.

— Чёрт, я с самого начала говорил ей прекрати употреблять эту дрянь, – он ударил ногой по шкафу. – Около трёх дней назад она начала увлекаться зебринской химией.

— Что? – Лазури, спускаясь по лестнице, сонно протёрла свои глаза, а потом ахнула, и моментально убежала в свою комнату наверху.

— Что за химия? – я переключил своё внимание на Ролла.

— Та дрянь, что зебры варят в канализации под городом. Ватер сначала просто пила в таверне, а я… я её прикрывал, и уносил к себе в церковь, когда она напивалась, что бы её не увидел ты.

— Почему ты позволил ей это делать и дальше? – процедил я сквозь зубы, сжимая копыто Ватер в своих ногах. – Почему не остановил?

— Я пытался! – он в сердцах топнул ногой. – Но она не слушала!

— Почему… — я хотел спросить его, почему он не сказал мне, но осёкся.

Меня же не было в городе…

— Что с ней случилось потом, – восстановив самообладание, спросил я.

— К ней в таверне пристали… неприятные личности – единорог фыркнул, а затем виновато посмотрел на меня. – Я это уже потом узнал. Они предложили ей какую-то траву. Сказали, что от этого у неё снесёт крышу.

— Запрещённая алхимия, – вздохнула Лазури, опускаясь рядом с Ватер, и доставая из коробки разные склянки с эликсирами и прочими зельями.

— Я думал, что алхимия это попытки создать философский камень, а не убийственную траву.

— Алхимия уже давно не занимается поисками философского камня, – хмуро сказала золотистая пегаска, осматривая раны Ватер. — Она теперь пытается заработать на здоровье пони.

— Буквально час назад, я нашел Ватер.

— Где ты её нашел? – я поднял глаза на единорога.

— Ты… уверен, что ты хочешь это знать? – он с горечью посмотрел на меня.

— Да.

— Она была с каким-то пегасом в подсобке таверны. Они…

Ролл ещё раз ударил шкаф копытом. Лазури ахнула, а моё сердце ушло куда-то в копыта. Она… изменила мне? С тем, кого я вообще не знаю, и она, скорее всего, тоже. Мне моментально захотелось выкинуть её на улицу, и оставить умирать, но я не мог этого сделать. Просто не мог.

— Ты… спасибо тебе Ролл, – я прикрыл глаза, а затем опустил голову. – Ты настоящий друг.

— Если бы я был другом, то смог бы лучше позаботиться о ней, и… не нашел бы её в таком положений.

— Нет, это не твоя вина, – я встал, и пошел по направлению к своей комнате.

— Куда ты пошел? – удивлённо спросила Лазури.

— Спать, – сухо ответил я, а затем начал подниматься по лестнице.

— Блэк… — Лазури растерянно протянуло ко мне копыто. – Она могла не осознавать того, что натворила, она бы никогда…

— Но она это сделала, – огрызнулся я, а затем вздохнул. – Мне нужно время, что бы подумать.

Золотистая пегаска кивнула, а затем нанесла на побои Ватер какую-то оранжевую мазь.

— Пап, что случилось? – Шарко, потирая свои глаза, смотрела на меня сонным взглядом.

— Ничего, иди спать, – оттарабанил я и зашел в свою комнату.

Она удивлённо посмотрела на меня, но, пожав копытами, пошла, спать дальше. Я же, проследив за ней, вздохнул, закрыл за собой дверь, и уткнулся мордой в подушку. Мне не хотелось спать, мне хотелось только убить того, кто подкинул ей эту дурь. Мне хотелось убить того пегаса, мне хотелось… убить её…


Меня что-то толкнуло. Я медленно открыл глаза, и увидел перед собой мордочку Ватер. Она нелепо улыбалась, глядя на меня.

— Да, провинилась, и готова понести наказание, – шепнула она мне на ухо, но я почти сразу же оттолкнул её от себя.

— Как… ты смеешь? – выдохнул я, гневно смотря на неё.

— Ну, подумаешь, – она пожала копытами. – Перебрала малость, больше не буду прикасаться к той траве.

— Малость?! – я был вне себя от ярости, встав в полный рост на кровати. – Переспать с другим жеребцом, это малость?!

— ЧТО?! – Ватер выпучила на меня свои красные глаза, и почти сразу же её уверенный в себе взгляд испарился. – Я… не помню ничего такого...

— Да ну? – фыркнул я. – Настолько хорошо было?

— Блэк… — она протянула ко мне копыто. – мне жаль, я бы никогда не…

— Но ты это сделала, – процедил сквозь зубы я. – А теперь убирайся. Уходи, всё кончено!

— Блэк…

— Нет, – я ударил по её копыту, а затем ткнул ей на дверь. – Я не готов пока простить тебя за такое. Ты обещала мне, обещала найти занятие, да, оно не связано с воровством, но это не то, что я имел ввиду! Уходи.

— Но… — она жалобно посмотрела на меня, но я лишь ещё сильнее заорал на неё.

— ВОН ИЗ МОЕЙ КОМНАТЫ! – рявкнул я, и она почти моментально исчезла с моих глаз. — ТЫ ПЕРЕСТУПИЛА ЧЕРТУ, ВАТЕР, ТЫ ЕЁ ПЕРЕСТУПИЛА!

Я, тяжело дыша, закрыл за ней дверь, и лёг на кровать, накрывшись одеялом. Какую надо иметь наглость, что бы так поступать? Внезапный стук заставил меня подняться с кровати и выбежать из комнаты.

— Лазури?! – я вбежал в комнату пегаски, и почти сразу смутился.

Она лежала в своей кровати, удивлённо подняв голову. Её грива была распущенна и выглядела неотёсанно, не каждый день увидишь её такой…

— Я думал, что Ватер опять будет вымещать свой гнев на тебе…

— Всё в порядке, её тут не было, я оставила её в гостиной. Она уже проснулась?

— Да, – вздохнул я, выходя из комнаты. – Спасибо за то, что позаботилась о ней. Спокойной ночи, и прости что разбудил.

— Ничего, – она, зевнув, упала на подушку, и вскоре мирно засопела.

Я спустился на первый этаж и помотал головой в поисках Ватер. Неужели она опять полетела к своим новым друзьям? Что же, в таком случае ей придётся забыть об этом месте. Я обошел стол и уселся на диван, всматриваясь в камин. Он уже давно потух, и мне было лень зажигать его вновь. Левитировав к себе яблоко, я откусил от него небольшой кусок. Сна не было ни в одном глазу. Мне хотелось лишь одного, найти этого пегаса и опробовать его крылышки на прочность. За окном уже начинало светать, и я решил немного прогуляться. Мой путь пролегал через озеро Бонплейс и через небольшой островок джунглей, который почему-то не захотели вырубать на территории города. Вообще город был довольно огромным, хоть и был разделён на несколько частей. Эти части были соединены деревянными мостиками, которые проходили над джунглями. Видимо, в тех джунглях до сих пор живут дикие звери, раз была придумана такая система перемещения между районами города. Всего в городе 7 районов. Дворец змеиного короля находится в королевском районе в самом центре города. Мой дом находится в Аристократическом районе, для академий выделен отдельный район, который так и называется Академический Район. Ещё есть жилой район, центральный район и подземный район. Честно, ходить в подземный район я считаю едва ли не самоубийством. Там живут только бедняки, такие же, как я, когда-то, и если не знать, куда там идти, то можно запросто нарваться на неприятности. Я вышел к озеру и увидел одиноко стоящую на берегу озера единорожку. Она стояла и смотрела на воду.

— Эм, здравствуйте, – издалека поздоровался с ней я.

Она повернула на меня свою мордочку, и улыбнулась.

— Привет, – крикнула она в ответ.

Я медленно подошел к ней, пока она осматривала меня своими голубыми глазами. У неё была белая шкурка и лавандовая грива, закрученная в причудливую, и вызывающую смех, причёску. У неё была кьютимарка в виде синей четырёхконечной звезды.

— Блэк, – я протянул копыто, улыбнувшись.

Она слегка недоумевающе посмотрела на меня.

— Ну, если не хотите знакомиться, то ладно, – я пожал копытами, и отступил от неё.

— А, у вас такой метод знакомства, – она хихикнула. – Извините, вы тут недавно?

— Да, буквально на прошлой неделе зачислен в академию.

— О, я тоже, – она повернула голову на озеро, и легла на песок. – Вы на каком ордене?

— А вы?

— Я на ордене броненосца, – она задумчиво водила копытом по воде. – Меня, кстати, Лаки Минт зовут, можно просто Лаки.

— А я Блэк, – я протянул копыто ей навстречу.

Она слегка сконфуженно стукнула об него своё копытце, а затем её глаза расширились.

— Вы… в ордене Змеи?

— Да, – я как можно больше пытался оттягивать этот момент. – Как вы узнали?

— Не… важно, – она помотала головой. – Боюсь спросить, но вы… правда сын змеиного короля?

— Да.

Она посмотрела на меня слегка ошеломлёнными глазами, а затем отвернулась.

— Я видела ваше выступление на отбор в ордена.

— Да, смеха тогда было, – я смущённо почесал затылок. – В конце концов, я не знал ни одного заклинания, наверное, каждый, кто там был, смеялся надо мной.

— Я не смеялась, – она серьёзно посмотрела на меня. – Если честно, то я сама была в подобной ситуации, когда в школе все изучали магию, я заболела какой-то болезнью, и пропустила год обучения. Когда я пришла, и меня попросили продемонстрировать то, что я могу, то я не смогла ничего.

— Ну, сейчас то вы наверняка очень сильный маг, – я прилёг рядом с ней, смотря на кристально чистую воду.

Почему она настолько чиста? Неужели её очищают?

— Почему вода в озере такая чистая?

— О, это один из законов змеиного короля, – она усмехнулась. – Каждый, кто дотронется до воды, будет наказан, а каждый, кто загрязнит её будет казнён.

— Хм, и как же он определяет, кто это сделал?

— Не знаю.

— Интересно, – я потянулся к воде, но меня тут же остановила нога Лаки, она испуганно посмотрела на меня. – Что?

— Это же запрещено!

— Дотронутся до воды? – я фыркнул. – Даже мой отец не настолько сдвинут на законах.

Я вообще не был уверен, следует ли мой отец за законами. Лаки отпустила мою ногу, и настороженно отошла от воды. Я, покачав головой, дотронулся до воды.

— Видишь? – я поднял копыто и показал ей намоченную ногу. – Ничего не произошло, можно хоть полностью туда залезть!

— Может, всё же не надо? – Лаки смотрела на меня мрачным взглядом, будто сейчас произойдёт что-то страшное.

А я уже был наполовину в озере. Это же смешно, с чего вдруг моему отцу запрещать купаться в этом озере?

— Блэк, – внезапный голос моего отца заставил моё сердце уйти в ноги, я подпрыгнул от страха.

Мой отец стоял на берегу, рядом с припавшей к земле Лаки Минт, которая дрожала от страха.

— Пап? – я недоумевающе посмотрел на него. – Ты серьёзно, из-за какого-то озера?

Мой отец смерил меня суровым взглядом и мотнул головой вбок.

— Пошли, я тебе кое-что покажу.

Я вышел из воды, и пошел за его чёрным хвостом. Мой отец был угрюм, кажется, я разбудил его. Проходя мимо Лаки Минт, я ткнул в неё, она подняла на меня заплывшие от ужаса глаза.

— Я… не понесу наказание?

— Никто сегодня не понесёт наказания, – сухо ответил ей мой отец. – Но это только сегодня.

— Я предупреждала тебя, – шикнула на меня Лаки.

— С чего это…

— Блэк, подойди ко мне, – мой отец остановился около одинокого дерева.

Я медленно подошел к нему, недоумевающе смотря на озеро.

— Что? – я встал рядом с ним и мой взгляд упал на каменную плиту под деревом.

«Мила Тайм 1042-1075
Любящая мать и верная жена.»

— Это… — моё сердце ёкнуло, а по моей коже пробежались мурашки.

— Твою мать утопили в этом озере, – мрачно сказал мой отец, смотря на каменную плиту, на которой было выгравировано имя моей матери, и её годы жизни. – Я до сих пор жалею, что меня не было тогда в городе.

— Что… произошло? – сглотнув, спросил я, уставившись на озеро.

— Несчастный случай, – фыркнул мой отец. – Верней, самоубийство.

— Но моя мама, она же не могла…

— Конечно, не могла, – грустно усмехнулся змеиный король. – Её утопили.

— Кто?

— Те же самые существа, что и охотятся за тобой прямо сейчас, – он отвернулся от могилы, и подошел к озеру. – Я поклялся, что это озеро будет таким же чистым, как и твоя мать. Ты понимаешь, Блэк?

— Теперь, да, – я кивнул. – Извини, пап.

— Не передо мной надо извиняться, – он кивнул в сторону плиты. – Я понимаю, в вашем возрасте я тоже не чтил никаких законов, всё для меня было хоть бы хны.

— Извини, мам, – прошептал я, дотронувшись до плиты, и погладив гравировку имени.

— Но помни, даже самый глупый закон, имеет свою основу, – с этими словами раздался хлопок, и когда я повернул голову назад, на месте, где стоял мой отец, была лишь Лаки Минт.

— Прости, – растерянно сказал я, глядя на единорожку.

— За что? – она недоумевающе посмотрела на меня.

— Я тебя не послушал. Думал, раз так высоко забрался, то мне можно всё, – я усмехнулся, глядя на озеро.

— О, да ничего, – она отмахнулась копытом. – Пошли, прогуляемся?

Я кивнул и, бросая последний взгляд на могилу своей матери, пошел за Лаки Минт в сторону джунглей…


Я лежал в кровати, уткнувшись в подушку. Время текло ужасно медленно. Мне ужасно сильно хотелось возобновить свои занятия в академии, но впереди было ещё пять дней безделицы. Да, повседневная жизнь такая скучная. Каждый день одно и то же, я уже скучаю по своей прошлой жизни. Всё бы отдал сейчас за бой с костяным драконом...

— Блэк, можно с тобой поговорить? – Лазури, постучавшись, заглянула ко мне в комнату.

— Что? – я, поворачивая на неё голову, открыл глаза.

Она смущённо зашла в комнату, и закрыла за собой дверь.

— Я… — она пропищала что-то себе под нос, и зажмурилась.

— Чего? – я недоумевающе уставился на неё. – Я ничего не слышу.

— Я подумала, если вы с Ватер больше не вместе, – она слегка подошла к моей кровати. – То…

— Не продолжай. – я закрыл её рот своим копытом. – Ответ «Нет».

Она разочарованно посмотрела на меня своими синими глазками.

— Я… не хочу повторения историй. Не сейчас, точно.

— Но я не такая…

— Не важно, какая ты, – я покачал головой. – Ватер была одной из самых верных пони, которых я знал, но и она меня предала. Я просто не хочу больше разочаровываться в ком-то.

Пегаска грустно на меня посмотрела и, вздохнув, развернулась.

— Лазури, – она повернула на меня голову. – Может быть, когда я отойду от этого состояния, у нас всё получится, но пока я просто не готов.

Она слабо улыбнулась.

— Да, извини, я должна была подумать о том, что ты сейчас не в том состояний, что бы принять меня, – Лазури, ещё раз бросив на меня грустный взгляд, вышла из комнаты.

Ещё полгода назад я бы безоговорочно принял её предложение. Но сейчас я был другим. Абсолютно другим пони, и не только потому, что у меня появился рог.

— Блэк, – голова золотистой пегаски снова заглянула в мою комнату. – Ты будешь есть?

— Нет, не хочу, – я снова зарылся носом в подушку, накрывая себя одеялом.

Дверь прикрылась, и я вновь начал раздумывать над тем, что произойдёт в мой первый учебный день. Когда в двери опять раздался стук, я недовольно простонал что-то про того, кто сейчас стучался в мою комнату, и поднялся на ноги. Из-за двери появилась голова Ватер.

— Уйди, – прошипел я, едва завидев её гриву.

— Выслушай хотя бы меня, – дверь распахнулась, и взгляд змеиного короля сердито обошел мою комнату. – Она тебе не изменяла.

— Зачем ты её выгораживаешь? – я, поморщившись, отступил от двери пропуская Ватер.

— Я видел её воспоминания с помощью заклинания переноса памяти, она сама попросила об этом, – он, пожав копытами, задержал свой взгляд на куче грязной посуды. – Да, ты явно пошел в меня.

— Какие ещё воспоминания? Ролл же сказал, что…

— Как давно ты знаешь Ролла, – прервав меня, задал свой вопрос отец.

— Ну, примерно недели две, а что?

— Где ты с ним познакомился?

— На корабле, он был рабом, так же как и я.

— По-твоему единорог с таким недюжинным талантом мог быть там, в качестве раба? – ухмылка появилась на лице моего отца. – Только один вопрос, на нём было кольцо, которое сдерживает магию единорогов?

— Я… не помню.

— Вот-вот, – мой отец покачал головой. – Он лишь шпион, который был заслан к тебе сразу после первого. Это был просчитанный план. Не стоит верить каждому, кого встретишь на своём пути.

— Но… — я вновь запнулся и перевёл свой взгляд на Ватер. – Ьогда что произошло с ней?

— Я видел то, что она якобы забыла. Кто-то наколдовал на неё заклятие забвения, заставляющее забыть её о том вечере.

Я молча стоял и слушал, как мой отец говорил о том, что видел в голове Ватер Шарк.

— Она не предавала тебя, – он едва заметно улыбнулся. – Только врала насчёт того, что найдёт работу.

Ватер с надеждой в глазах посмотрела на меня, но я лишь хмыкнул.

— Хорошо, допустим, она мне не изменяла, а Ролл шпион. Что это меняет?

— Я надеялся, что вы помиритесь.

— Да, возможно прощу, но что дальше? Нам необходимо разыскать Ролла.

— Как только я сломал барьер, он сразу же об этом узнал. Это очень хитрый единорог, ставлю на то, что его копыто уже далеко за пределами змеиных джунглей, что окружают Бедленд, – Мой отец остановился у входа, а затем посмотрел на меня с небольшой ухмылкой. – А теперь, я оставлю вас наедине. Но помни Блэк…

— Что? – я затаил дыхание, приготовившись к мудрому наставлению о том, что нужно правильно выбирать того, кому доверяешься.

— Если не хочешь детей, используй заклинание предохранения, – он хохотнул, и исчез в чёрной вспышке.

— ЧТО!? – я, моментально краснея, вперился гневным взглядом в то место, где он был всего пару мгновений назад. – ПОШЕЛ ТЫ!

— Блэк, – Ватер подошла ко мне, задев моё плечо своим копытом. – Я… прощена?

— Да.

— Мы снова вместе? – с радостной улыбкой спросила она.

— Нет, – я отпрянул от неё и подошел к кровати.

— Но… почему? – её улыбка моментально сменилась на слёзы.

— Ты обманула меня, мало того, что ты даже не пыталась найти себе занятие, так ты ещё и пошла по тавернам и подворотням.

— Я… — она осеклась, протянув ко мне копыто. – Да, извини меня, прошу.

— Я тебя уже простил, – сухо ответил я, забираясь на кровать. – Можешь жить в моём доме, но в отдельной от меня комнате. Ватер…

— Что? – она всхлипнула, закрыв ногой свои глаза.

— Давай останемся просто друзьями, – моё сердце дрогнуло, я действительно сказал это?

— Но, потом, когда я снова заслужу доверие, мы сможем попытаться вновь? – она с надеждой на меня посмотрела.

— Да, сможем, – наши глаза встретились, и моё сердце застучало сильнее. – Наверное, сможем.

Она кивнула, и медленно начала спускаться на первый этаж. Я грустно смотрел ей вслед, а затем уткнулся в подушку. К чёрту всю эту любовную хрень. Только учёба, только магия…


Я сидел за столом в аудитории и грустно смотрел на то, как Лагуна показывает мне заклинание телепортаций. Весь день я пытался переместить, чёртов камешек на пару сантиметров, но он отказывался телепортироваться.

— Ты понял? – она устало посмотрела на меня. – А сейчас поупражняйся один, мне нужно отойти.

— Хорошо, – я кивнул, и снова начал таранить взглядом камень перед собой.

Но этот камень категорически отказывался перемещаться в пространстве. Как бы я не пялился на него, как бы я не ругался, но он оставался на месте. Я, разочарованно выдохнув, встал из-за стола и начал ходить кругами вокруг камня. И почему мне так тяжело это даётся? Со щитом и левитацией всё хотя бы как-то получалось, а тут вообще нет продвижении.

— Как успехи? – Лагуна зашла в аудиторию с кучей книг и листов.

— Зачем это? – я удивлённо ткнул копытом в кипу книг, которую она положила на стол.

— Это мне надо заполнить до завтра, – со вздохом произнесла Лагуна. – Большинство я заполнила на прошлой неделе, но эту часть мне отдали только сейчас.

— А что там надо заполнять? – я подошел к ней, и раскрыл одну из книг.

— Списки, успеваемость за прошлый год и прочее, – около неё появилось перо, и оно с огромной скоростью начало писать и черкать в книге перед единорожкой. – Пока пробуй заклинание телепортации дальше.

Я молча кивнул, и положил книгу на стол. А затем обратил своё внимание на камешек в центре моего стола. Я зло посмотрел на него, и начал пытаться телепортировать его. Я зарычал от натуги, мои копыта упёрлись в деревянный пол, а доски подо мной скрипнули от натуги.. Спустя минуту я сдался и упал.

— Не могу, – помотав головой, сказал я.

Лагуна вздохнула и встала из-за стола, отвлекаясь от бумажной работы. Она подошла ко мне и протянула копыто. Я поднялся, опёршись на него. Она, встав сзади меня, закрыла мои глаза копытами.

— Что ты видишь перед собой? – спокойным тоном спросила она.

— Эээ, ваши копыта?

— Ты должен видеть только камень перед собой.

— Но… как?

— Почувствуй его в пространстве. Ты чувствуешь свою ногу?

— Да.

— Представь, что камень часть твоей ноги. Попытайся его переместить так, будто это твоя нога. Шагнуть им.

Я нахмурил брови, вспоминая образ камня и его местоположение. Я попытался воссоздать образ аудитории в своей голове, а затем я представил то, от чего улыбка вылезла у меня на лице. То, как я с камнями вместо ног пытаюсь добежать до конца коридора.

— Что смешного?

— Да так, ничего, – я сбросил улыбку со своего лица и снова сконцентрировался на камне.

Раньше я не замечал, что мой преподаватель пользуется духами. У них довольно приятный аромат… так камень, и ничего больше. Я представил, как собираю все свои лишние мысли в охапку, затем складываю их в мешок, завязываю верёвкой, ложу в сундук, запираю сундук ключом, сундук кидаю в воду, а ключ глотаю. А затем я выдохнул. Был только я и камень. Я и камень…

— У тебя получилось! – радостно воскликнула Лагуна, убирая копыта от моих глаз.

Я удивлённо раскрыл глаза и увидел, как камень лежит перед моими ногами.

— А теперь попробуй без меня, – она отошла обратно к столу и левитировала к себе перо.

Я кивнул, и уставился на камень, зажмурившись, я начал думать о том, как этот камень перемещается обратно на стол. Вспышка, я раскрываю глаза и он на столе. Я повторил те же самые махинаций, но уже с открытыми глазами…

— Пора уходить, – закончив с последней книгой, оповестила меня Лагуна. – На сегодня с тебя хватит.

— Хорошо, – я кивнул и поднялся с пола.

В последний раз я бросил злой взгляд на своего каменного противника, и вышел из аудитории…


Следующую неделю перед началом обучения я провёл в постоянных тренировках с телепортацией. У меня даже получилось телепортировать себя с Лагуной на другую часть аудитории! Когда я, наконец, закончил с телепортацией, Лагуна сказала, что я готов к первому курсу в академии, поэтому я просто вернулся домой. У меня впереди было два дня на то, что бы отдохнуть перед началом первого семестра.

— Пап, привет, – Шарко сидела за столом и болтала ногами, уплетая тушёные овощи.

— Привет, – я улыбнулся ей, и, подойдя, почесал её гриву. – А где все?

— Лазури в подвале с Рейнбоу, а все остальные куда-то разошлись, я давно никого не видела, – она пожала копытами, и запихнула себе в рот большой кусок брокколи.

— Ясненько, – я, пожелав кобылке приятного аппетита, подошел к спуску в подвал. – Лазури?

— Блэк? – на лестницу вышла золотистая пегаска, удивлённо смотря вверх. – Привет, я не знала, что ты придёшь сегодня.

— Я сам думал, что уже не появлюсь тут в ближайшее время, – я спустился в подвал, и зашел в комнату Рейнбоу.

Она была вся увешана старыми картинами и рисунками. Большая кипа книг лежала под стеной сбоку от меня, сама радужная единорожка же держала в копытах скрипку и медленно водила своей магией смычок. Звуки были медленные, но достаточно мелодичные.

— Как давно она играет? – шепнул я Лазури, не отрывая глаз от Рейнбоу.

— Неделю назад начала, – покачала головой пегаска. – Я волнуюсь за неё.

— У неё трудный период, она потеряла того, кого любила.

— Я понимаю, но…

— Я вообще-то тут и всё слышу, – Рейнбоу, положив скрипку в чехол, смерила нас хмурым взглядом, – Не стоит волноваться за меня, скоро я найду себе работу и уйду отсюда.

— Зачем? – я подошел к ней, но остановился на полушаге, когда заметил её недобрый взгляд.

— Я не хочу зависеть от тебя или твоего отца.

— Это глупо, – я хмыкнул и подошел к ней, положив копыто на плечо. – Мы же друзья, никто ни от кого не зависит, мы должны держаться друг друга.

— Мы с тобой никогда не были друзьями, – прошипела Рейнбоу. – Я терплю тебя только лишь из-за своей сестры.

— Рейнбоу! – ахнула Лазури. – Как ты можешь так говорить?

— Это, правда, – я тяжело вздохнул. – Мы с ней никогда не были друзьями, если она хочет уйти, то пускай идёт.

— И Лазури идёт со мной, – она демонстративно левитировала к себе чехол, и закрыла его.

— А если я не хочу? – сузив глаза, посмотрела на неё пегаска. – Что если я хочу остаться здесь?

— И быть метёлкой для него?

— Нет, Лазури не…

— Помолчи, – Рейнбоу оттолкнула меня и столкнулась с Лазури взглядами. – Ты достойна большего! Мы с тобой достойны большего, а не работы какой-то нянькой или уборщицы!

— Я никогда не хотела ничего большего, чем работать с детьми, – пегаска топнула ногой. – Мне без разницы, сколько мне платят и где мне заплатят больше, я знаю, что он мой друг, и ему нужна помощь с его… дочкой.

Её слова тронули меня до глубины души, на самом деле я боялся того, что Лазури просто скажет, что Рейнбоу права, и оставит меня одного вместе с Шарко…

— Ты готова пожертвовать всю свою молодость ради этого? – Рейнбоу смерила её презрительным взглядом, и фыркнула. – Мы с тобой не тех кровей, мы не должны быть простыми рабами и домохозяйками, мы заслуживаем большего!

— Мне не нужно большего, – Лазури ещё раз топнула ногой, и зло посмотрела на свою сестру – Мне достаточно того, что у меня есть! Я не хочу это терять!

— Дура! – в сердцах выкрикнула Рейнбоу.

Пегаска оскорблённо посмотрела на свою сестру и, развернувшись, пошла наверх.

— Разговор окончен, – сухо сказала она. – Иди куда хочешь, но помни, чем ты заплатила, ради того, что у тебя будет.

Она поднялась наверх, а Рейнбоу, как только Лазури скрылась из виду, упала в свои копыта, и начала рыдать.

— А на этот раз что? – вздохнув, я подошел к ней и прилёг рядом. – Что опять?

— Н…ничего, уйди, – она поднялась на ноги и, левитировав к себе сумки, пошла к выходу. – Я хотела уйти послезавтра, но уйду сейчас. Прощай.

Я грустно посмотрел ей вслед и покачал головой.

— Прощай, – сказал, поднимаясь, я, и её силуэт исчез в радужной вспышке.

Надеюсь, Лазури не воспримет это близко к сердцу, она итак сильно переживала из-за Рейнбоу, а сейчас…

— Лазури? – я, поднявшись наверх, позвал золотую пегаску.

Ответа не было. Шарко выглянула из-за угла и мрачно кивнула на второй этаж.

— Она там?

Кобылка кивнула.

— Пап, – она посмотрела на меня с болью в глазах. – Можно, я тебя кое о чём попрошу?

— Конечно, всё что угодно.

— Лазури, она страдает, сильно. Она уже стала мне как мама. Ты был прав, когда говорил, что они похожи. И я подумала, может…

— Может что? – я, нахмурившись, смотрел на кобылку, которая застенчиво водила копытом по полу.

— Возможно ли, что бы она действительно стала для меня мамой?

Я прикрыл глаза, прислушиваясь к своим ощущениям.

— Не знаю, Шармель, не знаю, – прошептал я, покачав головой.

— Но почему? – кобылка готова была заплакать. – Я вижу, как она страдает изо дня в день, но ничем не могу помочь, это можешь сделать только ты!

Я вздрогнул и удивлённо посмотрел на Шарко.

— Папа, пожалуйста, – кобылка плакала. – Каждое утро она молится за тебя и смотрит на твой портрет, который она нарисовала ещё две недели назад, часами!

— Что? – я был поражён, а Шарко продолжала.

— Я слышала, как она во сне говорила о самоубийстве, я каждую ночь караулю и смотрю за ней, что бы она этого не сделала! Прошу, дай её шанс, я не хочу что бы такая хорошая пони, как она, страдала из-за этого.

— Ты… самое прекрасное создание на свете, – я прижал к себе плачущую кобылку, и потеребил её гриву зубами. – Спасибо, что присматриваешь за ней, и прости меня за…

— Не передо мной ты должен извиняться, – она едва заметно улыбнулась.

— Да, ты права, – я отпустил кобылку, и, подняв голову, пошел наверх.

Дверь в комнату Лазури была закрыта. Я постучался в дверь. Тишина.

— Лазури? – я встревоженно позвал пегаску, постучав ещё раз.

Тишина, и ни единого звука. Я, сконцентрировавшись и представив в голове образ её комнаты, телепортировался в её комнату. Лазури висела на верёвке. Вокруг её шеи была обвита верёвка, которую она привязала к крюку, на который обычно вешают сумки. Она всё ещё барахтала ногами, не в состоянии снять себя с этой самодельной виселицы. Я моментально оказался рядом с ней, и, левитировав к себе ножницы, начал перерезать верёвку. Спустя две секунды она мне поддалась, и Лазури упала на пол, жадно глотая воздух. Я поднял её и снял с неё верёвку.

— ЗАЧЕМ?! – чуть ли не плача, проорал я.

Я переложил её на кровать, стоя рядом. Я осмотрел комнату. Мой портрет висел у неё над кроватью. На нём я улыбался, глядя куда-то вдаль. Нет, это скорей была ухмылка, чем улыбка.

— Зачем? – просипела пегаска, глядя на меня. – Почему ты спас меня?

Что за глупые вопросы?!

— Почему ты это сделала? – я, переключив своё внимание на неё, подошел к кровати, и взял её за копыто.

— Если не будет Рейнбоу, то больше не останется любящих меня пони.

— Но… — я остановился на полуслове, глядя в её глаза.

Они расширились, и она завороженно смотрела на меня. Я набрал в грудь побольше воздуха, и приблизился к ней почти вплотную.

— Я люблю тебя, – прошептал я, смотря на всё больше удивляющуюся Лазури.

— Ты говоришь это, что бы спасти меня от суицида, но я…

Я впился своими губами в её губы, и притянул к себе. Она простонала, и отстранилась от меня.

— Зачем ты меня дразнишь? Хочешь, что бы я ещё больше страдала от того, что нам с тобой никогда не быть вместе?

— С чего ты это взяла? – я, улыбнувшись, залез на кровать.

Она отползла от меня.

— Ты любишь Ватер, я лишь обуза между вами, – уткнувшись в подушку, она всхлипнула. — Я не хочу пользоваться слабостью в ваших отношениях!

Где-то я уже это слышал…

— Не поверишь, но… — я вздохнул, и с горечью посмотрел на неё. – Я всегда любил тебя. С детства, я следил за тобой только лишь, что бы увидеть тебя ещё раз. Ты… всегда была лучше меня, во всём.

— Это… правда? – она с надеждой во взгляде смотрела на меня.

— Да, – я слабо улыбнулся. – Я боялся, что ты прогонишь меня, если я хотя бы на шаг приближусь.

— Забавно, – уголки её губ слегка подтянулись. – Я всегда так же думала о тебе. Я считала, что ты никогда не полюбишь такую неженку, как я.

Я снова поцеловал её, в этот раз она не стала сопротивляться, а наоборот, лишь пошла навстречу. Полгода назад я мог лишь мечтать об этом. Если честно, то даже сейчас это было больше похоже на хороший сон.

— Я думала, что мне больше нет смысла жить, – прошептала пегаска, глупо улыбаясь и смотря на потолок. – Что меня больше никто не полюбит.

— Лазури… — я повернул на неё голову. – Пожалуйста, живи ради меня. Если тебя не станет, то… я не знаю, что я буду делать.

Она благодарно посмотрела на меня, и мы сошлись в ещё одном поцелуе…


Когда я проснулся, рядом со мной никого не было. Я, резко встав на ноги, побежал на первый этаж. Шарко напевая себе под нос весёлую песенку, пила молоко из тары.

— Где Лазури? – я, остановившись около стола, помотал головой в её поисках.

— А? – кобылка за столом удивлённо посмотрела на меня, а затем улыбнулась, оторвавшись от молока. – В погреб пошла, сейчас вернётся.

Я облегчённо вздохнул и присел за стол, опуская голову на деревянную поверхность.

— Пап?

— Чего?

— Как всё прошло?

— А? – я удивлённо посмотрел на кобылку, которая с интересом смотрела на меня. – Всё хорошо, надеюсь.

— Значит, она теперь официально моя мама?

— Я думаю, да.

— Ура!

— Что за шум? – Лазури, с взъерошенной гривой зашла в столовую, держа на спине мешок с картошкой.

— С добрым утром, Мама, папа проснулся! – Шарко начала прыгать вокруг Лазури.

Пегаска резко встала на месте, открыв от изумления рот и расширив глаза. Мешок картошки упал с её спины, и она испуганно посмотрела на кобылку, скакавшую вокруг неё.

— Как… ты меня назвала? – заикаясь, спросила Лазури.

— Мамой! – с улыбкой ответила Шарко.

Лазури вздрогнула, а затем закрылась ногой.

— Что-то случилось? – кобылка остановилась около неё и расстроенно посмотрела на золотистую пегаску. – Извини, мам, если я…

— Я всегда мечтала о том, что бы меня кто-нибудь так назвал! – Лазури, со слезами на глазах, обняла Шарко.

— Теперь у нас полноценная семья, – с улыбкой объявила Шарко. – Мама, папа, я – счастливая семья!

Я смотрел на них и радовался. Но в душе мне всё равно было больно за Ватер. Как она отреагирует на такое? Не захочет ли она просто повеситься, как это сделала Лазури? Да, определённо захочет. Чёрт, почему… почему всё так сложно? Как мне выбрать? Как выбрать там, где нет правильного ответа?


— Либерти? – я удивлённо смотрел на синею пегаску, которая резко вышла передо мной из переулка.

— Да, привет, – на её лице возникла уставшая улыбка.

Круги под глазами говорили о том, что она явно не бездельничала всё это время.

— Пошли, мне... нам нужно поговорить, – она утянула меня за собой. – Это касается Ватер.

— Что с ней?

— Сам увидишь, – на её лице было заметно беспокойство. – Она рассказала мне всё, что случилось. Мне очень жаль, что Ролл оказался предателем.

Мы, минуя улицы и проходящих мимо нас пони, дошли до какой-то таверны.

— Зачем мы здесь? – я заинтригованно рассматривал вывеску, которая оглашала название этого заведения.

— Пошли, – она мотнула головой в сторону входа, и вошла внутрь.

Я, в мыслях пожав копытами, пошел за ней. Смрад и запах мочи тут же ударил в мой нос, мои глаза начали слезиться, мне тут же захотелось наружу.

— Что мы тут делаем? – шепнул я Либерти, но она лишь ткнула копытом вперёд.

Я обошел её, и проследил взглядом направление её ноги.

— Понь пресвятой, – прошептал я, моё сердце моментально сжалось.

Ватер, держа в копытах тряпку, оттирала пол. Эта работа казалась безнадёжной. В том месте, где она проводила тряпкой, тут же оказывалась толпа пони. Какой смысл заниматься этим? Сама Ватер была далеко не в лучшей форме. Она была истощена, круги под глазами говорили о том, что она явно недосыпала. На её крупе я смог заметить пару отметин. И, кажется, сейчас должна была появиться ещё одна. Довольно крупный зелёный единорог шлёпнул её по задней части, и заржал. Она зло посмотрела на него. Я уже приготовился к потасовке, но на удивление она просто отвернулась и продолжила драить пол. Я не выдержал. Мне хотелось отметелить кого-то.

— Эй ты! – я проорал во всю глотку так, что гул в таверне ненадолго смолк.

— Ты это мне? – он повернул на меня голову, и оценивающе осмотрел меня.

Ватер посмотрела на меня испуганным взглядом.

— Думаешь, тебе всё позволено? – во мне кипела ярость, я моментально оказался около него, телепортировавшись через всю таверну. — Не смей её трогать своими грязными копытами!

— Блэк, не надо, – Ватер попыталась встать между нами, но я лишь отстранил её, и вплотную придвинулся к ухмыляющемуся единорогу, от которого несло травяным пивом.

— О, малыш хочет драки? Кажется, я обидел чью-то грязную шлюху? – он мотнул головой, отчего его короткая грива слегка качнулась, и обнажил свои зубы.

Он сделал выпад магическим мечом, который появился за мгновение до того, как я припал к полу. Единорог удивлённо посмотрел на то место, где только что была моя голова, и я вдарил по его челюсти со всей силы. Он попятился назад, помотав головой, а я продолжил свою атаку. Следующим делом я выбил из его лёгких воздух, и он, хрипя, повалился на землю. Я встал над ним, и, занеся копыто для удара, остановился. Он жалобно смотрел на меня, прикрываясь ногой, жадно глотя воздух.

— На этот раз прощаю, но что бы я больше тебя не видел, – я отошел от него, и, подойдя к растерянной Ватер, взял её за гриву и повёл из таверны.

— Эй, куда?! – она пыталась сопротивляться, но безуспешно.

Я отпустил её только когда мы отошли на достаточное расстояние от таверны.

— Что ты там, мать твою, делала, – я сердито посмотрел на неё. – Ты угробить себя решила?

— Нет! – она, отойдя от меня на шаг, фыркнула. – Ты сам хотел, что бы я нашла работу, не связанную с воровством и убийствами.

Либерти смущённо отошла в сторонку.

— Но явно не в таком месте! – я топнул ногой. – Чёрт, да если бы он захотел тебя поиметь, то он бы это легко сделал!

— Не правда! – она мотнула головой, а затем опустила её, уставившись в пол. – Я думала, что занимаясь такой работой я смогу доказать тебе, что ответственна, что я готова на всё, ради тебя, что…

— Ватер, – я подошел к ней, и положил копыто на плечо. – Успокойся. Тебе не обязательно заниматься подобными вещами, ради того, что бы добиться моего уважения.

Она обхватила моё копыто своей ногой, и прижала к своей щеке.

— Блэк, когда мы снова сможем…

— Мы с Лазури теперь вместе, – моментально выпалил я.

Ватер Шарк испуганно распахнула свои глаза и отпустила мою ногу. Её голова почти сразу же поникла, и я слышал, как она начинает плакать.

— Я… оставлю вас, – Либерти, отступив на пару шагов назад, рысью скрылась из вида.

— Ватер, извини, но меня об этом попросила Шарко. Рейнбоу ушла, и Лазури пыталась повеситься…

— Что бы заслужить твою любовь достаточно просто повесится? – она упала на землю, уткнувшись в свои передние копыта. – За что ты так со мной? Знаешь, что я чувствовала, когда сидела в карцере, пока ты веселился с той красной сучкой?

— Это совершенно другое, там ничего от меня не зависело. Тут ты сама виновата.

— Неужели я не достаточно настрадалась, что бы заслужить прощенья?

— Она страдала столько же, сколько и ты, – хмуро сказал я. – Она терпела, и долгое время смотрела на то, как мы с тобой были вместе. Она мучилась, не её вина, что ты провинилась. Вини только себя.

— Но я…

— Хочешь повеситься? Вешайся, – моё сердце дрогнуло, неужели я действительно это сказал? – Я люблю вас обоих, но разница в том, что Лазури не наплевать на других. Да, она иногда бывает эгоистичной, но в основном она живёт ради других, и за это я её люблю.

Ватер подняла на меня свои глаза. Они были красными от слёз, боль в её взгляде тяжёлым слоем оседала на моём сердце. Передо мной был выбор, и я его сделал. Каким бы сложным он не был, но я его сделал. Не знаю, насколько правильным он окажется.

— Если ты хочешь умереть, то я не буду тебя останавливать, но я был бы рад, если у меня будет такой верный друг, как ты, – я слегка улыбнулся и протянул ей копыто. — Выбирай кто ты: эгоцентричная кобылка, или же повзрослевшая и умная кобыла. В твоей жизни ещё будут жеребцы, которых ты полюбишь. Я далеко не последний во всех шести королевствах.

Она завороженно смотрела на меня, время от времени вздрагивая и всхлипывая.

— Пора взрослеть, Ватер, – я сурово посмотрел на неё, всё ещё держа ногу протянутой к ней.

— Если… я умру, то это что-то изменит? – всхлипнув, спросила она.

— Ты сделаешь хуже мне. Я это, безусловно, заслужил. Возможно, я даже сам повешусь от того, что дал тебе убить себя, мне будет намного больнее, чем тебе. У тебя есть возможность отомстить мне за ту боль, что я причинил тебе.

Пегаска вздрогнула, и поднялась на ноги, после чего куда-то пошла.

— Ты куда? – я догнал её, и пошел рядом с ней.

— Хочу поговорить с ней, – сухо ответила она.

В её глазах я больше не видел слёз, лишь какую-то чёткую определённую цель.

— Нет, я не позволю тебе это сделать! – я перегнал её, и встал перед ней.

Она, хмыкнув, взлетела в воздух. Я громко выругался, и телепортировался. Появившись в трёх метрах над землёй, я упал прямо на землю перед порогом своего дома. Поднявшись, я забежал в дом.

— Лазури, ты где?

— Тут, а что? – голова пегаски показалась из-за угла. Во рту она держала деревянную ложку, которой, судя по всему, мешала кашу.

— Прячься, сейчас сюда придёт…

— Я уже тут, – раздался голос за моей спиной. – Где Шарко?

Я медленно повернул голову, что бы посмотреть в её глаза. Она была… равнодушна? Её глаза не говорили о ярости внутри неё, или о жажде мести. Они ничего не говорили, как если бы её разбудили рано утром, и она просто хотела спать.

— Лазури, можно тебя на минуту? – Ватер прошла мимо меня, задев мою щёку хвостом.

— З… зачем? – золотистая пегаска отступала от бледно-синей, и испуганно смотрела на меня.

— Нужно поговорить.

— Ватер, не смей…

— Я не причиню ей никакого вреда, – она повернула голову, и посмотрела мне в глаза.

Я медленно кивнул, после чего сглотнул.

— Только без тебя Блэк.

— Нет! – я топнул ногой. – Я не оставлю вас вдвоём одних!

— Всё нормально Блэк, иди, – Лазури гордо выпрямилась, поборов свой страх, и поравнялась с Ватер. – Я думаю, что мы разберёмся, как цивилизованные и взрослые кобылы.

Ага, как же…

— Лазури, если что, кричи, – я покинул комнату, и ушел на второй этаж, прислушиваясь к звукам на кухне, и готовый к тому, что бы моментально телепортироваться в гущу событий.

Но следующие пять минут была лишь полная тишина. Не было звуков бьющейся посуды, ломающейся мебели, или ругани. Не было ничего. Я уж было испугался, что Ватер бесшумно задушила Лазури, но знакомый силуэт золотой пегаски начал подниматься по лесенке, а за ним и бледно-синие очертания Ватер Шарк. Они зашли в мою комнату, Ватер хихикала, а Лазури была слегка смущена.

— Чего? – я переводил взгляд с одной кобылы на другую.

— В общем, мы договорились, что не будем ставить тебя перед выбором.

Я приподнял бровь, и удивлённо посмотрел на Лазури.

— Это значит, что… мы расстаёмся? – мурашки пробежали по моему телу.

— Нет, – Ватер широко улыбалась. – Мы поделим тебя.

— ЧТО?! – я чуть не подавился своей слюной. – ЭТО КАК?! Я вам не раб!

— Ну, скажем, два дня ты мой, а потом два дня ты её. Слушай, а ты когда-нибудь делала это втроём? – Ватер мечтательно прикрыла глаза.

— Я… у меня… — Лазури, раскрасневшись, закрылась ногой. – И вдвоём никогда не было.

— Чего? – Ватер удивлённо посмотрела на неё, а затем, рассмеявшись, хлопнула Лазури по плечу. – Ну ты даёшь! Тебе сколько лет-то? Такая взрослая, а ещё девственница!

Кажется, из золотистого цвета Лазури постепенно окрашивалась в красные оттенки. Её ноги подкосились, и она закрыла свою голову копытами.

— Я… у меня… не было никакой возможности и…

— Теперь понятно, почему ты такой стервозной бываешь, – хохотнула Ватер, не останавливаясь.

— Ватер, успокойся, – я хмуро посмотрел на бледно-синею пегаску, и подошел к золотистой. – Лазури, что в этом такого?

— Мне девятнадцать лет Блэк, девятнадцать, а у меня до сих пор не было…

— Что в этом плохого? – я повторил свой вопрос.

— Это… позорно.

— Почему?

— Я… не знаю.

— Это наоборот хорошо, это делает тебя прекрасной не только снаружи, но и внутри, – я взял её копыто и помог ей встать. – Допустим, Ватер из-за своей пошлости не нравится многим, это делает её пустышкой.

— Эй! – Ватер, уняв свой смех, сердито посмотрела на меня. – Это было грубо!

— А то, что ты смеялась над Лазури, по-твоему, было мягко? – я смерил её презрительным взглядом, а затем снова обратил своё внимание на золотистую пегаску. – Никогда не стоит спешить с такими вещами.

— Блэк, давай просто поможем её, – промурлыкала Ватер, закрывая входную дверь.

— О, нет, – я покачал головой. – Шарко там совсем одна, что если она зайдёт? И кроме того, я до сих пор не понял значения фразы “Поделим тебя”.

Раздался щелчок, и Ватер закрыла дверь на замок, а затем, ухмыляясь, посмотрела на меня, положив ключ на полку.

— Что, если что-то случится с Шарко…

— Ничего с ней не случится, – Ватер сделала шаг в мою сторону, пригнувшись, словно пантера.

— У меня есть рог, и я смогу им воспользоваться!

— О, я не сомневаюсь, что ты им воспользуешься, только рог этот не на голове, – она усмехнулась и подошла ко мне почти вплотную.

— Я сейчас просто телепортируюсь…

— Тогда ты оставишь возбуждённую меня наедине с Лазури в запертой комнате, – она мне подмигнула. – Поверь, она, вряд ли выползет наутро без помощи.

Я обернулся, и растерянно посмотрел на красную, как помидор, Лазури. Она так же смотрела на меня, как и я на неё. А тем временем Ватер уже сделала свой первый выпад…


— Я рад приветствовать вас всех в нашей Академии! – я сидел за столом и наблюдал за тем, как какой-то сиреневый пони стоял на сцене и приветствовал всех нас здесь. Сегодня был первый учебный день, и знакомство с преподавателями.

Расписание уже было вывешено, и меня оно не порадовало. Вся проблема была в том, что орден Змеи должен присутствовать на всех парах других орденов. Для этого у других орденов есть пробелы между занятиями, в которых они отдыхают. Мне же придётся учиться весь день напролёт. Хотя, если подумать, то я даже не против этого. Первое занятие было с кланом крысы у профессора Стаффа.

На мои глаза тут же попался тот зелёный единорог, которому я врезал тогда в таверне. Он лишь мельком посмотрел на меня злым взглядом, но больше не обращал внимания. Я зашел в аудиторию после всех, и сел за последнюю. Когда все расселись по своим местам, поднялся шум. Все болтали и смеялись, так как не было преподавателя. Все, кроме меня. Не считая того единорога, я не был знаком тут вообще ни с кем.

— Здравствуйте, ученики! – неожиданно раздавшийся голос заставил меня вздрогнуть.

Я повертел головой, но так и не нашел его источника.

— Меня зовут профессор Стафф. И у меня для вас первое задание. Найти меня, – он хихикнул, и голос стих.

— Что за сено? – раздался сбоку от меня голос какого-то единорога.

Я пытался отыскать профессора взглядом, но это было бесполезно. В этой аудитории его точно не было. Многие начали копошиться, и проверять каждый угол, поднимать даже горшки с цветами. Но это лишь веселило нашего преподавателя.

— Я сейчас узнаю, где он! – самоуверенно заявил белый единорог с красно-черной гривой, поднявшись на парту. Его рог засветился белым.

В следующий момент все взгляды уже были устремлены на него. Он молчал, закрыв глаза. И тут он победно воскликнул, и посмотрел наверх.

— Я вас нашел, – белый единорог с кьютимаркой в виде двух порванных сапог с заплатками ткнул копытом в потолок.

С него тут же спрыгнул… жеребёнок? Нет, это был старый пони с бородой, который был размером с жеребёнка. Профессор Стафф улыбнулся белому единорогу и сел на своё место. Его шкура была того же цвета, что и потолок в этой аудитории, но спустя минуту она уже приняла коричневый оттенок.

— Замечательно! – он потопал копытом по столу. – Первое сегодняшнее занятие мы посвятим заклинанию поиска! Прежде, чем я научу вас прятаться, вы научитесь находить спрятанное.

Выходит, что орден крысы концентрирует свою магию на… скрытности?

— Итак, начнём мы всё с практики, – последнее слово профессор сказал с огромной улыбкой на лице.

Было понятно, что он не терпит теорий…


Заклинание поиска у меня было на порядок лучше, чем у других пони. Не считая того единорога, которого, кстати, звали все звали Ди. Я почти сразу овладел им, и прошел первый тест, который преподаватель дал мне. Сразу после этой пары, у меня была следующая, которая была в другом конце академии. Я полчаса искал её, пока, наконец, не сдался и не уселся на стуле в коридоре.

— Эй, привет! – знакомая фигура Лаки Минт появилась передо мной.

Я растерянно поздоровался с ней, и поднялся со стула.

— Ты аудиторию ищешь, не так ли?

— Да, а как ты…

— Мы тоже долго её искали, – она усмехнулась, а затем посмотрела в стену. – Пошли.

После этих слов она запрыгнула в каменную стену рядом со стулом, и… исчезла. Я испуганно посмотрел на то место, где скрылся из виду её хвост, и сглотнул, затем я подошел к стене и провёл копытом по ней. Моё копыто ушло в стену и я в который раз поразился очередной магической причуде. Мою ногу кто-то схватил, и я влетел внутрь аудитории. Я больно шмякнулся об пол, и недовольно посмотрел на Лаки Минт. Она хихикнула и мотнула головой в сторону парт. Я встал на ноги, и уселся рядом с единорожкой на последнем ряду. Преподаватель зашел почти сразу же после этого. Им оказалась Тик-Так.

— Приветствую вас на занятиях по изучению магии изменения, – старая кобыла встала перед доской и обошла всех в аудитории суровым взглядом.

После чего её рог засветился и она левитировала нам на столы старые книги, которые явно видели и лучшие годы своей жизни

— Откройте страницу тринадцать, главу один, основы магии изменения, – сухим и безжизненным голосом продиктовала Тик-Так.

Шелест страниц разошёлся по всему классу…


После пары Тик-Так была пара с орденом тигра, в аудитории, которая была, о боже, какой сюрприз, на другом конце академии. И угадайте, кто опять не мог её найти? Я пытался обшарить, прощупать все стены, что были в этом коридоре, я даже пытался найти потайную плиту, расположенную где-то на полу, но всё было тщетно. Пара, судя по времени, которое я провёл в поисках аудитории, должна была уже начаться. Передо мной прошел молодой статный чёрный единорог с фиолетовой гривой и шрамом под правым глазом. Он подошел к статуе тигра, расположенной в центре коридора, и, задев тигра за нос, он исчез. Я протёр глаза, и сплюнул на пол. Чёрт, да что это такое?! Зачем нужны все эти причуды? Почему бы просто не сделать все аудитории с нормальным входом! Я подошел к тигру и задел его за нос. И оказался в середине комнаты, которая была доверху забита книгами.

— Что ты тут делаешь!? – чёрный единорог смерил меня злым взглядом.

— Ой, я думал это сто тридцатая аудитория…

— Почему они не могут поставить табличку, – единорог вздохнул, и его рог засветился.

ДА! ПОЧЕМУ ОНИ НЕ МОГУТ ПРОСТО ПОСТАВИТЬ ТАБЛИЧКУ!? Единорог исчез, а вслед за ним исчез и я. Меня переместило в центр аудиторий, и я виновато посмотрел на стоящую передо мной красную кобылу в очках пироманта, которая держала у себя в копыте посох.

— Рада, что вы всё же появились, Блэк Аарон Тайм, – она хмуро на меня посмотрела и мотнула головой в сторону остальных учеников, которые просто сидели на полу вокруг неё. – Займите место среди других учащихся, и мы продолжим занятие.

— Извините, – я прижался к полу, и отполз в толпу учеников.

Она ещё раз посмотрела на меня своим «Тыпоплатишься» взглядом, и, хмыкнув, продолжила занятие…


Атакующая магия оказалась самой интересной за сегодняшний день. Я с жадностью цеплялся за каждое слово профессора Ред Лайт.

— Сегодня мы разучим первое заклинание любого пироманта, – она надела на свои глаза очки, и зло ухмыльнулась. – Огненный шар.

Я сглотнул.

— А это безопасно? – лиловая кобыла испуганно посмотрела на преподавателя.

— Нет, – моментально ответила она. — Но в пределах нормы опасности.

Когда профессор поймала на себе кучу испуганных взглядов, она фыркнула.

— Все, кто имеет дело с пиромантией, должен понимать, что это опасно. Но то, насколько опасны занятие пиромантией для вас, определяете только вы сами. Если вы умеете контролировать свою магию, то проблем не возникнет.

Я растерянно посмотрел на свои копыта. Смогу ли я контролировать свою магию, а что если…

— Ты! – она ткнула своим копытом на меня. – Раз уж ты у нас сегодня первый провинившийся, то ты будешь первым, кто изучит заклинание огненного шара!

Я испуганно посмотрел на неё, мои ноги тряслись от страха.

— Давай-давай, ты жеребец или кобыла, в конце концов?

Помотав головой, я сбросил наваждение и, встав на ноги, пошел к ней. Она улыбалась. Когда я достиг её, профессор Ред Лайт достала из своей сумки свиток.

— Читай, – она передала его мне и отошла на пару шагов.

Я недоумевающе посмотрел на неё, но спрашивать или спорить не стал. Взяв свиток в свои копыта, я раскрыл его и прочёл первые строчки, а затем поднял непонимающий взгляд на своего преподавателя.

— Что, свитки никогда не использовал? – она хмыкнула. – Читай его, и следуй его указаниям, только в качестве цели выбери то пугало в центре.

— Но, профессор Лайт, тут нет никакого…

Около меня моментально появилось чучело. Я медленно отошел от него, и направил свой рог на него. После чего, положив перед собой свиток, я начал читать его. В нём говорилось, что для воспроизведения заклинания необходимо было, расслабится, а затем, выбрав цель, подумать о событии в жизни, которое заставило тебя впасть в ярость. Я решил выбрать тот момент, когда мой отец… мой ненастоящий отец решил продать меня в рабство. Мой рог засветился, и я вспомнил другой момент. То, как я был взбешен, когда в Ватер попала пуля из самопала. Из моего рога вырвался сноп искр. Все вокруг засмеялись, а затем из моего рога вылетел… дракон!? Смех смолк и сменился на испуганные вопли. Гигантская огненная туша дракона врезалась в пугало, сжигая его дотла за считанные секунды, после чего устремилась к ученикам, сидящим за пугалом.

— НЕТ! – профессор Ред Лайт появилась перед драконом и возвела щит.

Очертание дракона встретилось с её щитом и приостановилось, но почти сразу её щит сломался. Она закричала. Дракон развеялся, а профессор упала на пол полностью лысая. Её шкуру, гриву и все волосы на ней спалило. Чёрная дорожка протянулась от меня и до профессора. Моё сердце ушло в ноги и я испуганно начал пятится от своего преподавателя. Все вокруг меня были в ступоре. Как и я сам. Первым опомнилась красная кобыла в очках, подобных профессорским.

— ЭЙ! ПОМОГИТЕ ЕЙ! – выкрикнула она, и подбежала к профессору. – ПОЗОВИТЕ НА ПОМОЩЬ!

Жёлтый единорог выбежал из аудитории за помощью, все остальные продолжали сидеть на своих местах, испуганно смотря на меня. Мой рог засветился и я оказался в холле…


В тот день занятия были приостановлены. К себе меня вызвал сам Старсвирл Бородатый и я, виновато опустив голову, шёл в его кабинет. Найти его не составило труда. Он находился в центре академии и был выделен отдельной табличкой. Меня сопровождала Тик-Так, которая хмуро посматривала по сторонам. Спустя пять минут я стоял в центре большой комнаты, которая имела круглую форму.

— Привет, Блэк, – Старсвирл сидел за своим столом и листал какие-то бумаги. – Стало быть, первый несчастный случай в самый первый учебный день, а?

— Извините меня, – мои уши опустились, вместе с моей головой. — Я готов понести наказание.

— О, не надо извиняться, – он усмехнулся. – Это было вполне ожидаемо, что единорог с такой силой не сдержится в своём первом практическом занятии. Это скорее ошибка Ред Лайт в том, что она решила испытать на практике именно тебя. Она всегда рисковала и бросала вызов судьбе.

— Вы не сердитесь на меня, и не хотите исключить? – я удивлённо поднял голову и посмотрел на старого пони.

— Нет, конечно! – он слегка ухмыльнулся. – Я даже рад тому, что ты всего навсего лишь поранил преподавателя, а не разнёс аудиторию, или того хуже, убил кого-то.

— Почему тогда вы не принимаете никакие меры?

— Потому что так попросил твой отец. Он сказал, что ты сам должен научиться контролировать свои силы, без контроля со стороны окружающих. Была бы моя воля, так я бы приставил к тебе кого-то из своих преподавателей, что бы они следили за тобой и, в случае чего, предотвратили ущерб.

— Может, вам действительно стоит так сделать?

— Нет, твой отец сказал, что этого не нужно, – старый единорог задумчиво чесал свою бороду копытом. – В любом случае, я позвал тебя сюда не для этого.

— А для чего?

— Пойдём, – он мотнул головой, и поднялся на ноги.

Я медленно двинулся за ним, по маленькому коридору, который открылся за книжной полкой, после того как Старсвирл провёл какие-то махинации со статуэткой у себя на столе.

— Твой отец, может быть, ещё не рассказывал тебе, но мы с ним работали над неким… экспериментом, – Старсвирл остановился посередине коридора и, повернувшись к стене, зашел в неё.

Чёрт, никак не могу привыкнуть к этому. Я удивлённо таращился на стену, пока голова старого пони не показалась из неё, и не позвала меня к себе. Я вошел внутрь и очутился в большом и тёмном помещении, которое было подсвечено красными огоньками, летающими в воздухе.

— Эксперимент с чем? Или над чем? – я пытался отыскать своего проводника взглядом, но едва ли я мог разглядеть его мантию в красном свете.

— Видишь ли, когда-то давно твой отец нашел способ победить саму смерть, он создал… ужасную вещь, которая помогла ему сделать это. И сейчас он отказывается раскрывать её секрет, боясь непредвиденных последствий.

Я косо посмотрел на старого единорога, голос которого начал слегка пугать меня.

— В прошлый раз, когда он даровал себе бессмертие, создалась… тюрьма, из которой нет выхода.

«Отель Корнифорния» пронесся голос Джонни у меня в голове.

— С тех самых пор змеиного короля боятся и уважают все маги шести королевств. Эта полумифическая тюрьма может быть вызвана только самыми талантливыми магами, если в неё поместить разум любого пони, то это обречёт его на вечное заточение до тех пор, пока тот, кто заточил его, не захочет его освободить. Другого способа выбраться нет, однако…

В такой полутьме улыбка на лице единорога показалась мне зловещей.

— Каждый, кого вынимают из этой тюрьмы, успевает оставить в ней кусок своей души. Именно поэтому её нельзя покинуть полностью. «Вы можете освободить свои номера, но вы никогда не сможете покинуть это место». Вот что гласит одно из преданий.

— Вы… не знаете, насколько чудовищно это место, – я попятился от него в сторону той стены.

— О, мой юный ученик, знаю, – он повернул голову на меня. – Знаешь ли ты, в чём вся прелесть этой тюрьмы?

Я отрицательно помотал головой. Какая тут может быть прелесть? В ней нет ничего хорошего...

— Ту часть души, что ты оставил там, можно воскресить.

«Их души уже ушли в другой мир, даже если бы я согласился, то не успел бы этого сделать!» голос моего отца пронёсся у меня в голове. Я зажмурился.

— Но ведь для того, что бы воскресить душу нужна…

— Да, – улыбка на лице Старсвирла стала безумной. – Нужна жизнь другого пони, и это то, что я хочу исправить!

— Но как?

— Видишь ли, если найти выход из тюрьмы, которую нечаянно создал твой отец, то можно обрести бессмертие, не уплачивая жизнь другого пони за своё воскрешение.

— Что вам нужно от меня?

— Ты уже был там и я прекрасно это знаю. Расскажи мне об этом… отеле Корнифорния!

— Это… самое отвратное место, что я видел! – меня передёрнуло, когда он произнёс название этой тюрьмы вслух. – Оттуда нет выхода!

— Нет, он есть! Иначе твой отец никогда бы не смог покинуть её, и обрести бессмертие.

— Я… не думаю, что смогу вам помочь.

Улыбка исчезла с лица Старсвирла, он лишь грустно покачал головой.

— В любом случае, спасибо, – его рог засветился и через пару мгновений мы были в его комнате. — Может быть потом, ты поймёшь всю важность этого исследования.

— Я могу идти?

— Да, иди.

— Кстати говоря, как профессор Лайт?

— Она в порядке, в следующем месяце сможет вновь вести занятия.

Я кивнул и поспешно вышел из кабинета Старсвирла, после чего как можно быстрее попытался попасть в общежитие, в котором мне выделили отдельную комнату…