Энергия Хаоса

В результате сорвавшегося плана Эггмана, Соник, его друзья и половина Мобиуса попадают в Эквестрию...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Спроси пустыню

Однажды пони-приключенцы нашли большую пустыню, считая, что вот за ней то уж точно ничего нет. Пегаска Слоу Майнд считает иначе - так начинаются ее приключения. Что дальше пустыни? И кто эти загадочные пони-караванщики, одного из которых она встретила? Есть ли у алмазных псов своя собственная культура, и почему принцесса Селестия так отчаянно хочет скрыть существования этих земель?

Радужные яблочки

Эпплджэк попадает в больницу и сходит с ума.. а дальше гримдарк во все края =)

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Тени: на грани тьмы и света

Элементам Гармонии пришлось столкнуться с разными злодеями: Наймер Мун, Дискорд, Кризалис, Король Сомбра, — они были сильны, но все оказались повержены. Однако, что если они были всего лишь пешками, за которыми стоит настоящая королева? Смогут ли Твайлайт и её друзья справиться с истинным мраком, который жаждет поглотить этот мир? И что будет, если на этот раз проиграют они? Кто тогда придёт на помощь умирающему миру?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз ОС - пони Октавия Стража Дворца

Полутень

Дарк-брони, любитель гримдарка, умирает и попадает в рай. Тот рай, которого он недостоин. Но… Недостоин ли?

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Стеснительное безумие - поглоти меня!

Флаттершай проснулась очередным утром, очередного дня, и тут понеслось...

Флаттершай Рэрити Пинки Пай Принцесса Луна

Снежный ангел

Эквестрия погрузилась во мрак ледяного апокалипсиса,погубив себя в пламени гражданской войны за особо редкий ресурс -сверхвещество, называемое полярием. Победившее правительство Новой Эквестрийской Республики, спасая свой народ,заключили города под огромными куполами-биосферами, дающими живительное тепло.Какую часть себя можно потерять, борясь за выживание в беспощадной ледяной пустыне? Насколько низко можно пасть в погоне за шальными деньгами? Главная героиня -земная пони Лебраш Гай Эктерия испытала на себе все невзгоды постапокалиптического мира: она прошла кровавую войну за непонятные идеи, где потеряла глаз, примерила на себе долю бродяги, но истинная её сущность всю жизнь сохранялась в глубине доброй души. Сможет ли она она остаться такой, ведь именно ей предстоит решить судьбу всей Эквестрии? Сможет ли она устоять перед самым страшным испытанием -испытанием властью?

Другие пони ОС - пони

Забытые катакомбы.

Кружка чая, два друга в скайпе, грусть печаль.Одному из друзей пришла в голову дурацкая мысль, которую МЫ и написали.Сразу скажу, здесь НЕ ПРО ПОНИ!Я думаю не стоит писать, т.к. фик меньше чем на страницу.И да, это наша первая работа, но ждем критики.

Огонь и тени

Лейтенант Вондерболтов... и агент ЭИС. Спитфайр Рокет Файртэйл мечтала служить своей стране с детских лет и её мечта сбылась. Через тернии к звёздам, через заговоры и препоны к успеху... так она стала своеобразным офицером по особым поручениям самой принцессы. И теперь её ждёт величайшее испытание в её жизни - она должна вычислить Эм, гениального преступника, создателя организации "Чёрное копыто", и тем самым положить конец создаваемой им угрозе порядку в Эквестрии. Однако, Эм тоже ведёт охоту на неё...

Принцесса Селестия Спитфайр Другие пони ОС - пони Сансет Шиммер

Вспышка

История о маленькой пони, хотевшей стать фотографом.

Фото Финиш

Автор рисунка: Siansaar
8 10

9

9

— Ну, и где его носит!? — раздраженно бросила принцесса, нервно прохаживаясь от одного угла тронного зала до другого.

— Наблюдатели со станций ничего не сообщали, — виноватым тоном, в очередной раз повторила Сивира, стараясь не встречаться с Луной взглядом.

У темно-синего аликорна редко когда бывало плохое настроение, но когда это всё же случалось, то лучше было не трогать её лишний раз. И сейчас был именно такой случай.

— Проклятая обезьяна… — прошипела себе под нос принцесса.

Сивира лишь промолчала, и с трудом подавила желание поскорее убраться куда-нибудь подальше отсюда. Поначалу, лейтенанту нравилось новое назначение на должность личного секретаря её высочества. Но, по прошествии нескольких недель, подобная работа стала её утомлять.

После смерти Селестии, в народе начались волнения и протесты, связанные с тем, что убийцу Великой Богини Солнца никак не наказали. Особенно, на этом поприще отличилась столичная знать, которая даже попыталась совершить некое подобие переворота.

Но идея закидать принцессу тухлыми яблоками в момент её выступления на площади перед дворцом была изначально обречена на провал. Выросшие в тепличных условиях и изнеженненные жизнью знатные пони не смогли не то что скинуть Луну с трона, а даже попасть в неё этими самыми яблоками. В итоге, всех зачинщиков заговора примерно наказали и, в традициях старой Эквестрии, публично закатали в бочки с навозом и провезли по улицам.

Но подобные меры имели несколько обратный результат, чем ожидалось. Теперь, даже простой народ держал принцессу за жестокого тирана и узурпатора. Впрочем, открытых проявлений недовольства, и тем более бунтов не было. Пони просто боялись тех самых репрессий, что сами себе и напридумывали.

Правда, едва новая власть сумела кое-как решить одну проблему, как тут же появилась другая, и на этот раз — куда серьезнее.

Со смертью Селестии погода начала резко меняться в сторону похолодания. Если в прошлом году, самая низкая температура была двадцать два градуса по Фаренгейту, то в этом году она опускалась до минус десяти, а то и более. Мягко говоря, никто во всей Эквестрии не был готов к таким условиям. Деревянные, летние домики не могли сдержать морозов, а, по большей части, декоративные печки и камины — обогреть строение изнутри.

И если в городах всё было худо-бедно нормально из-за старой и давно позабытой, но всё равно рабочей системы котельных и теплотрасс, то в менее населенных пунктах всё было гораздо хуже. Случаи обморожений перестали быть редкостью, и каждый день в госпитали и больницы поступало всё больше и больше пострадавших.

Подобная погода только подогревала уверенность народа, в том что во всем виновата принцесса Луна и её Древний сообщник. Хотя сама принцесса не раз заявляла, что смерть её сестры никак не связана с резким похолоданием, но её словам мало кто верил.

А те, кто верил, знал истинную причину заморозков. Вместе с Клоудсдэйлом был взорван и старый автоматический комплекс непонятного назначения, на котором, собственно, город и был построен.

И именно с уничтожением этой гигантской структуры, Луна и связывала с проблему похолодания. А саму проблему аликорн планировала решить с помощью того, кто его в общем-то и взорвал…

— Всё, хватит! — вдруг заявила принцесса, останавливаясь на месте, и принимая максимально сосредоточенный вид.

— Ваше величество? — осторожно спросила лейтенант, предчувствуя что-то не хорошее.

— Прикажи снарядить экипаж. Через полчаса мы едем в Понивилль. Надеюсь, официальный визит заставит этого уродца зашевелится, и делать так, как я сказала — повелительным тоном, закончила принцесса, и, кивком головы, подсказала Сивире, что пора бы уже начать исполнять указание.

— Есть! — отсалютовала офицер, и, едва ли не бегом, вылетела из тронного зала.

Всё таки, найти и привести в чувства личную стражу правительницы Эквестрии — работа не из лёгких. Особенно, когда на всё дается ровно полчаса.

Сивира отлично знала, что принцесса очень не любит, когда её заставляют ждать.

Если бы мне сказали, что настанет день, когда я буду “качать” дракона, и отвешивать ему пинков, то я бы, скорее всего, вас просто обоссал. Правда, этот день и вправду наступил. Даже не знаю — радоваться или не очень?

— Че встал!? Бегом давай! — прикрикнул я на медленно двигающегося Валентина, который нес в лапах кусок чьей-то крыши.

Вокруг нас с ящером не было ни души, но такое впечатление было обманчивым. Если внимательно приглядеться, то из всех переулков, окон и даже подвалов за нами наблюдали десятки пар напуганных, но всё равно любопытных глаз.

— Да нормально её ставь! Хрен ли ты её кидаешь!? — снова крикнул я, когда дракон попытался присобачить здоровенный кусок какой-то херни, похожей на шифер, обратно к тому дому, откуда он её и вырвал.

Честно говоря, Валентина еще долго не отпускало, и он так и продолжал носится туда-сюда, ища детали для своего снеговика, размером с пятиэтажный дом.

И этими самыми деталями становились всякие выступающие части ближайших домов. Даже колокол с мэрии спёр, и в качестве шляпы на снеговика повесил. Наркоман долбанный. Словно, Скокова мне было мало.

Впрочем, стоило мне как следует выматериться, пострелять из пистолета в воздух, и даже предпринять попытку дать дракону по башке здоровенной балкой — как Валентин, наконец, пришел в себя. Но, видимо, не до конца, ибо если бы он нормально соображал, то скорее всего сожрал бы меня вместе со всем городом, чем подчинялся приказам, какого-то однорукого алкоголика.

Хотя, хрен его знает, что у этих рептилий в башке творится? Тем более, у рептилий, которых вырастила в пробирке какая-то инопланетная хренотень.

Так что я не особо переживал, и от души развлекался, гоняя огромную тушу туда-сюда, и заставляя восстанавливать весь нанесенный им ущерб.

Вернее, делать вид, потому что положить оторванную крышу на место — еще не значит её починить; но всё равно будет чем отмазаться, в случае чего. Надеюсь только, что этот придурок никого не сожрал.

— П-привет… — трусливо пискнул кто-то позади меня, когда я контролировал процесс частичного восстановления школьной стены.

Конечно, сгрести всю черепицу и кирпичи в кучу — это не восстановление, но всё равно…

— Здорово, — буркнул я, обернувшись, и обнаружив перед собой испуганного Спайка, опасливо следящего за действиями своего огромного “родственника”.

Пока я гонялся за Валентином, и делал вид, что пытаюсь дать ему пизды — фиолетовый дракончик куда-то свалил. А нахрена вернулся сейчас, я не особо понимаю.

— Там это… письмо пришло от принцессы, в общем, — промямлил “дракон”, всё еще опасливо косясь на погруженного в работу Валентина.

— И где оно? — осведомился я, закуривая папиросу.

— В библиотеке, у Твайлайт осталось, — всё так же тихо проговорил дракончик.

И нахрена он тогда приперся? Странный какой-то… Да и Твайлайт эта — та еще задница, раз сама в библиотеке отсиживается, а своего помогальника в самую жопу отправляет. Могла бы и Кабанова послать, между прочим….

— Кстати, а где Кабанов? — осторожно спросил я, предчувствуя что-то не хорошее.

— В библиотеке, лестницу строит, — промямлил Спайк, еле сдерживаясь, чтобы не съебаться в ужасе при виде Валентина, который ковыряется в зубах куском фонарного столба.

— Это всё, что ты хотел сказать? — снова поинтересовался я, выдыхая табачный дым в сторону.

Спайк на секунду задумался, и, кивнув, расплылся в смущенной улыбке.

— Ага, — добавил он, и быстрым-быстрым шагом направился как можно дальше от меня и дракона.

Почесав затылок, и посмотрев в след мелкому ящеру, я обернулся обратно к большому.

— Ну чего встал!? Пиздуй теперь куски мэрии в кучи сгребать! — крикнул я, и, не дожидаясь ответа, двинулся дальше по дороге.

Всё таки хорошо, когда у тебя в подчинении находится гигантская, десятиметровая херня, способная разнести весь город нахрен. Сразу появляется чувство собственной важности и богоизбранности.

Заебись, короче.

— Уже приехали? — спросила принцесса Луна у рядом сидящей Сивиры.

— Нет, еще не приехали, Ваше Величество, — немного раздраженным голосом ответила лейтенант.

С досадой хмыкнув, аликорн какое-то время пялилась на запряженных пегасов, благодаря которым их карета летела по воздуху, и вновь спросила:

— А теперь?

— Нет, Ваше Величество, — хмуро отозвалась секретарь.

Вновь хмыкнув, и отвернувшись на небольшой промежуток времени, Луна опять переспросила:

— Приехали?

Но вместо ответа Сивира лишь шлепнула копытом себя по лбу.
“Переводиться. Срочно переводиться. Хоть в регулировщицы, лишь бы подальше от этого...” — уже в который раз решила лейтенант, понимая сама, что никакого перевода не будет.

Это была самая долгая поездка в жизни Сивиры, и несчастная, серая кобылка уже подумывала спрыгнуть куда нибудь вниз, лишь бы оказаться подальше от неугомонной принцессы с, внезапно, улучшившимся настроением.

Лишь чувство долга и добротные, крепкие ремни безопасности останавливали лейтенанта от дезертирства с должности секретаря.

Подождав с пару минут, принцесса уже открыла рот, чтобы задать очередной “важный” вопрос, но её перебил молодцеватый голос одного из запряженных пегасов:

— Заходим на посадку, ваше величество! — отрапортовал жеребец, и через секунду, карета и вправду начала снижение.

Сложно сказать, кто больше был рад этой новости — Луна или Сивира.

— Ух ты… — выдохнула принцесса, когда карета вышла из облаков и начала заход на поляну для посадки.

С грустью вздохнув, Сивира повернула голову и проследила направление взгляда темно-синего аликорна.

— В рот мне стоги… — буркнула лейтенант, глядя на исполинского снеговика, отстроенного на окраине Понивилля.

Проморгавшись и протерев глаза, Сивира надеялась, что наваждение исчезнет, но к её сожалению, этого не произошло. Огромная, человеческая фигура с каким-то котлом на голове, слепленная из снега продолжала стоять на месте, даже не думая исчезать.

— Ну охуеть теперь… — сказала кобылка любимую фразу своего знакомого, уже чувствуя, что проблемы только начинаются.