Brutal Death Metal Master

Все вы наверное думали, что Свити Белль, когда вырастет, станет какой - нибудь попсовой певичкой? А вот хрен! Она стала вокалисткой в брутал-дэт метал группе Cerebral Bore. И её нежный голосок превратился в адский гроулинг-гуттурал. Она смогла вывести группу из андеграунда и сделать её очень известной. Как у неё всё это получилось и через что она прошла? Читайте в моём рассказе.

Рэрити Свити Белл Другие пони

Симфония

Очерки из жизни одной серой земной пони по имени Октавия. Воспоминания. Немного философии.

Октавия

Миниатюры по TES'y.

Это можно назвать пародией на практику многочисленных crossover'ов. Коротко о главном. Каждая глава — своя история. Место действия: Вселенная TES. Действующие лица: тысячи их! ©

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд

Танцы

Танцевальный вечер.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк Принцесса Луна Лира Бон-Бон Кэррот Топ

Спутник

Холодная война. Сталлионград вырывается вперёд в космической гонке, запустив первый искусственный спутник планеты. Чем ответит Эквестрия?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек

Дорогая Хула

Где-то вредные привычки проходят сами собой.

Принцесса Селестия ОС - пони

Что есть счастье ?

Небольшая история одного брони.

Октавия Человеки

Кабанеро

Человек попадает в мир Эквестрии. Но вместо изящного тела цветной лошадки волею злого случая оказывается в образе большого и страшного чудища. Пони дружелюбны к чужакам, но к опасному пришельцу относятся настороженно. И сам несчастный уже сомневается ― а есть ли место ему в этом добром и пушистом обществе?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Кризалис

В поисках эмпатии

Нам так часто не хватает маленького костра дружбы, у которого можно будет найти утешение, радость, понимание, чувство, что твоя душа больше не одна, а зажигается в едином порыве с десятками себе подобных. Нам не хватает такого места, где можно найти ответы на вопросы, праздные и не очень: а зачем я здесь? а кому я нужен? а что я могу? Где найти такое место? А что если его можно создать? А что если создать его можем мы - ищущие?...

Трикси, Великая и Могучая Брейберн ОС - пони

Галерея Грехов

Действия совершенные в прошлом, могут иметь непредвиденные последствия в настоящем.

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Часть 11 Добро пожаловать в сказку или тебе всё равно не поверят Часть 13 Разочарование

Часть 12 Чтобы блеф удался, нужно самому в него поверить

Тишина ночного леса прервалась резким выпадом серого пегаса. Петля рванул с места вперёд и буквально снес с ног фигуру по очертаниям очень напоминающую пони. Завязалась потасовка, неизвестный путник не желал уступать, но тут подоспели остальные вои, что до этого сидели в секретах. Зафиксировав не званного гостя Петля скомандовал: «К командиру лазутчика!»
Вои крепко держали связанного по всем четырём копытам путника и уже через считанные минуты тот предстал перед сотником.
— Кого ещё нелегкая несёт? — спросил чёрный пегас, внимательно осматривая полностью обездвиженную темно-зелёную кобылку земную пони.
— Лазутчица это, — настаивал серый пегас, — видели как она кралась по лесу в полной темноте да ещё на границе с пустошью.
— При ней что-нибудь было?
— Никак нет. — отчеканил серый пегас.
— Это она тебя так? — поинтересовался Копьё указав на ссадину под глазом у серого пегаса.
— Оказала сопротивление.
— Отпустите меня. — взмолилась земная пони, — Я ни в чем не виновата. Я просто собирала цветы.
— Ночью? — спросил сотник скептическим тоном.
— Да, ведь ночью лучше всего собирать сумеречные ландыши, они светятся в темноте.
— Как вас зовут и где вы живёте?
— Моё имя и где живу? — недоумевающе повторила пони.
— Да!
Земная пони успокоилась глубоко вздохнула и ответила: «Меня зовут Грин Лайер, и живу я в Эпплвуде.»
— А что забыли на границе с пустошью?
— Я же сказала, собирала сумеречные ландыши. Они здесь особенно хороши.
Говорила земная пони складно и причин ей не верить у командира на первый взгляд не было. Однако черный пегас чувствовал какой-то подвох. Копьё почесал бороду, обдумывая как ему поступить с задержанной.
— Ладно, — заключил сотник, развязывая пони, — Если вы всего лишь собирали цветы, то можете идти. Извините за ошибку.
— Ничего страшного. Я понимаю, это ваша служба. — отвечала Грин Лайер поднимаясь на все четыре копыта.
— К сожалению, я не могу вас отпустить посреди ночи, здешние места — не самые безопасные земли в Эквестрии, — учтиво сказал чёрный пегас, — так что вынужден вас задержать до утра.
— До утра мне никак нельзя, я очень тороплюсь.
— Тем не менее вы останетесь.
— Меня ждут дома!
— Из какого вы улья?
— Королевы Кризалис.
Повисла пауза. Земная пони словно язык проглотила, выпучив глаза на чёрного пегаса, а Копьё внимательно наблюдал за её реакцией. Мысленно сотник был готов к тому что его собеседница начнёт «выворачиваться», но произошедшее не мало удивило чёрного пегаса.
— Что меня выдало? — спросила Грин Лайер.
— Много чего, и говорок у вас не характерный, и опрятность в такой местности, но главное — это то что вы пошли собирать цветы без корзины. — ровным голосом ответил Копьё и кивком дал команду рядом стоящим воям, которые тут же накинули на кобылку веревку.
Но тут блеснуло зелёное пламя и на месте земной пони оказался дырявоногий ченчлинг. Пламя обожгло верёвку и перевёртыш резко подавшись вперёд вырвалась на свободу. За ченчлингом тут же рвануло несколько воев ещё мгновение и перевёртыш скроется в непроглядной ночной мгле. Небо словно темное полотнище. Ни единого просвета, ни блеска звёзд, ни сияние луны не могло прорезать темноту и черный хитин ченчлинга стал идеальной маскировкой. Внезапно рядом скользнула магическая вспышка, всю округу освятило красным светом. Ченчлинг опешила, а вои разглядев беглянку набросились на неё. Ещё мгновение и перевёртыш оказалась вновь связанной и даже её попытка укусить служивого не увенчалась успехом. Для пленённого ченчлинга вои соорудили из пары крепких веток колодки, для надежности зафиксировав их ремнями из кожи драконов, которой пламя не страшно. Затащив уже слабо сопротивляющегося перевертыша в центр лагеря вои выставили на дежурстве у неё пару крепких жеребцов. Участь пленницы была незавидной ей предстояло попасть в застенки особого отдела и быть подвергнутой долгим допросам с пристрастием.
Ночь сгущалась тьмой над лагерем воев, а по небу плыли облака, так низко, что казались ещё немного, и они зацепятся за верхушки деревьев. Сверху тоже дежурили вои. Вскоре ченчлинг перестала ерзать в колодках в бессмысленных попытках вывернуться. Ощущая своё полное бессилие ченчлинг тихо заплакала.
Медленно над деревьями вставало солнце. Лагерь воев пробуждался, из дозора возвращались бойцы, слышался звон котелков с полевым завтраком. И плененный ченчлинг не ждала ничего хорошего. Как внезапно к охраняющим перевёртыша воям не подошел рослый белый единорог с кольцом на роге и в звании хорунжего.
— Здравия желаем товарищ хорунжий, — отозвались постовые.
— Здравия, — не расторопно ответил единорог, подняв копыто в военном приветствии, — ченчлинга в своей палатке ждет сотник, мы лично её допросим. А вам приказано отдыхать.
— Есть.
Хорунжий Кольцо легко поднанял ченчлинга на ноги и придерживая за колодки повел по лагерю. Оборотень еле передвигала копытами постоянно норовя упасть и удариться мордой об землю. Улететь пленница не могла так как крылья её были крепко стянуты ремнями. Пару раз перевёртыш бросала взгляд на своего конвоира. Большой белый единорог, что шел с боку, пробуждал воспоминания о таком далеком и не доступном возлюбленном. Внезапно из рядом стоящей палатки задом вышел белый единорог с таким же кольцом на роге и сонно поправляющий папаху на голове. Муни от удивления выпучила глаза, а рядом в зелёной вспышке появился ченчлинг, но пленница этого не заметила всё её внимание было приковано к войсковому командиру. Сердце замерло, ожидая любой реакции. Но белый единорог, пробурчав что-то сонное себе под нос, развернулся и пошел в противоположную сторону. Перевёртыши выдохнули и направились вдоль линий палаток дальше. Внезапно пленницу за колодки потянули в бок и она оказалась в палатке. Ченчлингам повезло внутри было пусто. Когда Муни обернулась на своего спасителя перед ней стоял капитан Хард. Всё такой же уверенный и спокойный. Начальник личной стражи Кризалис лишь мгновение постоял в тишине, а затем его тело охватило зелёное пламя и на месте ченчлинга стоял ничем не примечательный вой-единорог в чёрном мундире с короткой чёрной гривой и бурой шкурой. Затем ченчлинг начал расстегивать ремни на которых держались колодки пленницы. Всё это время сохранялась опасность для ченчлингов, что кто-то из воев зайдёт внутрь палатки. Вот колодка рухнула на землю, а кобылка-ченчлинг смогла размять затекшую спину и конечности. Муни не задавая вопросов сама приняла вид воя и вместе с капитаном Хардом покинула их временное укрытие.
Ченчлинги стали пробираться к краю лагеря и так бы они ушли незамеченными, как внезапно прозвучал крик: «Тревога! Побег!»
Весь лагерь пришел в движение, словно пчелиный улей в который любопытный жеребёнок ткнул палкой. В это время сотник Копьё суетился по поиску беглянки. Чёрный пегас бросился к дежурным охранявшим знамя сотни. Ещё мгновение и ослепительный свет озарил небо, в центр вышли трое воев. Тот что стоял посредине нес, закреплённое на поясе знамя, которое было выполнено в виде черного квадрата с расходящимся по диагонали золотым крестом. Знамя словно пронизал свет и расходясь в стороны образовывал защитный купол над лагерем. Ченчлинги в образах воев бросились бегом к краю лагеря ещё мгновение и желтый барьер отрежет их от спасительного леса. Капитан Хард прокричал Муни, чтобы та сбросила маскировку и в тот же момент сам принял свой естественный вид. Ченчлинги резко ускорились, но за ними следом уже бросились вои-пегасы и единороги. Над головами перевёртышей засвистели магические вспышки. Единороги пытались попасть в беглецов парализующими заклинаниями. В то же время барьер практически достиг земли, как внезапно в тонкую линию, куда едва проскочил бы жеребёнок влетела пара ченчлингов. Воям, оставшимся с противоположного края, ничего не осталось, как с отдышкой молотить по барьеру копытами.
Ченчлинги добежали до леса и скрылись в его дебрях. Отдалившись как можно в глубь перевёртыши остановились отдохнуть.
— Ну ты молодец, конечно, — ехидно подметил Хард, — Всего пару часов на поверхности и сразу рассекречена.
— Так получилась. — неловко оправдывалась Муни, — Спасибо, что выручил.
— Не обольщайся, улью нет выгоды от попавшего в плен ченчлинга.
— А как ты меня нашел?
— Ты сама подала ментальный сигнал о помощи.
— Не знала, что мы так можем.
У Харда на морде запечатлелось удивление.
— Шучу!
— Всё нагулялась! — вновь принимая невозмутимый вид заявил Хард, — Возвращаемся назад.
— Постой, — запротестовала Муни, — мне надо в Понивилль.
— Никаких Понивиллей! Домой! — указал дырявым копытом в сторону ченчлинг.
— Нет.
— Да! Я капитан и мой приказ первый после королевского.
Кобылка-ченчлинг надула губы, словно школьница. С одной стороны стражница хотела объяснить капитану Харду, что пошла на это ради него, но с другой стороны боялась, как тот отреагирует. И признаться своему возлюбленному Муни считала страшнее смерти.
— Мне обязательно надо в Понивилль! — лишь повторила кобылка.
— Если хочешь подкормиться, то до Эпплузы и ближе и безопаснее. — заявил капитан Хард, — меньше риска нарваться на разъезд.
— Дело не в любви.
— Не понял! — покосился Хард.
— Точнее дело в любви, только не совсем в той что нужна для прокорма. В общем это сложно объяснить, но мне обязательно нужно в Понивилль.
— Всё равно не понимаю.
— Дело в любви, — робко проговорила Муни, — пленный в коконе, тот войсковой командир, которого захватила королева, пообещал отдать мне свою любовь если я пойду в Понивилль и отнесу сумеречный ландыш одной пони.
Кобылка-ченчлинг подошла в упор к капитану и упершись мордочкой в шею жеребца тихо заплакала. Муни думала, что Дай Хард разозлится, начнет обвинять её в измене рою и королеве, в сговоре с пленным. Но жеребец к удивлению, прижавшейся к нему кобылки был спокоен он лишь покровительственно погладил ту по лысой голове копытом. Муни немного успокоилась, но от Харда не отстранилась.
— Для чего тебе любовь? Ты теперь страж, а значит получаешь усиленный паек.
— Любовь мне нужна, — заплетающимся языком медленно проговаривала Муни, — просто очень нужна!
— Зачем? — неунимался Хард.
— Просто нужна, тебе не понять!
— Если ты сейчас же мне не расскажешь в чём дело, — топнув дырявым копытом, серьёзным голосом проговорил Хард, — то я применю силу!
— Ты меня ударишь? — спросила Муни отступив на шаг и прикрывая мордочку копытом.
— Нет! Я запечатаю тебя в кокон и отнесу в улей. Пусть королева с тобой разбирается!
Кобылка ченчлинг с горечью выдохнула и опустив глаза, чтобы не встретить взглядом со своим возлюбленным проговорила: «Любовь мне нужна чтобы сдать в банк и получить право выбора супруга».
— Тогда послушай, — спокойно начал говорить Хард, — я тебя спас и я тебя научу.
— Научишь! — подняв глаза переспросила кобылка.
— Да, ведь то что ты исполнила с воями тебя чуть не погубило. Чтобы пони сложнее стало рассекретить ченчлинга необходимо следовать трем правилам. Быть вежливым, включать воображение и хорошо прорабатывать "легенду". Маскировка ченчлинга — это тонкое искусство. Мало просто скопировать оболочку, необходимо ещё в точности угадать характер и манеры оригинала. Очень частая и грубая ошибка многих даже самых опытных ченчлингов — это надменность.
— Это когда грубишь ухажерам в образе кобылки?
— Не только, но в основном да.
— О, давай я попробую, — с энтузиазмом проговорила Муни, как её объяло зеленное пламя и вместо кобылки-ченчлинга предстала светло-розовая кобылка аликорн с длиной гривой трех постельных цветов. На голове сияла небольшая корона, а глаза лучились добротой, но ровно до той поры пока перевертыш не заговорила голосом премерзостным: «Падите ниц, презренные! Принцесса перед вами или кто? — Розовошерстая кобылка расправила крылья и из-за чуть приоткрытых глаз, словно свысока, разглядывая невидимых подданых. — Будьте любезны обращаться ко мне ваша светлость принцесса Ми Амора Каденция или моя тётя вас всех сошлет на луну!»
Проговорив свой монолог ченчлинг приняла свой обычный вид и на её мордочке засияла задорная улыбка. Однако тут Муни встретилась со взглядом Харда, который не внушал ничего хорошего.
— Плохой пример. — робко проговорила кобылка, опустив ушки и потирая одним дырявым копытом другое.
— Будем считать, что я этого не видел, — серьёзно проговорил Хард, — ты сама знаешь, как королева Кризалис относится к шуткам, про Кантерлотскую свадьбу,
— Но притворяться, что тех событий не было выглядит как затянувшаяся шутка.
— По-твоему провал, что чуть не уничтожил наш рой — это смешно? — с серьёзным тоном спросил ченчлинг сделав шаг навстречу к спутнице.
— Нет, но юмор помогает.
— Чему?
— Смириться и жить дальше.
— Может ты и права, — нехотя согласился Хард, — а теперь не отвлекайся и повторяй за мной.
Ченчлинга объяло зелёное пламя и Хард обернулся крупным жеребцом единорогом с белой шкурой и темно-синей гривой. Правильные и ровные черты тела, массивные копыта с щетками и кьютимарка в виде щита с розой ветров, делали этого жеребца весьма привлекательным и можно сказать красивым. Муни даже засмотрелась пока Хард не закашлял и тем самым не вывел её из транса. Ещё миг и кобылка-ченчлинг обратилась в подобного же жеребца.
— Повторяй за мной! — начал говорить белый единорог благозвучным басом, улыбаясь невидимым собеседникам, — Рапортовал, да не дорапортовал; дорапортовал, да зарапортовался.
— Скороговорки?
— Повтори в слух и прочувствуй каждое слово.
— Рапортовал, да не до..., — слишком грубо стало получаться у кобылки-ченчлинга и звучало как у подростка с ломающемся голосом, — не могу, не получается!
— Ещё раз.
Муни повторила слово в слово, но всё ещё весьма неумело копируя голос жеребца. Каждый раз после неудачи перевертыш вспоминала, для чего она всё это делает и вновь и вновь повторяла фразу. Иногда кобылка заикалась на полуслове, сбивалась, но продолжала повторять А Хард спокойно поправлял подопечную, говоря: «Следи за интонацией. Ещё раз!»
— Может не стоит?
— А как ты собралась внедряться в общество пони, пусть и ненадолго.
— Ну если у меня не выходит!
— Ты хотела за пять минут научиться тому, на что у ченчлингов уходит пол жизни?
— Но никто не говорил, что маскироваться будет так сложно. — сказала ченчлинг, повесив нос.
— Никто и не говорил, что это будет легко! — ответил Хард погладив Муни по голове, — Ещё раз!
Перевертыш немного успокоилась и выдохнув вновь повторила фразу. Наконец после не одного десятка повторений и сотни замечаний у Муни начало получаться как следует. Кобылка-ченчлинг невероятно обрадовалась успеху и стала не только повторять фразу но и менять добавляя от себя словосочетания.
— Умница, — похвалил свою спутницу капитан Хард и продолжил уже покровительственным тоном, — Чтобы блеф получился, нужно самому в него поверить. Поняла?
— Кажется поняла.
— Хорошо, а теперь давай двигать отсюда, пока вои нас не нашли.
— Я про них и забыла. — шепотом проговорила кобылка-ченчлинг, а в это время в кустах раздался шорох и стали слышны отдаленные голоса.
— Зато вои про нас не забыли. — ответил Хард и головой легонько подтолкнул Муни в противоположную сторону от посторонних звуков.
Кобылка-ченчлинг нехотя подчинилась, но обернувшись заметила, обращаясь к жеребцу: «Ты всё равно поведешь меня?»
Капитан Хард с до этого не присущим ему радушием принял образ жеребца земного пони в широкополой шляпе и густыми усами под носом ответил уже хрипловатым голосом с характерным южным акцентом: «Как говорят у нас на Западе: «Давай сделаем это!» Надеюсь твой избранник стоит того!»
— Стоит, — проговорила кобылка с улыбкой устремляясь за жеребцом в заросли леса.
Ченчлинги не долго петляли по зарослям. Хард грамотно читал сигналы и сторонился угодий древесных волков, мантикор, василисков и прочих опасных тварей. Вскоре убедившись, что вои их не преследуют Муни и Хард вышли на большую дорогу и направились на север, замаскировавшись в семью пони отца, батрацкого сына и его дочку от рождения идиотку. К вечеру перевоплотившись в пегасов перевёртыши продолжили свой путь уже по воздуху. К утру на горизонте показались крытые соломой крыши домов и прочие городские постройки — это был Понивилль. Парочка пегасов спустилась на землю и узнав у первых встречных где находится библиотека направились туда. Хард остался снаружи в то время когда Муни зашла внутрь дерева-библиотеки, там было тихо и царила атмосфера умиротворенности. Книги в великом множестве и порядке располагались на деревянных полках, вырезанных прямо в стенах древа. По центру зала стоял круглый рабочий стол, с которого на посетителей смотрела гордая голова единорога. Не тратя времени, кобылка обратилась в тишину: «Есть здесь кто?»
— Сейчас! — раздалось откуда-то сверху и буквально через пять минут перед посетительницей появилась кобылка с фиолетового оттенка шкурой рогом и, что особенно удивило Муни, с парой крыльев на спине.
— З-з-здравствуйте, — растерялась посетительница при виде аликорна.
— Чем я могу вам помочь? — участливо спросила фиолетовая пони улыбнувшись.
— Простите, а вы тут работаете?
— Конечно, почему вы спрашиваете?
— Просто мне говорили, что в библиотеке Понивилля работает единорог, а вы аликорн.
— Всё правильно, раньше я была единорогом, но после того как разгадала тайну заклинания Старсвирла принцесса Селестия сделала меня аликорном.
— Оу! Так вы получается принцесса?
— Получается, — растерялась библиотекарша, почесав подбородок, — С этим пока всё сложно.
— Понятно.
Повисла неловкая пауза и тут работница библиотеки кашлянув снова спросила у посетительницы: «Я могу вам помочь в выборе книги?»
— По правде я пришла не для того чтобы брать книгу, — заявила кобылка, делая шаг навстречу библиотекарше, — я пришла, чтобы обменяться.
— На что?
— Вы как очень сильный маг наверняка оцените это, — проговорила посетительница и вынула из своей длинной гривы ярко фиолетовый цветок, переливающийся разными оттенками, и передала его библиотекарше.
— Это сумеречный ландыш? — с удивлением воскликнула лиловый аликорн, принимая цветок в копыта, — Какая редкость для наших мест! О, чем я могу вас отблагодарить?
— Много я не попрошу всего лишь прядь вашей гривы.
— Волосы аликорна обладают волшебной силой, которую можно использовать в том числе во вред хозяину, — решительно ответила лавандовая пони, возвращая цветок собеседнице, — На такое я согласиться не могу!
— Ладно, тогда берите так, досвидания. — говорила странная посетительница разворачиваясь, чтобы уйти, как внезапно с верхнего этажа начал спускаться совсем маленький дракончик со свитком в когтистой лапе.
— Твайлайт, новое письмо от принцессы Селестии! — успела услышать Муни прежде чем удалиться.
Снаружи Муни ждал Хард, который был совершенно не рад тому что его подопечной не удалось добыть лавандовых волос. Но уже через несколько минут дверь дерева-библиотеки открылась и из неё вышел дракон и энергично куда-то зашагал. Муни несколько раз оглянулась вокруг, убедившись что её никто не видит, она приняла вид малыша дракона и направилась ко входу в библиотеку. Зайдя внутрь перевёртышь нашла взглядом аликорна, та стояла задом и рассматривала сумеречный ландышь, одиноко пристроенный в стакане воды. Крадучись ченчлинг в образе дракона стала приближаться к библиотекарше. Доски под лапами предательски хрустели и после очередного подобного хруста, кобылка-аликорн резко обернулась.
— Спайк, ты же собирался сходить к Рарити? — слегка недоуменно проговорила библиотекарша.
— Всё верно, я просто забыл кое-что, — активно жестикулируя лапами объяснялся дракон, выдавив улыбку.
— А почему ты крадёшься?
— Ну я просто не хотел тебя отвлекать от работы над заданием для принцессы.
— Да, ты прав Спайк! — объяснила аликорн, отвернувшись к столу, — Пора приниматься за дело, но этот цветок.
— А что с ним?
— Легенда гласит, что сумеречный ландыш способен впитывать магию, что излучает вода, воздух, земля и даже живые существа. Знаешь что это значит?
— Не совсем. — честно ответил дракончик, переведя взгляд на стол где лежали небольшие ножницы для бумаги.
— Сейчас, покажу, — поторапливаясь кобылка начала по очереди левитацией притягивать к себе одну книгу за другой, — где же это?
— Что ты хочешь сделать? — спросил дракончик, медленно приближаясь к аликорну с приготовленными ножницами.
Твайлайт полностью погрузившись в изучение книг и даже не заметила, как ножницы отрезали небольшой клочок лилово-фиолетовой гривы. Кобылка-аликорн не отвлекаясь ни на секунду от чтения продолжила объяснение: «Если легенды не врут, то возможно сделать так, чтобы сумеречный ландыш «раскрылся» и показал мне кто его сорвал и какой путь цветок прошел.»
От удивления дракончик чуть не выронил заветный локон. Муни может не обладала глубокими познаниями в магии, но этого и не понадобилось чтобы понять, чем грозит раскрытие тайны цветка. Судорожно кобылка-ченчлинг в образе дракона начала соображать, как вернуть цветок или сделать так чтобы сохранить тайну улья.
— Подожди, — воскликнул дракон, встав между Твайлайт и цветком, — а как же письмо от принцессы Селестии? Разве оно не требует срочного решения?
— Да, ты снова прав Спайк! Сперва решу проблему дружбы, а потом займусь ландышем. — сказала аликорн, хлопком закрывая книгу и возвращая фолианты по магии на места. — Не знаю с чего это я так разнервничалась. Как-будто такой цветок мне кто-то дарил. Но я бы запомнила!
На мгновение Твайлайт задумалась, глядя на фиолетовые бутоны на зелёном стебле. В лиловых глазах кобылки читалась некоторая растерянность, перед ней был не просто цветок, а символ чего-то знакомого, чего-то одновременно радостного и горького. Тщетно пони старалась вспомнить при каких обстоятельствах она впервые получила этот цветок. Ничего не удавалось. Вспоминались результаты исследований, магические опыты, а вот история появления этого необычного растения у юной волшебницы никак не желала всплывать в памяти. Тряхнув головой и сделав шаг назад аликорн развернулась и пошла к выходу из библиотеки. Хлопнула дверь и дракон остался в помещении один. Уже не стесняясь Муни сбросила свою маскировку и приблизившись к столу схватила сумеречный ландыш зубами. Прожевав растение кобылка не без удовольствия проглотила его. Формально она выполнила условия договора с воем. Теперь можно было вернуться в улей и получить с пленного всю любовь, какую только было возможно. Кобылка-ченчлинг уже предвкушала вкус настоящей не разбавленной любви, когда зеленое пламя вновь придало ей форму пони и она также покинула библиотеку через входную дверь.
Капитан Хард настоял поехать по железной дороге, чтобы сократить путь до улья. Ловко приняв облик стражников ченчлинги воспользовались их правом бесплатного проезда в общественном транспорте. Поездка для Муни оказалась настоящим приключением. Случай с воями конечно ещё был в памяти, но сейчас он воспринимался кобылкой как досадное недоразумение. Сейчас впечатления от поезда полностью перекрыли собой предыдущие переживания. До этого Муни ни разу не путешествовала таким транспортом. Соответственно Муни жаждала с кем-нибудь поделиться.
— Так необычно, — восхищенно проговорила кобылка-ченчлинг всматриваясь в окно, на проносившиеся мимо пейзажи одиноких хуторов, полей и лесов. — И как пони до этого додумались?
— Не знаю, — отвечал Хард, наблюдая за обстановкой в вагоне.
— Казалось бы так просто, рельсы и колеса, но это же надо придумать, спроектировать, потом построить.
— Агась.
— Как думаешь, к нашему улью когда-нибудь проведут железную дорогу.
— Нет!
— Не думаешь или не проведут? — уточнила Муни, повернув голову к Харду.
— И то и другое.
— А что? Мне кажется очень удобно. Утром садишься на поезд до города, а вечером возвращаешься в улей и сдаёшь любовь в банк.
— Вряд ли.
— С тобой так интересно разговаривать. — с иронией в голосе сказала кобылка, покосившись на собеседника.
— Агась.
Муни нахмурилась, не смотря на то что в данный момент она была в образе белого пегаса в золоченой броне, её щечки покраснели от негодования, а нос сжало несколькими складочками. Со стороны это выглядело очень забавно, как один стражник дуется на другого. Даже жаль, что эту картину некому было оценить, вагон был почти пуст. Молчаливая пауза между ченчлингами продолжалась достаточно долго. Тишина вагона начинала давить на кобылку, а ехать ещё предстояло далеко. Не в силах больше терпеть Муни поднялась с места.
— Ты куда? — поинтересовался Хард, твердым голосом.
— В туалет.
Только Муни скрылась в тамбуре, как хлопнула дверь и в вагон зашли трое. Пегас, земная пони и единорог все в позолоченной броне и красными повязками на правом копыте — отличительными знаками военного патруля. Хард напрягся, ведь поддельной увольнительной записки у ченчлингов разумеется не было. Необходимо было что-то придумать и причем быстро. Патруль быстрым шагом преодолели расстояние до конца вагона и остановились напротив одиноко сидящего пегаса в броне стражника.
— Здравия желаем, унтер-офицер, — поприветствовал пегаса старший патруля — молодой единорог в позолоченной броне, — документы ваши покажите!
— Документы. — отозвался слегка удивленным голосом Хард, мысленно уже планируя как одним ударом вырубит единорога и с помощью слизи обездвижит пегаса, но вот что делать с земной пони перевертыш придумать не мог и на автомате тянул время, — сейчас, сейчас.
— Что тут происходит? — раздался вопрос из прохода в тамбур. Всё внимание патрульных до этого сосредоточенных на одиноком стражнике пегасе перенеслось на белого единорога в броне с фиолетовыми вкраплениями.
— Капитан Шайнинг Армор! — встрепенулся старший патруля, отдавая воинское приветствие, — это вы?
— Нет, это пара ченчлингов перевоплотилась, чтобы слетать по-быстрому в Понивилль и обратно, — с иронией в голосе проговорил белый единорог, — разумеется это мы!
— А что вы здесь делаете? — переспросил начальник патруля
— Военная тайна, — осадил того белый единорог, проходя к молчаливому белому пегасу, — я с унтер-офицером на спецзадании от принцесс, а подробности разглашать не имеем права, но если вы хотите увидеть приказ.
Белый единорог запустил копыто в поддоспешник, но пошарив там секунду его остановил старший патруля: «Не стоит, продолжайте ваше путешествие господа!»
Стражники с повязками удалились в тамбур, а затем и в следующий вагон.
— Это было не плохо. — сказах Хард.
— Правда? — удивленно проговорила Муни, улыбаясь в ответ.
— Правда, правда. Особенно с приказом хорошо получилось. Я даже поверил, что ты его сейчас покажешь.
— Ну у меня действительно было что им показать, — бодро ответила кобылка-ченчлинг и достала из-за пазухи обрывок туалетной бумаги на котором было что-то наспех накарябано, — Чтобы блеф удался, нужно самому в него поверить!
— А если бы блеф не удался?
— Тогда единорогу прилетело бы по лбу, — виновато подметила Муни почесав одно копыто другим.
Хард еле заметно улыбнулся и дальше уже более охотно общался с Муни на самые разные темы. Поезд преодолевал незаметно полустаночки, пока на одной из неприметнейших конечных станций ченчлинги не сошли. Теперь до улья было добраться намного ближе, чем если бы парочка передвигались бы своим ходом. Вскоре ченчлинги приблизились к высокой испещрённой дырами горе, чей острый шпиль словно протыкал небо. Спокойно выдохнув оба остановились на пороге дома. Хард осмотрел свою спутницу, а Муни почувствовав на себе взгляд занервничала. Внутренне кобылка-ченчлинг боялась главного стражника королевы, но чем дольше Хард был рядом с ней тем Муни больше ощущала какой-то ни с чем несравнимый прилив сил.
— Хард... — попробовала начать кобылка.
— Муни, с тобой, — неожиданно перебил кобылку жеребец, он снова сделался серьёзным и почесав затылок продолжил, — было весьма весело попутешествовать.
— С-спасибо, — слегка зардевшись ответила кобылка, — мне тоже понравилось быть рядом с тобой. То есть я хотела сказать, что наше приключение мне понравилось.
— Да. — выдохнул Дай Хард стоя на месте как вкопанный.
— Да! — подтвердила Муни, но затем шагнув ко входу, что представлял собой круглое отверстие в стене, — спасибо, что вы-выручили меня капитан Дай Хард.
— Пожалуйста.