Автор рисунка: Siansaar
Интересная профессия Визит в Клаудсдейл

Любовь к полётам.

На следующий день Рэйнбоу Дэш быстро решила понивилльские дела, разогнала, как обычно, облака, и перед ней встал вопрос: чем заняться теперь, когда она освободилась? Отдыхая на облаке Рэйнбоу Дэш раздумывала, чем бы занять себя. Поначалу она хотела, как обычно, подремать, но внезапно ей на ум пришли воспоминания о событиях вчерашнего дня, и Дэш принялась, лёжа на спине, вспоминать о своём новом знакомом и его интересной и необычной работе. И вскоре воспоминания напомнили ей, что вчера поступило весьма заманчивое предложение полетать вместе, а летать Рэйнбоу Дэш любила более всего. Делать всё равно было нечего, и она решила, что будет неплохо навестить нового знакомого.

В середине дня Рэй находился у себя на работе. Он сидел в одном из помещений здания аэродрома около окна и грустно смотрел наружу. По коридору к нему подошел другой пегас светло-серой окраски. Окинув бирюзового жеребца наблюдательным взглядом, он обратился к нему:

— Что, Рэй, всё никак не можешь перестать думать о той кобылке?

Лётчик повернул голову влево к подошедшему товарищу, поймав на себе его подбадривающую улыбку и понимающий взгляд.

Среди персонала аэродрома уже распространился слух об их коллеге Рэе, который, как единственный пилот-испытатель, фактически являлся центральной фигура во всём отделе, будто он недавно встретил необыкновенную пони, кобылку неземной красоты, и уже потерял от неё голову. Сам Рэй, однако, этого не признавал. Этот пони вообще не слишком любил раскрывать окружающим подробности своей личной жизни и ставить в известность о том, что творится в его голове и какие мысли её посещают.

— Вижу, она понравилась тебе? — продолжал беседу коричневый жеребец.

— Ну, она… забавная, — на лице Рэя появилась лёгкая улыбка, словно перед ним вновь предстала вчерашняя кобылка.

— Ну, так ты встреться с ней снова и признайся в своих чувствах.

Секунду спустя после этой фразы выражение лица Рэя переменилось: воцарившееся было мечтательное сменилось серьёзным. Бирюзовый пегас прищурил левый глаз, приподняв бровь над правым, и выдал:

— Стоп, а с каких это пор ты стал моим советником в таких делах? Ты лучше скажи, как там дела с ремонтом вертушки?

— Э-э… Ремонт в процессе. Механики разобрали проблемный участок, сейчас они на перерыве, остаётся заменить деталь…

— Что же ты сразу не сказал? Пожалуй, я завершу их работу.

— Да зачем, Рэй? Они и сами вполне справляются.

— Ничего, я закончу за них, всё-таки я тоже должен знать то, на чём летаю. Пусть не утруждают себя, я завершу ремонт сам, — пилот направился по коридору к входной двери.

— Ну, как знаешь, Рэй, — бросил ему вслед товарищ, в то время как пилот покинул здание, найдя предлог уйти от неудобного разговора.

Час-другой спустя, во второй половине дня, Рэй занимался со своим вертолётом. Он сидел на его левом крыле, у двигателя, и, держа в зубах крупный гаечный ключ, завинчивал им деталь в основании винта машины. Рядом с ним стоял ящик с набором инструментов.

— Вот так, — приговаривал пегас, закончив эту работу, — теперь-то я устранил эту неисправность.

За работой он и не заметил, как за ним мелькнул голубой силуэт и кто-то приземлился у него за спиной.

— Эй, Рэй, привет! — услышал жеребец задорный девичий голос.

Он обернулся и увидел знакомую небесно-голубую пегасочку, стоявшую на земле внизу.

— Дэш?! – произнёс удивлённо он, выронив из рта гаечный ключ, звякнув, упавший на крыло,— привет!

Радужногривая кобылка, взглянула на него и захихикала, она прикрыла рот копытом, но не сдержалась, и расхохоталась во всё горло, припав к земле и стуча об неё копытом.

— Дэш? Что? Что такое? — спрашивал Рэй, спорхнув с крыла на землю.

— Да ты посмотри на себя! — воскликнула голубая кобылка, — ты же весь чумазый!

Рэй подскочил к носу вертолёта, где было зеркало для заднего обзора, и посмотрел в него. Его мордочка была перепачкана в чём-то чёрном.

— Действительно, — усмехнулся пегас и потёр себя по щеке.

В зеркале позади него вырисовалась мордашка Рэйнбоу Дэш.

— Сейчас! — сказала она. — Я тебе помогу.

Крылатая пони вспорхнула к небу, схватила на нём облачко и спикировала вниз. Приземлившись рядом с жеребцом, она сжала в передник копытах облако, направляя его на застывшего от удивления жеребца, и прежде чем тот успел что-либо сделать, ему в мордочку ударила струя воды. После этого душа Рэй открыл зажмуренные глаза и, взглянув в зеркало, убедился, что теперь он чистый, только разве что мокрый. «Бр-р-р-р»- потряс головой пегас, стряхивая воду, и во все стороны полетели брызги, Дэш же прикрылась правым копытцем от капель воды и хихикнула.

— Хех, ну спасибо, — усмехнулся он, — грязи как не бывало.

— Не за что! — бодро ответила Рэйнбоу.

— Не ожидал тебя тут увидеть, Дэш, — продолжил Рэй, явно бывший рад её нежданному визиту. – Если честно, то я рад тебя снова видеть.

Он умолчал о том, что в последнее время она буквально завладела его мыслями, с самого момента их встречи он почти не переставал думать об этой пони.

— Итак, — Рэйнбоу Дэш, поставило копыто на бок винтокрылой машины, — ты вроде бы вроде предлагал полетать вместе? — она посмотрела на Рэя в ожидании ответа.

— Ах, да! — вспомнил тот, — предлагал, помню.

— Вижу, ты занят сейчас?

— Нет-нет, — помотал головой пилот-испытатель, — как раз закончил устранять неисправность, — кивнул он в сторону вертолёта, — сейчас я свободен.

— Ну, тогда полетаем? — предложила Рэйнбоу Дэш.

— Давай. Сейчас только я…

Он вспорхнул на крыло вертолёта, чтобы положить ключ к остальным инструментам, после чего взял ящичек в копыта, спустился к кабине сунул в неё ящичек и закрыл дверцу.

— Куда полетим? — спросил Рэй, вернувшись к кобылке.

— Может, до Понивилля?

— Давай, я не против.

В ответ Дэш расправила крылья и, взмахнув ими, поднялась в воздух. Рэй последовал за ней. Поднявшись выше, пегасы приостановились.

— Ну что, полетели наперегонки до Понивилля, — нетерпеливо предложила Рэйнбоу Дэш.

— Э-э… Наперегонки? Я думал, мы просто, так полетаем…

— Ха! Я просто так не летаю, давай, летим наперегонки.

— Хорошо, давай попробуем.

— Тогда на старт! Внимание!

Пегасы напряглись всем телом, приготовившись к старту.

— Погнали! — возгласила кобылка.

Пони стартовали и полетели, интенсивно работая крыльями, набирая скорость. Некоторое время они летели вместе, и ни у кого не было преимущества, но вскоре Рэйнбоу Дэш увеличила скорость и стала опережать соперника, со всё увеличивающимся темпом уходя вперёд. Рэй поднажал – и несколько сократил разрыв. Время от времени Рэйнбоу Дэш немного притормаживала и летела наравне с Рэем.

— Эй, не устал ещё? — спрашивала она немного ехидно.

— Нет! — откликался жеребец. — А за тобой трудно угнаться!

Дэш лишь улыбалась в ответ и летела ещё быстрее, демонстрируя свою невиданную скорость.

В конце концов, стремглав пролетев над изумрудными полями Эквестрии, пегасы приблизились к Понивиллю. Гонка подошла к концу и Дэш оставила Рэя далеко позади, финишировав на облаке в окрестностях лежавшего в долине реки городка. Нескоро жеребец, приближающийся издали, сел рядом с ней.

Увидев на довольно улыбающуюся Рэйнбоу Дэш, пегас, отдышавшись, сказал:

— Да, Дэш, с тобой трудно тягаться.

— Ещё бы! — гордо подняла голову кобылка.

— Ты настоящая королева скорости, Дэш, — похвалил её Рэй.

— Спасибо! Хотя, это я ещё не в полную силу.

Рэй, выровняв, наконец, дыхание, продолжил:

— Я ещё никогда не видел такой резвой кобылки, как ты. Кажется, рядом с тобой гаснут даже Вондерболтс.

— Ещё бы! Когда я вступлю к ним – я стану самым быстрым летуном в их команде! — не скрывая гордость, подтвердила кобылка. — Я ещё и не такое могу!

Рэй только начал отходить после соревнования, а Дэш уже была готова к новой гонке.

— Ну, что теперь? — спросила Рэйнбоу, — давай продолжим. Полетели ещё наперегонки!

Юркая пегасочка замахала крылышками и поднялась в воздух.

— Снова? — переспросил в замешательстве Рэй, — мы же только что летели, ты не устала?

— Устала? Нет, я только разогрелась. Ну, или если ты уже выдохся, то давай тогда я продемонстрирую тебе мои трюки, заценишь.

— Ну, я не совсем конечно выдохся. Много ли у тебя в запасе их?

— Предостаточно, ведь я — настоящий мастер полёта! Если хочешь, могу научить. А ты, Рэй, ты так же мастерски летаешь на своих летающих машинах, как я – на своих крыльях, а?

Подумав, жеребец осторожно ответил:

— До мастера мне, конечно, далеко, я ещё только учусь. Чтобы стать асом, нужно много часов полётов, и годы практики. Тогда я и стану мастером. А пока я только начинающий пилот.

— Ну, у тебя ещё всё впереди, — приободрила его Рэйнбоу.

— Мне моё начальство так и говорит, — подтвердил Рэй её слова, — мне говорят, что у меня потрясающие успехи, и пророчат мне блестяще будущее.

— А мне вот ближе карьера в Вондерболтс. Никогда бы не променяла свои родные крылья ни на что, даже на такую машину, будь она хоть быстрее любого пегаса.

— Летать на своих крыльях сможет каждый пегас. Мне захотелось освоить не только свои крылья, — улыбнулся он и мечтательно взглянул вдаль. – Знаешь, однажды, в Филлидельфии, моём родном городе, я случайно увидел объявление о наборе на обучение пилотов обучения новой воздушной технике. Мне очень захотелось попробовать себя в этом. С тех пор для меня началась новая жизнь, я устроился на новую работу.

— И сколько тебе платят за твою работу?

— Платят хорошо.

— Везёт тебе!

— Но моя работа требует от меня полной отдачи и большой ответственности…

— Это я уже слышала от тебя вчера, — перебила Рэйнбоу Дэш, — слушай, что-то мы заболтались. Мы же летать собирались вроде как? Полетели, за мной!

Крылатая пони резво вспорхнула. Жеребец поднялся на крыльях в воздух и последовал за ней. Они летели вместе, и Дэш демонстрировала, что она может, и Рэй, видя её ловкость и быстроту, не переставал хвалить её, что ей очень нравилось: ведь она любила, когда её хвалили, а особенно за её успехи в лётном деле. Попутно пегасы болтали на разные темы, в особенности, Рэй рассказывал Дэш про свою былую жизнь в Филлидельфии, где он провёл детство, и пока не переселился в Лос-Пегасус, работая там в погодной службе города.

Постепенно свободное время пегасов подошло к концу, и они, неспешно перелетая от облака к облаку и болтая, вернулись к аэродрому у Лос-Пегасуса.

-…Вот так мы все вместе регулярно прогуливали уроки погодоуправления, — с улыбкой завершал свой рассказ Рэй, когда пегасы прилетели на его место работы.

— Прикольная история, — улыбнулась Рэйнбоу Дэш.

— Да, славные были времена, — задумчиво произнёс молодой жеребец.

— Скучаешь по ним? – взглянула Дэш на него.

— Ну, если честно… не то чтобы скучаю… Мне нравятся перемены, произошедшие в моей жизни. Я ведь, наконец, нашел себе занятие по душе — работу в отделе авиации. И она мне нравится. Это того стоило.

— Понимаю тебя, — кобылка бросила взгляд на вертолёт, рядом с которым они приземлились, — кому что больше по душе. Ладно, полечу я, а то в Понивилле за погодой проследить надо. Было приятно провести с тобой время.

Пони взмахнула крылышками и поднялась в воздух.

— Если что, то меня можно запросто найти там, в Понивилле, — оповестила она.

— Пока, Дэш, мне тоже было приятно повидаться с тобой, увидимся! — ответил Рэй, улыбнувшись.

— Да, увидимся. Всегда рада новым крылатым друзьям, с которыми можно полетать. Пока! — с задорной улыбкой махнула копытцем Рэйнбоу Дэш, развернулась и полетела ввысь, а Рэй смотрел некоторое время ей вслед и счастливо улыбался. То, чего он так хотел — вновь встретиться и пообщаться с этой интересной пони, осуществилось. После жеребец направился по своим делам.

На следующий день юный пилот-испытатель занимался полётами на самолёте. Заправив баки приличным количеством керосина, начинающий лётчик поднял в воздух свою летающую машину, совершая полёт вдоль береговой линии на западе Эквестрии. В этом полёте он проверял, на что она способна. К тому же, ему нужно было налетать как можно больше часов, чтобы набраться практического опыта. Кроме полётов над морским побережьем, был сделан облёт города Лос-Пегасуса. Сделав круг над городом, Рэй повернул в сторону аэродрома. Там он пронёсся над ним, оглашая небо рёвом, делая при этом бочку, продемонстрировав эту нетипичную фигуру пилотажа для машины такого класса наблюдателям на аэродроме. После этого Рэй развернул самолёт и стал заходить на посадку. Он сбросил скорость, и его машина полетела непривычно медленно, будто это было против её воли. Она снижалась задрав нос, сближаясь с взлётной полосой. Когда, наконец, её шасси коснулись земли, машина, скрипя тормозами, замедлилась, и доехав до ангара, остановилась там. Щёлкнув переключателями, Рэй заглушил двигатели. Тут-то он и заметил, что снаружи его уже ждут. Там, опираясь копытом на железную бочку, с деловитым видом стояла Рэйнбоу Дэш. Она встала на все четыре ноги, внимательно смотря на приземлившийся самолёт. Тем временем винты машины остановились, и Рэй вылез из кабины. Радужногривая пегаска, увидев его, заулыбалась, и рысцой поскакала по направлению к самолёту. Рэй сдвинул с глаз свой шлем пилота и улыбнулся кобылке.

— Ты крутой парень, если смог укротить эту штуку, — подойдя ближе, обратилась к нему Рэйнбоу Дэш, бросив взгляд на серебристое чудо авиастроения.

— Привет, Дэш. Спасибо, — по лицу бирюзового пегаса пробежала тень смущения.

— Привет! Классно управляешься с этой штукой, ну прям как я — со своими крыльях, — на мордочке кобылки появилось выражение некоторой гордости за себя.

Зрелище полёта мощной машины впечатлило её, это было заметно.

Обернувшись, Рэй, посмотрел на самолёт и сказал:

— Должен сказать, что маневренные качества у этой машины всё же весьма неплохие. По меркам механического устройства.

— Сильно занят сегодня? Как на счёт размять крылья, полетаем? — предложила Рэйнбоу Дэш.

— Можно, я не против, у меня сейчас будет немного свободного времени. Подожди немного, я сейчас.

Рэй отбросил шлем в кабину и направился к главному зданию.

— Я сейчас, минут десять, — бросил он кобылке, обернувшись, после чего зашел внутрь.

Как и обещал, Рэй вскоре вернулся.

— Времени у меня не так много, но всё же часик-другой найдётся, — сказал пегас, — что будем делать, Дэш?

— Я предлагаю полетать наперегонки, — мечтательно произнесла кобылка.

— Что, снова?

— А почему бы и нет? Не только же тебе на своих машинах летать, нужно и свои крылья разминать, а то атрофируются и отпадут, — с усмешкой сказала Рэйнбоу Дэш, — потом ещё скажешь мне спасибо за это.

— Так уж и отпадут, — усмехнулся Рэй. – Ладно, полетели на перегонки, раз ты так хочешь.

— Тогда вперёд! — возгласила любительница полётов, — полетели как вчера, да Понивилля! — она замахала крыльями и взлетела.

Жеребец расправил крылья, взмахнул ими, и поднялся в воздух, подлетев к пегасочке.

— Вперёд! — задорно воскликнула Рэйнбоу Дэш, взмыв ввысь и отдаляясь от него.

Жеребец заработал крыльями усерднее и полетел за ней, нагоняя резвую пегаску. Началась азартная гонка, пегасы летели, рассекая воздух, соревнуясь в скорости, разрывая в клочья облака, стремглав пролетая сквозь них. Внизу проносились земли Эквестрии: поля, леса, деревушки и отдельные усадьбы, полевые и мощёные дороги, реки и пойменные озёра. Быть может, кто-нибудь из пони, что в это время были на земле, трудились на полях или шли по своим делам, увидели, взглянув вверх, как по небу стремглав несутся двое пегасов, летя бок-о-бок. Хотя, пожалуй, с земли это выглядело как гонка двух едва различимых пятнышек голубого и бирюзового цвета. Тягаться с Рэйнбоу Дэш для Рэя было трудной задачей. Эта королева скорости, как он её сам и назвал, в воздушной гонке мало кому оставляла шанс на победу. Но она не сразу пустилась во всю прыть. Постепенно набирая скорость, выдающаяся летунья заставляла жеребца тоже лететь быстрее, наблюдая с хитрой ухмылкой, как Рэй после её очередного набора скорости догонял её и летел рядом. После этого Рэйнбоу Дэш ещё больше увеличивала скорость, заставляя его тоже лететь быстрее. В конце концов крылья донесли соревнующихся до величественного Кантерлота. За ним был уже Понивилл, и тогда Дэш ускорилась ещё больше и оставила своего товарища позади, и Рэй уже не смог её догнать. Она вышла победительницей в этой увлекательной и азартной гонке. А что, впрочем, ещё можно было ожидать? Не сразу, с отрывом почти в десяток секунд, финишировал Рэй.

Пегасы, завершив гонку, приостановились на облаке.

— О, да! — возгласила голубая кобылка, — и побеждает… Рэйнбоу Дэш!

Несколько запыхавшийся жеребец, глотая воздух ртом, улыбнулся и кивнул ей.

— Обожаю побеждать! — довольно подняла голову Дэш, — спасибо за гонку! Было интересно!

— Спасибо за тренировку, теперь-то у меня крылья точно не атрофируются, — улыбнулся он.

Пони отдышались после гонки, смотря друг на друга.

— Ну, что теперь? — поинтересовался пегас.

— Я думаю, может быть… — Рэйнбоу Дэш осмотрелась по сторонам. – О! А давай полетим в Понивилль? Ты ведь ещё там не был, а?

— Нет, не был, — покачал головой жеребец.

— Отлично, тогда полетели, познакомлю тебя с моим городом. Заглянем в Сладкий Уголок, перекусим.

Рэй охотно согласился:

— Давай, хорошая идея.

— Тогда вперёд!

Пегасы полетели в городок. Не успели они туда долететь, Дэш вновь обратилась к своему товарищу:

— Кстати, Рэй, всё хотела спросить: эта техника, в испытаниях которой ты участвуешь — откуда она в Эквестрии? Я такого у нас раньше никогда не видела. Она ведь не нашего производства?

— Да, ты права, — подтвердил он. — Её к нам привезли из страны под названием Морковляндия, которая на западе за морем…

— Морковляндии?! — удивлённо переспросила кобылка. — Я же там была!

— Правда?

— Да! И я этим визитом, можно без преувеличения сказать, спасла Эквестрию, — пони сделала донельзя гордое и самодовольное выражение мордочки.

— Спасла? — удивился Рэй. — И даже так, надо же. Расскажешь?

— Конечно, давай в Сладкий Уголок, там я тебе всё и расскажу. Там – самое подходящее место для рассказов и историй!

Пегасы прилетели в Понивилль и там зашли в знаменитую кондитерскую.

— Что будешь заказывать? — спросила Рэйнбоу Дэш когда они зашли в уютное кафе.

— Э-э, у меня сейчас нечем платить, — вспомнил и огорчился Рэй, — придётся мне…

— Ничего! — перебила его пегасочка, — я заплачу за тебя.

— Оу, спасибо, — скромно поблагодарил Рэй.

— Только потом не забудь вернуть, — подмигнула Дэш, добродушно улыбнувшись, и направилась к прилавку, — присаживайся, я сейчас.

— Хорошо, — жеребец присел и стал ждать, пока пегаска взяла несколько пирожных и на подносе принесла их к столику, где её ожидал Рэй.

Положив поднос на стол, она присела напротив собеседника и произнесла:

— Так, на чём мы остановились? Ах да, я собиралась рассказать тебе историю про моё путешествие. Кстати ты слышал про войну на западе — она произошла как раз там, в Морковляндии.

— Да. Я слышал про неё от коллег по работе, они обучали меня новой авиационной техникой, они сами из этой страны.

— Эта война, между прочим, могла бы дойти и до Эквестрии, и тогда, поверь, нам бы мало не показалось. К счастью, я помогла предотвратить это.

Видя, что её собеседник внимательно слушает, Дэш, откусив предварительно кусочек пирожного, и проглотив его, с серьёзным видом начала рассказывать свою историю:

— Однажды, я получила от принцессы Селестии важное задание, я должна была посетить далёкую страну кроликов. Судьба всей Эквестрии была в моих копытах, всё зависело от того, справлюсь ли я с заданием.

Убедившись, что её внимательно слушают, пони продолжила рассказ. Она рассказывала, тоном голоса и манерой рассказа стараясь придать напряженность происходящего в её истории.

— Но для начала мне нужно было найти эту страну и добраться до неё. Я летела, зная, что времени, чтобы выполнить задание, остаётся всё меньше, летела день и ночь, подо мной плескалось море, и казалось, что ему нет предела. Я знала только направление, куда я должна лететь, но был большой риск, что я собьюсь с пути.

Пегасочка прервалась, и захватила вторую половинку пирожного. Пережевывая его, она взглянула на Рэя, ожидая от него одобрения. Тот, поймав на себе её взгляд, поощрил рассказчицу:

— Очень интересно, продолжай.

— Рэй, хочу заранее предупредить, что если ты думаешь, что в моём рассказе будут погони, перестрелки, с кучей врагов, или что-то подобное, то ты будешь разочарован. Это моё приключение прошло достаточно… — пони сделала паузу, задумавшись на секунду, подбирая подходящее слова, — достаточно мирно.

— Ничего, Дэш, я всё равно с удовольствием послушаю про твоё приключение.

Рэйнбоу Дэш продолжила. Она рассказывала про то, как она посетила далёкую страну, что она там увидела, о своих впечатлениях от этой иной, чем Эквестрия, страны, и то, что у неё, собственно, было за задание.

Тем временем к Сладкому Уголку направлялись Пинки Пай и Эпплджек. Болтая о чём-то своём, они подошли к входу, там поначалу спутавшись, ведь вход был рассчитан только на одного посетителя. Эпплджек зашла первой, а за ней последовала и Пинки Пай. Очутившись внутри, они встали как вкопанные. Их взгляды оказались прикованы к одному из столиков, там сидела их подруга Рэйнбоу Дэш, и не одна, а с каким-то жеребцом. Они вели оживлённую беседу и даже не заметили вошедших в заведение пони.

Опомнившись, ковбойка мгновенно вытолкнула Пинки Пай из Сладкого Уголка, и тоже выскочила из кондитерской. Что её заставило совершить этот странный поступок?

— Эпплджек? Что ты делаешь? — в недоумении спросила розовая пони.

— Пинки Пай, посмотри-ка на это, — Эпплджек подошла к окну, и показала внутрь помещения копытцем.

Пинки, заглянув в окно, увидела, что за столиком сидели оживлённо беседующие Рэйнбоу Дэш и какой-то пегас.

— Э-э… с кем это Рэйнбоу Дэш там? – заинтересовалась она.

— Я знаю не больше тебя.

— Я раньше не видела в Понивилле этого пони.

— Я тоже. Наверно, это её новый знакомый, тот, про которого Дэш рассказывала нам…

— Тогда идём, пусть она познакомит нас с ним!

— Нет, погоди, не будем вмешиваться, — уговорила её Эпплджек, — надо понаблюдать.

Они остались снаружи и тихонько наблюдали за происходящим в Сладком Уголке, как Рэйнбоу Дэш рассказывает что-то жеребцу бирюзовой окраски, а тот внимательно слушает её, иногда что-то спрашивая, и получая от летуньи ответы на свои вопросы. Пегасы беседовали, улыбаясь друг другу, и перекусывали пирожными.

Вскоре пирожные у них кончились. Одновременно с ними стал подходить к концу и рассказ Рэйнбоу Дэш.

— Пойдём, прогуляемся по Понивиллю, — предложила она, прервав свою историю.

— Давай, — согласился пегас, — осмотрю ваш город.

Пони покинули кафе-кондитерскую, и, с улыбками на мордочках, направились в город. А сбоку, за дверьми, от взора пегасов укрывались Эпплджек и Пинки Пай.

— Ну, и что же было дальше? — послышался от жеребца.

Дэш продолжила свой рассказ. Пинки Пай с Эпплджек смотрели вслед удаляющимся пегасам. Они переглянулись в недоумении.

— У Рэйнбоу что, появился… — медленно начала ковбойка, но её перебила Пинки Пай:

— Новый друг? Нужно было сразу с ним познакомиться, тогда бы мы знали наверняка, и у нас тоже был бы новый друг, но ты же не захотела, чтобы я это сделала.

— Даже не знаю, — с сомнением произнесла фермерша.

— Чего не знаешь? Стоит ли знакомиться? Почему ты так думаешь?

— Ничего, забудь, — Эпплджек направилась внутрь здания.

— Эйджей, так про что ты подумала, скажи? — стала расспрашивать ковбойку Пинки Пай, прыгая следом.

Тем временем Рэйнбоу Дэш со своим новым знакомым, пролетая по Понивиллю, завершила рассказ про путешествие в заморскую страну.

— Вот собственно и всё, — сказала напоследок она, и посмотрела на Рэя, в ожидании ответа.

Тот, поймав на себе её выжидающий взгляд, ответил:

— Да, история классная. Даже не смотря на то, что в ней не было драк, погонь, перестрелок, кучи врагов, и прочего, что обычно присутствует в приключениях. Ты очень хорошо рассказываешь, Дэш. Ты отлично описала их страну, как будто я сам там побывал. Ты отличный рассказчик!

— Спасибо, — довольным тоном ответила кобылка, прикрыв глаза, — у меня многие вещи получаются хорошо. И кстати, это далеко не единственная история, где я играю столь значимую роль. У меня в запасе есть ещё увлекательные истории.

— И что это за истории?

— Скажем так, там я делаю значительный вклад в спасение мирных пони, а порой и всей Эквестрии.

— Здорово, расскажешь?

— Конечно! Но, пожалуй, я приберегу эти истории на другой раз, — загадочно улыбнулась радужногривая кобылка, — если ты не против.

— Конечно, как пожелаешь, Дэш.

— А пока давай-ка я покажу тебе наш Понивилль.

Пегасы полетели по этому милому уютному городку, и Рэйнбоу Дэш всё показывала Рэю, и рассказывала про Понивилль, некоторые факты о нём и о его истории, и некоторые случаи из будней города, главным образом, где она принимала активное участие. Так, за душевными разговорами и прошло свободное время. Пегасы так заболтались, и не заметили, как Рэйнбоу Дэш привела Рэя к своему дому, остановились перед ним.

— Кстати говоря, вот мой дом, — пегасочка указала в сторону парящего в небе сооружения.

Рэй рассмотрел изысканное строение из облаков, напоминавшее архитектурными решениями о пегасьем городе Клаудсдейле, и похвалил дом и его хозяйку.

— Ух ты! У тебя классный дом, Дэш! — восхитился жеребец. — Настоящее произведение искусства.

— Спасибо! Очень старалась, когда строила его, — слегка смутившись, ответила хозяйка, — ну вот, если что, будешь знать, где меня найти.

— Хорошо, — кивнул Рэй.

— Кстати, а тебе ещё не пора? — напомнила кобылка.

— Мне? — жеребец посмотрел на небо, по положению солнца стараясь оценить, который час. — Да, мне как раз уже пора, спасибо что напомнила. Ладно, полечу я к себе на работу.

— Лети, лети, Рэй. Увидимся ещё. Было приятно пообщаться с тобой.

— А с тобой было интересно общаться, Дэш.

Пегасы, смотря друг на друга, улыбались, прощаясь, и завершая встречу.

— Увидимся завтра, Дэш?

— Я за! Залетай ко мне, как освободишься.

— Хорошо, залечу. Пока, Дэш.

— Пока!

Пегас улетел вверх и повернул на запад. Рэйнбоу Дэш же вскоре направилась в Понивилль, чтобы там заняться своими делами.

На следующий день пони снова встретились. На этот раз Рэй прилетел к Дэш – не всё же время только она должна была к нему летать. Он заявился к облачному дому пегаски во второй половине дня, после того как освободился. Пегас сел на дорожке, высеченной в облака, подошел к двери и, найдя рядом с ней колокольчик, по-видимому, установленный недавно хозяйкой дома, дёрнул за верёвочку, взяв ту в зубы. Колокольчик нежно зазвонил. Подождав немного, Рэй позвонил ещё раз. Из дома не доносилось ни звука. Пони позвонил повторно. Никто не отвечал. Бирюзовый пегас стоял в нерешительности перед дверью, думая, что делать, куда запропастилась его подруга.

— Кого ищите? — послышался деловитый голос сзади.

— Я ищу Рэйнбоу Дэш, — ответил Рэй.

— Её нет дома, она улетела по делам в Понивилль, — ответил голос.

Обернувшись, Рэй увидел: позади в воздухе порхала Рэйнбоу Дэш, с ухмылкой смотря на него. Крылатая пони хихикнула. Собственно, он сразу узнал её по голосу.

— О, Дэш, вот ты где! — обрадовался гость. — Привет!

— Привет! Что, есть свободный часик? Чем займёмся?

— Ну, у меня вот сейчас разгрузочное время, могу делать что хочу. Есть предложения?

— Полетаем, наперегонки? Или я тебя уже загоняла? Можем тогда просто полетать вместе. Что скажешь?

Улыбнувшись, Рэй ответил:

— Я не против: какой пегас не любит быстрых полётов?

— Быстрых, говоришь? – взгляд пегаски преобразился, став хитрым. — Ну, тогда полетели!

Она заработала крыльями и взмыла вверх. Рэй с улыбкой расправил свои крылья, взмахнул ими размашисто пару раз, подняв себя в воздух, и быстро, интенсивно замахав ими, полетел вслед за Рэйнбоу. Он понял её намерения: хоть они и летели не наперегонки, но она всё равно задавала быстрый темп полёта.

— Поверишь-нет, — сказала Дэш, когда они поравнялись и летели рядом, — но я знаю пегаса, который не любит быстрые полёты, а, скорее, едва ли не боится скорости и высоты.

— Боится? Быть такого не может!

— Может, представь себе! Но это не мешает быть ей милейшей и добрейшей пони.

Пегасы вылетели за пределы Понивилля, набирая высоту и поднимаясь ввысь к облакам, не пытаясь перегонять друг друга. Они летели, и Рэйнбоу Дэш демонстрировала трюки для Рэя, а тот старался повторить их. Пегасы парили меж кудрявых облаков, и иногда кто-то из них несколько вырывался вперёд, как правило Дэш, но затем они выравнивались, и снова летели бок о бок. Вскоре летать просто так двум молодым пегасам наскучило, и их полёты переросли в игру, напоминавшую воздушный бой. Двое пегасов как по команде начали гоняться друг за другом, заходить друг другу в хвост и преследовать, маневрировали в полёте самым причудливым и немыслимым образом, все это на высокой скорости. Да, это был почти настоящий воздушный бой, словно два самолёта-истребителя схлестнулись на поле брани, два непримиримых противника, сражавшихся между собой за интересы своих государств. Где-то в далёких областях мира, как говорят, такие воздушные дуэли были реальностью. И, возможно, слухи о них даже достигли ушей Рэйнбоу Дэш, как и Рэя — неспроста же они начали эту игру. Да, для них это была просто игра, и не более, противниками они, конечно, не являлись, а совсем наоборот, были друзьями. Пегасы исполняли головокружительные манёвры, носясь по небу, вертелись самым немыслимым образом, исполняя бочки, мёртвые петли, и этого срываясь в пикирование. Рэй держался молодцом, но всё равно ощущалось, что он уступает Рэйнбоу Дэш. Редко какой пегас мог сравниться с этой чемпионкой. Наблюдая за кобылкой, на головокружительной скорости исполнявшей разнообразные воздушные пируэты, как от ветра колышется и развивается её радужная грива, как без устали работает пара крылышек, Рэй в душе восхищался ей. Восхищение было не единственным, что он испытал в процессе этой игры. Жеребец не переставал дивиться юркости голубой пегасочки. Играя в воздушный бой и заходя в хвост своему условному противнику, он наблюдал, как Рэйнбоу Дэш сбрасывает его без особых усилий, и разворачивается почти на месте, после чего сама заходит ему в хвост. Но со временем он наловчился, и когда пегас в очередной раз зашел подруге в хвост, сбросить преследователя для неё оказалось не так просто. Возможно, что Рэйнбоу Дэш слегка поддавалась. Рэй преследовал её, каждый раз заворачивая то вправо, то влево, туда же, куда устремлялась Рэйнбоу Дэш. В какой-то момент игры она обернулась к нему, и он увидел её озорной взгляд и довольную улыбку, от которой веяло коварством. Неспроста эта улыбка показалась несколько коварной, будто Рэйнбоу Дэш что-то задумала. Вскоре после этого королева скорости устремилась вниз в крутом пике, начиная отрываться от своего партнёра по полётам. Набрав ещё большую скорость пони увеличила угол атаки, взмывая вверх, и умчалась вперёд. Бирюзовый пегас после такого остался далеко позади, но всё ещё старался нагнать соперницу. Тем временем Дэш развернулась, и понеслась прямо на него. Поначалу Рэй недоумевал, глядя на её манёвр. Недоумение быстро сменилось опасениями, и не напрасно. Рэйнбоу Дэш как будто шла на таран, с бешеной скоростью летя прямо на жеребца, тоже летевшего с весьма приличной скоростью. До столкновения оставались считанные секунды. А столкновение на такой скорости грозило самыми печальными последствиями для обоих пегасов. И Рэй по-настоящему испугался, осознавая, что в эти последние мгновения, пожалуй, уже ничего не сделаешь. А вот на лице Рэйнбоу Дэш не было видно ни капли страха, лишь озорная и уверенная улыбка, и огонёк, горящий в её столь же уверенных глазах. В последний момент – Рэй был готов поклясться, что расстояние не превышало двух-трёх метров – пегаска свернула направо и обогнула жеребца. От встречного потока воздуха, оставленного безбашенной летуньей, Рэй потерял скорость и ушел вниз, где не было завихрений, мешавших нормально лететь. Он обернулся и пронаблюдал, как Рэйнбоу Дэш развернулась и устремилась за ним, вновь показавшись с левого бока, она пристроилась рядом. Жеребец посмотрел на летящую слева пегаску. Она непринуждённо улыбалась с таким видом, будто сейчас не произошло ничего особенного.

— Что? — задорно окликнула пегаса Рэйнбоу Дэш. — Так смотришь, будто увидел безголовую лошадь!

Глядя на эту беззаботную улыбку, Рэй сразу же успокоился. Сорвиголова – как себе гордо называла Рэйнбоу Дэш, несомненно, в полной мере характеризовало её характер и потрясающие способности, и она, конечно же, всегда знала, что делает, не будь она истинным асом. Улыбнувшись в ответ, он ответил с усмешкой:

— Да, помню эту страшилку из детства.

Летя вровень, пегасы замедлялись, и в конце концов присели на облако передохнуть от воздушных погонь. Дэш напоследок вновь немного обогнала бирюзового жеребца и села на облако, первой прибыв на этот условный финиш. Полные радости и позитивных эмоций, они весело рассмеялись, смотря друг на друга и вспоминая игру. Для пегасов, существ, рожденных чтобы летать, не было ничего приятнее. Рэйнбоу Дэш, добродушно смотря на крылатого товарища, продолжила разговор на недавнюю тему:

— И как, ты боялся её?

— Безголовой лошади?

— Ага.

— Не особо, честно говоря. Эта страшилка казалась мне… больно уж мистической. Поэтому я в неё не особо верил. Да и глухие леса, в которых эта безголовая лошадь, якобы, жила, были совсем далеко от меня.

— А слышал страшилку о старой пони, которая похищала маленьких жеребят?

— Ага. Была и ещё одна страшная история, которой жеребята пугали друг друга. Звучала она так: всех жеребят, которые плохо сдавали лётные экзамены, отвозили в Клаудсдейл, на фабрику радуги, после чего их больше никто никогда не видел.

Собеседница удивлённо выгнула бровь.

— Что с ними происходило, спросишь? А из них, по страшилке, прессами, и всякими ужасными механизмами, давили сырьё для получения радуги, — неловко улыбаясь, пегас непроизвольно соударил передними копытами, изображая приспособления из страшной истории.

Слушая это, Рэйнбоу Дэш помотала головой, слегка закатив глаза, и с лёгкой улыбкой ответила:

— Как пегас, родившийся, и выросший в Клаудсдейле, могу сказать: ничего подобного в Клаудсдейле никогда не было!

— Да, сейчас, все эти страшилки кажутся совершенно нелепыми, — усмехнулся Рэй, — но тогда, в детстве, услышав эту историю, я действительно испугался, и это подстегнуло меня усиленно тренироваться. Я не хотел попасть на фабрику радуги!

— Радугу производят совсем другим способом.

— Это сейчас этот факт очевиден, но в детстве все эти страшные истории казались такими правдивыми и они действительно пугали…

— Согласна. Вот я тоже слышала одну историю, в своё время сильно напугавшую меня, — подхватила Дэш. — История про тайную секту плотоядных пони. Как-то, в Троттингеме, поздним и тёмным вечером, одна пони возвращалась домой с работы, — нагнетающем тоном, каким обычно рассказывают страшилки у костра в походе, начала Рэйнбоу Дэш. — Но, в одной тёмной подворотне её схватили пони, члены этой тайной секты…

Рэй, слушая, немного выгнул бровь над глазом. С лёгкой улыбкой ожидая продолжения истории, он, наверно, думал, что сейчас услышит наиболее страшную часть, с жутковатыми подробностями.

— …И, в общем, с тех пор про эту пони больше никто никогда не слышал, и больше её никто никогда не видел, — заключила Рэйнбоу Дэш.

— Тайная секта плотоядных пони, — с усмешкой, задумчиво произнёс пегас.

— Придумают же такое! Ещё я, когда была маленькой кобылкой, слышала одну страшилку про одного сумасшедшего кондитера, после визита к которому пони навсегда пропадали, — хихикнула кобылка. — Да, все эти страшилки выглядят глупо, если задуматься. Но, всё-таки после этих историй я прекратила шляться где попало допоздна. Едва солнце заходило – я уже спешила домой, и никогда не совалась во всякие незнакомые места.

Закончив рассказывать, кобылка, повернула голову к Рэю, с лёгкой улыбкой ожидая от него ответа. Улыбнувшись ей, он ответил:

— Согласись, Дэш, сейчас, с позиции взрослого пони, все эти страшилки из детства кажутся нелепыми и абсурдными.

— Ага, вспоминаю, и мне становится смешно, даже не верится, что я это воспринимала всерьёз. Ведь всё это такая глупость!

— Вот-вот, — кивнул Рэй, — сейчас понимаешь, что ничего такого просто не может быть.

— Но сегодняшняя мелюзга всё так же боится этих нелепых историй, — с ухмылкой отозвалась пегасочка.

— Как и мы, тогда, — Рэй тепло улыбнулся.

Молодые пони прилегли на облако, и в тихом умиротворении лежали на его крае, отдыхая и всматривались вдаль на раскинувшиеся просторы.

— А классно мы полетали, — произнесла Рэйнбоу Дэш, нарушая воцарившуюся тишину, — я просто обожаю летать!

Пегасы переглянулись, обменявшись тёплыми улыбками.

— Да, летать это здорово, – откликнулся Рэй. – Я тоже всегда обожал летать, это чудесное ощущение полной, абсолютной свободы, нечто… невероятное, неописуемое, — прервался и задумался он. — Хоть я и летаю всю свою сознательную жизнь, но я и по сей день не перестаю восхищаться этим…

— И я тоже, — выслушав, согласилась с ним собеседница. — Полёты – это моя жизнь.

Пегасы посмотрели друг на друга с пониманием и слегка улыбнулись друг другу. После небольшой паузы Рэйнбоу Дэш хитро ухмыльнулась и спросила:

— Но если ты так любишь полёты, почему же ты променял свои крылья на эти летающие железяки?

— Променял? Я не променял, это лишь моя работа. И знаешь, полёты на авиатехнике это тоже по-своему здорово. Есть в них тоже своя прелесть. Но я совсем не против полетать и так, на своих крыльях, — Рэй слегка расправил природные приспособления для полёта и сложил их обратно, — чтобы развлечься и отдохнуть.

Рэйнбоу Дэш одобрила его слова поощрительной улыбкой.

Они сидели некоторое время на облаке, смотря на просторы Эквестрии. Вид отсюда открывался по-настоящему чудесный: был виден уютный Понивилль, возвышался величественный Кантерлот, а ещё дальше можно было разглядеть облачный массив парящего в небе Клаудсдейла.

— Как красиво, — тихо восхитился Рэй.

— Ага, — согласилась Рэйнбоу Дэш. — Каждый день любуюсь.

После небольшой паузы, глядя на Понивилль, где виднелись маленькие фигурки пони, занимавшихся своими делами, жеребец сказал:

— Честно говоря мне немного жаль пони, которые не могут летать на крыльях. Они не знают, как это здорово.

— Бедняги. Кстати, что теперь будем делать? — спросила пегасочка.

— Не знаю. Есть предложения?

Пегасочка задумчиво развела копытами.

Тут, глядя на Дэш, Рэй, заметил на себе её странный многозначительный взгляд. Пегаска снова повернула голову в сторону Понивилля. Поднявшись на ноги, она мотнула головой в сторону неба:

— За мной.

Жеребец незамедлительно последовал за ней. Та стала перепрыгивать с облака на облако и, если расстояние было слишком большое чтобы просто перепрыгнуть, помогала себе взмахами крыльев, а Рэй следовал за ней. Обернувшись к нему, Дэш улыбнулась и продолжила перепрыгивать с облачка на облачко. Когда пегасы добрались до одного крупного облака, голубая пегасочка притормозила и заговорила, когда жеребец поравнялся с ней.

— А ты, значит, из Филлидельфии, да? И чем ты там занимался?

— Да, провёл там детство и вообще жил вплоть до недавнего времени. Я работал там в нашей погодной службе города.

— Значит, нашел новую, более перспективную и оплачиваемую работу?

— Ну, вроде того… — Рэй сбился, и взглянув на пегаску, спешно поправил свои слова: — нет, Дэш, ты не подумай, что я решил бросить свой родной город ради более выгодной работы и денег…

Рэйнбоу Дэш внимательным и понимающим взглядом посмотрела на него, ответив:

— Нет-нет, — поводила она копытами, — я и не подумала ни о чём таком. Я понимаю тебя. Знаешь, я вот тоже выросла в Клаудсдейле, но потом переселилась в Понивилль. Меня направили туда после того, как я окончила обучение, в Понивилле были нужны погодные пегасы. Эх… — испустила она протяжный вздох, — помню тот день, когда я прилетела в Понивилль, он совпал с моим днём рождения.

На приятном личике кобылки зацвела тёплая улыбка, о дне, который ознаменовал её новую жизнь в маленьком городке. Рэйнбоу Дэш с радостью поведала о нём Рэю, рассказав о своём первом дне в городе, и про забавный случай, произошедший тогда, как она в первый же день проявила свои незаурядные способности, разрешив небольшое происшествие, случившееся в городке по недосмотру других погодных пегасов, и этим сразу же завоевала уважение жителей, в дальнейшем лишь укрепив свою репутацию.

— Вот с тех пор так и повелось, что я в Понивилле главная по погоде, — довершила повествование пегаска.

Она выжидающе посмотрела на Рэя, внимательно слушавшего её рассказ. Тот тут же поспешил поощрить её похвалой.

— Классная история, Дэш! Надо же, в первый же день работы на новом месте – и такая неординарная ситуация. И как ты её умело разрулила! Редкий пони может похвастаться таким!

— Для меня это в порядке вещей, разруливать самые неординарные ситуации, — горделиво улыбнулась кобылка. — Вообще, со мной регулярно что-то подобное происходит! Но я каждый раз выхожу победительницей!

— Да, я таким похвастаться не могу.

— Ничего, возможно, и тебе когда-нибудь выпадет шанс побыть героем.

— Не знаю… Вижу, тебе в Понивилле нравится.

— Ага! За то время, что я в нём живу, он стал мне родным домом! Но Клаудсдейл я тоже не забываю. Благо могу туда наведаться, когда захочу.

— Эх… я вот не был в Филлидельфии с тех пор, как работаю у Лос-Пегасуса, надо будет навестить родных… — задумался Рэй, бросив взгляд дальше за Понивилль, где виднелся туманный горизонт. – А то только по письмам с ними общаюсь… Ты то, наверно, регулярно летаешь в Клаудсдейл к свои родным?

Рэй мягко улыбнулся, взглянув на пегасочку, и с удивлением заметил, что почему-то улыбка улетучилась с её лица. Рэйнбоу Дэш спешно отвела взгляд и смотрела туманным взором на колоссальный облачный массив, смотря, словно не на него вовсе, а погрузившись в свои мысли и воспоминания.

— Э-э, да, конечно, — ответила она, но казалось, что говорит она не искренне. – Регулярно… — пробормотала она себе под нос.

Эта резкая смена настроения не укрылась от жеребца. Глядя на кобылку, он пытался понять, в чём может быть причина. Какая-то грусть, скорбь, таящаяся где-то внутри Рэйнбоу Дэш, но тщательно скрываемая, всё же просочилась наружу. Но пройдёт ещё немало времени, прежде чем Рэй узнает правду.

Дэш заговорила вновь.

— Рэй, вот как ты перенёс расставание с родным городом и прежней жизнью? – взглянула она на молодого пегаса. Её взгляд был спокойным и сосредоточенным. – Не похоже, что ты особо переживаешь из-за переселения.

— Ну да, это так… не сказать, что это было для меня тяжело. Хотя к Лос-Пегасусу я ещё только начал привыкать, — с неловкой улыбкой ответил жеребец.

— Но он никогда не заменит тебе родной город, верно?

— Ты права, Дэш. Я вижу, что это совсем другой город. Там другая атмосфера. Другая жизнь. Иная, чем в Филлидельфии. Очень суетливый этот Лос-Пегасус.

Жеребец слегка усмехнулся.

— Нет, я мог бы, конечно, остаться работать в погодной службы Филлидельфии, но знаешь, мне… несколько приелось это. Слегка наскучило. Оттого я и решился попробовать что-то новое.

— Мог бы. Но решил развиваться — и это правильно, — бодро улыбнулась Рэйнбоу Дэш. – Знаешь, я думаю, и я тоже не вечно буду в погодном патруле Понивилля. Я недавно прошла курсы в академии у Вондерболтс, с отметкой отлично, замечу. И у меня все шансы стать одной из них.

— Да, ты рассказывала. Это здорово!

— Да, но…

Пегаска взглянула сверху на маленький городок, который, как казалось, знала, как свои четыре копыта, так же, как и каждого его жителя, и каждый житель знал её.

— Если я стану одной из Вондерболтс, о чём я давно мечтаю, то, выходит, что мне придётся покинуть Понивилль. И моих лучших друзей, которых я тут нашла. Я, конечно, буду знаменитой, буду тоже выступать на шоу, получать хорошие деньги, — кобылка отошла к краю облака, взглянув вниз, на городок, и понуро опустила уши. — Но Понивилль, к которому уже привязалось моё сердце – видимо, он останется для меня в прошлом.

Пегаска едва слышно вздохнула, словно она старалась это скрыть.

— Вондерболтс — они лучшие летуны Эквестрии, мне всегда хотелось стать одной из них, это была мечта всей моей жизни. Но если ради этого придётся покинуть Понивилль…

Рэй подошел к ней ближе.

— Дэш, не грусти об этом, я уверен, даже когда ты станешь одной из Вондерболтс, у тебя будет достаточно времени, чтобы навещать Понивилль и своих друзей.

— Не знаю… Я так радовалась, когда вступила в академию. Тогда я даже не задумывалась, что это не только первая ступень моей карьеры, но и первый шаг вдаль от той жизни, к которой я привыкла, от Понивилля, к которому я привязалась, который я люблю. Может, в перерывах между тренировками и гастролями по всей Эквестрии с выступлениями я и смогу навестить Понивилль и моих друзей, но это будет совсем не то…

Присев рядом с Рэйнбоу Дэш, Рэй расправил левое крыло и положил его на плечи пегаски, и легонько потрепал.

— Я понимаю тебя, – сочувствующим голосом произнёс он. – Когда появляются новые перспективы в жизни, они сулят большими переменами и успехами, но понимаешь, что, возможно, даже придётся оставить прежнюю жизнь, к которой уже привык и привязан, как бы это ни было грустно. Я в своё время решился на такой шаг.

Ощутив прикосновение к себе, Рэйнбоу Дэш подняла взгляд на Рэя. Он с тёплой улыбкой смотрел на неё, стараясь подбодрить. До этого понуро и грустно смотрящая вдаль, она слабо улыбнулась ему в ответ. Затем, словно наконец-то осознав, что он приобнял её крылом, Дэш медленно повернула голову, взглянув на кончик пегасьего крыла, и вернула странный взгляд, отдающий лёгкой тревогой, на жеребца, медленно подняв на него глаза.

Взгляд Рэя также стал неловким, и побегав взором туда-сюда вдоль своего крыла, он быстрым движением сложил его. Ему, с тех пор, как он встретил Рэйнбоу Дэш, очень хотелось прикоснуться к этому прекрасному небесному созданию, одно воспоминание о которой заставляло трепетать его сердце, правда он ещё не понял, отчего.

Наступила неловкая пауза. Пегасы смотрели друг на друга, Прервал её Рэй, слегка подкашлянув:

— Кхем… Ну в общем… я хотел сказать, что решать тебе, как поступить, и… окончательное решение за тобой… Но мне кажется, что ты напрасно грустишь и опасаешься, что расстанешься со своими друзьями.

— Спасибо, что поддержал меня. А, пожалуй, ты прав, может я напрасно парюсь из-за этого…О, кста-ати, я уже отдохнула, а ты?

Рэйнбоу Дэш нетерпеливо посмотрела на пегаса. Тот понял её намёк.

— Э-э, ты желаешь продолжить полёты?

— Давай! — охотно согласилась кобылка. — Полетели куда-нибудь?

— Давай. Веди нас, Дэш, — улыбаясь, согласился Рэй.

— Хорошо, — бодро согласилась пегасочка, и возгласив «тогда за мной!», сорвалась вспорхнула с облака.

И они вновь устремились вдаль, ведомые любительницей полётов, Рэйнбоу Дэш.

С тех пор как Дэш и Рэй познакомились, они стали видеться всё чаще, и проводить вместе всё больше времени. Молодым пони нравилось летать вместе, и общаться друг с другом. Им было интересно и приятно вместе. Двое пегасов легко нашли взаимопонимание. Конечно, поначалу Рэй стеснялся своей новой знакомой, он вообще сам по себе очень стеснялся противоположного пола, но Дэш в отличие от него, общалась уверенно и раскованно, в своей обычной манере, и эта уверенность передавалась и ему, Рэй очень быстро привык к Рэйнбоу Дэш и стал чувствовать себя в её компании совершенно свободно, словно всегда знал её. Рэйнбоу Дэш тоже нравился её новый друг, ведь она нашла себе партнёра, который вполне разделял её любовь к полётам и всегда был готов пролететься над просторами Эквестрии, или понаблюдать за прославленными трюками в исполнении юркой пегаски. Когда бы она не предлагала ему полетать вместе – он почти всегда откликался на её приглашение. Бывало, конечно, что Рэй, устав после работы, не горел желанием подниматься в воздух, и находил причину, чтобы отказать Рэйнбоу Дэш в совместном нахождении в небесах. Тогда она просто бесцеремонно хватала его за переднее копыто и тянула за собой вверх. Пегас вскоре сдавался, и они летели вместе, ведомые резвой пегаской. Рэй быстро входил во вкус, забывая в компании дружелюбной и весёлой Дэш и о усталости после трудового дня, и о нежелании снова лететь куда-либо.

Рэйнбоу Дэш имела обыкновение прилетать в окрестности аэродрома и там она с интересом наблюдала, как проходят испытательные полёты иноземной техники, а позже расспрашивала молодого лётчика как идут его испытания.

Как признавался Рэй, рассказывая о своём необычный род занятий, которым он так заинтересовал Рэйнбоу Дэш, ему всегда нравилось летать, но он раньше даже не предполагал, что ему придётся летать на этой технике. Также он отмечал, что «ощущения от полёта на авиационной технике совсем иные, чем когда просто летаешь на своих крыльях, это неповторимое ощущение, когда чувствуешь под собой ещё и несколько тонн мощной машины, с тысячами пони-сил мощности двигателей». Он рассказывал своей подруге про особенности полётов на этой революционной по меркам Эквестрии технике, а та охотно слушала его рассказы про этот способ пребывания в воздухе, иной, нежели традиционный для крылатых пегасов.

На следующий день Рэй вновь залетел к Рэйнбоу Дэш и они, летая в облаках, много рассказывали друг другу разные истории. Пегаска поведала про свои подвиги и похождения, как она геройствовала, спасала пони, и делала свой вклад в спасение Эквестрии. Порой она заметно преувеличивала свою роль в событиях. Также, по просьбе Рэя, она подробно рассказаза события, когда она в Клаудсдейле спасла знаменитых Вондерболтсов, и заодно победила в соревновании, как она видела эти события. Её рассказ очень понравился Рэю, он слушал его с неподдельным интересом, даже не перебивая на уточнения. После этого и она попросила Рэя рассказать про себя. Ей захотелось узнать про своего нового знакомого, чтобы иметь лучшие представления о нём. Он явно был интересен Рэйнбоу Дэш.

— Рэй, расскажи и ты про себя, про свою жизнь, — предложила она, и улыбнулась пегасу.

— Ну, моя биография конечно довольно скромная, таких ярких событий, как у тебя, Дэш, в ней, к сожалению, не было. Сам я родом из Филлидельфии, там я и жил всё время. Тихо, мирно жил, таких приключений, как у тебя, у меня не было.

Рэй, конечно, постарался рассказать что-то интересное из своей биографии, но должного впечатления на Рэйнбоу Дэш это не произвело. В запасе крутых историй Рэй, конечно заметно уступал радужногривой пегаске. Да и не самый удачную тему он выбрал: рассказ о том, как он в детстве с одним своим другом, которого Дэш охарактеризовала бы простым словам «ботан» вместе увлекался созданием радиоуправляемых моделей, для покорительницы неба был малоинтересен. В конце концов, заскучав, кобылка оборвала его на полуслове. Ворчливо вздохнув, она бросила:

— О-ох, скука! Давай уж лучше поотрываемся в небе, и то интересней будет! Я хотя бы новые трюки покажу!

И, резко вскочив, резвая пони сорвалась с места, и Рэю ничего не оставалось, как поспешить за ней, следуя к горизонту за радужногривой летуньей.

Через пару дней Рэйнбоу Дэш снова посетила аэродром у Лос-Пегасуса. Она и Рэй до этого не виделись целый день. И теперь она заявилась к нему на работу, и там нашла его. Высмотрев с неба бирюзового пони, Дэш спикировала вниз к нему. Тот в это время направлялся к одному зданию на окраине территории, построенному из каменного кирпича. Он нёс в зубах какой-то лист. Пони подошел к двери, которая была опечатана. Вокруг двери виднелись чёрные следы гари, расходившиеся от щелей во все стороны по стенам здания. Дверь тоже была вся почерневшая. Пони, хмуро посмотрев на всё это, оставил лист-объявление на стене рядом, закрепив его там для общего обозрения. В объявлении можно было прочесть следующее:

Для: всех пони, персонала аэродрома

От: директора аэродрома

Тема: несанкционированное использование оборудования

Немедленно прекратить использование ступенчатого очистителя топлива MK2 для варки кофе. Любой, кто видел случившееся в прошлый четверг, может подтвердить, что присутствие малейшей примеси способно привести к сильнейшей химической реакции с ужасными последствиями.

Любой нарушивший это правило будет строго наказан.

Директор аэродрома, Стрикт Ментор.

Жеребец с недовольным видом ещё раз пробежался глазами по объявлению. Можно было с уверенностью сказать, что Рэй точно не был в числе тех, кто использовал оборудование не по назначению, ведь он очень серьёзно и ответственно относился к своим обязанностям и технике безопасности. Он не одобрял халатности некоторых своих коллег.

Пегас развернулся и уж было хотел идти обратно, как вдруг кто-то приземлился за ним и прикрыл ему копытами глаза.

— Угадай, кто? — прозвучал задорный голос.

Пегас слегка растерялся, произнеся: «э-э, хе-хе».

Это была Рэйнбоу Дэш, решившая немного подшутить над своим другом. Крылатая пони, хитро улыбаясь, ждала ответа.

— Рэйнбоу Дэш, это ты? – наконец спросил Рэй.

— Верно! — пегаска освободила жеребцу глаза, и встала на все четыре ножки.

Тот повернулся к ней, и поздоровался с ней.

— Привет-привет. Что не залетал ко мне? — пони слегка строго посмотрела на него.

— Э-э ждал, что ты залетишь ко мне.

— А я ждала, что ты залетишь ко мне.

— Я не смог, извини. Вчера я был очень загружен.

— Я ждала, что ты залетишь, ко мне, чтобы мы полетали вместе наперегонки, а ты так и не прилетел. Я практически обиделась на тебя, Рэй, — пожурила его Рэйнбоу Дэш.

— Ну… извини, Дэш, работа, — пегас уронил уши, виновато опустив взгляд вниз.

— Ладно, ничего страшного, — выражение лица пегасочки сменилось со слегка строгого на весёлое и добродушное. — Ну как, что у тебя нового? — поинтересовалась она.

Рэйнбоу Дэш обратила внимание на здание со следами от произошедшего внутри пожара, бегло осмотрела дверь, и изучила текст попавшегося на глаза объявления, но ничего не сказала по поводу увиденного.

— Да, в общем-то, большей частью ничего особенного, проводил учебные полёты, — отозвался Рэй, слегка задумчиво и сделал пару шагов в сторону, — ещё изучал теорию. А у тебя, Дэш?

— И у меня тоже ничего особенного не случилось, в Понивилле всё спокойно, — последовав за жеребцом в сторону ангаров, откликнулась пегасочка, и они вместе неспешно пошли по территории аэродрома, переговариваясь про свои дела.

— Кстати, есть новость, — вспомнил Рэй, когда они почти подошли к вертолёту, стоящему на посадочной площадке.

— Какая?

— Теперь я буду заниматься грузоперевозками, на моей вертушке выполнять заказы, в основном государственные, ну а также частные, если таковые появятся.

— И что ты от этого получишь?

— Ну… прибавку к зарплате – получу, это точно.

— Значит, будешь богатым, да? — усмехнулась пегаска, в то время как они подошли к винтокрылой машине. — Ты будешь грузы доставлять на этом, — кобылка показала копытом на серебристую машину внушительным размеров, —…ветролёте?

Пилот рассмеялся, услышав это, Рэйнбоу Дэш же взглянула на него недоумевающее.

— Вертолёте, а не ветролёте, — пояснил Рэй, — но я зову его просто «вертушка» — это такой наш профессиональный жаргон.

— А-а, — понимающе кивнула кобылка.

Неожиданно Рэй заметил, что на левом крыле у его вертушки оставлен ящик с инструментами – вчера он со своими коллегами техниками заменял детали в системе подачи масла в двигателе.

— О, кажется, я забыл инструменты убрать, — кивнул он на ящичек, — сейчас…

Лётчик вспорхнул, взял его в копыта и спустился к кабине, там положил ящичек на землю и отварил дверцу.

— А этой твоей вертушкой управлять сложно? — послышалось от Рэйнбоу Дэш.

— Да, — обернувшись на секунду ответил, Рэй, залезая в кабину, — сложнее, чем самолётом.

Пегас поставил на пол серый ящичек с ручкой и задвинул его копытом под кресло пилота. В это время Дэш заглянула внутрь и с любопытством осмотрелась.

— Можно посмотрю, что тут внутри? — спросила она.

— Да, конечно.

Пегасочка забралась внутрь, и огляделась. Внутри не было ничего особенного. Впереди виднелись два кресла для пилотов – хотя управлять машиной мог и один пилот. Но при обучении, на начальных этапах, вместе с курсантом мог, вместо второго пилота, летать и инструктор. Пони, опираясь передними копытами об спинку сидения, рассмотрела переднюю часть кабины, штурвал, приборную панель с множеством переключателей, кнопок и шкал с показателями.

— Да, интересно, — водя туда-сюда головкой произнесла Рэйнбоу Дэш, посмотрев наружу через синеватое затемненное стекло кабины, встала на все четыре копыта на пол, и отошла на шаг назад.

Тут в её поле зрения попал одна вещь, лежавшая на скамейке, в задней части кабины, где могли находиться несколько пассажиров.

— О! — выдала она, заострив свой взгляд на шлеме пилота, который на работе носил Рэй, — это твой шлем, да? — кивнула пони в сторону шлема и перевела взгляд на собеседника.

— Это-то, — жеребец подхватил правым копытом свой головной убор, — да, это мой шлем.

Он посмотрел на Дэш, и по её заинтересованному взгляду понял, что она хотела бы подержать шлем в своих копытах и рассмотреть его как следует. Он улыбнулся и протянул кобылке свой профессиональный головной убор. Та с довольной улыбкой приняла его и, присев, стала вертеть в копытах, и рассматривать. Она бросила быстрый взгляд на Рэя и опять принялась рассматривать шлем.

— У меня, кстати, есть аэродинамические защитные очки, такие же, как носят Вондерболтс, — сказала она, — но твой шлем – он так прикольно смотрится, такой стильный – он, пожалуй, даже покруче их, — с некоторой долей зависти сказала крылатая пони, и тихонько вздохнула, — процентов на двадцать круче…

Рэйнбоу Дэш попятилась и вылезла наружу. Рэй тоже спрыгнул на землю.

— Я его обычно не ношу: он немного тесноват, и к тому же сильно нагревается на солнце. Да и обзор ухудшает, — объяснил жеребец.

А Дэш, бросив на друга осторожный взгляд, приподняла повыше шлем, поднесла его к своей голове и в следующее мгновение надела. Шлем покрыл собой её гриву на голове, а тёмное стёклышко закрыло глаза. Пони широко улыбнулась и захихикала. Рэй поощрительно улыбнулся ей. Он нашел произошедшее забавным. Пегаска посмотрела в зеркало на носу кабины, подлетев к нему, и, довольная своим видом, обернувшись, отлетела чуть-чуть вверх и лёгким движением копыта одёрнув гриву позади шлема, заявила:

— Теперь этот шлем мой! Если хочешь вернуть – попробуй, догони и забери его!

Рэй удивлённо посмотрел на неё. Ему не верилось, что она может отобрать у него шлем и не вернуть, он догадывался: она просто шутит. Дэш же тем временем замахала крылышками интенсивнее и отлетела чуть повыше. Рэй расправил крылья, взглянув на Дэш уверенным взглядом, дав ей понять, что вызов принят, и взлетел, последовал за Дэш, набиравшей высоту и скорость.

Несколько часов подряд пегасы летали над землями Эквестрии и резвились меж облаков. Рэйнбоу Дэш выполняла различные воздушные трюки и принуждала Рэя повторять их, учила его им, и тот повторял или стараться повторить трюки, чтобы заслужить возвращение своего шлема. Впрочем, и принуждением это можно было назвать с большой натяжкой: пегас и сам с удовольствием летал и брался за выполнение трюков, хоть у него получалось и не всегда. За полётами молодые пегасы отлично провели время, полёты — это, пожалуй, было лучшее времяпрепровождение, какое только можно придумать для этих небесных созданий. Позже, когда был близок закат, и солнце приближалось к горизонту, ведомые Рэйнбоу Дэш, они залетели в окрестности Понивилля.

— Это было прикольно! — задорно возглавила Дэш, — как я обожаю так отрываться! Круто полетали! И так, и сяк! — крылатая пони летала вокруг Рэя, изображая недавние резвые полёты, и размахивая передними копытцами в разные стороны, будто бы изображая схемы воздушных трюков, — обожаю летать!

— Да, было здорово, — согласился Рэй. – С тобой не соскучишься!

Пегаска наконец сняла с себя шлем, который она недавно одолжила у Рэя, и взмахнула головой, отбросив в сторону чёлку, закрывшую глаза. Довольно посмотрев на партнёра, она столь же довольным, как и взгляд, тоном, сказала:

— Спасибо за компанию, летать не одной, а в компании с кем-нибудь – это круто! Но мне пора, нужно разобраться с делами.

— Мне тоже нравится летать, с тобой Дэш. С тобой интересно, и весело.

— Спасибо, — улыбнулась кобылка, — и, кстати, держи!

Она кинула Рэю шлем что одолжила недавно, и тот его ловко поймал.

Пегаска с некоторым сожалением взглянула на головной убор, что вернула владельцу.

— Полечу я, — промолвила она, — дела надо делать.

Пегасы попрощались и договорились встреться снова. Они хотели уж разлететься в разные стороны, но Рэйнбоу придержала Рэя:

— Погоди! Ну-ка, дай-ка…

Крылатая пони схватила лётный шлем, который держал Рэй, и к удивлению жеребца, вытащила его у него из копыт. Он озадаченно наблюдал, что она делает. Кобылка подлетела поближе к нему, и, вытянув вперёд копытца, надела шлем Рэю на голову, и поправила его, чтобы он сидел ровно.

— Вот, так, — произнесла она.

Рэйнбоу Дэш повертела головой то налево, то направо, оценивая внешний вид Рэя.

— Круто выглядишь! – воскликнула она.

Рэй добродушно и слегка неловко улыбнулся.

— Ладно, давай, — махнула копытом Дэш и полетела по своим делам.

Жеребец с улыбкой смотрел некоторое время вслед этой юной забавной пони, скрасившей его день, что любила порой демонстрировать, какая она крутая, пыжась, словно птичка малая, старающаяся выглядеть более важно, но даже не подозревая, что вызывает она этим своим поведением у Рэя лишь умиление.

Он полетел восвояси. Внизу виднелось озерцо близ Понивилля и, недолго думая, лётчик снизился и подлетел к его поверхности. Там, зависнув на месте, он посмотрелся на водную гладь, где виднелось его отражение. Немного повертев головой, рассматривая себя, Рэй усмехнулся и вновь взмыл вверх.

Сегодня молодые пегасы отлично провели время. Им нравилось общаться друг с другом и летать вместе. Изо дня в день они проводили вместе всё больше времени. Между ними определённо возникла симпатия.