Беседы о Тауматургии

Два пони в вечернем баре завели беседу о странной науке. В какие только дебри, в общем то, не заходят обычные светские разговоры.

ОС - пони

Замерзшая надежда

Небольшая история от автора «Идеального дня». В ней рассказывается о чувствах Дерпи Хувз, которая вынуждена вместе со своей дочерью и другими чудом уцелевшими пони выживать во время чудовищных холодов обрушившихся на Эквестрию. P.S. Идея данной истории пришла автору после прохождения игры: «Frostpunk».

Дерпи Хувз Другие пони Флёр де Лис

Шанс для Троицы, Сестричек и Старого скрипача

Самое крупное собрание семейства Эппл принесло всей родне Эпплджек множество проблем, приключений и их же решения. Эта история о нескольких родственниках трудолюбивой пони, пережившие свое собрание и свое приключение во время этого празднества, где каждый сумел извлечь свой урок.

Эплджек Другие пони

Лунный Мэйнхеттен

Зарисовка из жизни рассеянного земнопони, который узнаёт много нового о чайной культуре Эквестрии, когда к нему в большой город приезжает его особенная пони.

Другие пони

Я твоя мать

Старлайт пришла отомстить. Но злодейке просто необходимо высказаться. Или к чему приводят путешествия во времени.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

По лесным тропинкам.

История о приключении трех пони пони, зебры, пегаса и единорога в глубины вечно-зеленого леса. Поверьте, там все не просто так. Под другими пони подразумевается, что там действительно много других пони, главные герои, в основном,- другие пони.

Принцесса Луна Другие пони Доктор Хувз

На вершине

Что значит быть Селестией? Что значит быть «на вершине»? Селестия знает. А вскоре узнает и Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Проблемы и сложности попытки назначить свидание Твайлайт Спаркл

После многих лет принцесса Селестия таки поняла, что влюблена в Твайлайт Спаркл. Теперь она твердо намерена ей признаться. Многие пони и не-пони пытаются ей помочь, и поднимается столько хаоса, что Дискорд ушел в отпуск и в этой истории не появится вообще.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Ориентир

Очередное представление Великой и Могущественной Трикси в Понивилле. В какой раз она приезжает сюда, чтобы... В самом деле, почему она всё время посещает этот город, в котором живёт столь нелюбимая ей Твайлайт? Ведь давно известно, что Twilight never changes. Does Trixie?

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер Санбёрст

Тортокрадка

Принцесса Селестия стала замечать,что кто-то крадет и ест её тортики.Полна подозрений,она идет к спальне Ночной Принцессы...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: MurDareik
Глава 7. Шоу должно продолжаться Глава 9. New Kid in Town

Глава 8. Смести приоритеты

I'm comeback, возвращаемся на старый ритм, главы будут выходить раз в 5-7 дней (быстрее не могу, увы)

Глава 8. Смести приоритеты

Я снова был жеребцом, я висел над пустотой и наблюдал за семью существами, которые спорили…

— Нужно действовать рационально, необходимо всё это забыть и двигаться дальше! – за столом парило черное существо, которое внешне напоминало шар с красным ядром внутри, оно не имело ног, и не касалось… пола, которого тут тоже не было.

— Просто забыть обо всех потерях?! – негодующе топнул копытом пони-пегас-единорог, у него были крылья и рог одновременно, мне все это снится?

— Он впадёт в депрессию, нам необходимо это предотвратить… — пролепетала розовая кобылка с очень забавной вьющейся гривой.

— Депрессия, это хорошо, – прошипела тень напротив неё. – В депрессии он сможет не обращать внимания на некоторые вещи.

— Седьмой! – кобылка зло посмотрела на тень. – Это неправильно! Он может пойти на суицид!

— Если это произойдёт, то значит, он слаб…

— Ты это он! – покачав головой, вмешался серый пёс, который внешне немного смахивал на волка. – Мы все часть его.

— Все, кроме меня, – хохотнула тень. – Я есть в каждом существе.

Я стоял посередине и наблюдал за тем, как они спорят друг с другом, где я нахожусь? И что произошло с Лазури и Ватер? Где они?

— Он наблюдает, – спокойный и уравновешенный голос серебристого пони в шляпе прервал споры, его взгляд встретился с моим.

«Что происходит, где я?» — мой голос разошелся, казалось, на весь мир, при этом я даже не открыл рот, что бы сказать то, что думаю.

— Ты в своём подсознании, – спокойным и размеренным тоном ответил пони в шляпе. –Сразу отвечу на твой следующий вопрос «Кто мы такие», мы твои авторы, мы те, кто отвечает за твой разум и за твой… внутренний мир.

«Откуда вы появились в моём подсознании?»

— Каждый из нас имеет свой номер, чем номер больше, тем автор старше. Мы появляемся по мере надобности и по мере твоего развития, первым из нас был седьмой…

Я посмотрел на тень, которая висела в воздухе. Самое странное было то, что всё вокруг было чёрным, как я могу видеть тень во тьме?

— Затем появился я, ну, а дальше по порядку, – он кивнул головой на остальных существ.

« И за что вы отвечаете?»

— Правосудие и справедливость, – отчеканил серебристый пони. – Я пятый.

— Смех и радость, – улыбнулась розовая пони с бантом на хвосте. – Я первая.

— Ложь и самосохранение, – хмыкнула тень. – Я седьмой.

— Доблесть и честь, – гордо подняв голову, сказал серый пёс. – Я второй.

— Ум и рациональность, – будничным тоном ответил чёрно-красный шар. – Я четвёртый.

— Свобода и самолюбие, – усмехнулась синяя пегаска с голубой гривой, которая чем-то напоминала мне острые колючки. – Я третья.

— Гордость и сила, – прохрипел красный дракон с шипами на хвосте, он был размером с детёныша дракона, но не был похож на ребёнка. – Я шестой.

— Нас семь, мы твои авторы, мы отвечаем за твои слова, поступки и действия.

«Ты хочешь сказать, что всё, что я делал, это было по вашей милости?»

— Не всё, – серебристый пони поморщился. – Но почти все твои идеи и мысли были созданы нами.

— Мы это ты, а ты это мы, – продолжая улыбаться, сказала первая.

«Как мне отсюда выбраться?»….


Я лежал на земле, на моём боку было большое пятно засохшей слизи, видимо это кровь тех существ, ну, или по край ней мере то, что вытекало из их ран. Рядом со мной, уткнувшись в свои копыта, лежала и плакала Лазури. Ватер стояла и смотрела на кроваво-красный рассвет. То, что произошло не сон? Да, определённо, всё это правда, тогда я должен быть… да. Я всё ещё нахожусь в теле кобылы. Чёрт, как это непривычно… такое хилое тело, хотя я должен признать тот факт, что сброс пары десятков килограмм заметно повлиял на мои движения.

— Лазури, нам нужно идти, – повернувшись, сказала Ватер, смерив меня недоверчивым взглядом. – Вдруг это не Блэк, как мы можем ей доверять?

Что? Она опять заводит этот разговор?

— Она знает то, что знал только Блэк, – всхлипнув, золотистая пегаска поднялась на ноги. – Это определённо он…

— Вдруг они просмотрели его мозги? – Ватер остановилась около нас, и посмотрела на меня сверху вниз. – Его воспоминания, что если это шпион?

— Какой смысл шпионить за вами? – фыркнул я, отворачиваясь. – Я и не подозревал, что ты такая недоверчивая, Ватер.

— Она прав,а – кивнула Лазури. – Нет смысла шпионить за нами, мы ведь бесполезны, я даже не смогла спасти свою девочку…

Золотистая пегаска опустила голову, слёзы окропляли землю под ней. Я растерянно посмотрел на неё.

— Я помню её улыбку, я до сих пор слышу её… голосок, – продолжая лить слёзы, сказала пегаска. – Мы ведь даже не похоронили её толком…

Я вздрогнул, она была права, теперь и до меня дошло осознание того, что я потерял, через пару секунд слезу пролил и я, причём не одну.

— Ты помнишь её подарок на твой день рождения? – с грустной улыбкой спросила Лазури, посмотрев на Ватер.

— Я… да, – вздохнув, ответила бледно-синяя кобыла. – Помню.

— Как она тебя обняла, а потом…

— Я её оттолкнула от себя из-за чего она ударилась боком об стол, – кажется, даже Ватер была в шаге от того, что бы заплакать. – Какая же я тварь…

— Ты так и не объяснила, почему ты это сделала, – спросил, продолжая плакать, я.

— Понимаешь… — Ватер грустно посмотрела на меня. – Я не люблю, когда до меня дотрагиваются кобылы.

— Почему? – я удивлённо поднял на неё свои глаза, попутно смахивая слезу со щеки.

— Это, – она сглотнула. – Я не хочу рассказывать.

Лазури хотела уже задать вопрос, но, положив ногу ей на плечо, я покачал головой. Ватер топнула копытом.

— Пошлите, пока и я не разревелась, как маленькая кобылка.

— Куда идти? – я устало посмотрел на поворачивающуюся пегаску.

— Куда-нибудь, лишь бы подальше от тех тварей.

— Они уничтожители миров, они уничтожат всё на своём пути, мы бессильны…

Внезапно я осознал, что вижу на лице пегаски улыбку. Грустную, но всё же улыбку.

«Если у тебя опускаются ноги,

Если у тебя в жизни что-то не так,

Бросили друзья?

Умираешь от скуки?

Мусор в голове,

А в доме бардак?

Если у тебя, после лёгких денёчков,

Резко началась полоса неудач,

Злоба и вражда собрались из кусочков,

Бьют по морде, а в округе жесткач…»

Я удивлённо смотрел на поющую Ватер, которая улыбалась, глядя на меня.

«Попридержи психоз,

И напряги все силы!

Заставь работать мозг,

Вставай хоть из могилы!

Смести приоритеты, на сторону добра!

И жизнь наполнит светом,

Счастливая пора!»

Она явно фальшивила, пение было не её сферой деятельности, но сама песня, где я мог её слышать?

« Снеси приоритеты, на сторону добра!

И жизнь наполнит светом,

Счастливая пора!

Снеси приоритеты, на сторону Любви!

Всех жителей планеты на подвиг вдохнови!»

Меня проняло, слёзы снова начали выступать на моём лице, но в этот раз это были слёзы радости.

— Ватер… — я улыбнулся и, подойдя к пегаске, обнял её.

Она слегка вздрогнула, но не стала меня отталкивать.

— Я помню, как ты пел эту песню мне, когда мне было плохо, – она отошла от меня, слегка поморщившись. – Тогда, когда ты первый раз меня встретил.

— Неужели тебе так не нравятся кобылы? – я приподнял бровь.

— Да, я не люблю, когда они касаются меня, – она отвернулась и посмотрела куда-то вдаль. – Нам пора, эти существа вряд ли станут медлить.

Я кивнул и, подтолкнув Лазури, выдвинулся за Ватер.


— Я не думаю, что нам стоит задерживаться в этой деревне…

— Ты чей город деревней назвала?! – зло спросил у Ватер коричневый жеребец с красной гривой, который, как мы уже позже выяснили, носил имя Нот Абас.

Это был достаточно крупный жеребец в доспехах, с мечом полуторником в ножнах, я вдруг резко соскучился… соскучилась… соскучился? Чёрт, как мне воспринимать самого себя? Как жеребца, или как кобылу?! В общем, я соскучился по своему мечу, как давно я вообще его держал во рту?

— Она никого не хотела обидеть, – улыбнувшись, Лазури встала перед жеребцом, закрывая Ватер от его недоброго взгляда, она виновато посмотрела на него. – Простите, не подскажите где тут ближайший порт?

Жеребец нахмурился и мотнул головой в сторону гор вдалеке.

— Порта у нас нет, но вы можете дойти до Криворожья и найти там капитана Хлебную бороду.

Я издал смешок, после чего поймал на себе злой взгляд жеребца.

— Почему… у него такое странное прозвище? – спросил я, виновато почесав затылок.

— Я не знаю, – жеребец пожал копытами. – Но он единственный, кто согласен возить пони через тёмные воды, помимо кораблей из Бедленда.

— А что не так с тёмными водами? – удивлённо спросила Лазури.

— Пираты, – фыркнул Нот Абас. – У меня копыта чешутся с ними разобраться, да вот никак команду не подберу для налёта на их лагерь.

— У них есть лагерь?

— Да, небольшой остров, в двух неделях плавания от залива кривого рога.

— Почему никто не хочет уничтожить этих пиратов?

— А вы видите здесь много воинов? – издав смешок, спросил жеребец. – Тут едва хватает стражников, такая же ситуация во всех городах клана змеи, даже в Бедленде, у нас всё держится исключительно на соплях, мы не способны сражаться в открытом поле, только обороняться и прятаться, у нас нет воинов.

— А как же ассассины и убийцы, которые обучаются в клане змеи? – я приподнял бровь.

— Я сказал воины, а не крысы, – фыркнул красногривый жеребец. – Воин выходит в чистое поле, не боясь врага, он честен перед противником и перед собой…

— А ещё он, видимо, очень глуп, – хмыкнул я.

— Он храбр!

— Иногда не стоит путать храбрость с глупостью, хотя я уже начинаю думать, что это одно и то же. Храбрость это глупость…

— Простите её, – Лазури резко воткнула своё копыто мне в рот. – Она сейчас в депрессии, мы все недавно пережили… потрясение.

— Бывает, – жеребец хмыкнул. – Мне, собственно, без разницы, если хотите успеть на следующее отправление, то вам необходимо будет выйти уже сейчас.

— Хорошо, спасибо, – продолжая мило улыбаться, сказала Лазури.

Жеребец кивнул и ушел в сторону таверны, золотистая пегаска достала копыто из моего рта, и смерила меня суровым взглядом.

— Мы же уже это обговаривали, помнишь? – наши взгляды встретились. – Смести приоритеты, стать лучше, и попытаться спасти…

— Это невозможно, – я покачал головой. – Как бы мне не хотелось, но что я могу? Что может один маленький пони против этой необузданной силы? Что может…

— Один маленький пони, может, ничего и не сможет, но вот вместе, – Лазури притянула меня к себе, а затем вопрошающе посмотрела на Ватер, та лишь вздохнула и тоже подошла на всеобщие обнимашки. – Мы способны на многое!

— Например, опоздать на корабль, – усмехнулся я.

— Ой, – Лазури отпустила меня и отошла на пару шагов. – И в правду, думаю, что пора выдвигаться, если хотим успеть.

— Ага, – мрачно заметил я и прошел мимо неё, в сторону гор.

— Послушай, Блэк, я понимаю, ты переживаешь из-за той ответственности, что сейчас на твоих плечах, – Лазури, натянув на себя седельную сумку, догнала меня – Но ты же помнишь слова своего отца?

— Шоу должно продолжаться. Что это вообще за бред?

— Бред?! – резкий голос какой-то кобылы заставил меня отпрянуть в сторону. – Как ты можешь так говорить?!

Розовая кобыла с вьющимися чёрно-красными кудряшками стояла и смотрела на меня, как на идиота.

— Это же слова величайшего музыканта всех времён и народов! – пророкотала она, поднимаясь на задние ноги. – Вы очень глупая кобылка!

— Отвали, не твоё дело, – отмахнулся от неё я.

— Эй! Это грубо, – она надула губки, а затем, оттолкнувшись от земли, она прыгнула и приземлилась около меня. – Я Пай-Пай, а тебя как зовут?

— Я вроде сказал тебе уйти, а не подойти, – я зло посмотрел на неё.

— А я не с тобой разговариваю, – она хмыкнула и посмотрела на Лазури. – Ну, как зовут эту красотку?

— Кого? Меня? – золотистая пегаска удивлённо хлопнула ресницами.

— Тут вроде только одна красавица стоит, ну, конечно, кроме меня, – она подмигнула ей и золото стало сменяться на красноту.

— Послушай, ты не хочешь по-хорошему? – я раздражённо повернулся в сторону Пай-Пай. – Тогда мне придётся…

— О, люблю, когда молоденькие кобылки пытаются показать свои зубки, – она хихикнула, а затем одним быстрым движением она приблизилась ко мне и приставила к моему горлу кинжал.

Я лишь закатил глаза.

— Это всё? – скептически спросил я.

Мой рог засиял. Но я не успел ничего сделать, в Пай-Пай влетела бледно-синяя молния и пригвоздила её к земле. Ватер, встав над оппоненткой, одним движением копыта выбила у неё изо рта кинжал.

-Ладно-ладно, сдаюсь, – проворчала розовая земнопони.

Однако Ватер явно не хотела её отпускать, она лишь прижала её к земле ещё сильнее.

— Что тебе надо от нас? – бледно-синяя пегаска вперилась в Пай-Пай своими красными глазами.

— Лишь немного внимания, – Розовая кобыла одним движением придвинула свою голову к Ватер и поцеловала её прямо в губы.

Пегаска расширила от удивления свои глаза, а затем отпрыгнула в сторону, отфыркиваясь и вытирая свой рот копытом. Пай-Пай хихикнула, а затем поднялась на ноги.

— Забавные вы, одна общается, словно она жеребец, вторая недотрога, а третья просто милашка-стесняшка.

— Ты… — прищурившись, произнесла Ватер. – Пошла к чёрту отсюда, пока я тебя не убила на месте.

— О, ты хочешь ещё поцелуйчик? – она послала бледно-синей пегаске воздушный поцелуй, отчего та слегка поёжилась. – Ладно, скучные вы.

В следующий миг кобыла оказалась в переулке, уже убегая от нас.

— Что это сейчас было? – смотря в до гонку Пай-Пай, спросила Лазури.

— Я не знаю, но у меня есть ощущение, что она нас просто водила за нос.

— Или за губы, – хохотнул я.

Я поймал на себе злобный взгляд Ватер.

— Эй, ты хотя бы шутить начала, – улыбнувшись, подтолкнула меня в плечо золотистая пегаска.

— Ага, ты хотела сказать начал, не так ли?

— Ну, да, извини.

— Как долго ты будешь оставаться кобылой? – спросила Ватер, слегка поглядывая себе за спину.

Я лишь покачал головой.

— Не знаю, если я не смогу воспроизвести заклинание смены пола, то, скорее всего, навсегда, либо, как вариант, мне нужно будет найти более искусного мага, чем я, – я повернул голову на бледно-синею пегаску и посмотрел в её глаза. – Но ведь мы продолжим быть вместе, ведь так?

Она жалобно посмотрела на меня.

— Блек, я… хотела с тобой кое о чём поговорить, я честно хотела это оттянуть, но, – голос Ватер дрогнул и её уши поникли вместе с моим сердцем. – Так как ты сейчас совсем другой, то я не думаю, что смогу любить тебя дальше.

— Но ведь это же я! – к моему горлу подполз ком. – Всё, что во мне изменилось, это только внешность, это всё ещё я…

— Я понимаю, но, Блэк, – она посмотрела на меня грустным взглядом. – Я никогда не смогу полюбить кобылу, даже если та была жеребцом, которого я так любила.

Это была последняя капля. Я чувствовал, как во мне что-то ломалось и прямо сейчас это что-то сломалось полностью. Сломалось это с невероятным треском, который можно было сопоставить с рёвом дракона. Моя голова опустилась, а грива поникла. Я совершенно не мог, да и не хотел думать о том, что произойдёт в следующие две секунды. Я даже не задумался о Лазури, для меня было достаточно того, что Ватер уже бросила меня. Надо ли мне ещё услышать то же самое и от Лазури?

— Замечательно, – прошептал я.

Мой рог засветился. Золотистая пегаска потянула ко мне копыто, но я уже телепортировался.

— Прощайте, друзья.


Я оказался вне города. Один среди джунглей, в неизвестном мне месте. Куда я пожелал телепортироваться? Кто бы меня знал, я лишь хотел уйти подальше от того места, не видеть больше ни Ватер, ни Лазури. Я телепортировался в неизвестное место, но… как? Тут не было никого, только я, я и звуки странного инструмента где-то неподалёку от меня.

«О, эти одинокие дни.

Теперь вы со мной.

Только я и они.

Отныне я изгой.

О, эти одинокие дни,

Как же они плохи.

Это самые грустные дни в моей жизни.

Теперь я знаю – они мои»

Звук был похож на лютню, но он был каким-то не таким. Не правильным, но приятным. Я пошел на звук, пробираясь через джунгли.

«Если ты захочешь умереть,

Возьми меня с собой.

Как мне надоело всё это терпеть.

Отныне и навсегда, я изгой.

О, эти одинокие дни.

Теперь вы со мной.

Только я, и они.

Отныне я изгой.

Это одиночество, мой друг.

Быть одному, означает всегда страдать.

Полно пони вокруг.

Но одновременно нет никого, что бы копыто подать.

О, эти одинокие дни,

Теперь вы со мной!

Только я, и они.

Отныне я изгой!»

Я вышел на небольшую, свободную от деревьев и зарослей, поляну, на которой сидел, держа в копытах странный инструмент, чёрный единорог с жёлто-оранжевой гривой.

«Только я и они,

Одинокие дни.

Теперь вы со мной,

Теперь… я изгой»

Он вздохнул и отложил инструмент в сторону.

— Прекрасная песня, – прокомментировал я, подходя к нему.

Его голова даже не поднялась на меня.

— Кто ты? – спросил он, слегка повернувшись в мою сторону.

— Просто одинокий путник, – с грустной улыбкой ответил я, и присел рядом.

— Ты хотела сказать, путница? – он с лёгкой усмешкой посмотрел на меня своими зелёными глазами.

— Ну, да, – всё же придётся отыгрывать роль кобылы, как бы мне этого не хотелось… — Иногда меня переклинивает и я начинаю думать, как жеребец.

— Забавно, – он откинул голову назад и посмотрел на небо. – Как тебя зовут?

— Меня?

Ну, конечно же, он спрашивает меня, но что мне ему ответить? Что меня зовут Блек?

— Эм, К… Кэлби, – почесав затылок, ответил я. – Зови меня Кэлби.

— А меня поджигателем кличут, – он слегка улыбнулся.

— Что? Почему?

— Ну, – его рог засветился оранжевым свечением. – Я очень люблю поджигать всё, до чего дотронется мой рог.

— Тогда будь так добр, дотронься им до меня, – я мрачно улыбнулся и вздохнул.

— Депрессия, а? – он хмыкнул. – Понимаю подруга, сам не в лучшем положений.

— Как тебя зовут на самом деле?

— Фаер Стартер, – он улыбнулся. – В детстве я действительно поджог дом, в котором родился. С тех самых пор меня окрестили поджигателем. Как ты тут оказалась?

— Просто захотел… захотела быть подальше от одного места.

— Дай отгадаю, тебя бросил жеребец и ты захотела оказаться как можно дальше от него, да?

— Ну, да, фактически… откуда ты это знаешь?

— Меня самого бросила кобыла и я пожелал оказаться в таком месте, где она бы меня никогда не нашла.

— Понятна и где же мы?

— Понятия не имею, – он развёл копытами. – Я тут всего час.

— Однако здравствуйте, – пробормотал я, осматривая джунгли вокруг себя. – Думаю, что мы всё же на территории клана змеи.

— Да, скорее всего так, – он кивнул, а затем радостно топнул копытом. – Слушай, я знаю, как нам отвлечься от наших левых мыслей!

— И как же?

— Как насчёт сжечь тут всё дотла?

Я лишь слегка улыбнулся.

— Устроим разруху, а? – он подтолкнул меня в плечо.

Я опустил голову, улыбка на моём лице стала чуть шире…


Мы лежали на пляже и смотрели в сторону горящих джунглей. Огонь охватывал всё больше и больше деревьев, а из своих нор выбиралось всё больше и больше живности. Почти все животные пытались добежать до побережья, но далеко не все успевали дойти до спасительной влаги, они просто сгорали по пути. Во мне не было ничего, ни жалости, ни сострадания. Эти животные казались такими беспомощными, такими… бесполезными, прямо как мы все перед Дрази.

— Кажется, кто-то недоволен, – хмыкнув, сказал Фаер. – Чего тебе?

Я удивлённо повернул голову и чуть не подпрыгнул от неожиданности. Перед нами стояло небольшое, стоящее на задних ногах сгорбленное мохнатое существо. Оно опиралось на трость.

— Разве тут водятся тролли? – удивлённо спросил я, смотря в ярко-голубые глаза мохнатого существа.

— Нет, именно поэтому я здесь, – усмехнулся тролль.

— Что?! – я чуть язык не проглотил от такого поворота событий. – Ты говоришь?!

— Как видишь, да, – он грустно улыбнулся. – Зачем вы сожгли джунгли?

— Захотели, – хмыкнул Фаер. – Тебе какое дело?

— Там были мои друзья, некоторые из них погибли.

— Всё равно скоро все погибнут, – тихо прошептал я.

— А нам-то что до тебя и твоих друзей?

— Все пони такие… эгоистичные? – задумчиво спросил тролль.

— Если там твои друзья, то почему ты их не спасаешь? – раздражённо пропустил вопрос мимо ужей Фаер.

— Потому что я терпеть не могу огонь?

— И какой же ты друг? – усмехнулся Фаер.

— Наверное, плохой, – вздохнул тролль, а затем он развернулся и посмотрел на джунгли. – Наверное, даже хуже вас двоих.

Пока я смотрел на это небольшое мохнатое существо, ко мне пришло небольшое осознание того, что я натворил за прошедший час. Меня пробрала дрожь и мне захотелось убить себя даже больше, чем после того, как меня бросила Ватер. Как я мог такое допустить? Сжечь целые джунгли, в которых обитали разные животные и, возможно, пони. Тролль, ещё раз вздохнув, медленно пошел в сторону джунглей.

— Кстати, забыл вам сказать, — тролль развернулся и я заметил небольшую ухмылку на его лице. – Вы только что сожгли единственную растительность на острове, который состоит из пустыни и джунглей.

Я сглотнул, и медленно посмотрел на море.

— Пфф, и что? – фыркнул Фаер.

— Да так, я думал, что пони питаются травой и овощами, а отнюдь не песком и кактусами.

Он был прав, если я не смогу переместиться назад, то мне придётся туго в этом месте. Мой рог зажегся и я попытался переместиться обратно, туда, откуда я отправился сюда. Ничего, я не мог нарисовать у себя в голове то же самое место. Я вздохнул и поднял голову, посмотрев на пылающие джунгли, я направил рог на воду. Спустя пять минут над джунглями завис огромный шар солёной воды.

— В твоих словах есть смысл, – я кивнул троллю, который удивлённо смотрел на нависший над горящими джунглями водяной шар. – А теперь, прячьтесь.

— Что ты творишь?! – Фаер тоже был слегка обескуражен таким поворотом событий. – Зачем ты тушишь?

— Хочешь жить? – я приподнял бровь, смотря на него.

— Нет, – хмуро ответил он. – Я уже свыкся с той мыслью, что умру здесь.

— А я хочу жить, – с этими словами горящие джунгли окатило солёной водой…


Мы шли по небольшому островку джунглей, единственной растительности на этом острове. Из-под обломков и остатков деревьев выползало всё больше и больше животных. Они злобно щетинились в нашу сторону, но слишком близко не подходили, боялись. Я чувствовал себя последней сволочью, чем я думал в тот момент?

 — Как много животных погибло?

— Больше половины, – хмуро ответил Трунн (так звали тролля). – Я благодарен вам за то, что вы помогаете мне восстановить тут всё.

— Но это я сама и учинила, – я покачал головой. – Я… просто не думала в тот момент.

Сказать по правде, говорить о себе в другом роде немного странно. Каждый раз язык так и хочет повернуться, и поменять окончание, но тогда я вспоминаю о том чёртовом моменте, когда меня объяло то свечение и вместо крысы, изменил свой внешний вид я. Трунн остановился около упавшей ветки и подтолкнул её своей лапой. Убедившись, что под веткой никого нет, тролль хмыкнул и отпустил ветку.

— Где находится этот остров? Как далеко мы от большой земли? – я выжидающе смотрел на тролля, который задумчиво чесал свой подбородок.

— Ну, если вплавь, то года три. А если на корабле, то спокойно доплывёте за неделю.

— И где нам взять корабль? – я скептически посмотрел на мохнатое существо.

— На побережье есть пиратская бухта. Она находится в двух часах ходьбы отсюда.

— А что, пиратам по боку на пожар в джунглях?

— Видимо да, пока у них есть ром, им вообще на всё по боку, – Трунн пожал плечами и ткнул отростками на своей лапе в сторону за моей спиной. – Туда.

Чёрт, как же называются эти штуки? А, да к чёрту, не могу вспомнить.

— Тогда я пошел… пошла, – я на секунду остановился, что бы понять, где я ошибся, а затем моментально себя поправил.

— Я, получается, с тобой, – Фаер встал рядом со мной, и слегка улыбнулся. – Надеюсь, что встреча с пиратами будет такой же весёлой, как горящие джунгли.

Кажется, я услышал скрип зубов со стороны Трунна.

— Мне легче будет разобраться самой.

— Я ведь всё равно не отстану, – он слегка придвинулся ко мне. – Мы с тобой на одной лодке, не забывай. Кроме того, мы слишком похожи, нам нужно держаться друг друга

— Ага, сейчас, – я хмыкнул, а затем отодвинул его от себя. – До тех пор, пока я не раздобуду себе корабль, нас с тобой объединяет только географическое положение на карте. Мы с тобой не похожи.

— А по-моему нас послали друг для друга, – он мне подмигнул.

Что?! Он что, действительно пытается заигрывать со мной? Что?! Я и другой жеребец, не-не-не-не. Я сплюнул на землю, а затем с отвращением посмотрел на него.

— Отвали, я сказала, нет, значит, нет. Иди, ещё что-нибудь пожги, но только не джунгли, – с этими словами я топнул ногой и пошел в сторону, которую мне указал Трунн.

— Подумай сама, – Фаер подбежал ко мне. – Нас обоих бросили, мы оба оказались в этом месте по чистой случайности, это ли не судьба?

— Судьба? – я удивлённо посмотрел на него. – Судьба ничего не решает, мы сами её куём.

— Хорошо, не судьба, а случай, наши пути пересеклись не случайно, понимаешь?

Я помотал головой.

— Отстань по хорошему, иначе мне придётся использовать магию.

— Пф, всё равно рано или поздно ты поймёшь и согласишься со мной.

— Скорее произойдёт апокалипсис, – усмехнулся я и чуть было не треснул себя по голове.

Апокалипсис действительно произойдёт, причём довольно скоро, если я не смогу найти элементы гармонии и остановить Дрази, от этих мыслей мне стало не по себе. Интересно, а информация о падении Бедленда уже прошла по королевствам? Фактически, это означает то, что клан змеи остаётся без лидера и столицы, а значит, перестаёт существовать. Там, разумеется, много формальностей, но по факту это так.

Спустя час ходьбы через сгоревшие останки джунглей, мы вышли к побережью, и пошли по направлению, которое указал мне Трунн. Фаер плёлся за мной, постоянно причитая и кидая оскорбления в сторону всего, что попадалось ему под копыто. В последний раз, кажется, это была ракушка.

— Как долго нам ещё идти? Я устал.

— Хватит ныть, – со вздохом простонал я. – Ты меня начинаешь бесить.

Он издал что-то на вроде фырканья, но всё же замолчал. Я повернул на него голову, и заметил его недобрый взгляд.

— Не хочешь идти? Оставайся здесь, – я отвернулся и почти сразу услышал громкий звук выстрела.

Слава пресвятому, что я успел возвести щит, среагировав на звук. Что-то врезалось в мою защиту и отрикошетило в песок.

— Стой, идиот, – теперь я заметил, откуда шла пальба.

Два пони окопались за соседним барханом, у одного из них в копытах была длинная железно-деревянная палка, которая сильно напоминала мне самопал, однако она была больше, да и выглядела, посолидней и поопасней.

— Чё? Капитан же сказал…

— Заткнись, – пони в чёрной бандане врезал второму, отчего тот выронил неизвестное мне стрелковое оружие и схватился за свой ушибленный нос.

Я недоумевающе смотрел на них, а затем посмотрел на Фаера, он слегка улыбался, глядя на эту картину.

— Дикари, – помотав головой, высказал свой вердикт единорог.

— Извините моего… ученика, мэм, – медленно, сменив тон с сердитого на вежливый, красный земнопони в чёрной бандане начал подходить ко мне. – Он палит во всё, что увидит.

— Нам нужен корабль, – я хмуро осмотрел жеребца и пришел к выводу, что он не представляет для меня особой опасности.

— О, у нас их много, я бы мог проводить вас и заодно… показать вам свой корабль.

Я поморщился и смерил его недовольным взглядом. Меня вновь передёрнуло от мыслей о возможном совокуплении с другими жеребцами.

— Где ваш капитан, я буду говорить только с ним…

— Да, конечно, – бандана, как я его для себя окрестил, сверкнул глазами, и жестом предложил мне пройти вперёд, в сторону бархана, на котором устроилась парочка.

Я, настороженно поглядывая на него, прошел мимо и поднялся на бархан. Передо мной открылся замечательный вид на бухту. Около десяти больших кораблей стояли у маленьких деревянных мостиков. Кучи пиратов пили, сражались на саблях и просто валялись на земле. Всё побережье было усеяно мусором, и пустыми ящиками, а так же бутылками из-под рома.

— Что же, идём? – ухмыляясь, подтолкнула меня Бандана.

Я смерил его предупреждающим «нетрогайменя» взглядом, он быстро понял намёк и убрал копыта от моего бока, виновато улыбнувшись. Спустя пять минут мы уже шли между валяющимися пьяными пиратами, которые постоянно глазели в нашу сторону, и удивлённо тыкали в нас копытами.

— Что, не часто у вас бывают гости, да? – спросил я, когда очередной пьяный пират вылупил глаза на меня.

— Да, нечасто, – мне определённо что-то не нравилось в этом жеребце, но что?

Фаер шел за мной, постоянно фыркая и причитая, а так же он частенько повторял фразу «Как хотелось бы тут всё поджечь» отчего бандана постоянно посматривал на Фаера, как бы боясь того, что тот действительно попытается поджечь их лагерь. Вскоре мы подошли к самому большому кораблю, который уже давно выкинуло на берег, он был в полуразрушенном состоянии, но было видно, что его очень часто чинят. Видимо, это у них что-то по типу опорного пункта, место, где они хранят запасы еды и оружия. Сделав пару поворотов, и поднявшись на одну палубу вверх, мы зашли в каюту, которую охранял песочного цвета жеребец, он смерил нас суровым взглядом, после чего обратился к впереди идущему пирату.

— Чего?

— А ты сам не видишь? – Бандана хмыкнул и мотнул головой в нашу сторону.

Охранник медленно кивнул, и отошел от двери.

— Проходите.

Мы прошли мимо охранника, но как только Фаер попытался пройти за мной, его остановила нога песочногривого пирата.

— Только она, ты остаёшься тут.

Фаер смерил пирата недовольным взглядом и отошел. Дверь за мной закрылась, и мы оказались в довольно просторной каюте. По центру каюты стоял красивый стол из красного дерева, на полу был старый наполовину разодранный ковёр, а в конце комнаты было огромное количество стеллажей с книгами и прочим добром.

— Кто? – жесткий, как хлыст, голос кобылы обдал меня по ушам.

Он был резким и неприятным, словно кто-то прошелся когтем по стеклу.

— Я тут… это… — бандана заикался.

Из-под стола в центре комнаты вылезла розово-шерстная кобыла с прыгающей и пружинящей фиолетовой гривой, она мне сильно напоминала…

— ПАЙ-ПАЙ?! – я чуть было не метнул в неё огненный шар, но всё же, в последний момент, я понял, что она не та, за кого я её принял.

— Откуда ты знаешь имя моей сестры? – её тон сменился с командного на удивлённый. – И кто ты вообще такая?

— Я… — бандана едва слышно попытался что-то спросить у капитана этого корабля, но словив в ответ грозный взгляд, он попятился к двери. – Пойду, пожалуй.

— Иди, – гаркнула кобыла-пират, а затем, как только бандана скрылся за дверью, она оглядела меня. – Какая красота, где же они тебя нашли.

Выйдя из-за стола, она подошла ко мне и начала внимательно осматривать меня со всех ракурсов.

— Эээ, – я недоумевающе попятился от неё. – Я оказалась на острове случайно, и…

— Знаешь, как давно я не видела других кобыл? – она обошла меня и встала сбоку от меня, принюхавшись к моей гриве.

Я слегка попятился в сторону, мне вдруг стало очень неловко.

— Ну, эээ, не знаю, – я нелепо улыбнулся.

— Уже пару лет я плаваю в море и не видела ни одной кобылки, а знаешь, как тяжело быть не по ту сторону амбара в таких условиях, а? – она подмигнула, и начала медленно приближаться ко мне.

По ту сторону амбара? О чём она? Не об этом ведь, ох, чёрт…

— Я, эм, всё понимаю, но я тут не за этим…

Она недоумевающе посмотрела на меня.

— В смысле не за этим? Ах, – она рассмеялась и топнула копытом об пол. – Он тебе наплёл всякие байки о том, что мы якобы дадим тебе богатство и всё прочее? Я спешу тебя разочаровать, я уже давно объявила награду тому, кто приведёт ко мне кобылу. Большая награда, между прочим, ты теперь рабыня, смирись и просто делай своё дело, а теперь…

— Стоп! – мой рог засветился. – Не так быстро, я не буду ничьей рабыней!

— Кто тебя спрашивает, – она хмыкнула. – Ну, что? Захочешь спалить меня огненным шаром, м?

— Я могу спалить весь корабль, – я прищурился и начал искать возможные пути отхода. Но кроме двери, из которой я пришел сюда, их не было.

— Боюсь-боюсь, – она наигранно испугалась и отошла к столу. – Может, ты начнёшь меня шантажировать? Что же тебе нужно? Золото, сокровища?

Её глаза мигнули, когда я начал пятится к выходу.

— Мне нужен корабль, такой, что бы довёз меня до большой земли.

— Ого, какие запросы, – я слишком поздно среагировал.

Её копыто уже подняло со стола амулет, и успело метнуть им в меня. Я увернулся, и ушел в сторону, после чего сразу же начал создавать ледяное копьё, но она оказалась быстрее. Спустя мгновения она была уже около меня, ударяя меня в грудь и выбивая дыхание из лёгких. Я упал на землю, пытаясь восстановить дыхание, жадно глотая воздух. Она подняла с пола амулет и уже успела навязать его на мой рог.

— Интересная штука, не находишь? – она едва коснулась амулета, в следующий момент мой рог, и всю мою голову пронзила адская боль. – Наверное, это больно, когда такая штука прирастает к тебе, а?

Я промычал и попытался снять эту хрень с моего рога, но он уже прирос намертво.

— Что, без своей магии ты уже не такая крутая, да? – она ухмыльнулась. – Ну, так на чём мы там остановились?

— С… сволочь, – прошептал я, и потерял сознание…


— Ранкор, долго ещё? – Хеликс с мучением наблюдала за тем, как тушка кабана жарится на вертеле и медленно готовится.

— Потерпи, ещё минут двадцать.

— Давай я помогу? – она встала на ноги.

— НЕТ! – рявкнул я. – Помнишь, что было в прошлый раз?

— Я не буду так сильно нагревать, – проворчала она. – Ну, подумаешь, испепелила я случайно одну тушку, вторую для прикола испепелила.

— Охотиться я больше не пойду, – недовольно буркнул я. – Подожди ещё немного, и будет готово.

Дайс парил неподалёку с другой стороны костра, и читал книгу.

— Чё читаешь? – пытаясь скоротать время, спросил я.

— Жизнь и повадки копытных, – хмыкнул тот. – Но тут половину не сходится с тем, что происходит в этом мире.

— Ясно, зря спросил, – усмехнулся я. – Зачем это читать?

— Что бы походить на здешние виды? Вот, например, пони не едят мясо.

 — Ты же сказал, что в этом мире половина не сходится с этой твоей книгой.

— Мы были во многих городах, и там все с испугом смотрели на то, как ты ешь мясо.

— Ну, и пусть. Я же не мясо пони ем, в конце концов.

Я повернулся к вертелу и тыкнул в тушку копытом.

— Готово?

— Да, можно снимать, — сказал я, поднимаясь на ноги и снимая вертел с костра.

— Ты будешь? – я мотнул головой на кабана.

— Нет, спасибо, – Дайс отвернулся и левитировал к себе пару яблок из сумки.

Я лишь усмехнулся и, выбрав место повкуснее, отрубил себе кусок побольше.

— Ну и хорошо, нам больше достанется.


— Это и есть дрази? – вытащив топор из собакоподобной твари, спросил я.

— Это дроны, они лишь выполняют функцию разведки, – своим будничным тоном проинформировал меня Дайс. – Где-то неподалёку должен быть сам Дрази, управляющий этим дроном.

Я кивнул и осмотрелся по сторонам.

— Ты говорил, что они большие, как мы можем их не заметить?

— Поверь, не всех из них ты сможешь заметить, даже если он будет прямо перед тобой.

— Что это значит? – я недоумевающе посмотрел на Дайса, в то время как тот начал пятится назад.

Посмотрев вперёд, я прищурился. Холм передо мной… увеличивался? Нет, чёрт, он… ВСТАВАЛ?!

— Твою налево… — выдохнул я.

Гигантское существо, размером с небольшую гору, поднималось на задние ноги.

— Есть варианты, как это убить?

— Я вроде уже объясняла тактику, да? – грива Хеликс уже воспламенилась, вместе с её хвостом. – Беги и стреляй назад огненными шарами.

— Я не умею стрелять огненными шарами.

— Тогда просто беги.

— Ну, уж хрен! – я поднялся на задние ноги, а затем, набрав силы в передние копыта, я топнул об землю.

Гул прошелся по долине вокруг нас. Я прикрыл глаза и начал шептать заклинание.

— Что ты хочешь сделать? Бежим…

— Да начнётся охота, – рявкнул я, после чего за моей спиной я услышал топот огромного количества ног, лап, копыт и когтей.

Духи сотен зверей, что я уже победил в честном бою, окружили меня, отдавая мне свою силу. Я почувствовал, как моё тело увеличивается, вместо копыт появляются когти, а во рту, вместо привычных для пони зубов, появляются.

— Другой разговор, – я улыбнулся и завыл на всю округу.

— Чёрт, ты же не хочешь пойти в лобовую атаку?! – Дайс испуганно посмотрел на меня.

Я лишь ухмыльнулся и рванул прямо на медленно-шагающего противника. Даже с силой природы, я всё равно не достигал и трети его размера, хотя и увеличился раз в десять, но у меня было то, чего не было у него, скорость.

— Дикарь… — выдохнул Дайс и сделал фейсхув.

Прыгнув, я вцепился когтями в лапу этого существа, и, сделав размах свободной лапой, я отпрыгнул назад. Огромная, как десять старых дубов, лапа Дрази упала на землю.

— Легко, – хмыкнул я, а затем обомлел.

Щупальца Дрази протянулись к этой отрезанной части тела, и она медленно начинала подниматься на своё место.

— Вот дерьмо, – выругался я, и, сплюнув на землю, я рванул навстречу этой твари…


Всё моё тело адски болело. Я лежал на подстилке и изредка постанывал от боли.

— Я предупреждал, что Дрази это не тот противник, которого можно одолеть в одиночку, да ещё в лобовую атаку.

В ответ я лишь слабо рыкнул на него.

— Но, у меня для тебя две новости, хорошая, и плохая. С какой начать?

Я что-то промычал, но мой язык был не в состоянии поворачиваться.

— Допустим, что с хорошей, – Дайс усмехнулся. – Это был АрхиДрази, один из самых сильнейших. Другая новость, всего три Архидрази, и этот был самым слабым из этой троицы.

Я зло посмотрел на него, а затем попытался топнуть копытом. Но очень быстро пожалел об этом…


Я осторожно хромал за Хеликс, пытаясь не опираться на сломанную ногу.

— Медик из меня так себе, но я знаю парочку лечебных заклинаний, да и регенерация мироисследователя должна о себе заявить, – Дайс, как обычно, парил неподалёку от нас и недовольно левитировал за собой мой топор. – Надеюсь, что ты вскоре сможешь забрать у меня это… грубое оружие.

— Почему ты постоянно летаешь, чё нельзя хоть раз, как нормальный че… пони пройтись? – я прокашлялся, почти сделав ошибку.

Привыкнуть к этому телу было сложно, даже очень.

— Потому, что я так хочу, – он хмыкнул и отвернулся от меня.

Шелест кустов и внезапно вывалившийся на дорогу пони зеленоватого оттенка заставили нас притормозить. Дайс опустился на землю, и подошел к нему, протянув копыто. Затем он спросил его о чём-то на… понячьем языке.

— Как же меня достал тот факт, что мы не понимаем, о чём они все говорят, – вздохнула Хеликс, сев рядом со мной.

— Ага, а откуда он вообще его узнал?

— Ну, он же маг разума, – она пожала плечами, после чего её взгляд снова устремился на тех двоих. – Видать немало голов облазал, что бы выучится этому языку.

— Как это мерзко, – я фыркнул. – Читать чужие мысли. Это… подло, и нечестно.

Дайс повернул на меня голову и насмешливо посмотрел в мою сторону. Что? Нет, он не может прямо сейчас читать мои мысли…

— Это торговец, на его караван напали, и разграбили. Если мы поможем ему, то он обещает отдать нам то, что мы захотим, из его запасов. – Дайс подошел к нам, оставив зеленоватого не молодого пони ждать в сторонке.

— Ну, я бы не отказалась от какой-нибудь накидки, – Хеликс обошла взглядом своё тело. – Ходить голышом мне совсем не нравится, это у них в норме?

— У всех животных это в норме, – хмыкнул я.

На мне самом был лишь мой железный шлем, потому как мои доспехи из шкур, которые я носил в обычном обличье, были мне велики. А вот Дайс подготовился лучше, на нём был синий плащ, с белыми линиями, такими же, как и на его теле.

— Да, у них нет ничего зазорного в этом, кроме того шерсть спасает от холода.

— Ну, должны же быть хоть какие-то плащи.

— Есть, наверное, в общем, мы согласны, да?

— Ага.

— Да.

Он кивнул и пошел обратно к торговцу.

— Ох, не нравится мне это дело, ох не нравится, – едва слышно прошептал я.

Дайс, сказав что-то торговцу, кивнул, и повернулся к нам.

— Он покажет, где его ограбили.

— Обещай, что научишь меня их языку, – проворчал я, медленно продвигаясь за Дайсом.

— Он не сложный, даже проще, чем Леонийскии.

Местность вокруг нас стала сменяться. Вместо привычных лиственных деревьев, стали появляться воткнутый в землю сушняк, а под копытами всё больше хлюпало. Постепенно, мы зашли в болото. В моей голове уже зародились тревожные мысли о том, что это ловушка, но как только вдалеке мы увидели его разграбленную повозку и пару убитых пони охранников, мои тревоги отошли на второй план.

— Вот это место, – получив короткую фразу от торговца, оповестил нас Дайс.

— И что теперь? – Хеликс грустно смотрела на разбитые ящики и, заметив что-то блестящее на полу, нагнулась, что бы посмотреть. – О, брошка…

— Ранкор, ты сможешь их выследить? – Дайс вопросительно посмотрел на меня.

Я вздохнул, и прикрыл глаза. Я старался прислушаться к звукам природы. Сделав вдох, я припал к земле, и начал нашептывать себе под нос заклинание. Интересно, а пони могут использовать магию, если у них нет рога? Потому как, я видел то, что только пони с рогами на голове использовали магию, это у их расы особенность такая? Если так, то, надеюсь, я не слишком сломаю их стереотипы, используя магию в обличии простого земного пони, или как у них этот подвид называется…

— Слишком много думаешь, – хмыкнул Дайс.

— Не читай мои мысли, – недовольно буркнул я, прервав чтение заклинания.

Затем, отвернувшись от этого назойливого мозготраха, я вновь припал к земле, и стал читать заклинание. Дух волка появился передо мной.

— Мне нужен запах, – сказал, поворачиваясь к Дайсу, я.

— Сейчас, – после короткой фразы, адресованной торговцу, зеленоватый пони закивал, и достал из своей сумки какую-то накидку.

Я взял у него её из копыт, и уткнулся в неё носом, втягивая запах. Дух волка почти моментально метнулся вглубь болота.

— Туда, – я мотнул головой в ту сторону и похромал за духом.

Как же жаль, что духа вижу только я, так бы мне и не пришлось им путь показывать, сами бы разобрались.

— Не ленись, давай, – усмехнулся Дайс.

Мои зубы скрипнули.

— Как же ты меня заколебал, – со вздохом произнёс я.

— Это непроизвольно получается, я тут не при чём.

— Ага, просто читаю чужие мысли, само получается.

— Но это действительно так, – грустным тоном ответил Дайс.

Торговец задал ему какой-то вопрос, на что синий единорог, слегка призадумавшись, ответил короткой фразой. Торговец кивнул и продолжил путь молча.

— Что не так? – вопросительно посмотрела на Дайса Хеликс.

— Да, ему стало интересно, на каком языке мы говорим, – маг разума усмехнулся, и остановился. – Они тут, я вижу их мысли.

— Тогда вперёд, можешь дурманить им голову, я сегодня на больничном, – я хмыкнул и аккуратно разлёгся на относительно сухом клочке земли с пожухлой травой.

Дайс покачал головой, но спорить не стал. Торговец пристально следил за Хеликс и Дайсом. Получив команду от Дайса, он присел рядом со мной. Затем он повернул голову на меня и что-то спросил. Я растерянно посмотрел на него, и пожал плечами. Раздался взрыв и пару палок, которые у меня язык не поворачивается назвать деревьями, сгорело в столпе огня. Вслед за ними последовало два пони в кожаной броне, с мечами в ножнах, их застали врасплох. Дайс опустился рядом с нами, вместе с ним было около десяти мешков с добром. Торговец радостно рассматривал содержимое его каравана, я готов поспорить на то, что этот зеленоватый пони прямо сейчас мог расцеловать Дайса за помощь.

— Откажусь, – маг разума фыркнул, и поморщился.

— А я думал все маги разума геи.

— Чего?! – он обиженно посмотрел на меня. – С чего ты это взял?

— Твоя внешность и твои методы борьбы наталкивали меня на мысль, что у тебя что-то не так с ориентацией.

— Это… не так! – он топнул ногой.

— Докажи, – я, улыбаясь, смотрел на него.

— Я… не…

— Это, конечно, замечательно, но может, вы мне поможете? – рявкнула Хеликс, сдерживая огненным щитом меч другого пони.

— Да… иду, – рог Дайса засветился и меч пони превратился в воду.

Разбойник удивлённо посмотрел на своё оружие, а затем его шкуру, вместе с ним, спалило дотла. Я фыркнул, и посмотрел на Дайса.

— Я же говорю, методы у тебя неправильные.

— Я хитрю, а не бросаюсь в бой, как тупая обезьяна, – огрызнулся тот.

Зло, сверкнув глазами на него, я отвернулся. Обезьяна? Ещё посмотрим, кто кого.

— Ага, посмотрим, – он хохотнул и, растворившись в лужу воды, он переплыл за спину разбойнику-магу, который готовился запустить в него какое-то заклинание.

Зелёная сфера попала в дерево за Дайсом, после чего оно скукожилось, и испарилось. Интересное заклинание, наверное, из области некромантии. Резко упав на землю, маг схватился за свою голову и начал кричать что-то на языке пони. Кажется, кто-то забил его голову иллюзиями. Ещё два разбойника, катаясь по полу, пытались потушиться. Не прошло и пяти минут, как до остатков отряда дошел тот факт, что в этой потасовке им не победить, они свинтили отсюда, попутно роняя оружие и вещи из своих сумок.

— Слишком просто, – хмыкнула Хеликс, гася своё пламя. – Что же у нас тут есть.

А оказалось тут не мало, в том числе тут была карта, на которой была выцарапана дорожка, которая, в свою очередь, вела к какому-то портовому городу.

— Это Рев, – коротко пояснил Дайс. – Пока мы дрались, я читанул мысли одного из разбойников, в этом городе заправляют мародёры и пираты, гнилое место.

— Может, наведаемся туда, м? – я оценивающе рассматривал железный доспех, валяющийся в деревянном ящике.

База разбойников представляла из себя небольшой палаточный лагерь, который был неплохо спрятан в самом центре болота. Убедившись, что это на меня не налезет, я отбросил доспехи обратно в ящик, и принялся разглядывать другие припасы.

— Нога уже не болит? – слегка насмешливо спросила Хеликс.

— Я бывал в ситуациях и похуже, – я скривил лицо, и угрюмо на неё посмотрел.

Она лишь закатила глаза, и помотала головой.

— Так что, мы идём в этот… Рев? – я вопросительно посмотрел на мага разума.

Он колебался.

— Наша цель найти ту силу, что меняла время и пространство и, по возможности, избавиться от Дрази, но я уже больше месяца не чувствовал той силы. Я не знаю, куда она делась, так что делать нам пока особо нечего, думаю можно сходить.

— Кстати, спроси у него, как пони отреагировали на появление Дрази.

— Никак, – Дайс покачал головой. – Я уже прочёл много голов, но ни в одной из них не было ни одного воспоминания о встрече с Дрази, только с их дронами.

— Ты хочешь сказать, что эти громадные туши до сих пор не замечены?!

— Видимо, в этой части нет.

— А дроны их не напрягли?

— Не сильно, – синий единорог пожал плечами. – Для них это просто новые опасные твари

— Всё равно не верю, что Дрази остались для них незамеченными.

— Может, что то отстрочило наступление Дрази и заставило их отступить? – Хеликс громко взвизгнула, когда нашла блестящее золотое ожерелье в какой-то шкатулке.

— Вполне возможно, – Дайс кивнул. – Может быть, кто-то тяжело ранил Лукармэ, тем самым лишил дрази командования.

— А это ещё кто?

— Самый главный Дрази и самый сильный из Архидрази.

— И насколько он сильнее того, что мы били совсем недавно? – я, улыбаясь, потёр свою ногу.

— Даже не думай об этом, – прошипел, внезапно изменившимся тоном, маг разума. – Пойдёшь в лобовую на него, погибнешь и глазом не моргнёшь. Это существо уничтожило сотни миров, ты прекрасно видел, что стало с Зендилендом. Из бурлящего жизнью мира, он превратился в безжизненную пустыню, Хеликс была там, во время этого, я… был там, когда всё началось.

— Что вы там делали?

Хеликс и Дайс переглянулись, единорог почесал затылок и растерянно улыбнулся, а Хеликс просто откашлялась, и отошла.

— Скажем так, я выполнял заказ, и моей целью была она, – Дайс мотнул головой, отчего его причёска слегка покачнулась. – Мы сражались, так получилось, что во время нашего боя… мы разбудили Дрази.

У меня в горле пересохло, а глаза распахнулись от удивления.

— Как?! – чуть ли не задыхаясь, провопил я.

— Ну, Хеликс украла у касты магов древний свиток, который, по преданию, даровал носителю великую силу, но что бы активировать его, необходимо было доставить его в древний храм Ула, что находился в Зендиленде. Я настиг её только в самом храме, ну и во время нашей битвы, мы что-то задели и это что-то пробудило Дрази.

— Что они делали там?

— Это место служило для них усыпальницей, их усыпили там, ценой многочисленных жертв и жизней мироисследователей. Это был единственный способ победить их, и отстрочить их пришествие. После того, как они пробудились, мы с Хеликс оказались бессильны против такой угрозы. Я просто ушел из этого мира, а Хеликс осталась сражаться с ними, за свободу того мира, и… проиграла.

— Да, я видела, как пал последний город, это было… печально, – Хеликс, отложив ожерелье, поникла носом и начала грустно ковыряться копытом в земле.

— Вскоре, неизвестным до сих пор для меня образом, Дрази перебрались в этот мир, где их усыпил… кто-то.

Торговец подошел к Дайсу и, улыбаясь, начал жать ему руку… копыто. Маг разума улыбался в ответ.

— Он передаёт вам спасибо и говорит, что вы можете взять всё, что захотите.

— Я хочу это ожерелье и пару накидок.

— Мне хватит плаща и кирасы. Сомневаюсь, что у него тут найдётся вяленое мясо, да?

Дайс смерил меня скептическим взглядом и помотал головой, после чего начал говорить с торговцем.

— Кстати, научи меня потом… понячьему, или как он правильно называется?

— Хорошо, научу, – закончив с торговцем, Дайс левитировал к себе пару книг, и серую сферу, после чего сложил их к себе в сумку.

Торговец торжественно подкатил к нам свою телегу и, сложив всё своё барахло в неё, он попрощался с нами.

— Он же не уедет далеко, – хмуро смотрев ему вслед, сказал я. – Завтра его опять ограбят.

— Ну, будем надеяться на лучшее, а пока, ты вроде хотел в Рев, не так ли?

— Ага.

— Зачем тебе туда?

— Хочу… развеяться, – я слегка улыбнулся, и пошел в сторону города, по карте.


Я шел между рядами клеток и смотрел на самых разнообразных существ. Чёрный рынок Рева оказался очень даже большим. Да и чёрным рынком это не назовёшь, правительство города отсутствует напрочь, закона, как такового, тоже не было. Тут каждый мог ограбить каждого и ему ничего за это не будет. Пиратский город во всей его красоте.

— Что мы тут ищем? – косо поглядывая на разных пони, спросил Дайс.

— Ничего, – пожав копытами, ответил я. – Ищу тут только я.

— Что ты ищешь?

Моя нога уже успела зажить, за те 2 дня, пока мы шли до города. Всё же способности мироисследователей к регенерации поразительны.

— Ты же уже прочитал мои мысли, а? – я хмыкнул и недовольно на него посмотрел.

— Тогда ещё один вопрос, зачем тебе это? – он приподнял бровь и недоумевающе посмотрел на меня.

— Что у него на уме? – Хеликс, злобно поглядывая себе за спину, поспешила догнать нас.

— Как бы это сказать… потребность в… половом сношений, – слегка смущённо произнёс маг разума.

— Чего? – я удивлённо посмотрел на него. – Что за слова такие?

Хеликс сделала фейсхув и осуждающе посмотрела на меня.

— Ты серьёзно? Тут мир сожрать пытаются, а ты о сексе думаешь?! Да ещё и с… — она осеклась. – Ты что, с… лошадьми?!

— Но ведь я сам ей стал, – усмехнувшись, я продолжил свой путь. – На самом деле я подумываю смотаться в другой мир, на пару деньков.

— Ты знаешь, что мы не контролируем переход между мирами, ты можешь потратить на это день, а можешь целый год идти по коридору между мирами, при этом это всё равно будет, как одна секунда для тебя.

— Да-да, именно поэтому мне придётся найти кого-нибудь на один раз прямо здесь.

— А можно просто обойтись без этого?! – Хеликс начинала распаляться. – Ты вообще думаешь о ком-то кроме себя?!

Я резко повернулся к ней, и, схватив за гриву, подтащил к себе.

— Послушай, за всю свою жизнь я понял одно простое правило, – я отпустил её, и отступил на один шаг. – Если о себе не позаботишься ты сам, то этого не сделает никто другой.

— Если хочешь, можешь подарить мне ночь в человеческом образе.

— Лучше сдохнуть.

— Тогда не вякай.

— Эгоист, – она фыркнула и прошла мимо меня.

— У него есть на это право, – со вздохом произнёс Дайс. – Как-никак он с 12 лет в одиночку выживал в диких джунглях.

— Откуда ты!?

— Я знаю всю твою историю и то, что случилось с твоим отцом, я тоже знаю. Мне жаль.

Во мне всё горело, мне хотелось убить его. Насколько глубоко он может залезть в мою голову?!

— Настолько, насколько это возможно, – прошептал он и пошел вслед за Хеликс. – Давай быстрее, мы подождём тебя в этом... заведении.

— Ты хотел сказать в этом притоне? – я мотнул головой в сторону двухэтажного деревянного дома, из окна которого торчало пьяное тело желтого жеребца.

Дайс кивнул. На этом моменте мы разминулись и я отправился на поиски. Это было своего рода охотой. Не то, что бы мне нравилось делать это с животными, однако если я сам являюсь таким же животным, то почему бы и нет? Всё в порядке вещей, вот только опыта в этом теле у меня не будет никакого, придётся выкручиваться как-нибудь. Я обошел уже почти все торговые ряды и успел даже присмотреть пару вариантов, когда из-за поворота, прямо на меня, выбежала белая единорожка с черно-красной гривой. Она выглядела истощённо и по ней было видно, что каждую секунду она могла просто упасть без сознания. Мы столкнулись и, упав на спину, она попыталась подняться на ноги, однако вместо этого она просто упала на бок, тяжело дышав.

— Хватай её! – розовая кобыла с фиолетовой гривой, которая почти сразу взбесила меня своей цветовой палитрой, визжала писклявым голосом.

Я встал над единорожкой, хмуро смотря на толпу пиратов, постепенно окружающую меня. Я поспешно пытался вспомнить язык пони и спустя минуту у меня получилось. Вся проблемы была в том, что времени на изучение языка обычным методом у меня не было, поэтому Дайс просто передал нам с Хеликс знание языка мысленно. Поэтому я спешно пытался выучиться говорить на понячьем.

— О, отлично! Ты её остановил! – кобыла, пройдя мимо окружения, подошла ко мне, и, улыбаясь, посмотрела на кобылу подо мной. – А теперь, марш с дороги!

— Кто ты такая, что бы мне приказывать? – раздражённо спросил я, приподняв бровь.

— Та, которая может прямо сейчас отдать приказ своему экипажу, что бы они проделали в тебе несколько дырок. Отойди от неё и не мешай.

— П… пожалуйста, – белая кобыла подо мной дотронулась до моего копыта.

Я опустил голову, и посмотрел на неё, в её взгляде я читал то, что произойдёт с ней, в случае, если я не помогу, не знаю что, но что-то заставило меня кивнуть, а затем поднять топор.

— Ах, ты решил поиграть в героя, – фыркнула розовая кобыла. – Ну, хорошо.

Она отошла, и скомандовала своим писклявым голосом.

— Убить, а эту доставить мне, она ещё поплатится за побег.

Пираты, злобно скалясь, начали наседать на меня один за другим. Прошептав заклинание, я топнул ногой. Область вокруг меня затрясло и пони, один за другим, повалились на землю, роняя на землю своё оружие. Вслед за этим я обратился в форму медведя и одним размахом тяжело ранил трёх пони, прямо перед собой.

— Что за?! – кобыла испуганными глазами смотрела на меня и, не веря своим глазам, шептала что-то.

— Свали отсюда, что бы я вас больше не видел, – проревел я, возвращаясь в свою обычную форму.

Пираты начали отползать кто куда, лишь бы подальше от меня. Кто-то вставал, а кто-то оставался в лежачем положении. Подняв кобылу с земли, я направился в сторону места встречи…


— Кто она такая? – Хеликс недоверчиво смотрела на кобылу с чёрно-красной гривой

— Не знаю, – я пожал копытами и улёгся на траве рядом с ней. – Она сбежала, её прошлый хозяин мне не понравился, я её спас.

— Всё гораздо запутанней, – Дайс хмуро смотрел на кобылу. — Это не кобыла.

Он едва заметно усмехнулся.

— Не знаю как, но ты внезапно отыскал нужного пони, молодец, Ранкор.

— Как это… не кобыла?! – я растерянно переводил взгляд то с красно-чёрно-гривой, то на мага разума. – Ты меня обманываешь!?

Он помотал головой, а потом его рог засветился…


Я медленно приходил в себя. Что-то было не так, где я? И что со мной произошло? Я поднял голову и открыл глаза. На меня с открытым от изумления ртом смотрел большой, нет, здоровенный пони в железном шлеме, и с не менее большим, как он сам, топором на поясе. Сбоку от него, с улыбкой на лице, на меня смотрел единорог в синем одеянии, всё его тело было исписано какими-то рунами.

— Какого чёрта?! – теперь я заметил ещё и единорожку, которая испуганно смотрела на меня.

Что-то в ней было не так, чёрт. Как только я понял, что именно мне в ней не нравилось, я сразу же перекатился в сторону. Да у неё грива и хвост были из чистого огня! Как это возможно?!

— Блэк, всё нормально, – единорог протянул мне копыто и шикнул на свою подругу. – Хеликс, ты его пугаешь.

— Что… тут происходит? – я озадаченно смотрел на троицу, а затем испуганно вскрикнул. – Откуда ты знаешь моё имя?!

— Я знаю намного больше, чем ты думаешь, – он вздохнул и похлопал по плечу пони в шлеме. – А ты ещё про мою ориентацию что-то там шутил.

— Я… но… как? – заикаясь, здоровяк таращился на меня и пытался проговорить хоть что-то членораздельное. – Он же был… другого пола.

— Магия, – злая штука. – Усмехнулся единорог. – Никогда не знаешь, что может произойти с тобой во время прочтения заклинания.

— Стойте, я снова… — я посмотрел на своё тело и радостно вскрикнул. – Да! Чёрт, я уже было испугался, что всю свою жизнь я буду в теле кобылы. Но, как я снова стал жеребцом?

— Не благодари, – слабо улыбнувшись, гордо задрал голову пони в синих одеяниях.

— Кто вы такой? Откуда вы знаете эти заклинания?

— Скажем так, я… не из этих мест, как и твой отец, кстати.

Моё сердце ёкнуло.

— Ты знал моего отца?

— Да, возможно, – он хмуро посмотрел мне в глаза. – Я знаю много мироисследователей и вполне возможно, что когда-либо пересекался с твоим отцом, но наверняка сказать не могу.

— Вы мироисследователь?

— Мы все мироисследователи, – подала голос пламенная кобыла.

— Мой отец говорил, что я тоже мироисследователь, – прошептал, глядя в пол, я.

— Так и есть, тебе повезло, потому что этот дар не передаётся по наследству, он появляется только у каждого миллионного существа.

— В любом случае, я думаю, что скоро мне потребуется перенестись в другой мир, – вздохнул я, ковыряя землю копытом. – Вы, наверное, не знаете, но вы не вовремя пришли в этот мир, он скоро погибнет.

— Как раз таки мы тут для того, что бы это предотвратить, – единорог изобразил мучительную улыбку и зевнул. – Для начала, нам необходимо было найти того, кто пробудил Дрази своими махинациями со временем, но, я так понимаю, твой отец уже мертв.

— Да, – я улёгся на землю. – Откуда вы столько знаете?

— Он читает твои мысли, приготовься, скоро он узнает все твои секреты, – хмыкнул здоровяк.

Я ошарашенно посмотрел на единорога, а потом сглотнул. Читает мысли? Чёрт, да это, пожалуй, самая гадкая способность, какая только может быть. Это так… низко.

— Эй! – он недовольно фыркнул. – Я делаю это непроизвольно, ваши мысли сами лезут мне в голову.

Я кивнул и поднялся на ноги. Внезапное бурление в моём животе заставили меня упасть на землю, и схватится за живот.

— Ого, кажется, кто-то голоден, – хмыкнул большой пони и потянулся к себе в сумку.

Он достал ногу из сумки и передо мной упал… кусок мяса?! Я посмотрел на него с издёвкой.

— Чё, серьёзно? – я приподнял бровь. – Ты ведь в курсе, что пони не едят мясо, да?

— Я уже объяснял это ему, – единорог покачал головой. – Но это его не особо волнует.

— Жри, что дают, – проворчал здоровяк, но всё же убрал мясо обратно в сумку. – Как хочешь, нам с Хеликс больше достанется.

Вскоре я всё же пощипал немного травы и пережевал пару бутербродов с овощами. Ранкор, так звали здоровяка, с отвращением смотрел на то, как я пережёвывал траву.

— Что? – удивлённо спросил я.

— Тут есть нормальные разумные существа, которые питаются мясом?

— Ну, да, – я, слегка поразмыслив, дал ответ. –Грифоны, драконы, каменные гончие, много существ питается мясом, но не все из них разумны.

— Почему пони его не едят?

— Не знаю, – я пожал копытами и, дожевав свой обед, поднялся на ноги. – Куда вы сейчас пойдёте?

— Что же, наша следующая цель собрать ополчение.

— Ополчение? – я удивлённо посмотрел на Дайса.

— Да, – он кивнул. – Дрази слишком сильный противник, теперь, когда я знаю, что твой отец, перед смертью, смог серьёзно ранить Лукармэ, я могу предположить, что Дрази пробудут в спячке не так долго.

Хм, а если подумать, то с тех пор, когда это всё произошло, прошло немало времени. Даже слишком, неужели никто ещё не знает об угрозе со стороны этих пожирателей миров?

— Нет, как ни странно, но их ещё не обнаружили.

— В смысле? – я непонимающе посмотрел на единорога, а затем зло сплюнул на землю. – Хватит лезть в мою голову!

— Вот-вот, – поддакнул мне Ранкор. – Я каждый день требую от него это

Дайс вздохнул, и отвернулся от нас.

— Но ведь столицу клана змеи просто разнесли! Бедленд, один из крупнейших городов, как все могли это проигнорировать?!

— Не знаю, – Дайс мотнул головой. – Я лишь знаю, что сейчас нам надо поставить в известность все самые влиятельные фракции этого мира.

— Мне необходимо отыскать элементы гармоний, – выпалил почти сразу я.

— Это сказки, – хмыкнул Дайс. – Из того, что я видел в твоей голове, можно лишь сделать вывод, что никто, кроме змеиного короля ничего не знает о них. Это слишком ненадёжный вариант, нам нельзя тратить время на это.

— Но мой отец сказал мне, что они наша последняя надежда.

— Он не знал о нас, – самонадеянно ухмыльнулся Ранкор. – Мы сможем их одолеть.

Дайс фыркнул и зло посмотрел на здоровяка.

— Тебя один чуть не убил, там их будет целая армия. Только имея армию больше, мы сможем побороть Дрази, но нужно действовать быстро.

— Получается, что нам необходимо оповестить лидеров всех кланов, да? – я задумчиво потёр подбородок.

— Да.

— Тогда давайте разделимся?

Дайс вздохнул.

— Я так и знал, что ты это предложишь.

— Ещё бы, ведь ты читаешь мои мысли, – я улыбнулся, а затем серьёзно посмотрел на него. – Я могу оповестить клан Бури и клан Стали, попутно ища элементы гармонии.

— Ты будешь делать это в одиночку?

— Я надеюсь, что найду… своих старых друзей.

— Ватер и Лазури? – приподняв бровь, спросил Дайс.

Я медленно кивнул. Прошло уже слишком много времени, я надеюсь, что они всё ещё живы.

— Я не думаю, что это хорошая идея, однако ничего лучше я придумать не смогу.

— Тогда, мне уже сейчас пора выходить.

— Постой, вот, возьми золото и купи себе снаряжение, ты ведь не пойдёшь в поход голым и без снаряжения? – он усмехнулся и протянул мне мешок с золотыми монетами.

Я кивнул и левитировал его к себе в сумку, которую позаимствовал из их запасов, после чего пошел в сторону города.

— Ты уверен, что справишься один? – вдогонку крикнул мне Дайс.

— Да, я не стану там задерживаться.

После этого я галопом помчался на рынок…


Как приятно было оказаться на свободе, спустя полгода рабства я ощущал себя так, словно заново родился. Мне хотелось выпустить всех рабов, что сейчас сидят в клетках, однако пока это было мне не по силам. И с меня, наконец-таки, сняли то злосчастное кольцо или амулет, уже даже не помню, что это было. Я снова мог использовать магию. Хотя, это не означало того, что если я попытаюсь начать бунт, на меня не нацепят ещё одно, поэтому придётся повременить с отменой рабства в этом регионе. Стоп, а где я вообще нахожусь?

Спустя какое-то время я всё же смог отыскать нужное для меня снаряжение. Первым делом я обзавёлся новыми доспехами и новым одноручным мечом. Магия магией, а кольцо никто не отменял, да и магов, способных «отключать» магию в определённых областях тоже хватает. После этого я приобрёл карту и всё же выяснил, что нахожусь на территории клана Песков. Пока этот клан не оправдывал своего названия, так как вокруг города виднелись леса и пляжи, хотя, если учесть, что деревья в этих лесах вырастают прямо из песка… ладно, похоже, это какая-то часть большой пустыни, где когда-то поселился этот клан.

— Прошу внимания! – громкий крик какого-то работорговца заставил меня остановиться и повернуть голову.

Низкий пони фиолетового цвета с чёрной гривой стоял перед клеткой и зазывал к себе народ.

— Впервые вашему взору представлен очень ценный товар! – он хитро улыбался, и тыкал в клетку, где сидел… волк?

Нет, конечно, волков, как и прочих, зверей, продавали, но представлять его как-то по-особому было странно. В этом городе можно было найти почти всё, если в прочих городах чёрный рынок запрещён, то тут он был создан при основании города. Это город пиратов и бандитов, зайдёшь не в тот переулок и можешь попрощаться с твоими деньгами. Я подошел к клетке и присмотрелся к зверю.

— Эту волчицу отловили из недавно ограб… — он осёкся. – Обследованных лабораторий змеиного короля! Она происходит из рода магически усовершенствованных волков! Она даже говорить умеет!

Я приподнял бровь и снова посмотрел на зверя в клетке. Бедная волчица, уткнувшись в свои передние лапы, лежала на земле, она боялась даже посмотреть на меня.

— С чего вы взяли, что она магически усовершенствована? И, чёрт возьми, что происходит сейчас в Бедленде?

Торговец повернул на меня голову и ощетинился.

— О, можете не сомневаться, это правда! Сейчас покажу, – он свистнул, к клетке подошел большой пони с палкой, на конце которой можно было разглядеть магический кристалл. От него исходило небольшое сияние и изредка прокатывались слабые разряды молний.

Пони с посохом ткнул в волчицу стороной с кристаллом и её тело отбросило в другую сторону клетки.

— Нет! – взвыла она, жалобно скуля. – Пожалуйста, помогите…

Я с распахнувшимися глазами смотрел на неё. Моё сердце наполнялось яростью.

— Что сейчас с Бедлендом? – сухо спросил я, наблюдая за извивающейся от боли волчицей.

— Он до основания разрушен, – отмахнувшись, ответил мне торговец. – Не знаю, кто это был, клан бури или клан стали, но скажу одно, не выжил никто. Только маленькие кучки пони рассказывают о каких-то гигантах, уничтоживших город, но можете вы в это поверить? Гиганты? Смешно. Кстати, из таких пони получаются хорошие рабы, они обычно даже не сопротивляются.

Он расхохотался. А я буквально вскипал от ярости. Мало того, что они издеваются над животным, мало даже того, что они выкрали его из лабораторий моего отца, так они ещё и забирают в рабство беженцев. Что мне ещё нужно, что бы прямо сейчас обезглавить этого… торговца.

— У вас есть такие… рабы?

— Я что, похож на работорговца? – он фыркнул, и поморщился. – Я только слышал о том, что пару таких рабов перевезли в Бод.

— Спасибо, сколько за волчицу?

Его взгляд моментально вспыхнул и он начал потирать копыта.

— Тысяча золотых.

Я ошарашенно посмотрел на него.

— Тысяча? – переспросил я. – Что, серьёзно?

— Да, – холодно ответил он. – Не хотите покупать идите куда подальше.

— Вы же её до смерти забьёте! Она сейчас уже выглядит при смерти.

Торговец резко развернулся к клетке и окрикнул охранника, продолжавшего лупить по волчице посохом, после этого он остановился и отошел от клетки.

— Так и быть, восемь сотен, – со вздохом произнёс торговец.

Честно говоря, у меня и двух сотен не набиралось, поэтому я лишь покачал головой.

— Слишком много, я не буду покупать.

— Ну и катись!

— Ты! Ты Блэк! – волчица просунула мордочку через прутья клетки. – Я знаю тебя…

По моей коже пробежался холодок. Мой рог начал загораться и через секунду стенка клетки начала плавится.

— Эй, какого…

Ещё через секунду охранник лежал на земле и корчился от боли. Торговец одним резким движением достал из-за пояса клинок и рванул в атаку. Я отскочил в сторону. Мой рог вновь вспыхнул и в торговца полетел шар огня. Увернувшись от него, он вдруг понял, что находится прямо рядом с плавившейся до этого стенкой клетки. Мгновение, и решётка упала прямо на него, прибивая к земле. Волчица, медленно поднимаясь на ноги, начала хромать в мою сторону. На всё это скучающе смотрели мимо проходящие пони. Это для них что, норма, что кого-то средь бела дня грабят? Несмотря на большинство, в мою сторону уже подходило парочку пони с оружием наизготовку.

— Вы не похожи на стражу, – я оценивающе посмотрел на подходящих ко мне пони.

— Да, потому что в этом городе нет стражи, – один из них хохотнул.

— Тогда что вам надо?

— Ты начал потасовку, а в городе есть закон «Кто хочет ограбить – должен делать это тихо и не привлекать чужого внимания», в противном случае за тебя назначается награда. Охота за головами – вот лучший стражник.

Он снова рассмеялся. Заметив краем глаза резкое движение, я отпрыгнул назад. Острый конец алебарды ударил передо мной, я пошел в ответную атаку. Телепортировавшись за спину этому пони, я резанул его шею своим мечом. Всё же я приучил себя к использованию левитации, глупо держать меч в зубах, когда можно просто его левитировать, не так ли? Его тело упало, а я телепортировался к волчице и схватил её. На то место, где я стоял с саблей во рту приземлился пегас, он раздосадовано фыркнул и, поднявшись, начал идти ко мне. Но было уже поздно, мой рог загорелся и мы переместились на окраину города…


Как оказалось волчицу звали Алу, она действительно была выращена моим отцом, он проводил огромное количество времени в своих лабораториях, где ставил эксперименты на волках, медведях и прочей живности. Из слов Алу я понял, что он даже смог скрестить пегаса и единорога, но этот экземпляр не смог выжить, почему, она не знает.

— Так откуда ты меня знаешь? – мы шли по лесу, который рос прямо посреди пустыни, это было довольно странное зрелище.

— Твой отец очень много говорил о тебе.

— С кем?

— С твоей мамой.

По моей шкуре пробежался холодок, а сердце замерло.

— Ч…что? Моя мама, она… умерла.

— Но я видела её там, в лаборатории твоего отца, я не вру.

— Но как?

— Я не знаю, – она покачала головой.

— Откуда ты знаешь, что это моя мама?

— Он говорил ей, что «её сын вернулся».

Я кивнул и уставился в песок, раздумывая над услышанным.

— А моя мама она… осталась в лабораториях, когда тебя оттуда забирали?

— Я её не видела, за день до того ужасного грохота твой отец перенёс мать в другое место.

— Куда?

— Я не знаю, – она виновато опустила ушки, отчего стала выглядеть довольно мило.

— Получается, что мой отец врал мне? Моя мать выжила? Но зачем ему было врать? Какой в этом смысл?

Алу лишь устало покачала головой, дальнейший путь мы продолжили молча. Я раздумывал о том, как бы поскорее разыскать Ватер и Лазури, если они ещё были живы… пресвятой, пожалуйста, пусть они будут живы. Спустя половину дня мы остановились передохнуть на границе леса и пустыни. Это было удивительное место, вы когда-нибудь видели, что бы из песка росли деревья? А кусты? Как это вообще возможно? Хотя, дальше нас с Алу ожидали только кактусы и редкие засохшие кустарники, так как лес закончился.

— Воды нам хватит где-то дня на два, потом придётся искать оазис или хоть какие-то поселения.

— Я могу не пить, если вам так угодно.

— Нет, мы разделим воду на двоих.

— Спасибо вам, – она улыбалась?

Могут ли собаки и волки улыбаться? Я точно знал, что собаки, если радуются, то виляют хвостом, но что бы улыбаться?

— Пожалуйста, можешь обращаться ко мне на «ты».

— Хорошо.

Я скидал побольше сушняка в костёр, а позже, когда стало уже совсем темно и холодно, я разжёг его с помощью магий огня. Я сидел около костра и всматривался в огонь, пытаясь понять, зачем мой отец утаивал от меня то, что моя мать жива. Что могло быть причиной? Её слабое здоровье и невозможность выйти из лаборатории? Тогда что мешает мне прийти к ней самому? Может быть, какая-то особо заразная болезнь? Когда мне надоело гадать, я решил сменить тему и подумать о другом.

— Алу, а разве ты не должна ненавидеть меня и моего отца?

— Почему это? – волчица удивлённо посмотрела на меня.

— Ну, мой отец ведь ставил опыты над вами, разве нет?

Она положила голову на песок.

— Ставил и да, я действительно не любила твоего отца. Но потом я узнала одну вещь о нашем роде.

— Что ты узнала?

— Твой отец, он спас род наших волков, поместив нас из опасной среды в лаборатории. И хоть жизнь в них не сахар, но это хоть какая-то жизнь, кроме того мы ещё и получили некоторые способности, например, способность говорить.

— Но ведь из-за его экспериментов наверняка погибали представители твоего рода.

— Да, моя мать погибла из-за эксперимента, – волчица свесила ушки и жалобно простонала. – Я не знаю, с одной стороны я благодарна ему за спасение своего рода и сохранение его, а с другой я ненавижу его, потому что моя мать умерла из-за его эксперимента.

— Я бы, наверное, его ненавидел, – я опустил голову и начал ковырять копытом песок. – Не люблю жить в клетке, по мне лучше умереть.

Алу удивлённо посмотрела на меня, а затем отстранённо отвернулась, продолжая смотреть на огонь.

— Ты посторожишь, пока я посплю? – я вопросительно посмотрел на неё.

— Да, – она кивнула. – Должна же быть от меня хоть какая-то польза.

— Спасибо Алу.

Она снова улыбнулась, ну или мне так просто показалось, и я со спокойной душой расправил спальник, после чего залез в него. Пожелав Алу спокойного дежурства, я уснул.