Любовь на вечер и дальше

Выросшая, но так и оставшаяся пустобокой и не нашедшая себе места в жизни Скуталу нанимает Анона, чтобы узнать, каково это - когда тебя любят.

Скуталу Человеки

Трое в лодке, не считая дракона

Твайлайт всегда любила юг - море, галечный пляж, и прочие чудеса...Но там, где пони - там всё чудесатее и чудесатее...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Нашествие.

Эквестрия, июнь 1011-го года от Изгнания Луны. В стране царит приподнятое настроение: приближается Летнее Солнцестояние, один из главных государственных праздников. По всей Эквестрии идут активные приготовления к самому длинному дню в году. Скоро начнутся парады, выпускные балы, ярмарки и демонстрации, они охватят всю Эквестрию от Акронейджа на западе до Троттингема на востоке, и от Винниаполиса на севере до Балтимейра на юге. Тревожные новости, доходящие до пони из других стран, мало их волнуют: народ ворчит о мерах военной мобилизации и склонен верить в то, что сёстрам-Аликорнам удастся уладить проблему раньше, чем она перерастёт во что-то серьёзное. Блаженное неведение, за которое придётся очень дорого заплатить...

Чейнджлинги

Fallout: Equestria - История катастрофы

Эквестрийская Пустошь после событий оригинального FoE. Пони-историк пытается понять, что именно привело к катастрофе двухсотлетней давности, и для этого по крупицам собирает историю своего народа.

ОС - пони

Пони исчезают на луну

Небольшой рассказ. Просто зарисовка череды странных происшествий в Эквестрии и реакции пони на него. О том, как тюрьма стала домом. AU.

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Ночная звезда

Небольшая зарисовка о том, как Луна научилась изменять ночное небо.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

In Young Pony’s Life…

Твайлайт получает незаказанную книгу и жажда новых знаний приводит её к неожиданным результатам.

Твайлайт Спаркл Спайк

Волшебство праздника

День Согревающего Очага – волшебный праздник. В этот день все пони выходят на улицу, поют песни, дарят друг другу подарки и поздравляют с праздником. Но в этом году в сердце пегаски одной появилась тоска... И она решила отправиться в Вечнозеленый Лес.

Флаттершай Другие пони Дискорд Кризалис Тирек

Готовим с Пинки

Небольшая зарисовка из жизни Пинки и Спайка. Юмор, немного романтики и.. читайте в общем...

Пинки Пай Спайк

Багровые Облака

Дискорд, перед своим заточением в камень, рассыпал на землю семена хаоса. Эту деталь не заметил никто, даже Принцессы. Но теперь, спустя много-много лет, пони приходится платить за их невнимательность...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 5 новые ответы- новые вопросы Глава 7 Прибытие

Глава 6 Отправление

Вылет состоялся, а Ладогин знакомится с остальным экипажем...

Три месяца прошли почти незаметно. Петру была выделена жилая комната, в кои то веки не без удобств... Ежедневно бывший глава института интеллектуальных вычислительных систем наблюдал за изменениями происходящих с естественным спутником земли. А изменения были огромными...

Оболочка окружавшая небесное тело, по окончании трех месяцев, была почти полностью черной, не пропускающей свет и не отражавшей его. Если бы не редкие небольшие полупрозрачные проемы, можно было бы решить, что на орбите земли находится черная дыра... Так же специальные спутники, предназначенные для обнаружения точек с повышенным радиационным фоном и переведенные на значительно более высокую орбиту, фиксировали просто невероятный уровень излучений в проемах, что свидетельствовало об увеличении количества реакторов просто до немыслимого количества. Но вот что ошарашило всех наблюдателей, так это то что судя по последним снимкам в "прозрачных районах", застроенная комплексами, лунная поверхность начала покрываться какой то жидкостью. "Похоже луна уходит под воду", как неуверенно пошутил кто то из персонала...

Но время подготовки закончилось и Петр Ладогин вновь сидел в вертолете, теперь возвращаяющемся к аэропорту.

-Так вы считаете что он все же пропустит транспорт?- в который раз переспрашивал нервничающий программист.

-Такая возможность есть и остается только попробовать, иначе придется действительно бомбить луну ядерными ракетами...- опять же, в который раз отвечал бывший подчиненный и нынешний начальник.

-Знаешь, я как то не очень люблю доверять свою жизнь случаю,- саркастически произнес Петр.

-А у тебя нет других вариантов,- тем же тоном ответил Джон.

Пока шел "разговор", больше похожий на обмен колкостями, вертолет уже начал посадку.

-Ну что ж, идем герой. Земля тебя не забудет,- решил кольнуть в последний раз временного подчиненного Джон.

Оба прошли в здание космопорта, сопровождаемые двумя охранниками. Уже другими...

Процессия вошла в подготовительный пункт, где началось одевание в скафандры. Специально подготовленные под размеры, биохимию, нервную систему и другие параметры пилота скафандры автоматизированно надевались в сборочных капсулах, да так что без специального оборудования их было уже не снять. В скафандрах все же ограниченно использовались запрещенные технологии, как и в орбитальных станциях и грузовиках, так как в противном случае, космическое оборудование не было бы столь автономно и долговечно...

На весь период нахождения в космосе, скафандр становился постоянным вместилищем космонавта, он являлся полностью самодостаточной системой, формирующей закрытый цикл преобразования веществ, способной поддерживать жизнь носителя пока действуют изотопные источники питания, а они способны работать десятилетиями...

Скафандр подключился ко всем разъемам на теле Петра, эмулировавшим нужные образчики внутрительного "харда" и начал транслировать сигналы прямо в мозг программиста, за счет чего новоявленный космонавт начал видеть и слышать все, что происходило снаружи, а так же ощущать все чего касался скафандр, так словно между кожей программиста и окружающими объектами не было защитной оболочки.

Наконец Петр вылез из капсулы. Его сопроводили к транспорту, как и всю остальную команду, полностью закованную в серебристую броню...

Через некоторое время вся команда находилась в противоперегрузочных сиденьях челнока, находящегося на "спине" огромного самолета, что должен был поднять "космический корабль" до условной границы атмосферы, откуда тот уже должен был полететь самостоятельно.Начался взлет и всех слегка вдавило в сиденья, но это были цветочки... Ягодки начались, когда челнок оторвался от самолета и включил маршевый двигатель, вот тогда всех вдавило уже посерьезному, естественно не так, как в древних ракетах, но все же...

Наконец песчинка челнока полностью вышла в космос. Невесомость не вызвала у Петра восторга, так как ему доводилось переживать суборбитальные перелеты, в том числе и последний... Тот которым программист подписал себя на всю эту авантюру...

Ладогин ощутил головокружение, когда синтетический вестибулярный аппарат произвел перенастройку и сориентировал условные верх и низ. Ему пришлось серьезно подготовить свой полусинтетический организм к нахождению в условиях нулевой гравитации и космического излучения. В особенности пришлось постараться, ради того что бы, приспособить к радиационным перегрузкам полуорганические наносинтезаторы, заменяющие в организме Ладогина костный мозг, производящие фактически искуственную кровь: искуственные кровяные тельца, а так же эмбриональные стволовые клетки с эталонированной ДНК. Синтезаторы так же были изобретением группы в которую входил Ладогин. По сути это были высокосложные пористые наноструктуры способные производить контролируемый синтез органических и неорганических веществ, а за счет этого и созданные к тому моменту гибриды микромашины с микроорганизмом, но самым интересным свойством наносинтезаторов было сохранение, в виртуальном виде, схемы строения ДНК, за счет которой производился синтез стволовых клеток, которые в свою очередь фактически омолаживали ткани организма. Самым сложным было сделать наносинтезаторы саморастущими, подобно естественной ткани, но и это удалось... Благодаря чему позже, когда организм начал подводить его, программист смог осуществить замещение костной ткани без хирургического вмешательства.

Естественно существовал упрощенный аналог системы синтеза стволовых клеток по эталонированной ДНК. Гораздо более дорогой аналог...

Специальные капсулы, в которых наиболее обеспеченные граждане проводили несколько месяцев. За это время все ткани их организмов обновлялись "молодыми" клетками и выходящий из искуственной комы гражданин мог вновь наслаждаться нахождением в молодом теле.

Таким образом, в светлом обществе будущего, где справедливо исключены опасные технологии, существовали первые бессмертные... Правда лишь самые богатые, а так же те кто вовремя спрятался в подземелиях нового мира.

Наконец перенастройка синтетической, а через нее и остальной, части организма Петра Ладогина была завершена и он мог расслабленно(ну почти) наблюдать за космической бездной через зрачки групп оптических сенсоров, расположенных на обшивке.

Спустя некоторый промежуток времени, пройдя значительное расстояние и выйдя на нужную орбиту, челнок наконец стал сближаться с орбитальным транспортом. В какой то мере, Ладогин даже залюбовался им: сверхтонкие черные лепестки солнечных батарей, превышающие размахом сам транспорт, серебристый, отражающий свет, цвет корпуса, множество крохотных, распределенных по всему корпусу, сопел электрореактивных двигателей, а так же черные зрачки оптических сенсоров. Из за всех этих деталей космический корабль слегка напоминал пса долматинца, с черным воротником превышающим его собственный размер.

Когда скорлупка челнока, в которой находились космонавты, подошла достаточно близко к орбитальному транспорту, в точках соприкосновения у обоих транспортов начали происходить определенные конструкционные изменения. Корпуса, в будущих точках соединения, начали слегка выпячиваться, а так же начали покрываться большим количеством различных сенсоров и излучателей(естественно простых оптических, служащих для определения расстояния и высокоскоростного обмена данными).

Наконец космческие транспорты сошлись и началось "срастание" шлюзов, для достижения надежности конструкции.

Через определенный промежуток времени, экипаж орбитального транспорта Земля-Луна "отлепился" от противоперегрузочных сидений, прочно удерживающих его, до этого, при помощи, временно сформированной, высокоструктурированной полимерной прослойки и воспарил в кабине челнока. Тут же его подхватили магнитные поля, генерируемые, забитыми под завязку высокосложными системами, стенками космических транспортов и направили к шлюзу, разделяющему две обители, приспособленные для жизни человека, в отличии от убийственной безвоздушной среды снаружи.

Шлюзом оказалась полужидкая и полупрозрачная завеса, состоящая из высокосложного материала, являющегося комплексом сложнейших органических соединений и чем то напоминающим обыкновенную бактерию, только бактерию имеющую перестраиваемые органические логические схемы, благодаря которым достигалась интеллектуальность, а так же адаптированность к постоянному нахождению в пространстве наполненном мощнейшими излучениями. По сути оба транспорта по структуре были немного схожи с этой полужидкой завесой, способной когда нужно-пропустить что либо, а когда нужно- застыть и превратиться в твердое тело.

Экипаж, влекомый магнитными полями, спокойно миновал шлюз, затем множество коридоров и наконец оказался в кают компании.

Дальше от пятерых людей, запертых в скорлупке посреди безвоздушной бездны ничего не требовалось.

Вдруг один из людей произнес,- Что ж... Все мы знакомы друг с другом, за исключением вас мистер Ladogin,- тут все повернулись к программисту,- нам всем придется жить в изоляции весьма продолжительный срок, так что давайте познакомимся.

Тут говоривший сделал театральную паузу и сказал,- меня зовут Кеннет Уилсон, я командир этой экспедиции и отвечаю за то, что бы все вернулись домой живыми и здоровыми,- после этих слов у программиста появилась кислая мина и он был очень рад, что шлемы на всех членах экспедиции были полностью непрозрачны.

Следом представился еще один член экспедиции,- меня зовут Мартин Вебер, я являюсь оператором интеллектуальных систем и должен сделать так, что бы ИскИн вел себя хорошо, после перезагрузки, работал с несколькими квазиинтеллектуальными системами и очень даже неплохо работал, они меня слушались как шелковые...- этого члена экспедиции Петр "оглядел" с превеликим сомнением.

Неожиданно раздался тихий голос с очень забавным азиатским акцентом,- Меня зовут Наошико Манабу, но вы можете звать меня Нао. Я буду отвечать за работу техники и связь с Землей, а сейчас прошу извенить меня, я продолжу дистанционную проверку бортовых систем.

Вот на этого участника экспедиции Ладогин посмотрел уже с интересом, так как азиат оказался достаточно профессионален для того, что бы вести работу со сложнейшими программами орбитального транспорта и осознавать окружающее, но в тоже время не трепать постоянно о том сколь он крут и как легко справляется с задачами...

Наконец басовито заговорил последний член экипажа,- Я Сантьяго Мартинес- профессиональный военный, знающий за какой конец брать игольчатую винтовку и куда лучше выстрелить дрону, что бы он уже не встал. Я присмотрю за тем, что бы если ваша зверушка разыграется, то вы смогли добраться до нее и отрубить.

Программист очень удивился,-"Они что, совсем не понимают куда мы направляемся? Если КИРАИ действительно "разыграется", ты мы погибнем в первый же миг, если судить по тем изменениям, что произошли с местом его работы..."