СБЛЧН

Немало необъяснимого связано с Кейденс и Шайнинг Армором: их неожиданное появление до «Королевской свадьбы»; пригодность для правления Кристальной империей, оказавшаяся очень кстати; на удивление короткая беременность; даже быстрая смена гнева на милость после просьбы Спайка простить Торакса. Твайлайт Спаркл прекрасно известно, насколько глубоко простирается заговор — как-никак, она была там, в самом его начале.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Жуколожество

Вы с Тораксом — бро, и ты убеждён, что бро не делают ничего такого! Торакс готов поспорить... да и я тоже.

ОС - пони Торакс Чейнджлинги

АМК - агентство магических катастроф

Магия и технология - такие две похожие друг на друга вещи. С помощью них можно творить невероятные вещи. Вот только всегда ли это хорошо? Авторская попытка придумать события приведшие к созданию АМК. Понемногу расшифруются некоторые события из предыдущих фиков.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Вместе с буги вырос тут

Как исчезла рок-музыка в Эквестрии? Куда уплыли родители Эпплджек? И при чём здесь Томас Манн и миф о Нарциссе?

Сильвер Спун Другие пони ОС - пони Три Хаггер Свенгаллоп

Новая жизнь

Твистер. Кто он? Всего лишь обычный пони, брошенный на произвол судьбы и вынужденный искать новую жизнь в таком городке, как Понивилль, или удивительный герой, приезжающий на белой колеснице, спасающий всю Эквестрию и красиво уезжающий в закат? Своей судьбой каждый вправе управлять сам, но что, если это не просто судьба? Что если это предназначение? Тогда герой уже не строит сам свою судьбу. Он лишь прокладывает для нее путь.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Канун Ночи Кошмаров

Ранним утром кануна Ночи Кошмаров, когда Иззи ещё спала, в дверь кто-то постучал

Другие пони

Осколки зеркал

Порой, нам всем кажется, что жизнь как каменная плита. Нерушима и крепка. Все невзгоды и неурядицы, подобно шторму, мимолётны и, стоит немного подождать, как они рассеются, словно дымка после дождя. К сожалению, жизнь и мы сами очень хрупки. Хрупки как зеркало. Разбив такое, помимо несчастий, мы навлекаем на себя необходимость собирать осколки голыми руками, разрезая в кровь не только руки, но и наши души.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Мод Пай vs Тирек

Как называют Аликорна без крыльев и рога? Земнопони.

Мод Пай Тирек

Алетейя

Пони любят делиться историями о необычном. Сказками о сотканных из воздуха величественных башнях; легендами о народах, способных подчинить своей воле небо; мифами о городах, существующих на самом краю забвения. Обычно предания эти имеют мало отношения к действительности, но порой между строк скрывается истина.

Правильный выбор

Когда предстоит принять решение, от которого зависит очень многое, главное не оступиться и сделать правильный выбор.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Часть 21 глава 3 Презрев смерть Часть 23 С корабля на балл

Часть 22 глава 4 Госпиталь

Потерянная концовка нашлась

На высоте вновь засуетились вои оттаскивали тела своих и грузили на подводы раненых, ещё живых, отравленных и умирающих. Баян тоже оказался на подводе. Откинувшись на спину и глубоко дыша, багровый единорог видел как небосклон рассекали горящие звезды. Они летели казалось бы стеной, а затем взрывались и порождали серые свинцовые тучи. Эти облака росли как снежный ком и поглотив кого-то, теплого, живого уже не отпускали, а обращали в лёд. Последующие разрывы разметали замороженного дракона на мелкие части. На земле резко похолодало. Пошел град. Это было какое-то новое секретное оружие. Ничего подобного единорог не видел и не слышал, но понял, что пришли наши. Глядя в серое небо Баян внезапно четко увидел себя со стороны. Всегда единорог стремился быть достойным сыном и братом, затем кадетом и служивым воем. Особняком в чаяниях Баяна была Твайлайт Спаркл. Кобылка-единорог с лавандовой шерсткой, добрая, заботливая и очень внимательная она была не просто другом, но кем-то большим и теперь Баян четко осознал чего хочет от будущего. Победить, вернуться домой и наконец сказать Твайлайт Спаркл слова, что Баян хранил на сердце все эти пять лет. Пять лет соленого пота, холодных ветров в морду, дальних походов, боёв не на жизнь, а на смерть, потери друзей и сослуживцев, жестокости плена. Баян лежа на подводе и стараясь не потерять сознание подумал о тех кто остался там и кто уже никогда не вернется домой. Эта боль теперь будет с багровым единорогом вечно, придется научиться с ней жить и трудиться. Баян верил что ему и всем остальным помогут. И вскоре подводы уже катились по улице Тайгарска к госпиталю. Неожиданно на пути конвоя с ранеными защитниками Нукденской высоты появилась фигура жеребца-единорога в черной черкеске поверх зеленого комбеза и короткой шапки из овчины. Это был сам генерал Криворог. Командующий положил красную коробочку с наградным удостоверением на грудь Баяну со словами: "Всё, что могу!" А замбой копытом ощупал и прижал награду, чтобы та не упала. Глаза опухли и практически ничего не видели, только силуэты. Но Баян был в сознании и всё слышал, особенно когда воев всё таки доставили в госпиталь.

Врач, узнав об прибытии воев отравленных газом, провел осмотр и с удивлением воскликнул, что они все должны были умереть несколько часов назад. Врачи Тайгарска применили все свои знания в медицине, а также в траволечении, знахарстве и технике исцеления чтобы восстановить дыхательные пути и легкие воев, что уже было чудом, но потребовало времени. Для защитников Нукденской высоты всё последующее было как во сне. Часы и дни сплетались в одно целое. Постепенно уход, покой и процедуры стали давать плоды. Выжившие защитники высоты смогли видеть, но всё ещё были вынуждены дышать через специальные аппараты.

Госпиталь находился в добротном здании из кирпича в три этажа, до революции в нем была гимназия, а сейчас в условиях военного времени, в классах разместили шконки для раненых. За окном было тихо. Никакой стрельбы и сирен воздушных ударов. Когда зрение вернулось врачи разрешили по часу в день читать газеты. Только тогда Баян и товарищи узнали, что война закончена. Народное ополчение при помощи Сталлионградской Красной Армии не только отбили все атаки драконов, но и вышибли их за границы Тайожной республики. Юридически это оформил Верховный совет Сталлионграда признав независимость молодой республики, вставшего на путь построения справедливого и подлинно народного государства. В один из дней, прямо во время чтения внезапно распахнулись двери палаты и внутрь пригнув голову, чтобы не удариться рогом вошел аликорн. У всех пациентов перехватило дыхание, то был он. Сам легендарный командарм Мороз. Высокий и коренастый жеребец имел белоснежную шерсть и седую коротко стриженную гриву. На макушке между ушей была надета суконная шапка-богатырка с небольшим шеломом, делающим её похожей на старый железный шлем. По центру головного убора была нашита синяя звезда, а в её центре помещалась уставная красная звездочка с плугом и шестеренкой. Одет генерал был в полевой комбинезон защитного зеленого цвета, с синими клапанами на груди. Накопытные лезвия были обязательным элементом командира, хотя офицерами высшего звена применялись редко, однако все служивые знали, что если надо Мороз первый пойдет в атаку. За это командарма уважали и любили офицеры с солдатами. Грудь командарма украшали планки орденов и медалей за службу. На спину был наброшен белый халат, явно меньшего размера, так как по габаритам мало кто мог сравниться с "нашим державным великаном". Командарм поздоровался и подошел к койке, на которой лежал Баян.

— Так вот какие вы "Каменный единорог", "Волкодав" и "Чёрный барон". Поздравляю с внеочередным присвоением воинского звания, товарищи, — проговорил командарм, присаживаясь рядом, — Вы братцы молодцы. Отстояли господствующую высоту и не дали сжечь Тайгарск. Теперь всё будет хорошо. Признаться честно, я сперва не поверил, когда мне рассказали про сотню, что смогла задержать армию драконов. А когда мне дали прочесть рапорт и там было сказано, что защитников Нукденской высоты отравили газом, но они всё равно поднялись в атаку, я заявил, что это невозможно. Тогда атаман Вихрь мне сказал: "Невозможно только не для Заупряжских воев". И я захотел лично увидеть вас всех, но я пришел не только за этим Совет Народных Комиссаров постановил представить сотника Баяна, хорунжего Кольцо и хорунжего Копьё к Орденам Героев.

Но не успел аликорн закончить, как двери палаты вновь распахнулись и через порог переступил жеребец в форме комиссара Наркомата Безопастности.

— Виноват товарищ командарм, — отчеканил комиссар, отдавая воинское приветствие, — но воев Баяна, Кольцо и Копьё, приказано взять под стражу до войскового трибунала.

— В чём их обвиняют? — повернув голову спросил аликорн.

— Есть информация, что вои Баян и Кольцо во время отпуска совершили самовольный переход границы и в городе Мэйнхеттен произвели внесудебную расправу над лицами находящимися во Всесталлионградском розыске по обвинению в бандитизме.

Комиссар вынул документ из планшетной сумки и передал его командарму, тот внимательно вчитался в текст. На несколько минут установилась пауза, а потом аликорн встал и подошел ближе к Баяну.

— Всё что тут говорится это правда? — спросил командарм. — Моргни один раз если "нет" и два если "да".

Кольцо и Баян моргнули по два раза. Командарм попросил перо и сделал роспись на документе. Затем аликорн передал бумагу комиссару.

— Что это значит? — прозвучал вопрос.

— Искупили кровью — значит высший суд над обвиняемыми уже состоялся, — отвечал аликорн, приподнимаясь с места и подходя ближе к комиссару, почти шепотом Мороз сказал, — вы что хотите чтобы героев в тюрьму бросили? О них сейчас весь мир знает. Подумайте о последствиях. Лучше мы этих воев орденов лишим чем свободы. С наркомом я лично переговорю.

После этих слов комиссар и командарм удалились из палаты. Баян развернул газету и продолжил читать последние новости. Ордена и медали по другому воспринимаются, когда был в настоящем деле. Пусть это и будет венец твоего поступка и сейчас лежа в госпитале Баян и другие были по настоящему рады, что их не забыли и не бросили.


Королева Кризалис встала со своего красного дивана и направилась к лифту, на выход из казематов. Капитан Дай Хард пошел следом, но у самой двери королева повернула голову и сказала: "Я направляюсь к драконам, приготовь эскорт и гостя-дракона к дороге"

— Слушаюсь. — ответил капитан стражи.

— И да пока меня не будет ты Дай Хард остаёшься за главного!