Автор рисунка: aJVL
Любовь к полётам. Чувства вспыхнули

Визит в Клаудсдейл

Что сказать в заметке к главе.... Ранее в данной главе было немало досадных ошибок-опечаток разного плана, пропусков некоторых слов, которые ускользнули от моего взора, довожу это до уважаемых читателей и прошу извинить за это у тех, кто читал главу в таком виде и мучился с опечатками и прочими изъянами текста, теперь это исправлено.

Бирюзовый пегас явился на встречу вовремя, буквально минуту в минуту. Его уже ждали. Сегодня они с Рэйнбоу Дэш вновь встречались, она предложила немного потренировать его, и Рэй поддался её настойчивыми предложениями и обещаниями, что она за несколько тренировок сделает из него, далеко не самого быстрого летуна, мастера полёта, и поможет овладеть своими крыльями в совершенстве. Но это было далеко не единственной целью их встречи.

— Не опоздал, — заметила кобылка, поднимаясь с облака, на котором она провела ожидание.

— Ага. Привет, Дэш.

— Привет. Ну, что, готов начинать?

— Конечно, — кивнул Рэй.

— Отлично, начнём с самого элементарного, — деловито объявила пегаска, нацепив на голову кепку, какую носят спортивные тренеры, ранее он заметил в её копытах секундомер, Дэш подошла к тренировкам серьёзно.

— Первое задание для тебя будет пролететь стометровку а максимально быстрое время. Я уже успела подготовить для тебя тестовый участок. Вон, то маленькое облако, — Рэйнбоу развернулась, порхая в воздухе, указав копытом на небольшой белый комочек в отдалении, — обозначает стометровку. Сейчас я посмотрю, как ты её преодолеешь.

Пегаска взяла в копыто висевший на шее секундомер.

— Приготовься, — громко, по-командирски произнесла она, и почти сразу же начала отсчёт: — на старт, внимание. Марш!

При слове «марш» пегас с громких хлопком крыльев сорвался с места и стремглав понёсся ко второму кусочку облака. Дэш же засекла время на секундомере и внимательно следила за полетом. Когда бирюзовый пегас достиг установленного ею кусочка облака, она остановила время, Рэй затормозил и вернулся к ней.

— Ну, как? — подлетев, спросил он.

— Нормально, — удовлетворённо ответила пегаска, — я, конечно, могу куда быстрее. Продолжим! – Рэйнбоу полетела на новое место, ведя за собой Рэя.

— Эй, ну и много у тебя для меня этих испытаний, а? — окликнул он её, летя следом.

— Предостаточно, самых разных. Поверь, не заскучаешь!

По взгляду и ухмылке гораздой на выдумки пегаски было видно, что она явно приготовила для своего друга что-то особенное на лётных тренеровках.

Когда они прибыли на новое место, издали казавшееся группой облаков, висевшей чуть поодаль от Понивилля, оказалось, что это являлось не простым скопищем облаков, словно погодные пегасы позабыли их убрать, а строго выверенной постройкой с определённым предназначением.

— Я так понимаю, я буду летать через это? – осмотревшись, спросил Рэй

— Да, но чуть позже. После кое-каких проверок на скорость.

Начались довольно однообразные, с плавным повышением уровня сложности, задания, которые задавала радужная пегаска: то полёты по кругу на время, то залёт на более продолжительное расстояние, тоже на время. По завершению их Рэй спросил у Дэш:

— Ну как? Убедилась, что я вполне прилично летаю? Как тебе мои результаты? Устраивают?

— Далеко не рекордные, но в целом приемлемо. А теперь я посмотрю, как у тебя с манёвренность.

Рэйнбоу Дэш придумала что-то более интересное, и ознакомила Рэя с этим:

— Теперь новое задание: продемонстрируй мне бочку с выполнением трёх последовательных переворотов по часовой стрелке. Если ты хорошо знаешь теорию полёта, то выполнишь это без проблем.

Кивнув, Рэй полетел, набрал скорость, и на лету троекратно повернулся вокруг себя, сохраняя направление полёта. Это и называлось «бочкой».

Обернувшись, он увидел, что Дэш догнала его.

— Сойдёт, — с некоторым пренебрежением произнесла пегаска, которая, конечно, сделала это получше. — А теперь продемонстрируй управляемый штопор, с переворотами вокруг своей оси, и выходом с растянутой не законченной мёртвой петлёй. Наблюдай, как это делаю я!

Лихая пегаска рванула вниз, сложила крылья, и стала падать, при этом вращаясь по часовой стрелке. Она всё наращивала скорость, и недалеко от земли вновь пустила в ход крылья, и полетела горизонтально, а затем взмыла вверх. Сделав полукруг, Рэйнбоу вернулась на исходную позицию.

— Давай, — бросила она, — теперь ты. В твоих интересах сделать всё правильно, в противном случае ты разобьёшься в лепёшку! – пони насмешливо усмехнулась.

Рэй с некоторой опаской посмотрел вниз, на землю: слова Дэш не обрадовали его. Но отступать было некуда.

— Ну, я пошел, — произнёс он.

— Давай уже! — нетерпеливо махнула копытом Дэш в сторону земли.

Жеребец понёсся вниз а радужногривая пони наблюдала за ним. Сложив крылья, он стал вращаться, и, наращивая скорость, нёсся вниз, навстречу земле. Ветер свистел в ушах, уголки рта начали оттягиваться в стороны, а глаза – слезиться, что было не только неудобно, но и создавало опасность. Рэй на своей шкуре понял, почему пегасы не брезгают таким дополнительным оборудованием, как очки. Совершив пять оборотов, он как и полагалось, пустил крылья в дело, чтобы избежать губительного столкновения с землёй. Пегас быстро увеличил угол атаки, вновь поднялся вверх и вернулся обратно к Рэйнбоу Дэш, встретившей его довольной улыбкой.

— Хорошо, — кратко поощрила его та.

— Правда?..

— Ну да, ты хорошо с этим справился! – она похлопала Рэя копытом по плечу. – Я думаю, что уделяй ты больше внимания тренировкам, то мог бы, например, тоже подойти для обучения у Вондерболтс.

Рэй улыбнулся скромной улыбкой и поблагодарив:

— Спасибо, Дэш. Ну, если даже ты так считаешь… Кстати, что теперь?

— Я думаю, — кобылка задумалась, — думаю… теперь, перейдём к преодолению полосы препятствий.

Пегасы подлетели к скопищу облаков.

— Давай, преодолей, я посмотрю, как ты справишься с моей полосой препятствий, — пегаска обернулась к Рэю. — А я замерю твоё время.

Она щёлкнула секундомером, обнуляя показатели. Молодой жеребец выдвинулся на исходную позицию.

— Готов? На старт! Внимание! Марш! — скомандовала Рэйнбоу Дэш, и одновременно с тем, как Рэй стартовал, щёлкнула кнопкой секундомера.

Пегас без особых проблем преодолел полосу препятствий, включавшую в себя преграды из облаков, и Рэйнбоу сочла его время «неплохим».

— Хорошо, это была полоса препятствий лишь первого уровня сложности. Теперь посмотрю, как ты пройдёшь полосу препятствий второго уровня сложности, — сообщила Рэйнбоу Дэш, и принялась перестраивать конструкцию из облаков. Повозившись как следует, она поменяла структуру, выстроила из облаков новую полосу препятствий, несколько более сложную, чем первая, и пригласила бирюзового пегаса к её прохождению.

Пролететь её, пусть и не с рекордными результатами, Рэю не составило труда. Он хорошо, пусть и слегка замедляясь, уклонялся от столкновения с перегородками из облаков.

— Неплохо. Для того, кто променял свои крылья на летающую железку, — ухмыльнулась Рэйнбоу Дэш, считав время с секундомера.

Слегка улыбнувшись этой подколке в свою сторону, Рэй ничуть не обиделся, лишь закатил глаза, едва заметно помотав головой из стороны в сторону. За то недолгое время, что он был знаком с этой кобылкой, он уже знал её манеру подшучивать над другими пони, и порой вести себя несколько бестактно.

Возможно, дальше бы последовала «полоса препятствий третьего уровня сложности», и четвёртого, и так далее, но Рэй после прохождения второй по счёту полосы и получения скупого одобрения имел неосторожность высказать лишнее.

— Ну, это было довольно таки легко, — спокойно ответил он. — Что дальше по нашей программе тренировок?

— Просто? Значит, для тебя это было совсем просто? – Дэш вспорхнула в воздух и подлетела к Рэю вплотную, коварно улыбаясь, пристально смотря ему в глаза. – Вижу, ты крутой, да? Ты, небось, круче меня себя считаешь, да? – Дэш легонько шлёпнула пегаса копытом в грудь, от чего тот даже слегка отпрянул, удивлённо глядя на кобылку.

— Э-э, вообще-то, я не утверждаю этого, — спокойно ответил Рэй.

— Но ты ведь в душе считаешь так, верно ведь? — снова подалась вперёд Дэш. – Свои крылья уже не катят, когда есть эти здоровенные и мощные летающие машины, а?

Рэй, подбирая слова для ответа, думал и не мог понять: Рэйнбоу Дэш всё ещё шутит и дурачится, иди же всерьёз? Судя по её ухмылке, она опять просто подкалывает его, будто подражает капитану Вондерболтс, Спитфайр, и её манере общаться со своими курсантами, на которую Дэш насмотрелась, когда училась в академии.

— Что же, если это для тебя так просто, давай я тебе устрою испытание. По-настоящему сложное, что скажешь? — предложила пегаска, лукаво улыбнувшись.

— Ну… И что же оно будет из себя представлять?

— Смотри же!

Кобылка взмыла вверх и оторвала кусок от облака, парящего там. Пони вновь пошла на снижение и, зависнув на месте, разорвала кусок облака на два поменьше. «Будет тебе настоящее испытание» — приговаривала она, смотря на наблюдавшего за ней Рэя, потерая кусочки друг о друга от чего они почернели и обратились в настоящие грозовые тучки. Оставив их, Рэйнбоу Дэш вновь полетела, схватила кусок облака и, зарядив облако трением, перенесла к первым двум. Пегаска раз за разом летала, набирая облачной материи, делала из неё грозовые облака и переносила их на место, где что-то мастерила из них. Так продолжалось минут десять, Рэйнбоу Дэш «собирала материалы», и после этого ещё минут пять копалась с облаками и перестраивала полосу препятствий, перемещая их, теребя, придавая форму, а также заставляла выпускать молнии небольшого размера, и задавала направление молний.

Когда, наконец, слегка запыхавшаяся кобылка вернулась, Рэй поинтересовался:

— И что же это такое ты сделала?

Рэйнбоу прищурилась, оскалила зубы в коварной улыбке и ответила столь же коварным тоном:

— Я называю это… воздушная полоса препятствий особой сложности!

Одновременно с тем, как она завершила фразу, сверкнула вспышка молнии, и громыхнул гром, придав происходящему зловещее напряжение.

Рэй выглянул из-за кобылки, и стал рассматривать её сооружение, в которое она перестроила успешно пройденную им прежнюю полосу препятствий. Теперь в ней произошли кардинальные изменения. Летунья понастроила из грозовых облачков причудливую конструкцию, методично сверкающую молниями, причём каждый участок бил молниями со своей особой частотой. Рэй, пожалуй, удивился бы, как Дэш смогла заставить эти грозовые облака вести себя так скоординировано и согласованно, если бы не ужаснулся от вида того, что ему предстояло пройти:

— Что? Я должен преодолеть эту полосу… пыток молниями?! — поежившись, воскликнул молодой пегас.

— Струсил? — с ехидной ухмылкой кивнула ему кобылка. – Ладно, смотри тогда, как это сделаю я!

Рэйнбоу Дэш развернулась. Пригнувшись на всех четырёх ногах, она напряглась, словно тетива лука, готовая к спуску стрелы, и стартовала с облака, обдув Рэя потоками воздуха от мощного взмаха крыльев, заставившими его гриву встрепенуться от них, и стремительно понеслась вперёд. Минуя молнии, которые извергали из себя, стремясь ужалить ими пролетающую пони, грозовые тучи, она быстро, едва ли не в мгновение, миновала первую часть полосы препятствий и перешла ко второй, значительно более сложной, похожей по форме на какой-то туннель, стенки которого яростно сверкали. Спиралью пролетев по нему, летунья ринулась вперёд, где облака были наверху, и последовательно, с первое по последнее, сверкали молниями одно за другим, прямо за спиной у Дэш, которая в мгновение ока вырвалась из туннеля. А дальше её ждал участок, где из чёрных стенок по бокам: и слева и справа, в совершенно хаотическом, как казалось, порядке, наружу били молнии, но пегаска с невероятной ловкостью уклонялась от них и летела дальше, лавируя меж электрический разрядов, которые били вертикально, горизонтально, по диагонали, по одиночке и группами, а также последовательно, по два-три разряда из одного облака, но ни одна молния так и не попала в кобылку.

С лёгкостью пролетев всю полосу препятствий, пони развернулась, бойко глянув на наблюдавшего за ней Рэя, и вернулась обратно. Самодовольно улыбаясь, она кивнула поражённому жеребцу:

— Тебе нужно повторить это. Я преодолеваю её за пятнадцать секунд. Но для тебя я установлю время в тридцать секунд. Всё-таки, по лётному мастерству тебе далеко до меня, как до Эпплузы. Уложишься в это время – и будем считать, что ты справился. Или ты боишься, а?

Пегас перевёл взгляд с Рэйнбоу Дэш, что ехидно улыбалась, предвкушая веселье, на её «полосу препятствий особой сложности», сверкающую молниями с сопровождающим их ритмичным громыханием, и сглотнул.

— Хорошо, я попробую пройти эту твою полосу препятствий, — вновь посмотрев на кобылку, согласился он, но слова эти не звучали уверенно, Рэй не только совершенно не был уверен, что он справится с этим испытанием, но опасался с треском провалить его, и это было заметно.

— Тогда чего мы ждём? Приготовься! – Дэш щёлкнула секундомером.

Пегас встал на исходную позицию, ожидая команды для старта.

— На старт, — произнесла Рэйнбоу Дэш. — Внимание! — сделав заметную паузу. — Марш!- наконец, скомандовала пони, позволив своему подопечному рвануть вперёд, и начала отсчёт времени на секундомере.

Рэй долетел до начала грозовых облаков. Тем временем Дэш полетела к концу облачно конструкции, чтобы ждать там жеребца.

Испытуемый смог преодолеть часть полосы препятствий. Летя по испытательной полосе в размеренном темпе, он уклонялся от молний, и до поры до времени продвигался весьма успешно. Но, в конце концов, Рэю не повезло, в один момент его всё же ужалила молния. Пегас вскрикнул от чувствительного удара электрическим разрядом, на мгновение у него в судороге свело все мышцы в теле. Опомнившись, Рэй полетел дальше, оглядываясь по сторонам, но через некоторое время получил молнией по крупу. «О-ой!»- вскрикнул темногривый жеребец. Удар молнией заставил его лететь ещё быстрее, подогнав, как удар кнутом. Тут ему в голову пришла идея: просто побыстрее пролететь через грозовые облака, уложиться во время, лишь бы закончить это. Не лучшая идея. И Рэй просто полетел напролом. Он стал одну за другой ловить молнии. «Ой!», «ай!», «оу!», «ох!», «ах!», «ау!», «ау!», «ай», «ой» — доносилось до Рэйнбоу из облаков каждый раз, когда в пегаса попадала очередная молния.

Наконец, пегас вылетел с другой стороны. Он подлетел к кобылке. Она хохотала во всё горло, пока наблюдая за ним.

Приземлившись рядом с голубой пегаской, Рэй, покачивающийся и немного дымящийся, со вставшими дыбом волосами на гриве и хвосте – казалось, что даже лёгкий толчок уронит его, простонал заплетающимся языком:

— Ну как там… я это… уложился… во времени?

— Видел бы ты себя! — звонко возгласила Дэш, рухнув на облако и принялась кататься, заливаясь смехом.

Посмеявшись ещё немного, исступлённо стуча копытом по облаку, она отдышалась, посмотрела на секундомер, и ответила:

— Да, во время ты уложился.

— Это хорошо, — потряс пару раз головой ещё покачивающийся из стороны в сторону жеребец.

— Но это прохождение не засчитывается.

Рэй встряхнул головой, приводя себя в чувства, издав «бр-р-р-р», и начал спорить:

— Что?! Как?! Я же уложился во время!

— Да, во время ты уложился, — сухо согласилась кобылка, — но ты поймал много молний! Это никуда не годится.

— Дэш, но ты ничего не говорила про это!

— А почему это я должна говорить об этом? Это и так обязательное условие, не получить ни одного попадания молнии. Будешь пытаться снова или как?

Рэй нахмурился — он вовсе не хотел повторять не самую приятную процедуру. Мысль о том, сколько раз он будет пытаться пройти это грозовое испытание, подталкивала отказаться от дальнейших попыток. Получать новые удары молний совсем не хотелось. Но промелькнула и другая мысль. Признавать поражение, сдаваться и отступать прямо перед не знающей страха Рэйнбоу Дэш хотелось ещё меньше. Рэй не хотел, чтобы она увидела его таким, не умеющим преодолевать трудности, и готовым отступить переем первым же серьёзным препятствием.

— Ладно, я попробую снова, — неохотно согласился он.

Рэйнбоу Дэш махнула копытом в сторону полосы препятствий:

— Давай. И помни: ты – не Тандерлейн, чтобы летать через грозовые тучи, не боясь молний.

— Танд-кто?

— Тандерлейн, это один пегас из Понивилля, тоже работает в нашем погодном патруле. Ему совершенно нипочём молнии. В отличие от тебя, — ухмыльнулась она, глядя на Рэя.

— Ладно, я попробую ещё, — проворчал бирюзовый пегас. — Он подумал, и произнёс: — Но, я должен для начала немного изучить эту полосу препятствий.

— Изучай на здоровье, сколько хочешь, — небрежно отмахнулась Рэйнбоу Дэш, — если это тебе поможет. В чём я сильно сомневаюсь!

Жеребец вернулся к творению радужной кобылки и стал его рассматривать. Он неспешно летел вдоль извергающих из себя молнии конструкции и наблюдал за тем, с какой частотой это происходит у каждого облака. У него в голове зародилась одна идея. Рэй ещё со школы отличался сообразительностью и внимательностью. Позже, это помогло ему поступить на новую работу в отделе авиации, на которую не прошли многие другие пони, где он и достиг успехов. И сейчас он решил подойти к поставленной задаче по-другому. Пегаска тем временем вернулась на исходную позицию. Глядя на Рэя, познающего тонкости построения полос препятствий из грозовых облаков, она усмехалась, покачивая головой. Присев на облако, она стала ждать, мотая хвостом туда-сюда. Ей не верилось, что он Рэй, весьма неважный при взгляде с её высоты летун, сможет вообще когда-либо осилить ту задачу. Наконец, жеребец, наконец, подлетел к ней, Дэш хитро бросила ему:

— Ну что, насмотрелся? Готов к новой попытке?

Рэй выглядел вполне спокойно и сосредоточенно, кажется, у пегаса созрел чёткий план действий.

— Да, готов.

Дэш без промедления начала отсчёт и по команде «марш» жеребец решительно ринулся вперёд. Рэйнбоу Дэш полетела параллельно ему, чтобы со стороны понаблюдать за тем, как он будет преодолевать препятствия. Рэй уверенно преодолел начальную часть полосы, и полетел через второй участок. Что удивительно, он смог запомнить, с какой частотой облака бьют молниями, и заранее знал, в какой момент какое из них выстрелит и куда уклоняться. Разве что, это вынуждало его лететь не очень быстро. Пегас успешно преодолел пару участков с подвохом, где молний били с обеих сторон, пролететь там можно было, только сложив налету крылья, через очень узкое пространство. А за далее ожидало место, где десять стоящих подряд грозовых облачков через одно били молниями. Здесь Рэй сильно замедлился — он осторожно перелетал от одного облака к другому, а его блокировали спереди и сзади пламенные вспышки а на новом участке разразился настоящий тартар. Но молодой пегас вошел в азарт, поверив в себя и уже нигде не оплошал – лишь раз его хвост чуть было не зацепила электрический разряд, но пегас, уже испытавший на себе, как это малоприятно, успел убрать его.

Юный пегас финишировал. Он искренне надеялся, что на сей раз он справился и был доволен собой, что выполнил второе обязательное условие.

— Хорошо, — похвалила его Рэйнбоу Дэш, когда они встретились у финиша, — ни разу не словил молнию. Но, увы, придётся тебя и расстроить: ты не уложился в отведённое время, — она показала секундомер. — Твоё время — тридцать шесть секунд. Я никак не могу зачесть тебе это. Продолжаем? — ухмыльнулась она.

Рэй, так надеявшийся, что он выполнил все условия, выглядел разочарованным. Кажется, он начинал потихоньку, выходить из себя, хотя и не показывал этого; но он собрался, и молчаливый с серьёзным видом вернулся на исходную позицию, ещё раз внимательно и сосредоточенно пересматривая конструкцию из туч. Вернувшись, он увидел: Дэш на этот раз не полетела с ним. Он увидел, как она подняла копыто вверх – это был знак приготовиться – и через три секунды махнула им. Рэй стартовал. Он летел меж бьющих молний быстрее и увереннее, чем в предыдущий раз, и ловко избегал попаданий, уходя то в одну, то в другую сторону. Дэш ждала его на том конце, внимательно следя за его полётом и отмечая что бирюзовый пегас держится намного увереннее, и похоже, что он уложится в отведённое время. Изучение всех деталей полосы препятствий дало положительный эффект. На двадцать седьмой секунде Рэй миновал последнее грозовое облако и вынырнул из бушующего тартара чёрных туч.

— Ну, как? Я уложился? – напряженно дыша, спросил он, приземлившись.

Рэйнбоу Дэш смотрела на результаты на секундомере, взгляд её выражал что-то новое, своего рода уважительное удивление. Ей не пришлось вновь огорчать пегаса плохими известиями.

— Да, ты вполне уложился по времени, — откликнулась кобылка, медленно переводя взгляд, в котором была заметна доля удивления, с пегаса на секундомер и обратно, — даже не верится. А вообще, ты молодчина, – лицо кобылки просияло улыбкой. Она подлетела, похлопав его по плечу. — Знаешь, мою полосу препятствий особой сложности вообще ещё никто из пегасов Понивилля, которым я устраивала тренировки, не мог пройти так быстро – всего лишь с третьей попытки. Некоторые вообще так и не смогли её пройти, — Рэй приоткрыл рот от удивления.

— Не может быть! Я не ожидал такого от себя. Неужели я способен на то, что не могут другие. Так, значит, это ты её придумала?

— Да, лично я! – пегаска с гордостью задрала голову. — Придумала и доработала для тренировок пегасов из Понивилля.

— Хех, надо же.

Почесав задумчиво затылок, Рэй обернулся на скопище чёрных туч.

— И я быстрее всех смог её пройти, даже не верится?

— Ну да. Не по времени, но по количеству затраченных попыток ты на первом месте. Скажи, как тебе это удалось?

— Ну, я подключил свой ум, — жеребец коснулся копытом виска, — и запомнил, как и когда бьют молнии.

— Вот как, значит, понятно. Хитро! А ты молодец, что не струсил и не отступил! Ты совсем не трус, ты показал это на деле! Наверно ты не смог бы работать на своей работе без этого качества!

Теперь голос пегаски звучал уважительно. Она вновь коснулась его плеча, одобрительно похлопав, это прикосновение было больше похоже даже на поглаживание.

— А казался таким неуклюжим поначалу. И ничего, приноровился, побыстрее многих!

Если бы Дэш только знала, кто был в родне у Рэя, пожалуй, это не удивляло бы её так сильно, но, о его родственниках ей предстояло узнать много позже.

Насмешливо улыбнувшись, Рэйнбоу Дэш добавила:

— Вот Тандерлейн дольше всех не мог её пройти. Глупый жеребец. Не мог взять в толк, как уклоняться от молний, ведь ему это было без надобности, он от природы нечувствителен к их ударам. Он каждый раз просто носился на пролом, даже не стараясь уклоняться!

Пегасы дружно посмеялись над этим, и Дэш, вновь вспорхнув, обратилась с дружелюбной улыбкой:

— Ладно, Рэй, я думаю, что хватит мне тебя мучить. На сегодня с тебя хватит. До меня и Вондерболтсов тебе, конечно, далеко по мастерству, но в целом ты вполне неплох, если постараешься. Потренируйся как следует и сгодишься на курсанта начальной группы, – улыбаясь, пегаска похлопала Рэя по плечу. – Так! Ладно, сейчас, я уберу весь этот беспорядок и полетим смотреть на выступление крутейших летунов Эквестрии.

Пегасочка занялась уборкой грозовых облаков, чтобы они не захламляли собой понивилльское небо, которое должно было быть чистым и ясным, а Рэй наблюдал за ней, как она интенсивно разгоняла тучи, словно бы разбивая их ударами задних копыт, с невероятной ловкостью и сноровкой, достигнуть которой ему самому не представлялось даже в мечтах.

— Ты хорошо управляешься с этими грозовыми облаками, — наблюдая за работой Дэш, сказал недавний испытуемый.

— Это в порядке вещей для меня.

— У меня вот по погодоуправлению была тройка. Честно говоря, управление погодой это определённо не моё, — вздохнул Рэй. – Когда я в Филлидельфии работал в нашей погодной службе, я там занимался дашь самыми простыми заданиями.

Управившись с грозовыми облаками, кобылка показала в сторону, где был Клаудсдейл:

— Погнали теперь на выступление Вондерболтс. Ты лети пока, я догоню, сгоняю домой за деньгами.

Даже не дождавшись ответа от Рэя, Дэш стрелой унеслась в Понивилль, и жеребцу ничего не оставалось, как последовать её указаниям. Он полетел к маячащему вдали облачному городу. Не прошло и минуты, как его догнала Рэйнбоу Дэш, успевшая слетать домой, забросить секундомер и вернуться, прихватив деньги.

— Эй, ты бывал уже в Клаудсдейле? – спросила она, поравнявшись с бирюзовым пегасом.

— Да, один раз. Это было давно, я был ещё жеребёнком. Как-нибудь я расскажу тебе эту историю.

— А на выступлениях Вондерболтс бывал?

— Э-э, нет, — неловко ответил Рэй, помотав головой.

Глядя на преобразившийся взгляд Рэйнбоу Дэш, с застывшим в нём удивлением и непониманием – как так, не видеть ни разу знаменитейшей группы, он спешно добавил:

— Как-то они выступали у нас, но я тогда не пошел… У меня тогда были другие интересы, — развёл копытами жеребец.

— В таком случае, приготовься увидеть одно из самых классных и захватывающих зрелищ, какого ты ещё не видел! – вознеся вверх копыто, возгласила пегаска.

— Я уже в предвкушении! – улыбнулся Рэй.

— Ты не пожалеешь об увиденном. Могу, кстати, показать тебе мой город, пока не началось выступление.

Клаудсдейл приближался, разрастаясь и становясь всё больше. Вскоре стало казаться, будто он занимает почти всё небо. Рэй испытывал волнение, перед разрастающемся пред ним исполинским облаком и чувствовалось волнение Рэйнбоу Дэш, которая достаточно давно не была в родном городе.

Но она быстро освоилась — годы детства, проведённые в нём, давали о себе знать; очень скоро пегаска почувствовала себя умиротворённо, как в родном доме, и это чувство передалось и её спутнику. Всё-таки они были на родине пегасов: все без исключения пегасы Эквестрии корнями из Клаудсдейла.

Рэй восторгался величием и красотой облачного города, с интересом слушал что рассказывала ему Рэйнбоу Дэш, ведя за собой под небесными сводами. Сначала забрели посмотреть на погодную фабрику, высокое мощное здание, главное предприятие Клаудсдейла, его неустанно работающее сердце, неразрывное связанное, со всей сущностью города и всеми жителями, которым оно давало работу и долг перед всей страной.

— Впечатляет, а? – бросила пегаска Рэю, с изумлением взирающему на гигантский многоэтажный цех со смежными корпусами и надстройками, каждая часть имела какую-то свою важную и незамениму. функцию. – Это то, на чём держится вся погода в Эквестрии! – не без гордости за родной город сказала она. – Серьёзно, без шуток говорю!

— Ну да, я в курсе, Клаудсдейл почти все облака создаёт для всех городов. А также радуги и прочих важные элементы климата. Что у вас ещё тут интересного есть?

Рэйнбоу Дэш посмотрела мимолётом на спутника и цокнула языком.

— Вижу и тут я тебя не особо удивила, всё то ты знаешь! Идём, весь Клаудсдейл ты всё равно знать лучше меня не можешь.

Она провела по главным улицам города, ознакомив гостя с достопримечательностями, с гордостью поведав небольшую историю про каждую из них, будь то старинный памятник или скульптура, или дом, где жила какая-нибудь знаменитая историческая личность, непременно отмеченный памятной табличкой.

Время пролетело незаметно за безмятежными прогулками по облачному городу и, в конце концов, копыта привели молодых пегасов к городскому стадиону, где среди собравшейся публики уже витало нетерпеливое предвкушение скорого выступление, самой знаменитой команды, Вондерболтс. Ради него Дэш и Рэй и прилетели сюда. Это была идея Рэйнбоу Дэш, но у неё поначалу не было планов лететь сюда вдвоём с Рэем. Она заранее знала о шоу Вондерболтс в Клаудсдейле и предполагала взять с собой Флаттершай, и лишь потом решила пригласить также и Рэя. Но в самый последний момент произошла неприятность. В день выступления Вайнона, собака Эпплджек, чем-то отравилась и заболела. Флаттершай по просьбе подруги взялась за её лечение, и ей пришлось остаться дома, занимаясь захворавшей пастушьей собакой. Так и вышло, что Дэш и её новый друг Рэй были здесь вдвоём.

— Так-так, до начала выступления остаётся всего ничего. Я пока куплю нам билеты, а ты слетай, купи нам что-нибудь поесть, вот, на, — Рэйнбоу, достав из маленькой седёльной сумочки несколько монет, дала их Рэю.

— Хорошо, — кивнул тот, направившись к лавочке, что стояла левее.

Рэйнбоу встала в очередь за билетами. Но она опять услышала мягкий доброжелательный голос с нотками извинений:

— Дэш, слушай, а что купить тебе?

Обернувшись, она увидела Рэя, с лёгким укором посмотрев на него.

— Да купи хоть что-нибудь, что угодно, — ворчливо вздохнула она, с явным недовольством, что её товарищ парится по таким пустякам и отвлекает её. – Хотя, погоди! – окликнула Дэш уж было собравшегося отлететь Рэя. – Купи-ка мне сладкую вату «взбитое облако». И попкорна. Солёного! И газированной воды стаканчик прихвати!

— Хорошо!

Кивнув, жеребец улетел обратно к ларьку, цепочка пони к которому успела удлиниться где-то на треть.

Очередь за билетами продвигалась быстро, и вскоре Рэйнбоу Дэш уже звякнула на кассе шестёркой золотых монеток и получила пару билетов на шоу, и, сжимая их во рту, направилась к входу в стадион.

Пегаска и не подозревала, что за ней уже длительное время следили три недоброжелательных взгляда.

— Эй, Рэйнбоу Крэш! – услышала она возглас, голос грубый и нахальный, который она не слышала уже очень давно.

— О, нет, только не вы опять, — едва слышно вздохнула пегасочка себе под нос.

Медленно повернув голову налево, она увидела, как на неё надвигаются три крупные фигуры.

— Давно тебя не было в Клаудсдейле. И что это ещё за хлюпик, которого ты сюда притащила? – бросил жеребец мощного телосложения.

— Никакой он не хлюпик! – бойко возразила Рэйнбоу Дэш, но это не только не произвело должного эффекта, но лишь рассмешило троих жеребцов: она забыла про билеты что держала, и те упали на облако.

Рэйнбоу спешно подняла их. Раздраженно взглянув на троицу задир, что ещё со школы докучали ей, она в мыслях с огорчением заключила для себя, что они нисколько не изменились. Того раза, когда они, видя её победу, извинились перед ней, и даже впервые назвали не неприятны прозвищем, а по имени, хватило ненадолго. Про случай на соревнованиях лучших юных летунов они, видимо, уже успешно позабыли.

Главной в этой троице был этот тёмно-коричневый пегас по имени Думбелл, с кьютимаркой в виде гантели. Он вечно подбивал своих дружков, командуя теми, как парой цепных собак к насмешкам и издёвкам над Дэш и Флаттершай, и они охотно подлаивали ему, когда нужно. Левее стоял один из них, светло-коричневый Хупс, не такой накачанный как Думбелл, но более высокий, и с такой же неопрятной растрепанной причёской, полностью скрывавшей глаза. Имя третьего дружка, слегка толстого и грузного, Дэш не помнила вовсе. Он определённо имел проблемы с умственным развитием, вплоть до того, что даже самое элементарное – прозвище своего объекта насмешек — и то вспоминал с трудом. Непонятно, как этот иссиня-серый жеребец вообще смог окончить школу, наверно благодаря деньгам родителей, или их влиятельности. Дэш слышала, будто у него кто-то из родственников занимает высокую должность на погодной фабрике.

Эта троица, вызывавшая у Рэйнбоу Дэш омерзение и отвращение одним своим видом, доставила ей и Флаттершай немало неприятностей. Особенно, конечно, доставалось застенчивой и робкой Флаттершай, из-за её ранимости — она очень тяжело переносила их насмешки, но, пожалуй, если бы не лучшая подруга, Рэйнбоу Дэш, всегда заступавшаяся за неё, ей бы пришлось куда тяжелее.

— Что вам нужно? – холодно произнесла Рэйнбоу.

— Да так, просто пообщаться захотели, мы ведь так давно с тобой не виделись, — гадко ухмыляясь, сказал Думбелл. – Женишка, гляжу, нашла?

Ему подыграл Хупс:

— Странный у тебя вкус, Рэйнбоу Крэш. Откуда хоть ты его такого притащила, этого хлюпика?

— Он мне не жених, мы просто друзья! – бойко возразила, грозно подняв крылья, кобылка.

— Всего лишь просто друг? А-а, значит, вы ещё даже не чмокнулись ещё ни разу?

Трое задир разразились гадким смехом.

Щурясь, Рэйнбоу Дэш переводила раздраженный взгляд с одного на другого, мысленно подбирая слова, которыми она одержит верх в этой словесной дуэли над своими старыми недоброжелателями.

Вновь заговорил Думбелл, стараясь посильнее уязвить самолюбие пегаски:

— Значит, он тебе даже не парень, а так, просто дружок. Я даже не удивлён этому, Рэйнбоу Крэш, ты даже понифренда себе не нашла за все эти годы! Ты, такая никчёмная, со школы была никому не нужна и не интересна…

Рэйнбоу пристально смотрела в тёмно-синие глаза Думбелла, не особо вникая в смысл его слов, но поняла по его взгляду, считала с него таящуюся где-то в глубине его тёмной души досаду и ревность. С чего этот жеребец так взъелся на неё в школе, и дня не проходило, чтобы он и его компания не выдали что-то обидное в адрес Дэш. Как-то она услышала, что молодые жеребцы-подростки могут так вести себя, постоянно задирая кого-то, потому, что тот им на самом деле нравится. Наверно, Думбелл действительно был всё это время неравнодушен к Рэйнбоу Дэш, но просто-напросто не мог, не умел нормально показать свои чувства к ней, оттого и силился постоянно задирать её.

— … и я думаю, что вы так до седой старости и будете оставаться… просто друзьями, ха-ха-ха!

Думбелл и его друзья расхохотались. Пегаске надоело слушать, как её поливают грязью, и она решила, что пора завершать этот бессмысленный разговор, который она предпочла бы и не начинать вовсе.

— Никчёмная, говоришь? Ничего смешнее в жизни не слышала! – насмешливо бросила она. — Вы, видимо, забыли мой «радужный удар» и победу на состязании. Напомнить? А то, ты, видно, отшиб себе остатки мозга, врезавшись в ту колонну, а, Думбелл? А ещё я недавно была кадетом в академии Вондерболтс, и прошла курсы. С отметкой «отлично», кстати! И скоро буду одной из них! А чем похвастаетесь вы? Какие у вас успехи в карьере?

Пегаска прошлась презрительным взглядом по троим жеребцам.

— А вы, небось, всё так и перемешиваете радугу на производстве, на самой низшей должности, куда кое-кого из вас впихнули родители? – бросила она взгляд на толстяка, покрасневшего как томат.

Язвительные насмешки так и сыпались с подвешенного языка пегаски, повергая противников по словесной дуэли в ступор, и одновременно Дэш, помахивая крыльями, постепенно поднималась выше, и уже смотрела на неприятелей сверху вниз.

— Да, кстати, тот пони, его зовут Рэй, и он работает на престижной работе, пилотом-испытателем самой мощной и современной техники в Эквестрии. Вам, никчёмным недотёпам, даже близко не приблизиться ни ко мне, ни к нему! А знаете, вы правы, я действительно лучше буду встречаться с ним, чем, с какими-нибудь недотёпами-неудачниками, такими как вы!

Это был сокрушительный удар, ознаменовавший полную победу радужной пегасочки, на который жеребцам было нечего ответить. Лёгким рывком Дэш поднялась ещё выше и бросила насмешливый взгляд на стиснувшего зубы Думбелла. Тот буквально полыхал от ярости, раскалённым железом жгущим его изнутри, задетый за самое больное и сокровенное место — она прочитала это по его взгляду, смогла заглянуть в самый сокрытый уголок его тёмной гнусной души.

Прежде, чем задиры опомнились и придумали, что сказать в ответ, Рэйнбоу Дэш покинула их, быстро улетев к стадиону. Недруги за её спиной бурчали что-то грубое и неприятное между собой, но Дэш, одержавшей над ними безоговорочную победу в искусстве зубоскальства, уже не было до этого дела.

Впереди она увидела, как Рэй, держа в копытах покупки, уже возвращается, размеренно помахивая крыльями.

— Я купил всё, что ты попросила, — оповестил он. — А с кем ты там говорила? – слегка улыбнулся жеребец, прибывавшей в прекрасном настроении, и казалось, его радость в предвкушении предстоящего шоу ничто не может омрачить. – Это твои знакомые?

— Да это просто… придурки одни…

Этот ответ поверг Рэя в недоумение. Он растеряно взглянул на подругу, ожидая пояснения, чем вызвано такое резкое высказывание.

— Доставали меня и мою подругу Флаттершай, когда мы учились в школе. Идём, — она мотнула головой, отлетая к входу, — пора занять наши места.

Рэйнбоу Дэш поспешила укрыться от нежелательных взглядов в стадионе. Билеты были отданы, и пегасы заняли места. Пегаска заметно нервничала. Она озиралась по сторонам, а на ум приходили мрачные мысли, опасения, что задиры могут заявится на шоу чисто для того, чтобы досадить ей. Настроение уже было подпорчено. Лучше бы ей их вообще не встречать сегодня. Её спутнику также совсем не нужно было встречаться и заводить с ними разговор — Дэш не хотела, чтобы они принялись насмехаться и над ним. Это были очень неприятные ребята. Пегаска ещё с лётной школы поражалась, откуда в них столько агрессии, столько стремления терроризировать и унижать других. К счастью, таких дурных пони в Эквестрии было меньшинство.

Её волнение почувствовал Рэй, видя, как она беспокойно озирается, смотря в сторону входа, словно ожидая, что её неприятели тоже придут, и ёрзает на месте. Пегас решил успокоить её, и повернувшись к кобылке, успокаивающе произнёс:

— Дэш, ты что, боишься их? Да не сделают они ничего нам, не бойся.

— Я и не боюсь! – возразила она, выпрямившись.

— Вот кстати, твой заказ, держи.

Рэй протянул кобылке закуски, про которые она уже забыла. Рэйнбоу, словно вспоминая, когда она успела что-то заказать, переводила взгляд со стакана газированной воды на сахарную вату на палочке и свой попкорн, и подняла глаза на лицо Рэя.

Кивнув, кобылка улыбнулась через силу и приняла еду из копыт жеребца, доброжелательно улыбавшегося ей.

— Ах, да, спасибо.

Взгляд её мимолётно задержался на Рэе. Он так разительно отличался от Думбелла и его дружков-хулиганов. К Дэш пришло осознание, что Рэй действительно был совсем другим жеребцом, чем те трое. Одно воспоминание об их с Флаттершай старых обидчиках вызвало у радужной пегаски отвращение. Успев хорошо изучить Рэя с момента их знакомства, она могла с уверенностью сказать, что этот жеребец точно не стал бы никого обижать и травить. Он казался полной противоположностью тем агрессивным жеребцам, даже во внешнем виде. Гармонично сложенный, с симпатичными, приятными чертами лица, подчёркивающими его добрый и спокойный нрав, причёской, аккуратной, но и не вычурной, он, в отличие от тех хулиганов, производил впечатление довольно симпатичного пегаса. Он и на характер чем-то напоминал её подругу Флаттершай. Только, конечно, его мимолётные приступы робости и неуверенности не заходили так далеко, как это бывало у Флаттершай. Всё-таки, он был жеребцом, и где-то в глубине его чувствовалась спокойная уверенность, и даже храбрость, которую Рэй, возможно, держал слишком уж глубоко.

Она взглянула ему в глаза, и её взгляд остановился на них. Впервые Дэш обратила внимание на его глаза, и рассмотрела их. Умные и сосредоточенные, нежно-голубого цвета, они словно вобрали в себя частичку неба, к которому была так привязана пегаска, полные доброты и искренности, ни капли злости зависти или других черт личности, что со временем буквально обезображивают их носителя, а особенно это видно, когда они выходят наружу. Очень красивые глаза. Как она раньше не заметила этого?

Рэй первый не выдержал этого странного, затянувшегося переглядывания и смущённо улыбнувшись, отвёл взгляд. В предвкушении шоу, коего он ещё никогда не видел, он сидел, сложив передние копыта на коленях, осматриваясь по сторонам.

И вот, к неожиданности всех собравшихся зрителей, и на их радость, словно гром посреди ясного неба, на стадион ворвались шестеро пегасов. Громкоговорители огласили объявление о начала выступления, эхом многократно отразившихся от стен, заглушенным, впрочем, треском и свистом от сработавших фейерверков, разноцветные искры которых звездой расползались в стороны.

То, чего все так ждали, началось. Вондерболтс на этом выступлении ничуть не разочаровали публику. Показанные в их программе головокружительные трюки поражали фантазию. Зрители ликовали, бурные овации так и сыпались с трибун.

Попутно завораживающему зрелищу Дэш и Рэй обсуждали его, и пегаска комментировала приёмы, что использовали лучшие летуну Эквестрии, и уверяла, что она может не хуже. Не обошла она вниманием и своих кумиров, рассказав про них.

— Вон Спитфайр, она капитан Вондерболтс, — указывала Дэш на желтую кобылку с пламенной гривой, — я была у неё на обучении в академии. А это – Флитфут, она — самая быстрая из Вондерболтс.

— Вижу, ты знаешь всех Вондерболтс, да, Дэш?

— Да, всех поимённо. А с некоторыми даже лично знакома. Если повезёт, после выступления встретимся и поболтаем с ними, — подмигнула она.

Рэй, конечно, был в восторге от выступления Вондерболтс, он неотрывно следил за ними, старался не упустить ни секунды выступления лучших летунов Эквестрии, попутно машинально уплетая попкорн.

Дэш, уже побывавшая на многих выступлениях Вондерболтс, была к этому привычной, ей это даже немного приелось. Казалось, она выучила наизусть программу их выступлений, хоть те раз от разу и старались обновить её. Она даже могла предугадать, в какой момент какой трюк они исполнят. Наблюдала она за ними не так внимательно, также перекусывая попкорном, попивая газированную воду, и жуя сахарную вату, что купил для неё Рэй, наслаждаясь её вкусом не меньше, чем головокружительными трюками на арене. Вкус был ей знаком, это был вкус детства, когда она, ещё совсем маленький жеребёнок, впервые попробовала «взбитое облако», и полюбила его. Дэш сразу пришли на ум, затмив действительность, тёплые воспоминания о детстве. Будучи маленькой кобылкой, она любила кататься верхом на своём папе, обхватив того за шею, наслаждаясь полётом, пока сама не научилась отлично держаться на крыльях. Самый добрый, самый любящий и заботливый папа. Лучший папа на свете. Он очень любил и баловал свою дочь, и угощал её сахарной ватой «взбитое облако», которую она так обожала, и уплетала за обе щёки. От отца кобылка взяла красивую семицветную окраску гривы и хвоста, и незаурядные лётные данные: её папа был хорошим летуном, и Дэш последовала его примеру, и даже превзошла отца.

От нахлынувших воспоминаний на пегасочку ниспала грусть по родителям и временах, когда она была маленькой кобылкой и жила с ними. Провести бы вновь хоть день с родителями, самыми лучшими и любящими папой и мамой на свете…

— Вау, ты видела, Дэш! Это было круто! – услышала она через воспоминания возглас Рэя, вернувший её из мыслей.

Он уже покончил с попкорном, и теперь с восхищённой улыбкой неотрывно следил за Вондерболтс и их фигурами высшего пилотажа.

— Ага! – поддакнула Дэш, но сама она старалась понять, какой отрывок из шоу проглядела, пока задумалась, вновь сконцентрировав внимание на пегасах и пируэтах в воздухе.

— Жаль, твоя подруга Флаттершай не смогла тоже слетать на шоу.

— Да уж, она не пожалела бы.

— Так же как не пожалел я, — повернулся, пользуясь кратковременной паузой в шоу, Рэй. – Дэш, спасибо тебе, что ты привела меня сюда. Это действительно здорово. Я никогда ещё не видел их выступления. — Когда-нибудь я и тебя смогу увидеть на их показательных полётах, как одного из участников, — подмигнул с улыбкой он. — Если кто и достоин быть в рядах Вондерболтс – то точно ты!

— И не сомневайся в этом. Так и будет! Я с детства мечтала о том, чтобы вступить в Вондерболтс. Я тренировалась для этого все последние годы.

— Вижу, это дало плоды, не зря они взяли тебя в академию. Такой целеустремлённости, как у тебя не каждый может похвастаться. Далеко пойдёшь, успехов тебе!

— Спасибо, тебе тоже. Знаешь, Рэй, твоё занятие в чём-то даже интереснее будет. К Вондерболтсам все давно привыкли, а вот твои летающие машины по-настоящему удивили меня. Я даже не думала, что найдётся что-то, что сможет соперничать с самыми быстрыми пегасами по скорости.

— Не только соперничать, но и превосходить. В тот раз, при нашей первой встрече, когда я проводил испытательный полёт на своём самолёте. «ПЕгас-1» я всё-таки смог тебя обогнать.

Рэй шутливо ухмыльнулся.

— Да я просто не стала использовать свой «радужный удар». С ним бы я всё равно оставила тебя далеко позади! – заявила Рэйнбоу Дэш, легонько подтолкнув жеребца в плечо.

— Кхм. Ну ладно-ладно.

— А на крыльях тебе не перегнать меня, никогда!

— Не отрицаю, куда мне тягаться с королевой скорости на своих двоих.

Молодые пегасы дружно посмеялись и переглянулись, добро улыбаясь. Иногда подшучивать так друг над другом стало для них привычным, и никто из них не обижался. Рэй взял пример с Рэйнбоу Дэш, и тоже стал её время от времени подкалывать. Это даже придало их общению живость, и они как будто стали более доверять друг другу, словно нашли друг в друге что-то общее, хоть они ещё и не до конца осознавали это.

Жеребец опять вернул взгляд на арену стадиона, где продолжилось выступление Вондерболтс. Кобылка посмотрела на него ещё пару мгновений, и подумала о том, что ей приятно и интересно общаться с Рэем. У неё ещё никогда не было дружбы с жеребцами, от силы — общение по работе, и иным делам, и приятельские отношения, не более. Они вообще казались ей чуждыми. Быть может, трое хулиганов, что терроризировали её и Флаттершай, внушили подсознательную недоверие к противоположному полу.

Но Рэй был иной. К своему удивлению, Дэш поймала себя даже на мысли, будто он напоминает ей кого-то. Кого-то близкого, родного. Она ещё не могла понять, кого именно.

Выступление тем временем продолжилось, подходя к своему финалу, на который были приготовлены самые впечатляющие трюки, от которых молодые пегасы не могли оторвать взгляда, и наблюдали, открыв рот, особенно Рэй.

По окончании шоу Вондерболтсы раскланялись перед зрителями и дружным строем под аплодисменты покинули арену. «Все желающие могут получить автографы от знаменитых Вондерболтс!» — прозвучало объявление по громкоговорителю.

Двое пегасов восторженно переглянулись.

— Ну как тебе Вондерболтсы? – спросила голубая кобылка, прочем, уже заранее зная, что друг не остался равнодушным.

— Это было… просто суперски! – сияя улыбкой, воскликнул Рэй, обычно довольно сдержанный и спокойный.

— Говорила же, что не пожалеешь! Пойдём, возьмём автографы – весело сказала ему Дэш, взлетая с места. — Знаешь, я то с Вондерболтсами уже в друзьях, — гордо уверила она, хотя всё же несколько преувеличивала этот факт. – Я думаю, мы сможем с ними пообщаться лично, они не будут против вновь повидаться со мною! Хочешь?

— Я не против, почему бы и нет? Тем более, пообщаться лично с такими знаменитыми пони, как они, кто бы не хотел?

— Отлично, тогда погнали!

Покинув места для зрителей, они вышли в коридор, и почти сразу увидели: двое Вондерболтсов стояли за столиком на выходе из внутренних помещений стадиона. Они уже успели переодеться, и сменили свою спортивную форму для выступлений на офицерские мундиры, красиво сидевшие на них. Это были, пожалуй, одни из самых известных участников Вондерболтс – Спитфайр и Соарин. К ним тянулась очередь из желающих получить автографы с личными подписями и спросить что-нибудь из их биографии и секретов совершенства в лётном искусстве.

Когда подошла очередь Дэш и Рэя, Вондерболтсы сразу же узнали свою верную фанатку.

— О, какие пони! – удивлённо и со сдерживаемой радостью сказала Спитфайр, подняв взгляд на голубую кобылку. – Это же Рэйнбоу Дэш.

— Привет, Рэйнбоу Дэш! — поздоровался голубовато-белый жеребец.

— Эй, привет, как жизнь? – улыбнулась в ответ та, — ваше выступление было клёвым, как всегда!

Выдав молодым пегасам, что тут же отошли в сторонку, дабы не мешать другим пони, фотографии, стопкой лежавший на столе, со своими автографами, Спитфайр и Соарин, продолжая машинально раздавать автографы подходящим пони, нашли минутку, чтобы полюбезничать со своей фанаткой.

— Эй, может, встретимся после того, как вы закончите с этим делом? – предложила Рэйнбоу Дэш. – Поговорим чём-нибудь?

Соарин со Спитфайр обменялись многозначительным взглядом, и огненногривая пегаска ответила:

— Хорошо. Ты подожди немного, мы скоро освободимся.

Голубая пегаска кивнула. Они с Рэем переглянулись, и она жестом предложила ему немного подождать поодаль.

Вскоре, как и обещали, Вондерболтс покончили с автографами и направились к Дэш, а их места заняли подошедшие Флитфут и Мисти Флай.

Вновь Рэйнбоу Дэш смогла встретиться со своими кумирами. Она не могла похвастаться частыми неформальными встречами с Вондерболтс, ведь они были особами весьма занятыми, и пообщаться с ними ей доводилось нечасто. Последний раз такая возможность выпала на свадьбе принцессы Каденс, и принца Шайнинг Армора, куда были приглашены и Вондерболтс. Там Дэш наконец-то смогла, в отличии от Грэнд Галлопинг гала, вдоволь наговориться с ними. Со свадебной вечеринки Рэйнбоу Дэш унесла много памятных фотографий со своими кумирами, и была ими чрезвычайно довольна, но ещё более — тому, что наконец-то смогла вдоволь пообщаться со Спитфайр и Соарином. Она даже несколько утомила их своим вниманием и беспрерывными вопросами и рассказами о собственных пилотажных успехах, и уверениями, что они не пожалеют, если возьмут Рэйнбоу Дэш к себе, а также расспросами о том, на каких основаниях берут в состав Вондерболтс. Сидя за столиком, Спитфайр и её коллега мечтали о мгновении, когда, наконец, они получат свободу от неуёмной пегаски. Их спасеньем от внимания Рэйнбоу Дэш стала Флитфут, что подошла с опозданием. Хитро переглянувшись, Спитфайр с Соарином, чтобы немного отдохнуть от неё, предложили Рэйнбоу Дэш сфотографироваться и пообщаться со своей коллегой и воспользовавшись этим отвлекающим манёвром, тихонько улизнули от своей самой преданной фанатки, внимание которой переключилось на несчастную Флитфут. С того случая Рэйнбоу Дэш давненько не встречалась с Вондерболтс неформально, учёба в академии, конечно, не считалась, ведь там всё было совсем по-другому, она была в подчинении у Спитфайр и общалась та, само собой, как командир с подчинённым, и никак иначе.

— Эй, ну как жизнь, Рэйнбоу Дэш, — обратилась со сдержанной улыбкой, подойдя ближе, огненногривая Спитфайр.

— Отлично проявила себя в академии! – хвалебно произнёс Соарин. — Мне Спитфайр рассказывала про тебя.

— Спасибо! Жду, когда смогу летать вместе с вами, — посмеялась голубая пегаска.

— Мы как раз сейчас проводим реорганизацию и расширение «Вондерболтс», думаю, вскоре и тебе найдётся место тоже, можешь не сомневаться, — откликнулся Соарин.

— Да, нам нужны такие курсанты, способные и ответвленные.

Тут капитан Вондерболтс впервые придала значение тому, что её курсантка прилетела не одна, Спитфайр обратила взор на стоящего справа от кобылки молодого жеребца, что переминаясь с копыта на копыто и держался всё это время рядом с Рэйнбоу Дэш, и слушая разговор, с любопытством рассматривая собеседников Рэйнбоу.

— Я гляжу, ты не одна, — внимательно взглянула Спитфайр на бирюзового пегаса.

— Это Рэй, — представляя, указала Дэш на того копытом.

— Приятно познакомиться! – улыбнулся пегас. — Мне Дэш уже рассказывала про вас.

— Взаимно, — кивнул Соарин.

Спитфайр с лукавой улыбкой обратилась к своей бывшей курсантке:

— Ох, вижу, у тебя уже есть… особый пони?

Молодые пегасы разом вздрогнули от этих слов и переглянулись, шире раскрыв глаза и приоткрыв рот, осознавая, что их приняли за пару.

— Э-э, вообще-то нет, мы просто друзья, — с неловкой улыбкой возразила Дэш, вернув взгляд на Спитфайр. — Мы не пара, и у нас нет таких планов в общем-то.

Кобылка вновь быстро посмотрела на Рэя, словно надеясь, что он тоже подтвердит это. Но тот как будто впал в оцепенение и не мог выдавить из себя ни слова.

— А, значит, пока просто друзья. Ну-ну.

Вондерболтсы переглянулись с улыбками, словно взглядом говоря что-то друг другу.

— Ну, Рэй, и чем же ты занимаешься? – обратилась к юному пегасу капитан Вондерболтс.

К их неожиданности за молодого пегаса, не успел тот открыть рот, резво ответила Рэйнбоу Дэш, словно она знала о его работе лучше его.

— Он у Лос-Пегасуса испытывает новую лётную технику, иностранного производства. Она у нас в Эквестрии недавно.

Рэю, неловко улыбнувшемуся, оставалось только подтвердить её слова.

— Да, провожу её испытательные полёты… Дэш всё рассказала за меня.

Вондерболтсы серьёзно переглянулись между собой.

— О, так это не к тебе ли мы собирались на следующей неделе лететь на смотр полёта этого нового средства для полёта? – слегка удивлённо сказала Спитфайр. — Тебе уже сообщили этом об этом?

— Ну да, я один являюсь пилотом-испытателем, кроме меня других нет, — подтвердил Рэй. – Мы уже в курсе предстоящего, персонал на аэродроме вовсю готовится, проверяем состояние машин.

— Если не ошибаюсь, наш визит назначен вроде бы на вторник,- задумался Соарин. — Мы со Спитфайр от лица Вондерболтс посетим аэродром. Нам очень любопытно посмотреть, что это за новая техника такая, и на что она вообще способна.

— О, вас это не разочарует, я уже наблюдала её полёт. Самолёт Рэя способен тягаться с самыми быстрыми пегасами Эквестрии! – заверила Рэйнбоу Дэш.

Рэй, туманно улыбнувшись, конечно, не стал упоминать, что самолёт его не то что способен потягаться, но вообще может оставить позади даже самого быстрого летуна.

— Серьёзно? Механические крылья дошли до того, что способны летать наравне с Вондерболтс? – удивилась капитан.

— Вы всё увидите сами, — ухмыльнулась Рэйнбоу Дэш.

— И ты, значит, единственный в своём роде, кто управляет этой техникой? – Спитфайр обратила взгляд на бирюзового пегаса, от которого тому стало неловко: она смотрела на него, как смотрят кобылки, оценивая, как жеребца. Рэй стоял под взглядом этой пони, что была куда старше его, но по прежнему красива и привлекательна, и не знал, куда деться, но, к счастью, Спитфайр отвела взгляд сама. Улыбнувшись, она обратилась к радужной пегаске.

 — Смотри, Рэйнбоу Дэш, не упусти такого жеребца, вижу, он весьма талантлив и способен. И, к тому же, весьма симпатичный, — чуть щуря глаза и лукаво улыбаясь, кивнула она ей, повергнув этими словами в замешательство, Дэш выпучила глаза, и не сразу подобрала, что ответить, стараясь выставить всё просто как шутку.

— Но… мы, типа как как с Рэем просто друзья, да? Рэй?

Ища поддержку, Дэш посмотрела на пегаса, который, кивая, согласился с ней:

— Да-да. Друзья.

— Советую тебе присмотреться к своему «другу» повнимательней, Дэш. Мы вот с Соарином также в своё время были вот такими вот просто «друзьями», — усмехнулась Спитфайр, глядя на коллегу, улыбнувшегося ей в ответ.

Вондерболтсы переглянулись между собой, улыбнувшись друг другу.

— Были? — переспросила Рэйнбоу Дэш.

— Да, были, — откликнулся белый пегас.

— Пока не стали более чем друзьями, — дополнила его Спитфайр.

— Хотите сказать, что вы… вместе?

— Да, мы уже давно как пара.

— Серьёзно? – слегка встрепенулась, удивилась Рэйнбоу Дэш. — Хе-хе-хе, здорово. Я не знала, что вы вместе. Точнее предполагала, но не была точно уверена. Круто, а расскажите, как вы стали парой, а?

Вондерболтс переглянулись, словно что-то говоря друг другу взглядом, и Спитфайр начала рассказ:

— Мы с Соарином вместе учились в лётной школе в Клаудсдейле, где и познакомились и стали друзьями. Мы были тогда младше, чем вы, — кивнула желтая пегаска на Дэш и Рэя. – Мы вместе учились на старших курсах. Помнишь, а, Соарин?

— Да, как не помнить.

Спитфайр и Соарин, а за ними и их слушатели неспешно направились по коридору, выведшему их из здания, попутно ведя рассказ.

— Тогда мы с Соарином были ещё только друзьями, но со временем мы открыли друг для друга наши сердца.

Спитфайр и Соарин улыбнулись друг другу.

— Помню, ты был таким пухленьким и забавным в то время, а на крыльях держался довольно скверно. А всё оттого, что очень любил поесть!

— Да-а, любил, — протянул Соарин мечтательно.- Пока ты не посадила меня на диету, чтобы я сбросил вес.

— Тебе и сейчас нужно знать меру с выпечкой.

— Эх, честно говоря, я многому обязан тебе. Если бы не ты, я бы никогда, пожалуй, не стал одним из Вондерболтс. Всё благодаря твоим лётным тренировкам…

Переведя вместе взгляды на молодых слушателей, Спитфайр с Соарином поведали им о своей молодости, и учёбе в Клаудсдейле, дополняя и поправляя друг друга, рассказ оказался весьма увлекательным, и, местами, забавным.

— Я начала по-настоящему уважать Соарина, после того, как он заступился за меня, защитил от школьного хулигана, хотя тот был намного сильнее и мощнее его. Я подумала тогда — вот, именно такой мне и нужен любимый, готовый без оглядки защитить, если нужно, без тени страха, — Спитфайр нежно коснулась его копыта.

Время от времени Рэйнбоу Дэш что-то спрашивала у них.

— А как же вышло, что вы из друзей стали парой? – поинтересовалась Рэйнбоу у Спитфайр, и та отвечала.

— О-о, однажды, на день копыта и сердца, Соарин, открыл мне свои чувства, которые давно испытывал ко мне. Он предложил мне, подарив мне красивую открытку валентинку – я её храню до сих пор, стать его особой пони. И я не смогла ему отказать. Ведь к тому времени Соарин, благодаря регулярным тренировкам, превратился из толстячка в стройного и спортивного жеребца, который прекрасно держался на крыльях, и был, как и я, в числе лучших летунов лётной школы.

— Хе, здорово. Я вижу, вы хорошо ладите между собой.

— Да, Рэйнбоу, и с тех самых пор мы вместе. Эй, Соарин, ты помнишь наш танец на выпускном балу? – с этими словами Спитфайр нежно положила крыло на плечи жеребцу.

— Да, как не помнить, прекрасно помню — Соарин взглянул ей в глаза. — Будто это было только вчера.

— Мы кружились, а вокруг, словно не было никого. Только ты и я.

— Мне так нравилась твоя причёска, которую ты тогда носила, до того, как сменила её на более удобную в полёте, когда мы вместе стали курсантами. Эх, мы тогда даже и не предполагали, что когда-нибудь станем главными в Вондерболтс, — усмехнулся он с ностальгическим вздохом. – Ты – капитаном, я – твоим замом. А я и вовсе так и остался бы летающим увальнем, если бы ты не тренировала меня после школы. Ты помогла мне как никто другой.

— А помнишь тот случай в кафе?

— Да-да!

— Было как-то дело, я тогда недавно начала тренировать Соарина на специальных занятиях после школы, — обратилась к Рэйнбоу Дэш и Рэю Спитфайр, показывая копытом на коллегу. – Я получала специальность спортивного тренера, и тренировки Соарина были для меня своеобразной практикой в этом. Прошло уже некоторое время с тех пор, как я начала заниматься Соарином. Я думала, что это от тренировок нет никакого прока – а оказалось всё оттого, что ты в тайне от меня продолжал набивать себе живот в забегаловках, — с укором бросила кобылка жеребцу. — Знаете, однажды я проследила за ним, — я подозревала, что он нарушает диету. И что бы вы думали – смотрю – он улетел в кафе, и накупил себе гамбургеров и фаст-фуда всякого. Как же я тогда разозлилась! Бьюсь-бьюсь над ним – а прогресса нет, как был пухлым – так и остаётся – а я не понимаю, думаю, что я делаю не так. А это он, оказывается, так и не отказался от нездоровой пищи!

Вондерболтсы не выдержали и рассеялись.

— И я зашла к нему в кафе, чтобы поймать с поличным, — продолжила Спитфайр. – Кончилось это тем, что я со словами «извини, дружок, это есть ты не будешь» взяла, и выкинула весь этот фаст-фуд с подноса в мусорное ведро.

Пегасы вновь разразились смехом.

— Ох, как вспомню – не могу удержаться от смеха, — Соарин вытер крылом глаза. – Но знаешь, Спит, ты была строга ко мне, да, но это было совершенно оправдано. Только благодаря тому, что ты возилась со мной, усиленно тренировала меня, я смог поступить в кадеты Вондерболтс!

Они взглянули друг другу в глаза, многое было во взгляде этом: и ностальгия по давно ушедшим временам, и глубокая привязанность с крепкими, прошедшими проверку временем, чувства друг к другу, преодолевшие все разногласия и невзгоды, взгляд крепкой как скала пары, которую не порушит уже ничто.

Они продолжили рассказывать занимательные истории из своей молодости, а молодые пегасы слушали.

— Классная история, — по завершению их рассказа улыбнулась Рэйнбоу Дэш. – Я вообще раньше не знала, что вы являетесь парой… буду знать теперь. Вы классные!

Старшие товарищи вновь взглянули на молодых пегасов. С высоты огромного жизненного опыта в своих отношениях, им, конечно, было забавно смотреть на этих двух неопытных юнцов, так мило смотрящихся вместе, которые побаиваются идти дальше в своих отношениях.

— А началось всё у нас, тоже, с такой вот, дружбы, — обратилась к ним, усмехнувшись, Спитфайр. – Вы, конечно, ещё совсем молодые, ещё не до конца разобрались в своих чувствах, но уже испытываете друг к другу симпатию. Кто-то наверно уже больше, чем дружескую.

При этих словах Дэш шире раскрыла глаза, они с Рэем нервозно переглянулись, не зная как реагировать на это, и жеребец поспешил отвести взгляд, покрываясь румянцем смущения.

— Спит, заканчивай, ты их смущать! — сказал ей с усмешкой Соарин. — Они ещё не дозрели до серьёзных отношений. Предоставь им самим решить это.

Эти нравоучения вызывали у Дэш весьма спорные чувства. Сейчас её не связывали со Спитфайр те же отношения, что в академии, когда та была её командиром. Но всё же, обычно радужная кобылка прислушивалась к словам своего кумира. Однако, та тема, что подняла Спитфайр, вызывала у Рэйнбоу Дэш лишь желание поскорее закончить её, и перейти на другую.

— Не уверена, — с неловкой улыбкой сказала Дэш. — Я и Рэй друзья, и нас это вполне устраивает. Верно? – бросила она взгляд на пегаса, тут же поспешившего согласиться с ней.

— Э-э. Да-да, верно.

— Что же, дело ваше. Хотя я думаю, однажды к вам придёт осознание, что вы хотите друг от друга не просто дружбы.

Вондерболтсы переглянулись с ухмылками. Молодые пегасы никак это не прокомментировали, лишь старательно прятали взгляды друг от друга.

Соарин слегка наклонился к своей коллеге, осведомив её:

— Нам нужно в наш офис заглянуть, если ты не забыла. Документы кое-какие подписать.

— Хорошо. Ладно, молодёжь, нам пора по делам. До встречи, Рэйнбоу Дэш, Рэй.

— До встречи на испытаниях, Рэй, — следуя за Спитфайр, сказал Соарин.

— Да, пока, увидимся, — улыбнулась вслед им Рэйнбоу Дэш, вместе с ней попрощался и Рэй:

— До испытаний…

Попрощавшись, Вондерболтсы поднялись на крылья и улетели, скрывшись за облачными зданиями.

— Симпатичного Рэйнбоу Дэш себе дружочка нашла, — сказала Спитфайр, когда они отлетели подальше.

Соарин искоса взглянул на неё.

— Нет-нет, ты не подумай ничего такого! Просто, я понимаю её выбор. Скромный, милый паренёк.

— Но он ей просто друг. Пока что. Хотя он к ней явно неровно дышит, это заметно, с первого взгляда.

— Видимо, ему не хватает пока смелости признаться в своих чувствах, — улыбнулась Спитфайр, и тут ей пришла идея: — эй, мы скоро встречаемся с ним, может быть, поможем ему парой дельных советов?

Вондерболтсы обменялись многозначительным взглядом, отдающим лукавостью.

Рэй и Дэш же остались одни. Стоя у Клаудсдейлского стадиона, они хранили молчание. Даже смотреть друг другу в глаза им было как-то неловко.

— Что же, — нарушая молчание, заговорил первым Рэй. — Неплохо провели время.

— Да. Выступление было классное.

— Куда теперь, Дэш?

Подумав, что делать теперь, Рэйнбоу внезапно вздрогнула. Это было едва заметно, но ей в голову пришла мысль не самая приятная. Она вспомнила о троих малоприятных личностях из своей жизни. За выступление она успела забыть о встрече с тремя задирах, но теперь вновь беспокойно огляделась по сторонам: нет ли их где-то поблизости? Не хватало ещё, чтобы к ним пристали Думбелл и его дружки. Сама то она уже выработала иммунитет к их издёвкам и насмешкам, но не хотела, чтобы из-за конфликта с ними под ударно их злословия ни за что попал её друг. Едва ли ли встреча с ними будет Рэю приятна.

— Я, обратно в Понивилль. Ты со мной?

— Давай. Хотя, пожалуй, скоро мне пора обратно в Лос-Пегасус.

Избегая оживлённых улиц, где можно было опять столкнуться с компанией Думбелла, Дэш, выбрав иной путь, обогнула арену и спланировала вниз, незаметно покидая город, а Рэй следовал за ней.

По пути обсудили между собой шоу, и вскоре разговор зашел о беседе с Вондерболтсами. Вновь улыбнулись над их рассказами про несколько забавных случаев из молодости, и Дэш задумчиво проговорила налету:

— А глядя на них и не подумаешь, что они пара. Сколько я их видела — они всегда держались, не показывая своих чувств друг к другу, не афишируют их.

— Ты имеешь в виду, что они сохраняли на работе исключительно рабочие отношения?

— Да, именно.

— Пожалуй, в этом есть смысл. Это может помешать рабочему процессу, наверно поэтому на работе они друг другу только коллеги.

Рэйнбоу Дэш ворчливо вздохнула. На ум пришли другие воспоминания.

— Мне было интересно поговорить с ними. Хотя, они меня немного утомили своими глупыми шутками, приняв нас за пару. Мы же с тобой просто друзья, ими и останемся.

— Я даже не знаю…

— Что? Что значит, не знаешь?

Рэйнбоу Дэш резко остановилась на лету. Притормозил и Рэй.

— В чём-то они может даже и правы…

— Правы? Что ты имеешь этим в виду?

— Ну, просто… — начал было жеребец, но замялся и опустил взгляд вниз. С трудом вновь подняв глаза на пегасочку, он, опасливо улыбнувшись, продолжил, с осторожность подбирая слова и фразы: — Я тут подумал… и знаешь, Спитфайр в чём-то была права про нас. Дэш… ты… Ты очень красивая кобылка. Честно говоря, ты нравишься мне.

Широко открыв глаза, Рэйнбоу Дэш медленно отлетала сантиметр за сантиметром от жеребца, который, как казалось, наоборот медленно приближается к ней.

— Дэш, и… наверно, я бы был не против, если бы мы стали не просто друзьями.

Рэй, улыбнулся и слегка покраснел. Наверно, он и сам не верил, что решился произнести эти слова.

Рэйнбоу Дэш отпрянула от него на шаг, бросив:

— Э-э, ладно, Рэй, мне пора, у меня срочные дела. Увидимся! – и стремглав унеслась с головокружительной скоростью, не успел пегас опомниться.

Ему ничего не оставалось, как провожать взглядом устремившуюся к Понивиллю пегаску. Разведя копытами, он с досадой вздохнул и полететь домой.

Рэйнбоу Дэш была в смятении. Каскад событий минувшего дня просто не укладывался в голове. Насмешки задир из школы, подшучивания Спитфайр, но самое главное – слова Рэя. Они поразили и едва ли не испугали Рэйнбоу Дэш. Впервые в её жизни жеребец признался ей в симпатии, сказав, что она ему нравится, и что он находит её красивой. Как реагировать на это она не знала и не представляла. Все мысли о возможности более близких отношениях со своим другом Дэш отметала, но они приходили снова и снова.

Она задавалась вопросом: а ради чего она вообще поддерживает эти дружеские отношения с Рэем? Потому что он ей интересен? И чего она хочет от этих дружеских отношений с ним, какая их цель?

С момента разговора с Вондерболтс в душе Рэйнбоу Дэш поселилось странное сомнение, вновь и вновь приходящее к ней изо дня в день.