Теперь ты Флаттершай

Это рассказ о самой обычной девушке по имени Анастасия, которая очень любила мультсериал «Мой маленький пони», а особенно одну жёлтую пегаску с розовой гривой. И вот, однажды утром…

Флаттершай Человеки

Письмо

Спайк пересылает Твайлайт письмо с собственной припиской.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

СБЛЧН

Немало необъяснимого связано с Кейденс и Шайнинг Армором: их неожиданное появление до «Королевской свадьбы»; пригодность для правления Кристальной империей, оказавшаяся очень кстати; на удивление короткая беременность; даже быстрая смена гнева на милость после просьбы Спайка простить Торакса. Твайлайт Спаркл прекрасно известно, насколько глубоко простирается заговор — как-никак, она была там, в самом его начале.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Источник жизни

По всей Эквестрии следует череда таинственных похищений детей. Ни требований, ни каких либо ультиматумов преступники не выдвигают. На первый взгляд все эти похищения никак не всязаны...

ОС - пони

Когда опускается ночь

Разговоры о том, о сём, о девчачьем и другом...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Почему мне нравятся девушки-лошади?

Флеш Сентри пребывает в растрепанных чувствах после осознания того, что две девушки, которые ему понравились, на самом деле превратившиеся в людей пони. Это заставляет его задуматься о собственной сексуальной ориентации.

Лира Другие пони Сансет Шиммер Флеш Сентри

Отсчёт пошёл

Всякие розовые сопли.

Рэрити

Apple HayBook M1g4 (13-inch, Early 2011)

В порядке исключительного везения иногда можно встретить пони даже на Земле - и они тебе помогут!

Человеки

Семицветный

В один прекрасный день жеребёнок загадал желание. И вышло из этого...

Скуталу ОС - пони

Возможности и обязанности богов

Твайлайт получила крылья, корону, статус принцессы, всемогущество богини и обязанности по управлению страной. И если научить летать ее может ее крылатая подружка (да, да, Флаттершай), то с остальным могут возникнуть трудности.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

S03E05

Шесть королевств

Глава 7. Шоу должно продолжаться

Я честно пытался в повороты -_-

Глава 7. Show Must Go On

Первый семестр проходил не слишком хорошо. Оставалось всего ничего до зачётных экзаменов, а я всё чаще замечаю, что мне на них конец. Несмотря на то, что мы с Ватер и Лазури нашли компромисс, я с ними уже не виделся около месяца. В последний раз Лазури навещала меня в академии и говорила, что у них дома всё хорошо.

Прямо сейчас я шел по мосту над джунглями в направлении своего дома. Если честно, то я уже почти жалею, что меня отправили сюда учиться, даже когда у всех выходные, у меня стоят пары. Каждый день я сутра до ночи мечусь по аудиториям, сдавая долги и экзамены, которых, почему-то, у моих однокурсников просто нет. Я уже не раз задавал этот вопрос Старсвирлу, и он постоянно отвечал, что такова программа ордена змеи, и каждый раз я лишь кивал ему в ответ, после чего молча уходил. Что это за программа такая, где у меня нет ни одного выходного дня? Ветер чуть ли не сдувал меня с мостика, я уже почти дошел до конца, когда услышал рык откуда-то снизу. Посмотрев вниз, я опять никого там не увидел. Кто там постоянно рычит? Почему бы просто не вырубить эти джунгли к чертям собачьим? Хотя, если учесть длину и толщину деревьев, то такие заросли разве что сжигать. Пока будешь рубить одно дерево, пройдёт день. А уж о том, что произойдёт, если такое здоровенное бревно упадёт не в ту сторону... интересно, а как вообще вырубалось место под сам Бедленд?

Мост подо мной шатался от ветра и мне постоянно казалось, что он сейчас сорвётся. Но мне уже объяснили, что мост удерживается в воздухе специальными кристаллами, которые так же используются в защитных барьерах, сдерживающих диких зверей в не вырубленных джунглях. Хотелось бы мне такой барьер себе в кровать, хех. Солнце скрывали тучи, которые с самого утра терроризируют небо, а тем временем я уже дошел до конца мостика и оказался около спуска в нужный мне район. Спуск выглядел, как винтовая лестница, которая была обвита вокруг дерева, к которому прилегал мостик. Спустя полчаса я уже стоял на пороге своего дома, и стучался в дверь.

— Кто там? – сонно крикнула Ватер.

— Блек, – проорал я в ответ.

Послышался звук упавшей с лестницы тушки и вскоре дверь отворилась. Ватер радостно смотрела на меня своими красными глазами.

— Я так понимаю, сегодня ночью у нас будет праздник? – промурлыкала она, пропуская меня внутрь.

— У меня ещё три дня на отдых, – вздохнул я, проходя внутрь. – Давай хотя бы завтра, из меня и так кровь сосут каждый день в академии, ещё и ты…

— Но я же не кровь сосу, – она мне подмигнула, а затем рассмеялась. – Ладно, завтра, так завтра, но ты обещал!

— Да-да, – проворчал я, заходя на кухню. – Привет, Шарко!

— Пап! – кобылка, встав из-за стола, подбежала ко мне и обняла. – Давно не виделись, почему ты так редко нас навещаешь?

— Так получается, – я виновато улыбнулся и почесал её гриву. – Извини меня, пожалуйста.

— Не верю, что так будет проходить все три года, – проворчала Ватер, садясь за стол.

— Где Лазури?

 — О, – Ватер улыбнулась. – Ну, она сейчас в кровати, спит.

— Но ведь уже день.

— У неё вчера была тяжёлая ночь.

— В плане? – я попытался отбросить все пошлые мысли, что сейчас лезли в мою голову.

— Либерти попросила её помочь ей, у них там повар пропал, и замены не было. Лазури, естественно, согласилась.

— А, тогда понятно, – я отправил Шарко за стол. – Постой, то есть ты сейчас сидишь с Шарко вместо Лазури?

— Скорее наоборот, – слабый голосок золотистой пегаски раздался у меня за спиной.

— Привет… — я растерянно поздоровался с ней.

— Ага, с добрым утром, – хохотнула Ватер, уткнувшись в книгу, сидя на стуле. – Как всё прошло?

— Хорошо, – зевнув, ответила Лазури, пройдя мимо меня.

— Постой, Ватер, ты читаешь книгу? – я удивлённо уставился на бледно-синею пегаску.

— А что такого? – фыркнула она. – Я, конечно, не семи пядей во лбу, но и не тупа, как пробка.

— Да, извини, – я растерянно почесал затылок. – Просто не привычно видеть тебя вот так, читающей книгу.

— Привык видеть меня с кружкой травяного пива в копыте, а? – она ухмыльнулась, закрыя книгу, вставив на нужной странице закладку.

— Вообще, да.

— Эй! Я уже совсем не такая, – она хмуро посмотрела на меня, и вышла из-за стола. – А сейчас, я, пожалуй, пролечусь немного.

— Угу, давай, – Лазури, поставив чай на стол, начала медленно пить из чашки, уткнувшись в небольшой справочник.

— А ты что читаешь?

— Сто способов спасти умирающего пони от смерти, – усмехнулась золотистая пегаска, а затем развернула книжку ко мне.

— Что делать, если… — я прочитал заголовок, и вопросительно посмотрел на неё.

— Забавные советы на случай забавных ситуаций, – она пожала копыта. – Зебры чего только не придумают.

— И зачем это читать?

— Просто так, – пегаска, отхлебнув чай, раскрыла книгу, и зачитала вслух. – Что делать, если у вас нет работы, а ваша сестра слониха.

— Чего? – я недоумевающе уставился в книгу и перечитал то, что Лазури только что озвучила. – Что за бред ты читаешь…

— Это весело, – пегаска, сделав ещё глоток, перелистнула на закладку, и уставилась в книгу, слегка улыбаясь. – Не хочешь, не читай.

— Ну, ладно, – я пожал копытами и отошел от стола. – Странные вы стали, что ни говори.

Лазури повернула на меня голову, и удивлённо посмотрела на меня, свесив голову набок. Я лишь мотнул головой и вышел с кухни. Когда я достиг своей комнаты, то обнаружил её в полном беспорядке. Кучи грязной посуды лежали на полу, при чём, это была не моя посуда, книги беспорядочно были разбросаны по полу, а моя кровать превратилась в крошечное царство, и под словом «крошечное» я имею в виду не размеры. Нет, я тоже далеко не идеал чистоты, но я всё же иногда убираю за собой, и то, что сейчас творилось в моей комнате, можно было назвать кошмаром чистюли.

— Лазури! – я позвал золотистую пегаску со второго этажа. – Что с моей комнатой?

— Я там не была с того самого раза, с тех пор там живёт Ватер, – раздался крик снизу, а затем голова Лазури показалась на лестнице. – А что, там всё так плохо?

— Это слабо сказано, – я едва слышно вздохнул, и, левитировав к себе всю посуду из своей комнаты, принялся за уборку…


Ночью я почувствовал, как ко мне кто-то прижимается, открыв глаза, я смог различить знакомые контуры бледно-синей пегаски, и слегка успокоился. Она спала, уткнувшись в мою гриву. Я, зевнув, поднялся с кровати и спустился на первый этаж. Сон, как копытом сняло, поэтому, после чашки чая, я решил немного прогуляться. Проходя мимо озера, около которого была похоронена моя мать, я невольно задумался о том, какой она была. Мой взгляд зацепился за одинокую фигуру, сидящую около озера. Это был мой отец.

— Привет, пап, – я подошел к нему, посматривая на чистейшую воду.

— М? – он обернулся и скучающим взглядом посмотрел на меня. – А, привет.

Я сел рядом с ним, продолжая смотреть в воду.

— Что ты тут делаешь? – мой отец вздрогнул и удивлённо посмотрел на меня.

— Подобный вопрос у меня к тебе, – он усмехнулся, отвернувшись от меня, но всё же ответил. – Раздумываю.

— Над чем?

— Над своими ошибками, – грустно вздохнул змеиный король.

— Какими? – я заинтересованно посмотрел на него.

— Их было слишком много, что бы просто так перечислить все.

— Ну, ты же не можешь думать над всеми сразу.

— И да, и нет, – он загадочно улыбнулся. – Как дела в академии?

— Всё хорошо, – я слегка колебался, перед тем, как спросить это, но, набравшись смелости, я повернул голову на своего отца. – Что ты знаешь об отеле Корнифорния?

Он вздрогнул, и жалобно посмотрел на меня.

— Это… одна из моих ошибок, – он покачал головой. – Моё самое ужасное творение.

— Что это за место и зачем оно?

— Тюрьма, – через некоторое время ответил он .– Изначально это было заклинание тюрьмы для самых опасных существ, но потом всё пошло не так.

— Что именно?

— Случилось… нечто не поправимое.

— Пап, что случилось? – я положил копыто ему на плечо. — Это как-то связано с моей матерью?

— Нет, её тогда ещё даже не было, – он вздохнул. – Это… Фаер Деад.

— Тот дракон из сказок?

— Это не сказки, – смерив меня суровым взглядом, сказал змеиный король. – Там есть доля истины.

— Например?

— Драконы действительно нападали на королевства, но мир никогда не был погружён во тьму, это выдумки, – он фыркнул.

— Как ты создал Бедленд и клан Змеи?

— Я? – мой отец рассмеялся. – Я никогда его не создавал, я просто оказался среди джунглей и случайно набрёл на небольшую группу зебр и единорогов, которые прятались в глубинах джунглей от драконов.

— Как можно спрятаться от драконов в джунглях? Если драконы знали о том, что от них прячутся, почему бы просто не сжечь джунгли?

— Они пытались, и пытались много раз, но пони и зебры прятались под землёй, пока не пламя не затихало, а потом с помощью магий восстанавливали джунгли дерево за деревом.

— А что с драконами?

— Рано или поздно им надоедало смотреть на то, как горят деревья.

— Что случилось после того, как ты вышел на этих пони и зебр?

— После того, как я убил дракона, который напал на них, меня избрали их королём.

— Вот так просто?

— В то время короли воспринимались по-другому, – он пожал копытами. – Под королями понимали защитников, которые должны были жертвовать всем, ради своего народа, а это не хилая ответственность, далеко не все соглашались на такое.

— Почему ты согласился?

Он удивлённо посмотрел на меня, и едва заметно улыбнулся.

— Я подумал, что этим пони нужна помощь, и просто помог.

Я с издёвкой посмотрел на него.

— Вот так просто?

— Иногда нужно быть проще, – он ухмыльнулся и мотнул головой, после чего его лицо приняло серьёзные оттенки. – Нам нужно поговорить.

— Это о тех, кто за мной охотится?

— Да, и не только, – он поднялся на ноги, и его рог засветился. – Но не здесь.

В следующее мгновение меня перенесло в его покои. Я стоял посреди комнаты, украшенной всевозможными картинами. Я удивлённо осматривал взглядом каждую из них. На некоторых был мой отец, а на некоторых был… я?

— Это я, на картине? – я ткнул копытом в стену.

— Да, таким тебя видела твоя мать взрослым, – с усмешкой сказал Змеиный король.

— Она рисовала?

— Да, как видишь, – он подошел к рисунку, где мой отец и моя мать стояли и обнимаясь, держа в копытах небольшой свёрток. – Она рисовала эту картину, пока была беременна.

Он, вздохнув, опустил голову, после чего отвернулся от картины.

— Блэк, ты должен кое-что узнать, пока не стало слишком поздно.

— Я слушаю, – присев на ковёр, я внимательно уставился на отца.

Он, отойдя от стены, поднял на меня строгий взгляд, отчего мне стало слегка не по себе.

— Ты мироисследователь, как и я. Нас не так много, примерно каждый миллионный рождается с искрой, особым даром, который позволяет ему открывать коридоры между мирами и управлять эфиром, сущностью, которая служит конструктором жизни, из него можно создать всё, что хочешь, однако те, кто работают с ним, обычно долго не живут. Эфир так же губит жизнь, как и создаёт. Он опасен, и не стоит об этом забывать. Любое существо, которое выйдет в эфирный коридор между мирами, моментально умрёт, если только у этого существа не будет искры. Но даже с искрой мы не можем долго находиться между мирами. Мы потихоньку умираем там, испытывая страшные мучения. Искра это своего рода бессмертие. Мироисследователя невозможно убить, пока в нём есть искра. Раньше мы были сильнее богов, но в какой-то момент появилась слепая вечность. Гигантский водоворот эфира, который поглощал миры, тогда, самые первые мироисследователи пожертвовали силу своих искр, что бы закрыть его. И именно тогда появилась великая дань, которую каждый мироисследователь и по сей день отдаёт при своём рождении, что бы слепая вечность вновь не раскрылась, и не начала поглощать миры, мы отдаём часть своей энергии в механизм, который сдерживает её. Этот механизм построил великий инженер мироисследователь, который, к сожалению, был убит его же собственным учеником. Сама же слепая вечность остаётся для мироисследователей недосягаемой, плотность эфира вокруг неё достигает небывалой величины, никто ещё не смог пробиться к водовороту, а если и смог, то не вернулся.

Он перевёл дыхание и остановился на пару секунд, затем он посмотрел на меня, и продолжил.

— Дрази не имеют своей искры, и не могут перемещаться между мирами самостоятельно, только при помощи мироисследователей, которые решили помочь им, к сожалению, я стал одним из таких.

— Я… как?

Блеск, у меня раньше был сто и один вопрос, теперь у меня тысяча и один вопрос.

— Отель Корнифорния, – он вздохнул. – Когда я создал его, я невольно вложил в его постройку свою искру, он стал… центральным коридором между мирами, по совместительству и тюрьмой. Когда я заточил Фаер Деада в эту тюрьму…

— Разве по сказке Фаер Деад не был побеждён элементами гармонии? – я приподнял бровь.

— Я посчитал, что сила элементов со временем не сможет удерживать такое мощное существо, как Фаер Деад.

— Почему его просто не убить?

Мой отец рассмеялся.

— Сила элементов гармонии превратила его в камень, мы пытались разбить его, но даже у Айрона не хватило сил на то, что бы отколоть хотя бы небольшой кусок! Это была самая большая статуя на моей памяти, размером с целый дворец.

— Он был настолько большим?

— Да, – мой отец кивнул. – Один его коготь размером с меня.

Я сглотнул, интересно, а в наше время остались ещё драконы, подобные тому, или они уже вымерли?

— После того, как я заточил его в тюрьму, в наш мир, через отель Корнифорния, и с помощью меня, попали Дрази.

— Кто такие Дрази?

— Пожиратели миров, – мрачно ответил змеиный король. – Они высасывают жизненную силу из миров, превращая их в «пустышки», безжизненные пустыни. Сейчас они спят, но меньше, чем через год они пробудятся.

— И… что тогда?

— Начнётся полная аннигиляцию, – зажмурившись, ответил мой отец.

— Почему бы их просто не заточить в тюрьму, как ты сделал с Фаер Деадом.

— Отель Корнифорния заключает в тюрьму души существ, – его голос дрогнул.

По моей шкуре пробежался холодок. Кажется, я уже понял, почему это невозможно, но мне просто не хотелось даже думать о таком...

— Единственная причина, по которой я не могу заключить Дрази в отель, это…

— То, что у них нет души, – продолжил за своего отца я. – Но, кто они? Кто их создал? Как…

— Много версий есть на этот счёт, – свеча в комнате погасла,рог моего отца запылал, после чего свет свечи снова наполнил комнату. – Кто-то говорит, что это боги, которым надоело играть в игрушки, что они решили уничтожать миры, так же считают, что они прибыли к нам прямиком из слепой вечности.

— Но ты ведь говорил, что к слепой вечности нельзя подойти, там плотнейший слой эфира… или как его там.

— Очевидно, если эта теория верна, то там есть свой обходной путь, с помощью которого Дрази смогли попасть в другие миры, и помог им в этом какой-то могущественный мироисследователь.

— Как уничтожить Дрази?

Мой отец ухмыльнулся и медленно покачал головой.

— Я не знаю однозначного способа, только внести огромное количество повреждений. Блэк…

— Что?

— Как ты думаешь, какие у нас шансы на победу? – на его лице возникла грустная улыбка.

— Я так понимаю, не большие, – попытался предположить я.

— Их нет, – улыбка исчезла с лица моего отца, а по моей шкуре вновь пробежали мурашки. – У нас нет больше надежды, и меня уже достало крутить цикл.

— Что? Какой цикл?

— Каждые двадцать пять лет, в день, когда приходят Дрази, я убиваю тебя, – я недоумевающе уставился на него, как на сумасшедшего. – А потом воскрешаю тебя с помощью отеля Корнифорния.

— Зачем?!

— Каждый раз я понимаю, что ты недостаточно силён для того, что бы противостоять Дрази, или того хуже. Часто ты просто сходишь с ума от того, что с тобой происходило. Каждый раз я воскрешаю тебя, и мы отправляемся в прошлое.

— Тогда… — мой мозг отказывался принимать это. – Зачем ты постоянно оставляешь меня в неизвестном мне месте, с пони, которые жестоки ко мне?

— Это далеко не каждый раз, – он вздохнул. – Так было всего дважды, и в прошлый раз ты мог уничтожить Дрази, но не захотел.

— Как это?

— Твой ум затуманила любовь, и ты пошел за ней, а не за мной. Та, в кого ты был влюблен, оказалась в культе Дрази, она была одной из них, думаю, не надо объяснять, что с тобой произошло, когда вы достигли болот. Тогда у тебя даже имя было другое, ты прошел через многое, в этот раз ты повторяешь тот путь. Именно поэтому я решил рассказать тебе это сейчас, пока ещё не поздно.

Я до сих пор не верил в то, что он мне только что сказал. Я уже почти сто раз умирал и возвращался назад во времени? Вы бы в это поверили? Что это за бред…

— А что с другими разами?

— Почти всегда ты рос со мной, и становился… не тем, кем должен был.

— В плане?

— В половине случаев ты становился зажравшимся аристократом, который и копытом ради другого не пошевелит.

— А в другой половине?

— У тебя ехала крыша или тебя находили прислужники Дрази.

— Что тогда делал ты?

— Пытался тебе помочь, но когда я добирался до тебя, было уже слишком поздно. Я не могу быть везде, по всему миру. Часто ты сам сбегал от меня, пока я был занят.

— И что, в этот раз ты тоже меня убьёшь?

— Нет, – он вздрогнул и опустил свой взгляд на свои ноги. – Я не хочу больше убивать своего сына, как бы глупо это не звучало. Я… устал, я просто хочу больше не видеть твоего, корчащегося от боли, лица.

Я медленно кивнул.

— Что я должен сделать?

— Твоей целью будет найти все шесть элементов гармонии, которые сейчас раскиданы по всем шести королевствам.

— И это нужно сделать меньше, чем за год?

— Нет, – он покачал головой. – Тебе ещё необходимо закончить академию.

— И когда я должен обойти весь мир? – в сердцах топнул ногой я.

Он что, издевается надо мной?!

— Когда Дрази начнут наступление, у тебя будет примерно год на то, что бы отыскать элементы, в противном случае мир будет… съеден.

— Замечательно, а почему ты не мог найти их сам?!

— Это не так просто, как ты думаешь, – мой отец улыбнулся. – Я пытался, и не раз, но у меня есть одна особенность… со мной никто не хочет дружить.

— Что? – я удивлённо моргнул. – При чём тут дружба? Я думал, что элементы это древние артефакты.

— Нет, – он мотнул головой. – Элементы это твои друзья. Что бы раскрыть силу элементов действительно нужно найти сперва артефакты, но без своих носителей элементы бесполезны.

— И какие же артефакты мне нужно найти?

— Всего их шесть, как и элементов. Меч верности…

Я мысленно чертыхнулся.

— Посох чёрного короля…

Я снова чертыхнулся, но уже вслух.

— Уруми добра, щит правды, лук щедрости и лютня смеха.

— Лютня? Серьёзно?

— Да.

— Почему ты не мог найти их?

— О, ты думаешь, что это так просто? – он хмыкнул. – Ты находил два, один в каком-то древнем склепе, а другой у себя в голове.

— Кстати, я так и не понял, как это произошло…

— Носители могут призвать свои элементы.

— То есть не обязательно искать сами артефакты, достаточно найти носителя?

— Ты помнишь, как у тебя в копытах появился посох? – с издёвкой в голосе спросил мой отец. – Если да, то тогда действительно не нужно искать артефакты.

— Я… помню только то, что мне его отдал Флай.

— Ах, этот Спрайт, – мой отец покачал головой. – До сих пор поражаюсь, как вы с ним встречаетесь в семидесяти процентах.

— Что?

— Он попадается тебе на пути почти всегда, около семидесяти раз ты встретил его в своих предыдущих жизнях.

Я пожал копытами.

— Что сказать, видимо слово «судьба» всё же что-то значит в этом мире.

— Да, пожалуй ты прав, – мой отец усмехнулся. – Я пытался искать элементы, но они ускользали от меня.

— Ты ведь сам являешься носителем элемента магии, разве нет?

— Уже нет, – он покачал головой, и ткнул мен в грудь. – Теперь ты встал на моё место.

Очередная партия мурашек пробежала под моей шкурой.

— Что?

— Принимай эстафету, давным-давно я собрал все элементы, и мы смогли одолеть Фаер Деада, теперь опасность в разы выше, все предыдущие носители элементов умерли, причём давно. Все мои друзья, все кого я знал, они все уже мертвы.

— Я сочувствую…

— Мне это не нужно, – он хмыкнул, и сурово посмотрел на меня. – Теперь ты начинаешь свой путь, ты должен спасти шесть королевств, в противном случае погибнут все.

— Я до сих пор не понимаю, почему я не могу отправиться на их поиски сейчас…

— Потому что ты ещё не достаточно окреп для этого, – змеиный король нахмурился – поверь, прислужники Дрази, они сильны. Они гораздо сильнее тебя сейчас, ты не сможешь им противостоять, пока не закончишь академию.

— Когда нападут Дрази, что мне нужно будет делать? Как они вообще выглядят? Что умеют и…

— Это невозможно описать, — мой отец покачал головой. – Они больше драконов, в несколько раз. Самый большой из них — Лукармэ, размером с целый остров.

— Стой, Лукармэ, это же не…

— Да, пресвятой Лукар и Лукармэ это одно существо.

Моё сердце ушло куда-то в колени, а к горлу подступила тошнота.

— Как…

— Когда-то давно, когда Дрази только пришли в этот мир, какие-то пони начали им поклоняться. Так и появились рассказы о могущественном Лукаре. Но, как только Дрази переместились в наш мир, они почти сразу вошли в спячку. Для перехода между мирами нужно много энергий, а если ты не Мироисследователь, то энергий нужно просто невообразимое количество.

— Почему ты позволил им это? Почему не рассказал правду?

— Религия странная вещь, – мой отец усмехнулся. – Отличается только по цвету флага, однако за цветовой оттенок клочка ткани пони готовы убивать себе подобных толпами. Они меня не слушали, а убивать столько пони я просто не хотел. Я всегда придерживался тактики «Нет богов – нет еретиков».

— Что случилось потом? Когда Дрази уснули?

— Ничего, – он пожал копытами. – Все просто позабыли о них, все кто их видел вживую, умер, оставив после себя рассказы об ужасных созданиях, чьи размеры были колоссальны. Позже рассказы стали историями, историй обратились в сказки, сказки обрели новое лицо в виде легенд, а легенды переродились в мифы. Сейчас почти никто не знает, кто такой Лукар на самом деле.

— Ты говорил, что Дрази охотятся за мной, почему?

— Они ждали, пока ты зажжёшь свою искру, им нужен билет из этого мира в следующий.

— И как они планируют убедить меня, помочь им?

— У них есть уйма способов для этого, – мой отец отстранённо посмотрел на картину. – Как только они начнут наступление, твоей задачей будет как можно лучше защититься от них. Они большие, и в этом их минус. Они не начнут пожирать этот мир, пока не будут уверены, что ты находишься в их распоряжении.

Я лишь кивнул. Мой мозг готов был разорваться от выбора, над чем размышлять. То ли надо думать, как побыстрее закончить академию, или надо искать способ остановить Дрази, или вообще раздумывать на тему элементов Гармонии. Одно я знал точно, стоять на месте было нельзя.

— Спасибо, пап, я пойду.

— Блэк.

— Что? – я задумчиво посмотрел на него.

— По поводу способов. Они могут быть самыми коварными и изощрёнными.

— Да, я понимаю.

— Вспомни Бига, Ролла и других.

— Я понял…

— Блек…

— Что?

— Даже Лазури с Ватер могут быть одними из них.

Вот тут меня, как будто окатили ведром с холодной водой.

-Ч… что?

— Удачи, – его рог засветился и я оказался около озера, один…


— Ранкор, давай быстрее, – желто-красная единорожка с кьютимаркой в виде огненного шара сидела за деревом, схватившись за свою ногу.

— Иду, – проворчал я, поднимаясь на ноги, стиснув зубы на рукоятке топора.

Проорав во всю глотку всё, что я думаю о снежном тигре перед собой, я рванул к нему. Он пригнулся и приготовился к выпаду. В тот момент, когда его лапы оторвались от земли, я метнул в него свой топор. Тигр испуганно посмотрел на меня, а затем рукоятка топора врезалась в его лоб. Зверь упал на землю, а я, подбежав к нему, начал бить его морду своей ногой. После первого удара лапы тигра дёрнулись, но за первым ударом сразу же последовал второй, и лапы опустились. Кажется, я немного вышел из себя в этот момент. Я остановился, когда его череп треснул, а тело тигра обмякло.

— Заканчивай уже, мать твою! – Хеликс смотрела на меня с отвращением. – И отмойся, дикарь.

— Не смей мне указывать, – фыркнул я, поднимая с пола свой топор. – Мы тут из-за тебя.

Единорожка закатила глаза, а затем мотнула головой на свою ногу, которую совсем недавно прихватил тигр.

— И что? – я приподнял бровь. – Не смертельно, нам сейчас не до того.

— Можешь хоть немного побыть джентельпони? – она фыркнула, тяжело поднимаясь на ноги.

— Нет, – я хмуро посмотрел на тигра, после чего достал с пояса нож.

— Только не говори, что ты… чёрт РАНКОР! НЕ ПРИ МНЕ!

— Чего? – я удивлённо уставился на неё, сделав надрез на тигре. – Я его разделаю и мы пойдём.

— Я слышала, что пони не едят мясо.

— Чё? – я сердито посмотрел на неё. – Как можно так жить?

— Ты же охотник, ну! — она зло стукнуло копытом по земле. — Копытные же едят траву, да?

— Не все, — огрызнулся я, продолжая делать своё дело. — В других мирах копытные спокойно могут есть мясо, взять хоть...

— Я бы рекомендовал тебе послушаться её, – силуэт синего жеребца появился надо мной. – В конце концов, мы всего лишь гости этого мира.

— Когда ты говорил, о том, что тут не всё, как в других мирах, то я и не подозревал, что тут всё будет настолько плохо, – я отбросил от себя тушку зверя и убрал нож за пояс. – Я вообще готов был, повесится, когда увидел копыта на своих… руках.

— Ты же вроде привык быть в шкуре зверя? – Хеликс усмехнулась, наливая на свою ногу склянку с целебным зельем.

— Хищника, – я фыркнул, зло, посмотрев на неё. – Копытные редко бывают хищниками, скорее добычей, у них нет клыков и когтей. Почему пони, почему не пантеры, или, ну не знаю…

— Потому, что этот мир в большинстве своём населяют разумные пони, и не нам это менять, – синий пони с тёмно-синей гривой опустился на копыта, материализовавшись перед нами. – Хотя, должен признать, тот факт, что тут нельзя ходить в обычном виде, меня тоже настораживает. Наличие этой штуки меня не слишком радует.

Дайс тронул себя за рог, а затем одёрнул копыто, поморщившись.

— Но, тем не менее, нам нельзя принимать наше обычное обличие.

— Напомни, почему я обязан быть копытным, а не привычным гума… как то странное слово, обозначающее человека?

— Гуманоидом, – со вздохом произнёс синий единорог с кьютимаркой знака вопроса, охваченного белой дымкой. – И оно обозначает не только человека, а в принципе всех…

— Не важно, так почему я должен прятаться?

— Потому, что они сразу нас найдут, нам нельзя выделяться.

— Покажи мне этих Дрази и я их разорву голыми руками… копытами.

Дайс покачал головой, смерив меня скептическим взглядом.

— Ты хоть понимаешь, что они старше тебя и твоего мира. Это не те существа, которых можно просто убить.

— Но ведь Хеликс уже сражалась с ними! Ведь так?

— Сражением это не назовёшь, – единорожка фыркнула. – Скорей это было «Беги и стреляй назад огненным шаром, и надейся, что тебя не раздавят».

— Но ведь вы освободили тот мир!

— Если освобождением ты называешь полную аннигиляцию всего населения, то да, – она пожала копытами, а Дайс продолжал смотреть на меня взглядом, который был полон скептицизма. – В любом случае, с ними нельзя воевать в открытую.

— Тогда зачем вам я? Можем мне пора уже свалить в свой родной мир и…

— Ты забыл, кто тебя проклял? – на лице синего единорога появилась улыбка. – И ты, кажется, забыл, кто знает, где она находится.

Мои зубы сжались,я потянулся к шраму на груди.

— Не забыл, – сквозь зубы процедил я. – Объясни, зачем вам нужен я?

— Грубая сила никогда не помешает, – хмыкнув, ответил он. – Кроме того, это в твоих интересах, они могут сожрать и твой мир…

— Мой мир уже давно уничтожен, – фыркнул я, перебрасывая топор за спину. – Пошлите, что встали?

Вся эта лабуда со спасением миров и прочим, как же меня это заколебало. Гораздо проще бродить по мирам и охотиться, коллекционировать зверей, и просто жить, не оглядываясь назад. Всё было прекрасно, я просто бродил по мирам, побеждая самых сильных хищников, защищал дикую природу, но как-то, раз я встретил её. Эта ведьма прокляла меня. Сначала это убивало меня, дикая боль раздирала меня изнутри, но потом я научился жить с этим. Использовать… магию смерти себе во благо. И теперь я жажду лишь мести, все, что меня отделяет от заветной цели, это её местонахождение. Я не знаю где она, но этот парень. Дайс, он знает, где она. Или по край ней мере знает тех, кто знает, где она.

— Дайс, что конкретно мы ищем? – Хеликс, слегка хромая, шла рядом с синим жеребцом прямо за мной.

— Я заметил колебания в этом мире, кто-то постоянно балуется со временем, – единорог фыркнул.

— И что в этом такого?

— Тот факт, что последний раз именно в этом мире видели Дрази, заставляет меня волноваться. Даже, если их опять кто-то усыпил, то такие трюки со временем могут их разбудить.

— Как же вы меня бесите с этими Дрази, что в них такого? – я, фыркнув, отогнул ветку, и прошел дальше.

— Это пожиратели миров, – сухо ответил Дайс, пригнувшись, обойдя под веткой.

— А ещё неуправляемая сила, – рог Хеликс загорелся, после чего ветка воспламенилась, и моментально сгорела. – Если их не остановить, то они сожрут всё.

— Я в одиночку поборол Вурма Пеллаки, о каких Дрази вы говорите?

— Ты идиот, – Дайс рассмеялся. – Дрази в разы больше даже самого крупного Вурма.

— А как насчёт прародителя?

— Она может сойти за Дрази, – слегка задумавшись, сказал синий единорог, а затес с усмешкой добавил. – Только за самых маленьких.

— Не поверю, что они настолько большие, – проворчал я, выходя на полянку. – Стойте.

Я принюхался и медленно потянулся к топору.

— Мы тут не одни.

Дайс нахмурился и отошел в сторону от меня. Хеликс же просто прошла мимо.

— Пускай нападают, мне по барабану.

— Стой… — я попытался ухватить её за хвост, но было поздно.

С треском, на неё сверху упал Тролль и схватил её за шею, усевшись на её спине.

— Свали! – проорала Хеликс.

Грива и хвост единорожки моментально превратились в огонь. Тролль попытался свернуть ей шею, но как только он двинулся, его лапы вспыхнули огнём, он повалился на землю, катаясь и крича от боли.

— У троллей очень хорошая регенерация, – начал было Дайс, но остановился на полуслове.

Столп пламени сжег корчащееся тело тролля дотла. Хеликс зло посмотрела на пепел и удовлетворённо хмыкнула. Её грива и хвост перестали быть огненными и превратились в обычные волосы.

— Я же говорила, мне по барабану, – улыбнулась она, сдвинув гриву со своих глаз.

— Ты… дура, – прошептал я и моментально отпрыгнул в сторону.

На моё место моментально упало ещё пару тварей. По размеру они едва были больше обезьян, я был больше раза в три. Но не быстрее.

— Время прожарки! – проорала Хеликс.

Яркая вспышка заставила меня зажмуриться. Я почувствовал жар и то, как шерсть на моих передних ногах потихоньку начинает загораться, я начал пятиться назад, продолжая жмуриться, и прикрывать свои глаза ногой. Свет погас, я медленно открыл глаза. Хеликс стояла в центре чёрной воронки, и, ухмыляясь, смотрела на горки пепла, которые остались от диких тварей.

— Всё? – разочарованно протянула единорожка, проходя мимо кучек пепла. – Как жалко.

— В следующий раз можно просто пропустить стычку, – фыркнул Дайс, появляясь за моей спиной. – В конце концов, не стоит привлекать к себе внимания.

— Ага, – будничным тоном ответила Хеликс и пошла дальше в лес. – Может быть, выдвинемся? Толку стоять?

Мы с Дайсом переглянулись и, кивнув, пошли за ней…


Одно могу сказать точно, я жалею, что делал это с Ватер один. Тогда, втроём с Лазури всё было проще…

— Готов ко второму раунду? – она жадно смотрела на меня своими красными глазами, потирая свои копыта. – А то мои ноги так и чешутся добраться до твоей змейки.

Она хихикнула, хлопнув меня по моей кьютимарке, в виде зелёной змеи, обвивающей шестиконечную звезду синего цвета.

— Х… хватит, – тяжело дышав, взмолился я. – Я этого не вынесу.

— Ой, да ладно тебе, – она фыркнула. – Ты ещё не устал.

— Может, небольшой перерыв? – я умоляюще посмотрел на Ватер, которая сидела на мне, прижав к кровати.

— Не-а, – по её взгляду было понятно, что я просто так не отверчусь, но тут раздался спасительный стук в дверь.

— Кто там? – Ватер почти моментально слезла с меня и забралась под одеяло.

— Пап, можно тебя на минуту?

— Да, – я, облегчённо выдохнув, победно взглянул на Ватер и встал с кровати.

Конечно, я боюсь представить, что со мной произойдёт, когда я вернусь, но всё же, Шарко сейчас обеспечила мне небольшой перерыв, за что я благодарен ей.

— Что ты хотела? – спросил я, выглянув из-за двери.

— Как думаешь, маме это понравится? – кобылка держала во рту лист бумаги, на котором была нарисована Лазури, держащая в крыльях поднос.

— Ох, – я вышел из комнаты, прикрыв дверь, что бы Шарко не заметила Ватер. – Когда ты успела научиться так, хорошо рисовать?

Рисунок был красив, тут было много косяков, но для её возраста он был просто великолепен!

— Ну, меня моя родная мама научила рисовать, немного, – она смущённо почесала затылок. – Думаешь, это сойдёт, как подарок на день рождения?

— Какой день рождения? – я удивлённо уставился на неё.

— У мамы завтра день рождения, ты разве не помнишь?

— Я… да, я, конечно, помню, – я улыбнулся ей, и пытался выглядеть как можно более убедительно. – Да, это прекрасный рисунок, я думаю, что ей понравится.

Шарко, расплывшись в улыбке, побежала в свою комнату.

— Спасибо, пап, осталось только поместить его в рамку!

Почему я не вспомнил про день рождения Лазури!? Чёрт, уже завтра! Надо успеть купить для неё достойный подарок.

— Эй, ты готов? – копыто Ватер дотронулось до моего хвоста, и потянуло меня на неё.

— Стой, – я растерянно посмотрел на неё. – Завтра у Лазури день рождения!

— Я знаю.

— У меня нет подарка…

— Купишь, – она пожала копытами. – Или подари ей себя.

Она хохотнула, а я закатил глаза.

— Что? Мне бы такой подарок понравился.

— Мне нужно подарить ей, что-то особенное. Что-то, что действительно будет ей полезно…

— Завтра купишь, а сейчас… — она обхватила мою шею и увлекла за собой в мою комнату.

Попытки сопротивления не привели к результату.


Я ходил между торговыми рядами, рассматривая ассортимент. Рынок в Бедленде был просто колоссальных размеров, основная торговая площадь была рассчитана на тысячу пони, а ведь ещё были кучи отворотов и переулков, как только стража успевает за всем следить?

— Напомни, зачем я тут? – Ватер, скучающе смотрела на торговцев и на их товары.

— Помоги мне выбрать подарок для Лазури.

— Я-то тут при чём? – она удивлённо посмотрела на меня. – Я даже не знаю, чем она увлекается, подари ей, ну не знаю, холст для рисования, что ли.

— Нет, – я фыркнул. – Этого слишком мало.

— Тогда умываю копыта, я не знаю, что ей можно было бы подарить.

— Что ты сама ей подаришь?

— Я? – она ткнула себе в грудь копытом, и после того как я кивнул, гордо задрала голову. – Подарю ей оружие, которое не даст ей убить кого-то.

— Оружие, Лазури? – я приподнял бровь, смотря на пегаску. – Ты совсем слетела с катушек?

— Эй! Это уруми, старое, ещё мой дед использовал.

— Стой, как ты сказала? – я, нахмурившись, прошелся взглядом по седельной сумке Ватер.

— Уруми, – плавно повторила Ватер, непонимающе смотря на меня. – Ещё мой дед его использовал, я его с собой прихватила, когда… уходила из дома.

Её ушки поникли, вместе с головой и она грустно посмотрела на свои копыта.

— Уруми, говоришь? – я задумчиво почесал подбородок. – Можешь показать?

— Да, – вздохнув, Ватер потянулась копытом к сумке, после чего вытащила причудливый... пояс?

— Что это такое? – я ткнул в пояс, недоумевающе уставившись на Ватер.

— Смотри, – она взяла оружие в рот, одним движением головы, пояс распрямился и больно хлестанул меня по крупу.

— ЭЙ! – я отскочил в сторону, потерев ушибленное место.

Ватер рассмеялась, глядя на меня, а затем свернула пояс обратно.

— Что это было?

— Уруми оружие монахов, обычно используется для самообороны, реже для задержания. Убить им, почти нереально, оно не заострено, если только задушить.

— Как им пользоваться? – я присмотрелся к нему.

— Держи, – она кинула его мне.

Я схватил его своими копытами и попытался расправить, взяв за ручку. Лезвие слегка отклеилось и вяло упало на землю.

— Ох, надеюсь, что это на намёк на твою змею, – хохотнула Ватер.

— Иди ты, – бросив ей злой взгляд, сказал я. – Как этим пользоваться?

— Нужно обучаться этому долгое время, – впервые я слышал нотки наставничества в голосе Ватер Шарк. – Это не так просто.

— Я понимаю, но как, ты думаешь, это будет получаться у Лазури?

— Как-нибудь, – пегаска пожала копытами, а затем забрала у меня из копыт Уруми, и, свернув его, убрала в сумку. – А сейчас я хочу немного развеяться в ближайшей таверне, так что…

— НЕТ, – я топнул ногой, но её ехидное выражение лица уже намекнуло на то, что никуда она не собирается

— Да ладно, я пошутила, – она хихикнула, а затем поднялась в воздух. – Мне просто лень ходить с тобой за покупками, это скучно.

Она, сделав небольшую бочку, улетела и, вскоре, скрылась из виду. А я, грустно посмотрев ей вслед, вздохнул, и пошел дальше между торговыми рядами…


— Ох, Шармель, спасибо! – Лазури радостно прижала к себе желтую кобылку и потеребила её гриву. – Прекрасный рисунок.

— Спасибо, мам, – в очередной раз зубы Ватер скрипнули, но она продолжала слегка улыбаться.

Мы сидели на первом этаже, слушая барда, которого я заказал специально для торжества и попивали чай с разными вкусностями. Лазури выглядела счастливой, но радость сменилась на непонимание, когда она раскрыла подарок Ватер.

— Это уруми, меч такой, как раз для тебя, он не убивает, а лишь выводит из строя, – с лёгкой улыбкой пояснила свой подарок Ватер.

— Хорошо, наверное, – Лазури брезгливо взяла в копыто свёрнутое оружие и испуганно выбросила его, когда лезвие распрямилось.

— Ну, ты трусиха, – хохотнула Ватер, подбирая меч, а затем хлопнула Лазури по плечу. – С днём рождения, подруга!

— Да, спасибо, – с легким отвращением в глазах, поблагодарила золотистая пегаска с кьютимаркой в виде голубого драгоценного камня.

— Пап? – Шарко затаив дыхание, смотрела на меня. – Твоя очередь.

— Хм, правда? – я наигранно улыбнулся. – Лазури?

— Да? – пегаска отстранилась от Ватер, и заинтригованно посмотрела на меня.

— Подарок будет сегодня ночью, – подмигнул ей я, и отпил чай.

Она покраснела, и помотала головой.

— Ого, Блек, я же шутила, – хохотнула Ватер.

— А можно мне посмотреть на подарок вместе с мамой? – Шарко расстроенно посмотрела на меня.

— НЕТ! – моментально выкрикнула Лазури.

— Да, – мягко, погладив кобылку по гриве, сказал я.

— Что!? – Ватер, подавившись, чаем, отфыркивалась. – Так, в чём подвох?

— Ночью узнаете, – ухмыльнулся я, левитировав к себе шоколадное печенье.

Лазури слегка успокоилась и облегчённо выдохнула, а затем смерила меня заинтересованным взглядом, я лишь развёл ногами и запил печенье чаем.

— У меня есть идея, а давайте играть в «найди вещь»! – поцокав копытцами друг об друга, предложила Шарко.

— Я первая!

— Я первый! – я чертыхнулся, Лазури была чуть быстрее меня.

— Я не играю, – фыркнула Ватер.

— Ты как всегда, – закатив глаза, сказала Лазури. – Хоть раз почувствовала бы себя молодой кобылкой.

— А я ещё не старая, что бы ностальгировать по своей молодости, – усмехнулась Ватер.

— Ты хочешь намекнуть, на то что я становлюсь старой?

— Так, мне уже не нравится, куда этот разговор заводит вас, – я встал между ними. – Лазури, что нам нужно искать.

— Хм… — Лазури задумчиво почесала подбородок, а затем улыбнулась. – Найдите мой набор кисточек, который куда-то пропал.

Шарко ойкнула и виновато посмотрела на золотистую пегаску.

— Он у меня в комнате, я взяла его, не спросив у тебя, извини меня, мам.

— Я прощаю тебя, солнышко, но в следующий раз предупреждай меня, – Лазури, улыбаясь, смотрела на поникшую головой кобылку, и прижала к себе. – Получается, что мою вещь вы нашли, кто там дальше был?

— Пап?

— Да-да, – я задумчиво обошел взглядом комнату. – Мне нужно найти…

Мой взгляд остановился на Ватер и я игриво подмигнул ей, отчего она недоумевающе уставилась на меня.

— Мне нужно найти зануду!

— Найдено! – Шарко, схватив Ватер за хвост, радостно посмотрела на меня.

Ватер зло посмотрела на кобылку и одёрнула свой хвост.

— Я пошла, – мрачно сказала она. – Вернусь утром.

— Эй, куда ты? – теперь уже я одёрнул её за хвост.

— Пойду занудствовать, – сухо ответила она, выйдя из комнаты.

Я покачал головой и вышел вслед за ней.

— Зачем ты портишь ей день рождения? Мы просто пытались тебя развеселить.

— Знаешь, а это даже немного смешно, – Ватер слегка улыбнулась, поворачиваясь на меня. – Ровно год назад, я праздновала свой день рождения вместе со Старом и ещё парой моих друзей, но тебя там не было, потому что ты тогда был в другом месте. Теперь я понимаю, где ты был.

С этими словами она вышла из дома, а я остался стоять на том же месте. Год назад, в этот же день, я наблюдал, как празднует своё день рождения Лазури, я и понятия не имел, что у Ватер он в тот же самый день. Я чертыхнулся, и выбежал на улицу, но её там уже не было.

— Почему я никогда не спрашивал у Стара, когда у Ватер день рождения? – я зло пнул камень под собой. – Чёрт, да мы же все дни справляли вместе, и только её день рождения постоянно выпадал из общего календаря, как я мог этого не заметить? Каждый раз я висел на дереве, около дома Лазури, и смотрел на неё. На то, как она веселится и в этот день я никогда не бывал в нашем общем доме, где Ватер, Стар, Биг и остальные бродяги сидели и, смеясь, праздновали.

Мне хотелось просто подойти, и обнять Ватер, но её нигде не было. Как же это больно, когда пони, которого ты любишь всем сердцем, просто… забывает о тебе. Хотя, откуда мне знать? Обо мне ни Ватер, ни Лазури никогда не забывали. В прошлом месяце, когда я праздновал свой день рождения в академии, они из шкуры вон лезли, что бы попасть ко мне, хотя я пообещал, что появлюсь к концу недели дома. А я? Я просто забыл о, возможно, самом важном дне для Ватер. Дне, когда она родилась.

— Что случилось? – Лазури, стоя на пороге, встревоженно смотрела на меня. – Куда она ушла?

— Прости её за это, – вздохнул я, а затем зашел в дом, проходя мимо Лазури. – У неё есть веские причины на такое поведение.

Лазури кивнула и, закрыв дверь, мы вернулись в комнату. Бард наигрывал весёлую мелодию, а Шарко старательно пыталась нарисовать что-то на листе бумаги.

— Что рисуешь? – я подошел к кобылке и заинтересованно посмотрел на лист бумаги.

— Я думаю, что Ватер немного расстроилась и хочу её поддержать, – кобылка показал мне слегка неряшливый рисунок Ватер Шарк.

— У Ватер кьютимарка немного по-другому выглядит, – улыбнувшись, я ткнул в круп нарисованной пегаски копытом.

— Да? И как же?

— Арбалетный болт это не стрела от лука.

— А я всегда думала, что это стрела... – ойкнув, начала исправлять свой рисунок кобылка.

Я погладил её по гриве и отошел. Лазури, облегчённо легла на диван. Я, отправив барда, домой, закрыл за ним двери и присел рядом с пегаской.

— Так, что это за подарок? – Лазури заинтересованно посмотрела на меня своими синими глазами, свесим свою голову на моё плечо.

— Ты всё увидишь сама, – я медленно провёл своей ногой по её гриве, и остановился на её щеке. – Ты сегодня даже не стала наряжаться, как ты обычно делаешь на свой день рождения.

Её глаза округлились и она удивлённо подняла голову.

— Откуда ты это знаешь?

— Не важно, – я отвернулся от неё и встал с дивана. – Его ещё нет в доме.

— Значит, ты сейчас вынуждаешь меня караулить дверь всю ночь.

— Ну, попытайся, – я хохотнул и пошел на второй этаж. – Спокойной ночи.

— Блэк! – Лазури поднялась с дивана. – Я не люблю ждать сюрпризов!

Улыбаясь, я поднялся наверх и пошел в свою комнату…


Дверь в мою комнату открылась, отчего я сразу же поднял голову.

— Уже ищешь? – спросил я, с улыбкой смотря на смущённую Лазури.

— Ты ждал меня?

— Да, – я кивнул и, зевнув, магией закрыл за пегаской дверь. – Обернись.

Она повернула голову и растерянно посмотрела на коробку, из которой доносились шорохи.

— Это… — она подошла к коробке, и открыла.

Внезапный визг заставил меня соскочить с кровати и испуганно посмотреть на Лазури.

— Что случилось? – мордочка Шарко, открыв дверь, заглянула внутрь комнаты.

— Щенок?! – Лазури, дрожа, держала в своих копытцах чёрного щенка. – Серьёзно?

— Да, – я почесал затылок и растерянно улыбнулся. – Я думал, что тебе нравятся животные.

— Да! И ещё как, – воскликнула Лазури, прижимая щенка к себе. – Как его зовут?

— Сама выбирай, он твой.

— Круто! – Шарко, встав на задние ноги, гладила щенка, который лизал её щёку – Ай, щекотно.

— Я думаю, что назову его… Скамп, – Лазури слегка приуныла, вспомнив о своём мёртвом друге, но радость всё ещё была у неё на лице.

— Думаю, это хорошее имя, – я положил ей на плечо своё копыто, а затем посмотрел на щенка. – А сейчас найдите для него место, где он будет жить, я кое-кого жду.

— Ватер? – шепнула мне на ухо Лазури.

— Ага, – я кивнул, зевая. – Мне надо и ей подарок сделать.

— У неё сегодня…

— Да.

Глаза Лазури округлились, а затем она вздохнула.

— Почему ты мне не сказал? Я же даже подарок ей не подготовила.

— Я только сегодня узнал об этом, – мне было неловко признавать это, но врать Лазури мне не хотелось.

— Как? – она удивлённо посмотрела на меня. – Вы же с ней друзья, и, я думала, довольно давно.

— Ну, каждый её день рождения я проводил, наблюдая за тобой.

— Ах вот откуда ты знаешь, что я люблю выряжаться?

— Агась.

— Мам, можно он будет жить в моей комнате? – Шарко играла со Скампом своим хвостом.

— Да, думаю, что можно.

Они вышли из комнаты, а я улёгся в кровать и приступил ко второй части плана. Спустя два часа, раздался лай (чёрт, я уже жалею, что купил собаку), который и оповестил меня о пришествии второй именинницы. Дверь открылась и Ватер, со съехавшей набекрень гривой, зашла внутрь, тяжело дышав. Я лежал на кровати, улыбаясь, смотря на неё.

— Понравился новый щенок?

— КАКОГО ЧЁРТА?! – Ватер зло смотрела на меня. – Я чуть инфаркт не схватила, когда поднималась на второй этаж.

Она медленно подошла к кровати и просто свалилась на неё.

— М, готова к подарку на день рождения? – её голова тут же поднялась и она удивлённо посмотрела на меня.

А затем её лицо расплылось в улыбке.

— Я жду от тебя именно этих слов, – по её ехидному выражению лица я уже понимал, что меня ждёт, но другого выбора у меня просто не было.

— Да-да, я твой на всю ночь, можешь делать всё… — договорить я уже не успел, она впилась своими губами в мои, и прижала к кровати…


— Я не это имел ввиду, когда говорил всё! – я злобно таранил взглядом Ватер, которая лежала на мне, и, свесив ногу с кровати, болтала ей.

— Но ведь это мой подарок, да?

Я закатил глаза и попытался освободиться.

— Как долго я буду привязан к своей же кровати?

— До утра ещё час, я думаю, что мы успеем.

— ТЫ СЕРЬЁЗНО?! – я готов был взмолиться всем тёмным богам только ради того, что бы утолить всю похоть этой кобылы. – Пять раз, ПЯТЬ!

— Маловато будет, – она ухмыльнулась и, зевнув, слезла с меня. – Ладно, честно говоря, я сама немного подустала.

НЕМНОГО?!

— Я спать…

— А меня развязать?! – но всё было впустую.

Я захотел клопнуть себя по лбу копытом. Я же, мать его, единорог! С помощью простого заклинания телепортации, я легко освободился от верёвок, которыми меня связала Ватер. Я ещё раз зло посмотрел на неё. Она храпела, разложившись на всю кровать.

— В следующий раз подарю тебе щенка или котёнка, – недовольно буркнул я и пошел по направлению к ванной…


— Итак, вашей задачей будет превратить мышь в кошку, – Тик-Так стояла за столом, сложа копыта на нём и осматривала всех, кто находился в аудитории, своим «Вамниктонепоможет» взглядом. — Как только вы выполните задачу, вы сразу же получаете зачёт.

Мы находились в 63 аудитории, где проходил экзамен по магии изменения. Этот круг магии требовал предельной концентрации.

— Мисс Так, сколько у нас будет попыток? – Рейн, фиолетовый единорог, дрожа от страха, поднял свой испуганный взгляд на преподавателя.

Как назло, во время практического экзамена у меня в голове крутилась только одна песня, которую напевал на прошлой неделе мой отец.

«Кто-то, кто-то,

Находясь в состоянии полёта,

Взял, и все сумкобомбы разом открыл.

Кто-то, где-то.

Посередине лета,

Взял и зелёные джунгли,

Огнём вдруг залил!»

— У вас будет три попытки, если вы не сможете в третий раз, вы будете назначены на пересдачу.

«Доброе утро, Бедленд!

Ты улыбаешься в нужный момент!

Кто-то, где-то,

Пьёт небоклановский коньяк, запивая чайком!

А кто-то, где-то.

Ногами месит болото, к вражеской столице подбираясь тайком!»

К мадам Тик-Так вышел синий единорог с белой гривой, рог преподавателя засветился алым цветом, и перед учеником появилась мышь.

— Давайте, но помните, главное концентрация!

«Доброе утро, Бедленд!

Я знаю, ты улыбаешься в этот момент!

Доброе утро Бедленд!

Сегодня тут я натяну свой тент!

Ах, как сладко, проснуться в обнимку с палаткой,

Когда в ней лишь меч мой лежит.

Ах, как гадко, командор обычной лопаткой,

Пленных зебринцев потрошит!»

Песня крутилась у меня в голове, я даже не заметил, как список дошел до меня. Я поспешно вышел вперёд и посмотрел на белую мышь. После чего я направил свой рог на неё и сконцентрировался.

«Кто-то от пива пьянеет,

Кто-то от травки балдеет.

Мечник решил, что он лётчик.

Беспредел!

Кто-то с ранением стонет,

Кто-то в болоте тонет,

Мечник разбежался по полю и взлетел!»

Из моего рога вырвалось чёрно-красное сияние и начало обхватывать мышь.

«МИНА!»

Внезапный взрыв раздался снаружи и я вздрогнул. Сияние резко перешло с мыши на меня и я почувствовал небольшие покалывания. Меня начало поднимать в воздух…


Я лежал в руинах здания. Что могла произойти? Неужели…?

— Есть кто в живых?! – мисс Тик-Так, с ободранной кожей в области крупа, ошалевшим взглядом осматривала раненых, всех кто умудрился выжить в обломках здания.

Я поднялся на ноги, сбросив с себя пару досок. Что-то было не так, почему у меня было такое ощущение, будто я сильно похудел?

— Что произошло? – спросил я, подойдя к мисс Так, и тут же остановился.

Голос был не мой. Он был значительно выше, и звучал абсолютно не так, как будто, только что, за меня это сказала… кобыла? Я посмотрел на свои ноги, и обомлел. Кто покрасил меня в белый цвет?!

— Не знаю, дорогая, – преподаватель обошла меня взглядом и остановилась на моём крупе. – Стоп, кто ты такая?

ТАКАЯ?!

— Зеркало мне, быстро! – мой рог засветился и из него вылилась струя воды, ударившись прямо в мисс Так. – Извините.

Кобыла недовольно посмотрела на меня и отошла. Я подошел к образовавшейся луже и заглянул в неё. На меня смотрела молодая белая кобыла с красно-чёрной гривой. Это был… я?!

— Я… стал кобылой?! – вздрогнув от своего же собственного голоса, я жалобно посмотрел на Тик-Так. – Вы можете это исправить?

— Что? Кто ты такая?

— Я Блэк, не узнаёте меня?

— БЛЭК!? – её голос чуть не сорвался на визг. – Но как?

— Хороший вопрос, я…

Гигантский летающий остров над городом заставил меня остановиться и обделаться от страха.

— Фу, что с тобой? Недержание? – зелёная единорожка рядом со мной поморщилась и отвернулась.

А я продолжал смотреть на этот остров, отступая назад, пока мой зад не ударился об ящик.

— Что с тобой такое? На что ты уставилась? – Тик-Так недоумевающе смотрела то на меня, то на остров.

Мой взгляд был прикован к этому существу, которое прямо сейчас висело над городом. Оно было гигантских, нет, колоссальных размеров. Оно застилало небо.

— Летающие острова тут, конечно, редко бывают, но это не повод мочиться на пол, – проворчала Тик-Так. – Пошли, нам нужно разузнать, что вызвало взрыв такой силы.

Я покачал головой. Нет, не возможно. Это невозможно убить, как можно убить живой остров, который по размерам был в миллиарды раз больше вас? С таким же успехом муравей прямо сейчас мог убить меня!

— Так, нам нужно с ней что-то делать, – обеспокоенно сказала Тик-Так

А остров двигался, он искал кого-то. И я прекрасно знал, кого.

— Мне нужно идти, – сказал я, а затем пробежал мимо преподавателя и зелёной единорожки, которые дёрнулись от моего резкого сдвига.

Я наступил в свою же собственную лужу и смущённо извинился перед ними. После этого я устремился вперёд, пробираясь между сломанными улицами. Чёрт знает, что сейчас с моим домом, если я попытаюсь телепортироваться, то меня может просто зажать в обломках… вот чёрт. Ватер, Шарко, Лазури, Скамп. Интересно, а за полгода щенок вырос во взрослого пса? Ведь я именно с тех самых пор его не видел. Между тем, прямо на улице передо мной возникло нечто. Странное существо, которое внешне походило на собаку со щупальцами, раскрыло свой рот, и впилась отростками из своего тела в лежащего на земле пегаса.

— Отстань от него! – проорал я, и из моего рога вырвалось копьё льда.

Оно проткнуло странное существо, у которого, мать моя кобыла, не было глаз! Как оно ориентируется?! Вместо лица у него был странный белый купол. Существо издало рык (откуда он шел, я честно не знаю) и, вытащив свои щупальца из пегаса, оно побежало ко мне. Я телепортировался за его спину и метнул в него огненный шар. Существо развернулось в воздухе и, когда шар огня настиг его, оно взвизгнуло, и загорелось.

— Вы в порядке… ЧЁРТ! – увидев то, что от него осталось, мой желудок невольно взбунтовался.

От тела молодого и внешне здорового пегаса осталась лишь иссохшая и скрючившаяся оболочка серого цвета. Это существо сожрало всё, что было внутри пегаса всего за пару секунд?! Между тем, я услышал рёв ещё нескольких тварей. Я припал к земле и мой рог засветился. Слегка приятное охлаждающее ощущение окутало меня и я, слившись с землёй, пополз дальше. Мимо меня пробегали толпы этих странных существ с отростками из всех частей тела. Где стража, где все пони, где… мой отец!? Добравшись до своего дома, я облегчённо выдохнул. Он был цел. Тут кто-то резко выключил свет. Я поднял голову, и снова готов был обмочиться, но сдержал себя в копытах. Остров завис над нами, с его днища к земле тянулись отростки, толщиной, наверное, с километр! Они медленно продвигались к земле, на пороге дома возникла фигура Лазури. Она испуганно смотрела на это зрелище, прикрыв копытом свой рот.

— Лазури! – я окликнул её, и развеял заклинание маскировки. – Привет, нам необходимо убираться из города!

Она недоумевающе посмотрела на меня и убежала в дом. Я чертыхнулся, и забежал вовнутрь. Ватер, стоя над иссохшим трупом Скампа, прижимала к себе Шарко.

— Привет, нам нужно…

Мою ногу что-то схватило и меня уронило на пол. Я больно приложился об него и посмотрел на свою ногу. Лезвие меча обвязало её и тянуло к Лазури, которая гневно пилила меня взглядом.

— КТО ТЫ ТАКАЯ?! – проорала пегаска, топнув ногой. – И ОТКУДА ЗНАЕШЬ МЕНЯ?

— Это же я… — я клопнул себя по лбу копытом, и чертыхнулся. – Я Блэк и да, я сейчас кобыла, но это уже совсем другая история!

Глаза Лазури распахнулись, она выронила уруми изо рта.

— Ч…чего!?

Как только я поднялся с пола, в меня тут же влетела Ватер, опрокидывая обратно.

— Это одна из шпионок, как Биг или Ролл, нельзя ей доверять. Надо уходить.

— А как же Блэк, он сейчас в академии.

— Я попытаюсь его разыскать…

— Я И ЕСТЬ БЛЭК! – попытался заорать я, но тут же получил копытом по морде.

— Молчи, и говори, кто ты.

— МНЕ ЧТО, ВСПОМНИТЬ ПРО ТО, КАК ТЫ МЕНЯ В КРОВАТИ СВЯЗАЛА НА СВОЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ?!

— Чего? – Лазури удивлённо посмотрела на Ватер.

— Я… ты… откуда? – бледно-синяя пегаска стремительно набирала краски, но по прежнему крепко прижимала меня к полу.

— ПОТОМУ ЧТО Я БЛЭК! – я захрипел и начал пытаться оттолкнуть её своими ногами.

Повернув голову, я жалобно посмотрел на золотистую пегаску

– Лазури, прошу, это действительно я…

В моих глазах потемнело и я начал терять сознание.

— Отпусти её, – Лазури прижала к себе перепуганную и ошеломлённую Шарко.

— Но…

— Отпусти, она задыхается! – Лазури повысила тон, это подействовало.

Я почувствовал, как хватка Ватер ослабляется и я тут же начал жадно глотать воздух.

— Если ты действительно Блэк, то, как мы впервые встретились? – Лазури встала надо мной, смотря на меня хмурым взглядом.

— В детстве, когда мы были жеребятами, у тебя забрали куклу, ты пыталась её вернуть, я тебе помог, правда…

— Тебя потом избили из-за меня, – Лазури облегчённо выдохнула, а затем обняла меня. – Это действительно ты.

— Но… как ты стал кобылой?! – Ватер выглядела так, словно увидела призрака.

— Стойте, если это папа, то теперь у меня две мамы!? – Шарко выглядела не лучше.

— Давайте потом будем отвечать на этот вопрос? – я поднялся на ноги, наблюдая за существом в двери.

— Что это за твари? – прошептала Ватер, глядя на существо.

— Не знаю, – ответил я.

Мой рог засветился, и тварь тут же рванула ко мне.

— Получи! – из моего рога вырвался луч огня и протаранил существо насквозь.

Оно издало оглушительный визг, отчего мне пришлось заткнуть уши своими ногами.

— Чёрт, как громко, – процедил сквозь зубы я. – Нам надо уходить из города, как можно быстрей.

Внезапно, над городом вспыхнул яркий красный свет. И я увидел его. Это мог быть только он, мой отец. Вспышка погасла, в следующий момент молния протаранила остров. Громкий гул прошелся по всему Бедленду, нет, по всему королевству. Мне казалось, что это кричат тысячи, нет, десятки тысяч пони. Неужели это… крик Лукара? Выходит, что мой отец всё же смог ранить его? Где сейчас мой…

— Лазури, Ватер, Шарко, – знакомый голос раздался у меня за спиной и я резко развернулся на сто восемьдесят градусов.

— Оу, здравствуйте, – Лазури подбежала к змеиному королю, помогая ему устоять на ногах.

Мой отец выглядел… измотанным. Он был весь в ссадинах и побоях, как будто его только что избила толпа буйволов.

— Где Блэк…

— Я тут, пап.

— ЧТО?! – взгляд моего отца упал на меня.

Лишь через пару секунд он смог сфокусировать своё зрение на мне. Каждую секунду он становился всё старше и старше. У него появилась седина в гриве.

— Как это вышло? – он выглядел ошеломлённым.

— Не знаю, как нам тебе помочь? Ты выглядишь… плохо.

— Мне уже не помочь, – он зашелся в приступе сильнейшего кашля, если бы не Лазури, то он бы упал. – Я уже не смогу вернуть тебе прежний облик.

— Нет, пап, только не говори мне, что ты собираешься…

— Да, мне уже давно пора умереть, эта искра осветила своё, – он улыбнулся беззубым ртом. – Дальше всё будет на тебе…

— Папа, не надо, мы всё ещё можем… – я держал его за копыто, помогая уложить его на пол.

— Нет, Блек, я уже давно мёртв, – он снова зашелся в приступе кашля. – Найти шесть элементов, помнишь? Последняя надежда…

— Да пап, – из моих глаз текли слёзы, капая на его седую гриву.

— Не оплакивай старика, – он улыбнулся, а затем прошептал. – Ближе.

— Что?

— Ближе… — он попытался подтянуть меня своей ногой, но вместо этого она просто выпала из моих копыт.

Я кивнул и приблизился к нему. Он что-то шептал, но я не понимал что.

— Я не слышу тебя, пап…

— Не подведи меня, шоу… должно… продолжаться, – прохрипел он и рассыпался в прах.

Я испуганно смотрел на то, как его останки уносит ветер, который дул из открытой двери. Мы ведь даже не сможем его похоронить… внезапный крик вырвал меня из моих мыслей. Я поднял голову и увидел, как щупальце пробивает окно, и впивается в шею Шарко. Кажется, я кричал. Я попытался обрубить фиолетовый отросток, но было уже слишком поздно. Иссушённая тушка когда-то милой и красивой кобылки упала на пол, верней, она медленно опустилась на него. Теперь я понимал, что я однозначно кричу. Кричу и изничтожаю ту тварь, которая только что, на моих глазах убила мою дочь. Когда от существа, внешне похожего на очень уродливую собаку, осталось всего пару кусков и купол, меня кто-то схватил, и прижал к себе. Я продолжал кричать и плакать, пока мне кто-то не влепил пощёчину.

— ОЧНИСЬ! – мордочка Ватер появилась передо мной. – ТЫ НАМ НУЖЕН!

— Уходите, – прошептал я, сворачиваясь в клубок. – Оставьте меня здесь, спасайтесь…

— НЕТ! – она топнула ногой, и, схватив меня за гриву, заставила посмотреть в её глаза. – СЛУШАЙ СЮДА, ОНА УМЕРЛА, ДА! ЭТО БОЛЬНО ОСОЗНАТЬ, НО ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ТАК! ЭТОГО НЕ ИСПРАВИШЬ! А ТЕПЕРЬ ХВАТИТ УПИВАТЬСЯ СВОЕЙ БОЛЬЮ, ЕСЛИ ТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЛЕК, ТО ВОЗЬМИ И СОЖМИ ВСЕ СВОИ СИЛА В ЯЙЦА, КОТОРЫХ У ТЕБЯ УЖЕ НЕТ! ПОШЛИ ОТСЮДА, ПОКА САМИ НЕ СЫГРАЛИ В ЯЩИК!

Я ошарашенно смотрел на Ватер Шарк, которая продолжала лепить мне пощёчины, до тех пор, пока я не схватил её копыто своим.

— Хорошо, – прошептал я, беря себя в копыта. – Пошлите…

— Моя девочка, почему… — Лазури лежала рядом с высохшей оболочкой Шарко, и плакала. – Я ужасная мать, я…

— НЕТ! – рявкнула Ватер. – ХВАТИТ ЛИТЬ СЛЁЗЫ, ПОРА ВЫБИРАТЬСЯ!

Бледно-синяя пегаска со всей силы ударила Лазури по щеке. Та, схватившись за своё лицо, удивлённо посмотрела на неё.

— ПОШЛИ, МАТЬ ТВОЮ! – Ватер насильно подняла золотистую пегаску и толкнула к выходу. – Почему тут все так сопли разводить любят!?

Выпихав нас на улицу, Ватер рысью побежала в сторону ближайших джунглей.

— Пошлите быстрей! – шикнула она. – Они сейчас придут сюда и что-то мне подсказывает, что их будет больше.

— Лазури… — я обнял золотистую пегаску. – Мне жаль, но нам действительно нужно идти…

— Я знаю, я… понимаю, – она всхлипнула и поковыляла в сторону Ватер.

Обернувшись, и посмотрев на свой дом, я увидел, как нечто размером с дерево ломает его своими уродливыми ногами.

— Твари, – прошипел сквозь зубы я, отворачиваясь.

Кто ещё умрёт сегодня? Скамп, папа, Шарко… скольких вы у меня ещё заберёте? ПОЧЕМУ БЫ ВАМ НЕ ЗАБРАТЬ МЕНЯ?! Кажется, я опять плакал, но начался дождь, я был не до конца уверен, что стекает по моим щекам. Слёзы, или простая дождевая вода. Одно я знал точно.

— Шоу должно продолжаться, – прошептал я, скрываясь в кустах…