О Мэри-Сье замолвите слово...

Читаем и не стесняемся. Писать краткое содержание такой краткости - извращение.

Проблема с фениксами

Что может быть лучше одного феникса? — Два феникса. А что может быть лучше двух фениксов? — Полный дом фениксов, если конечно, этот дом не ваш. А если ваш — это уже проблема.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Мечта

Исполнившаяся мечта одной кобылки...

Другие пони

Утерянная гармония

Зекора разучилась говорить стихами и впала в депрессию, но кому-то нужна помощь. Обновлено.

Флаттершай Зекора

Холод в сердце

В одном из королевств Эквестрии, где уже множество лет — мир и покой, из дворца необъяснимо исчезает золотое украшение. Расследование король поручает одному из магов, но уже с первых шагов становится ясно: не всё так, как кажется на первый взгляд.

ОС - пони

Открой же, наконец, глаза

Вы изменились на глазах, нить судьбы распалась в горький прах. Пыталась все исправить я, но вновь ошибка и ушли друзья. Стал небесно-синим белый цвет, и теперь гармонии здесь нет. Как мне вернуть обратно вас, мой мир поблек, и Солнца свет угас.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Кристальный король

Возможно, этого никогда не было, потому что мы этого не видели. Но сколько вопросов осталось не закрытыми, когда завершились приключения Твайлайт Спаркл и её подруг во внезапно появившейся Кристальной Империи! Почему правление Сомбры было так бессмысленно жестоким? Почему в проекции Селестии это было мрачное место, а Империя появилась во вполне опрятном виде? Кто такие эти кристальные пони? Почему Сомбра предстал перед нами полу-разумным чудовищем? И совсем ли без последствий прошло для Шайнинг Армора "окристаление" его рога? Что, если он, вдруг, начал слышать, казалось бы, уничтоженного Сомбру и имел неосторожность сразу сказать об этом жене и сестре?

Король Сомбра Шайнинг Армор

Лёгкая Октавия

Небольшой фик про тульпофорс и его результаты. Понравится тем, кто изучал тульпофорс и тем, кто не любит, когда рассказ забит отсылками к сериалу. Рекомендую читать ночью или в дождливую погоду.

Октавия Человеки

Занавес опускается

Последствия наших решений могут быть гораздо более серьёзными и неожиданными, чем мы сами предполагаем. Этим вечером Руби Шиммер предстоит это прочувствовать на собственной шкуре...

ОС - пони

Начало новой дружбы

Маленькая история о том как Луна познакомилась с Дерпи.

Принцесса Луна Дерпи Хувз

Автор рисунка: Siansaar
Глава 2 Глава 4

Глава 3

“А что это за звуки, вон там? – спросила Алиса, кивнув на укромные заросли симпатичной растительности.

— А это чудеса — равнодушно пояснил Чеширский Кот. ”
Льюис Кэрролл, “Алиса в Стране Чудес”

Проснулся я от громкого стука. Открыв глаза, я увидел перед собой дощатый потолок, выкрашенный зелёной краской, кое-где облупившейся и обнажившей деревянную основу; из круглого окна в комнату проникал тёплый свет утреннего солнца. Я огляделся по сторонам. Оглядевшись, я понял, что это место было мне совершенно незнакомо, хоть я и испытывал странное чувство дежавю. Ещё очень сильно хотелось спать. Попытавшись протереть глаза, я с размаху заехал себе в лицо чем-то тяжёлым. От боли у меня выступили слёзы, и я попытался разглядеть, что случилось с моими руками. Сначала мне показалось, что они замотаны в бинты, но, сморгнув, я увидел покрытые шерстью культи. Сердце моё рухнуло в пятки, и я несколько секунд тупо разглядывал то, во что они превратились. Стук повторился.

И тут я все вспомнил.

— Кто там?- крикнул я.

— Это я, Дарк!- послышался из-за двери знакомый голос. — Нам пора отправляться в Кантерлот, нас ждут на Совете.-
Я вылез из кровати и направился к двери, снова чувствуя дискомфорт от своего тела.

Умывшись, я обнаружил, что Дарк уже успел приготовить завтрак и собрать походные сумки. — Мы выходим через десять минут и отправляемся на вокзал. Ваш доспех забрали сегодня утром гвардейские курьеры и переправили в королевскую казну для охраны — сообщил он. — Как только вы соберётесь возвращаться в ваш мир, вам его тотчас вернут -
Сначала я хотел возмутиться тем, что мои вещи трогают без моего разрешения, но потом представил, как бы я тащил с собой свой механический костюм, и внутренне содрогнулся.

— Благодарю, Дарк — сказал я, и принялся завтракать.

Уже через полчаса мы были на вокзале, где сели на поезд самого вычурного вида: можно было подумать, что дизайном вагонов занимался ребёнок, и не просто ребёнок, а именно девочка — настолько антиаэродинамичными были многочисленные лепнины, украшения и прочие архитектурные излишества, в изобилии нацепленные снаружи; внутри, в салонах, ситуация была абсолютно такой же. Я удручённо сел на диван, и стал разглядывать проносящиеся в окне виды, не в пример более красивые, чем окружающая меня вакханалия безвкусицы. Однако когда мы въехали в окрестности Кантерлота, я и думать забыл об идиотском дизайне вагонов, настолько меня захватил вид снаружи: я никогда ещё не видел таких красивых пейзажей. Высокие дома были настолько удачно расположены, что казались естественным творением природы; мимо окна проносились ухоженные сады и поля, на которых виднелись силуэты работающих пони. Вскоре они начали всё чаще сменяться домами, которые становились тем живописней и вычурней, чем ближе мы подъезжали к столице Эквестрии, и через некоторое время поезд наконец подошёл к перрону.

Сам Кантерлот представлял собой самый настоящий город: многоэтажные каменные дома, широкие, мощёные булыжником, дороги, повсюду гуляли пони, на некоторых из которых было что-то наподобие человеческой одежды, но явно выполнявшие лишь функцию украшения — навроде наших галстуков. Так же на улицах попадались пони, облачённые в нарядные металлические шлемы и доспехи. Дарк пояснил мне, что это кантерлотские стражники, охраняющие общественный порядок. — А они солдаты, или только лишь следят за спокойствием горожан?- поинтересовался я. — Нет, это не солдаты — ответил Дарк. — Принцесса Селестия считает, что содержать регулярную армию слишком накладно, и что она совершенно не нужна. Видите ли, для обеспечения повседневной безопасности стражников хватает с лихвой, и стоит признать, что свои функции они выполняют отлично. Они превосходно обучены и дисциплинированы. В случае же какого-нибудь форс-мажора Принцесса вмешивается лично, а результат её действий по эффективности превосходит любую армию. Правда, я сумел её убедить в том, что может создаться пограничная ситуация, когда стражники будут бессильны, а вмешательство Принцессы будет чрезмерным, и она позволила мне курировать проект “Гармония”.-
— “Гармония”?- переспросил я.

— О да!- оживился Дарк. Было видно, что эта тема ему очень интересна. – Я обязательно вам всё покажу после Совета. Я думаю, что вам, как представителю высокоразвитой, технологичной цивилизации, это будет весьма интересно.-
Тем временем мы успели дойти до громадного замка, возвышавшегося в центре города. На Земле нет настолько больших, это абсолютно точно. При этом его архитектура была невероятно вычурной — абсолютно ясно, что руками такое не сделаешь. В размерах с ним мог соперничать разве что Хогвартс, но тут я бы не стал ничего утверждать, тем более что английский университет я видел только на служебных фотографиях, а эту громаду я наблюдаю сейчас своими глазами.

Я обратил внимание на то, что мы пошли не в главный вход вместе со всеми, а свернули на неприметную дорожку и пошли вдоль стены, пока не добрались до небольших ворот, охраняемых двумя гвардейцами, скрестивших перед нами копья, как только мы к ним приблизились. Дарк что-то быстро произнёс, и охрана тут же вытянулась в позе “смирно”, освободив нам проход.

Мы долго шли по длинному извилистому каменному коридору, освещаемому масляными светильниками. Хоть он не и не выглядел как часто используемый, но было видно, что за ним тщательно ухаживают. Я пытался считать повороты, но в конце концов сбился со счёта и просто шёл за Дарком. Некоторое время спустя мы вышли в прямой тоннель, и долго двигались по нему, пока не дошли до самого его конца. Я решил было, что Дарк заблудился, ибо мы встали перед глухой стеной, однако мой проводник не развернулся, а, подойдя к ней ещё ближе, нажал на какое-то невидимое мне место. Стена со скрежетом отъехала в сторону, и мы оказались в большом светлом зале. Он разительно отличался от того яркого великолепия, которое царило в архитектуре Кантерлота: он был очень простым, в его оформлении не было ни вычурных лепнин, ни безумных канделябр – простые стены, выложенные белым мрамором, создавали ощущения света и простора, при этом в зале царила атмосфера спокойствия и деловой сосредоточенности, настраивающая на серьёзный лад. Вокруг большого овального стола сидело с десяток пони пожилого вида, разом обернувшиеся в нашу сторону, как только скрипнула отворяемая дверь. Смотрели они так внимательно, что я даже обернулся, решив, что они увидели кого-то за моей спиной. Тем временем Дарк подошёл к столу и кивнул мне на одно из мест вокруг стола. Я прошёл в зал и сел на указанное место, между двух пони во фраках, у одного из которых в глазу блестело пенсне. Вообще большинство из сидящих вокруг было одето в одежду, которая у меня ассоциировалась с чопорными английскими клубами или модой девятнадцатого века.

— Позвольте представить вам Константина Гордеева, посла самой большой страны мира, из которого он прибыл.-
Я поклонился присутствующим в знак приветствия, что они тут же повторили, после чего воцарилось неловкое молчание. Тишину нарушил старческий дребезжащий голос:

— Да он же ничем от нас не отличается!-
Я повернулся на голос, и увидел маленького седого пони, чья большая, вся в морщинах и проплешинах, голова мелко тряслась. Я недоумённо вздёрнул бровь.

— А Мэллоу говорила мне, что он громадного роста, покрыт чешуёй и у него здоровенные клыки, а вместо слов он жутко рычит!- продолжил старик.

— Рододендрон, пожалуйста, перестаньте! Это неуважительно по отношению к нашему гостю! – возмущённо шикнула светло-жёлтая пони в маленькой шляпке.

— Всё заткнуть меня пытаетесь, Винтер Нарцисс? Не удасться! Я давно знаю, что вы хотите сместить меня с должности, всё копаете под меня, но это вам не удасться! Так и знайте! И не таких обламывали! Молодо-зелено, а все туда же!– дребезжал седой.

Винтер задохнулась от возмущения и смогла лишь издать гортанный звук, будто чем-то подавилась. Дарк громко постучал копытом по столу:

— Принцесса не появлялась? -
— Она на торжественном приёме. Он скоро должен кончиться — сказал серый пони с бакенбардами.

— Благодарю, Лайон Харт — кивнул Дарк. Лайон степенно поклонился.

Эквестрийский особист сел напротив меня, с другой стороны стола, и начал просматривать бумаги, лежащие перед ним. Пролистав несколько страниц, он отложил документы.

— Когда это произошло? -
— Неделю назад — ответил кто-то.

— И что вы предприняли?-
— Я послал отряд гвардейцев на поиски — громким голосом сказал крупный мускулистый пони белой масти, единственный из сидящих здесь до нашего прихода облачённый не во фрак, а в изящный доспех.

— Каковы результаты?-
— Никаких — ответил здоровяк.

— Надеюсь, восьмой отдел Гармонии уже работает над этим происшествием?- поинтересовался Дарк.

— Мы посоветовались, и большинством голосов приняли решение, что Гармония должна остаться на полигоне — ответил чёрный пони, сидящий во главе стола.

Дарк, опустив голову, на мгновение замер, после чего тщательно сложил бумаги в стопку и аккуратно положил на стол. Пару секунд он смотрел в стол, потом поднял голову и ровным голосом произнёс:

— И почему же?-
Я увидел, как по коже пони, сидящего справа от меня, пробежала крупная дрожь.

— Мы сочли, что в этом нет необходимости – сказал чёрный пони, глядя прямо на Дарка.

— То есть вы целую неделю сидели на крупах и ничего не делали, я правильно понял?- поинтересовался Дарк. В его больших тёмных глазах плескалось холодное бешенство. – Пока я преодолевал невероятные трудности, терпя голод, холод и жажду, месяцами путешествовал, выполняя поручения Принцессы… -
— Мы послали гвардейцев…- начал кто-то говорить.

— Вы послали гвардейцев? Ну, тогда проблема решена!- саркастично воскликнул Дарк. – Как же здорово, что есть такие великие личности, способные отдать приказ Гвардии! -
— Дарк, мои пони делали всё, что в их силах, но для них эта задача невыполнима — смущённо сказал пони в доспехах – Я убеждал Совет дать возможность работать Гармонии, но он отказался.-
— Я не виню тебя, Шайнинг. Ты один из тех немногих присутствующих, кто хоть что-то делает — сказал Дарк.

— Не забывайтесь, Дарк Клауд! Пока что это я — глава Совета, а не вы!- проревел черный пони, вскочив с места. – Приказываю вам немедленно замолчать, иначе вас выведут из зала! Я пока ещё не выжил из ума – продолжил он уже заметно тише – И я превосходно понимаю, для чего вам нужны вооружённые отряды, не подчиняющиеся напрямую никому, кроме вас, на самом деле — сказал он, глядя прямо в глаза Дарку. Тот ничего не ответил, только лишь скрипнул зубами, отвернувшись. Обстановка накалилась до предела. И тут…

— ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВО, ПРИНЦЕССА СЕЛЕСТИЯ, ПРАВИТЕЛЬНИЦА ЭКВЕСТРИИ!!!- раздался зычный возглас из внезапно раскрывшихся в глубине зала дверей, и в него вошли двое королевских стражников с герольдом. А следом за ними в помещение вошло самое прекрасное существо из всех, что я когда-либо видел.

Это была пони, но гораздо более высокая, чем остальные; её белоснежная шерсть отливала металлическим блеском; на спине у неё были мощные лебединые крылья, а на благородной голове, украшенной длинным рогом, сверкала драгоценная тиара; её грива и хвост невесомым звёздным облаком окутывали стройную фигуру. Я сразу почувствовал, что этот момент – один из самых важных в моей жизни, и в благоговении склонился в глубоком поклоне. Остальные сделали то же самое.

— Человек, поднимись. Я хочу взглянуть на тебя — раздался глубокий, царственный, но вместе с тем очень нежный женский голос. Я в смятении поднял голову, и встретился взглядом с Принцессой.

В её глубоких глазах я увидел благородство, внимание, заинтересованность и бесконечную любовь, в которых я мгновенно утонул, словно в океане. У меня перехватило дыхание, и я целую вечность, не моргая, смотрел в эти бесконечно глубокие озёра, полные глубоких, неизвестных мне, чувств.

— Так вот вы какие, люди…- наконец произнесла Принцесса Селестия. Увидев недоумение, отразившееся на моём лице, она пояснила: — От меня нельзя скрыть твой истинный облик, каким бы сильным не было зелье. Я вижу, кто ты на самом деле. Вижу даже то, что ты прячешь от самого себя, Константин. Но приступим же к делу. Кто-нибудь уже объяснил Константину суть проблемы? Вижу, что нет. Лайон Харт, расскажите Константину, что произошло.

Благородный пони поднялся и поклонился принцессе. Затем он повернулся ко мне:

— Это случилось неделю тому назад. К одному из патрулей гвардии обратилась жительница Понивилля, которая специально ради этого приехала в Кантерлот. Она клялась, что видела, как её подругу схватил огромный двуногий монстр, когда они гуляли в Вечнодиком лесу. Командир патруля заинтересовался её рассказом, и отвёл её к Шайнингу Армору. Он показал ей рисунок, на котором был изображён человек, и она сразу сказала, что это он. Мы прочесали все места, где она могла быть, но не нашли ни следа.-
Селестия с тревогой посмотрела на меня:

— Константин, надеюсь, ты понимаешь, что это значит? Это значит, что в Эквестрии появился очень опасный преступник, который крадёт моих подданных с неизвестными целями. Самое ужасное то, что это – человек, и я не знаю, как с ним поступить. Я имею представление о мощи вашей расы, и мне не хочется конфликта. У нас есть лишь один выход – это поручить отлов преступника самим людям.-
Тут зал наполнился шумом: каждый заговорил. – “Этого ни в коем случае нельзя допустить!”; “А ты что, хочешь, что бы похищения продолжались? “; “Людям нельзя доверять!”; “А почему не послать на поиски Шестёрку?”; “Мы и без людей справимся!”-
Принцесса заговорила снова, и в зале воцарилась тишина: — Я не могу послать туда свою ученицу и её друзей. Я не знаю ни того, кто этот преступник, ни о его возможностях. Этот вопрос закрыт — она прямо взглянула на главу Совета, и тот мгновенно сник. — Константин, Дарк! Теперь вы официально расследуете дело. Дарк, разрешаю тебе использовать Гармонию. Так же под твоё командование временно переходят силы Гвардии. Шайнинг Армор, на то время, пока ведутся поиски, выделяй столько гвардейцев, сколько попросит Дарк Клауд.-
— Да, Принцесса Селестия.- поклонился Шайнинг.

— Я очень надеюсь на то, что с твоим появлением дело сдвинется с мёртвой точки — обратилась принцесса к Дарку — Я рассчитываю на тебя.-
— Благодарю, Принцесса – в свою очередь, склонился в поклоне Дарк — Я не подведу вас.-
— Тщательно обсуди с Константином план действий. Покажи ему свои элитные отряды, на подготовку которых ты положил столько сил. И, пожалуйста — тут глаза принцессы наполнились слезами — Отыщите её. –

Далее Совет перешёл к обсуждению тем, нас не касающихся, и Селестия разрешила нам сразу приступить к делу. Попрощавшись с Принцессой, мы покинули Зал.

— Мэй Флауэр, взрослая пони-пегас, кобыла, проживает в Понивилле. Род деятельности — швея, кьютимарка — игла, вдетая в катушку ниток, масть — серая, грива и хвост — белая, пропала в Вечнодиком лесу. Согласно свидетельству очевидца, похищена человеком — перечислял Дарк, пока мы шли по коридору, ведущему в экспериментальные мастерские, где изготавливалось снаряжение для элитных бригад секретной службы "Гармония". Я размышлял над тем, как мы в громадном лесу будем искать пони, которую не смогла найти целая поисковая бригада, и пока мне в голову не приходило ничего лучше, чем взять необходимую аппаратуру из моей лаборатории — например, военный сканер. Правда, нет абсолютной уверенности в том, что он будет работать адекватно. Я поделился своими соображениями с Дарком, и тот сказал мне, что идея хорошая, но зелье будет действовать до завтрашнего вечера, а до этого срока всё равно нужно действовать, и как можно активней.

Для начала он решил показать мне оружейную. Мне было очень интересно посмотреть, какие девайсы изобрели пони и как они ими пользуются. В первую очередь он продемонстрировал специальный боевой доспех. Это был лёгкий, прочный сегментированный жилет, который облегал туловище и заднюю часть шеи. На каждую ногу полагался специальный кожаный чулок с защитными вставками. На самом жилете располагалось множество крючков, зажимов и ремешков, к которым предполагалось крепить амуницию. Амуниция представляла собой мешок с необходимым барахлом навроде сухпайка (это был набор высушенных продуктов — сухари, вяленая морковь и прочее в этом духе), инструментов и коробочки первой помощи. Дарк сообщил мне, что с таким набором можно прожить неделю, или месяц, если есть подножный корм — в этом случае паёк выполнял роль источника витаминов.

Что касается оружия, то тут дело обстояло куда интереснее. Во-первых, оно разделялось на три класса: для земных пони, для пегасов, и для единорогов.

Для земных пони оружие было самое простое: пики, копья, сабли, которые надо держать в зубах, или привязывать к передней ноге, адаптированные луки и арбалеты простейших конструкций.

Для пегасов оружие было почти такое же, но приспособленные для воздушного боя; так же к нему добавлялись специальные взрывающиеся и зажигательные снаряды, которые предполагалось сбрасывать сверху наподобие авиабомб.

Самым интересным оказалось оружие единорогов. В отличие от пони и пегасов, они могли с помощью своего рога проводить очень тонкие операции: например, им не приходилось пользоваться специальными подставками для луков — они просто держали их перед собой магией. Так же они могли пользоваться механическим оружием, передавая ему магическую энергию. Особой гордостью Дарка был один из таких механизмов, причём он вышел настолько удачным, что поступил в серийное производство. Увидев его, мне сразу вспомнился древний фильм, в котором главный герой ходил с такой штукой, которую для него смастерил один монах, и крошил ею страхолюдных нарисованных вампиров. Она представляла собой самый что ни на есть настоящий автомат, только на базе маленького мощного арбалета. Магией единорог крутил специальную рукоять, приводящую в движение механизм, подающий на ложе болты и перезаряжающий лук, а так же нажимал на рычаг спуска. Я не смог отказать себе в удовольствии высадить из этого агрегата целый барабан болтов в чучело-мишень, которое в мгновение превратилось в соломенную труху. Я с уважением посмотрел на арбалет: может, по убойной силе он и уступал огнестрельному оружию, но не критично — при желании им можно было нанести очень тяжёлые ранения.

Так же Дарк дал мне пострелять из всамделишного ружья, которое пока было только в виде прототипа, но уже умело плеваться тяжёлыми пульками на десяток метров, оставляя глубокую вмятину на мишени-кирасе и окутывая стрелка клубами вонючего разноцветного дыма. Воевать с ним было довольно неудобно — оно было однозарядным, порох приходилось засыпать строго дозированно, что в горячке боя наверняка стало бы большой проблемой. Дарк показал мне несколько вариантов механизмов, которые должны были сами дозировать порох и закладывать пулю, но они были жутко тяжёлыми, а работали через раз, постоянно засорялись, и вообще без них было гораздо проще. Посмотрев на эти совершенно бесполезные шедевры инженерной мысли, я спросил его, почему бы не забивать порох и пулю заранее в маленькие стаканчики и перезаряжать их, нежели возиться с ингридиентами, весами и прочими отвлекающими стрелка моментами. Дарк сначала тупо глядел на меня, переваривая идею, после чего с детским выражением счастья на лице бросился к чертежной доске, но я успел ухватить его за белый хвост: — У нас нет времени! Разве нельзя заняться с этим потом, в более спокойной обстановке?-
Он с огорчением бросил перо: — Ты прав, Константин. Займёмся этим позже. А теперь мне надо показать тебе моих бойцов.-
Я последовал за ним в следующее помещение. Это был типичный учебный комплекс: большая площадка, заставленная препятствиями, изображавшими лесные массивы, заборы и городские дома. Мы с Дарком сели на огороженные забором места за пределами площадки, и он скомандовал начать показательное выступление.

Из глубины помещения вышел десяток пони, одетые в те самые костюмы, которые мне показывал Дарк; среди них были и пони, и пегасы, и единороги – у последних на поясах висели знакомые мне автоматы. Они построились в линию и вперёд вышел рослый пони; на одном его боку висел здоровенный меч, на другом – арбалет.

— Отряд выстроился на инструктаж, командир описывает задачу и раздаёт приказы – комментировал Дарк. Тем временем пони обратился к отряду:

— Бойцы! В этом здании укрылись несколько преступников!- он указал на тренажёр, в виде трёхэтажного коттеджа, в окнах которого я разглядел соломенные чучела, изображающие собой злодеев. – Они прокрались в кондитерскую, и съели все пирожные. Теперь они угрожают сожрать торт, пекущийся ко Дню Эквестрии, если им не принесут ещё печенья. Мы не можем допустить такого наглого и циничного попрания законов и норм морали! Действуем согласно плану. Поехали! – и пони «Гармонии» организованно устремились к зданию.

Перед самыми стенами земные пони вырвались вперёд и закинули «кошки» в окна, а пегасы закинули туда дымовые шашки. Как только дым начал рассеиваться, по линям, брошенным с крыши, заскользили другие спецы, которых до этого видно не было. Доехав до этажа с «преступниками», они затормозили и начали выпускать в окна очереди болтов из автоматических арбалетов, после чего помогли влезть в здание штурмовой команде, забиравшейся снизу по верёвкам. Сами же они остались висеть на линях и держать под прицелом внутренние помещения. Изнутри раздался треск тетив, и через пару минут командир доложил Дарку о завершении боя. Дарк поздравил его с успешным завершением операции и предложил мне посмотреть на её результаты. Мы прошли на арену и стали осматривать дом-тренажёр.

На чучела было страшно взглянуть – места на них, соответствующие жизненно важным органам настоящих пони, были измочалены стрелами в труху, а разодранные головы были буквально оторваны от туловища множественными попаданиями из арбалетов. В общем, задача была выполнена превосходно, а слаженность работы бойцов Гармонии были вполне на уровне спецназа некоторых человеческих стран. Правда, несмотря на это, я не смог не поинтересоваться у Дарка:

— А вам не кажется, что ограбление кондитерской не настолько ужасное преступление, что бы расправляться с ними таким образом?-
Он немного растерялся, но, подумав несколько секунд, ответил:

— Перед тем, как захватить кондитерскую, они… эмм… проникли на ферму Эпплов… и… эмм… выпили весь первый сидр!-
Глаза командира отряда, сопровождавшего нас, округлились от ужаса:

— Они выпили весь сидр?!- воскликнул он.

— Весь, до последней капельки – подтвердил Дарк.

— Как только таких пони земля носит – пробормотал себе под нос командир. – Да я бы их за такое…-
— Они ещё легко отделались!- в глазах Дарка я заметил гнев. Похоже, такой вариант развития событий, пусть даже гипотетический, причинял ему душевную боль.

Я понятия не имел, про какой сидр они говорят, но сделал вид, что согласен с ними.


— Каково ваше впечатление от бойцов "Гармонии"?- спросил меня Дарк, когда мы ехали в поезде, направляющемся в Понивилль. У него с собой был здоровенный ящик, который он купил в магазине приколов по дороге к вокзалу – я не знал точно, что там находится, но в одном углу из-под неплотно пригнанной крышки виднелось несколько воздушных шариков. На мой вопрос, зачем ему это барахло, Дарк начал путано объяснять, что это всё — для какого-то его нового механизма, но что это за механизм, объяснить не смог. Не смотря на свою высокую должность начальника секретной службы, врать он совершенно не умел. Конечно, я ему не поверил, но приставать не стал, тем более что подозревал, кому он повёз этот ящик. Не думаю, что бы Дарк в этом признался даже под страхом смерти.

— Превосходно. Полагаю, у настоящих преступников не будет ни единого шанса.-
Дарку явно было приятно выслушивать от меня похвалу — его уши характерно дёрнулись.

Пони трудно скрывать свои эмоции, у них слишком подвижная мимика, особенно ушки. По ним можно с уверенностью судить о настроении их обладателя, чему я очень быстро научился. Каждому оттенку настроения соответствовало своё положение ушек. Это происходило неосознанно, на уровне рефлексов, и контролировать их было очень трудно — по собственному опыту знаю.

— Константин, а в вашем мире есть такие команды? Если это не секретная информация, конечно.-
— Есть, и не одна. У каждой страны есть по нескольку таких специальных организаций с узкой специализацией. Одна часть борется с организованной преступностью, другая с террористами, а третья — это интрудеры. -
— Террористы? Интрудеры? А кто это?- удивился Дарк.

— Террористы стремятся уничтожить государство изнутри. Они убивают мирных граждан, чтобы заставить правительство делать то, что им нужно, а в идеале — поднять восстание и свергнуть власть, а самим её получить. И для борьбы с ними созданы специальные отряды, обученные выявлять и уничтожать эту угрозу. А интрудеры...- я сделал паузу, чтобы подумать — Нет убедительных доказательств, существуют ли они на самом деле. О них мне рассказывали знакомые как об интересной гипотезе. Интрудеры — это самая секретная спецслужба государства. Когда две страны вступают в спор, сначала они пытаются договориться с помощью дипломатов, ищут компромисс. Если противоречия неразрешимы, то наступает следующая стадия. Раньше эта была война. Но современный человеческий мир слишком тесно взаимосвязан, и война двух держав затрагивает весь остальной мир. Война невыгодна никому, однако никто не хочет уступать. Одна из крупнейших стран нашего мира нашла способ избавляться от проблемы: она начинает организовывать в государстве-сопернике террористическое движение. Она поставляет им оружие, деньги, тренирует в своих лагерях. И с моей страной она поступает так же. Большинство боевиков удаётся нейтрализовать силами спецназа, но иногда случается так, что главарь банды находится за границей, в стране, которая может быть враждебна нашей, и спецназ мы использовать не имеем права. И моё государство создало организацию “Мизантроп”, подготавливающую совершенных диверсантов. Они действуют по всему миру, тайно нейтрализуя самых опасных наших противников в самые неожиданные моменты. От них нет спасения, и наши враги это знают.-
— Но не слишком ли это… подло?- спросил Дарк. Он никак не мог согласиться с тем, что можно использовать диверсантов, нападающих со спины.

— Их уничтожают в самых крайних случаях, и исключительно в практических целях. Мерзавец прячется за границей, и за деньги приезжает в нашу страну, чтобы убивать её граждан. Женщин, стариков, детей – они не щадят никого. А когда он возвращается в свой безопасный дом, и видит, что его соседа, занимавшегося тем же, зарезали в постели, а вся его семья валяется со вспоротыми животами, то он трижды подумает, прежде чем ехать убивать невинных.-
Дарк надолго замолчал. Тишину нарушал лишь ровный стук колёс вагона и приглушённый говор наших соседей-пассажиров. Я смотрел в окно и размышлял о том, насколько прекрасен мир, в который мне волей случая удалось проникнуть. Я не так часто встречал настолько тёплые отношения между близкими людьми, какие были нормой между совершенно незнакомыми пони. Конечно, среди них тоже встречались на редкость неприятные личности, но их было мало. Пони очень трудящие, они любят свою работу и делают её хорошо, они чрезвычайно редко ссорятся и очень быстро мирятся, а о грабежах или чём-то худшем никто и не слыхал. Я прекрасно понимал, почему Селестия не создаёт армию – не только потому, что это дорого. Главной проблемой было то, что её создание будет говорить о существовании угрозы этому миру. Наверняка те самые грифоны, о которых мне рассказывал профессор Олег Георгиевич, не очень обрадуются такому, и начнут создавать своё войско. А уж повод пустить армии в дело рано или поздно найдётся. Для этого мира война будет непоправимым бедствием – пони не умеют и не смогут воевать, и их мир окажется под гнётом мерзавцев, которые обязательно захотят власти, и ни перед чем не остановятся, чтобы добиться её. Такой период в истории Эквестрии уже был, когда во главе Кристальной Империи встал король Сомбра, устроивший террор и тоталитарный режим — как оказалось, самостоятельно пони скинуть его не смогли, и были фактически порабощены. Именно поэтому обязательно нужно расследовать это странное похищение. Если сюда проник человек, причём злонамеренный, о чём свидетельствует его поступок, то эквестрийцам будет нечего противопоставить его хитрости.

— Неужели все люди такие?- наконец заговорил Дарк. Его голос был печальным.

— Конечно, нет. По своей природе человек – творец, созидатель — ответил я. – Проблема в том, что нас слишком много, в большинстве своём мы скученно живём в городах. Нет простора, нет отдушины, люди не выдерживают психологического напряжения, вследствие этого очень высок уровень агрессии. Нас всего на земле семь миллиардов. Думаю, что, будь пони даже в сто раз меньше такого количества, они бы тоже воевали. Сравните отношения между пони, скажем, в Понивилле и в Кантерлоте, и вы поймёте, о чём я. -
— О да — согласился Дарк. – Я несколько раз был в крупном пони-полисе Мэйнхэттен. Преотвратное местечко, каждый так и норовит вытянуть из тебя лишний бит, мошенников тьма-тьмущая. Или эти зазнайки из Совета… Они просто помешались на своих политических игрищах! Хотя они фактически ни на что не влияют, они давным-давно занимаются одним и тем же: шпионят друг за другом, подозревают в каких-то интригах, и так уже долгие годы. Не понимаю, почему Принцесса Селестия до сих пор не разогнала эту богадельню — возмущался он. – Но, с другой стороны, если они до сих пор протирают стулья в Зале, наверняка они для чего-то нужны. -
— Ты понимаешь, почему мы обязательно должны найти преступника?- взглянул я Дарку прямо в глаза.

— Мы обещали Принцессе, что обязательно найдём их!- ответил он.

— Нет — сказал я, не отрывая от него взгляда. – Не поэтому. Злонамеренный человек способен на всё. Абсолютно. Если мы его не остановим, то это будет означать, что Эквестрия сделала первый шаг к своему краху.-
Взгляд синего единорога посерьёзнел. – Я понимаю это как никто другой. Я многое узнал о людях из разговоров с вашим начальником, и, признаться, думал, что он сильно преувеличивает. Если всё это – правда, то нам в самом деле угрожает опасность.- Дарк помолчал. – Очень надеюсь, что ты не такой. -
— Я – часть своей цивилизации, со всеми вытекающими достоинствами и недостатками. Сам по себе человек чаще всего неплох, но в социуме он слишком сильно подвержен влиянию окружающих — пожал плечами я. — В социуме всегда есть лидер, который и определяет его настроение. Если лидер — глубоконравственный, честный и добрый человек, то и в обществе будет царить атмосфера дружелюбия и взаимопонимания. Другое дело, что таких очень мало — в большинстве случаев лидерство захватывает беспринципный подонок, жадный до власти. И люди, находящиеся под его влиянием, перенимают его черты характера. Наверняка тебе интересно, к какому виду социума я причисляю себя? Так вот, моё окружение — величайшие учёные, умнейшие высоконравственные люди. Они по-настоящему мудры, и знают, ради чего живут. Они никогда не позволят себе обидеть другого, всегда помогут по мере своих сил. В частности, именно благодаря им Эквестрия до сих пор не наводнена вооружёнными до зубов солдатами — они сумели убедить правительство, что она не представляет собой особой ценности, а переброска ресурсов между мирами экономически нецелесообразна. Так же они по мере сил блокировали доступ к вам для других научных групп, и если у них есть аналог нашего пробойника, то он просто не сможет вас обнаружить. А лично я готов сделать всё для защиты этого прекрасного мира. Мне он действительно очень нравится, Дарк. А теперь давай обсудим план наших дальнейших действий.-
Всю оставшуюся дорогу мы пытались воссоздать картину происшествия и размышляли над непонятными нам обстоятельствами. Как получилось, что кто-то (мы избегали конкретики — то, что это был именно человек, ещё не доказано) украл пони, и ещё сумел скрыться от облавы? Куда он мог спрятаться? На эти вопросы мы не находили ответа.

Тем временем поезд подошёл к перрону, и мы вышли наружу, не прерывая разговора. Первым делом мы направились в “дом-полигон”, где наскоро перекусили и начали изучать документы, относящиеся к изучаемому делу. Мы нашли информацию о том, где жила пропавшая, с кем общалась, куда ходила обедать и с кем дружила. Выяснив всё, что было возможно, мы принялись за индивидуальную работу: Дарк остался в доме копаться в бумагах, я же отправился в деревню: для начала я решил лично опросить свидетельницу и тех, кто близко знал Мэй Флауэр. Она снимала квартиру на пару с Беррибриз, её коллегой по работе, а на тот случай, если со мной откажутся разговаривать, Дарк снабдил меня значком Королевской Гвардии, свидетельствующим об официальности моего визита.


Мэй и Беррибриз жили в небольшом домике-мастерской на окраине Понивилля, где и работали. Я был несколько удивлён, что пегас занимается такой тонким ремеслом, как портняжное дело, но ещё в Кантерлоте Дарк объяснил, что, хоть и редко, но бывают случаи, когда у пони проявляется особый талант, обычно присущий другой расе, и, что показательно, они вполне справляются со своей работой. Постучав в ярко-жёлтую дверь домика, я стал дожидаться хозяйки. Через пару минут за дверью послышался слабый шорох, будто кто-то подкрался к ней и застыл в напряжении, прислушиваясь к тому, что происходит снаружи. Я постучал ещё раз и громко сказал: — Есть кто-нибудь дома?-

Через несколько секунд дверь отворилась, и на пороге появилась серая пони со спутанной рыжей гривой. Было видно, что она очень напугана, и давно живёт в состоянии стресса.

— Мисс Беррибриз?-
Она коротко кивнула.

— Меня зовут Костя. Я приехал к вам по поводу пропажи…-
Дверь крепко стукнула меня по ноге, которую я заблаговременно поставил у косяка. Выпустив воздух сквозь сжатые от боли челюсти, я просунул в щель значок Гвардии.

— Меня прислали из Кантерлота, что бы помочь вам, я состою в сыскной комиссии. Пожалуйста, не давите мне так сильно на ногу, это довольно больно.-
Пони с минуту разглядывала значок, после чего наконец-то отпустила дверь и тихо сказала: — Проходите.-
Я прошёл в прихожую. Она закрыла вход в дом и пошла на кухню, я последовал за ней.

— Чаю?- ровным голосом спросила единорожка.

— Не откажусь — сказал я, оглядывая окружающую меня обстановку. Похоже было, что она всю эту неделю сидела дома и ничего не делала, пребывая в состоянии прострации. Переведя взгляд на Беррибриз, я отметил, что она разливает чай автоматически, а мыслями находится в совершенно другом месте.

— Мисс Беррибриз.-
— Да?- вздрогнула она.

— Вы когда последний раз выходили на улицу?-
— Ээ... Три дня, нет, четыре... Или три...- она попыталась вспомнить последние несколько дней. Чай, лившийся из окутанного магией чайника в чашку, потёк на стол.

— Вам абсолютно точно нужно отдохнуть. Вы неважно выглядите. -
— Да?- рассеяно сказала она. — Я и не заметила.-
Передо мной приземлилась чашка с чаем. Пригубив его, я понял, что, несмотря на своё печальное состояние, умение готовить единорожка не утратила. Сев рядом со мной на диване, она тоже поставила перед собой чашку, но не притронулась к напитку.

— Мисс Беррибриз, расскажите мне, как это произошло.-
Она вздрогнула, как от удара.

— Шайнинг Армор запретил мне кому-либо об этом рассказывать — произнесла она.

— Мне вы можете рассказать. Более того, чем больше я получу информации, тем быстрее мы найдём Мэй Флауэр.

Она помолчала.

— Хорошо, я расскажу... В тот день мы с Мэй решили пойти в Вечнодикий лес за розовой травой...-
— Розовой травой?-
— Да, мы из неё вывариваем закрепитель для ткани. Если на такой субстанции замешать краски, то окрашенную этой смесью одежду можно множество раз стирать, не боясь, что она выцветет. У Мей очень здорово получается давить траву в меленке... Мы зашли довольно далеко, нужной травы не было видно, и мы уже решили было возвращаться, как вдруг мы услышали странный треск... Как будто что-то большое ломилось через чащу. Мы жутко испугались, и тут на нас выбежало ЭТО — тут в её глазах промелькнул ужас. — У него было две ноги, на которых он ходил, а две другие росли из его боков, на таких ходить нельзя... Он подбежал к нам, и схватил Мэй своими странными передними ногами. Она кричала и отбивалась, но он замотал её в большую сетку...- она умолкла.

— А почему она не попыталась улететь, как только поняла, что на неё нападают? -
— Она не очень хорошо летала, но, наверное, смогла бы сбежать. Она... Мэй не хотела оставлять меня — губы Беррибриз задрожали.

— А что вы сделали?- спросил я.

— Я... Я убежала. Я слышала, как Мэй плакала и звала на помощь, но никого вокруг не было, я была совсем одна. И я бежала-бежала, пока не оказалось на окраине леса... Был уже вечер. Я побежала за помощью в Понивилль, но никто не захотел идти в Лес в такую темноту. И я собрала все деньги, что были, и поехала в Кантерлот. Там я попросила помощи у стражников, и они отвели меня к Шайнингу Армору. Он задавал мне множество вопросов о чудовище, а потом сказал, что пошлёт отряд на поиски. Но вот прошло уже несколько дней, а её так и не нашли...- глаза серой пони влажно блестели. — Я закрываю глаза, и слышу, как плачет Мэй... Она просила помочь, но я ничего не сделала…- из глаз Беррибриз потекли слёзы, и она спрятала мордочку передними копытцами. Её плечи тряслись от рыданий. Я неловко приобнял её, и она уткнулась носом мне в грудь, не переставая плакать. Я поглаживал её по спине, пытаясь утешить.

— Вы не виноваты. Вы все сделали правильно. Вы вовремя сообщили об её пропаже, и меня специально прислали помочь. Если бы не вы, никто бы ничего не узнал.-
Соломинки, запутавшиеся в её гриве, щекотнули моё лицо, и единорожка подняла голову:

— Вы правда найдёте Мэй?-
Я взял со стола салфетку и зажал ею носик пони. Берри шумно высморкалась, и я вытер её запачканную мордочку.

— Да — сказал я, глядя прямо в её глаза. — Обещаю.-
Выяснив точное место происшествия, я покинул дом единорожки, взяв с неё клятву, что она приведёт себя в порядок и хотя бы немного прогуляется, заверив, что её жизни ничего не угрожает. В дальнейшем я планировал навестить её друзей — в первую очередь, это была Омела Блум, официантка кафе-веранды. Мэй Флауэр нередко приходила туда рано утром, когда посетителей было немного, и подолгу болтала с подругой — всё это я узнал от Беррибриз. Что я рассчитывал узнать от простой официантки? Не знаю. Скорее всего, я подспудно хотел чем-нибудь себя занять, пока Дарк разбирается с документами и какими-то своими новыми изобретениями, тем более что она могла сказать мне какую-то важную информацию о личности Мэй, которая может нам помочь.

Придя в заполненное посетителями кафе, я сел за свободный столик. Некоторые, заметив, что я без кьютимарки, удивлённо косились в мою сторону, но, к счастью, никто не стал приставать с расспросами. Дождавшись пони-официантку, я заказал кофе и сэндвич с каким-то цветком (человеком я бы наверняка счёл его несъедобным, но на мой новый понячий вкус он был весьма неплох). Заказ мне принесла уже другая пони, в которой я по описанию узнал Омелу.

— Омела Блум?- спросил я.

— Да, это я — ответила она.

— Я из сыскной комиссии, собранной по приказу Совета Кантерлота для расследования пропажи Мэй Флауэр.-
Я уже приготовился вынимать значок, готовясь к отпору, но внезапно Омела вытащила ещё один стул и подсела ко мне за столик.

— Ого, да вы детектив? Самый-самый настоящий? -
— Ну... Да — подтвердил я.

— Ух ты, прям невероятно! Я словно в книжку попала! А у вас есть значок? У детективов всегда он есть! Покажите? Ну пожааалуйста!-
Я вытащил жетон Гвардии, и Омела запищала от восторга.

— Ура! Настоящий сыщик! Я давно говорила, что для поисков нужны не солдаты, а настоящие детективы! Теперь-то мы точно её разыщем! Устройте мне перекрёстный допрос, и вы тут же узнаете всё, что нужно! -
— А много вы прочли книг на эту тему?- поинтересовался я.

— Ооо! Я покупаю всё-всё-всё, что выходит! Особенно люблю Пони Дойля, его книги про Хорлока Шелмса просто великолепны!- Внезапно она нахмурилась: — Сэр! Когда детектив собирается устраивать перекрёстный допрос девушке в ресторане, то он обязательно её угощает выпивкой. Разве вам этого не рассказывали?-
Я усмехнулся: — И что же желает мадам из выпивки? -
— Эмм... Что же там пьют герои?.. Ох, у нас даже и нет такого... Я принесу сидр — сообщила она мне и унеслась к стойке.

Забавно. Прошло всего пара дней, а я из младшего научного сотрудника превратился в представителя другого вида, официального посла и великого сыщика. Я жевал сэндвич и размышлял о том, как круто изменилась моя жизнь с тех пор, как лаборанты Олега Григорьевича на полную мощность врубили пробойник пространства с моей скромной персоной внутри. После такого количества новых впечатлений этот эпизод приглушился в моей памяти, словно произошёл не позавчера, а месяц тому назад. Кстати, надо бы связаться с профессором. Дарк обещал сегодня устроить сеанс связи, и назвал примерное время, к которому мне надо вернуться.

Тем временем Омела Блум принесла пару бокалов, большую бутылку и не менее здоровенную шляпу.

— Мистер детектив! Вот отличный сидр из первой партии! Теперь вы должны мне его подливать в бокал, а я почувствую головокружение и слабость, и буду выдавать секреты один за другим. В книгах всё так и происходит. -
— А зачем шляпа?- спросил я.

— Шляпа – это самое важное! Все крутые парни всегда носят шляпы и смотрят исподлобья, нахмурив брови. Ещё должен быть плащ-макинтош, но у меня его, к сожалению, нет.-
Я напялил на голову шляпу и состроил лицо “крутого парня”.

— Нет, это не то. Совсем не то. Чего-то не хватает – болтала Омела, внимательно меня разглядывая. – О! Поняла! – и она вытащила из кармана передника тёмные солнцезащитные очки и нацепила их мне на нос. – Идеально!- крикнула она, и несколько пони за соседними столиками удивлённо обернулись на нас.

— Омела, давайте приступим к делу. Что вы знаете о пропаже Мэй Флауэр? -

— Я – практически ничего. Неделю тому назад она заходила к нам в кафе выпить кофе и мы с ней болтали о новой ткани, которую они с Беррибриз собирались начать делать. Она обещала зайти через пару дней и показать мне эту ткань, но она так и не появилась. А на следующий день после разговора к нам в город приехал гарнизон Королевской Гвардии. Не думаю, что из-за её исчезновения поднимут на уши целый полк, но это может быть как-то связано, вы не находите? –

Я в задумчивости пригубил сидр, и тут же с удивлением начал рассматривать напиток на свет.

— Что такое, сэр детектив? –

— Это же яблочный сок!- сказал я. – Не скрою, чертовски хороший, но разве это то, что пьют герои в ваших книгах? –

— Того, что они пьют, у нас даже и нет, и где такое достать, ума не приложу. Вот я и подумала, что уж пускай будет сидр. Вам не нравится? –

— Ох, что вы! Штука превосходная — ответил я. – Никогда раньше не пил такого — и сделал большой глоток.

— Это сидр с фермы Эпплов, они одни из лучших в этом деле. За него они не раз получали награды от высоких комиссий. А ещё его довольно трудно достать – всю партию мгновенно раскупают.-
Я допил свою порцию, наслаждаясь вкусом напитка. Положительно, ради него стоит устраивать ограбление фермы. Однако, как я и предполагал, я так и не выяснил ничего нового от Омелы Блум — она знала ещё меньше, чем мы с Дарком. У меня в запасе был ещё примерно час, после чего я отправлюсь к Дарку, а до этого, я, пожалуй, посижу в кафе. Очень уютное местечко.

Тут внезапно распахнувшаяся входная дверь с грохотом ударилась об стену, и в помещение ворвался настоящий ураган, ветер которого заставил всколыхнуться накрытые на столы скатерти. В тёмных очках ни черта не было видно, что происходит, и я их сразу стянул с лица. Когда рассеялась пыль, столбом поднявшаяся в помещении, я разглядел, что весь бардак натворила одна-единственная пони голубой масти и гривой всех цветов радуги. Сначала мне показалось, что она повисла на люстре, висевшей в центре зала, но уже через секунду понял, что в воздухе её удерживают два всамделишных крыла, которыми она мощно работала, с высоты оглядывая помещение. Заметив Омелу, она стремительно спикировала прямо к нашему столику, и со скрежетом села на стул, подсаживаясь к нам.

— Привет, Омела! Как дела?- слегка хрипловатым, но неожиданно женственным голосом спросила она лимонную пони.

— О, просто превосходно, Рэйнбоу! А ты как? -
— Сегодня я слегка переборщила с тренировками, и потянула крыло – пожаловалась та. – Правда, оно уже не болит и никак не влияет на моё состояние. -
— Чудесно! Рада, что у тебя всё в порядке! Смотри, Рэйнбоу, это настоящий сыщик! -
— Сыщик?- тут голубая пони соизволила повернуться в мою сторону. – Никогда тебя раньше здесь не видела. И ещё, учти: я не выношу типов вроде тебя и буду тщательно следить за тем, чтобы ты не смог повредить моим друзьям. Держись от них подальше, сыщик!- её носик презрительно сморщился. – Зачем ты сидишь с ним рядом, Омела?- спросила она официантку. Та возмутилась:

— О чем ты вообще, Дэши? Как ты можешь так говорить? И с какой стати у тебя вдруг к ним такая нелюбовь? -
— В пятой книге за Дэринг Ду подглядывал один такой тип, и всё рассказывал Ауисотлю, который платил ему за это золотом! -
— Ох, дорогая, ты путаешь сыщика и шпиона — засмеялась Омела. — Шпионы подглядывают и ябедничают, а сыщики и детективы расследуют страшные тайны и преступления, сражаются с бандитами! Он — настоящий детектив, у него даже значок есть! Сэр, покажите ей! -
Я снова вытащил бляху. Рэйнбоу посмотрела на металлический жетон, на котором был выбит герб Эквестрии и девиз спецотряда “Гармония”.

— Надо было сразу его показать, а не парить мне мозги — проворчала она. — Хотя Дэринг Ду встречала и фальшивых сыщиков.-
— Костя! А вы часто попадаете в перестрелки с преступниками?- пискнула Омела.

— Постоянно. Раз в неделю — точно — подтвердил я.

— У вас такая опасная работа — она закатила глаза. — Постоянный смертельный риск, игры ума, мыслить как преступник... Оооо, как же это круто!..-

В глазах Рэйнбоу проснулся интерес:

— Прям вот по перестрелке каждую неделю? — недоверчиво спросила она.

— Конечно, нет. Иногда бывает сразу несколько — вдохновенно врал я. Я впервые видел пегаса вживую так близко, и хотел подольше задержать её у нашего столика.

— Рэйнбоу, гляди!- Омела снова напялила на меня шляпу и очки. Голубая пони взглянула на меня и покатилась со смеху: — Охх, да ты прям вылитый шпион из пятой книги про Дэринг Ду! Не хватает лишь одной детали. Никуда не уходите, я мигом! — с этими словами она радужной молнией вылетела в открытое окно.

— Что за Дэринг Ду?- спросил я.

— Персонаж подростковой серии книг, которые читает Рэйнбоу. Единственное, что она читает. Я пыталась привить ей любовь к качественной литературе, но это не удалось даже Твайлайт — Омела вздёрнула носик.

Я сомневался, что детективы, которые ей так нравятся, качественно отличаются от приключенческого сериала о Дэринг Ду, но вслух озвучивать свои мысли не стал.

Через пару минут вернулась Рэйнбоу, притащившая с собой здоровенный макинтош, и заставила меня его надеть. Он был на несколько размеров больше, чем нужно, и мне пришлось закатать рукава почти наполовину, а ткань на туловище смялась гармошкой. Я состроил лицо "крутого парня", согласно инструкции Омелы.

— Именно так я себе и представляла детектива...- произнесла она, в её голосе послышалось благоговение.

— Вылитый мерзавец из пятой книги — с чувством сказала Рэйнбоу. — Омела, из какой партии этот сидр? Хотя подожди, я сама определю – и она потянулась к бутылке.

— Подожди, Дэши, никто так не делает на допросах! — возмутилась лимонная пони. — Я принесу ещё один бокал.-
Через минуту Рэйнбоу присоединилась к распитию напитка. Она до краёв наполнила свой бокал, и в один глоток опустошила его.

— Ого, из первой партии! Где ты его достала? -
— Выпросила у Эпплджек парочку бутылок.-
— Потрясно. Я который уже год подряд никак не могу успеть его купить. Всё время опаздываю — она выпила ещё несколько бокалов, и вскоре Омеле пришлось сходить за новой бутылкой, которую Рэйнбоу моментально прикончила. Сидр она любила до безумия, и я, глядя на неё, понял, что уж она-то за воровство сидра вполне может расстрелять преступника из автоматического арбалета.

Когда голубая пони протянулась за четвёртой бутылкой, Омела хлопнула её по копытцу: — Дэши, тебе уже достаточно! Нам-то оставь хоть немножко! -
Рэйнбоу с огорчением оставила попытки экспроприировать бутылку, и с глубоким вздохом удовлетворения откинулась на спинку стула.

— Пожалуй, мне и вправду достаточно. Ухх, — икнула она, похлопывая себя по раздутому животу — Даже и не знаю, как мне теперь лететь домой.-
Я с интересом её разглядывал.

— Рэйнбоу! — окликнул я её.

— Ага? — лениво отозвалась она.

— Ты ведь пегас, да? -
— Да ты прям глазастый парень! — изумилась она. — Как это ты догадался? Ах да, ты же детектив! –

— Я серьёзно. Никогда не видел раньше пегасов вблизи. -
— Конечно, большинство пегасов живут в Клаудсдейле, но я ни за что не поверю, что ты ни разу их не видел! –

— Но это действительно так. Я родом из тех краёв, где пегасы не живут. -
— Правда? – воскликнула Омела – Вот это да! Наша Дэши умеет делать столько всяких крутых штук, что закачаешься! Правда, Дэш?-
— А то! Я – самый быстрый и ловкий пегас Эквестрии! – отзвалась Рэйнбоу, не меняя позы.

— Прям самый быстрый? – усомнился я.

Зря я это сделал. В мгновение ока голубая пегаска выскочила из-за стола, едва не перевернув его, и зависла в воздухе:

— А ну пойдём выйдем, парень!- завопила она. Теперь на нас уставилось всё кафе. Проклиная свою неосмотрительность, я слез со стула, и тут же был подхвачен парой передних ног, вздёрнут в воздух и вынесен прочь из кафе. На улице Рэйнбоу отпустила меня и крикнула: — А теперь смотри! – и начала летать по кругу перед зданием веранды, с каждый оборотом в разы увеличивая скорость. Через несколько секунд я уже с трудом удерживался на ногах, и уже приготовился было к тому, что меня унесёт поднявшимся ураганом, но тут пегаска выскочила из круга и метнулась прямо вверх, будто брошенная из пращи. В одно мгновение долетев до облака, висевшего прямо над моей головой, она стала летать вокруг него, сжимая его воздушным потоком, и вскоре оно сжалось в миниатюрную чёрную тучку, примерно в два раза меньше своего первоначального размера. Рэйнбоу взлетела ещё выше, превратившись в едва видимую точку, и начала пикировать вниз. Она всё ускорялась и ускорялась, и вдруг за ней вдруг появилась полоса, похожая на конденсационный след самолёта, но ярко окрашенная в цвета радуги, и с громадной скоростью пронзила грозовое облачко, с грохотом лопнувшее и пролившееся на меня потоками воды. В наивысшей точке, с которой она спикировала, стремительно расходилась круговая радужная волна. Весь мокрый, я смотрел на те невероятные трюки, которые выделывала в воздухе пегаска, и в моей голове не было ни единой мысли, за исключением одной: “Как же это круто!”.

Закончив вертеться в воздухе, она зависла передо мной.

— Ну что скажешь? Разве я не самая крутая пони в Эквестрии? –

Спустя пару секунд в моей голове снова стали шевелиться мысли, и я обнаружил, что уже давно стою с открытым ртом. Думаю, моя разинутая пасть красноречиво свидетельствовала о том, какое впечатление произвело на меня её выступление, но она жаждала услышать комплимент лично от меня. И я не стал её разочаровывать.

— Рэйнбоу… Это было просто потрясающе. Пожалуй, это самое крутое представление в моей жизни.-
— Я напилась сидра, и поэтому не всё получилось так, как я хотела, но, согласись, даже в таком случае остальные пегасы мне и в подмётки не годятся!-

— Пожалуй, ты права — проговорил я. Наверное, мало нашлось бы пони, сравнимые с Рэйнбоу по степени хвастовства, но и по мастерству ей наверняка нет равных, и у неё есть право на такое самомнение. – Ты просто потрясна.-
— Я знаю — махнула копытцем пегаска.

— Ну и грязь ты тут развела!- ахнула выглянувшая из кафе Омела. Вода, вылившаяся из тучки, смешалась с пылью и превратилась в жирную липкую грязь, плотно облепившую несчастный плащ.

— Вот умора-то!- расхохоталась Рэйнбоу. – Лира меня убьёт. –

— Ты утащила пальто Лиры? — поражённо спросила Омела.

— Ага. Оно сушилось после стирки, и я решила ненадолго его позаимствовать — беспечно отозвалась пегаска.

— И ты собираешься возвращать его в таком виде? -
— Я же не полная дура — фыркнула Рэйнбоу — Ясное дело, что я его почищу. Ей, парень, подходи сюда! Сейчас мы будем устраивать стирку. -
— Может, мне лучше снять его? — осторожно предложил я.

— Нет, так, пожалуй, будет даже лучше — ответила она, кинув на меня оценивающий взгляд. Я безропотно подчинился.

Рэйнбоу схватила с лужайки шланг для полива цветов и без лишних слов направила форсунку в мою сторону, выжав рычаг подачи воды до упора. Второй раз меня окатывали из шланга, но если в первый раз это происходило очень аккуратно и даже немного нежно, то сейчас я почувстовал себя точь-в-точь как Рэмбо, когда того привели в полицейский участок и решили искупать: мощная струя воды немилосердно хлестала меня по всему телу, от ударов которой меня не спасала даже жёсткая ткань плаща. Я ужом вертелся на месте, стараясь укрыть от ледяного душа особо нежные места моего тела, но каждый раз терпел сокрушительное фиаско, а пегаска сквозь зубы ругалась из-за того, что связалась с таким неженкой, как я. Когда поток воды ударил меня по внутренней стороне бедра, я чуть не потерял было самообладание и не удрал прочь, но к этому моменту экзекуция оказалась завершена. Рэйнбоу бросила шланг и скомандовала:

— А теперь стой смирно, сейчас будет процедура сушки — и с этими словами полетела вокруг меня кругами, создавая уже знакомый мне вихрь. Скоро он стал таким сильным, что стал рвать с меня одежду, но пегаска прекрасно умела контролировать погодные явления, и я с трудом, но удерживался на месте. Через минуту вихрь рассеялся, а плащ на мне стал абсолютно сухим; правда, выглядел он теперь не как предмет одежды, а как бесформенный мешок для картофеля. Стянув его с меня, Рэйнбоу взмыла в небо. Набрав высоту, она затормозила и помахала нам с Омелой копытом: — Пока, Омела! Спасибо за сидр! Пока, парень-сыщик, приятно было познакомиться! — и унеслась прочь. Тут я понял, что мне уже тоже пора возвращаться. Я попрощался с Омелой и отправился к Дарку.

Небо уже начало темнеть, наступал вечер, когда я добрался до дома. Встретив меня, Дарк заявил, что сумел наладить аппаратуру связи, и с минуты на минуту должен должен состояться контакт с моим миром. Я прошёл в комнату, где стоял прибор. Он представлял собой причедливую смесь технологии и двух магий: человеческой и эквестрийской. Дарк объяснил мне, что столь сложная конструкция необходима для создания устойчивого сигнала между мирами, и она должны включать в себя артефакты из каждого.

Я выжал клавишу приёма и стал ждать. Примерно через пятнадцать минут дисплей устройства подёрнулся рябью помех, и на нём появилось усталое, осунувшееся лицо нашего научного руководителя.

— Олег Григорьевич, здравствуйте! -
— Здравствуйте. Могу ли я поговорить с Константином Гордеевым? -
— Это я, профессор. -
— Ах да, меня предупреждали о вашем теле прикрытия... Так... Я должен убедиться в том, что это вы. Вы помните кодовый пароль? -
Я назвал несколько цифр.

— Отлично, всё в порядке. Константин, у нас возникли... — он помолчал, подбирая слова — Возникли большие проблемы. Я не должен о них рассказывать, но так как они касаются непосредственно вас, я считаю себя обязанным вас предупредить. Из наших запасников кто-то украл образец умклайдета, и скопировал программу запуска процесса пробоя. Это случилось ровно неделю назад, а обнаружилось всё после плановой проверки. Наш сервер заразили вирусом, и он не передал сигнал об атаке на компьютер управления. Я говорил со своим коллегой из лаборатории волн, и он сказал мне, что тогда же из их тестового отдела пропал прототип установки Объект 809. Я понятия не имею, что это за установка, но, полагаю, что ты теоретически можешь знать. Ты ведь работал в этом отделе, верно? -
Конечно, я знал, что это за установка. Я лично занимался вычислением необходимых волновых характеристик для её работы, и теперь совершенно ясно, каким образом преступник смог так долго скрываться от отрядов гвардейцев. Я утвердительно кивнул профессору.

— Хорошо, Константин. Вернуться вы можете, просто встав на то же место, откуда вы пришли. Автоматика всё сделает сама. Удачи вам, и будьте осторожны! -
— Спасибо, профессор — сказал я, и он отключился.

Что ж, теперь всё стало на свои места, однако я по-прежнему не знал, где искать преступника. Даже с помощью специального сканера искать его было трудной задачей — излучение прибора, которое и должен был фиксировать сканер, действовало на расстоянии пары десятков метров, и для его идентификации необходимо приблизиться не далее этого расстояния. В общем, ситуация была по-прежнему паскудная.

В комнату вошёл Дарк:

— Константин, меня срочно вызывают в Кантерлот, случилось что-то очень неприятное. Я услышал часть разговора, вас тоже требуют назад? -
— Да, мне нужно возвращаться -
— Действие зелья превращения заканчивается через три часа. Я собрал ваш доспех в тележку, советую прямо сейчас отправиться к порталу. Как только произойдёт превращение, переодевайтесь и отправляйтесь. Удачи. -
— И тебе удачи, Дарк. -
Снаружи меня действительно ждала небольшая двухколёсная тележка, и, впрягшись в неё, я покатил в сторону Вечнодикого леса. Через час я уже был под сенью его деревьев, и когда, по моим прикидкам, я прошёл половину пути до портала, я распрягся и стал вскрывать ящики с деталями костюма. Сложив их в том порядке, в котором я буду их надевать, я сел на землю и стал ждать трансформации. Время тянулось жутко медленно. Вдруг в какой-то момент поймал себя на том, что всю дорогу думаю о Рэйнбоу Дэш: я вспоминал её стройную спортивную фигуру, голубую шкурку, под которой видно движение тренированных мышц, её мощные, большие крылья... Что-то меня в ней зацепило, я никак не мог понять, что именно, и постоянно прокручивал в голове все детали нашей встречи. Но в этот момент началась трансформация, и все мои мысли мгновенно испарились. Задние ноги начали удлиняться, а передние, наоборот, укорачивались, из уплощающихся копыт прорастали пальцы, а шерсть словно втягивалась в кожу, а то, что творилось внутри меня, словами описать невозможно. Через минуту я обнаружил себя лежащим голым в густой траве. С трудом приподнявшись, я попытался сесть, а затем встать. К моему удивлению, это получилось почти сразу, и я с удовольствием прошёлся взад-вперёд по поляне, наслаждаясь ощущением собственного тела. Наскоро одевшись в костюм, быстро проверил его системы — двигатели работали исправно, а вот шлем так и не включился, и я его повесил за спину. Определив, в какой стороне находится портал, я двинулся к нему. На ум снова пришла Рэйнбоу. Что же в ней такого необычного... Я раз за разом восстанавливал в голове её образ: большие фиолетовые глаза, изящное спортивное тело, мощные крылья, покрытые длинным оперением... Оперение... Её перья...

Внезапно меня осенило. Я откинул крышку контейнера для образцов и стал рыться в собранных мною ещё в первый день предметах. Наконец, я нашёл то, что искал: длинное и широкое перо голубого цвета. Его я нашёл рядом с заброшенным домом, и заинтересовало оно меня тем, что не было похоже на птичье. Сейчас я с уверенностью мог сказать, что оно пегасье — ещё в кафе я хорошо рассмотрел крылья Рэйнбоу. Однако оно явно было не её – хоть его окрас был и голубой, но оттенок был ближе к пепельному. Положив перо обратно в контейнер, я быстрым шагом двинулся к заброшенному дому. Надеюсь, Мэй ещё жива.

Тихо выйдя к развалинам, я спрятался в кустах и начал осматривать кроны окружающих деревьев, и через несколько минут обнаружил то, что искал – длинный чёрный кабаль шёл по одному из стволов и, змеясь, тянулся до одной из стен, где внезапно обрывался. Я-то знал, что он не обрезан, а просто на том месте проходит граница поля искажений, но обычный человек ничего бы не заподозрил. Я подобрался к проводу и аккуратно перерезал его алмазным клинком. Через несколько минут прибор перегреется, и поле пропадёт. А пока оно действует, нужно хорошо подготовиться. Из одного отделения разгрузки я вытащил несколько деталей, из которых за несколько секунд собрал ПП-2000. Старьё, говорите? Старьё, старьё. Правда, над которым немного поработал я и знакомый студент из института Грязева. Теперь машинка могла кушать патроны с подкалиберными игольчатыми пулями, навылет прошибающими бронированные кевларовые бронежилеты старых образцов. Нацепив на пистолет-пулемёт тактический фонарик, я приготовился к бою. Вскоре вокруг дома задрожал воздух, а уже через секунду на его крыше заблестела совершенно инородного вида металлическая антенна, до этого скрытая искажениями. Отработанным движением дослав патрон, я побежал к дому. Добравшись до входа, я застыл, прижавшись к стене, и прислушался. Ни звука. С минуту подождав, я, пригнувшись, вошёл в дом. Крутанувшись вокруг своей оси в большой комнате, в которую открывалась входная дверь, я заметил прикреплённый к потолку металлический ящик Объекта 809. Когда он работает, то испускает волны, воздействующие на мозг и создающие в голове нужную визуальную иллюзию, а также заставляющие человека чувствовать беспокойство и дискомфорт; сейчас же, когда я повредил систему охлаждения, вся система вышла из строя. Я бы ещё в первый день догадался, в чём дело, но списал лёгкую головную боль на акклиматизацию и резкую смену обстановки. Потом я поднялся на второй этаж, изо всех сил стараясь не шуметь, но подгнившие ступени периодически отчаянно скрипели. Обследовав все комнаты и никого не обнаружив, я снова спустился вниз.

После непродолжительных поисков я обнаружил на кухне в полу большой люк. Его явно недавно поднимали – петли были смазаны, пазы блестели металлом. Взявшись за кольцо на крышке, я поднял её и шагнул во влажную темноту подвала. В нос ударил тяжёлый запах гниения, и я пожалел, что снял шлем – хоть он бы и не помог мне с тактической точки зрения, но зато у него были воздушные фильтры. Осторожно ступая по скрипучей лестнице, я тщательно ощупывал пространство светом тактического фонаря. Подвал выглядел совершенно пустым, за исключением хлама, в изобилии усыпавшим пол. Посветив в дальний угол, я увидел там какую-то тёмную груду. Подойдя ближе и стараясь дышать через рот, я увидел, что это пони-пегас, неподвижно лежащий на холодном земляном полу. Бледное световое пятно выхватило из темноты кьютимарку – катушка ниток, пронзённая иглой. Похоже, я наконец-то нашёл Мэй Флауэр.

Сначала я решил, что она мертва, но, когда я посветил ей в мордочку, она дёрнулась и открыла глаза. Увидев меня, она забилась в ужасе и прохрипела:

— Нет, пожалуйста, нет! Не надо! Не надо! Я больше не могу…- тут её глаза закатились, и она затихла. Ей бока едва заметно вздымались — похоже, она сильно истощена, и не выдерживает даже слабых нагрузок. Попытавшись её поднять, я увидел, что её ноги прикованы к большому железному кольцу, вмурованному в пол. Перерезав цепи газовым резаком, вделанном в запястье костюма, я осторожно понёс пони наружу. Положив её в центр комнаты, я смог её тщательно рассмотреть: она была жутко худой; места, находившиеся под железными обручами оков, в язвах; серо-голубая шкурка покрыта грязью и чем-то таким, о чём мне и думать не хотелось; вся пони была покрыта ссадинами и следами побоев, крылья были неестественно вывернуты, а некогда белая грива была измазана чем-то разноцветным. Я долго глядел на неё, чувствуя, как внутри меня просыпается невероятная, жгучая ненависть к отморозку, способному так поступить с прекрасным, беззащитным существом, не способным оказать ни малейшего сопротивления. Но главное сейчас – спасти Мэй. Что же мне с ней делать? Я не могу явиться в Понивилль в таком виде, тем более что Дарк отправился в Кантерлот. Я совершенно не знаю, где ей могут помочь. Единственный вариант – взять её с собой, но неизвестно, что с ней произойдёт при переходе.

Мои сомнения развеял громкий щелчок. “Твою…” – успел я подумать, уходя в перекат, и над моей головой пронесся рой плазменных разрядов. Этот щелчок я бы ни с чем не спутал – характерный звук удара разрядника о соленоид, когда кто-то переводит “Карташ” в боевой режим. Я видел, что творит с металлом сгусток энергии, выступающий в качестве поражающего элемента этого оружия, и крайне не хотел, что бы парочка таких “пулек” прилетела мне в спину. Я выхватил ПП и дал короткую очередь в сторону, откуда вёлся огонь. Мгновенно стену, за которой я прятался, разнесло вдребезги. Я вскочил и сжался за другой, про себя считая выстрелы. Похоже, мой противник не знал о нерешённой проблеме перегрева, и лупил без перерыва. Через десять секунд шквального огня “Карташ” наконец заткнулся, и я высунулся из-за укрытия, целясь из ПП. В перекрестье коллиматора возникла фигура, закованная в броник спецназа двадцатилетней давности. Я навёл прицел прямо в центр широкой груди, и вдавил спусковой крючок. Бронированный схватился за живот и упал в траву. Я метнулся к Мэй, схватил её в охапку и помчался в сторону портала – не факт, что я его убил. Ранил точно, но не знаю, насколько сильно. На секунду обернувшись, я дал очередь по ящику излучателя, тут же рассыпавшемуся разноцветными платами. Хлопнул взорвавшийся аккумулятор. Я бросил опустевший пистолет-пулемёт и продолжил бежать — любой момент мой визави может встать и продолжить попытки пристрелить меня, тем более что “Карташ” остывает довольно быстро. Как только я успел об этом подумать, меня в спину и плечо что-то толкнуло. Из повреждённых систем пневматики со свистом вышел сжатый воздух, какой-то пробитый кабель сыпанул искрами. Чудом удержавшись на ногах, я с громадным трудом побрёл к полянке, на которой я появился в Эквестрии – помимо довольно тяжёлой пони, мне пришло тащить на себе несколько десятков килограмм механического мусора, в которой превратился мой костюм.

— А ну стой, яйцеголовый! – глухо донеслось из-под противогазной маски стрелка. – Я сейчас сменю аккумулятор, и ты превратишься в горелый омлет, козлина! –

Я не ответил. Нельзя сбивать дыхание. Поляна уже близко. Нужно успеть.

— И куда ты собрался, а? Думаешь от меня в чистом поле сховаться? – захохотал он. – Я за то, что броник мне испоганил, на кусочки тебя порежу! Не, лучше я пришью задницу этого осла к твоей пасти, ты у меня дерьмо его жрать будешь, сука! Экспириенс-артхаус, бляха! –

Шаг. Ещё шаг.

За спиной послышался хруст перезаряжаемого аккумулятора.

Знакомый щелчок.

Шаг. Остался последний. Ботинок наступает на край поляны; вокруг начинают метаться зеленоватые сполохи.

Вспышка.

Рой плазменных разрядов прошил пустое пространство, в котором мгновение назад находился человек в разбитом дымящемся экзокостюме, спиной прикрывающего лежащего у него на руках пегаса, и с треском разорвались где-то далеко в поле.