Мои домашние пони

Говорят, пони чем-то похожи на кошек...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Человеки

Крылатые стихи

Не стоит думать, что нынешние жители облачных городов - сплошь суровые воины, какими были когда-то их предки. На легких крыльях рождаются легкие мысли - фантазия пегасов уносит их выше облаков, навстречу неизведанному.

Стальные Крылышки:"Сказки для Уголька"

Никто не ждал, а мы писали.

Принцесса Луна ОС - пони

Метка для человека

Продолжение приключений Кира, но уже в мире пони. На этот раз нет войны. Все тихо и мирно. Но внезапно пропадают сразу трое пони. Более того, эти пони - дети! Метконосцы! Куда занесло детей и успеют ли Кир с друзьями вернуть их - это еще не решенный вопрос...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Грехи Прошлого: Отблески 2

Время в Эквестрии идёт, но заманчивый вопрос "Что, если?" остаётся. Твайлайт задается вопросом "что, если", пытаясь вести Эквестрию к светлому и процветающему будущему. Каденс задается вопросом "что, если", когда видит, как растёт её дочь. Возможность спросить "что, если" снова соблазняет, но действительно ли маленькие пони готовы к ответам?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца Флари Харт

Земляника

Флаттершай и её подарок.

Флаттершай

Под чужими небесами

Однажды в Эквестрии очередные заигрывания с порталом-зеркалом пошли не по плану. Дискорд попытался всё исправить, но... это же Дискорд, в конце концов! В результате Шестёрке, Спайку, принцессам Луне и Селестии пришлось узнать на собственной шкуре, каково это - быть попаданцами! Всем досталось по своему миру, и лишь спасательная команда в составе Сансет Шиммер, Старлайт Глиммер и Санбёрста сможет выручить попавших в переплёт друзей и вернуть их обратно в Эквестрию. Так. Вы же не поверили, будто Дискорд это всё случайно устроил? Не поверили же?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки Старлайт Глиммер Санбёрст Сансет Шиммер

120 дней Блюблада

Добро пожаловать в альтернативную Эквестрию - мир, где принцесса Луна никогда не превращалась в Найтмэйр Мун, элементов Гармонии никогда не существовало, а пони поклонялись принцессам как богиням в истинном свете. И в Кантерлотском дворце, окруженный роскошью и безнаказанностью живет он - племянник венценосных принцесс, чудовище во плоти и временный управляющий в королевстве, принц Блюблад.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принц Блюблад

Нечаянное искушение

Шайнинг Армора всё сильнее злит поведение Сомбры, за которым ему поручено надзирать. Однако проходит немного времени прежде, чем издёвки бывшего тирана Кристальной Империи приобретают куда более глубокий смысл.

Король Сомбра Шайнинг Армор

Флаттершай защищает Шотландию от вторжения белок пришельцев

Чужаки пересекли границу и угрожают выживанию местных животных. Сможет ли Флаттершай спасти Южную Шотландию от такого вторжения?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Автор рисунка: Siansaar
Дорогой папочка!

Скажите, доктор... (ч.2)

— И с чего же, позвольте узнать, всё началось? – мягкий голос доктора возвращает меня, неожиданно увлёкшуюся своими воспоминаниями, к реальности.

— Что именно? Знаете, Док, у меня в последнее время начиналось столько всего… — я понимаю, что мои слова звучат грубовато, но не могу отделаться от этого тона. Защитная реакция должно быть, я никогда не любила, когда посторонние пони лезли в мою жизнь, пусть даже и с лучшими намерениями. Пусть даже и с моего разрешения. Пусть даже по моей просьбе…

— Ваше последнее «перегорание», как вы это называете. С чего началось это состояние? Сильный шок? Ссора с кем-то, должно быть?

Я прикрываю глаза, задумавшись. Шок? Ссора? Нет, определённо это не так. Я бы сказала по-другому…

— Я бы сказала, что это была усталость.

— Вот как? Это интересный ответ. Не расскажете поподробнее, юная леди? – говоря это, пожилой пегас кивает на мою чашку, предлагая налить ещё чая, но я отрицательно мотаю головой. Нет у меня желания чай пить больше…атмосфера не та, скажем так.

— Представьте себе клубок ниток. Который принимаются разматывать, и тянут, тянут, тянут, а он становится всё тоньше и тоньше, пока не исчезает совсем. Вот таким клубком я себя и ощущала.

— Я подозреваю, что это состояние тоже не пришло само по себе?

— На самом деле, я могла бы это предугадать. Если бы у меня в голове было побольше мозгов, наверное. Простите за грубость, Док… Так вот. Всё навалилось как-то сразу, понимаете? Мы с моим другом и учителем открыли клуб, и поначалу всё шло отлично. Догадываюсь, сколько усилий Инс прикладывал к этому, но мне порой действительно казалось, что развивается лучше и лучше само по себе, как будто нам на роду написано стать владельцами известного и модного места. Я полностью отдала ему бразды правления – и ушла в сторону, ведь меня, по сути, никогда не интересовали все эти финансовые вопросы, маркетинг, реклама и составление меню…ну, вы понимаете. Я с головой погрузилась в исследование нового направления в музыке.

— Не раскроете секрет, что за направление вы имеете в виду, мисс Скрэтч?

— Дабстеп. Слышали о таком?

— Честно? Нет, ни разу. – Док отрицательно качает головой, вертя в копытах свою чашку.

— Честно говоря, меня это не удивляет. Если в двух словах, то…очень спорное направление, которое и музыкой-то не все признают. Очень агрессивно звучащее, злое, но в то же время неуловимо гармоничное и местами куда более нежное, чем всё, чем я занималась до того.

— Звучит, как задачка для настоящего профессионала, не так ли?

— Именно! И эта задачка требовала приложения колоссальных усилий с моей стороны, понимаете? Я исследовала и вместе с тем формировала целый новый мир, от меня зависело, будет ли он жить или канет в пустоту. Не только от меня, да, но вы же понимаете…

— Понимаю ли я, что вы при жизни стали легендой и заслуженно считаетесь лучшей из лучших в своём деле? Да, я это понимаю, мисс Скрэтч. – тон Дока Харткьюрера не меняется, но мои щёки заливает краска стыда.

— Я вовсе не напрашивалась на похвалу…

— А я вас и не хвалил. Я лишь перечислил те факты, которые известны всей Эквестрии.

Некоторое время мы с пожилым пегасом молча смотрим друг на друга. Он вполне искренен, и это смущает меня ещё больше.

Внезапно я представляю себе, какой, должно быть, он меня видит. Отвратительная, развращенная своей славой пони-из-города, сбежавшая в их сельский уют от своих личных проблем. Ни одного дня в своей жизни не проработавшая. Достигшая славы и материального положения, эксплуатируя гормональные взрывы юных жеребцов и кобылок. Извращенка, всклочный характер которой не позволил ей сойтись с кем-то противоположного пола. Алкоголичка, не способная искать решение своих проблем где-то кроме дна бутылки.

Глаза старого доктора расширяются и начинают медленно ползти куда-то к гриве – судя по всему, он примерно догадывается, о чём я думаю.

— Мисс Скрэтч, я приношу свои искренние извинения, я не думал что…я, боюсь, неверно подобрал слова… — глотая окончания слов и запинаясь, произносит стареющий жеребец, медленно поднимаясь со своего кресла и в просительном жесте протягивая ко мне передние копыта. Выглядит он при этом как пони, допустивший промах и всей душой желающий его исправить. Но я знаю, что промах допустил не он, а я. Я виновата во всём. И никакого права просить помощи у меня нет.

— Э-э-э… Простите, Док… Простите меня, я…я просто дура… — я прячу глаза и бормочу едва слышно, но двигаться при этом стараюсь быстро и уверенно. Встать, нацепить очки и быстрым шагом выйти на улицу. Что может быть проще?

Вставая, я неловким движением сбиваю с края стола чашку, из которой совсем недавно пила, ловлю её в облачко магии и ставлю обратно. Впрочем, ставлю, похоже, неудачно, потому что она практически моментально падает снова. Сама удивляясь своей ловкости, я снова ловлю её, и покидаю кабинет Дока, продолжая рассыпаться в извинениях. К счастью, пегас, видя моё состояние, не пытается помешать мне…

— То есть, сахарок, ты просто так вот взяла и сбежала оттудова?

Мы с ЭйДжей лежим на спинах, любуясь облаками, плывущими над фермой Сладкое Яблочко. В моей голове играет ненавязчивая духовая музыка, я легонько покачиваю головой в такт мелодии и потому не спешу отвечать желтогривой.

— Сахарок…

Ту-у-у, ту-ду-ду…ту-ту-у-у, ду-ду…

— Винил, ты же должна понимать, что так себя вести нельзя!

Ауч! Пронзительный аккорд на виолончели затыкает играющие в моей голове трубы, а слова фермерши повторяет эхо, но уже голосом Тави: «Винил, Селестии ради, что ты творишь?!». Самое странное эхо в мой жизни…

— Я понимаю! – кричу я, вытягивая копыта к небу, которое закат красит в нежно-розовый цвет. – Я понимаю, Эпплджек! И всё у нас было отлично, мне даже казалось, что мы подружились, а потом…потом разговор пошёл о том, что произошло совсем недавно – и я поняла, каким дерьмом я должна ему казаться. Бесхребетная тупая богачка, сходящая с ума в большом городе.

Моя рыжая подруга, повернувшаяся было ко мне мордочкой, снова переворачивается на спину и сдвигает шляпу так, чтобы она закрыла ей глаза, лишая меня возможности читать её эмоции. Когда она начинает говорить, её голос звучит глухо и…обвиняюще?..

— Никогда бы не подумала, городская мисс, что ты так низко меня ценишь.

Кажется, мои глаза готовы вот-вот выпасть из орбит и ускакать в глубины сада двумя красно-бело-чёрными шариками.

— Чш… Что ты только что сказала?! – срываюсь я на крик.

— Ну…я поняла, ты считаешь меня настолько тупой, что я могу считать близкой подругой и просто хорошей пони бесхребетную тупую богачку, сходящую с ума в большом городе. Оки-доки, сахарок.

Фермерша поднимается на ноги и, отряхнувшись, направляется к дому неторопливой походкой, а мне остаётся только протягивать ей вслед копыта и кричать настолько плаксиво и растерянно, что даже стыдно:

— Эпплджек! Не уходи, Эпплджек! Ты же всегда держала меня, подруга!

Замерев, рыжая несколько секунд обдумывает что-то, а потом произносит, по-прежнему не оборачиваясь:

— Я держала тебя, потому что была уверена, что ты хочешь выкарабкаться. А ты хочешь только жалеть себя. Ты умеешь принимать волевые решения, это правда. Но ты не умеешь доводить начатое до конца. Ты убегаешь. Убегаешь, а потом делаешь такое лицо, будто всё нормально.

Мои передние ноги тяжелеют и опускаются на землю. На глаза наворачиваются слёзы и я в который уже раз за свою жизнь радуюсь тому, что привыкла всегда носить свои солнечные очки.

— Что мне делать, Эпплджек?.. – спрашиваю я, не надеясь на ответ. Интересно, как выглядит кьютимарка того, чей особый талант – совершать ошибки и терять близких? Нота, должно быть?

— Повзрослей, Винил. Это звучит жестоко, знаю. Но мне больше нечего сказать.

Закончив говорить, ЭйДжей ещё некоторое время стоит, опустив голову, недалеко от меня, и мне даже начинает казаться, что она не уйдёт. Но она уходит. А я снова переворачиваюсь на спину и упираюсь взглядом в небо. Слёзы текут по моим щекам, но это ерунда. Это ничего. К слезам тоже можно привыкнуть.

Наверное, моя рыжая подруга права. Мне действительно пора повзрослеть. Перестать, задравши хвост, носиться по жизни, словно ужаленный жеребёнок. Научиться делать не только первые шаги к цели, но проходить весь путь до конца. Надо перестать жить эмоциями. Научиться контролировать свои порывы. Если подумать, то сегодня я повела себя как последняя дура. Снова. Почему я убежала от Дока?

— Потому, что нет мозгов… — выдыхаю я в наливающееся ночной тьмой небо, нависшее над Понивиллем.

— Знаешь, дорогая, сегодня я общался с очень интересной пациенкой… — произносит пожилой пегас, сидя в кресле напротив своей жены-единорожки.

— Мне стоит опасаться? – отвечает она, шутливо хмурясь.

— О, нет, единственную единорожку, которая меня интересует, я заполучил в свои копыта уже много лет назад. Эта пациентка, она…честно говоря, я никогда не видел пони с такими проблемами…

— Сложный случай?

— Я бы сказал – уникальный. Я и не думал, что пони может настолько запутаться в своей жизни и так сильно бояться себя саму. – произнеся последнюю фразу, Док опускает голову на сложенные вместе копыта и замирает, глядя на огонь, уютно потрескивающий в камине.

— Надеюсь, ты сможешь ей помочь? – произносит кремовая единорожка и кладёт точёное копыто на плечо мужа.

— Надеюсь, она позволит мне это сделать… — отвечает пожилой доктор и испускает тяжёлый вздох.

Продолжение следует...