Автор рисунка: Siansaar

Древний храм

— Я вам говорю, тут есть неизвестный объект древних лет! — пони указывал на карте на болота Хейсид, — Мы должны отправиться туда!

— Молодой пони, — начал говорить скрипучим нудным голосом заседатель собрания учёных, — почвы там просто не могут выдержать таких нагрузок. Там не может стоять даже деревянный дом. Давление по соотношению...

— Но его видели! Несколько молодых жеребцов уверяли, что там был виден шпиль здания! Молодых, прошу вас заметить!

— Тогда давайте проголосуем. Кто против того, чтобы идти в эту бессмысленную экспедицию?

Копыта подняли все, кроме одного-единственного Дика, удивлённо всех оглядывавшего.

— Итак, продолжать заседание нету смысла. Все свободны.

И все стали собираться.

Дик резко встал из-за стола и, со всей силы ударив в дверь, вышел на улицу.

Он стоял на главной улице Эппллузы и вдыхал сухой воздух. Сейчас была середина лета, и здесь стояла настоящая жара. Он сам едва не испарился из-за неё на собрании, а ведь его можно было не открывать. Зачем обсуждать то, что и так понятно? Эх...

— Всё-таки не разрешили?

Дик повернул голову в сторону голоса и увидел сидящего за столиком и читающим газету единорога. Его грива была коричневого цвета, а шерсть — тёмного окраса.

Дик и Райт обменялись копытопожатием.

— Как видишь. Половина всего заседания просто сидела и плевала в потолок, а во время голосования тупо пошла за главным, а вторая половина вообще ничего не смыслила в раскопках и уж тем более проголосовала против меня.

— Сочувствую, брат. Я бы на их месте пошёл, — он уткнулся в газету. Дик глянул на её заголовок. "Кобылки образумились" — гласил он.

— Что читаешь?

— Да взял у знакомого газетёнку.

— А чего это на первой странице?

— О-о, посмотри на фото и всё поймёшь, — Райт перевернул страницу и показал Дику изображение. Тот немного сморщился от непривычки видеть такое:

— Кобылка на... кобылке?

— Тут говорится, что все они заразились какой-то штуковиной и стали такими.

— Эм...

— Я тоже не в курсе, — Райт продолжил читать там, где остановился, — Знаю только, что они уже образумились.

— Ладно, не важно. Всё равно у нас тут только четверть кобылки.

— Ой, да закрывай уже эту тему, а то мне уже грустно как-то.

— А что так?

— Да вот, где-то было столпотворение представительниц слабого пола, а меня рядом нет.

Дик хмыкнул.

— Кстати, — Райт сложил газету, — я бы мог сходить к этому твоему объекту, рассмотреть его.

— Серьёзно?!

— Да делать больше нечего, так что...

— Спасибо! Не знаю, как тебя отблагодарить...

— У тебя была знакомая одна?

— Эта...

— Зелёная грива, оранжевая шерсть.

— А, помню.

— Вот познакомь её со мной. А за это я готов идти к этому зданию хоть завтра.

— Ой, вечно ты со своими подкатами.

— Такой уж я, — Райт хищно оскалился, но тут же перешёл на деловой тон, — Когда выходим?

— Послезавтра можно.

— Не, послезавтра не смогу. У меня там есть дела. Давай завтра?

Дик покачал головой:

— Завтра я не могу. Там всякие бумаги нужно разобрать...

— Тогда я один пойду.

— Один? Не смеши меня, это ж болото.

— Ты ж не забывай, — поднёс к себе магией чашку кофе и отпил немного, — что я единорог. У меня побольше твоих шансов будет всё обследовать.

— Ну, даже не знаю...

— Вот и договорились.

— Ты уверен? Всякое может быть. Он там лет шестьсот стоит.

— Я знаю. Но я готов. Ты ж знаешь, я через всю пустыню могу пройти туда и обратно.

— Ну, ладно, — неуверенно кивнул Дик. Райт бодро побежал к себе в дом.

Райт прыгал с кочки на кочку следом за жеребцом.

— Далеко ещё? — крикнул он.

— Нет, ещё немного... Ага, вот.

Жеребец встал поудобнее на кочке, посмотрел на юг и указал копытом на шпиль, высовывающийся из тумана метрах в двухстах. Райт пригляделся и подозрительно проговорил:

— Чёт на ветку смахивает.

— Вот и я так думаю, только мой приятель уверяет, что это часть здания. Хочешь — иди, сам посмотри, но я бы не советовал.

Жеребец направился в обратный путь по кочкам. Единорог решил подождать, когда он скроется из виду — мало ли что он увидит — и магией развеял туман.

То, что он увидел, заставило его раскрыть рот от удивления.

Шпиль, разрезавший небо, был частью огромного величественного храма. Окна были давно разбиты, стены полностью заросли мхом, золотая краска на широком куполе давно потрескалась.

Над входом был изображён непонятный из-за множества трещин иероглиф. Приглядевшись, Райт различил круг с расходящимися в разные стороны палочками.
"Солнце? — подумал Райт, — Дик вроде говорил, что раньше пони поклонялись погодным явлениям. Похоже, это храм древнего божества"
Райт вытащил из сумки поляроид и сделал снимок. Спрятав и его, и устройство обратно, он подошёл к дверям. Вернее, к тому, что от них осталось. Петли давно уже заржавели, и остатки дверей лежали на земле. И взору Райта предстало помещение храма.

Сводчатый потолок , расположенный так высоко, что невольно вздрогнешь, и затянутый паутинками, был выложен мозаикой. Множество пони на ней, держа в зубах разные вещи, шли к тому самому кругу с торчащими в разные стороны палочками. В потолке было несколько трещин, через которые пробивался свет, и весь храм был в полумраке.

На стенах были изображены иероглифы. Райт подошёл к одной из них и попытался разобрать.

Вот этот рисунок, немного похожий на прямой треугольник — вроде пони поклоняется. Таких тут было огромное множество. Несколько стояли напротив их. Видимо, это те, кто хорошо знают эту религию, как их там... проповедники? Не важно.

А над ними были нарисованы те самые знаки солнца — кружки с палочками.

На полу было то же огромное изображение божества на всю площадь, но у него был цвет. Сначала Райт подумал, что это просто чёрный пол, однако, стоя возле стены, он заметил лучи, отходящие от чёрного круга. Смотря себе под копыта, он удивлённо переступал с одних на другие — так уж непривычна была такая чернота, которая даже после стольких лет оставалась чернее ночи. А вообще, почему чернота? Это же солнце? Или нет?

Чёрным был не весь круг. Прямо перед входом было что-то белое. Луна? Маловата.

А вообще, ему-то какое дело? Пусть Дик разбирается, ему нужнее.

Райт сфотографировал на поляроид всё окружение, в том числе и стоящее посреди храма возвышение со ступеньками. Жеребец не знал, что это такое, да и не хотел. Это надо просто запечатлеть.

Вроде, всё.

Пони уже направился было к выходу, как вдруг позади него послышался шорох. Он обернулся...

Первое, что он увидел — это чёрное существо размером с маленького пони.

В следующую секунду это существо рвануло в его сторону. Однако реакция Райта была отменная — и благодаря этому он уже разглядывал существо, держа его магией на весу.

И дрожь охватило всё его тело: это был паук. Здоровенный паук размером с жеребёнка, весь лохматый, с восемью длинными лапами и с восемью чёрными глазами, на него уставленных.

Единорог тут же ударил существом об предмет, стоящий посреди храма, и отбросил в сторону. Паук, упав на спину, замер, задрав конечности вверх, и больше не двигался.

Райт сглотнул. Ничего себе, паучок.

Он невольно бросил взгляд на постамент посреди зала и удивлённо застыл.

После удара верх этой штуки немного сдвинулся вбок. Райт неуверенно подошёл и отодвинул этакую крышку.

Вниз уходили ступени. Это было начало подземного хода!

Интересно, что там, внизу? Реликвии храма? Если он сфотографирует это — он станет знаменит на всю страну. А это круто.

Райт покосился на трупик паука, валяющийся рядом. А что его там может ждать? Вот это? Или нечто более страшное?

А что может сразить Райта Эрнера? Да разве что молодая кобылка, кокетливо подмигнувшая ему. Это — может быть. Но не туннель.

Райт бодро стал спускаться вниз...

Ещё на первых ступенях он приметил валяющийся большой сук. Решив сэкономить силы и не создавать шарик света возле себя, он зажёг ветку и взял ее телекинезом.

Итак, он внизу. Туннель был шириной и высотой в пару метров, по стенам лазали червяки, по земле бегали крысы. Райт не мог сдержать дрожь от отвращения к этим подземным жителям, но шёл дальше, хотя повернуть назад ему очень хотелось.

Вдруг справа он увидел какие-то рисунки. Приглядевшись, он понял, что это иероглифы. Снова он увидел поклоняющихся пони, увидел этот знак, как он понял, божества. Однако было тут одно изменение: один пони медленно шёл в сторону этого чёрного шара.

Райт повернулся в сторону продолжения туннеля и... замер.

Впереди медленно ползла в его сторону кобра. Медленно поднимаясь, она величественно раскрыла свой капюшон и встретилась взглядом с единорогом.

Пони не двигался. Он мог захватить змею телекинезом, однако в ту же секунду та могла рвануться с места и не попасть под действие магии.

И как раз в этот момент сзади кобры послышался шорох бегущей крысы. Тут Райт и решился.

Перед ним висела, охваченная магией, Плюющаяся кобра. Единорог не долго думая крепко-накрепко завязал её узлом и отбросил в сторону. Сзади ещё слышались тихий шик, когда рисунок на стене , запечатлённый полароидом, уже остался в тени.

Конечно, Райт не собирался возвращаться назад только из-за кобры. Скорее он плюнет кобылке в лицо, чем испугаться змеи. Тем более, что всё становилось куда интереснее, чем раньше...

Он шёл дальше. Земляные стены всё давили на него, но клаустрофобией он не страдал.

И вот новый рисунок! Единорог посветил на него факелом.

Снова те же самые поклоняющиеся пони. Но идущий пони уже стоял. Стоял на непонятном возвышении, а перед ним (для Райта — слева от рисунка пони) — снова тот же самый иероглиф неизвестного божества. Пони снова пошёл дальше.

Снова шорох. Это не крыса, это что-то больше. Райт то оглядывался назад, то внимательно смотрел вперёд, но ничего не видел. Однако шорох был слышен всё равно. Райт уже начинал взаправду бояться.

В конце концов, когда шорох стал невыносим, озарённый догадкой, Райт посмотрел вверх...

И тут же отпрыгнул назад.

И перед ним прыгнул на пол паук, раза в два больше того, что был на поверхности, и раза в четыре страшнее. Под глазами были видны желтоватые клыки, с которых капала непонятная жижа.

Однако Райт не был безоружен, даже если магию не считать, то у него был факел. А этот паук определённо боится света, если живёт здесь.

И единорог резко выступил вперёд, взмахнув факелом перед пауком.

И действительно, паук, клацая клешнями от страха, быстро отступил в темноту.

Райт вздохнул поглубже и продолжил путь. Слишком уж близко была та тайна, которую он решился раскрыть. А что он вообще хочет узнать? Понятие этих рисунков и этого иероглифа божества? Да, он хочет узнать это.

И вот новые иероглифы. Жеребец подошёл к стене и рассмотрел рисунки.

Снова те же поклоняющиеся пони. Снова тот же самый постамент. Но теперь вместо пони там был... иероглиф божества.

Что это могло значить? Пони поменялся местами с божеством. Пони стал божеством? Или божество завладело пони? Второе более вероятно...

Ну конечно, Дик же рассказывал! В древности пони приносили жертвы богам. Вон, те же самые дары на потолке. А здесь... В жертву приносят пони. А тот постамент, на котором он стоит — это ж жертвенник. Именно его Райт видел в центре храма.

Тогда зачем этот туннель? Почему он спускается под землю точно от жертвенника?

Похоже, нужно спуститься дальше.

И снова он шёл вперёд.

Впереди он увидел что-то белое. Он подошёл ближе...

Скелет пони.

Вот тут Райт бы побежал обратно со всех копыт, так как наконец понял предназначение этого туннеля.

Поклоняющиеся оставляют на жертвеннике пони, чтобы божество появилось в храме и приняло жертву. Дик вроде говорил, что все пони пытались задобрить своих богов, чтобы те помогали им в жизни.

Для него непонятным оставалось одно — что представляет собой само божество.

Итак, Райт бы побежал обратно со всех ног, так и не узнав, что из себя представляет это божество, если бы тот самый скелет не лежал прямо на выходе из туннеля.

Туннель выходил в огромный зал. Стояла непроглядная темень, не было видно ни потолка, ни стен, ни пола, которого вообще могло и не быть. Казалось, что Райт, стоящий прямо в конце тоннеля, смотрел в... куда? Неизвестность? Край света?

Однако жеребец так просто не собирался уходить. Создав магией шарик света, он отправил его к центру зала (если это был центр).

Маленькая лампочка постепенно засветила ярким светом. И Райт увидел это...

Это было красивее солнца и луны. Это было красивее всего на свете. И это было ужасно...

Это был ужас. Ужас из глубин...

И этот ужас вдруг стал приближаться к Райту. Единорог почувствовал холод, безысходность и безразличие.

Нет, он тут не собирается оставаться.

Развернувшись, единорог побежал обратно по туннелю.

Он бежал, бежал от неизвестности, без оглядки. Однако вскоре, услышав быстрые шажки позади себя, он оглянулся через плечо...

Там было множество всего. Пауки, змеи и многие другие животные, догоняющие его.

Райт, мчась вперёд, стал стрелять магическими ударами наотмашь. Он не знал, сколько раз промахнулся, а сколько раз — попал, он знал только то, что ещё жив.

И вот они, те самые ступеньки. Райт побежал по ним вверх.

Но уже видя храм, он остановился.

А что будет, если всё это выйдет за ним? Эквестрия будет в опастности?

Или имеет смысл отдать себя в жертву ради спасения страны?

Ведь что значит один пони по сравнению с целой страной?

Что значит одна пылинка среди бури?

Он оглянулся...

Ничего. Тот же самый туннель. За ним уже ничто не гналось. Он оторвался...

Вдруг всё затряслось. Он вылез через жертвенник в храм и увидел трескающиеся стены. Храм сейчас рухнет!

Быстро закрыв жертвенник крышкой, пони выбежал из зала.

И через секунду всё стало рушиться.

Райт наконец оглянулся. Перед ним были развалины древнего храма.

Теперь он знал многое...

Дик сидел за столиком у себя в доме в Эпплузе и рассматривал фото, сделанные единорогом, сидящим перед ним.

— Ух ты! И всё это было в туннеле?

— Да.

— Отлично, теперь мы можем доказать этим умникам, что жертвы и правда приносили. Вот только я не понял, что значит вот этот иероглиф, — он указал копытом на чёрный кружок с расставленными в разные стороны палочками и с небольшим белым полумесяцем внизу.

— Я так понял, что это знак луны и солнца в те времена, — с каменным лицом ответил Райт.

— Получается, что жертвы в те времена приносили Луне и Солнцу? Хм, это интересно... А что с храмом?

— Рухнул.

— Жаль. Мы бы много чего ещё смогли узнать, если бы направились туда экспедицией.

Райт слегка вздрогнул.

— Это всё? — поинтересовался Дик.

— Да.

На самом деле он соврал.

Выйдя на улицу, Райт вытащил последнюю сделанную им фотографию.

В конце туннеля, когда он запустил шар света вперёд, он инстинктивно сфотографировал то, что увидел.

Он запечатлил это...

Единорог встряхнул головой и магией разорвал фото на мелкие кусочки, сжёг их и отправил пепел по ветру, после чего зашёл обратно в дом.

— Слушай, Дик, ты не забыл о своей части договора?

— Какой? А, ты о кобылке... Я вас хоть сегодня познакомить могу.

— Класс. Спасибо.

— Ой, да не за что. Это я тебя должен благодарить за тот вклад, что ты сделал.
"А какой ценой, — устало подумал Райт, — Мне ещё неделю пауки со змеями сниться будут"

Комментарии (6)

0

Я так и не понял ,что он сфотографировал и почему сжег фото ?

Пони Любитель #1
0

Сфотографировал то, что было в конце тунеля, а сжёг, потому что не хотел этого видеть и об этом рассказывать, решиы оставитб всё как есть.

Пчёланчик #2
0

Не делай больше из диалогов стену, ок?

kasket #3
0

♚Az az elképzelés, a Hold és a Nap adományok nagy, de néhány szövés Ez tupa.Net komoly pofon Lavkraftom.On Howard is szerette belekeverni valami furcsa történik monstrov.No méltó zöld pata.В следующий раз будет персидский язык.⁀⊙﹏☉⁀♚

KpoLik #4
0

Интересно! Не часто попадаются такие фанфики, которыми зачитываешься! ^^

Nansy Krafs #5
0

В духе Дедушки Лавкрафта. Написано само по себе недурственно. Хвалю.

Ertus #6
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...