Последнее одиночество

Короткий рассказ о том, чего ещё не случилось, не должно случиться и, как я всей душой надеюсь, не случится никогда. Все точные указания убраны намеренно – пусть каждый решит для себя, о каком месте и времени идёт речь. Финалу первого показа девяти сезонов посвящается.

Другие пони

Солнечный венок

Знаю-знаю, мало и ни о чём...Просто опять решила описать образ, ситуацию, спонтанно возникшие в голове.

Флаттершай Эплджек

Трудно быть богом

Скажем так: своеобразная понификация повести Стругацких + кроссовер на мои фанфики. Наконец-то дописанный долгострой.

Человеки Чейнджлинги

Начало конца

Что бы предприняли, если бы узнали, что остались последней надеждой всей Эквестрии? Или то, что ваши друзья могут в любой момент умереть? А может уже поздно что-либо предпринимать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Просьба

Как можно устоять перед просьбой? Особенно, когда просит тебя сама Селестия.

Спайк Принцесса Селестия Человеки Кризалис

FO:E - В далеких песках юга

Приключения Принцессы Луны в послевоенных пустошах Эквестрии.

Принцесса Луна ОС - пони

Радужные яблочки

Эпплджэк попадает в больницу и сходит с ума.. а дальше гримдарк во все края =)

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Рэйнбоу Дэш представляет — «Дружба — это Магия»

Рассказ в стиле старого доброго «Rainbow Dash Presents», где характеры пони отличаются от изначальных в сериале, и ими обыгрываются почти дословно события различных фанфиков о пони в юмористической форме. Обыгрываются события первого эпизода сериала «Friendship is Magic»

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк

Падение во тьму (продолжение)

Продолжение рассказа "Падение во тьму".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Неожиданный гость у Темпест Шедоу и всё, что произошло далее

Темпест очень не любит, когда её будят посреди ночи, пусть даже это и самое невероятное существо в Эквестрии - человек.

Твайлайт Спаркл Дискорд Темпест Шэдоу

Автор рисунка: Siansaar
Часть 17 Кровь за кровь Часть 19 глава 1 За границу!

Часть 18 Кровавое утро

Спешу сообщить, что долгая и упорная работа над фанфиком закончена, теперь новые главы будут выходить один раз в неделю

Следующий день в улье начался, как и предполагалось, весьма напряженно. Ченчлинги, столпившиеся у столовой, не могли понять, по какой причине не выдают пищу. Стражи, что дежурили обычно у раздатчика, в этот день на своём посту не появились. Поэтому тихое роптание стало перетекать в негодование. Ченчлинги-рабочие, что должны были с утра убыть на сбор любви, были голодны и всё более отчетливо стали представлять себе, что с ними будет даже без той небольшой пайки. Вскоре появился управляющий столовой и с порога заявил: «Похлебки из симпатии не будет! Расходитесь!»

Толпа поняла слова расходиться по-своему. Кто-то, из оборотней, стрекоча крыльями, поднялся над головами собратьев и выкрикнул: «Да что же это такое братцы? Трудимся каждый день, как проклятые, а теперь вместо еды шиш без симпомасла! Вот что я предлагаю братцы, пойдём прямо к трону королевы Кризалис и пожалуемся ей. Она мать народа, она всё решит!»
Подобная реплика встретила бурное одобрение среди рабочих и ченчлинги колонной направились к тронному залу. Внезапно кто-то запел:

«Боже, храни нашу великодушную Королеву,
Да здравствует наша благородная Королева,
Боже, храни Королеву.»
Вся процессия приблизилась к широкому проходу в форме треугольника. Двери чем-то напоминали хитин, они смыкались и расходились с неприятным скрежетом. Минуя темный коридор можно было попасть в тронный зал. Но тут перед колонной голодных рабочих выстроились в ряд ченчлинги-солдаты в темно-синих доспехах. Часть стражников, вооруженных копьями, зависла в воздухе, ожидая команды.
— Пошли вон отсюда! — прозвучало со стороны солдатской цепи.
— Нет! Мы хотим видеть королеву Кризалис! — выкрикнул кто-то в ответ и толпа, подхватив фразу как лозунг, стала скандировать его.
Затем по всем сводам разнёсся лозунг: «Королева выходи!»
Было видно, что солдаты нервничают. Напряжение стало нарастать, как снежный ком. Из отверстий в стенах улья к толпе примыкали и другие ченчлинги-рабочие. Солдаты, стоящие в оцеплении, зажгли зеленую магическую искру на искривленных рогах. Но рабочие не испугались и несколько старых ченчлингов вышли вперёд, подняв копыто повыше над головой выкрикнули: «Даёшь увеличение пайки рабочему!»
Грохнули зеленые вспышки и тех рабочих, что вышли вперёд, буквально снесло с ног и отбросило к толпе. Обессиленные хроническим недоеданием раненые рабочие были живы, но встать без посторонней помощи уже не могли. Но помочь подняться было некому. Падали и другие ченчлинги, кто был поздоровей и помоложе поднимались на крыло и пытались скрыться в одном из туннелей. Но в этот момент в атаку, на разбегающихся и разлетающихся ченчлингов, бросился цепью бронированный авангард из солдат вооруженных пиками.
Хитин рабочих пробивался копьём с одного удара и их безжизненные тела падали вниз на площадь перед входом в тронный зал. Иные раненные пытались уползти, но их настигали солдаты и с шипением били передними и задними копытами, пока рабочие не затихали. В скором времени всё было кончено. Испуганные выжившие жались в туннелях друг к другу, забыв о голоде. Улей затих, и вскоре эту тишину прорезал знакомый каждому ченчлингу голос королевы-матери: «Мои любимые подданные, сегодня в тяжелое время для нашего роя часть из вас посчитала возможным в категоричной форме попросить для себя улучшения условий. Знаю, что многим из вас эти провокаторы запудрили головы и вынудили нарушить мирное существование нашего роя. Ничего страшного! Я вас прощаю! И лучшим вашим поступком во славу нашего роя будет возвращение к работе.»
Голос затих. Так же как и возник. Улей словно выжидал, никто не желал выходить. Рабочие робко, но стали выползать из туннелей. Поникшие ченчлинги снова стали формировать партии и покидать улей для сбора любви.

Всю эту картину видел капитан Дай Хард, стоя на верхнем ярусе. В сердце сурового начальника шла борьба, и он всеми силами старался это скрыть. Но с каждым усилием капитан, словно вяз в болоте. Хард ощущал себя скованным, какими-то немыми обязательствами. Ченчлинг стал глубоко дышать, раздувая ноздри.
— Всё идёт по плану? — раздался голос рядом с капитаном.
Хард посмотрел вопросительно на сотника с золотой цепью на шее и малиновом пиджаке. Этот сотник был из бывших солдат, поэтому имел крепкое телосложение в том числе благодаря усиленному питанию, но как и многие войны роя очень быстро потерял «товарный» вид и на морду был изрядно не красив. Приплюснутый нос, один клык был обломан и заменен вставным из золота. На правой щеке был глубокий рубец, вероятно оставленный каким-то колюще-режущим предметом. Уши были рваными и напоминали лоскуты на старой плюшевой игрушке, делающие её непригодной к восстановлению. Когда сотник улыбался, то казалось, что он надменно скалится. В целом тип был не приятный, возможно покровительство одного из старых сотников могло бы и сделать из него начальника стражи, но судьба распорядилась иначе. И теперь капитан Хард должен был слушать этого депутата от сотников роя.
— За каким… вы держите меня здесь, заставляя смотреть на всё это?
— Вы бывали, когда-нибудь в театре?
— Никак нет.
— Так вот ваше время появиться на сцене ещё не пришло! Вы актёр, а не режиссёр.
— Мне противно и унизительно.
— Напрасно вы так, всё к лучшему, скоро королева Кризалис сама сделает остальное, чтобы лишиться власти. Главное нам в это время быть готовыми подхватить выпавшую власть.
— А потом? Вечно рабочие бояться выступать не будут!
— И вот именно в этот момент появляетесь вы, капитан Хард. — сотник похлопал начальника стражи по спине, — Прямо спаситель Роя от анархии и защитник векового, нерушимого закона. Одним пообещаем социального государства, другим многопартийность и парламентаризм, третьим плавное возвращение к конституционной монархии, а четвёртым пригрозим заточением в кокон. И всё! Мы вместе построим такую диктатуру, что никто даже носа поднять не посмеет.
— А как же Кризалис? Королева-мать всё ещё могущественна и пользуется поддержкой ченчлингов.
— Кто захочет её величество слушать? Особенно после такого побоища!
— И что вы сделаете с ней? — спросил Дай Хард, повернувшись к сотнику и насупив брови.
— По обстоятельствам, — отвечал, растягивая слова, сотник, — но вы должны быть готовым прибегнуть и к крайним мерам. Мы ведь можем на вас положиться?
Капитан Хард кивнул головой и, посчитав разговор законченным, направился в туннель, что вел к личным покоям королевы Кризалис. К удивлению начальника стражи солдаты-ченчлинги его не пропустили, ближе, чем на сто шагов объяснив это личным приказом правительницы.
Действительно в эту секунду происходило нечто тайное, феерия не для чужих ушей и тем более глаз. Восседая на бархатной подушке и, сложив передние конечности на укрытый скатертью стол, Кризалис упёрла пронзительный и требовательный взгляд в хрустальный шар. Тот сначала слабо мигал, а затем в центре стали появляться очертания. Даже послышались шипящие звуки, плавно переходящие в эхо. Постепенно в шаре показалась большая голова, увенчанная парой рогов закрученных вниз, не смотря на это, на макушке покоилась корона из красных кристаллов. Пасть была широкой и массивной, словно снегоуборочный ковш. Из верхней челюсти торчали острые и не очень ровные клыки, закрывая нижнюю губу и демонстрируя многие столетия питания драгоценными камнями. Даже в искаженном стекле шара дракон выглядел внушительно. Сведя брови к переносице и сосредоточив взгляд красных глаз на собеседнице, гигант произнес громким басом: «Королева Кризалис, наконец-то мы можем продолжить наш разговор, прерванный вами по совершенно не уважительной причине.»
— Ваше величество, правитель драконов Торч, причина была более чем уважительная, мы взяли пленного пони!
— Ну и что, эти создания маленькие и слабые! Если бы не обстоятельства все эти пони были бы у меня в плену.
— Это вой!
— Не может быть, — удивился Торч, почесав лапищей покрытой бирюзовой чешуёй свой подбородок, — вои умирают, но не сдаются в плен.
— Так и этот не сдался, он предпочёл «превратиться в камень».
— Не правильные эти вои! — заключил Торч, выдохнув пар из пасти, — Совсем не правильные, ты жжёшь их пламенем, а они в атаку идут сквозь огонь. А уж в обороне от них любой глупости можно ждать. И пленники из них плохие! Бегают. Поэтому драконы воев в плен не берут.
— Вои — проблема, но я предлагаю вам вместе нанести удар по Эквестрии. Я и мой рой ударим в центр, а ваши драконы по всей линии границы, чтобы сковать наиболее боеспособные силы.
— Не слишком ли вы самоуверенны? — грубым басистым голосом проговорил дракон, лениво передвигая массивной челюстью и скрежеща клыками, торчащими из пасти. — Принцессы аликорны сильны!
— Мы захватим принцесс до начала атаки и заменим их двойниками.
— В прошлый раз нашу группу остановили и разметали ещё при подлёте к Кантерлоту, — сказал дракон.
— Тогда мы не просчитали, что вои окажутся у нас на пути.
— В любом случае, сейчас драконы не могут провести атаку по всей линии границы Эквестрии, — с некоторой досадой в голосе сказал Торч, — понадобиться много времени, чтобы вновь собрать армию драконов, но это уже не моя проблема!
— Что это значит? — недоумевала королева Кризалис.
— То и значит, традиция драконов требует, чтобы я сложил с себя титул короля и провозгласил правителем драконов другого, того, кто пройдёт испытание огнём.
Кризалис была не рада подобному ответу, особенно от союзника, и дабы продемонстрировать это насупила брови и обнажила клыки. Следующая её фраза брошенная Торчу была провокационна по своей сути.
— Не думала, что великих, огнедышащих драконов напугали какие-то жалкие пони в черных шапках.
— Я не стану слабей, — спокойным басом продолжил дракон, — если признаю очевидное. Никогда не будет победы там, где врага нужно десять раз убить, а потом ещё и завалить. Там на Нукденской высоте, мы тоже не просчитали, что вои окажутся у нас на пути. Поинтересуйтесь королева Кризалис у вашего пленного воя, что он знает о битве на Нукденской высоте. Тогда возможно вы поумерите свои амбиции. Я король Торч, и я всё сказал.
После этого шар потух, и через стекло была видна лишь мутная зеленоватая пелена. Королева Кризалис зарычала и громко ударила передними копытами по столу. Ей хотелось рвать и метать. Весь, как казалось правительнице ченчлингов, идеальный план, по маленькой и победоносной войне катился к Дискорду. Конечно, без драконов не удастся подтянуть и грифонов, что веками точат клювы на единорогов. В этот момент королева явственно ощутила одиночество. За многие годы Кризалис привыкла командовать солдатами-ченчлингами, кто же знал, что и ченчлингами-рабочими нужно управлять едва ли не с большим усердием. Администрирование сотников, выглядело в глазах королевы, как наилучшая форма правления. Эдакое партнерство, что со стороны кажется незыблемым и монолитным. Но на практике Кризалис точил изнутри червь отрешенности от всего и всех. У неё не было ни друзей, ни кого-бы то ни было другого, тех кого любишь. Королева поморщилась, облизав передние клыки длинным раздвоенным языком и сама себе напомнила, что любовь — это не цель, а средство питания и насыщения. Успокоив себя такими мыслями, Кризалис поднялась со своего места, накинула на шар шелковый платок и направилась к выходу из покоев.
Снаружи королева встретила начальника стражи капитана Дай Харда, которого сражу же спросила: «Что ты знаешь о битве на Нукденской высоте?»
— Не много ваше величество, у нас же газеты и журналы пони запрещены!
— Верно. Но смутьяны всё равно откуда-то появляются, — согласно кивнула Кризалис и, глядя из-за длинной гривы, улыбнувшись, продолжила, — Иди за мной, пора ликвидировать наше незнание знанием из первых уст.